Unregistered - V

Hazarapet
  • Content count

    2,112
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Unregistered - V

  1. Голосуйте, дамы и господа!
  2. Реально ли это? Не знаю. Тем не менее этот вопрос открыто дебатируется на лезгинских и талышских форумах. http://webforum.land.ru/mes.php?id=6301984...ard=17692&arhv= (Спасибо Сааряну за ссылку!)
  3. CORONA ASTRALIS В мирах любви - неверные кометы, - Закрыт нам путь проверенных орбит. Явь наших снов земля не истребит, - Полночных солнц к себе нас манят светы. Ах, не крещен в глубоких водах Леты Наш горький дух, и память нас томит. В нас тлеет боль внежизненных обид — Изгнанники, скитальцы и поэты! Тому, кто зряч, но светом, дня ослеп, Тому, кто жив и брошен в темный склеп Кому земля — священный край изгнанья, Кто видит сны и помнит имена, — Тому в любви не радость встреч дана, А темные восторги расставанья! I В мирах любви неверные кометы, Сквозь горних сфер мерцающий стожар — Клубы огня, мятущийся пожар, Вселенских бурь блуждающие светы, — Мы вдаль несем... Пусть темные планеты В нас видят меч грозящих миру кар, — Мы правим путь свой к солнцу, как Икар, Плащом ветров и пламени одеты. Но странные, — его коснувшись, — прочь Стремим свой бег: от солнца снова в ночь — Вдаль, по путям парабол безвозвратных... Слепой мятеж наш дерзкий дух стремит В багровой тьме закатов незакатных... Закрыт нам путь проверенных орбит! II Закрыт нам путь проверенных орбит, Нарушен лад молитвенного строя... Земным богам земные храмы строя, Нас жрец земли земле не причастит. Безумьем снов скитальный дух повит. Как пчелы мы, отставшие от роя!.. Мы беглецы, и сзади наша Троя, И зарево наш парус багрянит. Дыханьем бурь таинственно влекомы, По свиткам троп, по росстаням дорог Стремимся мы. Суров наш путь и строг. И пусть кругом грохочут глухо громы, Пусть веет вихрь сомнений и обид, — Явь наших снов земля не истребит! III Явь наших снов земля не истребит: В парче лучей истают тихо зори, Журчанье утр сольется в дневном хоре, Ущербный серп истлеет и сгорит, Седая зыбь в алмазы раздробит Снопы лучей, рассыпанные в море, Но тех ночей, разверстых на фаворе, Блеск близких Солнц в душе не победит. Нас не слепят полдневные экстазы Земных пустынь, ни жидкие топазы, Ни токи смол, ни золото лучей. Мы шелком лун, как ризами, одеты, Нам ведом день немеркнущих ночей, — Полночных Солнц к себе нас манят света. IV Полночных Солнц к себе нас манят светы... В колодцах труб пытливый тонет взгляд. Алмазный бег вселенные стремят: Системы звезд, туманности, планеты, От Альфы Пса до Веги и от Беты Медведицы до трепетных Плеяд — Они простор небесный бороздят, Творя во тьме свершенья и обеты. О, пыль миров! О, рой священных пчел! Я исследил, измерил, взвесил, счел, Дал имена, составил карты, сметы... Но ужас звезд от знанья не потух. Мы помним все: наш древний, темный дух, Ах, не крещен в глубоких водах Леты! V Ax, не крещен в глубоких водах Леты Наш звездный дух забвением ночей! Он не испил от Орковых ключей, Он не принес подземные обеты. Не замкнут круг. Заклятья не допеты... Когда для всех сапфирами лучей Сияет день, журчит в полях ручей, — Для нас во мгле слепые бродят светы, Шуршит тростник, мерцает тьма болот, Напрасный ветр свивает и несет Осенний рой теней Персефонеи, Печальный взор вперяет в ночь Пелид... Но он еще тоскливей и грустнее, Наш горький дух... И память нас томит. VI Наш горький дух... (И память нас томит...) Наш горький дух пророс из тьмы, как травы, В нем навий яд, могильные