Qwinto

Сумгаит

142 posts in this topic

А почему....БЕДНЫЕ?Никто ведь не бомжует а даже наоборот...количество армяно-азерийских браков больше чем было,арм-аз дельцы успешно бомбят в москве-нюёрке и ещё в нескольких городах НЕНАВИСНЫХ ХАЯСТАНЦЕВ! :angry: А уж какие патриоты РФ!тут скинам не хрен делать с лужком!

-Извените...иногда приступ справедливости СУКА вылезает!

Ну они бедняги yжe ввиду того, что до 1988 подверглись процессу де-арменизации…

А происходили они, или их отцы из простых, нормальных армянских крестьян.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть горда-герои, есть города-труженнити, есть города-музеи…

А Сумгаит – город погромшик.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Есть горда-герои, есть города-труженнити, есть города-музеи…

А Сумгаит – город погромшик.

Короче, они совсем погнали; что это - укрепление прекрасного статуса города или стремление тем самым помочь Турции демократично вступить в Евросоюз, дружно вспоминая bir millet - iki dovlet?

Аннтиздравый смысл уже превысил маразматичность....

Кстати, предлагаю объединить эту тему с темой Что происходит в Сумгаите в разделе

Hayastan Armenian Forum > General discussions > Politics

Share this post


Link to post
Share on other sites

О Сумгаите

В эти февральские дни армянский народ поминает жертв сумгаитской трагедии 1988 года.

post-31580-1235671488.jpg

Сумгаитский геноцид был организован в ответ на мирное и демократическое по своей сути волеизъявление карабахского армянства о воссоединении Нагорно-Карабахской автономной области с матерью-Арменией. Целями организованной бойни и массовых погромов были запугивание как армян, так и союзного центра перспективой дальнейшего разрастания аналогичных кровавых акций и, тем самым, - отказ армян от борьбы за Карабах, а также отказ союзных властей от рассмотрения и справедливого решения карабахской проблемы. Основным лозунгом Сумгаита в те дни стал лозунг «Смерть армянам!».

Еще 14 февраля в ответ на мирные арцахские митинги зав. отделом ЦК КП Азербайджана Асадов на заседании бюро обкома партии заявил, что «сто тысяч азербайджанцев готовы в любое время ворваться в Карабах и устроить бойню»[1]. 22 февраля толпа азербайджанцев из Агдама, громя и сметая все на своем пути двинулась на Аскеран с целью «наказать» армян, но на подступах к поселку была остановлена отрядами милиции и группой карабахских ребят, при этом двое нападавших были убиты. А 26 февраля уже сам Горбачев высказал Сильве Капутикян и Зорию Балаяну: «А вы подумали о судьбе двухсот семи тысяч бакинских армян?»[2]. 26 февраля на первом, еще немногочисленном митинге выступила второй секретарь Сумгаитского горкома партии Байрамова, в речи которой содержалось требование к армянам незамедлительно покинуть Азербайджан, а поэт Аловлу закончил свое выступление словами: «Смерть армянам!». 27 февраля по Центральному телевидению выступил заместитель Генерального прокурора СССР Катусев с провокационным сообщением о том, что 22-го февраля в инциденте на подступах к Аскерану погибли двое молодых азербайджанцев. Это сообщение послужило своеобразным детонатором, приведшим в действие цепь дальнейших трагических событий; вечером того же дня после завершения митинга начались первые погромы, длившиеся до поздней ночи, а на следующий день – 28 февраля толпы людей (и среди них принимавшие непосредственное участие в совершенных накануне преступлениях) снова собрались на митинг. Этот последний митинг окончательно убедившихся в своей полной безнаказанности азербайджанцев, завершился тем, что первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-заде, взяв в руки флаг Азербайджанской ССР, повел за собой огромную толпу собравшихся на площади Ленина[3]. Повел громить армян...

Потрясают масштабы случившейся трагедии. Вот официальные, в разы заниженные данные погромов, произошедших в небольшом городе, расположенном всего в 25 км от столицы республики - Баку.

Погибло 27 армян, подавляющая часть погибших - заживо сожженные после избиений, пыток и истязаний. Сотни людей получили телесные повреждения различной степени тяжести, многие стали инвалидами. Также получили телесные повреждения 276 военнослужащих. Изнасилованы 12 человек, среди изнасилованных - несовершеннолетние девочки. Тысячи людей стали беженцами. Подверглись нападению и были разгромлены около двухсот армянских квартир, повреждены более пятидесяти объектов культурно-бытового назначения (магазины, мастерские, киоски и другие объекты общественного назначения) и около пятидесяти единиц автотранспорта, часть из которых была сожжена. Отдельные нападения продолжались вплоть до 10 марта[4].

Следственная группа под руководством следователя Галкина, вооружившись определениями, сделанными 18 июля 1988 г. дипломированным юристом Горбачевым (когда он публично отверг обвинения в геноциде, заявив, что преступления совершались лишь «отбросами общества», и исключительно из хулиганских побуждений), под очевидным непрекращающимся прессингом сверху, занималась откровенными подтасовками фактов, причем настолько вопиющими, что на просчеты следствия вынужден был указать даже Верховный Суд СССР.

Такой правовой подход в виде деления единого дела о Сумгаитском геноциде против армянского народа на десятки мелких уголовных дел и привел, в конечном итоге, к утаиванию причин, породивших Сумгаит и оставлению безнаказанными его настоящих организаторов. Более того, на судебном процессе в Верховном Суде СССР государственный обвинитель Козловский, не краснея, заявил, что наравне с армянами в Сумгаите пострадали и представители других национальностей. А раздробленные дела, зачастую толком не расследованные, между тем, оказались в архивах судов разных городов огромной страны, при этом подавляющая их часть – вообще в Баку. По одному сумгаитскому делу вели Верховный суд СССР, Воронежский, Куйбышевский, Волгоградский областные суды (заседания облсудов проходили в Сумгаите). Все остальные дела вели Верховный суд Азербайджанской ССР и Сумгаитский народный суд. В этих судах не принимали участие представители потерпевших и редко когда участвовали сами потерпевшие. Если суды в Российской Федерации были далеки от объективности, в ходе процессов выявлялись многочисленные грубейшие нарушения УК и УПК, можно только представить степень объективности судов азербайджанских, которые вообще не фиксировали никаких нарушений следствия.

По сумгаитским делам в общей сложности предстало перед судом около сотни человек, осуждено - около восьмидесяти. Один из осужденных - Ахмедов был приговорен к высшей мере наказания[5].

О том, что геноцид армянского населения Сумгаита планировался загодя, а не был стихийной акцией группы хулиганов, как это пытались представить советские власти и правоохранительные органы, свидетельствуют неопровержимые факты:

изготовление холодного оружия для погромов на промышленных предприятиях города;

составление списков проживающих в городе армян с целью их физического уничтожения;

бездействие органов власти;

выступления на митингах зомбирующих толпу специально подготовленных провокаторов;

содействие местной милиции погромщикам;

отключение телефонов в квартирах, принадлежащих армянам;

отключение электроэнергии в кварталах, где шли погромы;

четкая координация действий и дисциплина внутри банд;

раздача арматуры, обрезков труб, булыжников, пол-литровых бутылок с бензином и алкогольных напитков погромщикам;

перекрытие подъездов к городу вооруженными группами;

неоказание помощи пострадавшим со стороны медицинских работников города;

сокрытие следов преступлений (спешный ремонт разгромленных магазинов, квартир и других объектов) и сокрытие от правосудия самих преступников, не говоря уже об организаторах геноцида.

Я не буду приводить здесь неофициальные сведения (показания пострадавших, очевидцев и военнослужащих, не вошедшие в уголовные дела), но ряд фактов красноречиво доказывает, что жертв на самом деле было в разы больше.

Свидетельства о смерти двоих из целиком загубленной семьи Мелкумянов – Ирины и Игоря имеют регистрационные номера соответственно 73 и 187 и были выданы в один и тот же день – 5 марта 1988 года. Учитывая принятый порядок регистрации, отсчет номеров начинается с 1 января. Игорь и Ирина были убиты 29 февраля. Тогда куда же подевались трупы тех 113 человек, чьи свидетельства о смерти разделяют эти два номера?

По данным Грайра Улубабяна за два дня в моргах было зарегистрировано как минимум 115 трупов. Очевидцы рассказывали и об обожженных трупах детей в морге, и о нападении на сумгаитский роддом с последующим выбрасыванием младенцев из окон – все это осталось вне внимания следствия[6]. Официальные данные об изнасилованных также вопиюще занижены.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Невозможно словами передать бездну человеческих страданий и горя, выпавших на долю армянских жителей проклятого города. Чтоб хотя бы представить, какие адские муки пришлось испытать несчастным и с какой, нет не звериной (ибо звери так с себе подобными не поступают) - патологической жестокостью действовали садисты, приведу несколько фрагментов. Не из показаний очевидцев и свидетелей, а из приговоров и показаний испуганных изобличенных убийц и погромщиков. Людям со слабыми нервами не рекомендую читать дальше:

Из показаний Мамедова Гасана (т. 6, л. д. 151-152 и протокол судебного заседания):

«Подойдя к своим ребятам, я заметил, как из подъезда этого дома вытащили женщину. Она была совершенно голая. Несколько человек взяли ее за руки и за ноги, оторвали от земли, стали растягивать за руки и за ноги.

К этим ребятам подошел Назаров Адолет, у которого в руках откуда-то оказалась совковая лопата, и он концом черенка лопаты стал тыкать этой женщине между ног...

Я в это время стоял в 3-4 м от этой женщины... Назаров стоял вблизи женщины. Я заметил: черенок лопаты входил в промежность женщины...

Назаров 2 или 3 раза сделал движение черепком лопаты вперед-назад, после чего женщину бросили на голую землю».

Он же (т. 6, л. д. 160-162 и протокол судебного заседания):

«Я увидел, что из подъезда вывели мужчину средних лет и стали избивать, били в основном сзади... Я протиснулся поближе, увидел, что парень, которого избивали, уже лежит на земле. Он лежал метрах в трех от меня. Рядом горел костер. Магерамов Низами и Фаталиев Физули - Низами за ноги, Физули за руки, подняли парня с земли и бросили его в костер. При этом туловище оказалось в костре, а ноги - вне пламени костра. Это я видел отчетливо, т. к. было светло. Брошенный в костер парень еще подавал признаки жизни. Это я определил из того, что он пытался выкатиться из костра. Но парень в черном пиджаке и джинсовых брюках придерживал брошенного в костер куском арматурного прута, и не давал ему выкатиться из костра...»

Он же (т. 7, л. д. 160 и протокол судебного заседания):

«Женщина от ударов упала возле ступенек и прислонилась к ним. В процессе избиения женщина пыталась на четвереньках заползти в подвал, но ее кто-то ударил ногой, и она скатилась со ступенек...» Труп этой несчастной женщины был обнаружен в подвале подъезда с шампуром в заднем проходе.

Из показаний Селимханова Аскяра (т. 7, л. д. 146—147):

«...В то время мимо нас шла какая-то женщина лет 40-45, высокая, полная... Исмаилов Ильгам на азербайджанском языке спросил ее: «Тетя, покажите, где живут армяне. Я хочу их убивать». Женщина ответила, что если бы она сама увидела армян, она бы у них кровь высосала».

Из показаний Турабиева (из уголовного дела по обвинению Мехдиева, Рзаева и Турабиева):

«Около дома Межлумян я видел работников милиции. Их было около 20-ти. Один был в звании майора, он подходил к людям и спрашивал: «Что вы стоите, бездействуете, идите тоже громите, разрушайте».

Из показаний 17-летнего Рзаева Заура (т. 7, л. д. 51—53):

«Когда мужчину убили, на него бросили палас, а мегафонщик вытер тесак от крови об этот палас. На мужчину налили бензин и кто-то поджег».

Из приговора судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 18 ноября 1988 г.:

«Ахмедов, используя мегафон, призывал погромщиков убить жертву, выкрикивая: «Бейте, убивайте, сожгите!»

Из показаний Гулиева Сабира:

«Когда мужчину вывели из дома… я увидел, что его ударили, он упал. Его окружили и вещи стали бросать туда же.

Когда его убивали, проходили БТР-ы. Люди бежали к солдатам, но они говорили, что им не приказано вмешиваться…»

А это фрагменты из показаний Добжанской Валентины Борисовны. Ее, как и многих других, даже не включили в список лиц, подлежащих вызову на судебное заседание:

«Из д. 5-а вытащили мужчину и женщину... Дети мне говорили, что избивают отца мальчика Эрика. Мужчина и женщина кричали. Я увидела, как резко поднялся над мужчиной, которого избивали, топор в виде древней секиры. Лезвие топора закругленно. Мужчина, видимо, просил помощи и поднял руки. Но после удара этим топором упал и больше не поднялся. Лезвие топора было блестящим.

Кто держал этот топор, я не успела заметить. Женщину били до тех пор, пока она не осталась лежать без движений. Ее накрыли дымящейся тряпкой...

