Sign in to follow this  
Followers 0
HOB

В. Казимиров Мир Карабаху

76 posts in this topic

Сколько сторон в Карабахском конфликте и каких?

Перед встречей президентов России, Азербайджана (АР) и Армении (РА) в Казани в целях согласования основных принципов карабахского урегулирования азербайджанские и армянские СМИ развернули полемику о круге участников дальнейших переговоров по мирному соглашению. Принципы еще не согласованы, а препирательства "новые" уже подброшены.

Суть спора – статус, дающий сторонам участие в будущих переговорах. Должен ли вернуться за стол переговоров Нагорный Карабах или нет? Должна ли подсесть к нему и его азербайджанская община?

Такие переговоры традиционно ведут стороны конфликта (синонимы: "конфликтующие стороны" или "стороны в конфликте"). Это те, кто имеет собственные вооруженные формирования, реально командует ими, контролирует определенную территорию, выражает интересы какой-то общности. Это могут быть противоборствующие в вооруженном конфликте государства (признанные или непризнанные) или иные образования.

К сожалению, в этой дискуссии в дефиците рассудительность, больше эмоций, обслуживающих явный пропагандистский заказ. Отсюда логический сумбур, размашистость фраз, ерничество, далекие от серьезной аналитики, неаккуратные цитаты (даже в кавычках) и чаще заклинания, чем выводы. Есть и передергивания фактов, явные натяжки, подтасовки. Авторы легко путают статусы, признание стороны конфликта с признанием государства и т. п. Во многом пороки такой вздорной "стилистики" порождены конфликтом и мешают завязывать столь необходимый серьезный диалог.

Немало упреков брошено и в мой адрес (в основном порталом 1news.az, но прежде и в "РА") в связи с оформлением документов между сторонами конфликта в 1992-1996 гг. Иногда даже призывают меня честно ответить на тот или иной вопрос (но даст ли мне слово этот портал?). Несмотря на это, охотно отвечу на эти и другие спорные вопросы.

1. В вооруженных конфликтах (особенно затяжных), как и в усилиях по их мирному разрешению, бывают разные стадии. Под влиянием внешних факторов, да и собственных проблем подходы к процессу урегулирования могут меняться. Так было и в Карабахе. Нельзя считать этот конфликт и усилия по его урегулированию неизменными на всем протяжении. Немало примеров изменения посредниками и самими сторонами подходов, намеченных вначале для Минской конференции (МК) СБСЕ (а о ней уже не вспоминают). А кто не пошел на ее созыв? Официальный Баку. Другой пример – передача миссии вести переговоры из рук Минской группы (МГ) в руки ее сопредседателей.

2. Как ни величай "бейкеровские правила" ("основа основ минского процесса", "исток"!), не превратить и их в неприкасаемые. Бейкер, госсекретарь США, в начале 1992 г. предложил Армении и Азербайджану участвовать в МК в качестве основных сторон и предусмотреть возможность приглашения на нее "избранных и других представителей Нагорного Карабаха" как заинтересованных сторон (схема 2+2). Она просматривается в решении СБСЕ от 24 марта 1992 г. и на первом этапе работы МГ. Любопытно признание американским послом Дж. Мареской того, что не решение СБСЕ инициировало создание МГ, а нажим США на высоком уровне. Случайно ли нет ни решения СБСЕ создать МГ, ни мандата у нее?

3. В ранних документах СБСЕ по Карабаху даже не было понятия "конфликтующая сторона". В марте 1992 г. бои лишь разгорались, их пик пришелся на 1993-1994 гг. В резолюциях СБ ООН 1993 г. эти стороны уже просматриваются (в том числе НК), а саммит ОБСЕ в Будапеште (1994) поручил сопредседателям МГ вести переговоры именно между "сторонами конфликта".

4. Очень важно понять, что Будапешт дал самое развернутое решение по Карабаху (уже после войны и подписания тремя сторонами конфликта бессрочного перемирия), причем консенсусом 52 стран и на самом высоком форуме с прямым участием президентов АР и РА. Таких решений по Карабаху больше в ОБСЕ нет – пусковая схема 2+2 несопоставима с решением Будапешта по уровню и значению.

5. Верно прочесть это решение не всем дано (в Баку его низводят до декларации). В нем очень тонко, ювелирно выписана трехсторонняя конфигурация конфликта. Так все стороны других постсоветских конфликтов даны поименно, а по Карабаху не названа ни одна из них: ни АР, ни РА, а идет лишь общая формулировка "стороны конфликта". Почти вскользь сказано: "все стороны", а не "обе" (хотя такое слово есть во всех языках). Было 17 лет, чтобы уяснить, что тут как и почему. Да потому, что НК – тоже сторона конфликта, как видно и из резолюций СБ ООН.

6. 31 марта 1995 г. ДП ОБСЕ Л. Ковач подтвердил "ранее принятые ОБСЕ решения о статусе сторон, т. е. об участии двух вовлеченных в конфликт государств-участников, а также третьей стороны в конфликте (Нагорного Карабаха) во всем процессе переговоров, включая Минскую конференцию" (выделено мной – В. К.). И добавил, что заинтересованные стороны могут приглашаться на МК и мероприятия по подготовке к ней для консультаций. Это заявление Л. Ковача Баку напрочь замалчивает, будто его и не было, но подает как решение заявление Ф. Котти на Лиссабонском саммите, хотя нет решения в ОБСЕ без консенсуса. Очевидные манипуляции (решение - декларация, заявление - решение) выдают тенденциозность, "неаккуратность" 1news.az в подаче материалов читателю. Разве это честная журналистика, а не массовый обман сразу всех простачков?

Итак, переговоры по мирному соглашению (фактически вместо МК), скорее всего, будут между сторонами конфликта, что не исключает консультаций с заинтересованными сторонами.

7. В Баку ломают голову над расшифровкой тезиса Будапештского решения о подтверждении сторонами конфликта соглашения о прекращении огня. Даже ищут разницу между подписавшими и подтвердившими. А все очень просто: три стороны, подписавшие прекращение огня на трех разных листах, подтвердили его в совместном заявлении 27 июля 1994 г. уже на одном общем листе (и то и другое с участием НК, но без его азербайджанской общины).

8. В споре часто всплывали Бишкекский протокол от 5 мая 1994 г. и соглашение о прекращении огня с 12 мая 1994 г. Но искать в них "бейкеровские правила" просто нелепо! Ведь они подписаны не в рамках минского процесса, а при посредничестве России во исполнение заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 г., принятого с личным участием глав АР и РА, а также с учетом резолюций СБ ООН.

9. Если Баку молится на схему 2+2, то Ереван ради пропаганды долго не признавал своего участия в конфликте между АР и НК. Начиная переговоры в 1994 г., Россия как посредник не могла вести их в угоду чьим-то пропагандистским схемам, а лишь на сугубо реалистической основе - между тремя сторонами конфликта (так же, как в Бишкеке и при прекращении огня).

Несмотря на ряд расхождений Москвы с западными партнерами в МГ, посреднические усилия России высоко оценил Будапештский саммит ОБСЕ. В итоге минский процесс унаследовал от России не только формат переговоров, но и проект соглашения о прекращении вооруженного конфликта, другие наработки.

Переговоры шли в трехстороннем формате, пока сопредседатели МГ ОБСЕ не перешли к челночной дипломатии. Причем большинство статей проекта соглашения, лежавшего тогда (1994-1997) на столе переговоров, уже было согласовано с делегацией АР во главе с Т. Зульфугаровым. А когда азербайджанцы попытались изображать из Бахманова отдельную делегацию, сопредседатели стали давать ему слово только по просьбе главы делегации АР. Да и по предложениям 1997-1998 гг. видно, что посредники исходили из трехсторонней конфигурации конфликта, а не 2+2. 1news.az упорно отрицает тот тройственный формат переговоров. Это значит не просто солгать, а настойчиво кормить читателя заведомой ложью. Причем не в авторских материалах (автор мог и ошибиться), а в редакционных, что особенно цинично.

10. Из Баку громогласно вещали, будто "нет в природе" документов, подписанных представителями АР и НК. Но и это ложь. Мной приведены конкретные факты. Ради схемы 2+2 выдуманы встречи, на которые Левон Тер-Петросян якобы брал с собой Роберта Кочаряна, а Гейдар Алиев – Низами Бахманова. Где и когда так было – молчок. Можно добавить, что Баку чаще шел на контакты и договоренности со Степанакертом, когда было туго на фронте.

11. Наконец, насчет личных выпадов и забавных призывов к честности. Асад Джавадов описывает мне совещание 8 мая 1994 г. в кабинете Гейдара Алиева, где спикер Расул Гулиев подписал Бишкекский протокол так, будто там был он, а не я. Когда азербайджанские участники совещания захотели внести две поправки и добавить подпись Бахманова, пришлось развеять их иллюзии, подчеркнув, что это документ политический, а не юридический, и никто из подписавших его в Бишкеке не будет считать их поправки подлежащими дополнительному обсуждению и согласованию. Они подписали его без этих дополнений и не будут рассматривать вновь.

Уговаривать Гулиева подписать протокол вообще не пришлось, ибо Г. Алиев, итожа совещание, велел Джалилову подписать, но тот уклонился, и в итоге это взял на себя спикер Гулиев. Тогда же Гейдар Алиевич поручил министру обороны подготовить вместе со мной документ о прекращении огня к 9 мая.

Утверждать будто я "согласился" на подписание Бахмановым Бишкекского протокола – еще одна "лихость" 1news.az. Это был бы двойной абсурд! Он должен был бы вмиг стать главой парламента или хотя б муниципалитета, но никогда не избирался. А в Бишкеке шла встреча глав парламентских структур в поддержку заявления Совета глав государств СНГ, призвавшего 15 апреля немедленно прекратить военные действия. И суть Бишкекского протокола – призыв прекратить огонь к 9 мая. Какое отношение ко всему этому имел Бахманов? Ни парламента, ни воинских частей у него не было.

Если мои партнеры в кабинете Г. Алиева исходили из любви к схеме 2+2, то это же не минский процесс, а Россия как посредник исходила из реалий.

12. Еще нелепее укоры за то, что, не дождавшись подписи Бахманова, вечером 9 мая я чуть ли не сбежал в Москву. Мои оппоненты из 1news.az так вошли в раж, что совсем не учли обстановку той поры и тех дней. И они перестали бы гоняться за противоестественной подписью, ибо в тот день встали задачи куда серьезней. Согласие Баку прекратить наконец огонь после двух с половиной лет жестокой войны срочно требовало подписей Еревана и Степанакерта. Лишь карикатурист мог вообразить, что все ждут оформления перемирия, а я засел в Баку в ожидании Бахманова.

Этот бред угоден лишь тем, кто не хочет укреплять прекращение огня, не желает участия НК в переговорах о мирном соглашении (когда, наконец, согласуют принципы важнейшего документа в этом конфликте). Угоден только тому, кто размечтался взойти на пик свободы и демократии – самому решить судьбу НК, без него.

В конце не буду, как 1news.az, картинно восклицать "Точка!". Пусть поищут доводы, способные опровергнуть изложенное выше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что полезнее: дискуссии или кампании?

ИА REGNUM провел ряд интересных дискуссий по истории Закавказья на документальной основе. Хотелось бы верить, что, хоть и опосредованно, они призваны содействовать мирному разрешению нагорно-карабахского конфликта, но не обошлось и без обострения противоречий.

Публикации Станиславом Тарасовым документов в основном 20-х годов ХХ века по спорным между Арменией и Азербайджаном территориям вызвали бурные отклики с юга. Включившись в дискуссию азербайджанские и армянские политологи и историки превратили ее в полемику между собой и не смогли устоять от соблазна углубиться в начало ХIХ века и еще дальше. Одно из ответвлений спора коснулось явных искажений в историографии Южного Кавказа, национальной идентичности и автохтонности армян и азербайджанцев в этом регионе.

При всем уважении к участникам дискуссий и их материалам, весьма полезным познавательно для широкой публики, хождения в давно минувшие века мало что дают политикам и дипломатам для решения труднейших задач мирного урегулирования в Карабахе.

Тем временем в Баку на известном портале 1news.az была развернута пропагандистская кампания вокруг событий сравнительно недавних - войны 1991-94 гг. и первых лет переговоров по урегулированию карабахского конфликта. Публикации 1news.az напрямую касались круга участников этих переговоров. Они нацелены против возвращения Нагорного Карабаха (НК) к столу переговоров либо, если не удастся помешать этому, подключить к ним и азербайджанскую общину НК. Речь идет лишь о завтрашнем дне - после того, как стороны согласовали бы базовые принципы будущего соглашения. Пока этого нет, ибо Ильхам Алиев накидывает все новые поправки к Мадридским принципам, хотя года два раскручивал, будто согласен с ними. Политические интересы сторон понятны, но как увязать посулы широчайшей автономии для НК с отказом признать его даже стороной конфликта и допустить к переговорам, предусмотренным базовыми принципами.

Подходы 1news.az к этим вопросам, с одной стороны, страдают явными заблуждениями насчет переговорного процесса по Карабаху в 90-е годы, а с другой, - показывают преднамеренное искажение событий тех лет ради той или иной своей версии участия в продолжении переговоров (две стороны, как и сейчас, либо все четыре, включая НК и его азербайджанскую общину).

Во-первых, 1news.az ратует за незыблемость "бейкеровских правил" как чуть ли не первооснову минского процесса. В самом начале 1992 г., когда вооруженный конфликт только разгорался, госсекретарь США предложил для Минской конференции СБСЕ схему участия 2+2: Азербайджан и Армения как основные стороны плюс возможность пригласить от НК заинтересованные стороны. В первоначальном решении СБСЕ от 24 марта 1992 г., принявшем эту схему, даже не было понятия "сторона конфликта". Пик военных действий в 1993-94 гг. и 4 резолюции СБ ООН внесли свои коррективы: кроме АР и РА, стороной конфликта был также признан НК. В том числе и в Минской группе СБСЕ. Баку подписал тогда со Степанакертом 12 документов по прекращениям огня, их продлениям и встречам двух сторон, причем чаще они выполнялись (а с Ереваном всего 3 - в Тегеране, Сочи и Алма-Ате - и все 3 не выполнены).

Перемирие с 12 мая 1994 г. и его официальное подтверждение 27 июля 1994 г. подписывали три стороны конфликта, как и соглашение об укреплении режима прекращения огня 4 февраля 1995 г. Дальнейшие переговоры по политическому соглашению в 1994-97 гг. тоже велись тремя сторонами сначала при посредничестве России, а после Будапештского саммита ОБСЕ - сопредседателей Минской группы. Этот саммит поручил им переговоры между сторонами конфликта, исходя из того, как разъяснил тогда ее Действующий председатель, что это не только АР и РА, но и НК.

С весны 1992 г. минский процесс сменил многие первоначальные подходы. Созыв Минской конференции, которой и предлагал Бейкер свою схему, сорван официальным Баку, а затем отпала и ее идея: о ней уже и не говорят. Невозможность ее созыва породила де-факто Минскую группу, которая сначала вела переговоры по схеме 2+2, но затем между тремя сторонами конфликта. Но переговоров в ней нет с 1994 г., МГ стала лишь механизмом для консультаций. Было уже столько перемен, что уповать на неизменность "бейкеровских правил" наивно. Недоказуемо, что они важнее перемирия, единственного достижения в этом конфликте (а оно подписано вовсе не по схеме 2+2), и принятых уже после перемирия самых высоких и обстоятельных по Карабаху решений саммита ОБСЕ в Будапеште.

Во-вторых, 1news.az явно передергивает факты и нередко прибегает даже к прямому обману своих читателей. Авторы и редакция портала изобретали небылицы, чтобы не дать Степанакерту вернуться на переговоры, либо лишить его статуса стороны конфликта и уравнять с общиной азербайджанцев НК. Так утверждалось, будто никогда и не было переговоров в трехстороннем формате, то есть с участием НК (они шли в 1994-1997 гг. - я сам их вел), будто в международных документах он никогда и не был стороной конфликта (см. заявление Действующего председателя ОБСЕ от 31 марта 1995 г. и предложения сопредседателей МГ 1997-98 гг.), будто "нет в природе" документов, подписанных тремя сторонами или представителями Азербайджана и "сепаратистов" НК (как отмечено выше, таких документов немало, причем большинство опубликованы). Нелепо было совать схему 2+2 в Бишкекский протокол, ибо он и вслед за ним соглашение о перемирии подписаны даже вне рамок минского процесса, а совсем на другой основе - при посредничестве России в деле реализации заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 г. Вопреки документам, 1news.az писал, будто 7 мая 1992 г. в Тегеране было подписано перемирие, будто мандат Г. Алиева на проведение переговоров "с НКР" от 3 сентября 1993 г. - фальшивка. Назойливо сеялась версия, будто в первые годы переговоров президент РА брал с собой на встречи лидера НК Роберта Кочаряна, а президент АР - главу азербайджанской общины НК Низами Бахманова (не было ни президентов на переговорах, ни тех лиц на редких встречах двух президентов). Портал выделяет важность причинно-следственной связи, но не желает разобраться в причинах оккупации 7 районов АР: кто же так долго не хотел прекращать военные действия, даже теряя район за районом? Выгодное для Баку заявление Действующего председателя он выдает за решение Лиссабонского саммита ОБСЕ.

Мистификаций у 1news.az полно, но и этих хватит для оценок. Упорная подача им ложных тезисов вопреки фактам и документам сделала их уже лживыми и отдает политико-пропагандистским шулерством. Причем портал чурается норм журналистской этики, публикаций с опровержениями его измышлений или ответов на клеветнические личные выпады. Руководство так и не отважилось на дискуссию, а предпочло вести безответную тенденциозную и просто лживую кампанию.

Публично отвечая мне, 1news.az вдруг атаковал ИА REGNUM, фальшиво обвиняя его в недоступности для политологов и экспертов из Азербайджана. Навет бросился в глаза, ибо азербайджанцы выступают там каждую неделю, а то и чаще. Решил уточнить и выяснил, что REGNUM в последнее время публиковал более 40 азербайджанских авторов, а многих несколько раз. Среди них был и актив 1news.az. Что толкнуло бакинский портал на этот (по его лексике) поклеп, обернувшийся тут же проколом? Видно, и тут неразборчивость средств! В моем очередном письме главному редактору 1news.az Рахману Гаджиеву, которое он тоже не стал публиковать, отметил, что разносторонность источников информации REGNUMа вообще недосягаема для его портала.

С учетом изложенного некоторое недоумение вызывает решение британской организации LINKS, недавно создавшей путем привлечения от армян агентства Арминфо, а от азербайджанцев портала 1news.az площадку для армяно-азербайджанского диалога в интересах урегулирования карабахского конфликта. Неужели не смогли найти в Азербайджане более адекватного и объективного партнера? Или, может быть, чем радикальнее и крикливее, тем лучше?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Инциденты как политическая линия Баку

Вооруженные инциденты в карабахском конфликте чаще и острее, чем в зонах других конфликтов. Даже если они возникают на границе между Азербайджанской Республикой (АР) и Республикой Армения (РА) - вроде бы вдали от Нагорного Карабаха (НК) - их причинная связь с ним неоспорима. Число погибших и раненых - ежегодно десятки военнослужащих и мирных жителей. А в начале июня с.г. был целый десяток жертв за несколько дней.

Наивно считать это случайным. Слишком много факторов показывают абсурдную политическую закономерность инцидентов вокруг Карабаха.

Еще в конце войны министры обороны АР и РА и представитель НК подписали протокол своей встречи в Москве 18 февраля 1994 г., где ради надежности будущего перемирия был предусмотрен развод войск сторон по достижению прекращения огня. Но потом Баку не стал выполнять это обязательство под тем предлогом, что линия фронта проходит по территории АР: пусть, мол, односторонне отводят войска армяне. Там не желали понимать разницу: это общеизвестная обоюдная военно-техническая мера, а то - предмет будущих обстоятельных переговоров.

В итоге при прекращении огня с 12 мая 1994 г. стороны так и остались на позициях, легко взаимно досягаемых даже из стрелкового оружия. К тому же без нейтральных наблюдателей или миротворцев. А через несколько лет азербайджанцы под тем же предлогом во многих местах дополнительно придвинули свои передовые позиции к армянским.

Опасная близость позиций, отсутствие широкой нейтральной полосы и миротворческих сил делают почти неизбежными эти инциденты и гибель людей. Перестрелки возникают и случайно, но нередко провокационно, с умыслом. Стороны постоянно обвиняют в этом друг друга. Первый выстрел не может быть обоюдным, так что совершенно очевидно, что одна из сторон при этом, как правило, цинично лжёт!

Уже в 1994 г. сопредседатели Минской группы поняли, что необходима договоренность сторон по локализации и улаживанию инцидентов. После проработки проекта посредниками лично с высшими руководителями всех трех сторон было подписано бессрочное соглашение об укреплении режима прекращения огня, вступившее в силу 6 февраля 1995 г. Был проведен обмен телефонами правительственной связи для прямых контактов при инцидентах. Однако вскоре та же сторона не пожелала выполнять взятые обязательства, убрала эту помеху для инцидентов и перешла к замалчиванию соглашения. Степанакерт и Ереван не раз предлагали вернуться к выполнению этого соглашения, но Баку отвечал и поныне отвечает абсолютным молчанием.

Если кого-то что-то не устраивает в этом соглашении, можно было бы предложить пересмотреть его, поправить или дополнить, но Баку предпочел несоблюдение и полное молчание, будто такого документа нет и не было.

Со временем умысел стал очевиден. Ущербность после проигрыша войны и потери 7 районов вокруг НК, пробуксовки переговорного процесса побуждают руководство АР "не давать оккупантам покоя". Стабилизация обстановки при нынешнем статус-кво ему противопоказана. Выгоднее дозировать напряженность в зоне конфликта периодическими инцидентами в сочетании с постоянными военными угрозами и наращиванием вооружений. Свою заинтересованность в инцидентах Баку подтвердил и упорным отказом отвести снайперов с передовых позиций, и уходом от создания механизма их расследования. Кому нужна напряженность вокруг Карабаха, сомнений нет.

Славословия в адрес "Общенационального (с большой буквы!) лидера" Гейдара Алиева контрастируют с отказом сына от ряда его конструктивных шагов в поисках урегулирования конфликта. Отец не раз одобрял заявления, что прекращение огня должно сохраняться до заключения политического соглашения о прекращении вооруженного конфликта. 29 августа 1994 г. в заявлении Минобороны АР говорилось, что предписано воздерживаться от любых действий, которые могут привести к нарушению режима прекращения огня, что предусмотрены меры по недопущению инцидентов и наказанию виновных в нарушении режима прекращения огня. Стоило бы принять такие меры и сейчас, раз Баку изображает, будто непричастен к инцидентам.

Требует особого внимания вызывающее игнорирование им соглашения от 4 февраля 1995 г. (одного-единственного по Карабаху в активе ОБСЕ). Гейдар Алиев самолично принял участие в его разработке и дал указание министру обороны подписать его, что видно и из текста. Pacta sunt servanda! Снисхождения посредников к срыву официальным Баку выполнения взятых обязательств совершенно неуместны. Необходимо открыто фиксировать этот срыв. Иначе бесцельны поиски урегулирования конфликта, в том числе согласование основных принципов для будущего мирного соглашения. Ибо зависает коренной вопрос: будет ли оно потом выполняться?

Механизм для расследования инцидентов не может быть совершенным, пока нет нейтральных наблюдателей. А вот данных для выявления их политических причин уже более чем достаточно. Так что карабахский конфликт богат на инциденты вовсе не только из-за темперамента южан.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В карабахском конфликте Баку претендует на "непогрешимость" и "ненаказуемость"

Один из основных бакинских порталов 1news.az неутомим в системном оболванивании читателей ложными сведениями и ложной интерпретацией нагорно-карабахского конфликта в угоду официальным властям Азербайджана. 19 июня очередным предлогом для этого послужила статья Ануш Левонян в ИА REGNUM. Одновременно очередным нападкам подверглось и это российское агентство.

Давно доказано (даже арифметически - по числу публикаций авторов из Азербайджана этим агентством), что разносторонность информации ИА REGNUM вообще недоступна порталу 1news.az, который панически боится публиковать материалы, неугодные официальному Баку. Этот портал не умеет размещать ни дискуссионные тексты, ни ответы на свои выпады.

