Welcome Guest ( Log In | Register )


> Иван Константинович Айвазовский
Stefi
post Dec 2 2005, 13:29
Post #1


Stefi
**********

Group: Moderators
Posts: 8,638
Joined: 25-05-05
Member No.: 20,740
Age range:16-25



Иван Константинович Айвазовский

(1817 — 1900)


Иван (Ованес) Константинович Айвазовский родился 17 (30) июля 1817 года в Феодосии. Предки Айвазовского в XVIII веке переселились из Западной (Турецкой) Армении на юг Польши. В начале XIX века торговец Константин (Геворг) Гайвазовский перебрался из Польши в Феодосию. .
Маленький Ованес проявил исключительные способности к рисованию и музыке, хорошо играл на скрипке. Он с увлечением копировал гравюры из книги о борьбе греков против османского владычества.
Начальное образование Айвазовский получил в армянской приходской школе, а затем окончил Симферопольскую гимназию, в которую его помог определить городской архитектор Кох. В 1833 году при содействии феодосийского градоначальника А. Казначеева Айвазовский отправился в Петербург, и по представленным детским рисункам он был зачислен в Академию художеств в пейзажный класс профессора М. Н. Воробьева. Затем учился в батальном классе у А. Зауервейда и недолгое время у приглашенного из Франции мариниста Ф. Таннера
Всего через два года (1935) за этюд "Воздух над морем" ему уже была присуждена серебряная медаль второго достоинства. А в 1837 году на академической выставке он показал шесть картин и Совет Академии художеств постановил: "Как I-ой ст. академист, Гайвазовский удостоен к получению за превосходные успехи в живописи морских видов золотой медали первой степени, с которою сопряжено право путешествия в чужие края для усовершенствования".

“Усовершенствоваться” двадцатилетний юноша отправился на два года в Крым. За картины, написанные в этот период, он был "выпущен из Академии и удостоен звания художника". В 1840г. уже сложившийся художник-маринист отправился в Италию для "дальнейшего усовершенствования в художестве".

В 1844 году, после путешествия по Италии, Португалии, Испании, Франции, Англии, Голландии (кстати в эти годы он стал членом Амстердамской академии Художеств), Айвазовский вернулся в Петербург. Здесь ему за выдающиеся успехи в живописи было присуждено звание академика и поручен "обширный и сложный заказ" - написать все русские военные порты на Балтийском море. Военно-морское ведомство присудило ему почетное звание художника Главного морского штаба с правом ношения адмиралтейского мундира.

Несмотря на успех, признание и многочисленные заказы, на стремление императорской фамилии сделать его придворным живописцем, в 1845г. Айвазовский оставил Петербург и перебрался в Феодосию. На живописном берегу моря Иван Константинович начинает строительство большого дома. Дом строился по собственному проекту мариниста в стиле итальянских ренессансных вилл. Именно в мастерской этого дома и была создана большая часть из 6 000 (!) написанных им картин.

В 1868 году Айвазовский предпринял путешествие на Кавказ. Он писал предгорья Кавказа с жемчужной цепью снеговых гор на горизонте, панорамы горных массивов, Дарьяльское ущелье и затерявшийся среди скалистых гор аул Гуниб. В Армении он написал озеро Севан и Араратскую долину. Им создано несколько прекрасных картин, изображающих Кавказские горы со стороны восточного побережья Черного моря.

В 1880 году к своей мастерской в Феодосии Айвазовский пристроил огромный выставочный зал — картинную галерею. Это была первая в России периферийная картинная галерея, пользовавшаяся большой известностью уже при жизни мастера. В 1900 году после смерти И. К. Айвазовского картинная галерея стала собственностью города. В духовном завещании живописца записано:"... Мое искреннее желание, чтобы здание моей картинной галереи в городе Феодосии со всеми в ней картинами, статуями и другими произведениями искусства, находящимися в этой галерее, составляли полную собственность города Феодосии, и в память обо мне, Айвазовском, завещаю галерею городу Феодосии, моему родному городу..."

Айвазовский пережил два поколения художников; его искусство охватывает огромный отрезок времени - шестьдесят лет творчества: его заслуги отмечены во всем мире - он был избран членом пяти Академий художеств, а его адмиралтейский мундир был усыпан почетными орденами многих стран.

Умер Айвазовский 19 апреля (2 мая) 1900 года. Согласно воле Айвазовского его погребли в Феодосии, во дворе церкви Сурб Саргис, где он был крещен и где венчался. Надгробная надпись — высеченные по-древнеармянски слова историка V века Мовсесе Хоренаци — гласит: “Родился смертным, оставил по себе бессмертную память”.

Attached thumbnail(s)
Attached Image
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post
2 Pages V  < 1 2  
Start new topic
Replies (25 - 36)
aclo
post Jul 8 2008, 17:37
Post #26


Նորեկ Newcomer Новичок


Group: Forumjan.
Posts: 1
Joined: 8-07-08
Member No.: 32,220
Sex: Male
Age range:16-25



Цитата(MiG-35 @ Dec 6 2005, 05:35) *
Кстати, Айвазовский один из первых (если не самый первый) армянин, который, будучи международно признанным деятелем искусства, поставил свое искусство на служение родному Народу (т. е. начал делать то, что делали/делают Азнавур, Сароян, Гарзу, Эгоян и другие).

***

Интерсная деталь: когда абдул гамид начал резню 1904-5 годов, Айвазовский выбросил в море все ордена, которые у него были от оттоманской империи получены (за картины Константинополя). Причем не просто выбросил в море, а привязал их к собаке, чтобы та потаскала эти ордена по земле прежде чем добереться до воды…


Смотрю на годы резни и на годы жизни Ивана Константиновича (1817-1900). Сдаётся мне легенда красивая но не про того Айвазовского. Его брат Гаврил умер в 1879 году.
2 варианта:
-это был не Айвазовкий, а один из его потомков (но подобное отнашение к наградам предка?! не факт что сын имеет моральное право на подобный поступок)
-этого не было
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Jul 8 2008, 18:22
Post #27


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



Цитата
Цитата(MiG-35 @ Dec 6 2005, 05:35) Интерсная деталь: когда абдул гамид начал резню 1904-5 годов, Айвазовский выбросил в море все ордена, которые у него были от оттоманской империи получены (за картины Константинополя).
Цитата(aclo @ Jul 8 2008, 17:37) *
Смотрю на годы резни и на годы жизни Ивана Константиновича (1817-1900). Сдаётся мне легенда красивая но не про того Айвазовского. Его брат Гаврил умер в 1879 году.
2 варианта:
-это был не Айвазовкий, а один из его потомков (но подобное отнашение к наградам предка?! не факт что сын имеет моральное право на подобный поступок)
-этого не было

В посте MiG-а неправильно указаны даты избиения армян. Это было в 1895-1896 годах. Тогда все сходится.