Среди тех, кто избивал мужчину и женщину из дома 5-а, я запомнила только парня в черном плаще. В одной руке он держал флаг, в другой - топорик. Флаг - верх красный с серпом и молотом. Топорик блестящий, лезвие прямое...

Около дома 2-б я увидела, как выталкивали на улицу голую женщину и стали избивать. Ее стали не сразу избивать, а сначала сбросили со ступенек на асфальт около дома. Женщина просила сжалиться. Я парня в черном плаще видела, когда издевались над девушкой из дома 2-б. Он был уже без флага.

В руке у него я увидела мегафон с рупором. Он закричал на русском языке: «Горбачев за нас»[7].

Для осуществления массовых погромов и избиений Сумгаит был выбран не случайно. Армяне в городе жили рассеяно, на один многоэтажный дом приходилось 1-3 армянские квартиры. В таких условиях дать отпор толпе в несколько десятков, а зачастую и сотен человек, невероятно сложно, практически невозможно. Несмотря на это, зафиксированы неоднократные случаи героической самообороны безоружных людей. Так, например, Ишхан и Габриел Трдатовы, Рафик Товмасян и Грант Адамян в течение 8 часов держали оборону от огромной озверелой толпы, осаждавшей квартиру в доме 6/2а в 3-м микрорайоне. Рафик и Габриел геройски погибли, Ишхан получил тяжелейшие ранения, но женщины и дети были спасены.

Оставшийся безнаказанным, Сумгаит повлек за собой десятки больших и малых сумгаитов по всей территории бывшей Азербайджанской ССР – в Ходжалу, Кировабаде, Мингечауре, Шамхоре, Шемахе, Закаталы, Ханларе, Дашкесане, Шеки, Вардашене, Физули, и достиг своей кульминации в кровавой вакханалии января 1990 г. в столице республики – Баку.

post-31580-1235671572.jpg

Скульптура «Голубь мира» в Сумгаите

Арцахская освободительная война - теперь уже навсегда избавила армян от человеконенавистнической людоедской власти соседнего народа. А безвинные жертвы Сумгаита служат нам напоминанием о том, чем заканчиваются «широкие автономии» в составе турецких гособразований. Не стоит об этом забывать...

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Василевский А. «Туча в горах». «Аврора» №10, 1988

[2] Балаян З. «Арцах: раны и надежды. Заметки писателя - народного депутата СССР». «Коммунист» от 13 сентября 1989

[3] Шахмурадян С. «Сумгаитская трагедия глазами очевидцев». Ереван, 1989

[4] Сборник «Сумгаит… Геноцид… Гласность?». Ереван, 1990

[5] Там же

[6] Там же

[7] Там же

http://pandukht.livejournal.com/19969.html

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арис КАЗИНЯН

ОТЦЫ И ДЕТИ

aris-25.jpg

Трансформация Апшеронского полуострова в остров невежества, варварства и зла началась с того самого момента, когда он постепенно начал обживаться пришлыми и разрозненными племенами афшаров и баятов, карадагцев и карапапахов, кашкаев и падаров. Полуостров некоторое время еще сопротивлялся, ибо мощно представленные здесь иранский и армянский, русский и еврейский слои не собирались легко и быстро оформлять на клички диких кочевников местную, весьма специфичную цивилизацию. Впрочем, время работало на дикарей, и, как писал татарский историк В. Худадов, "близок день, когда от ряда национальностей, населяющих Закавказский Азербайджан, останется лишь воспоминание… Ассимиляция эта может выиграть с созданием независимой Азербайджанской Республики с тюркским государственным языком. Таким образом, в Восточном Закавказье создается новая единая национальность, составленная из различных этнических единиц, но с одним общим тюркским языком" ("Советский Азербайджан", "Новый Восток", 1923, №3, стр. 171).

"Шайки убийц появились одновременно в разных частях города. Загремели выстрелы… Застигнутые на улицах армяне спасались бегством. Вслед им гремели выстрелы. Несчастные падали, не добежав иногда несколько шагов до дверей своего дома… Жертвы среди армян насчитывались уже десятками. В то время, когда большинство мирного армянского населения в страхе ждало со стороны полиции и войск избавления от грозящей беды, раздраженная горячая молодежь рвалась мстить за убитых родичей и единоплеменников… Когда на улицах больше некого было убивать, татары кинулись громить армянские лавки. Взламывали двери, стреляли внутрь лавок залпами, вытаскивали неосторожно оставшихся в лавках торговцев и зверски расправлялись с ними".

Кажется, эта корреспонденция родом из Сумгаита. Но это не так: описанное событие далеко от позорного февраля 1988 г. ровно на три поколения. Такую картину армянских погромов в Баку представила газета "Русское слово" в своем номере от 22 февраля 1905 г. По сути, она писала об изуверах старшего поколения, взрастивших сумгаитских оборотней - своих послушных внуков.

О самих внуках пишет Виктор Кривопусков в книге "Мятежный Карабах": "К вечеру 27 февраля трибунные выступления переросли в насильственные действия. Сотни сумгаитских азербайджанцев, распаленных митинговыми призывами, подогретых спиртными напитками, раздаваемыми бесплатно с грузовиков (следствием эти факты установлены), беспрепятственно приступили к погромам квартир армян, их массовым избиениям, убийствам, которые длились до поздней ночи. Государственные, партийные и правоохранительные органы города и республики на беспрецедентные беспорядки в городе не отреагировали. Сумгаит полностью перешел во власть погромщиков.

28 февраля, не видя сопротивления бесчинствам против армянского населения, на улицы города вышло еще большее число азербайджанцев Сумгаита. Многие из них уже были вооружены металлическими прутьями, топорами, молотками, другими подручными средствами, при этом толпа знала свои задачи. Погромщики, разбившись на группы по несколько десятков человек, врывались в армянские квартиры, намеченные заранее. Людей убивали в их же домах, но чаще выводили на улицы или во двор для публичного глумления над ними. Редко кому пришлось погибнуть сразу от удара топора или ножа. Большинство ждали мучительные издевательства. Избивали до потери сознания, обливали бензином и сжигали заживо. Нередки были случаи группового изнасилования женщин и девушек, часто насилие происходило на глазах близких, после чего их убивали. Не жалели ни стариков, ни детей.

Только 29 февраля в Сумгаит были введены армейские войска, однако они не сразу смогли контролировать город. Убийства и погромы армян продолжались. Дело в том, что войска приказа на применение к насильникам силы и оружия не имели. На призывы пострадавших о помощи офицеры и солдаты практически не реагировали. Погромщики, видя бездействие войск, стали нападать на военнослужащих. По оперативным сводкам, пострадало более 270 военных. Лишь к вечеру армейские подразделения приступили к решительным действиям, и погромы против армян прекратились. За три дня было убито несколько сот армян…"

Поражает сходство методов и форм истребления армянского населения на территории современного Азербайджана. При ознакомлении с документальными описаниями погромов, отдаленных друг от друга несколькими десятилетиями, иногда бывает крайне сложно не сбиться с "хронологического курса" и не запутаться в датах, событиях, лицах.

"Резня продолжалась три февральских дня. Всего в первый день было убито до 35 человек, из них 3-4 татарина, остальные - армяне" ("Санкт-Петербургские ведомости", 25.05.1905).

"Погромщики потянули армянина в сторону насосной станции. Мы тоже направились туда, и по дороге я нашел топор. Подошли к толпе, которая возле насосной будки избивала армянина, и я топором нанес ему удар в лоб. Али Агаяров в это время где-то нашел арматуру и нанес три удара ему по голове. Потом я бросил топор и вернулся" (Из протокола судебных заседаний. Из свидетельств Закира Рзаева, "Сумгаитская папка", том 9-13, л. д. 7; 04.04.1988).

"По улице двинулась толпа, состоявшая из босяков, безработных и нескольких, по-видимому, интеллигентных лиц. Один армянин был зарезан прямо у подъезда генерал-губернаторского дома. Было сожжено до двух десятков армянских домов. В Баилове толпа осадила дом с 200 обитателями-армянами. В последний момент солдаты спасли обитателей от верной смерти, переведя в казармы Сальянского полка; дом же был разграблен и сожжен. Солдаты и офицеры лениво наблюдали за происходящим, а на вопросы отвечали, что "им не приказано трогать русских и татар" ("Новое обозрение", 23.11.1905).

"Он ударил потерпевшего Аванесяна Валерия обухом топора. Видел, как человек ударил Валеру топором и тот упал. Бросил ли потом он топор на дорогу, я не знаю" (Из протокола судебного разбирательства по факту убийства 28 февраля 1988 года в Сумгаите Валерия Аванесяна. Показания Агаева Алавсат Ахмед-оглы, "Сумгаитская папка", том 8, л. д. 143-148; 04. 04. 1988).

"Три дня Балаханы, Забрат, Раманы напоминали ад: озверевшая толпа била, грабила, расстреливала, жгла. Некоторых русских щадили. Других истребляли вместе с армянами. Раненых швыряли в горящие мазутные ямы или дорезывали. Подле промыслов Манташева окружили безоружную толпу человек в 30 и всех искрошили кинжалами и бейбутами. В Раманах замучили, перестреляли, сожгли более 300 человек" ("Тифлисский листок", 11.09.1905).

Неизменность и даже идентичность форм и методов преследования и забивания армян действительно поразительна. Кажется, что и не существовало в истории этого солидного временного интервала в 83 года. Да и позиция властей обнаруживает удивительные параллели.

"Местный голова не только не предпринимал ничего для прекращения резни, но и расхаживал среди татарских погромщиков, братски похлопывал их по плечу и даже приказал солдату, отнявшему ружье у татарина, немедленно вернуть оружие" (Luigi Villari. Fire and sword in the Caucasus. London, T. F. Unwin, 1906).

Кровавые события продолжались и в последующем; "татарский топор" передавался из поколения в поколения, как первый признак "национальной идентичности". Беспрецедентно масштабным преступлением стало умерщвление в течение нескольких часов десятков тысяч армян в ночь на 16 сентября 1918 г. Чудовищную статистику приводят, между прочим, совершенно разные источники:

"В ночь на 16 сентября в Баку было вырезано около 35 тысяч армян" ("Кавказское слово", 12.10.1918).

"Численность истребленных в Баку армян составила от 20 до 30 тысяч армян" (Wilhelm Litten. "Persische Flitterwochen…").

"Есть данные о том, что количество жертв достигло 20 тысяч человек" (Е. Лудшувейт. "Турция в годы Первой мировой войны", Москва, 1966).

"Во время погромов и резни было зверски убито 30 - 35 тысяч мирных жителей, главным образом армянские рабочие; всюду на улицах валялись трупы" ("Известия ВЦИК", 23.04.1919).

Едва ли имеет смысл продолжать эту скорбную хронику, простирающуюся во времени - на столетия, а в пространстве - до Будапешта. Ведь всегда можно запутаться в датах, событиях, лицах. Возможно, прошлый век и оказался способным объединить разрозненные тюркские племенные союзы в искусственное понятие "азербайджанец", однако его не хватило на то, чтобы наделить это новое понятие гуманизмом и цивилизованностью. Увы, в этом отношении XX век оказался немилосердным, в первую очередь по отношению к ним.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это страшное слово "Сумгаит"

Я не могу спокойно писать и рассуждать о геноциде. О любом, не только армянском. Я армянка.

Вот, проснулась среди ночи, мыслями перенеслась туда, в 1988-ой, в Сумгаит.

Какими такими слезами, какими словами мне помочь тем людям?! Как мне протянуть им руку помощи?! Это желание помочь, спасти не покидало меня и в Западной Армении, когда я находилась в скалистых горах со множеством пещерок. Мне все время казалось, что там прячется ребенок, запуганный до смерти, голодный, истощенный, с ужасом смерти в глазах. Я полностью отдавала себе отчет в том, что это невозможно, ведь прошло около 100 лет с тех пор, когда там скрывались дети, но мои глаза все равно инстинктивно вглядывались в темноту этих пещер и искали там детей. Правда. И это состояние не из легких. А дело в том, что перед преступлениями ТАКОГО масштаба время стирается. Такие преступления не имеют срока давности. Такое не забывается. Забыть такое и невозможно, в конце концов это элементарный инстинкт самосохранения.

Судя по всему такое не забывается и самими преступниками - наоборот откладывается в генах как приданное от предков, кумулируется, со всеми вытекающими разрушительными последствиями для себя и окружающих.

Не спится.

Они убивали одноклассников своих детей, терзали живые и мертвые тела мам этих детей, бабушек, дедушек. А их дети это все видели и слышали, потому что все это происходило в подъездах их домов, во дворах, на их улицах и кварталах, где они живут. Долгие часы и дни. Все были участниками этих событий - одни в роли мучеников, другие в роли зверей. Такое представить трудно, но это было.

Если мы не будем умными и сильными, страшно подумать, но такое скорее всего повторится, как повторялось уже 150 лет. У нас нет другого выбора. И у них тоже не из чего выбирать с их отягощенной наследственностью, но есть у них одна большая слабина - такие обычно трусы. Любой преступник - трусливая собака, нападающая исключительно на незащищенных.