Недавно его главный редактор Рахман Гаджиев сам предложил мне присылать ему ответные материалы, а он "постарается" опубликовать их. Прошел уже месяц, как от него ни ответа, ни привета. Теперь он не отвечает даже на записки по электронной почте. Таковы нравы в этой редакции. Причем Р. Гаджиев позволяет себе публично взывать к журналистской этике, хотя ему полезней делать это перед чистым зеркалом...

Но каковы "постулаты" 1news.az по Карабаху в том материале? Снова безапелляционные утверждения, будто Нагорный Карабах никогда не был признан стороной конфликта, будто переговоры всегда велись по "правилам Бейкера", будто НК никогда не участвовал в переговорном процессе и т. п. Как в споре мальчишек, то и дело озвучиваются недозрелые зароки: "нигде и никогда", "когда-либо", "всегда". Эти словечки передают эмоциональный напряг полуанонимного автора "А. А.", но тут полезнее было бы интеллектуальное напряжение или хотя бы крепкая память.

Редакции 1news.az на каждый из этих загибов давно дан ответ на основе конкретных фактов и документов. Посему уже нельзя считать это ошибками или недосмотрами, а только ложью, систематическим одурачиванием своих читателей. Для вящей убедительности там вписана и такая фраза: "Даже Казимирову не нашлось чем крыть множество азербайджанских аргументов". Шикарный пример голословности! Аргументы в таких спорах - факты и документы. Могу для беспамятных или непонятливых повторить основные.

"Бейкеровские правила" (2+2) - это начало 1992 г., когда вооруженный конфликт лишь начал набирать обороты. А Будапештский саммит ОБСЕ - это декабрь 1994 г., когда вооруженная фаза конфликта завершена, и все стало намного яснее, что и как было. Может ли более ранний документ министров быть выше более позднего документа президентов, глав государств? В переводе на азербайджанскую конкретику: может ли решение Тофика Гасымова-92 быть выше, чем Гейдара Алиева-94? Смешные вопросы.

А в Будапештском решении специально ни разу не названы ни Армения, ни Азербайджан, чтобы формула "конфликтующие стороны" могла охватывать и НК. Действующий председатель ОБСЕ Ласло Ковач разъяснил формулу Будапешта. Он заявил 31 марта 1995 г., что "подтверждает ранее принятые ОБСЕ решения о статусе сторон, т. е. об участии двух вовлеченных в конфликт государств-участников, а также третьей стороны в конфликте (Нагорного Карабаха) во всем процессе переговоров, включая Минскую конференцию". Пусть бы 1news.az опубликовала эту фразу и привела бы свои контрдоводы. Это было бы хотя бы достойно. Но разве можно помещать то, что неугодно Баку? Вместо этого гораздо легче написать "нигде и никогда"!

Поскольку мне довелось самому вести переговоры по Карабаху с 1994 г. как российскому посреднику, а в 1995-96 гг. как сопредседателю Минской группы ОБСЕ, прямо подтверждаю, что НК участвовал в них как равноправная сторона в трехстороннем переговорном процессе. Или А. А. знает лучше, кто участвовал в тех переговорах, раз утверждает, что "этого никогда не было и не будет"?

Возьмите три известных предложения сопредседателей Минской группы ОБСЕ от 1997-98 гг. Там речь идет тоже о трех сторонах конфликта.

Оппоненты прибегают к почти незаметному подлогу, подчеркивая, что нет ни одного международного документа, где упоминалась бы НКР (был лишь мандат Г. Алиева на проведение переговоров с НКР - он опубликован). А признание государства и признание стороной конфликта - совершенно разные вещи. Но переговоры велись именно между сторонами конфликта. Конечно, Азербайджанская Республика и Республика Армения признаны Россией. Это учитывалось Москвой, но там, где речь идет о судьбе Нагорного Карабаха, без учета его позиций конфликт вообще неразрешим.

Поражает неумение оппонентов отвечать осмысленно, а не зароками. Пусть бы нашли ответы на простейшие вопросы. Был ли Будапешт позднее и выше по уровню, чем совещание мининделов в Хельсинки в марте 1992 г.? Были ли переговоры с участием Нагорного Карабаха в Москве и иных городах в 1994-97 гг.? Велись ли они, как утверждает 1news.az, по "бейкеровским правилам"? А с кем же Азербайджанская Республика подписала перемирие и соглашение 4 февраля 1995 г.? И было ли такое соглашение вообще? Не получит читатель 1news.az ответов на эти вопросы - они сакраментальны для Баку. Правда жизни ему вовсе не нужна!

Есть еще один псевдопостулат, выдаваемый порталом за бесспорный. Что должно быть раньше? Вывод армянских войск или гарантии невозобновления военных действий? Позиция Баку однозначна - убрать оккупацию. Но кто же сменит надежные позиции на более уязвимые, пока остается или нарастает угроза нападения? Так что сначала надо отрешиться от войны, как бы не звали на нее даже искренние патриотические чувства. Соглашение о неприменении силы ускорило бы возврат территорий. Возможен и компромисс путем принятия промежуточных, но надежнейших решений.

Баку пытается выдать оккупацию территорий Азербайджана (один из результатов прежних военных действий) за главную проблему конфликта. Полностью замазывает "вклад" руководства Азербайджана в расширение оккупации за счет погони за мнимой победой. Об этом там ни звука! Зато всячески используется естественное в наш век отторжение оккупации в мире, хотя оккупация оккупации рознь. Именно Баку делал ставку на силу, а теперь выдает себя за жертву, претендуя по сути дела и на непогрешимость, и на ненаказуемость.

Но сильный акцент на оккупации имеет и другую цель - изобразить ее тормозом урегулирования, чтобы отвлечь внимание от действительно главного вопроса: определения статуса НК. В этом вопросе руководству Азербайджана не до демократии, и оно тут абсолютно бескомпромиссно. Это и блокирует весь процесс урегулирования. Вроде бы числят армян НК своими согражданами, но избавляют их от волеизъявления по своей судьбе, стремятся уткнуть их в общение с азербайджанской общиной НК. Хотя противостояла НК вовсе не та община, а весь вес, вся масса Азербайджана.

Таков подтекст многоплановой игры Баку вокруг оккупации - проблемы вполне разрешимой при гарантиях неприменения силы и реалистическом подходе к определению будущего статуса НК. Но в ответ лишь подростковые выкрики "нигде и никогда!" а ля 1news.az.

Бакинские СМИ охотно причисляют к армянскому агитпропу и меня. При жестком конфликте многоцветье исчезает из глаз; мир у них черно-белый - все проазербайджанское, либо проармянское. Укоряют меня даже в предвзятости посредничества: раз, мол, так критикует Баку, значит, наверняка подыгрывал армянам. Не буду доказывать, что имел жесткие дискуссии и с армянами. Скажу оппонентам "в глаза" совсем иное.

Еще в годы карабахской войны бросались в глаза блуждания как Эльчибея, так и Гейдара Алиева в подходах к разрешению конфликта с предпочтениями к силовому варианту, закомплексованность потерями Шуши и Лачина, уходы от миротворческих инициатив, срывы договоренностей и даже официально подписанных документов - ненадежность как партнеров по переговорам. Вместе с тем Г. Алиев (в отличие от Эльчибея) мог призывать решить конфликт исключительно мирными средствами, но сам на это не шел.

С армянами тоже работалось нелегко, но не было столько зигзагов.

Завершив работу посредника в 1996 г., старался воздерживаться от высказываний и публикаций по Карабаху, молчал почти 10 лет, чтобы не обидеть ту или иную сторону. Но урегулирование продолжало буксовать, и пришел к выводу, что возможные обиды сторон - вообще не моя проблема. Это проблема тех, кто ловчил, лукавил, обманывал, нарушал, искажал, подгонял версии под свои интересы, а то и просто лгал. А сам могу быть полезен урегулированию этого конфликта только правдой о том, что и как было, когда возглавлял российскую посредническую миссию и одно время - Минскую группу ОБСЕ. Моя нынешняя задача - лишь мешать лгать.

Признаюсь, что высказывания, не нравящиеся официальному Баку и его службам, продиктованы мне тремя факторами:

- потратив не один год на прекращение массового кровопролития в Карабахе, никто не смолчит перед теми, кто призывает или даже лишь допускает новую и более жестокую бойню между двумя народами. Кроме воинственной риторики, тут обилие тем: лихая гонка вооружений, инциденты и отказы расследовать их, отвести снайперов и многое другое;

- кто занимался посредничеством, не может быть безразличен к срывам договоренностей и даже подписанных соглашений. Кто больше грешит этим? Кто срывал в 1992-94 гг. краткосрочные прекращения огня? Кто отказался разводить войска при перемирии? Кто не считает его бессрочным? Кто полностью игнорирует соглашение по инцидентам - об укреплении режима прекращения огня? Все это вопреки официально взятым обязательствам.

- может ли вызывать симпатии тот, кто больше лжет. К сожалению, в этом конфликте слишком много лжи. Но одни верхи терпят фантазии пропагандистов, а другие - сами раскручивают их вплоть до личного участия. Общеизвестны приписки, ставшие уже "классикой": под оккупацией аж 20% земель АР, изгнаны более миллиона перемещенных лиц. Расчет прост: кто будет проверять процент, вычислять количество населения тех 7 районов?

Ну, вот и открыты настежь оппонентам все три побудителя публикаций автора этих строк по Карабаху. Любая сторона любого конфликта, набравшая столько штрафных очков, должна быть жестко критикуема и осуждена, пока не сдвинется решительно и всерьез к его мирному разрешению.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Посредникам предстоит вернуться к началу

"Сафаровщина" не добавила доверия в переговорный процесс по Нагорному Карабаху

Массу негативных откликов в мире вызвал скандал вокруг экстрадиции Венгрией лейтенанта азербайджанской армии Рамиля Сафарова, пожизненно заключенного за убийство топором спящего армянского коллеги по языковым курсам НАТО в Будапеште, а особенно его мгновенно последовавшее помилование президентом Азербайджанской Республики (АР) и новый виток его прославления в Баку.

Есть важный аспект «сафаровщины». Несмотря на связанные с Баку интересы и пантуранские увлечения, правительство Венгрии предпочло осудить помилование. В ноте протеста посольству АР и послу АР 2 сентября с. г. показано, что действия азербайджанской стороны противоречат официальному обещанию продолжить исполнение приговора на родине осужденного. Заместитель министра юстиции АР в письме от 15 августа 2012 года заверял, что Сафаров может быть условно-досрочно освобожден лишь 25 лет спустя после вынесения приговора. В Баку грубо пренебрегли собственными обещаниями.

Автор этих заметок давно отошел от работы по мирному разрешению конфликта в Карабахе, но «сафаровщина» напомнила о мере способности сторон – брать и выполнять принятые обязательства. Посредники, особенно в годы войны 1991–1994 годов, нередко сталкивались с шараханиями и метаниями Баку, с его отказами выполнять даже подписанные документы и соглашения или с их прямыми нарушениями и срывами. Давно возникает малоприятный, но – увы! – неизбежный вопрос: насколько договороспособен официальный Баку?

30 апреля 1993 года Совет Безопасности ООН по инициативе АР принял резолюцию 822. Но, когда Россия, США и Турция попросили три стороны конфликта подтвердить готовность выполнить ее, Ереван и Степанакерт подтвердили, а Баку даже не дал ответа.

Летом и осенью 1993 года Азербайджан не раз уклонялся от прекращения огня или подписывал его, но не всегда выполнял, несколько раз даже срывал. 16 декабря 1993 года была достигнута договоренность лично с Гейдаром Алиевым и Робертом Кочаряном прекратить огонь со следующего дня. Степанакерт тотчас же подписал документ, а Баку тянул трое суток и представил совершенно неприемлемый, абсурдный текст вместо предложенного посредником. Секрет прост: тогда Баку готовил и начал контрнаступление. Азербайджан требует выполнения четырех резолюций СБ ООН лишь в части деоккупации, хотя сам не выполнил целиком, полностью и своевременно ни одного их требования или призыва.

Подписанный в Москве 18 февраля 1994 года протокол о встрече министров обороны Азербайджана, Армении, а также Нагорного Карабаха намечал прекратить огонь через 10 дней и соответственно развести войска от линии соприкосновения. Но вскоре Баку отказался разводить войска (ни симметрично, ни асимметрично), что стало одной из главных причин множества инцидентов – весьма острой проблемы и в наши дни.

Через неделю после перемирия, достигнутого 12 мая 1994 года, АР по предложению Яна Элиассона подписала «малое соглашение» об укреплении режима прекращения огня, но спустя дня два аннулировала свою подпись.

Пожалуй, самым скандальным остается невыполнение официальным Баку заключенного 4 февраля 1995 года под эгидой ОБСЕ соглашения трех сторон об укреплении режима прекращения огня (с целью улаживания инцидентов на линии соприкосновения). Оно было заранее согласовано лично с Гейдаром Алиевым и главами других сторон и по их указаниям подписано министрами обороны. Потом Баку не стал его соблюдать, не предложив ни аннулировать, ни перезаключить, ни поправить или дополнить. Несмотря на предложения Еревана и Степанакерта возобновить его выполнение, он продолжает полностью игнорировать его, утаивая даже сам факт, что оно есть. А иерархи ОБСЕ не проявляют должной настойчивости на сей счет.

И в наши дни немало примеров ненадежности официального Баку как партнера. Чего стоит его нежелание признать бессрочность перемирия 1994 года лишь потому, что она вытекает из умолчания! Гейдар Алиев отдавал себе отчет, что значит соглашение без указанного срока его действия, и сам высказывался за урегулирование конфликта исключительно мирными средствами. А Ильхам Алиев твердит, что война еще не окончена. В Баку линию соприкосновения войск упорно называют линией фронта, противника – врагом и т.п. Воинственная риторика там чаще громыхает, чем приглушена.

Выдавая главной проблемой конфликта не статус Нагорного Карабаха, а его последствие – оккупацию азербайджанских районов, Баку всячески скрывает, как возникла она в годы войны, и даже отвергает кратчайший путь к их освобождению – заключение соглашения о неприменении силы. Гейдар Алиев знал, что без надежного закрепления прекращения огня не перейти к ликвидации последствий конфликта, и принял эту установку Совета глав государств СНГ в его в заявлении 15 апреля 1994 года.

Излишние расчеты возлагает АР на тезис о нетерпимости статус-кво. Война еще более нетерпима. А статус-кво включает не только оккупацию, но и многое в ее политике: настрой на напряженность и столкновения, ставку на войну, гонку вооружений, отказ отвести снайперов, расследовать инциденты.

Предвыборные расклады в Армении и Азербайджане не облегчают работу сопредседателей Минской группы ОБСЕ со сторонами конфликта. А тут еще нелепая и неуместная помеха – осложнения, вызванные «сафаровщиной». Нет сомнений, что в этих условиях государства-посредники сосредоточат свои усилия не столько на разрешении спорных вопросов в базовых принципах, сколько на недопустимости попыток и дальше обострять ситуацию, тем более возобновлять военные действия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ни одна из сторон карабахского конфликта не добьется желанного максимума

Интервью информационному агентству Regnum

В последнее время все чаще говорят о том, что Минская группа ОБСЕ исчерпала себя, выступает в роли фиктивного посредника и неспособна решить что-либо. На этом фоне активизировался Азербайджан, из Баку то и дело звучат призывы к смене формата урегулирования, об МГ ОБСЕ отзываются как о "беззубом" органе, а один из чиновников этой страны назвал сопредседателей Минской группы "дипломатическими туристами", посещающими Карабах. Какова, по-вашему, роль Минской группы сегодня, эффективны ли усилия посредников по продвижению процесса мирного урегулирования?

К сожалению, многие даже среди грамотных журналистов и политологов, привыкли к высказываниям без надлежащего проникновения в сущность предмета или материи, о которых ведут речь. Суждения о Минской группе как посреднике в карабахском конфликте уже неточность. В 1992-1994 гг. параллельно с Россией действительно вела Минская группа, но этот опыт при девяти государствах-участниках, конечно, не был оптимальным. Трудно работать при 9 посредниках, да и знание конфликта было у них разным, у многих - невысокое.

В 1994 году Будапештский саммит ОБСЕ поручил ведение переговоров между конфликтующими сторонами уже не Минской группе, а ее сопредседателям. С 1997 года это Россия, США и Франция, а Минская группа фактически стала полезным консультативным механизмом. Сопредседатели делятся с остальными ее участниками информацией о ходе переговоров, своими планами действий, советуются с ними. Россия и США обладают наиболее полной информацией о происходящем в этом регионе, Франция тоже основательно "наторела" в этой сфере. Да и другие члены Минской группы за два десятилетия подразобрались в этом конфликте.

Где же более грамотные в этих делах акторы? Может, в Южной Америке или Азии? В Океании? В Антарктиде? Россказни о смене посредников не отличаются серьезностью. Смену формата переговоров еще можно себе представить, чтобы в них участвовали все стороны конфликта, но об этом желающие сменить посредников не хотят и говорить.

Но самое главное кроется совсем в другом! Причина пробуксовки переговоров не в "неумелых" действиях посредников, а в иррациональном и даже наивном максимализме сторон, их недостаточно реалистических требованиях и ожиданиях. Ни одна из них не добьется желанного максимума. Пора умерить аппетит, в малом и большом искать взаимоприемлемые развязки. Сетования на посредников - ребячество тех, кто хотел бы перебросить свою вину на "дядю". Проблема в собственных позициях сторон, а не в чем-то ином.

Это не значит, что посредники ведут дела идеально. Я не раз отмечал их недостаточную настойчивость. Например, в ограждении своей миротворческой миссии от любых авантюрных поползновений в сторону военного разрешения конфликта. ОБСЕ взялась мирно разрешить этот конфликт, и все силовые замахи сторон должны осуждаться гораздо четче, без полутонов и ложной терпимости. Другая проблема: чем оправдать бессилие ОБСЕ перед полным игнорированием одной из сторон соглашения об укреплении режима прекращения огня 1995 года? Причем единственного соглашения в активе ОБСЕ по Карабаху! И опять все той же самой стороной! Где же принцип pactа sunt servanda? Как можно не обращать на это внимание, когда надо привлекать к этому особое, пристальное внимание? Но это огрехи не только самих посредников, но ОБСЕ в целом, ее иерархов и структур. Конкретные вопросы требуют скорейших корректировок, а вовсе не смены посредничества.

Каким вы видите переговорный процесс после истории с Рамилем Сафаровым?

Его помилование - то ли "ляп" команды Ильхама Алиева, то ли его личная явно завышенная самонадеянность. Убежден, что Гейдар Алиев, насколько знал его по 50 или 60 рабочим встречам и десяткам наших бесед наедине, не позволил бы себе столь грубой ошибки в отношении преступника-головореза, уже получившего позорную известность во всем мире и бросившего тень на своих сослуживцев и даже соотечественников. Ясно, что "сафаровщина" лишь негативно повлияла на переговорный процесс, затруднила и сторонам, и посредникам его возобновление после памятной пробуксовки в Казани. Теперь надо ловить не более или менее благоприятный момент, а хотя бы сравнительно проходимый для возвращения к столу переговоров.

Сегодня распространяется мнение, что экстрадиция Сафарова и его немедленное помилование приведет к смене позиций международного сообщества по вопросу Нагорного Карабаха. Согласны ли вы с этим мнением и если да, то каким образом эти подходы могут измениться?

Не думаю, что приведет прямо-таки к смене позиции международного сообщества. Иллюзии нежелательны. Да и трудно говорить о единой позиции всего сообщества. Но от этого эпизода какой-то не слишком благоприятный для той стороны фон останется не на один год, хотя будет проявляться не столько в словах, сколько в умолчаниях.

Экспертное мнение в Армении и за ее пределами разделилось на два лагеря: представители первого твердят о том, что для Армении настало время признать Нагорный Карабах независимым государством. Другие полагают, что это приведет к эскалации вооруженного конфликта вследствие нападения Азербайджана. Ваше мнение?

Этот вопрос решать самим армянам, их полномочным органам, а не незваным советчикам со стороны. Наверное, это потребовало бы учета как всех плюсов, так и всех минусов - больше этого сказать ничего не могу.

Президент и иные должностные лица Армении, руководство непризнанной Нагорно-Карабахской Республики неоднократно заявляли, что Нагорный Карабах никогда не будет в составе Азербайджана в той или иной форме. О чем, в таком случае, особенно в свете последних событий, могут вести переговоры Армения и Азербайджан?

Судьба Нагорного Карабаха - главная причина и основная спорная проблема конфликта. Позиции сторон в этом вопросе совершенно несовместимы. Даже выбор принципа свободного волеизъявления населения не снимает противоречий, ибо стороны вкладывают в него совершенно разный смысл: одна - полную свободу выбора, а другая четко урезанный выбор, по сути дела - без выбора всерьез; к тому же - населения не только Нагорного Карабаха, а всего Азербайджана. Пока не видно никаких наметок компромисса между этими позициями. Но, конечно, есть множество других тем для переговоров. Из них особо выделил бы взаимную безопасность сторон, то есть надежное исключение возможности возобновления военных действий.

Хотел бы еще раз напомнить о важнейшем документе - Заявлении Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 года. Его мало знают, но именно с опорой на него удалось выйти на перемирие в Карабахе. Там впервые была поставлена задача не только прекратить военные действия, но и надежно закрепить это прекращение. И добавлено важное пояснение: "Без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства". Это заявление было принято главами всех государств СНГ, включая Гейдара Алиева и Левона Тер-Петросяна. Упомянутая фраза имеет самое прямое отношение не только к 1994 году, но и к сегодняшнему дню. Разве прекращение огня уже надежно закреплено? Множество фактов показывает, что это еще не достигнуто! Инциденты, воинственные речи, гонка вооружений. А кое-кто уже требует немедля устранить последствия вооруженного конфликта, вовсе не стремясь надежно закрепить перемирие, а наоборот, всячески расшатывая его. Явный разлад в логике двух поколений!

В последние годы много говорится о неприемлемости сохранения статус-кво в карабахском конфликте. Как вы оцениваете этот довод?

Двояко, смотря какой смысл в него вкладывать. Это еще одно подтверждение того, что все относительно. Одна из сторон сводит этот тезис лишь к нетерпимости оккупации ее территорий и толкует его как чуть ли не благословение новой войны. Она не желает признать, что в нынешнем статус-кво гораздо больше нетерпимого, в том числе и в ее собственной политике: установка на новую войну и призывы к ней, блокада и пропаганда ненависти между двумя народами. Такая попытка выворачивать этот тезис лишь во благо своим интересам не очень состоятельна - так можно провести лишь простачков. Убежден, что решение многих действительно сложных проблем этого конфликта станет посильным лишь после того самого надежного закрепления перемирия, о котором только что шла речь.

Благодарю за интервью.

Беседовал Эмиль Бабаян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

В вопросе механизмов расследования инцидентов не надо изобретать велосипед

Разговоры о необходимости создания механизмов расследования инцидентов на линии соприкосновения ВС Азербайджана и Армении и Нагорного Карабаха напоминают старый анекдот о необходимости изобрести велосипед.

Столько рассуждений о необходимости расследования инцидентов, как будто неясно их происхождение в массе своей, это самоочевидно. Все настолько зримо, что большого расследования не требуется. Еще 4 февраля 1995 года было заключено специальное соглашение с участием всех трех сторон конфликта – Азербайджан, Армения, Нагорный Карабах. Это соглашение носит название «Об укрепления режима прекращения огня». Но по сути речь шла не только об укреплении режима прекращения огня, а об инцидентах на линии соприкосновения. Была договоренность о прекращении огня без развода войск.