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Mar 22 2009, 10:58
Post #28


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



Карэн МИКАЭЛЯН

Бред без берегов

Не так давно к 125-летию Феодосийской галереи, основанной Айвазовским, издательства "Энергия плюс" (Киев) и "Энергия дельта" (Симферополь) выпустили "Воспоминания об Айвазовском" печально известного Н. Кузьмина. Издатели отмечают, что книга впервые вышла в свет в 1901 году, через год после смерти художника. Стало быть, это как бы бесценный литературный "памятник".

Литературные памятники издают, только снабдив их серьезным научным аппаратом, новейшими данными, исследованиями и т. п. В случае с кузьминским опусом издатели тиснули старую книжку без раздумий, один к одному, только отметили, что автор — "современник и преданный друг" прославленного мариниста.


Специалисты, хорошо знающие всю "айвазовскиану", в частности искусствовед Шаэн Хачатрян, считают, что труд преданного друга полон грубейших ошибок, искажений и прочего брака. Особенно когда речь идет о происхождении художника. "...в жилах Айвазовского текла турецкая кровь, хотя его принято было у нас почему-то до сих пор считать кровным армянином", — печально констатирует Кузьмин.

В достаточно ловко написанной книжке он рассказывает, как художник "вспоминал однажды в кругу своей семьи достоверное предание". Рассказ этот якобы был "первоначально записан с его слов и хранится в семейных архивах художника". Как оказалось, такого документа в архивах семьи отродясь не было.

Так вот, Айвазовский якобы рассказал, что в 1770 году, при осаде русскими Бендер, в числе жертв оказался и секретарь бендерского паши, заколотый русским гренадером. Секретарь, сжимая в руках своего младенца, просит спасти его от русского же штыка. В последнее мгновение некий армянин удерживает руку со штыком и с криком "Остановись! Это сын мой! Он христианин" спасает дитя. Это-то и был, оказывается, отец художника, которого потом усыновляет благородный спаситель. Между тем книга рождений и крещений феодосийской церкви Сурб Саргис сохранила запись, сделанную 17 июля 1817 года, о рождении "Ованеса, сына Геворга Айвазяна". Буквально черным по белому.

Имя мариниста было уже известно всему миру, когда в журнале "Русская старина" в 1878 году появилась беллетризованная биография художника, написанная П. Каратыгиным, на основании личных бесед между ними. Жуткий эпизод из осады Бендер там выглядит иначе. А именно — "Покойный отец художника рассказывал ему, что дед его при взятии Азова (18 июля 1696 года) был спасен..." — далее следует та же душераздирающая сказочная сцена. Эту липу далее повторила графиня Блудова, ссылаясь на некую старинную книгу. И пошло и поехало. Особенно расстарался Кузьмин, который не только перекантовал старую сказку, но и придумал, что благородный армянин назвал "отца" художника Константином и дал фамилию Гайвазовский от турецкого слова "гайзов" — секретарь. Фальсификатор Кузьмин не знал, что такого слова в турецком языке нет. И не было. И фамилии еще такой не было. Потому что, как пишет брат художника Габриэл, их с братом отец "по дороге из Молдавии в Россию взял имя Константин Григорьевич, а фамилию Айваз или Гайваз изменил на Гайвазовский, поскольку в России уже были другие Айвазовы..."

Кузьмин (кстати, ничем другим как биографией Айвазовского не прославившийся) не только радикально изменил фабулу "плутовского романа", но и хорошенько переписал весь текст Каратыгина, добавляя нужные и убавляя не нужные ему куски. Иначе говоря, он полностью выкинул из биографии классика все армянское, сведя к неприличному минимуму. (Об отношении Кузьмина к "близкому другу" говорит такой характерный отрывок из его текста. "Со свойственным ему юмором он (Айвазовский — К. М.) рассказал забавный анекдот из своей жизни о том, как во время недавней резни турками беззащитных армян он, пламенея ненавистью к ним,.. отправился на берег Черного моря и бросил торжественно в воду ленту, турецкие ордена и звезду Османии..." Смелую гражданскую акцию Кузьмин превращает в этакий веселый пустячок.) Между тем сам художник никогда не забывал, кто он есть, и всю свою достаточно долгую жизнь оставался патриотом своего народа и исторической родины.

Никаких старинных книг с упоминанием об отце-турке или деде-турке Айвазовского нет. Да и откуда было взяться в некоей книге такому эпизоду — достаточно незаметному в контексте войны? И почему никто об этой загадочной книге не знал, даже Габриэл Айвазян?

Дальнейший ход событий ясен. С параноидальной последовательностью и упрямством — это мягко говоря — ошибка мелькает в каких-то текстах, в телепередачах, даже весьма компетентной "Культуры", совершенно не сочетаясь с действительностью. И вообще, как-то стараются совсем не упоминать, кто такой есть Ованес-Иван Айвазовский. Ни слова не говорится об армянской составляющей его жизни и творчества.

Нелепая книжка недобросовестных издателей — характерный пример такого отношения. Почему именно в России, а теперь уже и в Украине так неровно дышат и напрягаются, когда речь заходит о национальности великого мариниста, трудно сказать. В конце концов, он ведь действительно принадлежит двум культурам — русской и армянской. И смешные политигры тут совершенно неуместны. Не за горами 200-летие художника, и хорошо бы, чтобы его имя к тому времени было очищено от спекуляций на тему. И именно мы должны сделать это.

This post has been edited by Pandukht: Mar 22 2009, 10:59


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Aug 3 2009, 20:29
Post #29


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



ИВАН КОНСТАНТИНОВИЧ АЙВАЗОВСКИЙ

Была ему звездная книга ясна
И с ним говорила морская волна...

Художник-маринист Иван Константинович Айвазовский (Ованес Константинович Айвазян) появился на свет в Феодосии 29 июля 1817 года. Его отец был коммерсантом.

Учился в симферопольской гимназии, а затем - в Академии художеств в Санкт-Петербурге. После окончания Академии молодой художник много путешествовал, посетил Италию, Англию, Испанию, Германию, позднее побывал на Ближнем Востоке, в Африке, Америке. Он много и плодотворно работал, изучал классическое искусство. В Риме и других европейских городах успешно проходили выставки его работ.

Чисто романтическое мировосприятие, восхищение необъятной, вечно изменчивой стихией моря находит зрелое выражение в работах 1840-х гг., когда художник завоевывает европейскую известность. Ряд зарубежных академий избирает его почетным членом. Парижский Совет Академий награждает золотой медалью.

Известнейшее произведение этого периода - картина «Девятый вал» (1850 г., Русский музей). Типичная для иконографии романтизма тема кораблекрушения дана тут в окружении сильных светотеневых эффектов, усиливающих общее впечатление безграничности бушующего пространства.