Грязная геноцидальная шваль, начисто лишенная эмпатии, совести и уважения к собственному облику, использующая человеческий облик лишь в качестве камуфляжа, для удовлетворения своих маниакальных желаний.

Поэтому с такими только палкой, жестко и бескомпромиссно. Только так.

Աստված ողորմի հայ զոհերի տանջված հոգիները:

http://satenik.livejournal.com/41252.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Выставка азербайджанских событий в Тбилиси:

post-23717-1235845322.jpg

post-23717-1235845343.jpg

post-23717-1235845359.jpg

post-23717-1235845373.jpg

post-23717-1235845388.jpg

post-23717-1235845410.jpg

post-23717-1235845425.jpg

После этого в Театре Юного Зрителя был проведён показ фильмов о Карабахской войне и погромах в Сумгаите.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зорий БАЛАЯН

ПАЛАЧ И ЖЕРТВА: МЕСТА ОПРЕДЕЛЕНЫ НАВЕЧНО

В конце декабря минувшего года азербайджанское правительство (именно так отмечается в официальном документе) через своего представителя в ООН распространило так называемый "доклад", в котором Азербайджан пытается заранее оправдаться перед мировым сообществом о своей вынужденной необходимости начать военные действия против Карабаха. С этой целью авторы доклада заранее задаются лукавым вопросом: "Может ли Азербайджанская Республика в настоящее время осуществить право на самооборону (согласно статье 51 Устава ООН) для защиты от Республики Армения?" И на 32 страницах (около 80 машинописных страниц) фарисейски и демагогически, ставя все факты с ног на голову, пытаются убедить несведущий мир в том, что Азербайджанская Республика – жертва. Естественно, документ этот распространяется не только в коридорах здания ООН. Буквально с первой строки можно уловить суть и сверхзадачу воинственных ухищрений. Оказывается, "критической датой при любом анализе применения незаконной силы в отношениях между Арменией и Азербайджаном является момент обретения ими независимости в конце 1991 года". Вот так-то. Все, что происходило с начала 1988 и до конца 1991 года, – лишь "факты применения силы в Нагорном Карабахе и вокруг него во времена Советского Союза". То есть их в расчет брать не надо. Ибо, оказывается, "с юридической точки зрения они должны подпадать под категорию вооруженного конфликта международного характера в пределах границ одного суверенного государства". И все тут. Точка. Отсчет времени начинается с 1992 года. А до этого, как утверждают авторы Доклада, всего лишь применялись какие-то абстрактные "силы в Нагорном Карабахе и вокруг него". И ни слова о том, что произошло на протяжении целых четырех трагических лет для армян "Карабаха и вокруг него". А ведь достаточно открыть архивы около десяти народных судов бывшего СССР, чтобы убедиться, с каким изуверством осуществлялся геноцид армян в Сумгаите. Тысячи убитых, изувеченных, пропавших без вести, изнасилованных. Восемнадцать тысяч армян в течение нескольких дней были насильно выселены из своих домов. Это было 27-29 февраля 1988 года и происходило на глазах государственных чиновников под прикрытием государственных силовых структур. Еще до Сумгаита было разорено легендарное село армянских маршалов Чардахлу. А после Сумгаита, в мае 1988 года, были насильно выселены из исторической столицы Карабаха Шуши пять тысяч армян. И до конца 1988 года не осталось ни одного армянина в историческом армянском Гардманке – из почти трехсот тысяч армян. За все это время ни одно преступление не было раскрыто, ни один преступник не понес наказания. Те же, кто в самом начале оказался за решеткой, вскоре были освобождены и возведены в ранг национальных героев. Забегая вперед, скажу, что зловещая традиция эта продолжалась и после того, как обе республики обрели независимость: 19 февраля 2004 года в Будапеште спящий армянский офицер был зарублен топором своим азербайджанским коллегой. В любой другой стране квалифицировали бы такую беспрецедентную дикость как клинический диагноз - шизофреник или маньяк. Но в Азербайджане убийца с топором стал легендой для подражания молодежи. И все это происходило и происходит на фоне непрекращающейся ни на один день животной ненависти к армянам. И при этом руководство Азербайджана фарисейски заявляет на весь мир, что готово обеспечить безопасность армян и дать им широкую автономию. Знакомясь с текстом упомянутого доклада, нетрудно догадаться, что авторы преследуют далеко идущие цели: оправдать перед мировым сообществом непрекращающиеся военные провокации и, как уже говорилось, подготовить его (мировое сообщество) к началу широкомасштабного "узаконенного" блицкрига - поистине гитлеровское вероломство наблюдается в намерениях азербайджанских политиков, и пропаганда их мало чем отличается от геббельсовской. И чтобы основная часть этого самого мирового сообщества поддержала Азербайджан, нужно, как это, увы, сейчас делают многие другие страны, во всех смертных грехах обвинить Россию. Практика показывает: этого бывает достаточно, чтобы угодить Совету Безопасности ООН, то бишь США. Абсолютно не случайно, что через две недели после распространения по белу свету провокационного доклада Азербайджан пошел на куда более изощренную провокацию – распространил на сей раз через интернет фальшивку о том, что Россия оказала военную помощь Армении на $800 миллионов. И, конечно, ни слова об источнике информации. Собственно, источник и не важен. Запад непременно поверит тебе, если будешь открыто поносить Россию. Для этого достаточно, оказывается, с трибуны своего парламента сказать на весь мир о "комплексе неполноценности путинской России", о "вечном кремлевском хамстве", добавляя при этом призыв, - "избавим азербайджанскую землю от скверны". И все это, кроме всего прочего, делается с целью отвлечь внимание мира от исторических фактов, в частности, как и по чьей вине на территории Армении, входившей в начале ХХ века в состав Российской империи, была создана по сути Турецкая республика Азербайджан. С февральских дней Сумгаита 1988 года прошел двадцать один год. Выросло целое поколение. Везде и всюду уже руководят странами люди нового поколения. Мало кто помнит про Сумгаит. Вот и считаю своим долгом, вновь и вновь в этот день напомнить об этой неизжитой трагедии, ни на минуту не забывая о жертвах Баку, Гардманка, Шаумяна, Геташена, Нахичевана. До Великой Отечественной войны в Сумгаите проживало пять тысяч человек, но спустя десять лет этот населенный пункт появляется в перечне объектов "великих строек коммунизма". До того, как мы в Арцахе впервые услышали о Сумгаите, самой популярной "великой стройкой" была Мингечаурская ГЭС. Сразу после войны в Арцах зачастили миссионеры из Баку, зазывая молодежь на новый фронт, дабы к "медалям за бой" прибавить "медаль за труд". Из 150-тысячной армянской автономной области 45 тысяч ушли на фронт, половина из них пала смертью храбрых. В карабахских селах был невероятный дефицит женихов. И на таком трагическом демографическом фоне, да еще при хорошо известном послевоенном голоде многие мужчины, в том числе демобилизованные фронтовики и безусые юноши, подались на заработки в Мингечаур, а затем и в Сумгаит. Очередная перепись населения 1959 года показала, что поселок перерос в город, где уже проживали более 50 тысяч человек, а к следующей переписи 1970 года – 125 тысяч. В газетах писали, что "рабочий язык строителей Сумгаита – армянский". Регулярно показывали в республиканских "Новостях дня" сюжеты веселых и шумных новоселий армянских семей. Две цели преследовали руководители Азербайджанской ССР: первая – продолжать застройку бурно развивающегося города, который очень скоро занял второе по промышленному значению место после Баку; вторая – под шумок осуществить типичную этническую чистку коренного населения армянской Нагорно-Карабахской автономной области. К февралю 1988 года в Сумгаите проживали более двадцати тысяч армян. Практически все они были родом из Арцаха. Поверив щедрым посулам и сказке о том, что строят для себя "город солнца", армяне посвятили себя Сумгаиту. А посему 26 февраля 1988 года глазам и ушам своим не поверили, что погромы армян могут быть возведены в ранг государственной политики, ибо на митингах они видели партийных и советских руководителей города. 2 марта 1988 года рано утром пригласили в ЦК Компартии Армении нескольких "представителей интеллигенции". По телефону сообщили, что с нами хотят встретиться командированные самим Горбачевым партийные функционеры Долгих и Лукьянов. Встреча состоялась в кабинете первого секретаря ЦК Компарии Армении Карена Демирчяна. Бодро, без всяких увертюр, начал кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК КПСС Долгих: "Ну что, дождались?". Мы, наверное, оказались первыми, кто узнал о Сумгаите. Долгих называл цифры: "Позавчера в Сумгаите, что в пригороде Баку, начались беспорядки, в результате которых имеются человеческие жертвы. Около двадцати человек убиты, двенадцать изнасилованных. Сожжено, разорено, ограблено более двухсот квартир. Сожжены сотни машин, магазинов, ларьков". В тот же день стали приземляться в Ереване беженцы из Сумгаита. К вечеру мы узнали многие подробности очередного геноцида XX века. 72 часа кряду, трое полных суток, днем и ночью осуществлялся организованный геноцид армян, как это было в начале века в Османской империи. Уничтожали, сжигали заживо, насиловали, грабили исключительно по этническому признаку. А генеральный секретарь ЦК КПСС на заседании президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года заявил на всю страну, что “трагедии в Сумгаите не было бы, если бы войска не опоздали на три часа”. Удивительно, на что рассчитывал Михаил Горбачев, когда открыто и откровенно лгал? У меня имеется ксерокопия документа “Рабочая запись выступлений на заседании Политбюро ЦК КПСС 29 февраля 1988 года”. Гриф “Совершенно секретно. Экземпляр единственный”. Документ свидетельствует, что на этом заседании обсуждаются проблемы Нагорного Карабаха и Нахичевана, заодно походя идет разговор и о Сумгаите. Уже третьи сутки продолжаются погромы, однако высшие партийные чины Компартии Советского Союза, которые, конечно же, наслышаны о сумгаитской бойне, еще не совсем владеют ситуацией. И тогда генеральный секретарь, как профессиональный юрист хорошо знающий, что “Бог в деталях”, обратился к маршалу Язову: “Расскажи, Дмитрий Тимофеевич, как убивают”. – “Двум женщинам груди вырезали, одной голову отрезали, а с девочки кожу сняли. Вот такая дикость. Некоторые курсанты, увидев такое, в обморок падали", - ответил министр обороны СССР. Вот только несколько документов, оглашенных на заседаниях народных судов СССР. Часть из них заполнена на бланках с русским текстом “Врачебное свидетельство о смерти”, другая – с русским и азербайджанским текстом: “Свидетельство о смерти”. Причины смерти у всех одинаковые: “Осколчатые переломы костей черепа, проникающая колото-резаная рана живота, ожоги”. Такие же свидетельства у всех пятерых Мелкумянов, проживавших в Сумгаите по адресу: квартал 42-а, д. 26, кв. 21. Отец Согомон Маркарович, 1931 года рождения, мать Раиса Арсеновна, 1934 года рождения, сын Игорь, 1957 года рождения, сын Эдуард, 1960 года, дочь Ирина, 1961 года. Во время судебных процессов, проходивших в Сумгаите, Воронеже, Москве, свидетели дали показания, согласно которым все пятеро Мелкумянов после побоев и издевательств были заживо сожжены прямо на улице. Они из небольшого села Джилан Гадрутского района Нагорного Карабаха. Не осталось близких родственников ни на родине в Арцахе, ни в Сумгаите - 29 февраля 1988 года исчез целый род. Они погибли одними из последних. Может, и впрямь по-своему прав Горбачев: если бы войска пришли на три часа раньше, были бы спасены братья Валерий и Альберт Аванесяны, отец и сын Армо Ашотович и Артур Армоевич Арамяны и многие другие. (Кстати, Арамяны родом из арцахского села Кятук, мои родственники по линии матери. Нам тогда удалось перевезти их тела в Арцах и похоронить на Кятукском кладбище рядом с могилой моего деда.) Очевидцы рассказывают, что безнаказанность делала головорезов с каждым часом все наглее. Не случайно больше жертв и погромов было именно на четвертый день – 29 февраля. Если бы 137-ой Рязанский полк Тульской воздушно-десантной дивизии не вошел, наконец, в Сумгаит, то число жертв неисчислимо возросло бы. Полковник Александр Лебедь, принявший в марте командование дивизией, прибыл в Сумгаит, когда воздух был еще насыщен гарью. В своей книге “За державу обидно” Лебедь пишет: “Тогда, в феврале-марте 1988 года, начала писаться непредсказуемая, неожиданная, дикая, местами кровавая, местами предельно подлая страница и в истории ВДВ, и в истории отечества, и в моей личной биографии. Самое печальное заключается в том, что подлость, нечистоплотность, неразборчивость в выборе средств проистекали от людей, занимавших высшие посты в государстве. Они там, наверху, преследовали какие-то свои высшие стратегические цели, интриговали, заключали любые сделки, в том числе и с сатаной, а внизу с их подачи, при их активном участии и преднамеренном неучастии происходило стравливание народов, ширился и рос кровавый беспредел, закладывались основы (если это можно назвать основами) развала и краха великого государства… В Сумгаите я впервые после Афганистана на родной своей (как я тогда считал) земле увидел сожженные грузовики и автобусы, горевшие дома, природно-черные, но побелевшие от пережитого ужаса волосы людей и глаза, глаза… Тогда же пахнуло средневековым садизмом, звериной, нечеловеческой жестокостью, густо перемешанной с глупостью…” Сумгаит, казалось, всей своей сущностью должен был открыть глаза инициатору перестройки Горбачеву, обладавшему и безграничной властью, и реальными механизмами ее применения, чтобы не только решительно наказать зло, но и найти для того времени оптимальное решение карабахского и нахичеванского вопросов. Справедливости ради отмечу, что на упомянутом заседании Политбюро 29 февраля Михаил Горбачев довольно обстоятельно говорил об острейшей проблеме армянской автономной республики Нахичеван. В первые дни после сумгаитских погромов руководство Азербайджанской ССР было в шоке, ожидая политической оценки с организационными и юридическими выводами. Однако центральные газеты дружно заговорили “о событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него” и все больше о дружбе народов. По центральному TV показывали веселую свадьбу: жених - азербайджанец, невеста – армянка. Новобрачные “артисты” произносили перед камерой пламенные интернациональные речи. Особую активность проявляла Генеральная прокуратура СССР, заметая следы геноцида. Все чаще звучало: “Были жертвы – представители разных национальностей”. В день массовых убийств газета “Коммунист Сумгаита” (от 28 февраля 1988 г.) писала в передовице: “Горячий отклик у сумгаитцев, как и всех трудящихся нашей республики, вызвало обращение генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении. Тысячи людей слушали его в рабочий полдень, обсуждая на работе и дома с коллегами и друзьями. Буквально через несколько часов после того, как было передано обращение Михаила Горбачева, в редакцию стали приходить люди разных национальностей…” Подобного рода фарисейство и цинизм продолжались все последующие дни. А 4 марта 1988 года газета “Коммунист Сумгаита” опубликовала информацию о том, что “создана правительственная комиссия во главе с председателем Совета Министров Азербайджанской ССР Сеидовым. Решаются все вопросы, связанные с… ремонтом жилых помещений и общественных зданий” - это когда кровь жертв геноцида еще не высохла на асфальте города. СССР - государство, ратифицировавшее принятую в 1948 году Генеральной Ассамблеей ООН "Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него”, где четко сформулировано: "Под геноцидом понимаются действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-нибудь национальную, расовую или религиозную группу как таковую; убийство членов такой группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы”; “количественная характеристика не является определяющей при преступлении геноцида. Геноцидом считается убийство нескольких представителей национальной группы, если это убийство совершено с целью уничтожения данной национальной группы как таковой”. Безнаказанность организованного в Азербайджане геноцида, преступления, являющегося аргументом тотальной лжи и насилия и "действенным средством решения национальных вопросов", стала первопричиной начавшейся в огромной стране цепной реакции “сумгаитов”. Нетрудно было догадаться: распространение по стране “сумгаитов”, кроме прочего, приведет к тому, что и беду, и вину, и ответственность за кровопролитие взвалят на русских, даже если они хватали за руку бандитов, как это было (правда, опять с большим опозданием) в январе в Баку, где сбылось пророчество Горбачева: жертвой организованного геноцида стали все 207 тысяч бакинских армян. А советские (русские) воины, которые спасали чудом уцелевших людей, помогая им добраться до Красноводска, Москвы и Еревана, ежегодно 20 января с экранов телевидения объявляются “убийцами демократии в Азербайджане”. К великому сожалению, вскоре именно такой “антирусский” подход в оценке происходившего в “горячих” точках стал для многих политиков и журналистов мандатом демократии и свободомыслия! На бакинских антиармянских митингах 1988-1989 годов призывали: “Надо весь Азербайджан, Нахичеван, Карабах очистить от армян, чтобы лишить их возможности мстить”, перекликаясь с апологетом младотурецкой идеологии Бахаэддином Шакиром, который во время обсуждения чудовищного турецкого плана геноцида армян в 1915 году предупредил: “Мы взяли на себя очень важное, тяжелое обязательство и, если не выполним его до конца, то, будьте уверены, нам не уйти от мести армян”. Как известно, именно эта мысль стала учебным пособием для гитлеровцев, организовавших холокост. Тем не менее за оружие мы взялись, лишь когда Карабаху навязали войну. Преступники Сумгаита ушли от наказания. И цинично сегодня говорить об армянской агрессии, о, видите ли, праве на самооборону, ссылаясь на 51 статью Устава ООН. Думаю, на эту патологическую демагогию адекватно ответил президент Армении Серж Саргсян, напомнив в Давосе, что карабахцы всего лишь не хотели, чтобы их угнетали и стерли с лица земли, поэтому были вынуждены погасить все без исключения огневые точки, несущие смерть детям, старикам, женщинам и, согласно Конвенции ООН 1948 года, “прибегли в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения”, против палачей. Нет сомнения, что сегодняшняя воинствующая наглость азербайджанской политики - прежде всего результат безнаказанности организаторов и исполнителей геноцида армян. И если мировое сообщество в лице официальных международных структур, презрев доказательные факты, слепо-глухо и субъективно позволит себе переставить местами палача и жертву, то трудно представить, чем это увенчается для мира. Скорее всего тем, чем кончилась для мира страшная авантюра Гитлера, сославшегося на всеобщую амнезию по отношению к Геноциду армян в Турции и начавшего Вторую мировую войну, в которой погибли шестьдесят миллионов жителей планеты, ставших жертвой ненаказанного зла, всегда только воспроизводящего зло.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Весь ужас,который перенес наш народ на территориях азербайджанских,до сих пор ни как не освещен в мировых СМИ,из за преступной халатности бывших союзных властей.И это конечно отражается и в сегодняшнее время,так как ни кто не осудил ни в Союзе,ни до сих пор в мире акты уничтожения армянского народа в 20м веке.Что для этого сделало правительство Армении,и посольства и дипмиссии Армении в других странах.Мне кажется нужно жестче вести работу МИДу РА.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Марина ГРИГОРЯН