18 февраля 1994 года три министра обороны в Москве подписали протокол о том, что по мере достижения прекращения огня будет проводиться развод войск. Кто ушел от этой договоренности? Через некоторое время после этого я имел удовольствие дискутировать с тогдашним министром обороны Азербайджана Мамедрафи Мамедовым, который начал мне доказывать, что «это наша земля» и «пусть отступают армяне». Для решения этого вопроса был придуман вариант асимметричного развода войск – то есть там, где есть азербайджанские села, отходят армянские войска, и наоборот. И этот вариант не понравился. В этом соглашении четко прописаны действия в случае возникновения инцидента. Сторона, заявляющая об инциденте, сообщает данные. Другая сторона в пределах 6 часов дает разъяснения. Кроме того, предусматривались контакты на местном уровне. Это не означало, что отстраняется высшее военное и политическое руководство. Но облегчалось контактирование между местными командирами. Однако это соглашение не выполняется. Причем не выполняется нагло. Если подписав документ, сторона потом решает, что он ей ни к чему, существуют цивилизованные методы. Вначале можно предложить дополнить документ, внести изменения. Но если другого решения не находится, она денонсирует его. Разве Азербайджан действовал цивилизованным образом в отношении этого соглашения? Нет, просто идет полное абсолютное замалчивание, как будто это соглашение и не было подписано, причем с прямого одобрения Гейдара Алиева.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Альтернативные пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта в контексте динамики региональной безопасности на Южном Кавказе

Политологи и официальные лица, особенно в Баку, уже много лет пророчат возобновление военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта. 20 лет усилий мирного урегулирования пока не достигли цели, вследствие чего конфликт продолжает оставаться очагом опасности на Южном Кавказе. Нагнетание угрозы новой войны усилилось со сменой азербайджанского руководства внутри одной семьи. Но те же бесконечные угрозы породили и немало сомнений в возможности силового реванша, особенно после авантюры президента Грузии Михаила Саакашвили в Южной Осетии. В последние годы все чаще увязывают второе издание войны в Карабахе с потрясениями вокруг Ирана. Но об этом после: войны с Ираном быть не должно.

Сначала о том, как устранить и опасность, и иллюзии силового реванша в Нагорном Карабахе. Это важно вдвойне, так как бесценно само по себе, но и послужило бы мощным стимулом для перехода к более реалистичным переговорам по мирному урегулированию. Общеизвестно, что одна из главных причин взаимоисключающих позиций сторон, затяжных и пока малорезультативных переговоров – глубокое взаимное недоверие, которое усугубляется возможностью возобновления военных действий.

Как посредник в годы войны в Карабахе, добивавшийся хотя бы перемирия, не желаю скрывать свою нетерпимость к трем явлениям: любые попытки возобновить массовое кровопролитие, любое несоблюдение официальных обязательств, любые искажения фактов, имевшие место в период войны и в рамках переговорного процесса в 1992-1996 годах.

При всех огромных военных расходах и хвастовстве своей мощью у Баку достаточно оснований сомневаться в исходе возможной попытки решить конфликт силой. Блицкриг невозможен, крупные потери и издержки неизбежны, резонанс будет неблагоприятен, политико-дипломатические позиции невыгодны (тут и бессрочность перемирия, и единое мнение влиятельных государств, международных организаций о невозможности силового решения и т. д.). Главный пропагандистский козырь Баку – оккупация семи районов вокруг Нагорного Карабаха – легко опровергается тем, что, теряя район за районом, именно Азербайджан не хотел прекращать войну в 1991-1994 гг. Да и под видом подготовки к войне правящему клану легче держаться у власти, чем подвергать себя риску войны. Так что воинственная кампания Баку является обманом своего собственного народа.

ОБСЕ, которой стороны доверили мирное урегулирование конфликта, а также страны-сопредседатели Минской группы могут и должны держаться жестче в отношении тех, кто допускает силовое решение вопроса, так как это в корне подрывает миротворческую миссию. Недостаточно говорить, что тут нет силового решения, акцент должен быть сделан на недопустимости войны. Стоило бы на заседании Минской группы или на встрече ее сопредседателей подготовить совместное заявление на случай нового крупного инцидента на линии соприкосновения, а тем более возобновления военных действий. Помимо немедленного вручения заявления виновной стороне стоило бы предусмотреть, что каждая из трех сторон в двустороннем порядке передаст ей тот же согласованный текст. Это не позволит ей недооценить важность коллективной акции сопредседателей. Сам слух о том, что государства-сопредседатели готовы к крутому повороту событий в Карабахе, заставит горячие головы еще раз взвесить плюсы и минусы затеянных ими мер.

До сих пор обсуждение Мадридских принципов шло вперемежку, без особого выделения ключевых проблем. Продолжение переговоров стоит жестче структурировать; четко разделить их на две линии, отдав естественный приоритет проблемам войны и мира: на каждой встрече на любом уровне в первую очередь обсуждаются вопросы укрепления перемирия и меры доверия, и лишь во вторую - остальные дела. Если нет прогресса по первой линии, обсуждение остальных вопросов откладывается до следующей встречи. Те, кто не на словах, а на деле хочет скорейшего урегулирования, будут сами заинтересованы в прогрессе по первой, определяющей линии.

Нередко говорят, что военные действия могут начаться непроизвольно, в результате стихийного развития боевых событий на линии соприкосновения. На этот счет 4-го февраля 1995-го года было подписано соглашение об укреплении режима прекращения огня между тремя сторонами (включая Нагорный Карабах). Баку не желает выполнять условия этого соглашения и даже упоминать его, хотя заключалось оно при личном участи Гейдара Алиева. Поразительна "толерантность" иерархов ОБСЕ и сопредседателей к этой аномалии. Если не уважать принцип pacta sunt servanda, то вообще нелепо вести переговоры о соглашениях с участием такой стороны. Причем тут нет сложностей, мешающих выявлению истины – настолько все очевидно: вот соглашение, а вот его игнорирование со стороны Баку. Цивилизованное государство, недовольное соглашением, могло бы предложить пересмотреть его, изменить, дополнить, наконец, денонсировать, но Азербайджан просто игнорирует его. Тут и вероломство, и вызов сообществу государств. Новый председатель ОБСЕ – Украина могла бы показать свою принципиальность по части Карабаха, но хватит ли ей духу?

В последнее время под предлогом бесплодности усилий МГ ОБСЕ некоторые политологи в Баку предлагают переложить урегулирование на Совет Безопасности ООН. Трудно понять, то ли это незнание истории вопроса, то ли расчет на забывчивость других. Ведь провал выполнения четырех резолюций СБ ООН по Карабаху был учинен прежде всего Азербайджаном, который не хотел прекращать военных действий в тщетной погоне за разгромом армян, не внял ни первой резолюции, принятой 30-го апреля 1993-го года по его же инициативе, ни трем другим. СБ ООН не стал принимать резолюций по Карабаху, их невыполнение подрывало его авторитет.

Не так давно Ильхам Алиев произнес очень важные слова, сказав: "В некоторых случаях СБ ООН принимает резолюцию, и через несколько часов ее начинают исполнять. Но что касается нас, то эта несправедливость продолжается уже 20 лет". Первая фраза просто замечательна! Он совсем "забыл", что Азербайджан должен был выполнить главные требования четырех резолюции Совбеза ООН, то есть прекратить огонь "через несколько часов", а приступил к этому только через год и то по принуждению, когда линия фронта заметно сместилась на восток. В итоге Баку не выполнил ни одного требования из этих резолюций. Тех, кто засчитывает выход на перемирие за их выполнение, стоит спросить: "Разве оно достигнуто "немедленно" и "незамедлительно", как того требовал СБ ООН?".

К тому же Баку прекратил огонь не столько в силу резолюций Совбеза, а в соответствии с Заявлением Совета глав государств СНГ от 15-го апреля 1994-го года. Оно, конечно, учитывало эти резолюции, но стало решающим и самостоятельным документом, принятым при прямом участии президентов Армении и Азербайджана. Кстати, многие и поныне не знают об этом документе, а в нем есть положения, весьма актуальные и сейчас. Там подчеркнута необходимость не только прекращения огня и всех военных действий, но и его надежного закрепления. "Без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства", - сказано в документе. Можно ли считать прекращение огня надежно закрепленным? А зачем же тогда кое-кто заранее оправдывает войну?

Тут для Баку и вопрос, и ответ: что раньше – обеспечение прочного мира или ликвидация последствий войны? Как устранять их, если мир не обеспечен, а вы в разных формах, но регулярно грозите войной? Ведь Баку и слышать не хочет о заключении соглашения о неприменении силы! А это как раз кратчайший путь к миру – при верности взятым на себя обязательствам, к освобождению оккупированных территорий и возвращению туда беженцев. Но к этому ли реально стремятся, или только к сохранению своей власти?

Среди различных предложений по переговорам есть и нелепости. Например, вести переговоры по соглашению без завершения согласования базовых принципов. Другой пример: Араз Азимов ратует за "дорожную карту". Но ее механизм требует хоть минимального доверия между сторонами. После шага одной из сторон должны последовать определенные действия другой, и если они выпадают, то весь механизм стопорится.

В целом расчеты Баку на переговорах сводятся к тому, чтобы выйти на поэтапный подход, получить на первых этапах "бесплатно" интересующее его освобождение районов, а потом блокировать то, что интересует другую сторону: не брать обязательств не применять силу и отсрочить, а точнее замотать волеизъявление в Нагорном Карабахе. Конечно, реализация договоренностей неизбежно была бы поэтапной, но это не помеха принятию определяющих решений по тем вопросам, которые подлежат реализации позднее, даже через несколько лет.

Неубедительны внешне привлекательные попытки Баку устроить диалог "двух общин" в Нагорном Карабахе. Карабахским армянам противостояла вся сила Азербайджана, а не только его община в самом Карабахе. Место Нагорного Карабаха – за большим столом переговоров.

Среди части политологов заметна эксплуатация ставки на раздрай между Россией и США на Южном Кавказе. Но по Карабаху картина совсем иная: позиции России и США (да и Франции) совпадают в главном – война тут не допустима. Тщетен расчет на противоречия между ними, чтобы предаться новым авантюрам в Нагорном Карабахе.

России, США и Франции пора взять курс на принуждение к миру, но "мягкой силой". Причем нужно сделать это раньше, чем авантюристы рискнут начать войну, а не задним числом. Основные средства – дипломатическая определенность, жесткость и убеждение. Не угрозы, не посулы, а повседневная практика. Это не "силовой арбитраж", предлагаемый Томасом де Ваалом, не навязывание того или иного способа решения спорных проблем, а лишь исключение военных авантюр. Тут даже не требуется решений Совета Безопасности ООН.

Добровольным вкладом в "мягкое" принуждение к миру стало соглашение между организациями армянской и азербайджанской диаспор в России, подписанное в Москве 23 ноября 2012 года и нацеленное на диалог, достижение мира. Оно идет вразрез с той линией, которую пытался вести посол Азербайджана в России Бюльбюль оглы, надо полагать, не без ведома Баку.

Share this post


Link to post
Share on other sites

2013 год вряд ли будет урожайным для карабахского урегулирования

Если бы были приняты Мадридские принципы, можно было бы считать, что стороны карабахского конфликта ближе к компромиссам, а пока и это не просматривается. Очень хочу, просто жажду ошибиться, но полагаю, что год вряд ли будет урожайным в карабахском урегулировании. Достаточно сослаться на выборы как в Армении, так и в Азербайджане, хотя есть и другие основания для скептицизма: пока не чувствуется готовность сторон к поиску компромиссов, господствуют установки на погоню за недостижимым. Наконец, отсутствует главное для мирного урегулирования – надежное закрепление перемирия, полный отказ от соблазна прибегнуть к силе. Напомню, что 15 апреля 1994 года Совет глав государств СНГ в своем заявлении, которое легло в основу достигнутого вскоре прекращения огня, впервые поставил вопрос так, как не ставил его даже Совет безопасности ООН: необходимо не только прекращение огня и военных действий, но и их надежное закрепление. Только после этого можно рассчитывать на успешное продвижение в процессе урегулирования в Карабахе.

Что касается того, можно ли считать роль Европы в процессе урегулирования положительной при тех поблажках, которые делаются Азербайджану – непостоянное членство в СБ ООН, избрание Баку местом проведения Европейских Олимпийских игр, то и то, и другое вряд ли прямо связано с карабахским конфликтом: Наверняка перед принятием этих решений учитывались многие другие факторы. Понятно, что сторонам конфликта кажется, что в первую очередь и должен был учитываться именно этот фактор. В Баку тоже норовят истолковать эти решения как чуть ли не одобрение мировым сообществом его позиции в данном конфликте. Но жизнь намного многограннее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Быть ли новому походу на Нагорный Карабах?

Весьма содержательное интервью Александра Юрьевича Скакова ИА Регнум озаглавлено так: "Принципиальное решение об ударе по Нагорному Карабаху в Баку уже принято". "Вопрос в его сроках", поясняет автор. Не совсем ясно, кому принадлежит заголовок - ему или редакции, но цель привлечения внимания достигнута. Автор естественно озабочен возможностью дальнейшего осложнения обстановки в этом чувствительном регионе и предлагает ряд мер противодействия этому.

Правда, в последних абзацах перепады в настрое автора излишне контрастны. То он подчеркивает неотвратимость войны (считает, что для Баку было бы аж "нерационально" не возобновить ее), то требует особого внимания к этому конфликту и выходит в конце на оптимистический вздох.

После такого разброса резонно возникают более дотошные вопросы. Действительно ли Баку готов ринуться в прорву новой бойни? Что побуждает к этому и что ему мешает? Есть ли у международного сообщества достаточно средств сдерживания?

Встревоженность автора порождена в основном возможностью дестабилизации в регионе, прежде всего вокруг Ирана. Считать, что этого достаточно для нового похода Баку на Карабах - нет ли тут упрощения? Гадать тут не годится. В таком случае будет столько неоднозначных вводных, что столицам ради адаптации к неожиданным поворотам придется не раз пересматривать даже решения, будто бы принятые загодя.

Давно известно, что одна из главных причин взаимоисключающих позиций сторон по Карабаху, затяжных и пока малорезультативных переговоров - глубокое взаимное недоверие сторон, а возможность возобновления войны лишь усугубляет его.

При всех огромных военных расходах и хвастовстве своей мощью, Баку имеет достаточно оснований сомневаться в исходе возможной попытки решить конфликт силой. Просчеты войны 1991-94 гг. психологически еще долго будут угнетать руководство Азербайджана. Ведь потенциал АР и тогда был явно выше, чем у армян - секрет в его реализации. Поныне помню десятки трофейных танков и бронетранспортеров, прилаженных к борьбе уже против их прежних хозяев. Номинальная мощь подвела тогда Баку, не дав вовремя прекратить военные действия и удержать под своим контролем обширные территории. Вместо анализа ошибок тех лет там опять шапкозакидательский настрой. Азербайджанцев раздражает оккупация 7 районов армянами, дает им ряд первичных мотиваций, но у армян стимул борьбы за выживание намного сильнее.

Преодоление укрепленной армянами линии обороны вокруг Карабаха потребовало бы немало времени, да и жертв. Выход к горам сулит новые препятствия. Баку не может рассчитывать на блицкриг, что дает достаточно времени для активного международного вмешательства.

В плане международном, какими бы ухищрениями не было обставлено возобновление военных действий, вина Баку будет несомненна. Его основной довод - оккупация районов АР - давно девальвирован: расползание оккупации стало прямым следствием того, что бакинское руководство затягивало войну в тщетной погоне за победой. Это происхождение оккупации не признают лишь те, кто не хочет этого. А возврат территорий тормозится нежеланием Баку гарантировать мир Карабаху.

Не будем забывать, что перемирие 12 мая 1994 г. было оформлено по умолчанию бессрочным, то есть сохраняет свою юридическую силу и поныне. Гейдар Алиев исходил из того, что конфликт надо урегулировать исключительно мирными средствами. Это его наследник повел потом речь о том, что война не окончена, а лишь ее первый этап. Есть конфликты, ждущие своего разрешения еще дольше (Кипр - с 1974 г.). Срыв перемирия будет осужден многими государствами.

В тот же ряд осуждений выстроятся и многие другие факты: упорный отказ Баку развести войска от линии соприкосновения, заключить соглашение о неприменении силы при разрешении конфликта, соблюдать соглашение об укреплении режима прекращения огня от 6 февраля 1995 г., отвести снайперов с передовых позиций, расследовать инциденты. Добавят и известный ляп команды Ильхама Алиева с героизацией убийцы Сафарова.

Как контраст, вспомнится приказ министра обороны Азербайджанской Республики от 28 августа 1994 г.: его призыв воздерживаться от действий, чреватых нарушением режима прекращения огня, проводить мероприятия по недопущению инцидентов и меры наказания лиц, виновных в нарушении прекращения огня. Почти за 20 лет с тех пор Баку более не был способен на это.

Неблагоприятный фон сложится для Азербайджана и в международных организациях. Практически будет отвергнута миротворческая роль ОБСЕ, но в свою очередь сопредседатели МГ - Россия, США и Франция - неизбежно осудят возобновление военных действий. Особенно жестким может быть тон Москвы, добившейся перемирия в 1994 г. при содействии СГГ СНГ. Будет сорвано обязательство азербайджанской стороны перед Советом Европы решить конфликт мирными средствами. Припомнится и то, что Баку в 1993-94 гг. долго не выполнял требования резолюций СБ ООН о прекращении военных действий. Они не дают никаких шансов на их возобновление. Весьма вероятна новая резолюция СБ ООН с требованием немедля прекратить бои. В итоге давление крупных государств и международных организаций вынудит Баку вскоре свернуть наступление. Этот поворот событий Азербайджан воспримет болезненно, тем более что и на фронте вряд ли добьется лихих успехов.

Но и это еще не всё. Преуспевающему на нефти и газе правящему клану Ильхама Алиева не очень по душе разменивать деловой бум на сбои, а то и перебои в поставках углеводородов с возможной временной потерей рынков.

Гораздо спокойнее предаваться словесным угрозам, всячески выказывая себя ультра-патриотами, чем реально рисковать своими креслами и доходами. Воинственная кампания Баку служит обману и своего собственного народа.

Вот далеко не полный перечень загадок, которые пришлось бы изучать Баку для принятия принципиального решения о новом походе на Нагорный Карабах. Оставим пока в стороне один из главных вопросов - о возможной позиции России. Считаю некорректным гадать на этот счет на уровне экспертов. В нынешнем мире этим занимаются генштабы, а не эксперты-одиночки. Ясно одно - с учетом того, что в России уже миллионы армян и азербайджанцев, она не сможет быть отстраненной или безразличной к новой бойне между двумя народами. В этом сомнений быть не может.

Согласен с А. Ю. Скаковым в том, что требуется повысить внимание к карабахскому конфликту, особо отторгая тенденции к новому кровопролитию. И дело не в составе Минской группы, а гораздо больше в верности иерархов ОБСЕ ее миротворческой миссии, в прямой, а иногда и публичной оценке того, что заводит на тропу войны.

Спрашивается, почему Действующий председатель ОБСЕ не может прямо высказаться перед Баку в поддержку идеи заключения соглашения о неприменении силы в решении этого конфликта или осудить несоблюдение им официально заключенного соглашения об укреплении режима прекращения огня? Недостаточно говорить, что тут нет военного решения - акцент давно должен быть на недопустимости войны. Чрезмерная политкорректность слишком дорого может стоить народам.

Сопредседатели МГ могли бы, не таясь, заранее подготовить совместное заявление на случай нового крупного инцидента, а тем более возобновления военных действий, и предусмотреть его немедленное вручение виновной стороне. Каждая из трех держав могла бы передать ей тот же текст и в двустороннем порядке, подчеркнув важность их коллективной акции. Сама готовность государств-сопредседателей и к крутому повороту событий в Карабахе, заставит горячие головы еще раз взвесить последствия затеваемых ими мер. Крайне важно не откладывать подготовку документов до свершения событий, а действовать на опережение.

Не последнюю роль могло бы играть и широкое ознакомление с приведенным выше перечнем уже известных прегрешений азербайджанской стороны, нацеленных на возможное возобновление военных действий.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Быть ли новому походу на Нагорный Карабах? Ответ на комментарии из Баку

Статья Вашего покорного слуги "Быть ли новому походу на Нагорный Карабах?" одновременно удостоилась почти построчных комментариев главного рупора воинственной бравады Баку - портала 1news.az, а также довольно подробного изложения и своеобразной реакции обозревателя крупнейшей бакинской газеты "Зеркало" Рауфа Миркадырова. Грешен, не раз и с теми, и с другим вел полемику по карабахским делам в интересах нормализации обстановки в регионе.

Сначала о редакции 1news.az, старательно обошедшей неудобные для себя места, как раз больше всего нуждающиеся в разъяснениях. Самым важным для нее было запальчиво подтвердить решимость Баку ринуться в прорву новой бойни. По ее мнению, уже ничто не мешает этому: ни жертвы и лишения соотечественников, ни роль повторного зачинщика массового кровопролития, ни международные обязательства и репутация молодого государства. Бесстрашная редакция! "Пусть даже ценой собственной жизни!" - так она и пишет. Приглашает читателя не размышлять, а ать-два, в поход и вразнос! Редкое словесное и легковесное лихачество!

Очень нравится порталу искать параллели с Великой Отечественной войной. Да если б он понимал ее несопоставимость с периодическими армяно-азербайджанскими разборками - и по масштабам, и по значению. Великая Отечественная порождена прямой агрессией. Фактически решала судьбу всего человечества. Карабахский конфликт намного 'уже, гораздо противоречивее, чем рисует его 1news.az. В нем изначально надо было искать политические решения, не допуская силовых. Не хватило Баку зрелости и гибкости. А поиск аналогов в том, что просто заведомо несравнимо, ставит редакцию в комичное положение.

Любопытны, хотя столь же несостоятельны ее потуги оспорить бессрочность соглашения о перемирии. Конечно, не всем журналистам знакома практика подписания бессрочных документов по умолчанию. Но МИД Азербайджана знает - могли поинтересоваться там. Прекращения огня в годы войны заключались на тот или иной срок: на несколько дней, неделю или целый месяц. И вдруг при выходе на перемирие не указывается никакого срока! Просто запамятовали в спешке, решили в 1news.az. Журналистам можно тут и пофантазировать. Но куда деваться дипломатам, которые профессионально обязаны знать, что такое "бессрочное по умолчанию"? Негоже к тому же выставлять Гейдара Алиева так, будто он дал команду подписать не поймешь что. Гейдар Алиев прекрасно понимал, что прекращение огня должно быть бессрочным, а конфликт урегулирован исключительно мирными средствами. Этот подход отца нации 1news.az прокомментировать как раз и не решается, ибо он в корне отличается от нынешнего подхода.

Вопрос о соблюдении взятых обязательств, в том числе, сроков, вовсе не праздный в международной жизни. От этого складывается мнение о состоятельности государств, их надежности как партнера. Тем более когда речь идет не о мелочах, а о коренной проблеме войны и мира. На сей счет легкомысленные суждения редакции не добавят чести репутации Баку.

Эта проблема давно отмечена и в реальных делах. Есть ряд документов, официально подписанных, но сорванных Азербайджаном. Так 18 февраля 1994 г. в Москве подписан протокол встречи министров обороны, где стороны обязались развести войска от линии соприкосновения, но Баку потом отказался, что множит инциденты. 4 февраля 1995 г. Гейдар Алиев прямо благословил подписание соглашения об укреплении режима прекращения огня, но Баку давно его не соблюдает и даже не упоминает. А сколько раз та же сторона переносила уже согласованные встречи или срывала прекращения огня!? Знаю это не из СМИ, а по своим контактам со сторонами. Как это комментировать, 1news.az тоже не знает. Молчит. На этой почве созревают и обобщения - насколько Баку хозяин своему слову?

Следующий вопрос. Вместе с руководителями других стран СНГ 15 апреля 1994 г. Гейдар Алиев заранее - за месяц до перемирия - поставил вопрос о его надежном закреплении. Более того, принял формулировку "Без этого не выйти на ликвидацию последствий трагического противоборства!". Это же ключевой вопрос. То есть признал прямую связь ликвидации последствий войны, в том числе, оккупации, с надежным закреплением прекращения огня. Куда же дальше дели логику лидера нации? Где же комментарии 1news.az на сей счет? Чем же помогает Баку надежному закреплению перемирия? Делает буквально все наоборот!