Важную главу в наследии Айвазовского составляет батальная живопись. С 1844 г. он был художником Главного морского штаба, написал много значительных картин на темы истории русского военного флота («Чесменский бой», 1848 г., Феодосийская картинная галерея имени И. К. Айвазовского). В 1847 г. году Айвазовский стал профессором Петербургской академии художеств, состоял также в нескольких европейских академиях.

Свои впечатления от творчества Айвазовского писатель В. В. Конецкий выразил в строчках:

«…С тех пор я знаю, что стать Айвазовским непросто, что художник Главного морского штаба имел в кармане мундира секрет, при помощи которого умел делать на полотне воду мокрой…»

Выходец из семьи армянского купца на всю жизнь сохранил крепкую связь с древними традициями армяно-христианской культуры («Посещение Дж. Г. Байроном монастыря мхитаристов близ Венеции», 1880 г., Картинная галерея Армении, Ереван).

Айвазовский оставил след в истории не только как талантливый живописец, но и меценат. А из его феодосийской мастерской вышло много известных художников - Куинджи, Лагорио, Богаевский.

В общей сложности художник написал больше шести тысяч работ и завоевал мировую славу в качестве художника-мариниста. При жизни Айвазовского состоялось более 120 выставок его картин во многих странах мира.

Умер Иван Константинович Айвазовский 19 апреля 1900 года.

Он похоронен в Феодосии, в ограде средневековой армянской церкви Сурб Саркис. На мраморном надгробии в форме саркофага на грабаре написаны слова древнего армянского историка Мовсеса Хоренаци: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память».

This post has been edited by Pandukht: Aug 3 2009, 20:34


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Dec 19 2009, 01:59
Post #30


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



Орден на шее собаки

Споры вокруг армяно-турецкого сближения еще не утихли, а мы уже имеем первые плоды: дед величайшего мариниста, чистокровного армянина Ивана Константиновича Айвазовского назначен турком. Дружить - так дружить! О «турецком» деде написано в вышедшей недавно в Москве книге «Айвазовский И. К. Великие художники». Том 2. М., Изд-во «Директ-медиа», 2009. Редактор этой книги А. Барагамян. Текст написала М. Гордеева. Заказчик - ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда».

О том, что их дед «турок», не знали ни великий художник, ни его брат Габриэл Айвазян, член Ордена мхитаристов, ни жители Феодосии, никто из членов семьи и биографов художника. А эти знают…. Серьезные авторы указывают первоисточник. У этих первоисточника нет, лишь плебейская сплетня завистников. По методу Геббельса: многократно повторенная ложь превращается в истину.

Как же мог человек с армянской фамилией быть редактором антиармянской дезинформации? Понимает ли этот человек, что его фамилию использовали для прикрытия лжи, мол, посмотрите, сами армяне об этом говорят... Напомним этой «армянской» вывеске, что родословная человека политическому пересмотру не подлежит!

Кто был Айвазовский по крови и духу и как он относился к своему родному армянскому народу, можно прочитать в блестящей книге Л. Вагнера и Н. Григоровича «Повесть о художнике Айвазовском», М., Абгосиздат, 1961. Этот и другие источники сообщают: отец Айвазовского -армянин, родом из Западной Армении, мать – крымская армянка. Их сына Ованеса крестили в Армянской церкви, учился он в армянской школе, переписывался с братом на армянском языке, ряд его картин посвящен армянской тематике, в том числе, картины о резне армян. Турки хотели купить эти картины и уничтожить - не смогли. Хотели украсть, сжечь – не смогли. Айвазовский показал их Европе, вызвав бурный протест европейской интеллигенции против злодеяний турок.

За выставку в Стамбуле султан Гамид наградил Айвазовского высшим орденом Османской империи. А художник повесил этот орден на шею собаки и устроил антитурецкую демонстрацию в Феодосии... И к этому великому армянскому патриоту кто-то осмеливается задним числом пристроить турецкого предка?!

Данная антиармянская акция в своей сущности является продолжением Геноцида. Враги армян бьют по опорам армянского народа – по его великим людям, по истории и памятникам культуры армянского народа... Гитлер перед нападением на Польшу приказал своим вандалам уничтожить памятники культуры польского народа, объясняя, что народ, лишенный памятников культуры, уже в следующем поколении перестает существовать как нация.

Международное сообщество молчит, когда уничтожаются памятники культуры армянского народа. А на фальсификацию истории Армении и «растаскивание» ее великих сынов это странное сообщество и вовсе не реагирует. Мы, армяне, сами должны отстаивать свои интересы и не верить сказкам о «европейских ценностях».

Кое-кто из недалеких людей может сказать: «Не хотите, чтоб Айвазовский был русским, тогда получайте турка!» Вопрос не в том, хотим или не хотим, а в том, что Бог уже определил Айвазовского армянином. Турки хотят в Евросоюз, им позарез нужны великие люди. За счет армян, разумеется. Кого еще можно так безнаказанно грабить?

В течение своих почти 900-летних «художеств» в Передней Азии турки не дали ни одного живописца. И сразу, заработав денежек на развалинах СССР, захотели самого великого… причем изобразившего творимый ими садизм… Армяне же только в XIX-XX веках дали миру немало художников самого высокого класса – Ивана Айвазовского, Мартироса Сарьяна, Аршила Горки, Минаса, Гарзу...

Большая политика способна на всякие мерзости. При этом находятся исполнители мерзости, которых можно покупать и продавать. При наличии такого контингента «людей» естественно ожидать подделок, «подтверждающих» наличие «турецких корней» в Айвазовском, да и в любом другом великом армянине.

Ованес Айвазовский в XIX веке был духовным лидером и лицом армянского народа, каким ныне является Шарль Азнавур. Не ждет ли Азнавура участь Айвазовского? Если станем молчать, то вскоре выйдет книга о турецких предках, к примеру, Мартироса Сарьяна.

Будем надеяться, что власти Армении, армянские организации и просто армяне дадут достойный отпор воришкам и осквернителям армянской истории.

Виктор Ваганян, Москва


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Sir Christopher
post Dec 21 2009, 12:10
Post #31


3rd rank Hazarapet 3его ранга
******

Group: Hazarapet
Posts: 3,570
Joined: 25-07-08
Member No.: 32,300



QUOTE (Pandukht @ Dec 19 2009, 01:59) *
В течение своих почти 900-летних «художеств» в Передней Азии турки не дали ни одного живописца


Живопись Турции 14 - 17 века

http://stanbul.ru/content/blogcategory/290/297/

Attached Image

Отношение ислама к живописи до сих пор остается предметом спора между искусствоведами и мусульманскими теологами. Дело в том, что в Коране не содержится прямого ее запрета, однако нет и четкого признания за ней права на существование. Хадисы содержат осуждение Мухаммедом изобразительных и пластических искусств и даже предостережение «тем, кто делает изображения, что они будут страдать в Судный день», ибо «они будут призваны вдохнуть жизнь в те формы, которые они создали». Враждебное отношение к рисункам и изображениями, возможно, основывалось на опасении, что их создатели, которые еще совсем недавно были идолопоклонниками, легко могут вернуться к старым верованиям. Востоковеды и историки утверждают, что женам пророка были известны мелкие предметы и ткани с изображениями на них фигурок людей и животных. В частности, в доме пророка были подушки и ковры с сотканными на них фигурками. Некоторые хадисы дают объяснение, что до тех пор, пока фигурки не отвлекают внимание молящихся и изображены в надлежащих позах, уменьшены в размерах и помещены на подходящих предметах, таких, например, как ковер или посуда, они не вредят верующим. Позднее изображения сначала растений, а затем и живых существ появились на страницах научных трактатов.