И ВНОВЬ: ПОЧЕМУ "СУМГАИТ"?

Очередная, 21-я годовщина сумгаитской трагедии прошла в Армении так же скромно и буднично, как и в предыдущие годы. Власти сохранили молчание, беженские организации выступили с заявлениями, к хачкару на Цицернакаберде были возложены цветы, в прессе появились статьи и телерепортажи... Исключение составил прошлый – год 20-летия "сумгаита", когда бывший министр иностранных дел наконец-то милостиво признал, что международное сообщество следует проинформировать об истинной картине произошедшего в азербайджанском городе Сумгаите 27-29 февраля.

Каких-либо действий, однако, за этим не последовало, и сегодня ситуация остается прежней: трагедия "сумгаита" остается до конца неисследованной, непредставленной и не известной международному сообществу, не получила ни правовой, ни политической оценки, ее организаторы и исполнители остались практически безнаказанными, что в последующие годы повлекло за собой длинную цепь чудовищных преступлений против армянства Азербайджана, а затем и столь же чудовищных искажений и фальсификаций исторических событий конца XX века. Но "сумгаит" был не только первым актом геноцида конца прошлого века, но и стоит особняком в ряду этих преступлений.

Прежде всего "сумгаит" произошел в советское время, в Советском Азербайджане и стал потрясением для всего Союза. Преступление носило ярко выраженный этнический характер: людей убивали, мучили и насиловали по национальному признаку. "Сумгаит" показал, без преувеличения, всему миру истинную сущность режима Горбачева и самого советского лидера, который в первую очередь ответствен за смерть десятков ни в чем не повинных людей. Пресловутое "опоздание" советских войск на три дня стало практически синонимом отношения московского руководства к рядовым советским гражданам, павшим жертвами организованного террористического акта.

"Сумгаит" также продемонстрировал, опять-таки без преувеличения, всему миру готовность Азербайджана на всех уровнях – от руководства до рядового рабочего – к целенаправленному насилию и массовому убийству мирных людей самыми изощренными способами. С чем, с чем, а с исполнителями массовых актов насилия в Азербайджане никогда не было проблем: здесь всегда находились в огромном количестве подонки, готовые на самые жуткие убийства и пытки людей. И "сумгаит" первым продемонстрировал это, ибо большинство убийств и актов насилия происходили прилюдно, на улицах, на глазах горожан, в том числе детей и подростков.

"Сумгаит" - по сути дела наиболее персонифицированное в смысле идентификации жертв преступление Азербайджана. Имена погибших мученической смертью армян, фамилии полностью уничтоженных семей (Мелкумяны), супружеских пар (Арушаняны, Даниеляны), братьев (Аванесяны), отца и сына (Арамяны) стали известны всему Союзу, их портреты возвышались над толпой в дни массовых митингов в Ереване и Степанакерте. Но необходимо вспомнить, что "сумгаит" явил и примеры поистине героической самообороны и сопротивления, которое оказали беззащитные армяне озверевшей толпе, – так оборонялись, к примеру, братья Мелкумяны – Игорь и Эдик, пытаясь спасти семью, так совместно защищались соседи Рафик Товмасян, Грант Адамян и Габриел Трдатов вместе с женой и сыновьями. И абсолютно справедливо будет считать эти факты самообороны сумгаитских армян своеобразной предтечей последующей самообороны арцахцев.

Только в случае "сумгаита" азербайджанские власти выдали свидетельства о смерти, где была указана истинная причина гибели людей, и эти причины до сих пор заставляют леденеть от ужаса. Впоследствии Баку уже таких "ляпов" не допускал, и если и выдавались свидетельства, скажем, после бакинских погромов, то в них указывались мирные, тривиальные причины смерти армян.

Наконец, "сумгаит" стал первым и последним преступлением против армянства Азербайджана и Арцаха, которое было расследовано (другой вопрос – как), по которому состоялся судебный процесс и даже вынесено было несколько приговоров.

Все это давно и хорошо известно. Однако эта трагедия имеет еще одну особенность, о которой мало кому известно, разве что самим участникам акции. Дело в том, что еще в 1989 году на основе показаний выживших и бежавших в Армению сумгаитских армян были составлены анкеты с их свидетельствами, которые были направлены в ООН, конкретно – в Комиссию по правам человека. Более того, эти документы были рассмотрены в ходе специальных слушаний в комиссии, которая в итоге запросила дополнительные материалы по "сумгаиту". Увы, события закрутились таким образом, что материалы не были отправлены и дело заглохло.

Самое же главное здесь в том, что документы собирались и оформлялись должным образом не только на общественном уровне, но и при самом непосредственном участии государственных структур, в первую очередь Прокуратуры Советской Армении, от имени которой и были направлены в ООН материалы. Представить себе такое в независимой Армении просто невозможно, ибо за прошедшие 17 лет Третьей Республики ни при одном из трех президентов, несмотря на настойчивые требования общественности, даже и намека не было на подобную акцию. Куда там обращение в ООН – о "сумгаите" не заикаются ни армянские дипломаты (нынешнее поколение которых скорее всего пребывает в счастливом неведении об этих событиях), ни армянские чиновники разного уровня, по долгу службы так или иначе соприкасающиеся с карабахской проблематикой.

Надо ли удивляться тому, что маховик кощунственных измышлений и лжи о "сумгаите", оскорбляющих в первую очередь память жертв, с каждым днем набирает в Азербайджане новые и новые обороты, ибо правда упорно и совершенно непонятным образом замалчивается армянской стороной. И если бы это касалось только "сумгаита"...

Поминая сегодня мучеников, каждый из которых перенес немыслимые страдания перед смертью, нельзя не сказать и о другом. Сумгаит сегодня является наиболее мрачным, проблемным, грязным и опасным во всех смыслах слова городом Азербайджана. Достаточно полистать страницы азербайджанской прессы, где с завидной периодичностью появляются сообщения об этом городе: здесь царит действительно страшная ситуация – и экологическая, и санитарная, и криминальная, и социальная, совершаются самые ужасные преступления на бытовой и социальной почве, причем очень часто в пределах одной семьи. Похоже, название этого города стало нарицательным не только для армян, но и в самом Азербайджане, где новости из Сумгаита бывают только плохими, только ужасающими, только шокирующими.

Иначе и быть не могло. И дело не только в том, что души невинно убиенных и оставшихся навечно в заброшенных могилах города – без родных, без друзей, без соотечественников - так и не обрели покоя. Важно и другое: в этом городе средь бела дня, на глазах у всех, с участием сотен мужчин, женщин, подростков совершались страшные преступления, которые не могли не оказать воздействия на разум и души самих палачей. Слишком мало времени прошло, чтобы кварталы, улицы и дворы Сумгаита забыли крики жертв и животный гогот извергов. Еще не смолкло эхо проклятий, звучавших в адрес мучителей. Еще свежи раны родных, которые никогда не забудут ужаса, через который пришлось пройти. Еще не сменилось последнее из поколений тех, кто сотворил, видел и прошел через кошмар последних дней февраля-88...