Не секрет, что и ранее чемпионом по применению силы в карабахском конфликте была азербайджанская сторона, но с обратным эффектом. Потеря Шуши и Лачина сыграла злую роль с Баку. Одержимый комплексом "неудачника", он жаждал отыграться, но лишь терял новые земли. Если бы он не пренебрегал шансами на перемирие, не было бы столько потеряно, и мирные переговоры были бы намного проще нынешних. Так что причина поражений не только во внутренних распрях, но и в грубых просчетах Баку.

Любимое занятие 1news.az - выворачивать причинно-следственные связи наизнанку. Общеизвестно, что, как правило, оккупация - продукт военных действий. Не будь боевых действий в 1993-94 гг., вряд ли росла бы зона оккупации. А по мнению портала, оккупация - первопричина возобновления военных действий. Этой деструктивной позой Баку выставляет себя жертвой и замазывает собственную долю ответственности за возникновение и расползание оккупации. Конструктивный подход через надежное закрепление перемирия там больше даже не рассматривается.

Довольно беспомощно пытается портал оспаривать то, что Баку долго не выполнял ключевые требования 4 резолюций Совета Безопасности ООН прекратить военные действия. По первой резолюции от 30 апреля 1993 г. Баку предпочел даже не отвечать на запрос Москвы, Вашингтона и Анкары, готов ли приступить к ее выполнению (Ереван и Степанакерт подтвердили).

После этой резолюции война длилась еще более года. За год жертвы и оккупация удвоились. Последняя резолюция СБ ООН по Карабаху не скрывает сторону, сорвавшую очередное прекращение огня. Уже при всех 4 резолюциях, зимой 1993-94 гг. Азербайджан провел широкое контрнаступление с крупными потерями, особенно в районе перевала Омар. Из-за саботажа резолюций по Карабаху СБ ООН перестал принимать их. Выходить на перемирие при посредничестве России пришлось совсем на другой основе - на базе заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 г., Бишкекского протокола, других документов и схем.

Таким образом, Азербайджан (как и другие стороны) не выполнил ни одного призыва и требования резолюций СБ ООН, но требует этого от других. Более того, Баку не выполнял самое ключевое требование, без которого другие оставались на бумаге. Засчитывать достигнутое через год перемирие как будто бы выполнение резолюций СБ ООН несерьезно: разве "незамедлительно" - это целый год? Таковы реальные факты и документы, с которыми 1news.az не совладать.

Рауф Миркадыров сразу ошарашил заголовком: "Казимиров как рупор "партии войны". Журналисты давно привлекают внимание к своим статьям броскими, но все ж не столь абсурдными заглавиями. Тем более когда оно слеплено на базе авторского вымысла о позиции оппонента и его обличения в приписанных ему грехах. Тут и говорить не о чем! Не стану уподобляться ему и ставить диагноз насчет его логики и памяти. Просто покажу, как он хромает на обе ноги.

Миркадыров ссылается на ряд документов, но делает это небрежно, на глазок, с явными ошибками. Так не прав он в изложении целей Минской конференции. При ее созыве не уточнялось, было ли ее целью прекращение огня, крайне осторожно касались перспектив определения окончательного статуса Нагорного Карабаха (НК). Формулировок, которые дает он, в тех документах не найти. Сбивчив он как по факту, так и по дате появления Минской группы (она возникла лишь после отказа АР 19 мая 1992 г. идти на Минскую конференцию, а первая встреча МГ в Риме была 1-5 июня того же года). Тенденциозен он и в описании документа, принятого 7 мая 1992 г. в Тегеране: это было совместное заявление глав трех государств, и в нем не было соглашения о перемирии. Тогда еще не дошло до этого, а лишь было намечено выйти на прекращение огня "в течение недели по прибытии в регион" спецпредставителя президента Ирана. Ему еще предстояли непростые переговоры об этом. Зачем же фальшивить - подавать лишь намеченное за якобы уже свершившийся факт? Не думаю, что тут дело в памяти. Пожелаем оппоненту быть поаккуратнее с фактурой и документами.

Теперь о его логике. Где она, если он считает возможными военные действия лишь с целью установления контроля АР над 7 оккупированными районами, не затрагивая сам Нагорный Карабах? Для этого нужна незаурядная фантазия. А как же высокие лица в Баку сулят водрузить свои флаги над городами НК? Может, путем юридически обязывающего волеизъявления населения? Или все-таки - в новом походе на НК?

Есть у Миркадырова и другие логические перлы. Он считает, что нечего беспокоиться и обсуждать возможность возобновлении военных действий, раз правящий клан АР так печется о своих креслах. Он недопонимает того, что этот фактор не единственный, что команда Баку наверняка изучает проблемы возобновления войны комплексно. А ему чужд комплексный охват проблем - он возвел один из факторов в абсолют, сбросил многие другие и упрекает оппонента в алогизме: мол, нечего беспокоиться!

Удивляет неумение Миркадырова читать документы и ссылаться на них. Так из последней резолюции СБ ООН от 12 ноября 1993 г. он выхватил требование одностороннего вывода оккупирующих сил из Зангеланского района, опуская все, что этому предшествует. А в этой резолюции на первом плане нечто иное: осуждение нарушения прекращения огня, повлекшее возобновление военных действий (п. 1; причем резолюция дала понять, кто нарушил), и требование немедленного прекращения военных действий и враждебных актов (п. 4). Считает ли Миркадыров, что войска должны были выйти из Зангеланского района без предварительного прекращения военных действий? Но в резолюции заложена иная логика. А как отнесся Баку к прекращению военных действий (причем уже в который раз!), напоминает сам Миркадыров - ответил зимней кампанией 1993-94 гг. с самыми тяжелыми потерями для сторон. Тогда, вопреки нашим договоренностям с Г. Алиевым и Р. Кочаряном о прекращении огня, Баку несколько суток тянул, но так и не выслал оформленного документа (Степанакерт прислал сразу).

Не первый раз Миркадыров запускает в СМИ утку, приписывая мне слова о том, что перемирие, мол, бессрочное, но не вечное. Тщетная попытка раскачать неприятную для Баку бессрочность перемирия! Никогда ничего подобного сказать не мог - просто потому, что держусь иного мнения. Да, оно и вечное - до поры, когда стороны найдут иное согласованное решение.

Остается лишь мечтать о серьезной дискуссии по злободневным проблемам карабахского урегулирования. Конфликт действительно требует внимания как государственных деятелей, так и общественности с целью жесткого ограничения тех, кто готов бездумно бросить весь регион в хаос.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Чем в Баку "кормят" читателя по Карабаху?

Близится очередная, уже 19-я годовщина перемирия - единственного реального достижения в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Немалый срок уже вызывает недоумение, а то и раздражение бесплодностью предпринятых посредниками усилий. Винить посредников куда легче, чем выявить хитросплетения перехлестов и уловок сторон конфликта.

Максимализм в Казани и ляпы в Баку уже обернулись издержками как раз для той стороны, которая всячески выказывает всем свое нетерпение и даже готовность чуть ли не сменить посредников или прибегнуть к силе. Предвыборный сезон распаляет радикалов да чреват лихим протрезвлением.

А пока в бакинской прессе продолжается обработка читателя по сути карабахского конфликта, по версиям его хода и позициям его сторон. Статья моего оппонента - журналиста Рауфа Миркадырова целый месяц значилась в крупной газете "Зеркало" среди наиболее читаемых и обсуждаемых. Значит, эта полемика не безразлична читателю, хотя в ней немало неугодного Баку. Там стараются даже не упоминать, что перемирие заключено бессрочно, ибо это мешает выдавать Азербайджан за надежного партнера. Подчеркивая, что бессрочность соглашения о перемирии в Карабахе - не вечность, Миркадыров подрезает его действие, намекает, будто она почти исчерпана. По его логике, бессрочность перемирия сделала бы излишним соглашение о неприменении силы в разрешении этого конфликта. Конечно, если бы Баку реально ценил эту особенность соглашения и выполнял свои обязательства. Но это не так: там норовят избавиться от "бремени" этой ответственности (говорят, что окончена не война, а лишь ее первый этап и т. п.). Да и мой оппонент пишет, что здравомыслящие не хотят войны, а сам работает на свертывание перемирия.

Хотел того Миркадыров или нет, обильное цитирование им лидеров Нагорного Карабаха (НК) по их расхождениям с Ереваном подтвердило, что НК был и остается третьей стороной конфликта. При всей экономической и военной зависимости от Армении он имел свои интересы и принимал самостоятельные решения по важнейшим проблемам конфликта, а не следовал наказам Еревана. Штурм Шуши (тотчас после тегеранской встречи президентов Ирана, Армении и Азербайджана) провел Степанакерт, а не Ереван. Приписывать эту операцию всей "армянской стороне", выдавать ее за согласованную - явная фальшь. А непризнание НК стороной конфликта как раз одна из причин затяжки переговоров. Совершенно очевидно, что Ереван не может идти на решения, неприемлемые для НК.

Любопытен контраст в подходе Азербайджана к НК как стороне конфликта. Когда в 1993-94 гг. Баку было туго на фронте, он сам выходил на карабахцев, подписал с ними 12 документов, да и перемирие сначала оформил с ними. А ныне и знать их не хочет. Поднимает ли это международную репутацию Азербайджанской Республики?

Даже признав неправоту своих утверждений, будто бы 7 мая 1992 г. в Тегеране было заключено соглашение о прекращении огня, Миркадыров стал изощряться в изобретении якобы принятых там "моральных" обязательств, продолжая ловчить с термином "армянская сторона". Такие подтасовки не красят политолога, выдают его тенденциозность.

Миркадыров утверждает: "Если не удается добиться урегулирования конфликта, рано или поздно любое соглашение о прекращении огня, грубо говоря, "денонсируется". Причем специально использует безличную форму глагола. На самом деле это происходит не автоматически, не само по себе, а денонсирует его та сторона, которая против перемирия. А теперь представьте международные, да и внутренние издержки такого шага для Баку.

Оппонент приписывает мне стремление создать впечатление, что за продолжение боевых действий, в результате которых оккупированы обширные территории АР, всю ответственность несет официальный Баку. Не совсем точно: не всю, но основную. Акцент на этом очень важен. Упорная затяжка войны привела к расширению оккупации. В этом повинны просчеты руководства Азербайджана. Оно не желало прекращать боевые действия в погоне за победой, а теперь изображает себя жертвой оккупации...

Миркадыров уверяет, что армяне не хотели прекращать огонь, пока не создадут пояс безопасности вокруг НК. Но их легко было вывести на чистую воду, дав согласие на перемирие. Посредники не раз это предлагали. Но кто же уходил? Как правило, Баку! Исключения были, но буквально единичные.

Кстати, в этом конфликте нарушениям "моральных" обязательств, как и норм международного гуманитарного права несть числа! Но полно также нарушений договоренностей и даже соглашений, официально, юридически взятых Баку обязательств. Миркадыров порой демонстративно отказывается подыгрывать официальным властям, но делает вид, будто не знает, что Азербайджан сорвал выполнение соглашения об укреплении режима прекращения огня от 4 февраля 1995 г., подписанного с благословения "общенационального лидера" Гейдара Алиева. Перечень примеров невыполнения обязательств в процессе урегулирования карабахского конфликта довольно обширен, но "лидерство" Баку не вызывает в нем ни малейших сомнений.

В последние годы многие говорят, что необходимо преодолеть статус-кво. Баку понимает под этим в основном оккупацию, тогда как негатива тут гораздо больше. Усиленная подготовка к новой войне и война как таковая еще нетерпимее. В том же ряду - гонка вооружений, культивирование ненависти к соседу, инциденты, снайперы, блокады. Так явный негатив военных лет дополняется нынешним. Но и тут Баку не уступит "лидерства". Давайте перепроверим и то, и другое, чтобы не казалось выдумкой какого-то поклонника армян.

Немало путаницы в толковании Миркадыровым резолюций СБ ООН. Выхватывание из них выгодных строк вместо комплексного анализа давно не котируется. А непонимание того, что требования резолюций СБ ООН прекратить огонь и военные действия были самыми первичными, ключевыми в отношении всех остальных их требований и призывов, дисквалифицирует любого. К тому же пора понять, что перемирие было достигнуто не на базе этих резолюций, хотя они, конечно, учитывались (но их выполнение в самом главном как раз Азербайджан и блокировал целый год!), а на основе Заявления СГГ CНГ от 15 апреля 1994 г., требовавшего не только прекращения огня, но и его надежного закрепления. Вновь приведу из него вещую фразу: "Без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства". Это логический стержень всего урегулирования: пока нет надежного закрепления перемирия, не перейти к устранению оккупации и других результатов войны. А правительство Азербайджана делает всё, чтобы не дать надежно закрепить перемирие, всячески расшатывает его. Миркадыров тоже.

Должен высказать свою убежденность в том, что реальные подвижки в карабахском урегулировании начнутся лишь тогда, когда усилиями сторон конфликта, посредников и международного сообщества будет действительно устранена возможность возобновления военных действий. Но многим в Баку еще предстоит постичь эту малоприятную для них истину.

В ходе согласования Мадридских принципов стало очевидным, что Баку стремится вообще "замотать" проведение юридически обязывающего волеизъявления населения, которое мыслилось как краеугольный камень определения окончательного статуса НК. Конечно, приходится принимать контрмеры против одностороннего произвола. Достаточно вынести вперед, а не откладывать на неизвестное время определение принципов проведения референдума. Демократическое сознание современных народов позволяет заранее определить такие общие принципы. Но Баку не хочет и этого.

Понятно, что Азербайджан хочет скорейшего освобождения земель, но оно блокируются угрозами возобновить военные действия. Так почему же Баку не хочет понять стремление армян определить принципы самоопределения НК?

Миркадыров заявляет, будто поиск принципов определения статуса НК "в корне противоречит" резолюциям СБ ООН. Тогда просто было не до этого: требовалось сосредоточить усилия на прекращении войны. А вот возобновление войны действительно "в корне противоречит" резолюциям как по духу, так и по букве. Там нет ни одного положения, даже отдаленно допускающего попытку реванша. Резолюции не раз требуют эффективного и постоянного прекращения огня (это очень близко к бессрочности перемирия, как раз к его надежному закреплению).

Ратуя на словах за выполнение резолюций СБ ООН (главным образом в части освобождения территорий), Баку то и дело грозится учинить именно то, что им "в корне противоречит". Мой оппонент ищет и якобы находит противоречия там, где их и быть не могло, и не хочет видеть там, где они сами бросаются в глаза. Написал ему об этом прямо и в личном плане.

Жаль, что иногда Ереван и Степанакерт вторят Баку жесткими заявлениями (видимо, полагают, что надо "огрызаться" в том же стиле). Но всем ясно, кто постоянно делает ставку на воинственные заявления. И, естественно, приходится больше критиковать инициатора, чем подражателей.

Исходя из того, что перемирию уже столько лет, пора бы тем, кто знал конкретику миротворчества в годы карабахской войны, подвести итоги той работы: сжато, но предметно изложить, кто и что предлагал, кто и как из сторон конфликта реагировал на предложения посредников. Готов принять участие в таком коллективном проекте и приглашаю г-на Миркадырова.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Азербайджан и Совбез ООН: повторение пройденного в карабахском конфликте

Выступая на днях в Баку на Всемирном форуме выпускников МГИМО, президент Азербайджана Ильхам Алиев уже не впервые подчеркнул, что резолюции Совета Безопасности ООН должны выполняться немедленно, иногда даже в течение нескольких часов после принятия, а четыре резолюции, принятые по нагорно-карабахскому конфликту 20 лет назад, остаются на бумаге. Он, безусловно, прав в том, что невыполнение резолюций не добавляет авторитета Совету Безопасности и ООН.

Все четыре резолюции по этому конфликту (822, 853, 874 и 884) приняты в разгар войны в Карабахе - с 30 апреля по 12 ноября 1993 года. В буксующем переговорном процессе и повседневной словесной войне стороны карабахского конфликта часто ссылаются на отдельные положения резолюций СБ ООН. Увы, каждая акцентирует лишь то, что выгодно ей в этих резолюциях, всячески избегая выполнения требований к ней самой.

Стоит напомнить, что Азербайджанская Республика ныне член СБ ООН, что ко многому обязывает, а через десяток дней - 30 апреля будет 20 лет первой резолюции важнейшего международного органа, принятой по Карабаху.

Похоже, что глава этого государства упрекает противника по конфликту и сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Но неужели он не знает или знает, но не признает, что сам Азербайджан вообще не выполнял и до сих пор не выполнил ни одного пункта из четырех карабахских резолюций СБ ООН? Он и действительно мог не знать этого, поскольку в годы войны был при бизнесе то в Москве, то в Стамбуле. Но тогда другой вопрос: достоверно ли докладывают президенту, кем не выполнялись эти четыре резолюции и как же тогда удалось в 1994 году выйти на перемирие? Многие якобы знают это в основных чертах, но мало кто помнит предметно, а потому на сей счет полно и случайных небылиц, и преднамеренных пропагандистских искажений.

Каюсь, историю резолюций и перемирия трудновато забыть тому, кто был главой посреднической миссии России и полномочным представителем Президента РФ по Нагорному Карабаху, участником и сопредседателем Минской группы ОБСЕ, взявшейся мирно урегулировать этот конфликт. Скажу откровенно, что слова И. Алиева выглядят попыткой верной идеей своевременности выполнения резолюций СБ ООН выгородить и прикрыть тех, кто и виновен в том, что они с 1993 года так и остались на бумаге.

Давно подмечено, что ссылки на резолюции Совета Безопасности ООН по Карабаху занимают особое место в пропаганде официального Баку. Конечно же, их интерпретируют выборочно и тенденциозно. В основном из них выхватываются и раскручиваются лишь положения о выводе армянских сил с территорий вокруг НК и иногда о возвращении беженцев. Будто ничего иного в этих резолюциях не было и нет. Ко многим сообщениям добавляют фальшивую приправу. Вот пример: "Принятые СБ ООН четыре резолюции по освобождению Нагорно-Карабахского региона и других оккупированных территорий до сих пор не выполняются Арменией". Об "освобождении" НК в этих резолюциях и речи нет.

А ведь суть дела гораздо сложнее: ни один содержательный пункт этих резолюций не выполнен не только армянами, но и самим Азербайджаном. Более того, его роль в срыве выполнения этих резолюций особая, даже с горькой иронией можно сказать "ведущая".

Да, районы вокруг Нагорного Карабаха (НК) полностью или частично оккупированы. Конечно, это аномалия, не изжитая и в наш век. Но, вместе с тем, это тягостный и поучительный итог той войны. За 19 лет пора бы разобраться, как и почему? А в Баку не хотят разбираться всерьез, ибо причинно-следственные связи лишат их маски "жертвы агрессии", покажут даже соавторами этой оккупации и еще больше - ее возбудителями.

Оккупация и нужды вынужденных переселенцев - реальные проблемы, не поддающиеся решению пропагандой. Но Баку все больше использует их как пропагандистский конек, создавая впечатление, будто их устранение и разрешит конфликт. Тем самым он оттесняет на второй план, сдвигает на "потом" устранение главной спорной проблемы и причины конфликта - определение статуса НК. Акцент на оккупации помогает ему искать сочувствие у тех, кто мало осведомлен или забывчив, особенно за рубежом. Неслучайно Баку нередко выражает недовольство сопредседателями МГ ОБСЕ, давно знающими, как возникла оккупация и почему не получается причислять НК к захваченным территориям.

В современной международной жизни резолюции СБ ООН относятся к определяющим документам. Статья 25 Устава ООН гласит: "Члены Организации соглашаются... подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их". За редкими (особыми) исключениями, резолюции СБ ООН составляются на компромиссной сбалансированной основе. Выборочный подход к ним совершенно неприемлем: нельзя настаивать на выполнении положений, соответствующих лишь интересам данной стороны. Это разрушает баланс, ведет к невыполнению резолюции и другими сторонами. Необходимо именно комплексно подходить к основным требованиям СБ ООН и их выполнению с учетом специфики и хода этого конфликта.

И, конечно, необходимо своевременное, а не отложенное выполнение всех положений резолюции без каких-либо изъятий (а не когда кому захочется).

В последние годы выполнения тех резолюций СБ ООН чаще требует Баку: в основном немедленного, полного и даже безоговорочного вывода оккупационных сил из районов, занятых армяно-карабахскими войсками, и возвращения вынужденных переселенцев. Баку все настойчивее пытается охватить этим требованием и сам НК (хотя СБ ООН был в этом аккуратнее, а Гейдар Алиев - умереннее). И сейчас И. Алиев выхватывает из них лишь вопрос о выводе армянских сил. Баку хочет привлечь внимание к тяжким последствиям вооруженного конфликта, к боли переселенцев.

Расчет тут, прежде всего, на общее, в основном, эмоциональное восприятие, но где-то это срабатывает. А ведь вооруженный конфликт начат был не с оккупации, а с военных действий. Не оккупация была причиной военных действий (это сейчас пытаются ее подать таковой), а военные действия привели к оккупации ряда районов. Естественен вопрос: кто же первым прибег к силе, кто упорствовал в боях, тщась одержать верх? Как раз та сторона, которая снова угрожает применением силы! Плоды собственных просчетов в той войне она, как ни парадоксально, пытается выдать за достаточное основание для новой бойни.

Первое и главное. Адекватная трактовка резолюций СБ ООН требует учета той обстановки, в которой они были приняты (лето и осень 1993 г. - пик войны) и смысловой иерархии их требований.

Очевидно, что первоочередным, главнейшим требованием было незамедлительно прекратить огонь, все военные действия и враждебные акты. Оно красной нитью проходит через все 4 резолюции. Это их общий стержень, самое неотложное требование. Без его выполнения невозможно реализовать другие, в том числе, нельзя вывести оккупирующие войска.

СБ ООН выдвинул это требование в первой же резолюции 822, но на его выполнение сторонам, особенно Азербайджану, не хватило целого года и еще трех резолюций. Будто в издевку, еще до мая 1994 г. продолжала литься кровь, нарастал поток беженцев и переселенцев.

Какая же сторона нарушала это требование всех резолюций и несет особую ответственность за то, что ее сбои в решении этой кардинальной задачи положили начало срыву всех остальных требований - комплексному невыполнению резолюций СБ.

Тут бесспорно "лидирует" азербайджанская сторона. Армяне, как правило, принимали предложения посредников приостановить или прекратить военные действия (исключений было всего два). А руководство АР - и при А. Эльчибее, и при Г. Алиеве, - даже теряя контроль над своими территориями, упорствовало в попытках добиться перелома на фронте и решить конфликт силой. Оно намного чаще уклонялось от миротворческих инициатив, ставило предварительные условия, нечасто шло даже на временное прекращение огня и его продление (как правило, лишь для передышки и перегруппировки сил). И 4 раза прямо сорвало достигнутые договоренности о прекращении огня.

Уповая на силу, Баку не имел права забывать, что рискует собственными территориями, берет на себя часть ответственности за потерю контроля над своими землями. Утрата новых районов заталкивала его вновь в порочный круг отказов и срывов миротворческих инициатив. За годы активного посредничества России набрался целый календарь нарушений прекращения огня, уходов от таких договоренностей и других недооценок миротворчества, причем в основном со стороны АР (довольно прозрачно говорит об этом и резолюция 884). Этот календарь можно и опубликовать.

Как ни странно, упрямство и неуступчивость Баку объективно были на руку армянам: продолжение боев позволяло им продвигаться дальше, чтобы отодвинуть линию фронта от НК. Неужели не ясно, что если бы АР пошла на перемирие раньше, скажем, немедленно выполнила резолюцию 822, то 5 ее районов (Агдамский, Физулинский, Джебраильский, Кубатлинский и Зангеланский) избежали бы оккупации, что упростило бы ей задачи на переговорах. Но Баку не может признать этого - там это крамола! Признание этого сузило бы его поддержку извне как "жертвы оккупации".

Характерна политико-дипломатическая борьба вокруг первой резолюции 822. Азербайджан был инициатором ее принятия и даже приветствовал ее на словах. Но когда в мае 1993 г. Россия, США, Турция и Италия как председатель Минской конференции СБСЕ предложили сторонам конфликта подтвердить готовность выполнить ее, Ереван и Степанакерт сделали это, а Баку даже не стал отвечать - не хотел прекращать военные действия.