Запрет ислама на изображение людей и животных (который, впрочем, не всегда соблюдался, о чем свидетельствуют турецкие миниатюры) был, главным препятствием
развитию живописи и скульптуры Турции. Поэтому изобразительное искусство Турции было представлено главным образом орнаментом, миниатюрой, каллиграфией. Комбинируя в различных оригинальных сочетаниях плоды (айву, гранат, виноград и др.), цветы (гвоздику, розу, шафран, лютик, тюльпан и т. д.), геометрические фигуры, турецкие художники создали выдающиеся образцы искусства и достигли большого совершенства в декоративном мастерстве.

Художники-декораторы расписывали стены и потолки дворцов султанов и крупных сановников.

Большим мастерством обладали художники — иллюстраторы рукописей (музаххибы), особенно тех, которые предназначались для преподношения султанам. Многие сохранившиеся до настоящего времени старинные рукописи украшены иллюстрациями на отдельных листах и миниатюрами высокой художественной ценности. Выдающийся образец такого рода - рукопись «Хунернаме», содержащая свыше 300 иллюстраций большого формата и 65 миниатюр. Примечательно, что, вопреки запрету ислама, на многих иллюстрациях изображены люди, животные, птицы.

Искусство иллюстрации начало развиваться в Турции еще при сельджуках под большим влиянием персидских мастеров. В Османской империи оно поощрялось султанами и многими крупными сановниками. Начиная с Мехмеда Фатиха, султаны в XV-XVII вв. покровительствовали художникам. Наряду с придворными поэтами существовали и придворные художники; для них даже устраивались специальные мастерские. По свидетельству Эвлия Челеби, при султанском дворце существовала мастерская художников, которая называлась «арсланхане». Помимо нее в Стамбуле было свыше 100 мастерских художников, которые здесь же продавали свои произведения. С конца XVI в.. художники Стамбула, подобно ремесленникам, были объединены в цех. Во время шествий, которые устраивались по приказу султанов по различным поводам, художники носили произведения своих крупных мастеров. Выдающимися турецкими художниками были: Синан-бей при Мехмеде Фатихе (ему принадлежит портрет этого султана), узбек по происхождению, носивший прозвище Баба-Накках (Отец художников) при Баязиде II -этот прославленный в свое время художник разукрасил своими рисунками дворец султана; Кинджи, Махмуд, Ибрахим Челеби, Али из Бурсы и др., блиставшие в цар­ствование Сулеймана Кануни; Рейс Хайдар Нигяри при Селиме II (написал портрет Селима П) и др.

http://www.crystallography.fr/mathcryst/istanbul2009.php

Symmetry and Crystallography in Turkish Art and Culture

Satellite Conference of the ECM-25 Istanbul, Turkey, 14-16 August 2009</h3> On occasion of the XXV European Crystallographic Meeting in Istanbul, the IUCr MaThCryst commission, in cooperation with the CrysAC commission, has organized a Satellite conference on Art and Crystallography devoted to the analysis of the crystallographic aspects of Art and Culture in Turkey and neighbouring countries an regions like Middle Asia, Caucasus, Iran, Anatolia, Middle East, including carpet ornaments and kilim frames. The Satellite conference was completed by a workshop do it yourself and a short excursion.

This post has been edited by Sir Christopher: Dec 21 2009, 12:11


--------------------
С уважением,
Sir Christopher,
ЗАО Очень Древние Силы.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Mar 29 2010, 16:23
Post #32


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



Бред в тумане моря голубом

В российском интернете широко рекламируется грандиозная серия книг “Великие художники”. Второй том посвящен И.Айвазовскому. Серию выпускает “Директ-Медиа”, заказчик — Издательский дом “Комсомольская правда”.

Вовсю презентуется и второй том, что вполне объяснимо: Иван (Ованес) Айвазовский широко популярен и любим неисчислимыми поклонниками. При том что некоторые особенно продвинутые столичные искусствоведы из кожи лезут, стараясь доказать слабость маэстро мариниста как живописца. Текст в книге сделан некой М. Гордеевой. Расписывая великую жизнь Артиста и Патриота, она пишет о его турецком деде. Ни больше ни меньше. Подпевает ей и корреспондент отдела “Клуб потребителей” “Комсомольской правды”, тоже некая Александра Кучук. Айвазовский — ее любимый художник, и она эскизно строчит, и тоже о том, что тот “внук турецкоподданного”. “Когда в 1696 году русские брали Азов, — пишет томимая искусством девица, — паренька спас от гибели некий армянский офицер Гайвазян. Крестил и усыновил”. Мистификация, говорит девица.

Корни этого дремучего идиотизма ведут к печально известному Н. Кузьмину, автору “Воспоминаний об Айвазовском”. Они впервые вышли в 1901 году, и байка о дедушке-турке гуляет по российским городам и весям до сих пор.

Кузьмин, известный только благодаря этим воспоминаниям, сетует: “...В жилах Айвазовского текла турецкая кровь, хотя его принято было у нас почему-то до сих пор считать кровным армянином”. Ловкий писака сообщает, как художник “вспоминал однажды в кругу своей семьи достоверное предание”. Рассказ этот якобы был “первоначально записан с его слов и хранится в семейных архивах художника”. Такого документа в архивах семьи отродясь не было.

Так вот, маринист якобы рассказал, что в 1770 году при осаде русскими Бендер в числе жертв оказался и секретарь бендеровского паши, заколотый русским гренадером. Секретарь, сжимая в руках своего младенца, просит спасти его от русского штыка. В последнее мгновение какой-то армянин удерживает руку со штыком: “Остановись! Это сын мой! Он христианин!” Спасает невинное дитя. Прямо какое-то оперное либретто. Спасенный младенец и был, оказывается, отец художника, потом усыновленный благородным спасителем. Между тем книга рождений и крещений феодосийской церкви Сурб Саргис сохранила запись от 17 июля 1817 года о рождении “Ованеса, сына Геворга Айвазяна”. Черным по белому.