Такое не может пройти бесследно. И, может быть, сегодняшнее состояние "Сумгайыта" и есть расплата и наказание за "сумгаит"?

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites
Тоесть первые начали они?

На ваш вопрос,если он конечно вас серьезно интересует,а не так для галочки,могу совет дать. Почитайте в интернете найдете, Виктор Владимирович Кривопусков и его книгу "Мятежный карабах" - явно независимый эксперт в этом вопросе.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Есть и такие, которые в армянской резне, прямо, открыто обвиняют хаёв!!! Скучают по Баку! Я когда такое слышу, у меня глаза 6 на 9. :( Насколько человеку должно быть наплевать на свой народ, чтобы такое говорить...

Где вы таких хаев находите,которые себя же и обвиняют.Сколько я народу беженцев не встречал,а встречал я их по более тысячи наверно.ни один не обвинял армян в той трагедии.Я смотрю тут вообще на форуме провакаторов полно,вас послушать так наш народ вообще гавно.А другие слушают ухи свои млять развесив.Да конечно скучают по своим родным местам люди,но что бы себя винить за чужие грехи,это уже через чур,полная х....я

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вот так звучало сообщение ТАСС о событиях в Сумгаите:

В Прокуратуре Союза ССР

Как уже сообщалось, 28 февраля с. г. в Сумгаите (Азербайджанская ССР) группой хулиганствующих элементов были учинены бесчинства, сопровождавшиеся насилиями, и другие правонарушения.

Специальной следственной группой Прокуратуры Союза ССР проводится тщательное расследование по каждому случаю этих преступлений и нарушений.

Установлено, что в результате преступных действий погибло 32 человека, принадлежащих к различным национальностям. Пострадало 197 граждан, в том числе около ста работников милиции. Совершено 12 изнасилований, разграблено более ста квартир, повреждены 26 объектов бытового обслуживания и свыше двадцати автомобилей.

В настоящее время лица, принимавшие участие в убийствах, изнасилованиях, бесчинствах и грабежах, в основном установлены. Арестовано 42 человека, некоторые из них были ранее судимы за уголовные преступления. К административной ответственности за нарушение общественного порядка привлечено около четырехсот человек.

Ведется также следствие по фактам правонарушений, имевших место в конце февраля в Нагорно-Карабахской автономной области, где в результате столкновений погибло двое граждан и около 50 человек получили телесные повреждения.

Продолжается работа по выявлению подстрекателей и организаторов актов насилия и бесчинств. В ближайшее время виновные предстанут перед судом.

------------------------------------------------------------

Попробуйте из него понять, кто кого убивал и насиловал.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites
Весь ужас,который перенес наш народ на территориях азербайджанских,до сих пор ни как не освещен в мировых СМИ,из за преступной халатности бывших союзных властей.И это конечно отражается и в сегодняшнее время,так как ни кто не осудил ни в Союзе,ни до сих пор в мире акты уничтожения армянского народа в 20м веке.Что для этого сделало правительство Армении,и посольства и дипмиссии Армении в других странах.Мне кажется нужно жестче вести работу МИДу РА.
НЕТ и НЕТ! Изза ПРЕСТУПНОЙ халатности властей АРМ ССР..........а власть НЫНЕШНЯЯ в то время пиндюрила власти тогдашние и не ДО убиенных им было.А результат такой что ТЕПЕРЕШНИМ и не до ЖИВЫХ! Edited by Zinvor

Share this post


Link to post
Share on other sites
Где вы таких хаев находите,которые себя же и обвиняют.Сколько я народу беженцев не встречал,а встречал я их по более тысячи наверно.ни один не обвинял армян в той трагедии.Я смотрю тут вообще на форуме провакаторов полно,вас послушать так наш народ вообще гавно.А другие слушают ухи свои млять развесив.Да конечно скучают по своим родным местам люди,но что бы себя винить за чужие грехи,это уже через чур,полная х....я
Не зарекайся цавт танем! прежде чем постучатся в дверь и войти,подумай как потом выйти!

-Армян ДА никто не ругал..просто до сих пор говорят:коним hаястанцоц мамун!

Share this post


Link to post
Share on other sites
Не зарекайся цавт танем! прежде чем постучатся в дверь и войти,подумай как потом выйти!

-Армян ДА никто не ругал..просто до сих пор говорят:коним hаястанцоц мамун!

Да понял ,про кого ты говоришь, и таких не мало, великошерстных.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ПАНДУХТ-джан а ты на память вспомни о первой стычке у АСКЕРАНА и КАКИЕ СЛОВА ТОГДА ЗВУЧЛИ ПО ПРОГРАММЕ ВРЕМЯ!............... Случайными выстрелами...........(стреляли милиционеры-АЗЕРБАЙДЖАНЦЫ,по ГЮНЮН ЭКРАНЫ сказали а вот программа ВРЕМЯ слово АЗЕР МИЛИЦИОНЕРЫ не выговорила) были убиты два человека,бабла,бла,убитые оказались двое азербайджанцев!

-Может я чуток подзабыл ТОЧНОСТЬ СЛОВ но:... милиционеры сопровождали толпу возмущённых митингующих из АГДАМА!и вряд ли в гдаме мильтоны хаями были...........................Это как раз есть очень ключевые ЗАБЫТЫЕ специально слова!.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Обращение Горбачева от 26 февраля было опубликованно в газете "Коммунист Сумгаита" в тот день, когда в городе бушевали погромы. Итогом этого обращения в Армении стала приостановка митингов и забастовки, а в Азербайджане погромщики поняли, что власть выдала им индульгенцию.

post-31580-1238344575.jpg

ОБРАЩЕНИЕ

К трудящимся, к народам Азербайджана и Армении

Дорогие товарищи!

Обращаюсь к вам в связи с событиями в Нагорном Карабахе и вокруг него. Поднят вопрос о переходе этой автономной области из Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. Этому придана острота и драматичность, которые привели к напряженности и даже к действиям, выходящим за рамки закона.

Скажу откровенно: ЦК КПСС обеспокоен таким развитием событий, оно чревато самыми серьезными последствиями.

Мы не за то, чтобы уклоняться от откровенного обсуждения различных идей и предложений, но делать это надо спокойно, в рамках демократического процесса и законности, не допуская ни малейшего ущерба интернациональной сплоченности наших народов. Нельзя отдавать серьезнейшие вопросы народной судьбы во власть стихии и эмоций.

Очень важно – оценить свои заботы в контексте не только местных условий, но и с учетом развернувшихся в стране процессов революционного обновления.

Да, в нашей жизни есть нерешенные проблемы, но разжигание распрей и недоверия народов друг к другу только помешает их решению. Это шло бы в разрез с нашими социалистическими принципами и нашей нравственностью, с традициями дружбы и братства советских людей.

Мы живем в многонациональной стране, более того – все республики, многие области, даже города и поселки у нас многонациональны. И смысл ленинской национальной политики состоит в том, чтобы каждый человек, каждая нация могли свободно развиваться, чтобы каждый человек, каждая нация могли удовлетворить свои потребности во всех сферах общественно-политической жизни, в родном языке и культуре, в обычаях и верованиях.

Социалистический интернационализм – источник огромной нашей силы. Подлинное братство и единение народов – вот наш путь.

Хорошо сказал великий армянский поэт Е. Чаренц, обращаясь к Советскому Азербайджану:

«Во имя прошлого безмерного страданья,

Во имя жизни, нам представшей средь побед,

Во имя дружного союза, созиданья –

Народу братскому мы шлем привет, привет».

И как перекликаются с этим слова великого сына азербайджанского народа С. Вургуна:

«Мы живем не по соседству, а друг в друге. Народы издавна брали друг у друга огонь для очага и хлеб насущный».

Ни одна мать не согласится с тем, чтобы ее детям угрожали национальные распри взамен прочных уз дружбы, равенства, взаимопомощи – поистине великого обретения социализма.

В Нагорно-Карабахской автономной области накопилось немало недостатков и трудностей. Новое руководство области должно принять срочные меры для исправления положения. Центральный комитет КПСС дал на этот счет четкие рекомендации и будет непосредственно следить за их выполнением.

Сейчас самое главное – сосредоточиться на преодолении сложившейся ситуации, на решении конкретных экономических и других проблем, накопившихся в Азербайджане и Армении, в духе политики перестройки и обновления, осуществляемой по всей нашей стране.

Надо дорожить традициями дружбы между азербайджанским и армянским народами, сложившимися за годы Советской власти, и всемерно укреплять их. Только такой подход отвечает подлинным интересам народов СССР.

Вы знаете, что есть намерение специально посвятить развитию национальных отношений Пленум Центрального Комитета нашей партии. Предстоит обсудить широкий круг вопросов общественной сферы и на базе принципиальных завоеваний ленинской национальной политики наметить пути конкретного решения социальных, экономических, культурных и других проблем.

Все мы с вами – советские граждане, у нас общая история, общие победы, за плечами великий труд, горести, утраты. Мы заняты великим делом перестройки, от успеха которой зависят судьбы социализма, нашей Родины, каждого из нас.

Я обращаюсь к вам, товарищи, к вашей сознательности и ответственности, к вашему благоразумию. Отстоим и в этом испытании наш советский интернационализм, непоколебимую веру в то, что только в дружной семье всех наших народов мы можем обеспечить прогресс нашего общества, благоденствие всех его граждан.

Я призываю вас проявить гражданскую зрелость и выдержку, вернуться к нормальной жизни и работе, соблюдать общественный порядок.

Наступил час разума и трезвых решений.

М. Горбачев

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ

ЦК КПСС тов. М. С. ГОРБАЧЕВУ

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРЕЗИДИУМА

ВЕРХОВНОГО СОВЕТА

СССР тов. А. А. ГРОМЫКО

ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ

СССР тов. А. М. РЕКУНКОВУ

Творческие союзы Армянской ССР, исходя из убеждения, что с точки зрения политической – сумгаитские события явились организованным преступлением против армянского народа, так как жертвы выбирались исключительно по национальному признаку;

с точки зрения правовой – эти события непосредственно коснулись Армянской ССР, где нашли убежище несколько тысяч беженцев;

а с точки зрения гуманитарной – это беспрецедентное преступление в условиях социалистического строя, дискредитирующее нравственные устои нашего общества,

и в связи с предстоящим процессом над преступниками, считают своим долгом предложить следующее:

1. Опубликовать до суда в центральной прессе список жертв и пропавших без вести, что послужит свидетельством полного раскрытия масштабов преступления.

2. Допустить к участию во всех заседаниях суда общественных обвинителей от Армянской ССР (в количестве 2–3 человек).

3 . Обеспечить Армянской ССР представительство в составе народных заседателей для достижения полной объективности судопроизводства.

4. Отстранить азербайджанских юристов как от следствия, так и от судебного процесса, ибо представители соответствующих органов республики, не сумевшие обеспечить безопасность своих граждан, не могут отстаивать нормы социалистической законности.

5. Обеспечить прямую трансляцию открытого процесса по центральному телевидению, опубликовать материалы следствия исуда в центральной и республиканской прессе, что предотвратит дальнейшее распространение противоречивых слухов.

Председатель Союза писателей Армении Грачия Оганесян

Председатель Союза художников Армении Ара Шираз

Председатель Союза композиторов Армении Эдуард Мирзоян

Председатель Союза кинематографистов Армении Сергей Исраелян

Председатель Союза театральных деятелей Армении Грачия Капланян

Председатель Союза журналистов Армении Эммануэль Манукян

Председатель Союза архитекторов Армении Арцвин Григорян

6 мая 1988 г.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зорий БАЛАЯН

Пожар и смрад, в которых тонут и международное правоведение, и международное правосудие, и каноны управления государством, и каноны мироустройства на нашей планете

post-31580-1239540206.jpg

Это было двадцать лет назад. В СССР - в стране, где о Геноциде, погромах, массовой резне средь бела дня знали лишь из уроков истории или понаслышке, вдруг стало известно, что прямо под боком столицы Азербайджана, в небольшом городе Сумгаите озверевшие дикари врывались в армянские дома (имея на руках не только адреса, но и заранее заготовленные арматурные прутья) и безнаказанно сжигали, убивали, насиловали. Началось это 26 февраля вечером, продолжалось круглые сутки 27 и 28 и всю ночь, весь световой день 29 февраля 1988 года. И все это - под прикрытием милиции на глазах у жителей города.

Для Советского Союза это было действительно неожиданно. Академик Сахаров признается потом: «Узнав об этом, мы ахнули!» Андрей Дмитриевич, пожалуй, первым пророчески оценил всю опасность ситуации, которая могла стать началом цепной реакции пожаров и погромов в огромной стране. Он первым осудил «сумгаит» в центральной печати - в «Московских новостях». Первым высказал точку зрения о том, что если Кремль не даст «сумгаиту» не только юридическую, но и политическую оценку, то невозможно будет предупредить неотвратимую всеобщую беду, которая неизбежно приведет к распаду СССР.