отравы. В нем время спит, как в недрах пирамид. Но ни порфир, ни мрамор, ни гранит Не создадут незыблемей оправы Для роковой, пролитой в вечность лавы, Что в нас свой ток невидимо струит. Гробницы Солнц! Миров погибших Урна! И труп луны и мертвый лик Сатурна — Запомнит мозг, и сердце затаит В крушеньях звезд рождалась мысль и крепла, Но дух устал от свеянного пепла, — В нас тлеет боль внежизненных обид! VII В нас тлеет боль внежизненных обид. Томит печаль, и глухо точит пламя, И всех скорбей развернутое знамя В ветрах тоски уныло шелестит. Но пусть огонь и жалит, и язвит Певучий дух, задушенный телами, — Лаокоон, опутанный узлами Горючих змей, напрягся... и молчит. И никогда ни счастье этой боли, Ни гордость уз, ни радости неволи, Ни наш экстаз безвыходной тюрьмы Не отдадим за все забвенья Леты! Грааль скорбей несем по миру мы, — Изгнанники, скитальцы и поэты! VIII Изгнанники, скитальцы и поэты, — Кто жаждал быть, но стать ничем не смог... У птиц — гнездо, у зверя — темный лог, А посох — нам и нищенства заветы. Долг не свершен, не сдержаны обеты, Не пройден путь, и жребий нас обрек Мечтам всех троп, сомненьям всех дорог... Расплескан мед, и песни не допеты. О, в срывах воль найти, познать себя И, горький стыд смиренно возлюбя, Припасть к земле, искать в пустыне воду, К чужим шатрам идти просить свой хлеб, Подобным стать бродячему рапсоду — Тому, кто зряч, но светом дня ослеп. IX Тому, кто зряч, но светом дня ослеп, — Смысл голосов, звук слов, событий звенья, И запах тел, и шорохи растенья, — Весь тайный строй сплетений, швов и скреп Раскрыт во тьме. Податель света — Феб Дает слепцам глубинные прозренья. Скрыт в яслях Бог. Пещера заточенья Превращена в Рождественский Вертеп. Праматерь-ночь, лелея в темном чреве Скупым Отцом ей возвращенный плод, Свои дары избраннику несет — Тому, кто в тьму был Солнцем ввергнут в гневе, Кто стал слепым игралищем судеб, Тому, кто жив и брошен в темный склеп. Х Тому, кто жив и брошен в темный склеп, Видны края расписанной гробницы: И Солнца челн, богов подземных лица, И строй земли: в полях маис и хлеб, Быки идут, жнет серп, бьет колос цеп, В реке плоты, спит зверь, вьют гнезда птицы, Так видит он из складок плащаницы И смену дней, и ход людских судеб. Без радости, без слез, без сожаленья Следить людей напрасные волненья, Без темных дум, без мысли “почему?”, Вне бытия, вне воли, вне желанья, Вкусив покой, неведомый тому, Кому земля — священный край изгнанья. XI Кому земля священный край изгнанья, Того простор полей не веселит. Но каждый шаг, но каждый миг таит Иных миров в себе напоминания. В душе встают неясные мерцанья, Как будто он на камнях древних плит Хотел прочесть священный алфавит И позабыл понятий начертанья. И бродит он в пыли земных дорог, — Отступник-жрец, себя забывший бог, Следя в вещах знакомые узоры. Он тот, кому погибель не дана, Кто, встретив смерть, в смущенье клонит взоры, Кто видит сны и помнит имена. XII Кто видит сны и помнит имена, Кто слышит трав прерывистые речи, Кому ясны идущих дней предтечи, Кому поет влюбленная волна; Тот, чья душа землей убелена, Кто бремя дум, как плащ, приял на плечи, Кто возжигал мистические свечи, Кого влекла Изиды пелена, Кто не пошел искать земной услады Ни в плясках жриц, ни в оргиях Менад, Кто в чашу нег не выжал виноград, Кто, как Орфей, нарушив все преграды, Все ж не извел родную тень со дна, — Тому в любви не радость встреч дана. XIII Тому в любви не радость встреч дана, Кто в страсти ждал не сладкого забвенья, Кто в ласках