В 1878 появилась беллетризированная биография уже знаменитого Айвазовского. Ее написал П. Каратыгин на основании “личных бесед” между ними. Слезоточивый эпизод из осады Бендер выглядит иначе. “Покойный отец художника рассказывал ему, что дед его при взятии Азова (18 июля 1696 года) был спасен...” — далее идет та же душераздирающая сцена. Эту явную липу “Бендеры — Азов” позже повторила графиня Блудова, апеллируя к некой книге, очень старинной. И пошло и поехало. Потом старую сказку переиначил на новый лад ловкач Кузьмин. Что благородный армянин-усыновитель назвал “отца” художника Константином и дал фамилию от турецкого слова “гайзов”, то есть секретарь. Такого слова в турецком языке нет. И не было. И фамилии такой не было. Потому что, как пишет брат художника Габриэл, их с братом отец “по дороге из Молдавии в Россию взял имя Константин Григорьевич, а фамилию Айваз, или Гайваз, изменил на Гайвазовский, поскольку в России уже были другие Айвазовы...

Далее углубляться в историю этой живучей и липучей фальсификации не имеет смысла. Нет старинных книг с упоминанием от отце-турке или о деде-турке Айвазовского. Нет никаких бумаг, запечатлевших мгновение какого-то сражения. Да и кто бы описывал... Бред, он и есть бред. Другой вопрос — почему его с таким вожделением повторяют и пережевывают некоторые российские авторы? Турок Айвазовский — это круче, чем Айвазовский — армянин? Эту липу стали культивировать и в Украине — тоже не ровно дышат.

Полупрофессиональные книги выпускаются невзыскательными издательствами, дилетанты пишут тексты... Редактору упомянутой книги малоизвестному А. Барагамяну стоило только взять в руки замечательную книгу Татьяны Мамонтовой “Айвазовский” и вчитаться в главу “Айвазовский и армянская культура. Уже не говоря о недавно вышедшем альбоме Ш.Хачатряна, главного “айвазовсковеда” страны. Тогда дедушка-турок растворился бы в тумане моря голубом. А может, он кому-то нужен, этот дедушка-турок?

Карен Микаэлян


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Nazel
post Mar 30 2010, 00:02
Post #33


La grace du soleil
***********

Group: Moderators
Posts: 14,781
Joined: 19-11-07
From: мое сердце в горах
Member No.: 30,908
Languages: RUSSE.ARMENIEN.FRENCH.ENGLISH
Sex: FEMALE
Age range:26-35



Даааа, вот уж действительно у глупости нет границ. mad.gif


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Mar 18 2011, 23:29
Post #34


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



"Талантливый внук великого деда"


Attached Image

Так была озаглавлена в начале минувшего века статья в российской прессе о творчестве художника-мариниста Алексея Ганзена. Он - один из трех ставших художниками внуков Ованеса (Ивана) Айвазовского, сын его второй дочери Мариам, в замужестве Ганзен. Его картины, исполненные с ошеломляющим мастерством, тонким, поэтическим отношением к морской стихии, входят в коллекции лучших музеев Европы. К сожалению, творчество А.Ганзена, широко признанное в начале XX века в России и за рубежом, известно в Армении лишь узкому кругу специалистов.

Но летом минувшего года на одном из наших вернисажей искусствовед Шаэн Хачатрян познакомил меня с интересной молодой женщиной - Ириной Федоровной Касацкой, правнучкой Алексея Ганзена. Как выяснилось, она давно и основательно занимается родословной потомков Айвазовского, многое делает для того, чтобы восстановить утраченную связь времен, возродить былой интерес к творчеству своего талантливого прадеда - Алексея Ганзена. Благодаря ее горячему энтузиазму впервые по возможности исчерпывающе собрано воедино все, что касается жизни и творчества этого уникального художника.

Вторая встреча с Ириной Касацкой произошла недавно в Музее русского искусства (коллекция профессора Абрамяна), где она представила собравшимся неизвестную информацию из архивов о деятельности Ганзена, материалы и фотографии о семьях Айвазовских и Ганзена. Ее рассказ и подробные комментарии позволили нам ближе познакомиться с творчеством признанного в XX веке мастера, повторившего творческий путь великого деда, и узнать много нового о потомках великого живописца

Attached Image

- И все же кто он, Алексей Ганзен? "Талантливый" - только слово, не более.

- Алексей Ганзен в своем лице соединил два рода: род Ивана Константиновича Айвазовского по линии матери - Марии Ивановны и род Ганзенов по линии отца - Вильгельма Львовича Ганзена, - рассказывает Ирина Касацкая. - Дед Алексея Ганзена по отцу Лев Васильевич был шведского происхождения, саксонским генеральным консулом в Одессе. Род семьи Ганзенов начинал свой отсчет с 1696 года. Василий Львович и Мария Ганзен имели двоих детей: дочь Юлию, названную в честь бабушки Юлии Гревс - первой жены Айвазовского, и сына Алексея.

Из девяти внуков Айвазовского трое стали профессиональными художниками - это Михаил Латри, Алексей Ганзен и Константин Арцеулов, - продолжает Ирина. - Сначала Ганзен окончил юридический факультет Новороссийского университета, а затем в 1902 году - академии художеств в Дрездене и Берлине. Отличная техника и знания, полученные в академиях Германии, а также и в мастерской деда, были достаточны, чтобы, по словам критика Фармаковского, Ганзен мог "проникнуться глубже поэзией и мистичностью, родящейся из воздуха..."

Внуки Айвазовского Михаил Латри и Алексей Ганзен были старшими по возрасту и, посещая феодосийский дом деда, имели возможность наблюдать, как в своей мастерской "дед-чародей с густыми бакенами и с чином действительного тайного советника писал волшебные марины свои, писал с быстротой изумительной".

Творческий путь Алексея Ганзена можно условно разделить на три периода. Первый включает в себя учебу в Германии и время становления, проведенное в Париже. Второй период охватывает время с 1910 по 1920 годы, когда художник утверждал себя в России, реализовывался как личность и как художник Морского министерства России. Третий период стал периодом переосмысления, подтверждения профессионализма, временем, в котором талант мастера, величие художника делают искусство бессмертным.

- А как сложились судьбы потомков Айвазовского после революции?

- Революция и последовавшие за ней события разметали потомков Айвазовского по странам и континентам. Но долгое время, практически до Второй мировой войны, им удавалось поддерживать семейные отношения и не терять друг друга из виду. Воспоминания внуков великого мариниста рассказывают о тех испытаниях, которые выпали на их долю.

Первая дочь Айвазовского, Елена, имела троих детей от брака с Пеолопидом Латри. Это сыновья Михаил и Александр и дочь София. Михаил Латри, окончив Академию художеств по классу пейзажа у Куинджи, стал профессиональным художником и серьезно увлекся керамикой. Впоследствии, будучи в эмиграции переехав в Париж, организовал свою мастерскую. Умер в Париже и похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа близ Парижа. Александр Латри, окончив кадетский корпус, по желанию Айвазовского и с благословения императора Николая II единственный из внуков получил разрешение носить фамилию великого живописца.