Негативное отношение Азербайджана к этому главному требованию резолюций СБ проявлялось и далее. Каждая новая резолюция учитывала изменения обстановки. После достигнутых с помощью России первых договоренностей об ограничении военных действий, отказа Баку продлить их и последовавшего падения Агдама резолюция 853 от 29 июля призвала стороны "достичь прочных договоренностей о прекращении огня и соблюдать их". Резолюция 874 от 14 октября - когда держалось временное прекращение огня, заключенное при посредничестве России - призвала сделать его эффективным и постоянным. После его срыва азербайджанской стороной последняя резолюция 884 от 12 ноября "самым настоятельным образом" призвала "срочно возобновить соблюдение прекращения огня, установленного в результате прямых контактов, предпринимаемых при содействии правительства Российской Федерации в поддержку Минской группы". Но срочно так и не получилось, на это ушло еще ровно полгода.

Уже при наличии всех четырех резолюций СБ ООН Баку еще несколько раз (дважды в декабре 1993 г. и по разу в феврале и марте 1994 г.) прямо пренебрег шансами положить конец военным действиям, причем в середине декабря 1993 г. - особенно цинично. Свое контрнаступление зимой 1993-94 гг., повлекшее самые крупные потери в этой войне, Азербайджан проводил уже при всех четырех резолюциях, наперекор всем им. Это и привело в итоге к срыву выполнения четырех резолюций.

Показательно, что СБ ООН больше не стал принимать решения по этому конфликту, ибо невыполнение сторонами девальвировало их, подрывало его авторитет. Резолюций не было ни в связи с тяжкими зимними боями 1993-94 гг., ни в связи с прекращением огня в Карабахе с 12 мая 1994 года.

То и дело апеллируя сейчас к резолюциям СБ ООН, Азербайджан скрывает, что пошел на перемирие не на основе этих документов, которые более года упорно игнорировал, и вовсе не ради их выполнения, а под гнетом военных неудач, поставивших его руководство на грань коллапса - полного поражения и потери власти. В мае 1994 г. официальный Баку впервые сам добивался прекращения огня, не выдвигал предварительных условий, а лишь жаждал вовлечь в соглашение о нем и Армению (хотя оппозиция еще хотела продолжать бойню).

Кое-кто пытается выдать прекращение огня в 1994 г. как раз за выполнение требований этих резолюций. Тщетно - тут явные нестыковки. Во-первых, оно не было незамедлительным, как требовал СБ ООН (а что значат год или полгода той ожесточенной войны, сколько жертв и потерь они принесли - всем понятно!).

Во-вторых, ряд элементов из требований СБ так и не реализован. В повседневном, бытовом смысле прекращены вроде бы военные действия, а на самом деле - лишь боевые. Стороны могут, например, производить концентрацию сил у линии соприкосновения или их переброску с одного участка на другой, что исключено при прекращении военных действий. Да и боевые действия не совсем прекращены, а нередко идут в ограниченных масштабах в виде инцидентов. И это не случайность, а целенаправленная негативная, ущербная политика Баку (чтобы "не давать покоя оккупантам"). АР давно не желает соблюдать соглашение об укреплении режима прекращения огня от февраля 1995 г., подписанное по указанию Гейдара Алиева; упорно отказывается отвести снайперов с передовых позиций, проводить расследования инцидентов, осуществлять меры доверия и т. п. В целом проблему инцидентов Баку породил своим отказом от элементарного при перемирии развода войск, несмотря на подписание протокола от 18 февраля 1994 года.

В-третьих, так и не прекращены враждебные акты, в том числе, разного рода блокады: транспортные, энергетические, экономические. 19 лет Азербайджан сохраняет блокаду Армении и Нагорного Карабаха, даже требует этого же и от Турции.

Отдает ли себе отчет Ильхам Алиев, на какой документальной основе было достигнуто перемирие при посредничестве России? Да, в духе, но не по букве резолюций СБ ООН! В своей посреднической работе Россия постоянно учитывала и продвигала эти резолюции. Но с учетом позиций сторон, не выполнявших их, нам пришлось выходить к перемирию иным путем, на базе других документов. Прежде всего, на основе Заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 г., Бишкекского протокола и соглашения трех сторон о прекращении огня. В чем их отличия от резолюций СБ ООН? В середине апреля 1994 г. руководители стран СНГ в Москве (с личным участием президентов Азербайджана и Армении) впервые прямо возвели требование прекращения кровопролития в главный приоритет, в императив урегулирования. Эта формулировка была определеннее и жестче, чем в резолюциях СБ. Более того, она была усилена требованием надежного закрепления прекращения огня. Тогда же была зафиксирована логическая, причинно-следственная связь устранения последствий вооруженного конфликта от обеспечения надежного, прочного перемирия (в тексте: "Без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства").

Вот мы и подошли к сакраментальным вопросам. Можно ли при нынешней политике Азербайджана, под его угрозы и при доведенной им до гипертрофии гонке вооружений - в условиях обострения давнего спора о судьбе НК при тектонике распада великой державы - уйти армянам с позиций, укрепленных и удобных с военной точки зрения, на весьма уязвимые? Можно ли сводить издержки и негатив этого конфликта к курьезно возникшей оккупации, не обращая внимание на реальные угрозы и многое другое? Это было бы очевидным упрощением в карабахских делах.

Как ни странно, Заявление СГГ СНГ мало известно даже журналистам и политологам, что устраивает Баку. В поддержку и в развитие именно этого политического документа был подписан Бишкекский протокол и, вскоре, - соглашение о постоянном прекращении огня и военных действий. Вот не виртуальная, условная, а реальная документальная основа перемирия.

Именно благодаря этим особенностям, а также усилиям Москвы, соглашение о прекращении огня было подписано не как временное (на столько-то дней или недель), а как бессрочное (по умолчанию). Его впервые подписали не две, как ранее, а все три стороны конфликта. (До этого резолюции СБ ООН не раз поддерживали прекращения огня, достигнутые при посредничестве России между Баку и Степанакертом (то есть без участия Еревана), и поощряли прямые контакты двух этих сторон).

Внимательный читатель документов о заключении перемирия в 1994 г. не может не заметить того, что в них почти не было ссылок на резолюции СБ ООН (лишь раз и то косвенно - в Бишкекском протоколе). Казалось бы странно, ибо общеизвестно особое отношение Москвы к роли ООН и ее Совета Безопасности в обеспечении мира и международной безопасности. Казалось бы, Россия могла как посредник больше опираться на резолюции СБ ООН, но приходилось учитывать и эти резолюции, и то, что стороны уже целый год не выполняли и девальвировали их. Неконструктивность сторон не давала возможности добиться претворения в жизнь всех требований и призывов резолюций СБ ООН, но надо было достичь хотя бы самого главного на тот момент - прекращения огня и военных действий.

Второе. Пока, вопреки всем резолюциям СБ ООН, еще шла война, в них осуждались эскалация военных действий, захваты новых городов и районов, неоднократные нарушения прекращения огня, проведение бомбардировок и артобстрелов населенных пунктов, содержался призыв воздерживаться от всех нарушений международного гуманитарного права. Это еще одно подтверждение того, что в ходе войны не выполнялось как самое главное, так и многое другое из резолюций СБ ООН.

И, наоборот, достигнутое Москвой бессрочное перемирие соответствует их призывам сделать прекращение огня прочным, эффективным, постоянным, воздерживаться от любых действий, препятствующих мирному разрешению конфликта.

Третье. Через резолюции проходит требование освобождения захваченных территорий или немедленного вывода всех оккупирующих сил. И. Алиев, а за ним и вся пропагандистская машина Баку часто утверждают, будто все резолюции требуют безоговорочного вывода армянских сил, но это не так - только резолюция 853. Причем включение в нее слова "безоговорочный" было ошибкой, которую потом пришлось исправить. Судите сами, реалистично ли рассчитывать на вывод войск без прекращения военных действий? Это слово исчезло потом из резолюций 874 и 884. Тем более, что одна из сторон регулярно не выполняла главное требование о прекращении военных действий! Не мог же СБ ООН вознаграждать за это такую сторону. Так требование "безоговорочного" вывода сил превратилось в предмет переговоров между сторонами. Вывод войск и стал одной из важных тем многолетних переговоров. Но на деле до этого так и не дошло, так как Баку долго настаивал на выводе отовсюду, даже из Шуши и Лачина, не желая гарантировать мир и даже касаться вопроса о статусе НК, а также из-за позиции армян, резонно требующих встречных уступок.

Вряд ли реалистичны и предложения начать сразу с освобождения занятых земель - без рассмотрения других проблем и увязки с обязательствами по ним. При пакетном соглашении это исключается само по себе, а приступать к поэтапному урегулированию просто невозможно, пока нет самых надежных гарантий невозобновления военных действий. Воинственная риторика и угрозы противопоказаны как переходу к поэтапному урегулированию, так и поэтапному исполнению уже согласованного в пакете.

Постепенно к бакинской дипломатии пришло понимание, что освободить оккупированные территории "в один день невозможно" и надо сделать это поэтапно. А вот как построить при этом баланс интересов сторон, какие встречные уступки будет готов делать Баку (но одновременно, а не потом)?

Армяне фактически пользуются тем, что Азербайджан не выполнял резолюции СБ ООН с самого начала и в самых главных требованиях для того, чтобы, в свою очередь, не выполнять требование о немедленном выводе своих сил из занятых ими районов (правда, они не пытаются рьяно выставлять себя поборниками выполнения этих резолюций, как это делает Азербайджан, но опрометчиво, с сомнительным эффектом).

Кроме того, армяне пытаются закрепить сохранение статус-кво, а требование "пакетного", всеобъемлющего урегулирования, по их мнению, позволяет надолго затягивать вывод. Они недоучли, что оккупированные территории в обстановке "ни войны, ни мира", или длительного перемирия становятся главным раздражителем как по гуманным соображениям из-за положения перемещенных лиц, так и с точки зрения здравого смысла.

Кстати, мне приходилось говорить армянам, что давление на них в этой связи будет возрастать. Ссылки на длительную оккупацию Израилем арабских земель, на множество антиизраильских резолюций ГА ООН тут не помогают (к тому же, например, влияние еврейского лобби в США больше армянского). Злую шутку сыграли с армянами эйфория "победителей", самодовольство и самоуспокоенность. Они недооценили, что Баку может достичь определенного успеха в переключении внимания на зримую аномалию - оккупированные земли (с самой главной, но не столь броской проблемы конфликта - статуса НК). Их излишне убаюкал фактический выход НК из-под контроля АР, создав иллюзию, будто дело за малым - лишь дооформить всё юридически и добиться признания.

Четвертое. Резолюции СБ ООН содержат ряд других требований и призывов, которые так и не выполнены сторонами:

а) "восстановить экономические, транспортные и энергетические связи в регионе" (853); "устранение всех препятствий для коммуникаций и транспорта" (874). С самого начала конфликта Азербайджан использовал тотальную блокаду Армении и НК, обвиняя, в свою очередь, Армению в блокаде Нахичевани. Предварительным условием выполнения этих требований он ставит освобождение земель. Кроме того, Баку оборвал контакты с Арменией, а, тем более, с НК почти во всех сферах;

б) ряд призывов касался переговорного процесса. Азербайджан еще 19 мая 1992 г. отказался идти на Минскую конференцию, пока армяне не оставят Шушу и Лачин, а 6 апреля 1993 г. ушел с консультаций "минской пятерки" в Женеве из-за захвата Кельбаджара. Резолюции СБ ООН предлагали "немедленно возобновить переговоры...в рамках мирного процесса Минской группы" (822), настоятельно призывали воздерживаться от любых действий, мешающих мирному разрешению конфликта, и "продолжать переговоры в рамках Минской группы, а также посредством прямых контактов" (853), призывали к скорому созыву Минской конференции (874).

Переговоры в рамках Минской группы, несмотря на сбои, были затем продолжены, а вот прямые контакты с НК, как раз вопреки трем резолюциям СБ, Баку в конце 1993 г. полностью свернул. Противостоящей ему стороной резолюции называют "местные армянские силы" (822), "армян нагорно-карабахского региона Азербайджана" (853, 884). Прямые контакты означали тогда контакты Баку-Степанакерт (там не раз упоминаются договоренности о прекращении огня при содействии России, а буквально все они заключены в 1993 г. со Степанакертом: Ереван в них не участвовал).

Отдельно во всех 4 резолюциях говорилось об ухудшении отношений и напряженности между Азербайджаном и Арменией. Ни в одной из них Армения не отмечалась как противоборствующая сторона (хотя это явная неточность). Ей адресовались призывы "продолжать оказывать" или "использовать свое влияние" на армян Нагорного Карабаха (853, 884). НК фактически проходит как сторона конфликта, хотя называется, как и Азербайджан, - то заинтересованной стороной, то просто стороной (853, 874, 884). Косвенно резолюции подводят к тому, что конфликт по конфигурации трехсторонен.

В резолюциях затронуты и другие вопросы, в том числе, правовые и гуманитарные, но здесь рассмотрены лишь самые главные, определявшие выполнение или невыполнение этих решений.

В итоге приходится констатировать, что до сих пор ни одно субстантивное требование или призыв четырех резолюций СБ ООН сторонами конфликта не выполнены, а начался срыв их выполнения с того, что Азербайджан не пожелал выполнять их ключевое требование своевременно и по доброй воле. Единственным достижением остается перемирие, которое держится почти 19 лет, но Баку не спешит укреплять его, а, наоборот, ставит под вопрос ("война не окончена, только ее первый этап"). Не слишком состоятельны его попытки изображать приверженность резолюциям СБ ООН, а также заносить себе в актив длительное сохранение перемирия как доказательство своего стремления решить конфликт мирным путем.

Слишком известны регулярные уже на протяжении многих лет угрозы даже на самом высоком уровне решить его военной силой.

Как итог рассмотрения проблемы выполнения карабахских резолюций СБ ООН сторонами конфликта, надо прямо сказать:

- К первым полутора годам войны АЗЕРБАЙДЖАН добавил еще один год уже после принятии этих резолюций. Он упорно не выполнял их самое основополагающее требование - прекращение огня, военных действий и враждебных актов, продолжал ставку на силовое решение конфликта. Всё это негативно повлияло и на выполнение других требований, в том числе, другими сторонами. И поныне не хочет он выполнять эти резолюции в части прекращения враждебных актов, восстановления экономических, транспортных и энергетических связей в регионе, прямых контактов с НК. Иначе говоря, Азербайджан не выполнил и не выполняет ни одного требования или призыва 4 резолюций СБ ООН, положив тем самым начало их срыву.

- АРМЕНИЯ и НАГОРНЫЙ КАРАБАХ продолжают не выполнять требования вывода оккупирующих сил из районов Азербайджана за пределами НК под тем предлогом, что это "зона его безопасности", и что предпочтительно комплексное, "пакетное", всеобъемлющее урегулирования.

- АРМЕНИЯ мало выполняла призыв оказывать сдерживающее влияние на НК, а сейчас подменяет его в переговорном процессе, что опять же, но по-иному искажает реальную конфигурацию конфликта.

Никак невозможно числить резолюции СБ ООН по Карабаху хоть немного выполненными, а позиции сторон в конфликте адекватными им. Конечно, вряд ли можно считать резолюции 20-летней давности свободными от ошибок и действенными навеки. Они продиктованы реалиями того времени, но остаются важным и полезным ориентиром для переговоров по урегулированию конфликта. Однако совершенно очевидно, что весьма существенно пострадала, сократилась мера их действенности.

Вне сомнений, Армения должна была в них считаться стороной, что четче отразило бы реальную трехстороннюю конфигурацию конфликта. Жаль, что СБ ООН не осудил наемничество, которое тогда пустило в нем корни, а затем обрело скандальные масштабы. Есть и другие погрешности.

Сейчас, когда с той или иной целью предпринимаются попытки вновь подключить ООН к урегулированию карабахского конфликта, важно подвести итоги прежнего этапа. Нельзя закрыть глаза на недавнее прошлое - необходимо извлечь из него уроки.

От руководств всех сторон в разных формах и с любых трибун необходимо требовать твердой политической воли к урегулированию, серьезных усилий и энергичных переговоров (вместо ложных жестов маневрирования, информационной войны и пропагандистских спектаклей). Пока их усилия явно недостаточны. Они должны согласовать основы мирного урегулирования, которые позволили бы хотя бы в дальнейшем принять новую резолюцию СБ ООН в поддержку исторического примирения между азербайджанцами и армянами. Для этого необходимо, прежде всего, полное исключение возможности возобновления военных действий, например, путем заключения (в сочетании с международными гарантиями) соглашения о неприменении силы в разрешении этого конфликта, от которого всячески отмахивается Азербайджан.

Международное сообщество должно поставить перед сторонами вопрос: способны ли они признать статус Нагорного Карабаха спорной проблемой? Всему миру это давно ясно, а о сторонах того не скажешь. Как бы лихо это не звучало, властям всех сторон еще надо пройти этот тест на реалистичность и способность перехода, наконец, к конструктивному поиску развязок. Если нет, то из-за чего конфликт, за что столько лет надо было вести переговоры?

Если да, то это был бы первый шаг отхода от нынешних ультимативных требований, исключающих любое иное решение проблемы, кроме как в свою пользу - первый шаг к более цивилизованному решению спора, устранению тщетных, но опасных позывов к его силовому решению и преодолению тяжких последствий вооруженного конфликта.

Абсолютно очевидно, что Азербайджан, саботировавший резолюции СБ ООН в период войны и лукаво ссылающийся на них, когда ему нужно, опять приходит в коренное противоречие с ними своими угрозами снова прибегнуть к силе. Резолюции добивались прекращения военных действий и там нет ни одной строки или слова, допускающих их возобновление или реванш. Наоборот, они требуют "воздерживаться от любых действий, мешающих мирному разрешению конфликта".

В Баку изрядно запутались. Как же такие "ревнители" резолюций СБ ООН, каким изображает себя Ильхам Алиев, могут предлагать или даже допускать столь противоестественные шаги - возобновить военные действия, то есть действовать не в духе этих решений, а именно вразрез с ними!?

Убежден, что пробуксовка переговоров завершится лишь тогда, когда будет полностью исключена возможность возобновления военных действий, а пока Азербайджан, подчеркивающий свою заинтересованность в скорейшем урегулировании конфликта "предпочтительно" мирными средствами, делает все наоборот, затягивая, вопреки своим интересам, нынешнее статус-кво.

Таков реальный "багаж" общения Азербайджана с ООН по Карабаху, с резолюциями Совета Безопасности. И как после этого выглядят приведенные в самом начале слова Ильхама Алиева? Как честные и искренние?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армянская дипломатия неоправданно пассивна

Разобраться в истинных причинах возникновения карабахского конфликта без истории Нахиджевана невозможно. Не секрет, что, по разным оценкам, от 40 до 60% населения Нахиджевана составляли армяне, меж тем к началу карабахского конфликта армян в этой области практически не оставалось. И подобная практика, конечно же, не могла не настораживать армян, проживающих в бывшей НКАО под юрисдикцией все того же Азербайджана. Сегодня Баку по понятным причинам предпочитает не вспоминать о том, куда делось автохтонное население бывшей Нахиджеванской АССР. А армяне очень плохо об этом ему напоминают за столом переговоров по карабахской проблеме.

В целом армянская дипломатия ведет себя в карабахском процессе неоправданно пассивно, в частности, отказ Еревана и Степанакерта наравне с Баку выступить против сохранения статус-кво. Армянским сторонам не стоит бояться термина "оккупация", поскольку оккупация азербайджанских территорий возникла не на пустом месте, а вследствие войны, развязанной самим Азербайджаном. СССР долгие годы являлся страной, оккупировавшей Германию в результате развязанной Гитлером агрессии, и что, мы от этого стали виновниками Второй мировой?

Ильхаму Алиеву плевать на то, что уже 19 лет не льется кровь, на то, что кровопролитие в Карабахской войне было остановлено. В 2009 году я предложил министру иностранных дел России Сергею Лаврову в ходе одной из встреч с президентами Армении и Азербайджана выступить с предложением: широко отметить в странах-участницах карабахского конфликта 15-летие достижения бессрочного перемирия. Глава МИД РФ озвучил это предложение Ильхаму Алиеву, который встретил его в штыки, заявив, что праздновать Азербайджану нечего. Очевидно, что президенту Азербайджана в годы, когда в Карабахе лилась кровь его соотечественников, преспокойно занимавшемуся бизнесом в Москве, достижение мира в далеком 1994-м отнюдь не интересно. А ведь за эти 19 лет в Азербайджане и Армении выросло целое поколение, и выросло в мирных условиях именно благодаря достижению бессрочного перемирия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продвигаться вперед в карабахской войне армянам удалось с помощью Гейдара Алиева

Уверенно продвигаться вперед в карабахской войне армянам удалось не без помощи Гейдара Алиева. Бакинское руководство, как при Абульфазе Эльчибее, так и при Гейдаре Алиеве, даже теряя контроль над своими территориями, упорствовало в тщетных попытках добиться перелома на фронте и решить карабахский конфликт силой. Именно Азербайджан намного чаще уклонялся от миротворческих инициатив, ставя предварительные условия, аж 4 раза прямо сорвав достигнутые договоренности о прекращении огня. Меж тем как армяне в основном принимали предложения посредников о приостановлении или прекращении военных действий.

Меж тем, уповая на силу, рискуя собственными территориями, Азербайджан взял на себя часть ответственности за потерю контроля над своими же землями. Более того потеря все новых и новых районов затянула Баку в порочный круг отказов и срывов миротворческих инициатив. При этом упрямство и неуступчивость Баку объективно были на руку армянам, поскольку продолжение боев позволяло им продвигаться дальше, отодвигая линию фронта от Нагорного Карабаха. Если бы Баку пошел на перемирие раньше, к примеру, немедленно выполнив резолюцию 822 Совбеза ООН, то Агдамский, Физулинский, Джебраильский, Кубатлинский и Зангеланский районы остались бы у него в руках.

Однако Баку упорно не желает признавать данный факт, поскольку это сузит его поддержку извне как «жертвы оккупации». Более того, Ильхам Алиев все чаще апеллирует к четырем резолюциям СБ ООН, выхватывая из них лишь выгодный для себя вывод карабахских войск. При этом он почему-то забывает, что срыв всех этих резолюций, стремясь разгромить армян, начал Баку. И именно Азербайджан никак не хотел выполнять первейшее, ключевое требование резолюций Совбеза ООН — прекратить военные действия, без чего были неосуществимы и другие их требования и призывы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Новруз Мамедов: кто он - пасквилянт или хам?

29 мая с. г. мне была прислана статья с беспардонной руганью в мой адрес. Ее автор - какой-то азербайджанский журналист, но полный тезка и однофамилец заместителя руководителя администрации президента АР. Я и не мог заподозрить заведующего отделом внешних связей администрации, высокого чиновника (к тому же с лицом к внешнему миру) в авторстве столь разухабистого и вульгарного пасквиля. А через час-другой прочел интервью Новруза Мамедова, где уже не скрывались все его чины.

Возник вопрос: зачем потребовалось на таком уровне реагировать на мои публикации по Карабаху - отставника, пенсионера, частного лица? Даже начал заноситься: никак пронял я официальный Баку публикациями, нацеленными на мирное урегулирование этого конфликта! Особенно много возомнил о себе после бредовой фразы Н. Мамедова: "Казимиров – один из виновников самых больших катастроф ХХ века". Но потом остыл: важно не только то, кто со мной спорит, а как именно спорит. Аргументами? Доводами и контрдоводами? Нет, с высокого уровня, но исключительно бранью, личными оскорблениями, измышлениями наподобие приведенной выше цитаты.

Последние мои публикации по Карабаху были до 13 мая. Значит, в администрации президента АР полмесяца думали, надо ли отвечать, и как именно. То есть времени для продуманной реакции было достаточно. Но чего не хватало - серьезных аргументов. Поэтому и был избран вариант личных выпадов, голословных обвинений, прямого шельмования оппонента. Помимо дефицита хотя бы внешней культуры и весомых доводов - это еще один признак беспомощности в серьезной и спокойной дискуссии по существу спорных тем. На это оказалась кишка тонка!