тел не ведал утоленья, Кто не испил смертельного вина. Страшится он принять на рамена Ярмо надежд и тяжкий груз свершенья, Не хочет уз и рвет живые звенья, Которыми связует нас Луна. Своей тоски — навеки одинокой, Как зыбь морей пустынной и широкой, Он не отдаст. Кто оцет жаждал — тот И в самый миг последнего страданья, Не мирный путь блаженства изберет, А темные восторги расставанья. XIV А темные восторги расставанья, А пепел грез, и боль свиданий — нам. Нам не ступать по синим лунным льнам, Нам не хранить стыдливого молчанья. Мы шепчем всем ненужные признанья, От милых рук бежим к обманным снам, Не видим лиц и верим именам, Томясь в путях напрасного скитанья. Со всех сторон из мглы глядят на нас Зрачки чужих, всегда враждебных глаз, Ни светом звезд, ни солнцем не согреты, Стремя свой путь в пространствах вечной тьмы, В себе несем изгнанье мы — В мирах любви неверные кометы! Max Volochine
  4. Счастье - это утоление боли. Мало? Но уж в этом все и вся: Не добиться и ничтожной доли, Никаких потерь не понеся; Гнев, тоска, размолвки и разлуки - Все готово радости служить! До чего же скучно было б жить, Если б не было на свете муки...
  5. Зачем простираем мы руки Что Вам я - капля в море Минута в году Кровь моя - два глотка с половиной В нашей жизни до веку Ищем в друге спасенье от скуки Наши связи как водопровод Обрываются и протекают С головою повинной Мы идем друг на друга войной С сердцем полным любви С головою пустой от забот Мы слова словно бренди двойной Расплескать на асфальт не боимся Наши мысли - бисквит на крови Не замешано серое тесто Мы идем друг на друга войной Мы сдаемся кому попадет Лишь хватило бы крови напиться Расскажи анекдот о любви
  6. При входе в этот мавзолей снимите Нет, не шляпы. Снимите валенки И ноги хоть слегка ополосните И в бескрайних просторах моей души Сами себе выбирайте дороги Можно спешить А можно пройтись неспеша Тут можно спокойно поспать в тиши, А тем - сплясать на траве Но прошу, осторожно, не наколите ноги Потому, что это - моя душа Можно верхом намечте нестись А можно спешиться и пройтись босиком По душе, мягкой, как прелый осенний лист А можно из листьев скатать тот ком Что в горле стрянет, или по ветру развеять Те легкие листья как печали и горести По ветру смеха и беззаботности В общем, сами все знаете Что можно и чего нельзя Вы даже не подозреваете Какое блаженство - ощутить Голой, живой, всей из нервов душой Наступление чистой и теплой босой ноги
  7. Друзья! Американский сайт проводит опрос о целесообразности признания армянского геноцида. Внесите свою лепту. На данный момент результаты опроса не в нашу пользу. Подключите, пожалуйста, максимальное количество своих знакомых http://www.msnbc.msn.com/id/21253084/
  8. And this one, too:
  9. Хорошо, если интересно - По отцу: Прадед - выпускник Петербургского Кадетского Корпуса. Дослужился до полковника сначала царской, затем, с 1918 года, армянской армии. После оккуппации и раздела Армении между Россией и Турцией был интернирован сначала в Рязань, затем во Владимирскую Область, и в 1924 году расстрелян. Дед, его сын, родился в Джульфе (Джуге) на границе между Ираном и Россией. Служил в Таманской Дивизии. Был тяжело ранен в Крыму, но выжил. Бабушка (мать отца) ереванская. В Ереване родилась и выросла. По матери: Дед был из крестьян села Егвард, что под Ереваном. Служил в одном эскадроне с Баграмяном сначала в русской, потом в дашнакской, затем в Красной Армии. Участник Сардарапатского сражения и вторжения красных в