Attached Image

Дочь Елены Ивановны, София, родилась в Одессе, была дважды замужем. От первого брака с потомком династии Новосельских (мэра г. Одессы) имела дочь Ольгу, в замужестве Сенфорд. От второго брака с грузинским князем Иверико Микеладзе у нее родилась дочь Гаяне Микеладзе. После эмиграции София Микеладзе с мужем и младшей дочерью переехали на некоторое время в Дубровник, где они жили в непосредственном общении с семьей Алексея и Олимпиады Ганзен. В конце концов внуки Айвазовского по линии первой его дочери, Елены, за исключением Михаила Латри, обосновались в Лондоне, где к этому времени уже жили Ольга с мужем Стефаном Асфорд Стенфордом и сыном Генри.

Третья дочь Айвазовского, Александра, в 1870 году вышла замуж за Михаила Лампси. Ее семья жила в Феодосии и занимала правую часть дома Айвазовского. В семье было двое детей - Николай и Иван. Старший сын Николай впоследствии стал предводителем местного дворянства. С 1907 по 1909 годы, согласно завещанию Айвазовского, он был директором Картинной галереи в Феодосии. Николай был женат на Лидии Соломс - дочери греческого консула и имел троих детей: Михаила, Ирину и Татьяну. О них когда-то в письме к Эфрону писала Марина Цветаева. Цитату из письма Цветаевой я привожу в своей книге: "Потомки И. К. Айвазовского. Жизнь, воспоминания, род". В 1922 году семья Ламси покинула Феодосию и переехала в Париж.

Нелегкий путь эмигранта прошел и Алексей Ганзен. Он выехал из Одессы в 1920 году и прибыл в Королевство Югославия. Уже в ноябре того же года в Загребе прошла его первая выставка. С большим успехом проходят выставки Ганзена не только в городах Югославии, но и в Праге, и в Риме, и в Бухаресте. В 1922 году Алексей Ганзен с женой Олимпиадой поселяются в Рагузе (ныне Дубровник), где художник приобрел виллу на берегу залива Груж и назвал ее в честь жены "Олимпия". Через год в Дубровник приезжает профессор, контр-адмирал Александр Бубнов. Он активно участвует в создании здесь военно-морского училища. Содружество Бубнова и художника Ганзена оставило заметный след в пропаганде флота вообще и флота Далмации в частности. Последняя выставка Ганзена в 1936 году состоялась в Белграде и была посвящена флоту Далмации. В течение 17 лет Ганзен воспевал красоты Адриатики. Дубровник стал ему второй родиной.

- Помимо страсти к морской стихии и умения это увековечить в своих картинах, что еще унаследовал Ганзен от своего великого деда?

- Благотворительность - черта, унаследованная Ганзеном от деда и отца. Айвазовский был не только великим живописцем, но и "крестным отцом" большей части населения Феодосии, попечителем женской и мужской гимназий. Невозможно перечислить всего, что удалось сделать одному человеку и чего хватило бы на несколько жизней. Недаром на склепе Айвазовского сделана надпись: "Родился смертным, оставил по себе бессмертную память".

О том, что и отец Алексея Ганзена стал для него примером в благотворительной деятельности, говорит тот факт, что, имея небольшую коллекцию картин, среди которых были работы Эберле, Рафальта, Менацци, Мещерского, Балестеро, Айвазовского и других, Вильгельм Львович Ганзен постоянно участвовал в проводимых в Одессе благотворительных выставках картин, доход от которых шел в помощь бедным. Документы, хранящиеся в Российском государственном архиве литературы и искусства, дают возможность предполагать, что благотворительная деятельность Алексея Ганзена была очень активной. Он был почетным членом трех попечительств детских приютов, оказывая помощь бедным и престарелым художникам. Кроме того, в дореволюционный период издательство "Новое время" выпустило серию открыток с репродукциями картин Ганзена, доход от которых пошел в пользу Любанского общества попечения о бедных. На оборотной стороне открыток имеется символика Любанского общества попечения о бедных, воспроизводящая символ детского призрения, - птицу, кормящую птенцов. Это дает основание предполагать, что данное общество ставило своей целью призрение детей из бедных семей.

Меценатство предполагает щедрость души и бескорыстие. Газеты 1910 года сообщали о том, что "родной внук Айвазовского - Ганзен является счастливым обладателем семидесяти картин великого мариниста. Среди них есть полотна исполинских размеров, и в общем это... полумиллионное состояние. И крупные западные фирмы, и коллекционеры России предлагали Ганзену купить у него все эти картины. Но внук не желает их продать. В своем собственном доме в Одессе Ганзен хочет устроить галерею картин деда для бесплатного осмотра публикой. Такую симпатичную мысль можно только приветствовать". ("Биржевые ведомости").

- Что стало с этими картинами?

- В 1929 году в интервью с его персональной выставки в Париже в галерее Жоржа Пти Ганзен скажет: "Никто не знал, что сталось с моей собственной коллекцией в Одессе, где находилось около 400 картин, среди которых уникальные полотна мастеров Возрождения..."

Наталия Гомцян


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Nazel
post Apr 24 2012, 20:34
Post #35


La grace du soleil
***********

Group: Moderators
Posts: 14,781
Joined: 19-11-07
From: мое сердце в горах
Member No.: 30,908
Languages: RUSSE.ARMENIEN.FRENCH.ENGLISH
Sex: FEMALE
Age range:26-35



Картина Айвазовского установила рекорд цены.


Во время художественного аукциона, прошедшего в Лондоне 24 апреля, был установлен очередной рекорд цены для картин известного русского художника Ивана Айвазовского.
"На торгах Sotheby's картина 'Вид Константинополя и Босфорского залива' была продана за 3233250 фунтов стерлингов (более пяти миллионов долларов)", - сообщили в пресс-службе аукционного дома. Покупатель полотна не захотел раскрывать своего имени, он торговался через своего представителя по телефону.

Стартовая цена картины не превышала 1,8 миллиона фунтов.

Айвазовский своими глазами впервые увидел Константинополь в 1845 году, когда побывал там в качестве художника Адмиралтейста. Установившую рекорд картину он написал через десятилетие после этого - в 1856 году. В ее описании сказано, что "работа запечатлела оживленную жизнь живописного порта с мечетью Топхане Нусретие, соединившей черты барочной и исламской архитектуры и служившей ориентиром для заходящих в Босфор судов".

Предыдущий рекорд картина Айвазовского установила на аукционе в 2007 году. Тогда картина "Константинополь на рассвете" была продана за 2,7 миллиона фунтов стерлингов.


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Sep 30 2012, 19:08
Post #36


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



Пророческий дар мариниста

Attached Image

Можно ли назвать Айвазовского одним из величайших маринистов на Земле? Нет, он не "один из", а самый великий маринист. Сравниться с ним не мог никто - ни до него, ни при его жизни, ни сегодня. Думаю, еще не скоро человечество получит такого мастера "волшебной воды".