На что в итоге ушли основные усилия Новруза Мамедова? На подбор оскорбительных, бранных, ругательных, резких словечек в адрес оппонента. Вот некоторые: "наемный раб", "политическая шизофрения", "проблемы со здравомыслием и логикой", "парализованное или больное мышление", "вонь", "злобные намерения", "подл". Высок и уровень восточного преклонения автора перед старшими по возрасту: "никчемный старик", "старый хрыч", "старческий маразм", "постарел и болен", "потерял память", "не может нормально говорить", "думал, что он умер"; "доживает последние дни"; "вся ваша жизнь не стоит и плевка". Таков Новруз Мамедов - один из руководителей администрации президента. Про таких говорят: культура из него так и прет. И он еще взывает к этическим нормам!

Кем же он считает своих сограждан и читателей, раз полагает, что все это вот так и скормит им? Один азербайджанец пояснил мне это тем, что Мамедов пишет для местной аудитории. Кто же так оскорбляет свой народ?

Сама суть всех моих публикаций по Карабаху, вызывающих столько недовольства в Баку, - недопустимость новой войны. Потому что не год потратил я на прекращение прежней. Этой же цели служат и нередкие экскурсы в прошлое – в ход карабахского конфликта и его мирного урегулирования, хорошо мне известного, особенно участия России в его разрешении. Для Новруза Мамедова этого уже достаточно, чтобы обвинять меня, будто служу армянам. У многих людей при столь длительных и ожесточенных конфликтах пропадает видение многоцветья мира: все становится черно-белым - либо проармянское, либо проазербайджанское. Ничего пророссийского тут для них и быть не может. Но руководящим кадрам АР, казалось бы, лучше видеть мир таким, как он есть.

Новруз Мамедов не хочет понять, что и двум соседним народам, и России совершенно не нужна, вредна и опасна новая война вокруг Карабаха. Он призывает посредника быть нейтральным, и это верно, пока тот ведет посредническую работу. Я вел ее в 1992-96 гг., а после отставки в 2000 г. – пенсионер, совершенно свободный в суждениях и высказываниях.

Опыт учит посредника на будущее не столько нейтральности, сколько поддержке того, за что он боролся. Нетерпимости к жаждущим новой войны. Нарушающим договоренности и соглашения. Предающимся лжи. Может ли Мамедов с трех раз (по числу сторон конфликта) угадать, какая из них больше грешит всем этим? Вот почему мне гораздо чаще приходится критиковать официальный Баку (а не азербайджанский народ).

Мамедов распространяет какую-то фантасмагорию – будто я дал право армянам публиковать от моего имени все, что они захотят. И не раз твердит об этом. Полнейший абсурд! Чтобы скомпрометировать, ему годится любая выдумка! Как писал Есенин, "ни матери, ни другу, ни жене". Но если впаду в долги, как обнадежил Мамедов, применю его незаурядное изобретение.

Признателен ему за рекламу моего сайта (жаль, что не пополняю его). Устава "Дашнакцутюн" никогда на нем и быть не могло. Конечно, изобретательный Мамедов мог подбросить. Подбросил же эту галиматью.

Трогательную заботу проявляет он обо мне с детства до "последних дней". Заранее начал готовиться к ним и, возможно, уже пишет некролог, чтобы опередить армян. Моего озорства подростком в школе ему мало, и он тогда добавил, что учился я плохо. Ну, должен же я быть бякой по всем статьям! В его словах то и дело натыкаешься на передержки, неаккуратные неточности, а когда речь обо мне, то непременно в негативную сторону.

Но сюжет про школу оказался провалом для самого Мамедова: показал он себя полным неучем в части цитат и кавычек. Несмотря на высокий пост, ему неведомо, что кавычки ставятся лишь вокруг достоверных слов, без каких-либо искажений. А он взял да переложил в кавычках все по-своему. Тут ему явно не хватает ни грамотности, ни честности. Желающий может взглянуть на отличия текста моего интервью от текста, фальшиво приведенного Мамедовым.

Из оригинала – моего интервью порталу Viperson:

Растила меня мать-одиночка, "накладчица" в московской типографии, подучившаяся затем до корректора… Учился вполне сносно, но почему-то слыл несносным по поведению (мать едва уговорила директора школы не отправлять меня в ремесленное; из одной школы за проказы отфутболили в другую). Аттестат зрелости получился неплохой: всего несколько четверок.

Перекройка в статье Новруза Мамедова, но в кавычках:

"Когда Владимиру было три года, его отец оставил семью, мать была рабочей в типографии. Он сам признается в том, что был предоставлен сам себе, рос без присмотра, плохо учился в школе. За плохое поведение директор часто вызывал мать в школу, его переводили из одной школы в другую" (viperson.ru). В интервью Мамедов дает эти же фразы уже в иной редакции (например: "в школе учился кое-как"). То есть сам сочиняет, сам правит - читатель обязан верить ему: есть же кавычки, есть и ссылка!

Ему ничего не стоит в тех же кавычках перевести речь с первого лица на третье. Не знаю его оценок в школе, а тут он заслужил "кол". Не берет ли он в докладах президенту в кавычки набор собственных слов? Ведь может!

Мамедов упрекает меня за то, что, проработав более 20 лет в разных странах, пишу я только о Нагорном Карабахе. Почему не пишу о других? Да потому что тут не устранена угроза новой войны, а там пока нет такой угрозы. И весь регион весьма чувствителен и ближе всего к России. Ясно?

Перечислять все погрешности и подтасовки Мамедова в обоих текстах было бы перебором. Но это и в мелочах (ну, не было меня в Ереване в начале мая), и в серьезных вещах. Так он пишет о последней фазе войны в Карабахе: "Армяне поняли, что военным путем ничего не добьются и согласились сесть за стол переговоров". Фальшь! Главе посреднической миссии России, оформлявшей перемирие, достовернее, чем Мамедову, известно, что и как было. Буквально все наоборот! Поменять первое слово - и все будет верно.

В завершение отмечу главную особенность высказываний Мамедова. Сплошная голословность, бездоказательность! Раз оппонент что-то искажает, дайте один-два примера. Подтвердите ими свое суждение. Нет, из-за неуверенности в собственных версиях, боязни промахнуться он избегает конкретики и довольствуется грубой бранью, недостойной его государственного поста. Сам ставит вопрос о своем моральном облике ("облико морале", как шутливо говорят те, кто знает Латинскую Америку).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Резолюции Совета Безопасности ООН и перемирие в Карабахе

20 лет назад, 12 ноября 1993 г. Совет Безопасности ООН принял последнюю резолюцию по карабахскому конфликту. Тогда всего за полгода их набралось четыре (822/30 апреля 1993 г., 853/29 июля, 874/14 октября и 884/12 ноября). Целых четыре! Ибо стороны конфликта не соблюдали их. Строго говоря, и 20 лет спустя ни одно из их существенных требований так и не выполнено.

Это же высший мировой орган, ответственный за поддержание мира и международной безопасности. Сквозным стержнем его решений было требование немедленно прекратить военные действия вокруг Карабаха. Без выполнения этого ключевого пункта резолюций СБ ООН практически неосуществимы все остальные пункты. Так и получилось. Комплекс неудач Азербайджана и его упорные попытки решить конфликт силой парализовали реализацию всех четырех резолюций. Баку не хотел прекращать военные действия. Армяне не собирались уходить с занятых ими новых позиций.

Правда, так было и до первой резолюции 822. Азербайджан (инициатор ее принятия) не ожидал от нее требования прекратить военные действия. Он готов был приостановить их ради возвращения Кельбаджарского района, но не покончить с войной совсем. Когда Россия, США, Турция и Италия запросили все три стороны конфликта, готовы ли они выполнить эту резолюцию, Степанакерт и Ереван согласились, а Баку даже не стал отвечать. И потом не раз уходил от выполнения резолюций и мирных инициатив (весь календарь инициатив и реакции сторон на них стоило бы и опубликовать).

Осудив нарушения прекращения огня и отметив чрезмерное применение силы в ответ на них, резолюция 884 приоткрыла, кто срывал приостановки военных действий, возобновлял бои, приводившие к новым захватам и оккупации территорий. Прежние резолюции СБ осуждали захваты, но не вскрывали их первопричины и меру виновности сторон конфликта в них.

В резолюции 853 даже было требование безоговорочного вывода армянских сил с занятых территорий, что вряд ли реалистично без надежного, окончательного прекращения всех военных действий. Баку то и дело лукавит, будто это требование всех резолюций. Фальшь! СБ ООН в резолюциях 874 и 884 уже учел этот перегиб, убрал слово "безоговорочного", сделав вывод войск предметом идущих поныне переговоров между сторонами конфликта.

К концу 1993 г. обстановка в конфликте еще больше обострилась из-за провала контрнаступлений Азербайджана, предпринятых вопреки всем 4 резолюциям и несмотря на резкий рост его потерь. СБ ООН впредь уже не хотел принимать резолюций по Карабаху, ибо их невыполнение, особенно главного требования прекратить войну, дискредитировало высший международный орган. Мирное урегулирование конфликта заходило в тупик.

Россия, как член СБ ООН и Минской группы СБСЕ и наиболее активный посредник в карабахском конфликте, изначально стремилась увязать усилия этих мирных структур. На встрече Минской группы (Рим, 3-4 июня 1993 г.) ее представители настояли на том, чтобы все графики группы были подчинены выполнению резолюции 822, а позднее - других резолюций СБ.

В начале 1994 г. уже практически нельзя было опереться на эти резолюции из-за утраты ими действенности. Россия была вынуждена расширить поиск точек опоры в посреднических усилиях. Вступление Азербайджана в СНГ и избрание Гейдара Алиева президентом Азербайджана создали к концу 1993 г. новую площадку для этого. С декабря Межпарламентская ассамблея СНГ начала работу с парламентскими структурами Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха. Совет глав государств (СГГ) СНГ в марте и апреле 1994 г. выступил с заявлениями по карабахскому урегулированию.

Резолюции СБ ООН охватывали немало требований и призывов, а Россия сосредоточила все усилия на главном - прекращении огня и военных действий. Политико-дипломатической основой выхода на перемирие стало заявление СГГ СНГ от 15 апреля 1994 г., принятое при личном участии президентов Армении и Азербайджана Левона Тер-Петросяна и Гейдара Алиева. В нем жестче, чем в резолюциях СБ, буквально затребовано прекращение огня: "Главный приоритет, императив урегулирования - незамедлительное прекращение огня, всех военных действий и вслед за этим его надежное закрепление". Главы государств впервые потребовали надежно закрепить прекращение военных действий, хотя и резолюции СБ подходили к этому. Кроме того, президенты прямо обусловили устранение последствий конфликта надежностью невозобновления военных действий. "Без этого, - подчеркнуто вслед за приведенной фразой, - не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства".

В Бишкекском протоколе руководители парламентских структур всех сторон конфликта поддержали это заявление глав государств СНГ и призвали прекратить огонь к 9 мая. Именно на основе заявления СГГ СНГ и Бишкекского протокола и было подписано соглашение о прекращении огня и бессрочном перемирии с 12 мая 1994 г. Россия всегда учитывала особую ответственность СБ ООН и его резолюции, но в той ситуации в этих решающих документах о перемирии уже почти не было ссылок на них.

Почему важно сейчас рассказать о подлинных документальных основах прекращения огня в Карабахе? Дело в том, что в последнее время Баку, как ни парадоксально, широко раскручивает ложную пропагандистскую кампанию вокруг 4 резолюций СБ ООН, всячески изображая мнимую приверженность им. Хотя и сейчас его подход к ним весьма выборочен - ему нужен лишь уход армян с оккупированных территорий, причем без гарантий исключения военных действий.

Нынешнее руководство Азербайджана не может не знать о всяческих уходах своих предшественников от выполнения главного требования резолюций СБ ООН и об их роли в срыве его решений в целом. Пропаганда Баку рассчитана больше на незнающих, особенно на внешних партнеров, сочувствующих пострадавшей стороне, не ведая реальных первопричин ее бедствий.

Есть и те, кто недопонимает: как это не выполнено ни одно требование резолюций СБ ООН, когда давно, почти 20 лет назад подписано прекращение огня? Но, увы, резолюции требовали незамедлительно прекратить огонь, а Азербайджан пошел на это лишь через год (разве это немедленно?). Что такое год такой ожесточенной войны, надеюсь, все понимают. Кроме того, были прекращены не военные действия, а лишь боевые (да и они нередко имеют место в виде инцидентов на линии соприкосновения).

Но главное сейчас совсем в другом. Принятая Гейдаром Алиевым в заявлении СГГ СНГ идея ликвидации последствий конфликта лишь после надежного исключения военных действий явно неприемлема для его наследника. Весь курс нынешнего Баку нацелен на то, чтобы убрать эту жесткую увязку. Там хотят, чтобы все забыли главный документ, открывший путь к перемирию. Отсюда стремление переключить теперь внимание на резолюции СБ ООН, которые в первую очередь как раз Азербайджан тогда игнорировал. Экая показушная любовь к этим документам! Спустя 20 лет после того, как надо было просто выполнить их! Баку сейчас делает вид, будто в них не выполнен лишь пункт о выводе армянских войск.

Сам за себя говорит его отказ заключить соглашение о неприменении силы при разрешении этого конфликта. Широко известны и иные его средства поддержания напряженности (бесконечные угрозы применить силу, гонка вооружений, инциденты, отказ расследовать их и отвести снайперов, "сафаровщина" и т.д.). Руководство Азербайджана и не желает надежно закреплять прекращение военных действий, наоборот - то и дело грозит их возобновлением, будто это благо и что-то дает ему. Не говоря уж о новой войне, очевидны ущербность и явный вред этого курса Баку - он сам мешает устранению последствий тяжкого конфликта, в том числе возвращению оккупированных земель, о чем ежечасно талдычит, но всуе, а не всерьез.

Как раз через полгода исполнится 20 лет заключению перемирия, которое вряд ли будут там отмечать. Руководство Азербайджана не видит, чего тут праздновать. Для него не так важно, что страна столько лет не подвергается массовому кровопролитию, что выросло целое поколение азербайджанцев пока без прямой угрозы обращения в пушечное мясо. К тому же официальному Баку надо скрыть, что его предшественники в апреле-мае 1994 г., опасаясь полного коллапса, уже сами начали торопить с прекращением огня, перестали выдвигать предварительные условия, легко принимали поправки армян к тексту и даже уже подписали бессрочное перемирие со Степанакертом, к которому лишь через несколько часов примкнул и Ереван.

Как теперь руководство Азербайджана объяснит своему народу, чего оно добилось за этот немалый срок в урегулировании конфликта? Практически ничего! Конфликт в Карабахе, отличавшийся особой ожесточенностью, уже давно снискал себе известность и постоянной пробуксовкой переговоров по его урегулированию.

Есть основания полагать, что логическая несовместимость подходов сторон к коренной проблеме надежного закрепления прекращения военных действий не даст существенно продвинуться в переговорах. Пока официальный Баку не изберет безоговорочно мирное решение конфликта. Тогда гораздо реалистичнее встанет и вопрос о контроле над потерянными в боях землями. Но превыше всего должен остаться выбор мирного завтра для своего народа.

Бакинская пропаганда, которой вдруг спустя десятилетия будто бы стали так дороги резолюции СБ ООН, даже не замечает, а тем более не отмечает, что они ни одной строкой, ни единым словом не только не благословляют, но - в контрастном отличии от нынешнего руководства Азербайджана - категорически отвергают решение конфликта силой. Ложная пропаганда нередко невпопад!

Share this post


Link to post
Share on other sites

О выходе на перемирие в Карабахе

15 апреля 1994 г. - негромкая, но весьма знаменательная и довольно поучительная дата в истории перемирия в нагорно-карабахском конфликте. О ней мало что знают даже армянские и азербайджанские политологи и журналисты, а одна из сторон конфликта и не хотела бы, чтобы ее знали.

К этому времени ожесточенный вооруженный конфликт длился уже третий год и охватил широкую территорию, превратив ее жителей в беженцев и перемещенных лиц. Совет Безопасности ООН в 1993 г. принял четыре резолюции, требуя незамедлительного прекращения огня и ухода войск с оккупированных земель. Но та самая сторона конфликта никак не хотела прекращать военные действия, надеясь решить все в свою пользу силой. Без выполнения этого ключевого требования нельзя было реализовать и другие. СБ ООН уже не мог допустить дискредитации своих решений и не стал больше принимать резолюций по Карабаху. Зима 1993-1994 гг. обернулась пиком потерь на разных участках фронта.

Москва как самый активный посредник в разрешении этого конфликта долго настаивала на выполнении резолюций СБ ООН, но не могла больше опираться на них из-за их игнорирования сторонами конфликта. В отличие от коллективного посредника - Минской группы СБСЕ, Россия среди всех задач отдавала безусловный приоритет прекращению огня и военных действий и нуждалась в документе, который мог бы лечь в основу выхода на перемирие.

На заседаниях Совета глав государств СНГ в марте и апреле 1994 г. шла выработка такого документа. Им стало Заявление CГГ СНГ от 15 апреля.

Важно подчеркнуть, что это был высший форум Содружества - на уровне президентов, с непосредственным участием глав Армении и Азербайджана Л. Тер-Петросяна и Г. Алиева (понятное дело, что Нагорный Карабах как не признанное государство не мог там быть представлен).

В Заявлении CГГ СНГ требование прекращения огня было заострено еще больше, чем в резолюциях СБ ООН, названо главным приоритетом и императивом политического урегулирования, а что особенно важно - было дополнено требованием надежного закрепления прекращения военных действий. Особо подчеркивалось, что "без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства". То есть было четко определено, что только надежное закрепление создаст условия для устранения издержек вооруженного конфликта, включая освобождение занятых территорий и возвращение беженцев и перемещенных лиц.

Помню, что Гейдар Алиев внес какую-то поправку в проект Заявления, но со всем остальным, включая изложенное выше, был согласен.

Конечно, это заявление не юридический, но важнейший политический документ, принятый на уровне глав государств. Столь высокого уровня не было тогда на других площадках, даже в СБ ООН. Специально для подкрепления Заявления президентов и была 4-5 мая созвана в Бишкеке встреча глав парламентов всех сторон конфликта, включая Нагорный Карабах. Бишкекский протокол призвал стороны прекратить огонь к 9 мая.

Вопреки задержке и помехам Баку, 9-11 мая, наконец, удалось найти способ беспрецедентно, но официально оформить бессрочное прекращение огня с 12 мая 1994 г., придав обязательствам сторон и юридическую силу.

Бросается в глаза, что официальный Баку, сорвавший выполнение 4 резолюций СБ ООН, в последние годы раскручивает вокруг них разные суесловия, особенно по части ухода с занятых территорий, пытаясь выдать себя чуть ли не поборником их выполнения и заодно отвлечь внимание от куда более неприятного ему документа, который принят отцом нынешнего президента АР и действительно лег в основу перемирия. Регулярные угрозы Баку разоблачают фальшь его пустословий о резолюциях СБ ООН. Ведь в них нет ни единой фразы, ни одного слова, допускающих продолжение, а тем более возобновление войны. Как же можно якобы чтить эти документы и наперекор им тут же грозить войной? Они же требуют "воздерживаться от любых действий, мешающих мирному разрешению конфликта". Где ж тут логика?!

Вся политика Баку направлена как раз на недопущение надежного закрепления перемирия. Там тиражируют идеи, будто "окончена не война, а только ее первый этап" и т. п. Надоело перечислять проявления той "топорной" силовой политики и ущербной установки "не давать покоя оккупантам". Там не сознают, что сами помогают сохранять столь неугодное им статус-кво, что лишь выход к прочному миру ведет к освобождению земель и возвращению их жителей.

20 лет, истекших после Заявления СГГ СНГ, как раз подтверждают его конкретную установку на то, что без надежного закрепления перемирия не перейти к ликвидации последствий вооруженного конфликта.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Конфликт в Карабахе и топорная политика


 


Переговоры будут эффективны лишь после отказа от военных действий



 



В сентябре 1991 года Россия взялась за посредничество в сложнейшем вооруженном нагорно-карабахском конфликте - первом в СССР. К 12 мая 1994 года она помогла Азербайджану (АР), Армении (РА) и Нагорному Карабаху (НК) прекратить массовое кровопролитие. Ожесточенная почти терхлетнаяя война завершилась перемирием. Через полмесяца ему 20 лет.


 


С марта 1992 года посредничала и Минская группа (МГ) СБСЕ (послы 11 государств). Москва и самостоятельно, и в МГ, прежде всего, добивалась прекращения огня. Достигнутое Россией перемирие вынудило участников группы признать ее особую роль в разрешении этого конфликта и сделать сопредседателем МГ ОБСЕ (с 1997 года это Россия, США и Франция).


 


Жесткое взаимное недоверие и максимализм сторон конфликта до сих пор не дают мирно решить спорные проблемы. Периодические обострения ситуации – немалая опасность для обоих народов, соседних стран и весьма чувствительного региона. Важнейшей задачей сторон конфликта, посредников и международного сообщества остается закрепление перемирия для продвижения путем политического урегулирования к миру.


 


Это первое, но оно превыше всего – от него зависит все остальное. Перемирие оформлено как бессрочное, но этого недостаточно. Десятилетия переговоров доказали, что пока не исключен полностью риск войны, их успех не гарантирован, даже сомнителен. Своим настроем стороны сами лишают себя гибкости, готовности к поиску компромиссов.


 


В урегулировании конфликтов при пике недоверия последовательность и очередность шагов имеют огромное значение. Официальный Баку, взывая к гуманности, добивается прежде всего ухода армянских войск с занятых ими территорий и возвращения беженцев, отодвигая на потом реальное достижение мира и решение главной спорной проблемы – статуса НК. Даже угрожает новой войной. Зачем же забывали о гуманизме те, кто вопреки 4 резолюциям Совета Безопасности ООН не хотел прекращать военных действий? Да и угрозы новой бойни вряд ли слишком гуманны.


 


Армяне, отодвинув линию фронта от НК, заняв самые короткие (что для них важно) позиции и основательно укрепив их, не спешат уходить, добиваясь комплексного решения конфликта: надежно закрепить перемирие как путь к миру и, конечно, поскорее определить статус НК. А как ставилась проблема очередности в резолюциях СБ ООН? Они требовали немедленного прекращения огня и вывода оккупирующих сил, но очевидно, что второе было невозможно до выполнения первого требования.


 


Однако в основу перемирия легли не эти резолюции, сорванные теми, кто пытался решить конфликт силой, а важнейший документ посредничества России – Заявление Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 года. Главы государств при личном участии Гейдара Алиева и Левона Тер-Петросяна дали в нем лишь две, но самые ключевые установки: 1) не только прекратить огонь, но и надежно закрепить перемирие; 2) определили очередность дальнейших действий. Специально было подчеркнуто, что без надежного закрепления прекращения огня «не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства» (тут и вывод войск, и возвращение беженцев).


 


Конечно, это не юридический документ. Но важнейший политический. Принятый на высшем уровне. С целью подкрепления этого Заявления 4–5 мая 1994 года в Бишкеке были собраны главы парламентов всех сторон конфликта. Они поддержали его и призвали прекратить огонь к 9 мая. Затяжки и уловки одной из сторон вынудили довольно своеобразно оформлять перемирие, но к  12 мая 1994 года соглашение обрело полномерную юридическую силу.


 


Но так и нет его надежного закрепления! Общеизвестны военные приготовления и милитаристская риторика Баку, его отказ заключить соглашение о неприменении силы, уход от развода войск, масса инцидентов на линии соприкосновения и другие проявления грубой силовой, топорной политики. Клич нынешнего руководства АР: «Окончена не война, а лишь ее первый этап». Оно скрывает, что Гейдар Алиев ратовал за решение конфликта «исключительно мирными средствами». Иногда остро действуют и армяне, но не так часто и, как правило, в ответ на шаги Баку. Попытки президента Ильхама Алиева в корне поменять порядок разрешения конфликта (вернуть потерянные в боях земли, не закрепляя перед этим перемирия) не связаны с более реалистическим подходом его отца, выраженным 15 апреля 1994 года.