Тифлис и установления Советской Власти в Грузии. Познакомился с бабушкой в Эчмиадзине, где скапливались и жили беженцы из Западной Армении. (Там, где сейчас эчмиадзинская резиденция Католикоса, тогда стоял конный полк, в котором служил дед). По окончании Гражданской Войны выбрал политическую карьеру, хотя Иван Христофорович его настойчиво отговаривал. Член ЦК Компартии Армении. В 1937 был арестован по обвинению в троцкизме и получил 20 лет. Бежал на этапе, и, сменив фамилию, жил в Кировакане, изредка навещая бабушку и детей в Ереване, и даже стал директором ковровой фабрики где-то в Лори В 42-ом ранен под Моздоком. Безбашенный был товарищ. Бабушка - дочь арчешского священника, убитого турками в 15-ом году. Из их большой семьи спаслось только шестеро, да и то - случайно. Беженка. Была писаной красавицей, рыжей, с зелеными глазами. За ее мать, мою прабабушку Екатерину, бывшую врачом, сватался в свое время Мясникян, но она ему отказала на том основании, что он недостаточно красив Эти бабушка и дедушка по матери меня вырастили. Я считаю их своими родителями. Жили они на Абовяна, напротив Медицинского Института. Вот и все, пожалуй. Спасибо за приглашение, которое с радостью принимается!
  10. Ну что же, дамы и господа - приступим?! Итак - кто первый?
  11. Ночной луною Бледны леса, И под листвою Все голоса Несутся, тая... О, дорогая. Пруда отсветы - Стекла разлив. Там силуэты От черных ив И ветра слезы... Вот час для грезы. В дыханьях нежных Идет покой С высот безбрежных Горы ночной, Где звезд мерцанья... Час обаянья.
  12. LA CHANSON DES INGENUES Мы наивны, синеглазки Из романов старых лет. Наши гладкие повязки, Как и нас, забыл весь свет. Мы дружны необычайно. Дня лучи не так чисты, Как заветных мыслей тайна. Как лазурь, у нас мечты. На поляны убегаем, Лишь спадет ночная тень, Ловим бабочек, болтаем И смеемся целый день. Под соломенные шляпки К нам загару нет пути. Платья - легонькие тряпки, Где белей могли б найти! Ришелье, иль де-Коссады, Или кавалер Фоблаз Завлекают нас в засады Нежных слов и томных глаз. Но напрасны их повадки, И увидят лишь одни Иронические складки Наших юбочек они. Дразнит их воображенье, Этих всех сорвиголов, Наше чистое презренье, Хоть порой от милых слов Начинает сердце биться В обаянье тайных дум И в предведенье - влюбиться Не пришлось бы наобум.
  13. Солеа - еще один перевод Верлена. Для Вас! СОН, С КОТОРЫМ Я СРОДНИЛСЯ Мне душу странное измучило виденье, Мне снится женщина, безвестна и мила, Всегда одна и та ж и в вечном, измененье, О, как она меня глубоко поняла. Все, все открыто ей. Обманы, подозренья, И тайна сердца ей, лишь ей, увы! светла. Чтоб освежить слезой мне влажный жар чела, Она горячие рождает испаренья. Брюнетка? русая? Не знаю, а волос Я ль не ласкал ее? А имя? В нем слилось Со звучным нежное, цветущее с отцветшим; Взор, как у статуи, и нем, и углублен, И без вибрации спокоен, утомлен. Такой бы голос шел к теням, от нас ушедшим.
  14. НИКОГДА ВОВЕКИ Зачем ты вновь меня томишь, воспоминанье? Осенний день хранил печальное молчанье, И ворон несся вдаль, и бледное сиянье Ложилось на леса в их желтом одеянье. Мы с нею шли вдвоем. Пленили нас мечты. И были волоса у милой развиты, - И звонким голосом небесной чистоты Она спросила вдруг: "Когда был счастлив ты?" На голос сладостный и взор ее тревожный Я молча отвечал улыбкой осторожной, И руку белую смиренно целовал. - О первые цветы, как вы благоухали! О голос ангельский, как нежно ты звучал, Когда уста ее признанье лепетали!