Из космоса планета Земля выглядит голубой. Словосочетание "голубая планета" уже давно вошло в обиход. А все почему? Потому, что две трети планеты занимают моря и океаны. Вот и Айвазовский - певец главного элемента планеты Земля - воды. Морской воды. Самое удивительное в его случае то, что он, будучи потомком континентальных пращуров армян, так воспел воду. Впрочем, воспел же морской житель, уроженец Крита Эль Греко сухой ландшафт Толедо, а северянин Гоген - безмерно красочный мир Таити. О Рерихе я уже и не говорю. Воображение - великая вещь. Шедевры часто рождаются не благодаря, а вопреки.

Айвазовский - потомок анийской веточки армян, переселившихся в Крым. В самом Ани если и есть какие-нибудь волны, то это волны нагорий. Впрочем, разве не удивительно, что армяне - сугубо континентальный народ - дали одиннадцать адмиралов.

Но моя сегодняшняя тема - не разговор об Айвазовском вообще, а размышление о его пророческом даре. А подобный дар имеет не каждый художник. Тем более - не каждый маринист. Поразительно, что этот дар наиболее полно проявился у Айвазовского в начале и в конце его творческого пути. Что в конце - это более понятно, но - почти в самом начале? Когда ему было всего 25 лет, на выставке в Риме большой успех имела его картина "Хаос. Сотворение мира". За эту марину Айвазовский был удостоен золотой медали. Живший тогда в Риме Николай Гоголь пошутил: "Ваня, твой "Хаос" вызвал в Ватикане хаос". Папа Григорий XVI хотел купить это полотно, но Айвазовский отказался от платы и подарил картину римскому Папе. Полотно оставалось в Ватикане до начала XX века, а затем Папа Леон XIII преподнес его в дар армянской католической конгрегации на острове Св. Лазаря в Венеции в связи с 200-летием колонии мхитаристов. Поступок, прямо скажем, благородный.

Attached Image

Так о каком же пророческом даре я говорю? Айвазовский обратился к самому началу Ветхого Завета, к духу, летающему над водами, к сотворению мира: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою" (Бытие). Пророчество заключается в том, что художник зримо представил этот Дух над водами. А легко ли писать Дух? Облака и тучи над морским простором Айвазовский писал не раз и будет писать потом часто, но в такую конфигурацию, как эта, они еще не собирались ни у кого. Вот это и есть озаренность идеей. Над темными водами царит антропоморфная фигура крылатого Бога. Я бы сказала, широко шагающего Бога. Необыкновенно передана стремительность фигуры демиурга с сильным мускулистым телом. Вот она, мощь, державность чего-то верховного, созидательного. И вот он, мрак, делающий еще более ослепительным свет.

Такова конфигурация туч. Недаром корнем слова "конфигурация" является слово "фигура". Ногами по воде словно по суху (как Иисус), только ступни Бога-Отца помощнее, а воды, в отличие от Генисаретского озера, более бурные. Мощь темных вод и мощь Создателя. Космизм, красота вселенского размаха, одушевленность стихий. Иван Константинович Айвазовский - пантеистический, возвышенный автор. И, конечно, мистический. Вглядитесь в это полотно, оно поразит вас силой воображения художника.

Сколько еще раз великий маринист будет писать эту мощь моря и высокое небо над ним! О его картине "Черное море" (шедевре зрелых лет художника) прекрасно сказал Иван Крамской: "...на ней ничего нет, кроме неба и воды - это океан беспредельный, не бурный, не колыхающийся, суровый, бесконечный... Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю". Но изобразить Дух над водами хаоса в безвидной тьме - для этого нужно, конечно, чтобы на мастера сошло откровение. Недаром замечательный английский художник Уильям Тернер посвятил одному из полотен Айвазовского стихотворение:

Прости меня, великий художник,
если я ошибся, приняв картину
за действительность,
но работа твоя очаровала меня
и восторг овладел мною.
Искусство твое велико и могущественно,
потому что тебя вдохновляет гений.


Между прочим, именно Уильяму Тернеру французские импрессионисты обязаны рождением своего течения.

Attached Image

Айвазовскому были присущи самозабвенность, мечтательность, поэтичность. Он работал, опираясь на память и фантазию. "Дайте мне вашу волшебную воду, которая передала бы ваш бесподобный талант", - писал Айвазовскому коллекционер Третьяков. Особенно покоряют эти, похожие на мрамор и перламутр, прозрачные, пронизанные светом волны у берегов.

Однако великого художника укоряли, что он повторяется. На это хочется возразить: во-первых, повторяется и море, а, во-вторых, не надо забывать о редкой работоспособности, скорости письма и безумной влюбленности в море, даже и для мариниста беспрецедентной. Шесть тысяч картин за жизнь. У Айвазовского, видимо, скопилось в душе много синего цвета...

Повторялся и Тернер. Но у обоих маринистов это было все-таки творческое повторение. Среди великого множества просто превосходных работ у Айвазовского взмывали запредельные шедевры. Кроме уже упомянутого "Черного моря" назову еще хотя бы "Девятый вал", "Волна", "Среди волн". Всего не перечислишь. Средние художники шедевров не создают. Вот о чем забывать не следует. Кстати, тот же упрек в том, что они повторяются, можно бросить и пейзажистам: все те же деревья, буколические рощи, реки, равнины и горы. Повторишься за долгую жизнь, но и взмоешь шедеврами. Подъемы духа, как и его спады, таинственны.

Богатство идеями не покинуло Айвазовского и в поздние его годы. Взгляните на закатную его работу "Наполеон на острове Св. Елены" (1897 год). Свободная стихия моря только подчеркивает запертость Бонапарта. Скала особенно высокая, орел особенно вольный. Наполеон. Казалось бы, песчинка на гигантской скале перед необозримостью бушующего моря, но сама поза императора менее всего напоминает песчинку. Не ощущал ли себя и Айвазовский чем-то вроде узника? По самым разнообразным причинам...

Теперь о позднем пророческом полотне Ивана Константиновича. Расцвет творчества Айвазовского, наиболее зрелая его пора пришлись на эпоху царствования Александра III. Это были и для России наиболее стабильные, благословенные годы. Но в октябре 1894 года вдруг в сорок девять лет Александр III умирает без каких-либо видимых причин (от болезни почек, как было объявлено, но почему так стремительно?). Страна наполнилась слухами о том, что царя отравили. Называлась даже фамилия одного из лечивших царя врачей. Ошеломление России было велико.

А потом пришел слабый царь, и судьба повернула страну к революции. Потрясенный смертью Александра III, Айвазовский пишет картину (я бы сказала, из души его вырывается нечто пророческое), где светящийся в небе крест и Нева, сквозь воды которой видна другая река с гораздо более медленным течением, напоминающая реку Стикс (реку мертвых), - и над всем склоненное лицо женщины в черном.