 


На первый взгляд извне – стороны вроде бы «квиты»: армян не жалуют за удержание оккупированных территорий, азербайджанцев – за показную воинственность и угрозы. Но разница все же есть. Проблемы оккупации и беженцев порождены «позавчера и вчера», это уже свершившееся. Оно немного приглушено к «сегодня» и требует мирного выправления «завтра». А посулы возобновить бойню – это то «завтра», которое тревогами и заботами отягощает весь нынешний день. Поэтому психологически вполне естественно, что критике больше подвергается то, что более опасно, то есть политика Баку. А кроме того, есть и три другие причины.


 


Во-первых, новая война вокруг Карабаха совершенно не нужна и опасна для обоих народов – армянского и азербайджанского, для их соседей и, конечно, для России. А в плане личном добавил бы, что тот, кто бился за прекращение огня, обязан и будет мешать бездумным поборникам войн.


 


Во-вторых, крайне важно выполнение официально подписанных соглашений и других договоренностей между сторонами. Для государств, особенно молодых, это - мера зрелости и надежности как партнеров. Перечень невыполнений и уклонений от миротворческих инициатив явно не в пользу АР: срыв четырех резолюций СБ ООН, четырех прекращений огня, более 20 предложений посредников (армяне вместе лишь четыре), отказ от развода войск, игнорирование соглашения об укреплении режима прекращения огня. Мало? Повышает ли это доверие к Баку?


 


Есть и «в-третьих». Если первое – из сферы политики, второе – права, то третье скорее в морали: несостоятельность, а то и лживость пропаганды. Баку подает и клянет оккупацию как проблему номер один. Но тогда давно пора вникнуть в причины ее возникновения, а не сводить все к агрессивности армян. Почему же ни слова о явных просчетах Абульфаза Эльчибея и Гейдара Алиева в ставке на силу, что и привело к расползанию оккупации на семь районов. Небезгрешна и пропаганда армян, но руководство там аккуратнее, чурается сомнительных доводов. А в Баку каких только «перлов» не услышишь из самых высоких уст: и якобы 20% земель оккупированы, и будто бы свыше миллиона беженцев, и многое другое. Помню и этику: глава МИД АР лукаво просил передать свой проект документа армянам как мой собственный…


 


Таким образом, и по всем этим показателям официальный Баку «вне конкурса». Что ж удивляться, что критика в основном адресована именно ему (а не азербайджанскому народу, как хотели бы изобразить там).


 


Убежден, что затяжные переговоры по Карабаху перестанут буксовать лишь после полного исключения военных действий. Мир для НК, всерьез гарантированный Азербайджаном, а также великими державами, изменил бы позиции армян – им пришлось бы поэтапно, но побыстрее оставить занятые земли. А пока Баку, якобы стремясь к скорейшему урегулированию, делает все наоборот – вопреки заявляемым интересам, продлевает статус-кво.


 


Еще одна его помеха в переговорах – нежелание признать НК стороной конфликта и, следовательно, его участником. Причем в годы войны Баку более 10 раз сам выходил на Степанакерт, подписывал с ним разные документы (причем без участия Еревана). Кроме этого, НК вместе с АР и РА подписал три общих документа: перемирие, заявление от 27 июля 1994 года, соглашение от 4 февраля 1995 года. Без участия НК переговорам и не выйти на финишную прямую, ибо его статус – главная спорная проблема конфликта.


 


Нельзя бесконечно откладывать и ее решение. Этот вопрос может быть поставлен и решен лишь на мирной и подлинно демократической основе, как в Крыму. Для этого хватило бы и 20 истекших лет, если бы подходы всех сторон к разрешению проблем конфликта были здравыми.


Share this post


Link to post
Share on other sites

20 лет "топорной" политики и притворства Азербайджана

12 мая с. г. - уже два десятка лет перемирию в карабахском конфликте, достигнутому при посредничестве России. Переговоры по политическому урегулированию конфликта после прекращения в целом военных действий пока не дали результата. Армяне добиваются, прежде всего, безопасности, мира, а затем и свободного волеизъявления для Нагорного Карабаха, азербайджанцы - освобождения земель, потерянных ими в ходе войны, и потом возвращения туда своих беженцев. Все стороны придерживаются жестких позиций и пока не готовы искать компромиссы.

 

Угрозы возобновления военных действий, исходящие от официального Баку, только осложняют дело и представляют опасность не только для двух народов, но и для всего весьма чувствительного региона. Они не сводятся к словесной риторике, а проявляются и во многих реальных делах (гонка вооружений, инциденты на линии соприкосновения, отказ от мер доверия, от расследования инцидентов, от отвода снайперов с передовых позиций и т. д.).

 

Баку преподносит логический парадокс: на словах выступает против статус-кво, а на деле замораживает ситуацию своей "топорной" политикой. Можно ли угрозами заставить армян уйти из занятых ими районов? Угрозы и заставляют армян укреплять, а не сдавать удобные позиции.

 

Парадокс и в том, как Баку то и дело изображает себя жертвой военного конфликта 1991-1994 гг., тогда как куда больше армян добивался его решения силой. Просчеты его вождей и привели к оккупации 7 районов. Выполни Азербайджан, скажем, резолюцию 822 Совета Безопасности ООН, 5 из этих районов избежали бы нынешней участи. Была масса миротворческих инициатив посредников (от Минской группы СБСЕ и особенно от России).

 

Мои бакинские оппоненты годами отрицают, что именно Азербайджан сорвал выполнение четырех резолюций СБ ООН, ключевым требованием которых было как раз прекращение огня, военных действий и враждебных актов. Оспаривают, что официальный Баку гораздо больше других сторон конфликта уходил от предложений посредников осуществить эти требования и другие инициативы, а иногда и срывал даже оформленные договоренности и соглашения. Не могут поверить, что при участии Гейдара Алиева перемирие оформлено как бессрочное (по умолчанию). Не ведают, что он высказывался за урегулирование этого конфликта "исключительно мирными средствами". Делают вид, что не знают такого соглашения, как об укреплении режима прекращения огня от 4 февраля 1995 г., которое наиболее цинично не выполняется Баку, будто его и не было. Но незнание документов и фактов никогда еще не относили к достоинствам политологов и журналистов.

 

20-летие перемирия вынуждает хотя бы вкратце резюмировать в цифрах итоги миротворческого процесса в годы войны. Главе посреднической миссии России, участнику и сопредседателю Минской группы в 1992-1996 гг. было нетрудно составить хронологию мирных инициатив и реакции на них сторон конфликта. Ряду армян и азербайджанцев было предложено ознакомиться с материалом и дать возможные уточнения и дополнения. Приветствовались и мотивированные возражения. Но таковых не было. Отдаю эту хронологию на суд читателя. Не всем хватит терпения одолеть ее всю. Должен поэтому сразу же сжато дать ее суммарные итоги, а не только в конце материала.

 

В годы войны Азербайджан отклонил более 20 миротворческих инициатив посредников (Армения и Нагорный Карабах лишь по 2). После принятия вице-премьер-министром Азербайджана таких инициатив он был дважды дезавуирован из Баку. 4 раза Азербайджан срывал достигнутые с помощью посредников договоренности (у Армении и НК таких случаев не было). Кроме того, 6 раз договоренности срывались, но нельзя сказать по чьей вине или, возможно, по обоюдной.

 

Теперь конкретнее. См. таблицу. Понятно, что АР - Азербайджанская Республика, РА - Республика Армения, НК - Нагорный Карабах, РФ - Российская Федерация, МК - Минская конференция, МГ - Минская группа.

Реакция сторон Карабахского конфликта на предложения посредников (1991-1994 гг.)

1991-1992 гг

 

1991 год 23 сентября - Железноводск. Встреча руководства РА и АР с участием представителей НК по инициативе Б. Н. Ельцина и Н. А. Назарбаева. Подписано совместное коммюнике с установкой прекратить огонь до 1 января 1992 г. Не выполнено по обоюдной вине сторон

.

30 декабря - Обращение руководителей стран СНГ к АР и РА с призывом возобновить переговорный процесс.

 

1992 год 16 марта - Тегеран. Арменией, Азербайджаном и Ираном подписано коммюнике, где намечалось, но не удалось прекратить огонь на неделю.

 

13 апреля - Двухэтапный план урегулирования в Карабахе мининдел РФ Козырева.

 

7 мая - Тегеран. Совместное заявление президентов РА, Ирана и и. о. президента АР. Намечалась недельная поездка иранца Ваязи для переговоров со сторонами конфликта и заключения соглашения о прекращении огня. Но 8 мая карабахцы взяли Шушу, и поездка Ваязи отпала.

 

19 мая - Город Лачин взят армянами. АР отказалась участвовать в Минской конференции, пока армяне не оставят Шушу и Лачин. Условлено провести "чрезвычайную подготовительную встречу" представителей государств-участников МК, что стихийно привело потом к созданию Минской группы (МГ) СБСЕ.

 

29 июня - 7 июля - Рим. III раунд чрезвычайной подготовительной встречи МГ СБСЕ. 3 июля по инициативе РФ он призвал приостановить военные действия на 30 дней с 9 июля 1992 г. - дня открытия саммита СБСЕ. Дала согласие лишь АР; РА и НК не ответили.

 

31 июля - - 5 августа - Рим. IV раунд встречи МГ (впервые с участием карабахских армян). По инициативе России 5 августа принят призыв приостановить военные действия на 60 дней. Дали согласие РА и НК; АР отказалась (Раффаэлли потом до ноября 1992 г. добивался согласия Эльчибея).

 

7-8 августа - Москва. Встреча представителей президентов РА и АР в МИД РФ. При содействии российского посредника подготовлен проект соглашения по нормализации обстановки на азербаджанско- армянской границе. Но АР уклонилась от его заключения.

 

27 августа - Алма-Ата. Встреча мининдел РА и АР по инициативе президента Казахстана. Намечено прекратить огонь только на границе АР и РА с 1 сентября, но вскоре перестрелки возобновились.

 

15 сентября - Москва. Первые негласные контакты между представителями АР и НК.

 

16-17 сентября - Баку. Поездка личного представителя президента России. Встречи с Эльчибеем, Гамбаровым, Гасымовым, Казиевым. АР не пошла на приостановку военных действий на 60 дней с 22 сентября.

 

19 сентября - Сочи. Соглашение между министрами обороны РА и АР при участии министра обороны РФ о приостановке военных действий на 2 месяца.

 

23-25 сентября - Москва. Подписан военно-технический протокол о механизме выполнения соглашения в Сочи. В зону конфликта направлены более 50 наблюдателей от России. Украина, Белоруссия, Казахстан и Грузия наблюдателей не дали. Стороны не прекратили огонь, обвиняя в этом друг друга. Вскоре пришлось российских наблюдателей отозвать.

 

Ноябрь - Раффаэлли получил, наконец, согласие Эльчибея на приостановку военных действий на 60 дней. Но итальянский президиум МГ так и не использовал право назначить дату прекращения огня.

 

7-9 декабря - Женева. На неформальной встрече представителей президентов АР, РА, РФ, США и Турции представитель Армении предложил немедленно прекратить огонь, но министр Азербайджана уклонился.

 

1993 год

 

5-8 января - Москва. Встреча представителей президентов РА, АР, РФ, США и Турции и председателя МГ СБСЕ (формат 5+1). Принята идея РФ учредить "календарь урегулирования". Подготовлены документы, нацеленные на прекращение боев. Но АР дезавуировала своего. представителя - вице-премьера Х. Гаджизаде.

 

31 марта - 6 апреля - Женева. Новая встреча в формате 5+1. 6 апреля мининдел АР Гасымов покинул консультации и отказался участвовать в минском процессе до ухода армян из Кельбаджара.

 

8 апреля - Президент РФ предложил президентам АР и РА и руководству НК свое посредничество, нацеленное, прежде всего, на прекращение военных действий. Все три стороны дали ему свое согласие.

 

Встреча В. Саркисяна и П. Гусейнова по инициативе АР и при содействии минобороны РФ П. С. Грачёва. Договорились прекратить огонь с 9 апреля и провести в Москве 13 апреля встречу премьер-министров для подготовки встречи на высшем уровне. НК не участвовал. Реальных результатов не было.

 

10-16 апреля - Москва. Закрытые переговоры представителей президентов АР и РА при посредничестве РФ. Затем в них впервые принял участие представитель НК. Подготовлен проект соглашения о прекращении огня, уходе армян из Кельбаджара и снятии блокад с РА и НК. Баку вторично дезавуировал вице-премьера Гаджизаде, несмотря на его письменные полномочия, подписанные президентом АР Эльчибеем.

 

11 апреля - В развитие предложения Ельцина Козырев призвал стороны приостановить все наступательные операции с 13 апреля как минимум на неделю. НК и РА согласились. АР запросила отсрочку на сутки, а затем уклонилась.

 

24 апреля - Предложение РФ, поддержанное США и Турцией, продлить краткое прекращение огня до 28 апреля - на период заседания КСДЛ СБСЕ в Праге. Отклонено и. о. премьер-министра АР А. Масимовым (НК и РА дали согласие).

 

30 апреля - Резолюция 822 СБ ООН с ключевым требованием прекратить огонь. Представитель президента РФ предложил представителям США и Турции привести разработанный вместе график в соответствие с этой резолюцией, но оба уклонились.

 

26 мая - АР и РА дали согласие на график неотложных мер МГ. НК настаивал на выполнении резолюции 822. РФ, США, Турция и председатель МК призвали стороны немедля и полностью выполнить ее. РА и НК дали согласие, а АР отмолчалась (хотя была инициатором созыва СБ ООН).

 

28 мая - Заявление МИД РФ о реакции сторон конфликта на предложения посредников.

 

17 июня - При посредничестве РФ АР и НК договорились прекратить обстрелы Агдама и Степанакерта. АР не приняла предложение прекратить бомбардировки этих городов (у армян боевой авиации не было).

 

27 июня - При посредничестве РФ АР и НК договорились прекратить на неделю. наступательные операции, ракетно-артиллерийские обстрелы и бомбардировки в районе Агдама и Мардакерта.

 

Первый телефонный звонок и. о. министра обороны АР С. Абиева "министру обороны НКР" С. Саркисяну.

 

2 июля - После согласования с Г. Алиевым российский посредник предложил продлить договоренность от 27 июня и распространить ее на районы Физули и Гадрута. НК был согласен, кроме ухода с ряда высот, а АР даже не ответила. Вскоре бои возобновились, и 23 июля Агдам пал.

 

24-25 июля - В переписке по факсу АР и НК договорились прекратить 25 июля наступательные операции, обстрелы и бомбардировки на 3 дня, чтобы договориться о встрече своих высших руководителей.

 

28 июля - Линия фронта в Мардакертском районе. Встреча и. о. министра. обороны АР С. Абиева и председателем комитета самообороны НК С. Саркисяном. Договоренность от 24 июля продлена еще на 7 дней для подготовки встречи АР-НК "на высшем уровне".

 

29 июля - Резолюция 853 СБ ООН с тем же ключевым и другими требованиями.

 

5 августа - Захват Физули и Джебраила армяно-карабахскими формированиями. Продление на 3 дня прекращения огня сорвано боевыми действиями.

 

17 августа - При посредничестве РФ АР и НК договорились вернуться к прекращению огня с 18 августа на 5 дней. Вскоре оно сорвано азербайджанцами, потерявшими потом Физули и Джебраил.

 

20-22 августа - Баку. Поездка делегации МИД РФ и посреднической миссии РФ (Колоколов, Казимиров - встречи с Г. Алиевым, Гулиевым, Гаджиевой и Гасановым).

 

21 августа - "Министр обороны НКР" Серж Саркисян назначен министром обороны РА.

 

Послание осуществляющего полномочия президента АР Г. Алиева президенту РФ Б. Н. Ельцину. Алиев выступил в нем за решение конфликта "исключительно мирными средствами".

 

23 августа - Азербайджанские войска оставили Физули и Джебраил. Г. Алиев публично признал нарушения прекращения огня азербайжданцами.

 

28 августа - Предложение РФ прекратить огонь по всей границе между РА и АР (не принято Ереваном, добивавшимся прекращения огня и в НК).

 

9 сентября - Послания президента РФ главам АР и РА (и устно руководителю НК) с предложением заключить соглашение о полном и повсеместном прекращении военных действий.

 

23 сентября - Послание Кочаряна президенту РФ.

 

24 сентября - Устная договоренность при посредничестве РФ продлить до 5 ноября прекращение огня. Согласована "маршрутная карта №2", но азербайджанцы не выполняли ее.

 

24-25 сентября - Москва. Встречи Козырева с мининдел АР и РА и лидером армян НК. Гасанов предложил отложить подписание соглашения до 5 октября; уклонился от принятия заявления; вопреки уговору, не пришел, как было условлено, дорабатывать проект соглашения с представителями НК, РА и РФ.

 

28 сентября - Российский посредник оформил продления прекращения огня до 5 ноября. Установлено, что руководители АР, НК и РА встретятся до 25 ноября.

 

29 сентября - Переданы замечания РФ по азербайджанскому проекту протокола и предложение подписать соглашение 5 октября.

 

30 сентября - Послание президента РА президенту России.

 

10-12 октября - Вооруженное столкновение у села Куйджак (восточнее г. Джебраила) между азербайджанскими и армяно-карабахскими войсками. Инцидент урегулирован при содействии РФ. Прекращение огня восстановлено.

 

13 октября - Предложения российского посредника Г. Алиеву и Кочаряну зафиксировать линию соприкосновения сил сторон, чтобы не было споров и инцидентов на этой почве. Принято обеими сторонами.

 

14 октября - Резолюция 874 СБ ООН с теми же требованиями.

 

21 октября - Локальное нарушение азербайджанцами прекращения огня на юге фронта с тяжелейшими для АР последствиями. Срыв прекращения огня, державшегося при содействии РФ 50 дней (с 31 августа).

 

29 октября - Взят армянами г. Зангелан.

 

Г. Алиевым и Гукасяном не принято предложение РФ о временных договоренностях между АР и НК.

 

С участием послов Сики (Италия) и Моссберга (Швеция) российский посредник подготовил и направил Г. Алиеву, Шахназаряну и Гукасяну проект совместного заявления АР, НК и РА в связи с недавним нарушением прекращения огня и широкими военными действиями. Стороны не приняли идею такого совместного заявления.

 

12-19 ноября - Баку. Поездка посреднической миссии РA для работы над проектом соглашения о прекращении военных действий. Встречи с Г. Алиевым, Гасановым, Гулузаде. Гасанов просит передать азербайджанский проект соглашения армянам как якобы проект российский (!?).

 

20 ноября - Обстрел армянами на границе АР и РА машины сопровождения посреднической миссии России. Заявление Козырева на эту тему.

 

16 декабря - Обострение боев у г. Бейлаган. Предложение РФ прекратить огонь на 10 дней, возможно с продлением, принято Г. Алиевым и Кочаряном. НК тотчас подписал документ, а АР тянула дело до 21:00 19 декабря, прислав его трое суток спустя в явно непригодном виде. Вероятно, своим псевдосогласием прекратить огонь Баку пытался скрыть подготовку крупного контрнаступления. Пришлось все отменить.

 

20 декабря - Париж. Посол РФ Ю. А. Рыжов сообщил Г. Алиеву (тот был с официальным визитом во Франции), что, несмотря на личную договоренность с ним как главой государства, Баку так и не дает нормального документа о прекращении огня с 17 декабря. Г. Алиев обещал разобраться по возвращении в Баку (!?).

 

21 декабря - Санкт-Петербург. Уход АР от подписания соглашения по нормализации обстановки на армяно-азербайджанской границе.

 

30 декабря - Предложение РФ о новогоднем прекращении огня (НК дал согласие, АР даже не ответила).

 

1994 год

 

27 января - Предложения РФ сторонам прекратить огонь с 1 февраля на 2-3 недели и провести в Москве 1-2 февраля встречу на уровне мининдел. НК и РА были согласны, АР уклонилась от обоих предложений (с 16 декабря 1993 г. РА и НК уже трижды соглашались прекратить огонь, а АР уклонялась). Не удалась и попытка прекращения огня с 4 по 25 февраля.

 

5 февраля - 6 марта - Олимпийское перемирие в соответствии с резолюцией 48-й сессии ГА ООН, принятой по инициативе МОК. Президент РА одобрил перемирие, но АР не поддержала.

 

18 февраля - Москва. Переговоры министров обороны РА и АР с участием представителя НК при посредничестве министра обороны России. Подписан протокол о прекращении огня с 1 марта и разводе войск сторон от линии соприкосновения.

 

Начало марта - Прекращение огня с 1 марта, предусмотренное протоколом министров обороны, сорвано отказом АР отвести свои войска от линии соприкосновения.

 

3 марта - Послание Козырева и Грачева Г. Алиеву по выполнению протокола 18 февраля 1994 г. в связи отказом АР приступить к разводу войск.

 

9 марта - Москва. Совет глав государств СНГ. Принято заявление по Карабаху с установкой прекратить огонь и военные действия в этом конфликте.

 

Козырев и М. П. Колесников в посланиях Тер-Петросяну и Кочаряну предложили освободить один из районов АР, захваченных армянами осенью 1993 г.

 

12 марта - Встреча глав парламентов РА и АР Б. Араркцяна и Р. Гулиева на границе в районе Иджеван-Казах по инициативе армянской стороны. Гулиев допускал признание НК стороной переговорного процесса.

 

15 марта - Ответные письма Кочаряна Козыреву и Колесникову с отказом "вознаграждать АР за срыв развода войск" и вернуть один район.

 

22 марта - Российский посредник направил сторонам конфликта новые компромиссные предложения о разводе сил сторон от линии соприкосновения на основе сбалансированной асимметрии.

 

4 апреля - Послания РФ руководителям сторон конфликта в связи с предложением развести войска на базе сбалансированной асимметрии.

 

12 апреля - В связи с обострением обстановки российский посредник призвал стороны снизить военную активность хотя бы на несколько дней. Баку не отреагировал.

 

15 апреля - Москва. Совет глав государств СНГ принял важное заявление по Карабаху. Жесткая установка: "Главным приоритетом, императивом урегулирования является незамедлительное прекращение огня и всех военных действий". Определено, что необходимо затем надежное закрепление прекращения огня и военных действий, без чего "не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства".

 

Министр обороны АР М. Мамедов отклонил предложения РФ от 22 марта о разводе сил на основе сбалансированной асимметрии как "абсолютно неприемлемые и несправедливые".

 

26 апреля - МИД РФ предложил Баку и Степанакерту прекратить 28 апреля на 10 дней наступательные операции, ракетно-артиллерийские обстрелы и воздушные бомбардировки для заключения не позднее 7 мая соглашения о прекращении вооруженного конфликта. Баку тотчас подписал документ.

 

28 апреля - НК ответил, что готов полностью прекратить огонь и военные действия с 29 апреля, но в полном соответствии с протоколом от 18 февраля 1994 г. Договоренности между АР и НК достичь не удалось.

 

4-5 мая - Бишкек. Встреча глав парламентов АР, РА и представителей НК при содействии Межпарламентской Ассамблеи СНГ, Верховного Совета Киргизии и МИД РФ. Принят Бишкекский протокол с призывом прекратить огонь с 9 мая (подписали все участники встречи, кроме Джалилова, которому Г. Алиев не разрешил подписывать в Бишкеке документы без согласования с ним).

 

8 мая - Баку. С согласия Г. Алиева Гулиев подписал Бишкекский протокол.

 

9-11 мая - Руководство АР само просило о прекращении огня, не ставя на сей раз предварительных условий, как прежде. 9 мая министр обороны АР подписал прекращение огня с НК, без участия РА. Г. Алиев просит российского посредника еще раз переговорить с Ереваном, чтобы РА тоже подписала соглашение. Через 2 часа Ереван согласился. Посредник оформил соглашение о полном, повсеместном и бессрочном (по умолчанию) прекращении огня как обращение министров обороны АР, РА и НК к Москве. Документ подписан минобороны АР в Баку 9 мая, минобороны РА в Ереване 10 мая и командующим армией НК в Степанакерте 11 мая. Прекращение огня - с 00 часов 1 минуты в ночь на 12 мая 1994 г.