  15. Моя бабушка родилась в городе Арчеш (Эрджиш) на северном берегу озера Ван
  16. Браво!))
  17. Ну вот, и Алика тоже посадили. Моего дорогого друга, которого я знаю уже почти 20 лет. Одного из самых честных и порядочных людей в Армении. Посадили! За что, спрашивается? Я ничего не понимаю. У нас что, Серые Волки к власти пришли? Что с нами происходит? Куда мы катимся? Зачем и почему все это? КТО-НИБУДЬ МОЖЕТ ОБЪЯСНИТЬ?
  18. Отец - возвращаясь к предыдущим своим вопросам, - Первая Заповедь Бога гласит: "Я - Бог, Всесильный твой, который вывел тебя из страны Египетской, из дома рабства". Вы утверждаете, цитирую, - "Эти 10 Заповедей даны были всему человечеству, но поскольку оно не имело истинного поклонения Богу, то хранителями становятся евреи, чтобы донести их и веру всему человечеству." Человечество не состояло в египетском рабстве. Мое толкование прямое и небезыскусное, - Господь обращается к евреям, и только к ним. Далее. Мне сложно понять и тем более принять идею того, что Заповеди были даны человечеству, а евреям их дали как бы только "подержать". Таким образом, Заповеди не предназначались неевреям. Если я не прав - расскажите почему! Заранее благодарю
  19. Спасибо За Ваше долготерпение, Отец! С Вами правда очень интересно беседовать. Вы не заноситесь как многие другие священники, и не предлагаете благословить за три бакса как в Эчмиадзине (капитализм!). Насчет новой темы - подумаю. Не забанили бы!
  20. "Эти 10 Заповедей даны были всему человечеству, но поскольку оно не имело истинного поклонения Богу, то хранителями становятся евреи, чтобы донести их и веру всему человечеству." Спасибо, - но где это сказано? "Нет не считаю. Ибо поклонение Единому Богу было поклонением нашего народа. Мы отпали от веры Истинного Бога, а с принятием христианства мы вернулись к истокам. Поэтому зороастрийство, как и другие религии чужды нам и нашему народу." Здесь очевидна логическая брешь. Перечитайте и согласитесь со мной, пожалуйста. Или дайте больше информации, - более логически выверенной, если возможно. Заранее благодарю. "Приведу отрывок из моей книги" Я бы тоже мог цитировать самого себя в качестве истины в первой инстанции, наверное, но - стоит ли; разве это достаточно убедительный довод?
  21. Прекрасные ответы, Отец, благодарю Вас! Я знаю, что распространено мнение о том, что души евреев божественны, - в отличие от душ остальных народов, созданных из экскрементов. С 10 века в иудейской богословской традиции считается, что армяне – потомки Амалека (злодей Аман из пуримской истории тоже были «из семени Агага (Айка-?)» – из племени амалекитян, которого, вопреки воле Господа, пожалел израильский царь Саул и не истребил). Евреи считают, что когда они празднуют Пурим, армяне запираются у себя "в норах" и оплакивают Амалека. Я думаю это оттого, что мы всегда составляли им успешную конкуренцию в торговле, но речь сейчас об ином. Еврейская историография ставит армян (амалекитян) в один ряд с египтянами, персами и вавилонянами - злейшими врагами Израиля. И все же, - евреи являются создателями современной общепринятой морали, - основанной на 10 заповедях Моисея. Мой вопрос другой - распространяют ли эти самые заповеди на не-евреев, или с ними (не-евреями) другой разговор, а сами заповеди (не убий, не укради и пр.) написаны исключительно для собственного внутриеврейского пользования? И если это так (а это однозначно - так, ибо Моисей спустил с горы скрижали о объявил их своему собственному народу, и никому иному, не всему остальному нееврейскому человечеству), то не вытекает ли отсюда вывод, что вся наша христианская мораль основана на чуждой нам нравственности, изначально предназначавшейся не для нас? И еще. Не считаете ли Вы, Батюшка, что семитские верования (включая христианство и ислам) плохо прививаются на индоевропейской почве, и что лучше бы армянам - ариям было оставаться Зороастрийцами? Поскольку эта арийская монотеистическая религия много более нам адекватна и понятна, нежели расово чуждый нам семитский культ с его чудесамии и унижениями, убийствами целых народов, всемирными наводнениями и многочисленным сожжением городов, а также - не обижайтесь - злобным и мстительным семитским богом, который наверное так естественен и понятен заблудившемуся в аравийской покрытой оазисами и миражами жаркой пустыне бедуину (я говорю об Аврааме и прочих праеврейских кочевниках), но никак не подходит просто и трезво мыслящему арийцу - армянину, осетину или персу, например? Простите если ставлю Вас в тупик или если Вы сочтете мои вопросы святотатственными! Заранее благодарю Вас!