Но если вглядеться, становится ясно, что это лицо не женщины, а мужчины. Загадочная, мистическая картина, но трансцендентные акценты проставлены в ней правильно, можно даже сказать, ошеломляюще прозорливо.

Айвазовский так испугался собственного прозрения (ведь он написал лицо Рока), что спрятал картину на чердаке собственного дома. Полотно было представлено обществу только через 100 лет. Что тут скажешь! Не часто художники боятся собственных откровений. Вот оно, бессознательное, которому в отличие от сознания ведомо все. "С тех пор как вечный судия мне дал всеведенье пророка..." (Лермонтов).

Нелли Саакян


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Pandukht
post Oct 11 2012, 18:24
Post #37


пандухт
**********

Group: Moderators
Posts: 9,064
Joined: 9-03-08
From: miatsyal hayrenik
Member No.: 31,580
Languages: arm rus pharsi
Sex: Male
Age range:36-45



“В Феодосии до сих пор помнят, что девушкам из бедных семей Айвазовский давал приданое”

В Крыму отмечают 195-летие великого художника-мариниста

Иван Константинович Айвазовский (настоящая фамилия — Айвазян) стал первым почетным гражданином Феодосии. Когда художник скончался, проводить его в последний путь пришел весь город. Похоронили Айвазовского с почестями рядом с древней армянской церковью св. Сергия. На его надгробии сделали символическую надпись: “Рожденный смертным оставил по себе бессмертную память”.

Будущий художник родился в обедневшей армянской семье. Отец его был торговцем средней руки. По тогдашним законам России Айвазовский не мог сделать блестящую карьеру. Но ему это удалось. Он стал действительным тайным советником. В армии ему соответствует звание генерал-лейтенанта, на флоте — вице-адмирала. Подобный чин имели высшие государственные сановники: члены Государственного совета, сенаторы, министры. Естественно, это открывало Айвазовскому двери в любые госучреждения, давая возможность решать многие вопросы, в том числе осуществлять благотворительные проекты.
В Феодосии он открыл школу и библиотеку, археологический музей и концертный зал. Пристроил к своему дому зал для картинной галереи. Это была первая в Украине публичная картинная галерея. Ведь тогда в Российской империи можно было посетить только Эрмитаж в Санкт-Петербурге и Румянцевский музей в Москве. А Русский музей в Санкт-Петербурге и Киеве, Третьяковка в Москве и многие другие музеи были открыты уже позднее Феодосийской картинной галереи. Впоследствии Айвазовский завещал этот зал и картины родному городу. С тех пор наша галерея остается собственностью городской громады.

Первый в Крыму крупный коммерческий порт был построен в Феодосии благодаря Айвазовскому. Феодосия также стала первым городом, куда провели ветку железной дороги. Живописец финансировал ее строительство. А еще Иван Константинович открыл художественную школу для одаренных детей, создал музей древностей... Он постоянно занимался благоустройством родного города. Немало сил и собственных средств потратил, чтобы в городе появился водопровод.

Художник был попечителем многих феодосийских учебных заведений, выделял на помощь малообеспеченным ученикам и нуждающимся учителям большие денежные суммы. А уж детей, для которых он стал крестным отцом, и молодоженов, получивших от него деньги на свадьбу, и пересчитать невозможно. В Феодосии до сих пор помнят, что девушкам из бедных семей Айвазовский давал приданое.

Он был самым крупным землевладельцем Крыма. Ему принадлежало 12 тысяч десятин пахотной земли. Все крымские черноземы также являлись его собственностью. На юге Украины более крупными угодьями располагали только Фальц-Фейны, в их владении находилась Аскания-Нова. Но у них земли были в основном пастбищные, которые намного дешевле пахотных.

Надо сказать, что деньги от продажи своих картин и проведения выставок Айвазовский использовал исключительно в благотворительных целях. А средства на семью, на поддержание своего хозяйства получал от земель и недвижимости.

Приемы в его доме отличались торжественностью. Он любил, чтобы количество смен блюд было кратно тридцати. Если собиралась семья, подавали 30 перемен, если приходили гости — 60 или даже 90. Айвазовский с удовольствием обсуждал с поваром меню. Винам, как правило, давались названия его картин. К примеру, шампанское “9-й вал” или “От штиля к урагану”. Нередко художник снимал с бутылки заводскую этикетку и наклеивал свою, собственноручно нарисованную. В таком виде напиток подавался к столу.

Кстати, один из внуков Айвазовского Константин Арцеулов вспоминал: дед, чтобы не баловать внуков, разрешал им есть десерт, взбитые сливки, только по воскресеньям. Костя тайком бегал на кухню, чтобы попробовать любимое лакомство.

От первой жены Юлии Гревс у него были четыре дочери. Юлия была сдержанной британкой, а он — типичным художником-армянином. Уживались с трудом и в конце концов расстались. Через много лет Айвазовский женился вторично, на Анне Саркисовой — армянке, молодой даме, которая к моменту встречи с художником успела овдоветь. По национальным традициям вдова могла выйти замуж за вдовца, за мужчину намного старше ее или предпочесть одиночество. Анна была гораздо моложе Ивана Константиновича. И этот брак принес счастье им обоим.

Айвазовский уже в осажденном городе открыл выставку своих картин, на которых были изображены события, происшедшие в Севастополе вчера, неделю, месяц назад... Работы вызвали большой интерес у местных жителей. У полотен Айвазовского часто разгорались споры, ведь художник не был свидетелем событий, а судил о них по отчетам. Иногда Иван Константинович, приехав в осажденный город, частично переписывал картины, потому что они не соответствовали происходившему на полях сражений, а точнее, на морях. А для императора он выполнил небольшую серию работ, совершенно для него не характерных. Это были эскизы, благодаря которым император мог составить представление о том, что происходило в Севастополе.

...Айвазовский еще в конце 40-х годов ХIХ века проявил себя как смелый человек. В то время на Балтийском флоте произошла трагедия. При передислокации кораблей разыгрался сильный шторм, и одно судно затонуло. А в мирный период, когда корабли не принимали участия в маневрах, в оенных походах и сражениях, на них, согласно уставу флота, могли жить семьи офицеров. На затонувшем корабле было много гражданских — женщин и детей. Все они погибли. Правительство попыталось умолчать о трагедии. Но Айвазовский написал потрясающую картину, посвященную происшедшему, и представил ее на выставке в Академии художеств.

Татьяна Гайдук, директор Национальной картинной галереи имени Айвазовского (Крым)

Беседовала Елена Озерян


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post

2 Pages V  < 1 2
Reply to this topicStart new topic
1 User(s) are reading this topic (1 Guests and 0 Anonymous Users)
0 Members:

 



Lo-Fi Version Time is now: 17th April 2014 - 16:28

 
Armenian Board