Увы, слова Андрея Дмитриевича оказались пророческими. Выросло поколение, которое практически ничего не знает об оставшемся безнаказанным преступлении против человечности. Ведь именно безнаказанность «сумгаита» спустя два года привела к трагедии еще более чудовищной, на сей раз в Баку, а впоследствии - к жестокой полномасштабной войне между Азербайджаном и Карабахом. У каждого из нас осталась лишь память о невинных жертвах и неизжитая трагедия армянского народа.

Вдобавок ко всему, азербайджанцы, причисляя палачей «сумгаита» и «баку» к лику святых, сегодня ставят исторические факты с ног на голову, возводят в ранг национального героя молодого офицера, который в Будапеште с топором в руках ворвался ночью в комнату к спящему коллеге и отрубил ему голову только потому, что тот был армянином. По мнению психологов, топор в руки головорезу вложил безнаказанный «сумгаит». И подобное будет продолжаться до тех пор, пока мы не осознаем, что жертвы «сумгаита» жаждут не мести, а торжества закона. Прав был Сахаров, когда в восемьдесят восьмом году, посетив Карабах, сказал: «Еще неизвестно, кто больше жертва: те, кого убивали, или те, кто убивал».

* * * * * * * * *

Открытые призывы к армянским погромам начали раздаваться в Сумгаите вечером в пятницу, 26 февраля 1988 года. Лишь потом мы узнаем, что все кровавые акции в Азербайджане против армян планировались исключительно на самый конец недели. Это нужно было для того, чтобы мы не могли дозвониться до руководителей страны, которые, как правило, уже в пятницу вечером отправлялись на дачи. Кстати, впоследствии все крупномасштабные акции по опыту «сумгаита» руководством Азербайджана планировались и осуществлялись только и только с ведома партийных и советских властей. Именно накануне трагических событий организаторы и идеологи нового геноцида, кроме прочих, чисто нацистских лозунгов, громко кричали: «Армяне, убирайтесь в свою жалкую Армению!», «Очистим Сумгаит от армян!» Ораторы заявляли о том, что азербайджанцы построили город для азербайджанцев, а сегодня его строители живут в бараках «нахалстроя». Это говорили о тех, кто в конце сороковых и начале пятидесятых приехал из карабахских сел в крохотный поселок, расположенный у устья реки Сумгаит, в тридцати километрах от Баку.

До Великой Отечественной войны в Сумгаите проживало пять тысяч человек. И мало кто мог тогда знать, что спустя десять лет этот населенный пункт будет включен в перечень объектов «великих строек коммунизма». До того как мы в Арцахе впервые услышали о Сумгаите, самой популярной «великой стройкой» была Мингечаурская ГЭС. Сразу после войны в Арцах зачастили миссионеры из Баку, зазывая молодежь на новый трудовой фронт, призывая к «медалям за бой» прибавить «медаль за труд». Из 150-тысячной армянской автономной области 45 тысяч ушли на фронт, половина из них пала смертью храбрых. В карабахских селах был невероятный дефицит женихов. На таком трагическом демографическом фоне, в условиях послевоенного голода многие мужчины, в том числе и демобилизованные фронтовики, и безусые юноши, подались на заработки в Мингечаур, а затем и в Сумгаит.

Очередная перепись населения 1959 года показала, что поселок перерос в город, где уже проживали более 50 тысяч человек, а к следующей переписи 1970 года - 125 тысяч. В газетах писали, что «рабочий язык строителей Сумгаита – армянский». Регулярно показывали в республиканских «Новостях дня» сюжеты о веселых и шумных новосельях армянских семей. Руководители Азербайджанской ССР преследовали две цели: строить бурно развивающийся город, который очень скоро занял второе место после Баку по промышленному комплексу, и под шумок осуществить типичную этническую чистку коренного населения армянской автономной области - Нагорный Карабах.

К февралю 1988 года в Сумгаите проживали более 20 тысяч армян. Практически все они были родом из Арцаха. Поверив щедрым посулам и сказке о том, что строят для себя «город солнца», армяне посвятили себя Сумгаиту. А 26 февраля 1988 года глазам и ушам своим не поверили, что погромы армян могут быть возведены в ранг государственной политики, ибо на митингах увидели руководителей города. И уж, конечно, им в голову не могло прийти, что о начинающейся резне, по логике вещей, был в курсе сам Горбачев.

Именно 26 февраля ровно в 10 часов утра в Москве, в своем кабинете на Старой площади генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Горбачев принял Сильву Капутикян и меня в связи с событиями в Карабахе. Сам по себе прием писателей из союзной республики на столь высоком уровне был явлением беспрецедентным. Состоялся он потому, что и причина, и повод тоже были беспрецедентными. Шутка ли, уже две недели кряду шли многотысячные митинги в НКАО и Армении. А в Ереване количество митингующих дошло до полумиллиона. Казалось, глава одной из самых могущественных империй в мире должен был выслушать нас и задаться вопросом: что делать, чтобы не притесняли армян, доведенных до отчаяния? Но вместо этого он произнес: «А вы подумали о судьбе двухсот семи тысяч армян, проживающих в Баку?» Я подумал, что вовсе не случайно хозяин кабинета назвал не какую-нибудь там круглую цифру, скажем, «двести тысяч», а именно «двести семь тысяч». Такая цифра запоминается зрительно, когда читаешь графику знаков. Несомненно, в донесениях, поступавших из Баку, подчеркивалась кроме всего прочего и шантажирующая мысль о том, что в столице Азербайджана проживают 207 тысяч армян, которых вырежут азербайджанцы.

post-31580-1239540237.jpg

2 марта 1988 года рано утром пригласили в ЦК Компартии Армении нескольких «представителей интеллигенции». По телефону сообщили, что с нами хотят встретиться командированные самим Горбачевым партийные функционеры высшего ранга - Долгих и Лукьянов. Встреча состоялась в кабинете первого секретаря ЦК К. Демирчяна. Бодро, без всяких увертюр, начал кандидат в члены политбюро, секретарь ЦК КПСС Долгих: «Ну что, дождались? Позавчера в Сумгаите начались беспорядки, в результате которых имеются человеческие жертвы. Около двадцати человек убиты, двенадцать изнасилованных. Сожжено, разорено, ограблено более двухсот квартир. Сожжены сотни машин, магазинов, ларьков».

Присутствовавший на встрече один из самых авторитетных и активных деятелей Карабахского движения Игорь Мурадян сказал: «Вот именно, нельзя судьбы народов отдавать во власть необузданной и дикой стихии, зверей, способных лишь на погромы и геноцид, а не на мирные митинги с портретами Горбачева и проперестроечными лозунгами. В создавшейся ситуации вам придется взять Карабах под протекторат Москвы».

В тот же день в Ереван начали прибывать беженцы из Сумгаита. К вечеру мы узнали многие подробности очередного геноцида XX века. 72 часа кряду, трое полных суток, днем и ночью осуществлялся организованный геноцид армян, как это было в 1915 году в Османской империи. Уничтожали, сжигали заживо, насиловали, грабили исключительно по этническому признаку. А генеральный секретарь ЦК КПСС на заседании Президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года заявил на всю страну, что «трагедии в Сумгаите не было бы, если бы войска не опоздали на три часа».

На что рассчитывал Михаил Горбачев, когда так открыто и откровенно лгал? Я располагаю ксерокопией документа под названием «Рабочая запись выступлений на заседании Политбюро ЦК КПСС 29 февраля 1988 года». Гриф «Совершенно секретно. Экземпляр единственный». На этом заседании обсуждается проблема Нагорного Карабаха и Нахиджевана. Заодно, так сказать, походя, идет разговор и о Сумгаите, где уже третьи сутки продолжаются погромы. Но, судя по репликам, члены Политбюро, кандидаты в члены Политбюро, секретари ЦК КПСС, которые, конечно же, наслышаны о сумгаитской бойне, еще не совсем владеют ситуацией. И тогда генеральный секретарь Горбачев как профессиональный юрист, хорошо знающий, что «Бог в деталях», обратился к маршалу Язову: «Расскажи, Дмитрий Тимофеевич, как убивают». – «Двум женщинам груди вырезали, одной голову отрезали, а с девочки кожу сняли. Вот такая дикость. Некоторые курсанты, увидев такое, в обморок падали».

Я представил себе, как, спокойно и уютно расположившись в мягких креслах, люди, чьи ретушированные портреты без мешков под глазами и глубоких морщин висели в кабинетах и клубах, на площадях и стенах зданий огромной страны, пьют чай из хрустальных стаканов в серебряных подстаканниках. И, узнав о том, что курсанты падают в обморок от увиденного, пожимают плечами: мол, слабосильная молодежь пошла нынче. По крайней мере, никто из них не выразил возмущения. Запись-то стенограммы «рабочая». Это значит, ее никто не успел подчистить, никто не редактировал, не убрал чьих-то реплик.

А ведь они могли бы справиться у маршала Язова хотя бы о том, кто эта женщина, у которой «вырезали грудь», кому «отрезали голову», с кого «сняли кожу». Это же конкретные люди, их соотечественники. Я убежден, что уже тогда у министра обороны были данные о том, что 27-летняя Авакян Лола Павловна, проживавшая в Сумгаите по адресу: квартал 45, дом 10/13, кв. 37, была выведена на улицу. Ее «раздели догола, заставили танцевать, изнасиловали, кололи ножами, резали грудь». На том же заседании члены Политбюро могли бы узнать, что кожа была снята с нескольких человек, в том числе и с 86-летней Ерсилии Бахшиевны Мовсесовой, что тело 27-летней Ирины Согомоновны Мелкумян было обуглено и обезглавлено.

О трагедии Сумгаита выпущено несколько книг, брошюр, сборников документов, сотни статей. В капитальном двухтомнике Самвела Шахмурадяна «Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев» до обидного мало рассказывается о семье Мелкумянов. И вина здесь не автора. Генеральный секретарь ЦК КПСС получал сведения о сумгаитских погромах начиная с 27 февраля. И, несмотря на это, с высоких трибун заявлял, что войска опоздали на три часа, в то время как семья Мелкумянов была вырезана 29 февраля.

Другой исследователь - Грайр Улубабян опубликовал тридцать документов о смерти. Часть из них заполнена на бланках с русским текстом «Врачебное свидетельство о смерти», другая - с русским и азербайджанским: «Свидетельство о смерти». Диагнозы у всех практически одинаковые: «Оскольчатые переломы костей черепа, проникающая колото-резаная рана живота, ожоги». Такие же диагнозы у всех пятерых Мелкумянов, проживавших в Сумгаите по адресу: квартал 42-а, д. 26, кв. 21. Отец Согомон Маркарович, 1931 года рождения, мать Раиса Арсеновна, 1934 года рождения, сын Игорь, 1957 года рождения, сын Эдуард, 1960 года, дочь Ирина, 1961 года. Во время судебных процессов, проходивших в Сумгаите, Воронеже, Москве, свидетели дали показания, согласно которым все пятеро Мелкумянов после побоев и издевательств были заживо сожжены прямо на улице.

Они были из небольшого села Джилан Гадрутского района Нагорного Карабаха. Не осталось близких родственников ни на родине - в Арцахе, ни в Сумгаите. Так 29 февраля 1988 года исчез целый род. Они погибли одними из последних. Может, и впрямь по-своему прав был Горбачев: если бы войска пришли на три часа раньше, были бы спасены братья Валерий и Альберт Аванесяны, отец и сын Армо Ашотович и Артур Армоевич Арамяны и многие другие. Кстати, Арамяны - родом из арцахского села Кятук, являются моими родственниками по линии матери. Нам тогда удалось перевезти их тела в Арцах и похоронить на Кятукском кладбище рядом с могилой моего деда.

Очевидцы рассказывают, что безнаказанность делала головорезов с каждым часом все наглее и смелее. Не случайно больше всего жертв и погромов пришлось именно на четвертый день - 29 февраля. Если 137-й Рязанский полк Тульской воздушно-десантной дивизии не подоспел бы наконец в Сумгаит, то число жертв неисчислимо возросло бы. Полковник Александр Лебедь, принявший в марте командование дивизией, прибыл в Сумгаит, когда в воздухе еще пахло гарью.

В своей книге «За державу обидно» Лебедь пишет: «Тогда, в феврале-марте 1988 года, начала писаться непредсказуемая, неожиданная, дикая, местами кровавая, местами предельно подлая страница и в истории ВДВ, и в истории отечества, и в моей личной биографии. Самое печальное заключается в том, что подлость, нечистоплотность, неразборчивость в выборе средств проистекали от людей, занимавших высшие посты в государстве. Они там, наверху, преследовали какие-то свои высшие стратегические цели, интриговали, заключали любые сделки, в том числе и с сатаной, а внизу с их подачи, при их активном участии и преднамеренном неучастии происходило стравливание народов, ширился и рос кровавый беспредел, закладывались основы (если это можно назвать основами) развала и краха великого государства... В Сумгаите я впервые после Афганистана на родной своей (как я тогда считал) земле увидел сожженные грузовики и автобусы, горевшие дома, природно-черные, но побелевшие от пережитого ужаса волосы людей и глаза, глаза... Тогда же пахнуло средневековым садизмом, звериной, нечеловеческой жестокостью, густо перемешанной с глупостью...»