  22. Небольшое уточнение: Говорит ли Моисеево Пятикнижие о загробной жизни? Спасибо Вам! Вирабов
  23. Замечательный ответ, - благодарю Вас, Отец! И все же - Ваша цитата: "По учению ААЦ душа святого сразуже идет к Богу, а вот души грешников, неверующих идут в специальное место, где будут ждать Суда. Их там не мучают и не вознаграждают, ибо человек грешили и творил добро во плоти и поэтому награда или наказание должен получить во плоти, т.е. после воскресения и после Суда. В этом месте бесы не имеют власти... Если человек был верующим, но остались нераскаянными грехи и он умер, он тоже идет туда и ждет Суда, за таких и молится Церковь, чтобы Господь во время Суда простил бы ему эти грехи и удостоил Царствия. Эти люди "чувствуют", что их ждет и поэтому "рады", а вот заядлые грешники, которые грешили и не каялись, они тоже "чувствуют", что их ждет, поэтому "горят" в огне страха и совести и опять ждут Суда." Вы не могли бы указать места в Евангелии, где указано сказанное Вами. Меня интересуют не ссылки на умозаключения ученых мужей, а именно текст Первоисточника. И еще, - если Христианство основано на иудаизме и является его нераздельной частью и духовным продолжением, а у меня - как и у Вас, надеюсь, - в этом нет ровно никакого сомнения, - то каким образом доктрина загробной жизни (или смерти) была описана четырьмя Евангелистами (или разработана христианскими теологами), учитывая, что Ветхий Завет умалчивает (умалчивает ли-?) детали. В частности, если Вы, армянский священник из Иерусалима не знаете о том, верят ли евреи в загробную жизнь, как Вы говорите, то это, согласитесь, факт достаточно красноречивый! Иными словами, каким образом произошло развитие учения о загробной жизни в отсутствие отсылочной нормы? И последнее, - как Вы относитесь к секуляристской нашедшей свое воплощение во время французской революции теории отделения церкви от государства и школы от церкви? Считаете ли Вы, что обучение морали - основная задача Церкви (подозреваю что - да!) и отсутствие выбора у родителей свидетельствует об аморальности государства, лишающего людей такого выбора? (Вопрос не без оценочной политической окраски, поэтому если Вы откажетесь отвечать, я пойму, - вполне!) Заранее благодарю Вас за ответы!
  24. Thanks, Dino, - apololgies for having overseen your request, which rude on my part of course, yet, unintentional, hence, I am asking for a mercy! Carpe Diem derives from the Latin phrase "seize the day" or "live now, don't postpone it", used by Horace. The theme was widely used in the English 16th- and 17th-century love poetry. Shakespeare's version of the theme takes the following form in Twelfth Night: What is love? 'Tis not hereafter; Present mirth has present laughter; What's to come is still unsure. In delay there lies no plenty, Then come and kiss me sweet and twenty; Youth's a stuff will not endure. Have I answered your question, or did you mean something else? Please let me know, - I should be obviously delighted to assist if or whenever possible!
  25. Армянки попадаются иногда очень даже ничего, но до татарок не дотягивают. Кстати, красивее татарок женщин я не видел. Подозреваю что красивее их просто не бывает в природе. И потом, у армянок ужасно скверный характер. Требовательные очень и легкомысленные слишком. С русскими много проще.