 

16-17 мая - Москва. Встреча министров обороны АР, РА и командующего армией НК при посредничестве Минобороны и МИД РФ. Подписана договоренность о порядке реализации протокола 18 февраля 1994 г., включая размещение в зоне конфликта смешанных постов наблюдения наблюдения с участием РФ. В ночь на 17 мая министр обороны АР М. Мамедов отозван Г. Алиевым для консультаций. Сначала он отложил подписание документа, а, вернувшись из Баку в Москву, не стал его подписывать.

 

ИТОГО: Азербайджан более 20 раз уклонился от предложений посредников (РА и НК лишь по 2 раза). Дважды представитель АР был дезавуирован из Баку. 4 раза АР сорвала достигнутые договоренности (у РА и НК таких случаев не было). 6 раз договоренности срывались, но нельзя сказать по чьей вине или, возможно, по обоюдной.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Затяжные переговоры по Карабаху перестанут буксовать лишь после полного исключения возможности возобновления военных действий


 




Жесткое взаимное недоверие и максимализм сторон конфликта до сих пор не дают мирно разрешить спорные проблемы. Периодические обострения ситуации – немалая опасность для обоих народов, соседних стран и всего весьма чувствительного региона. Важнейшей задачей сторон конфликта, посредников и международного сообщества остается закрепление перемирия для продвижения путем постепенного политического урегулирования спорных проблем к миру.


 


Россия взялась за урегулирование нагорно-карабахского вооруженного конфликта  – первого в СССР – в сентябре 1991 г., сумев к 12 мая 1994 г. помочь Азербайджану, Армении и Нагорному Карабаху прекратить массовое кровопролитие. Ожесточенная почти трехлетняя война завершилась перемирием. Сегодня ему 20 лет. Перемирие оформлено как бессрочное. Смехотворны попытки выказывания официальным Баку подобия непризнания того, что давно известно в международной дипломатической практике - заключения документов по умолчанию (в частности, по срокам их действия). К тому же это выглядит, как чуть ли не святотатский упрек «общенациональному лидеру» Гейдару Алиеву, как будто он сам не понимал, какой документ он поручил подписать своему министру обороны.


 


Этот факт - бессрочность подписанного перемирия - очень важен, но все же этого недостаточно. Разве не общеизвестны настораживающие факты - нарушения или срывы Азербайджаном других официально подписанных документов? Так что бессрочность перемирия, с одной стороны, сама по себе еще не является стопроцентной гарантией невозобновления военных действий, но, с другой стороны, и не может быть никаких скидок официальному Баку на том основании, что он уже столько раз не соблюдал подписанное его высокими должностными лицами.


 


Десятилетия переговоров доказали, что пока не исключен полностью риск войны, их успех не гарантирован, даже сомнителен. Своим настроем стороны сами лишают себя гибкости, готовности к поиску компромиссов. В урегулировании конфликтов при пике недоверия последовательность и очередность шагов имеет огромное значение. Официальный Баку добивается в первую очередь ухода армянских войск с занятых ими территорий и возвращения беженцев, ссылаясь на гуманные соображения и отодвигая на потом реальное достижение гарантированного мира и решение главной спорной проблемы – статуса НК. Даже угрожает новой войной. Зачем же забывали о гуманизме те, кто вопреки 4 резолюциям Совета Безопасности ООН не хотел прекращать военных действий в 1993-1994 гг.? Да и угрозы новой бойни вряд ли слишком гуманны. Резолюции СБ ООН требовали, в первую очередь, немедленного прекращения огня и соответственно вывода оккупирующих сил. Но совершенно очевидно, что второе было невозможно до выполнения первого требования. К тому же важно подчеркнуть, что в основу перемирия легли не эти резолюции, сорванные теми, кто пытался решить конфликт силой, а важнейший документ посредничества России – Заявление Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 г. Главы государств (причем при личном участии Гейдара Алиева и Левона Тер-Петросяна) дали в нем лишь две, но самые ключевые установки: 1) не только прекратить огонь, но и надежно закрепить перемирие; 2) четко определили очередность дальнейших действий. Специально было подчеркнуто, что без надежного закрепления прекращения огня «не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства» (тут и вывод войск, и возвращение беженцев).


 


Однако надежного закрепления мира все еще нет, а Баку тем временем продолжает военные приготовления и милитаристскую риторику, отказывается  заключить соглашение о неприменении силы, уходит от развода войск. Новая война вокруг Карабаха совершенно не нужна и опасна для обоих народов – армянского и азербайджанского, для их соседей и, конечно, для России. А в плане личном добавил бы, что тот, кто бился за прекращение огня, обязан и будет мешать бездумным поборникам войн.


 


Крайне важно выполнение официально подписанных соглашений и других договоренностей между сторонами: перечень невыполнений и уклонений от миротворческих инициатив явно не в пользу АР: срыв четырех резолюций СБ ООН, четырех прекращений огня, более 20 предложений посредников (армяне Еревана и Степанакерта вместе не приняли лишь четыре предложения посредников), отказ от развода войск, игнорирование соглашения об укреплении режима прекращения огня. Повышает ли это доверие к Баку?


 


Мир для Нагорного Карабаха, гарантированный Азербайджаном и великими державами, изменил бы позиции армян – им пришлось бы поэтапно оставить занятые земли. Необходимо прямое участие Степанакерта в переговорах. В годы войны Баку более 10 раз сам выходил на Степанакерт, подписывал с ним разные документы, и делал это даже без участия Еревана. НК вместе с АР и РА подписал три самых важных общих документа: перемирие, заявление от 27 июля 1994 г., соглашение от 4 февраля 1995 г. Без участия НК переговорам не выйти на финишную прямую, ибо его статус – главная спорная проблема конфликта. Нельзя бесконечно откладывать и ее решение.



Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Новый фронт в карабахском конфликте

 

В Баку вылавливают «армянских шпионов»


Перемирию в Карабахе, достигнутому при посредничестве России, 12 мая исполнилось 20 лет. В разных странах эту дату отмечали, хотя и по-разному. Отмечали даже в Англии, которая не входит в Минскую группу (МГ) ОБСЕ, курирующую переговорный процесс. Меньше всего – в Азербайджане: проиграв войну 1991–1994 годов, официальный Баку не склонен ценить, что тысячи азербайджанцев спасены от гибели на фронте. Он не хотел бы признавать бессрочности прекращения огня и иногда вещает, что окончена не война, а только ее первый этап.

 

А в канун 20-летия Баку открыл новый фронт – внутренний: в стране начата зачистка известных лиц, которые не на 100% одобряют его силовую политику в нагорнокарабахском конфликте и даже позволяют себе грешить «народной дипломатией» – поддержанием прямых контактов с армянами, давно возведенными президентом в ранг извечных врагов.

 

Власти извлекли из Турции азербайджанского аналитика и журналиста Рауфа Миркадырова, обвинив его в измене родине, задержали сразу чету – Лейлу Юнус, известную правозащитницу с большим стажем, директора неправительственной организации – «Институт мира и демократии», и ее мужа Арифа Юнусова, политолога и историка.

 

Не остановило бакинских церберов и то, что с 14 мая с. г. Азербайджан – председатель Комитета министров Совета Европы (СЕ), то есть полгода должен играть ведущую роль в этой организации. Как выразился один из официальных политиков, Баку «будет руководить 47 странами». Не учел этот «руководитель», что Совет Европы считает уважение прав человека одной из главных своих целей. Какой же пример показывает Баку членам СЕ? Правда, далеко не в первый раз и наверняка не в последний. В этом вопросе он давно привлекает к себе внимание многих.

 

Дело не столько в заслугах или «проступках» схваченных лиц. Удар имеет целью пресечение самостоятельности суждений в сложнейшем, еще не урегулированном конфликте, требующем преодоления противостояния двух народов, их враждебности и ненависти, насаждаемых правителями.

 

Что касается самих лиц, подвергаемых репрессиям, мне не с руки выступать их защитником – с каждым из них пришлось немало спорить и лично, и публично по конкретным проблемам урегулирования карабахского конфликта. К тому же, например, в статьях Рауфа Миркадырова непременно были те или иные выпады, а то и инсинуации против России. Но сейчас речь все же не об этом. Налицо попытка задушить важный канал урегулирования серьезного конфликта на Южном Кавказе – столь необходимую «народную дипломатию», прямые контакты между двумя соседними народами, особенно между публичными деятелями и интеллектуалами, активными журналистами и политологами.

 

Смягчение позиций сторон, поиск компромиссов в этом конфликте в результате расширения неформального общения вовсе не в интересах Баку. Как раз наоборот, своей политикой, прослывшей «топорной», и не только за «подвиг» Сафарова, ему надо обрубить эти контакты. Это на словах бакинские лидеры бьются за перемены, за перекройку статус-кво в урегулировании конфликта, а на самом деле как раз закрепляют его. Нетрудно догадаться почему.

 

Есть и еще кое-что, к чему мы уже привыкли в делах по Карабаху: обилие лжи. Так, чтобы усилить претензии к Лейле Юнус, выдают ее за полковника запаса, хотя у нее и нет звания. Помню еще со времен Эльчибея, что она не служила, а работала в Минобороны как гражданское лицо. Список политзаключенных в Азербайджане, собранный ею, выдают за перечень «террористов, изменников родины, сепаратистов, взяточников». Но и это не ново.

 

А как здравомыслящие люди должны оценивать экстравагантные выходки «правоохранительных» органов Баку? Отсутствие мандата на арест, снятие четы с авиарейса, многочасовые допросы задержанных с умыслом вымотать  немолодую женщину, обыски, демонстративные оскорбления и унижения, сплошные угрозы, отказ от оказания медицинской помощи, подозрения и даже обвинения в шпионаже в пользу Армении и т. п.

 

Не пора ли сразу, чтобы не было потом поздно, поставить и в Страсбурге эти вопросы, прямо касающиеся прав человека, перед «руководителем» Европы – новым председателем Комитета министров СЕ?

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нынешняя ситуация вряд ли доведет до войны, но беда состоит в исходной позиции руководства Азербайджана

Интервью интернет-ресурсу tert.am

 

- Господин Казимиров, может ли напряженная ситуация на армяно-азербайджанской границе привести к войне?

 

- Я не думаю, что подобная ситуация доведет до войны, но беда в том, что исходная позиция нынешнего руководства Азербайджана состоит в том, чтобы, как они сами выражаются, «не давать покоя оккупантам». И для этого годятся любые средства, ведь первопричиной инцидентов как на армяно-азербайджанской границе, так и на территории, близкой к Нагорному Карабаху, стало то, что азербайджанская сторона с нарушением подписанного 18 февраля 1994 года министром обороны Азербайджанской Республики документа, отказалась осуществлять развод сил от линии соприкосновения. То есть, вместо того, чтобы, как было условлено, стороны развели свои силы на такое-то количество километров, тяжелую технику еще дальше от линии соприкосновения, чтобы сохранить режим прекращения огня, они остались на прежних позициях. Азербайджан отказался отводить свои силы, отводят только армяне.

Этот документ был подписан за два с небольшим месяца до прекращения огня, но там было наложено условие о том, что при прекращении огня стороны разводят свои силы так, как это делается в мировой практике вообще. Это общеизвестные вещи.

 

Более того, по происшествии уже многих лет руководство Азербайджана при Ильхаме Алиеве наоборот приближало свои позиции в некоторых местах к позициям армянской стороны. То есть постоянно возрастала вероятность даже нечаянного, я уже не говорю о спровоцированных, инцидентах. Почва все более и более расширялась. Точно также надо было вести дела и по армяно-азербайджанской границе. Я лично вел переговоры с президента президентов Армении и Азербайджана. Точные даты этих переговоров я не помню, но я представлял им проект соглашения о договоренности. Азербайджанская сторона, хотя и участвовала в подготовке этого документа, но так и уклонилась от его подписания. Вот набор тех нарушений, которые имели место именно с азербайджанской стороны еще в тот период, когда только –только готовилось соглашение о прекращение огня, и когда оно только-только было реализовано. И, наконец, последний пункт, создается специальная напряженная и рискованная ситуация. Мы специально вместе со шведами, они были с нами вместе сопредседателями Минской группы, 4 февраля 1995 года представили проект нового соглашения об укреплении режима прекращения огня, проговорив его первоначально и лично с Гейдаром Алиевым, и с Левоном Тер-Петросяном, этот документ был подписан всеми тремя сторонами. Но так и не выполняется, да, он вступил в силу 6 февраля 1995 году, но бакинская сторона так и не выполняет условия этого соглашения. Это пренебрежение азербайджанской стороной тех обязательств, которая она официально берет на себя. Чего стоят после этого заявления Ильхама Алиева о том, что Азербайджанская Республика надежный партнер. Где эта надежность?

 

- То есть, Вы считаете, что эскалация ситуации на границе не перейдет в войну?

 

- Я хотел бы в это верить, поскольку слишком дорога цена ошибок. Таких ошибок, как возобновление военных действий. В этом азербайджанская сторона могла уже ни раз убедиться. Сколько раз руководство Азербайджана надеялось решить карабахский конфликт при помощи применения силы, и чем все это закончилось? Жалобами на «оккупацию 20% азербайджанских земель».

 

- Некоторые аналитики говорят о том, что российская сторона сейчас считает более важным партнером Азербайджан, чем Армению. Вы придерживаетесь такого же мнения?

 

- Я всегда очень сдержанно отношусь к подобным явлениям, уважая политологов, поскольку их работа – это гадание на кофейной гуще. Они не прагматики, а люди теоретизирующие ситуацию, в то время как надо смотреть на прагматическую сторону дела. С какой стати вдруг Азербайджан ценится больше, чем Армения. Все с учетом украинских событий, не более того.

 

- Что Вы думаете насчет продажи Азербайджану вооружения со стороны России? Российские политики говорят, что это бизнес, поскольку Азербайджан мог покупать оружие у любой другой страны…

 

- Ну это верно, но, если бы он не покупал, то вооружение, которое уже освоено азербайджанскими войсками, то брал бы их то ли у НАТО, то ли еще у каких-нибудь партнеров – чем это было бы лучше? Никакой принципиально разницы в данном случае не было бы.

 

- Недавно НКР заявила о том, что выступает против Мадридских принципов, которые последние 5-6 лет находится на переговорном столе. По-Вашему, это изменение курса? Чем обусловлено подобное заявление?

 

- Я не знаком с этим заявлением, и мне трудно комментировать. Кто об этом заявил?

 

- Премьер-министр Арцаха

 

- Насколько я понимаю, подобные вопросы, в большей степени, касаются президента и министра иностранных дел. Но это дело руководства Нагорного Карабаха.

 

- Бытует мнение, что отношения между Россией и Ираном сейчас находятся в довольно напряженной ситуации. К примеру, 18 июля посол Ирана в Армении заявил о том, что Иран будет выступать против введения миротворческих сил для урегулирования карабахского конфликта. Подобное заявление не является новшеством, но, кажется, впервые представляется в подобной резкой форме?

 

- Я думаю, что дело еще не дошло до этого. Подобного рода заявление господина посла, по меньшей мере, наверное, преждевременное. Ведь речь не о том, что миротворческие силы вообще недопустимы, а, фактически, иранская сторона имеет определенные резервы, воздерживается от одобрения того или иного национального состава этих миротворческих сил. Полагаю, что речь идет именно об этом.

 

- Посол заявил также о том, что установление миротворческих сил навредит всему региону. Каково Ваше мнение?

 

- Это зависит от состава миротворческих сил, но, в любом случае, этот вопрос еще не решен ни сопредседателями, ни сторонами конфликта, поэтому вести словесную баталию по этому поводу столь преждевременно, что не имеет смысла. До этого дело еще не дошло, есть другие проблемы, которые надо решать.

 

- Как Вы оцениваете переговорный процесс? Считаете, что он вошел в тупик?

 

- Переговорный процесс уже много-много лет, как не выходит из этого тупика. Для выхода нужна более конструктивная позиция прежде всего азербайджанкой стороны, отказ от применения силы в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Почему Азербайджан упорно не хочет подписывать соглашения о неприменении силы в разрешении этого конфликта. Вот именно в этом проблема.

Share this post


Link to post
Share on other sites

АРМЯНСКИЙ «РЭМБО» И ЧАК НОРРИС В ОДНОМ ЛИЦЕ В ОДИНОЧКУ РАСКИДАЛ ВООРУЖЕННЫХ АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ДИВЕРСАНТОВ

Политика армянской стороны в данном вопросе вызывает неподдельное удивление

Вот  уже двое суток на линии фронта продолжаются самые ожесточенные бои с момента заключения режима прекращения огня в мае 1994 года. В результате завязавшихся боев с армянскими разведывательно-диверсионными группами, по официальным данным Министерства обороны Азербайджана, смертью храбрых пали 13 военнослужащих Национальной Армии.

Следует отдать должное военному ведомству Азербайджана, не ставшему скрывать количество и имена погибших военнослужащих. Однако политика армянской стороны в данном вопросе вызывает неподдельное удивление – до сих пор ни одно СМИ Армении не опубликовало хотя бы примерное количество погибших армянских военнослужащих. А то, что они имеются, учитывая потери с азербайджанской стороны, сомневаться не приходиться. Соответственно, мы имеем дело с засекречиванием информации о потерях с армянской стороны и ее дозированием. По данным нашего источника в Вооруженных силах, при отражении вылазок армянских разведывательно-диверсионных групп в тертерском направлении , враг понес большие потери, значительно превышающие потери с азербайджанской стороны.

Но, по сообщениям армянских СМИ, в ходе первого столкновения, произошедшего в ночь с 31 июля на 1 августа, погибли, оказывается,  всего двое военнослужащих армянской армии - Азат Артурович Асоян и Арарат Вачикович Ханоян, оба 1994 г. р. В ходе же боя, произошедшего в ночь с 1 на 2 августа в направлении Агдам-Агдере, погиб якобы всего один военнослужащий – Зорик Геворкян. Естественно, армянская сторона все переворачивает с ног на голову и обвиняет Азербайджан в нарушении режима прекращения огня.

«В течение ночи противник предпринял несколько попыток наступления на северном, северно-восточном и восточном направлениях. Во всех случаях передовые отряды Армии обороны НКР оказали серьезное противодействие и отбросили противника к исходным позициям. С карабахской стороны потерь нет. Данные о потерях противника уточняются. Передовые отряды Армии обороны НКР продолжают контролировать ситуацию», - сообщают армянские СМИ со ссылкой на марионеточное «министерство обороны нкр». 

И вот здесь обнаруживается самое интересное. Тщательно дозируя информацию о потерях в ходе боев с Азербайджанской Армией, правительство Армении в то же время запустило очередную байку о  «непобедимом армянском воине», готовым сражаться с врагом даже голыми руками. Так, например, все армянские СМИ взахлеб рассказывают о рядовом армянской армии Норайре Микаэловиче Камаляне, который в ходе боя в ночь с 31 июля на 1 августа вступил в бой с противников. Один. Без оружия. В рукопашную. И, согласно публикациям армянских журналистов, с хорошо вооруженным противником. Сейчас Камалян, «получивший в ходе рукопашного боя с вооруженным противником серьезные ранения», находится в госпитале, и армянская пропаганда усиленно лепит из него очередного «Рэмбо». В наспех подготовленном и размещенном в СМИ видеосюжете рассказывается о «высоком боевом духе» армянских военнослужащих и «отваге и любви» к Родине простого рядового Камаляна.

Что ж, понять Ереван все же можно. В Армении и без того тяжелое социально-экономическое положение, усугубляемое коррупцией, безработицей, ростом цен и бегством населения за границу, и сообщать в такой ситуации о крупных потерях в опостылевшем уже простым армянам Карабахе – значит, вызвать взрыв народного возмущения.  Сегодня режим Саргсяна и так с трудом удерживает власть, и весть о потерях на фронте как раз и может стать той последней каплей, которая переполнит чашу терпения армянского народа. Оттого и сокрытие информации о потерях, и создание нового «героя» в лице Камаляна, который один и безоружный остановил продвижение хорошо вооруженного азербайджанского отряда. И вот думаю: раз уж у армян в армии такие «рэмбо», «коммандосы» и чаки норрисы в одном лице, то, может, нам все же следует совсем забыть о Карабахе?

Б.Б.   

Share this post


Link to post
Share on other sites

АРМЯНСКИЙ «РЭМБО» И ЧАК НОРРИС В ОДНОМ ЛИЦЕ В ОДИНОЧКУ РАСКИДАЛ ВООРУЖЕННЫХ АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ДИВЕРСАНТОВ

Политика армянской стороны в данном вопросе вызывает неподдельное удивление

Вот  уже двое суток на линии фронта продолжаются самые ожесточенные бои с момента заключения режима прекращения огня в мае 1994 года. В результате завязавшихся боев с армянскими разведывательно-диверсионными группами, по официальным данным Министерства обороны Азербайджана, смертью храбрых пали 13 военнослужащих Национальной Армии.

Следует отдать должное военному ведомству Азербайджана, не ставшему скрывать количество и имена погибших военнослужащих. Однако политика армянской стороны в данном вопросе вызывает неподдельное удивление – до сих пор ни одно СМИ Армении не опубликовало хотя бы примерное количество погибших армянских военнослужащих. А то, что они имеются, учитывая потери с азербайджанской стороны, сомневаться не приходиться. Соответственно, мы имеем дело с засекречиванием информации о потерях с армянской стороны и ее дозированием. По данным нашего источника в Вооруженных силах, при отражении вылазок армянских разведывательно-диверсионных групп в тертерском направлении , враг понес большие потери, значительно превышающие потери с азербайджанской стороны.

Но, по сообщениям армянских СМИ, в ходе первого столкновения, произошедшего в ночь с 31 июля на 1 августа, погибли, оказывается,  всего двое военнослужащих армянской армии - Азат Артурович Асоян и Арарат Вачикович Ханоян, оба 1994 г. р. В ходе же боя, произошедшего в ночь с 1 на 2 августа в направлении Агдам-Агдере, погиб якобы всего один военнослужащий – Зорик Геворкян. Естественно, армянская сторона все переворачивает с ног на голову и обвиняет Азербайджан в нарушении режима прекращения огня.

«В течение ночи противник предпринял несколько попыток наступления на северном, северно-восточном и восточном направлениях. Во всех случаях передовые отряды Армии обороны НКР оказали серьезное противодействие и отбросили противника к исходным позициям. С карабахской стороны потерь нет. Данные о потерях противника уточняются. Передовые отряды Армии обороны НКР продолжают контролировать ситуацию», - сообщают армянские СМИ со ссылкой на марионеточное «министерство обороны нкр». 

И вот здесь обнаруживается самое интересное. Тщательно дозируя информацию о потерях в ходе боев с Азербайджанской Армией, правительство Армении в то же время запустило очередную байку о  «непобедимом армянском воине», готовым сражаться с врагом даже голыми руками. Так, например, все армянские СМИ взахлеб рассказывают о рядовом армянской армии Норайре Микаэловиче Камаляне, который в ходе боя в ночь с 31 июля на 1 августа вступил в бой с противников. Один. Без оружия. В рукопашную. И, согласно публикациям армянских журналистов, с хорошо вооруженным противником. Сейчас Камалян, «получивший в ходе рукопашного боя с вооруженным противником серьезные ранения», находится в госпитале, и армянская пропаганда усиленно лепит из него очередного «Рэмбо». В наспех подготовленном и размещенном в СМИ видеосюжете рассказывается о «высоком боевом духе» армянских военнослужащих и «отваге и любви» к Родине простого рядового Камаляна.

Что ж, понять Ереван все же можно. В Армении и без того тяжелое социально-экономическое положение, усугубляемое коррупцией, безработицей, ростом цен и бегством населения за границу, и сообщать в такой ситуации о крупных потерях в опостылевшем уже простым армянам Карабахе – значит, вызвать взрыв народного возмущения.  Сегодня режим Саргсяна и так с трудом удерживает власть, и весть о потерях на фронте как раз и может стать той последней каплей, которая переполнит чашу терпения армянского народа. Оттого и сокрытие информации о потерях, и создание нового «героя» в лице Камаляна, который один и безоружный остановил продвижение хорошо вооруженного азербайджанского отряда. И вот думаю: раз уж у армян в армии такие «рэмбо», «коммандосы» и чаки норрисы в одном лице, то, может, нам все же следует совсем забыть о Карабахе?

Б.Б.   

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0