Сумгаит, казалось, всей своей сущностью должен был открыть глаза инициатору перестройки Горбачеву, обладавшему и реальной (если не сказать безграничной) властью, и осязаемыми механизмами ее применения, чтобы не только решительно наказать зло, но и найти оптимальное для того времени решение карабахского и нахиджеванского вопросов. Справедливости ради надо сказать, что на упомянутом заседании Политбюро 29 февраля Михаил Горбачев довольно обстоятельно говорил об острейшей проблеме армянской автономной республики Нахиджеван: «Я у Виктора Михайловича (Чебриков, председатель КГБ СССР. - З. Б.) спрашиваю: что ты там сделал с пограничной полосой? Он мне сказал, что в Нахиджеване, где проходит граница, у пограничников есть своя полоса, где расположены заставы. А всю глубину пограничной зоны определяют местные органы, в данном случае республиканские (азербайджанские. - З. Б.). И какое решение было принято? Весь Нахиджеван был отнесен к пограничной зоне. Свободный въезд туда был запрещен. А ведь там жертвы геноцида были захоронены, там находятся все их могилы. Там было 90 памятников армянской культуры, из которых остался один. И все. Никого не пускают под предлогом, что это пограничная зона».

В первые дни после сумгаитских погромов руководство Азербайджанской ССР было в шоке. По логике вещей, оно ожидало хоть какой-то политической оценки с организационными и юридическими выводами. Однако буквально через день, словно сговорившись, центральные газеты писали исключительно «о событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него». Все больше писали о дружбе народов. По центральному телевидению показывали веселую свадьбу: жених - азербайджанец, невеста - армянка. Новобрачные «артисты» говорили перед камерой пламенные интернациональные речи. Особую активность проявляла Прокуратура СССР по части заметания следов преступления. Все чаще и чаще повторяли: «Были жертвы - представители разных национальностей». В день массовых убийств газета «Коммунист Сумгаита» (от 28 февраля 1988 г.) писала в передовице: «Горячий отклик у сумгаитцев, как и у всех трудящихся нашей республики, вызвало обращение генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении. Тысячи людей слушали его в рабочий полдень, обсуждая на работе и дома с коллегами и друзьями. Буквально через несколько часов после того, как было передано обращение Михаила Горбачева, в редакцию стали приходить люди разных национальностей...» Подобного рода фарисейство и цинизм продолжались все последующие дни. А 4 марта 1988 года газета «Коммунист Сумгаита» опубликовала информацию о том, что «создана правительственная комиссия во главе с председателем Совета Министров Азербайджанской ССР Сеидовым. Решаются все вопросы, связанные с... ремонтом жилых помещений и общественных зданий». Вот какие «все вопросы» решались тогда, когда кровь невинных жертв еще не высохла на асфальте города.

В бакинских партийных и комсомольских газетах печатались материалы, в которых создавался образ армянина как заклятого врага Азербайджана. Вина же погромщиков сводилась к тому, что «Сумгаит был превращен в экологический ад». И уж совсем распоясались, когда на заседании Президиума Верховного Совета СССР Горбачев, твердо отвергая термин «геноцид» по отношению к «сумгаиту», произнес на всю страну: «Геноцид - это организованное преступление, а в Сумгаите действовали лишь отбросы общества». И это руководитель государства, которое ратифицировало принятую Генеральной Ассамблеей ООН Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказания за него. А ведь в ней подчеркивается: «Под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-нибудь национальную, расовую или религиозную группу, как таковую; убийство членов такой группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы».

В качестве аргумента председатель Президиума Верховного Совета СССР приводил и количество жертв. А между тем, согласно декларации Генеральной Ассамблеи, «количественная характеристика не является определяющей при преступлении геноцида. Геноцидом считается убийство нескольких представителей национальной группы, если это убийство совершено с целью уничтожения данной национальной группы как таковой».

Не случайно, именно после печально знаменитого заседания Президиума Верховного Совета СССР, показанного по Центральному телевидению, появились публикации, в которых во всех смертных грехах обвиняли саму жертву. Беженцев из Сумгаита выгоняли на улицу. Оскорбительные выпады против армян можно было наблюдать не только в советской печати, но и за рубежом. Азербайджанский поэт писал в «Фигаро» (24 октября 1988 года): «Если бы даже Сумгаита не было, армяне все равно придумали бы его. Армянский народ - мазохист. Ему надо вечно бороться, упиваться смертью и несчастьем». Не случайно в феврале 1989 года, в первую годовщину трагедии, на митингах в Баку сумгаитские головорезы были объявлены героями, в их честь устраивали пирушки - по Тютчеву: «И снова прав пирующий палач, а жертвы преданы злословью».

Безнаказанность организованного преступления, являющегося аргументом тотальной лжи и насилия и действенным средством решения национальных вопросов, стала первопричиной начавшейся в огромной стране цепной реакции «сумгаитов». Как только выяснилось, что Кремль даже и не думает выразить соболезнование родным и близким жертв Сумгаита, профессор Ереванского университета Сурен Золян одним из первых перечислил географические названия будущих «сумгаитов»: Шуши, Кировабад, Ош, Туркмения, Фергана, Северный Кавказ.

Увы, инициатор перестройки так и не понял, что у него не было альтернативы политической оценке «сумгаита». В качестве народного депутата последнего советского парламента мне множество раз доводилось встречаться с Горбачевым, Яковлевым, Лукьяновым и другими руководителями государства. И всякий раз я тщетно пытался убедить их, что одним из самых страшных и опасных последствий безнаказанности Сумгаита и «сумгаитов» является то, что в народе уже смешивают и валят в одну кучу понятия «советское» и «русское». Антирусские настроения или даже их единичные всплески на многотысячных митингах в Ереване были явлением небывалым, если не сказать нонсенсом. А после провокационных публикаций, телепередач или непродуманных выступлений государственных мужей, после судебных фарсов над палачами «сумгаита» стали слышны пусть вялые, но антирусские нотки.

В то же время нетрудно было догадаться: распространение по стране «сумгаитов» приведет к тому, что и беду, и вину, и даже ответственность за кровопролитие взвалят на русских, даже если они хватали за руку бандитов, как это было (правда, опять с большим опозданием) в январе 1990 года в Баку, где сбылось «пророчество» Горбачева: жертвой организованного геноцида стали все 207 тысяч бакинских армян. А советские (русские) воины, которые спасали чудом уцелевших людей, помогая им добраться до Красноводска, Москвы и Еревана, ежегодно 20 января с экранов телевидения объявляются «убийцами демократии в Азербайджане». К великому сожалению, вскоре именно такой вот «антирусский» подход в оценке происходящего в «горячих» точках стал для многих политиков и журналистов чуть ли не модой, если не сказать проявлением смелости.

На бакинских антиармянских митингах 1988-1989 годов призывали: «Надо весь Азербайджан, Нахиджеван, Карабах очистить от армян, чтобы лишить их возможности мстить». Так вот перекликались организаторы «сумгаита» с одним из апологетов младотурецкой идеологии Бахаэддином Шакиром, который во время обсуждения чудовищного плана Геноцида армян в 1915 году предупредил: «Мы взяли на себя очень важное, тяжелое обязательство, и если не выполним его до конца, то, будьте уверены, нам не уйти от мести армян». Как известно, именно эта мысль стала учебным пособием для гитлеровцев, организовавших Холокост.

Сознавая известную истину, что жалость к палачам перерастает в жестокость по отношению к жертве, армяне, тем не менее, не пошли на месть. Народ, который первым в мире принял христианство в качестве государственной религии, не мог не знать, что вражда как самоцель - прямой путь к самоуничтожению. А за оружие взялись лишь тогда, когда Карабаху навязали войну. Многое было сделано, чтобы в народе ни «сумгаиту», ни «баку» не придавали религиозного характера. Конфликт этот действительно не религиозный, даже не территориальный, ибо речь идет не о территории, как таковой, а об исторической родине армян.

Сверхзадачей закона является неотвратимость наказания. А к геноциду неприменим принцип срока давности. Вот уже 20 лет жертвы сумгаитского геноцида, живые и мертвые, ждут суда над истинными организаторами этого тягчайшего преступления перед человечеством. Нет ничего опаснее для будущего, чем короткая память настоящего. Вспомним, как Гитлер в августе 1939 года, посылая своих головорезов на Польшу, восклицал им вослед: «Не бойтесь суда истории! Кто сегодня помнит о резне армян?!» И шестьдесят миллионов жителей планеты стали жертвой цепной реакции ненаказанного зла.

Согласно статье 1 Конвенции Генеральной Ассамблеи ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него», государства, принявшие ее, обязаны и упредить, и карать чудовищное зло. И сознавать при этом, что величайшая твердость и есть величайшее милосердие. И что только зло, не получившее воздаяния, порождает зло.

26 фeвраля 2008 г.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

В предыдущем постинге в статье З. Балаяна упоминалась рабочая запись заседания Политбюро от 29 февраля 1988 г. Вот она:

-------------------------------------------------------------------

Сов. секретно.

Экз. единственный (Рабочая запись)

ЗАСЕДАНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС

(29 февраля 1988 года)

Председательствовал тов. Горбачев М. С.

Присутствовали т. т. Громыко А. А., Лигачев Е. К., Никонов В. П., Слюньков Н. Н., Соломенцев М. С., Чебриков В. М., Шеварднадзе Э. А., Яковлев А. Н., Маслюков Ю. Д., Талызин Н. В., Язов Д. Т., Бакланов О. Д., Бирюкова А. П., Капитонов И. В.

1. О дополнительных мерах в связи с событиями в Азербайджанской и Армянской ССР

Горбачев: Меры, которые мы предприняли, в том числе обращение, направленное прямо в Армению и в Азербайджан, сыграли свою роль. Люди откликнулись на обращение. Его после доработки направили туда ночью по шифрсвязи, а уже днем с ним начали работать.

В последний момент на улицах Еревана было не менее полумиллиона человек. Все было парализовано, все остановлено. Начали подтягиваться люди из ближайших сел. Шли колоннами.

Громыко: В последний момент - это сегодня?

Горбачев: Нет, перед обращением - это в пятницу. Такая масса людей. В Карабахе произошла стычка азербайджанцев с армянами, двое погибло. По Еревану пошли листовки: кончайте, армяне, митинговать, беритесь за оружие и давите турок. Был выстрел с дальнего расстояния из пистолета по штабу армии. Пуля попала в окно кабинета начальника штаба. Но она застряла между рамами, так как была на излете. Вот такие начали проявляться моменты. Мы знаем, что там есть экстремистские элементы.

Но я должен сказать, что даже тогда, когда на улицах Еревана было полмиллиона людей, дисциплина у армян была высокой, ничего антисоветского не было. Кроме отдельных групп, которые выходили и митинговали (я позже скажу, о чем они говорили); тем не менее вся масса шла под знаменами нашими, с портретами членов Политбюро. Только экстремисты подбрасывали лозунг самоопределения. Но во всех выступлениях дело не доходило ни до антисоветизма, ни до враждебных выходок и т. д.

Так держалась вся эта масса. Но из этого вытекает и то, что все это было хорошо, товарищи, подготовлено. Так просто все это не организуешь: и смены шли, и питание подвозилось, и друг друга меняли. Мне Власов обо всем этом рассказывал. Они это изучали.

Во всех выступлениях была тема Карабаха, его присоединения к Армении. Говорилось, что этот вопрос при Сталине был решен неправильно, что это решение было навязано народу в известных условиях, что оно неправильно и что этот вопрос надо решить сейчас, в рамках демократизма и перестройки.

Мне Власов дал пленку, на которой события этих трех дней сняты скрытой камерой. Я просмотрел все выступления, всю эту массу видел. Перспективу покажут - миллион голов, стоят голова к голове, насколько камера берет. Среди них - молодежь, старики. Выступали знатные люди - народные артисты, художники, в общем, крупные величины. Все концентрировалось вокруг положения в Нагорном Карабахе. Говорилось о неуважительном отношении к армянской культуре, о том, что армяне, армянская автономия бесправны, без связей с родиной и т. д. Все напряжение было на армянском крыле. Потому что решением, которое мы приняли на Политбюро, мы поддержали Азербайджан, откровенно говоря. Если бы мы не приняли этого решения, то было бы то, о чем я вам скажу потом.

Когда я беседовал здесь, в ЦК, с Капутикян и Балаяном, то я им сказал, что мы всю историю вопроса знаем, что это трудная история. Причины ее, корни - за рубежом, за нашими пределами. То, что история, судьба разметала армянский народ, - это все мы знаем и понимаем. Собственно я вижу две причины: с одной стороны, многие упущения в самом Карабахе, и плюс эмоциональное начало, которое сидит в народе. Все, что исторически произошло с этим народом, оно сидит, и поэтому все то, что его задевает, вызывает такую реакцию.

А за что уцепиться, там было и есть. Оказывается, секретарь Степанакертского обкома за 14 лет ни разу не был в Армении, хотя Нагорный Карабах - это ведь армянская автономия. Ну и многое другое начинают перечислять. Даже дороги, ведущие в Армению, забросили. Культурная связь была нарушена. Это сознательно делалось. Передачи турецкого телевидения принимаются в Нагорном Карабахе, армянского - нет. А это все ведь задевает чувства людей.

Я Виктора Михайловича спрашиваю: «Что ты там сделал с пограничной полосой?» Он мне сказал, что в Нахичевани, где проходит граница, у пограничников есть своя полоса, где расположены заставы и т. д. А всю глубину пограничной зоны определяют местные органы, в данном случае республиканские. И какое решение было ими принято? Вся Нахичевань была отнесена к пограничной зоне, свободный въезд туда был запрещен. А ведь там жертвы геноцида были захоронены, там находятся все могилы. Там было 90 памятников армянской культуры, из которых один остался. И все. Никого не пускают под тем предлогом, что это пограничная зона и дорога, которая ведет туда, как говорят, 70 лет не ремонтируется. Это же, знаете, как все воспринимается.

Короче, они накручивают эмоции здорово, но я скажу, что все это требует изучения, видимо, не зря они туда стучатся.

Эта информация, конечно, с одной стороны идет. Но называются вещи проверяемые. Еще накануне, в среду, я поручал Александру Николаевичу поговорить от моего имени с Капутикян и обратить ее внимание на то, что они должны проявить зрелость, сказать свое веское слово, остановить нежелательное развертывание событий. Он с ней разговаривал. Разговор был длинный, с плачем, с рыданиями у телефона. Но все-таки пообещала это сделать, остановить неблагоприятный процесс, потом разбираться. Но, в то же время, обвиняла, что мы встали на сторону азербайджанцев, заявляла, что они не экстремисты, не подстрекатели.

Пока мы заседали в четверг, она села на самолет и прилетела в Ереван. Здесь они соединились с Балаяном - писателем, корреспондентом «Литературной газеты». Личность националистическая, причем яро националистическая. Талантливая личность. 33 книги написал. Очень известный у них и немного разнузданный, самоуверенный и очень карьерный. Очень.

Еще в Москве Капутикян притащила с собой и его. Просила, чтобы я хоть на пять минут принял. Я подумал: что же уклоняться, тут надо использовать все. Я скажу то, что я думаю, а им после этого трудно будет - они будут связаны мной. Я вам уже говорил, что к письму я ночью пришел, вспоминал, как Ленин действовал, когда острое положение было, - или сам обращался, телеграммы слал и т. д. И встречался с самыми неприятными личностями. А она у них там почетный, что ли, председатель Комитета - Капутикян? Да.

Встретился. Я говорил: «В Азербайджане напряженно. Вы понимаете, надо остановить это. Там тоже люди напряжены». А она мне говорит: «А чего они напряжены? Вы приняли решение в их пользу». Я говорю: «Нет, я с Вами не соглашусь. Мы приняли решение в пользу Армении, Азербайджана и страны в целом». Беседа была очень трудная, эмоциональная, заряженная. «Нам, - говорила Капутикян, - сказали, что Ваша подпись под обращением стоит, мы на Вас надеемся и т. д.» «Я тоже считаю, - ответил я, - что вы надеетесь на Политбюро, на меня, как Генерального секретаря, и поэтому я и поставил подпись.

Я вас уверяю, что схлынут события, все встанет на свое место, и вы скажете «спасибо», что вас остановили. Спасибо скажете, что Михаил Сергеевич подписал обращение. Против течения, которое у вас пошло, сейчас надо пойти, надо остановить его. Вопросы есть. Но если мы сейчас не остановимся, не учтем реальностей, то тогда начнется движение с той стороны. Кто тогда вообще ситуацию в руки возьмет». Надо сказать, что она была против, твердо заявляла, что территориальный вопрос надо разбирать сейчас. «Ну почему, - спрашивала она, - вы комиссию не хотите создать. Для татар создали, а тут такой вопрос - две республики. Почему вы не хотите комиссии?» Я говорю: «Послушайте, какая же нужна комиссия, если вы сидите у меня на приеме, если решением вопроса Политбюро и Правительство занимаются. Я говорю вам откровенно, чтобы вы знали, комиссию мы создали, но автономию татарскую восстанавливать не будем. Но вопросы, которые жизнь поставила, будем решать».

Балаян (у него мозги быстро работают, молодой такой, матерый) спрашивает: «Что нам сказать людям?» Я ему ответил, что нужно сказать, что мы, ЦК, Правительство, никакой обиды на армянский народ не имеем, что ЦК будет в поле зрения держать вопросы, проблемы, возникшие и требующие решения в Нагорном Карабахе. Балаян сразу же на это говорит: «Ну, вот и комиссия, если будет Политбюро этим вопросом заниматься». Надо прямо сказать, что с самого начала было видно, почему они рвались сюда. Они себе авторитет зарабатывали. Им хотелось свое влияние укрепить. Откровенно говоря, и нам тоже нельзя было уклоняться от встречи с ними. Это крупные представители интеллигенции, к которым прислушивается народ.

Кстати, оба они коммунисты. Вот это армянское крыло надо было, откровенно говоря, удержать, успокоить, чтобы вся «армия» не пришла в движение. Как откликнулись они на обращение? Не совсем так, скажем, как требовалось: читали, выступали, по-разному было. Я когда слушал пленку, то обратил внимание: выступает один человек и говорит: «И вместо этого союзное радио и телевидение, чтобы показать действительно, что народ говорит, что его волнует, они нас подстрекателями обзывают...» и так далее.

Я, кстати, во время беседы с Капутикян сказал: «В постановлении не назван армянский народ подстрекателем. Мы говорим, что часть армянского и азербайджанского народов в Нагорном Карабахе пошла за подстрекателями. Вот о ком идет речь. Это есть. Так что есть подстрекатели, а есть народ. Мы их не смешиваем, и у нас не изменилось отношение к армянскому народу».

После того, как зачитали обращение, потом в этом огромном море людей стали образовываться кружки, пошло обсуждение. Потом начали песни петь, потом «ура» кричать. Некоторые расходились, другие приходили. Начали приходить к выводу, что надо успокоиться после обращения. Что же дальше? Я так уловил их настроение, что мы правильно рассчитали время. У этого народа уже было такое состояние и впечатление, что их собралось до полумиллиона, а никто на это, вроде, не реагирует. Начальство, как говорят, слова доброго даже не скажет. И вот поступило это письмо. Оно свою роль сыграло. В субботу уже работали, даже в пятницу уже часть людей работала. В субботу все практически работали, большинство и вчера работало. Армянское радио передало, что трудящиеся берут обязательства отработать пропущенные дни и восстановить потерянное. Вот так пошло дело.

Но есть факты бегства из Армении азербайджанских семей. Правда, цифры противоречивые: Владимир Иванович докладывает, что уехало 55 человек, а Разумовский говорит, что 200. Что касается армян в Азербайджане, то 200 семей, опасающихся гонений, разместили в школе, да еще набирается около 500.

Разумов (зам. зав. Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС): Когда азербайджанец из Армении выезжает, то он не говорит, что бежит, а заявляет, что едет, якобы, в гости. Поэтому подсчет нужно вести по Азербайджану. Сюда он приезжает и прямо говорит: «Я уже в Армению не уеду».

Горбачев: Теперь об обстановке в самом Нагорном Карабахе. Там избрали нового первого секретаря обкома партии, он ведет там камерную работу, все перемалывает вокруг себя. Он, видимо, был авторитетом реальным и поэтому, когда возник этот вопрос и Егор Кузьмич мне об этом позвонил, я сказал, что в этой обстановке надо выдвигать тех людей, которые пользуются реальным авторитетом. Он член обкома, был заместителем председателя облисполкома, руководил агропромом. Когда Разумовский ему сказал: «Беритесь, мы поддержим, проблемы есть, надо их решать», - то он в объятия не бросился, но согласился: «Ну, если ЦК поддержит», - потому что проблем накопилось действительно очень много. Избрали его - и сразу произошли изменения в обстановке. Но сложность остается. Из Армении звонят: «Вы что же, понимаете, там! Из-за вас всю Армению подняли!»

Чебриков: Из колхозов в Степанакерт люди едут.

Горбачев: Сегодня Александр Владимирович мне рассказывал: «Шашлыки жарят в Степанакерте, костры там горят». В общем, нарушения порядка нет, но с площади народ не уходит. С полтысячи или тысяча человек.

Власов (министр внутренних дел СССР): Больше тысячи.

Горбачев: Больше тысячи. Вот так там и держатся, чтобы «костер не гас». То есть тут явно прослеживаются действия по инструкции и связи из Армении.

Но теперь начали в Азербайджане реагировать. Во-первых, на то, что смерть там была. Это начало обрастать слухами. Азербайджанцы начали бегать, опасаясь расправы и заявляя, что житья не дают им в Армении. Вот это послужило толчком. Плюс Степанакерт не утихает. Началось движение в Азербайджане. Мне кажется, что оно тоже отрегулировано, скомпоновано. Особенно ярко это проявилось в Нахичевани. Там тоже собралась масса людей, но пришел секретарь, выступил - и через 30 минут все ушли.

Теперь Дмитрий Тимофеевич сообщил о докладе из Сумгаита одного из генералов. Военные застали такую картину: бесчинствуют молодчики, их рассосали, но они пошли небольшими группами бесчинствовать - палить автобусы, совершать убийства; уже имеется 14 смертей. Многие люди в госпиталях.

Чебриков: 110 раненых.

Горбачев: Тут свирепствуют уже бандитствующие элементы, среди них оказались рецидивисты, вся пена поднялась наверх, а сумгаитская милиция уже стоит и ничего не делает. Значит, эта акция задумана в ответ армянам, чтобы дать «острый ответ».

В общем, если бы мы не приняли мер, то могла быть резня в любой момент.

Вчера вечером Виктор Михайлович мне позвонил и сообщил, что митинги сняли, что все кончилось. Но что получилось на деле? С митинга действительно разошлись, но объединились в небольшие группы по 10-15-20 человек, максимум 50-100, и пошли творить настоящий разгул, насиловать, совершать поджоги, выбрасывать мебель из домов армянских семей. Какие последние данные?

Власов: 14 убитых, в том числе 3 женщины; 3 азербайджанца, 6 армян, остальные устанавливаются, пострадал от телесных повреждений 71 человек, в том числе 48 армян. Сожжено 6 автомобилей, в 13 домах совершено 19 поджогов, пострадали Дом политического просвещения, автовокзал. Имели место 4 факта насилия. Пострадало 54 работника милиции, задержано 47 человек, в том числе 5 мародеров.

Горбачев: Из числа задержанных двое признались в том, что один убил пять, а другой трех человек. У мародеров изъяли золото, драгоценности.

Дмитрий Тимофеевич распорядился, и в Сумгаит быстро ввели курсантов военного училища и других военных. Он также помог перебросить туда самолетами 3 тысячи милицейских сил. Их ввели в действие, и к пяти часам они все закончили. Я сказал Разумовскому: «Это все правильно, но давайте делать то, что мы делали в Алма-Ате, - гражданских людей к наведению порядка подключать, особенно рабочий класс». Туда выехали Бобков и зам. т. Разумовского, чтобы вот эту работу организовать на месте.

Чебриков: Город раскачивает.

Горбачев: Да-да. Раскачивает, лихорадит. Теперь они, говорят, подальше, на периферии продолжают творить эти вещи. Поэтому ранее данные команды надо оставить в силе. Пусть МВД действует, если нужно что-то добавить - пусть добавит, но взять в руки надо ситуацию. Потому что, как видите, только одна ночь - и 14 смертей. Это дойдет до Армении, начнутся похороны. И реакция может оттуда пойти. Вот такая ситуация.

Власов: В Сумгаите 200 тысяч населения.

Горбачев: 200 тысяч. Причем средний возраст 22 или 24 года.

Власов: 25 лет.

Горбачев: 25 лет. Молодой город. Но всякого пришлого народа, говорят, там много.

Власов: У каждого пятого есть судимость.

Горбачев: Наверное, они строили, потом их освободили, и они там остались. Но, как говорится, опыт такого рода у них есть.

Короче говоря, сейчас надо Армению удержать, чтобы она не отреагировала. Мы считали, что в понедельник, направленные в Азербайджан и Армению наши товарищи, смогут возвратиться, и в четверг можно обменяться мнениями. Но я думаю, что сейчас им еще надо остаться там и продолжать работу в этом направлении, усиливать ее. Вот в Армении дело пошло в эту плоскость, но, наверное, не везде, особенно, там, где границы, и там продолжается.

Сейчас народ и общественность надо включать. Необходима информация, а ее не добьешься - скрывают и те и другие. Все повязаны. Бездействуют, замешаны в этом товарищи из ЦК КП Азербайджана и КП Армении - и тот и другой товарищ. Все они знают.

Громыко: В общем, работают не на полную мощность.

Горбачев: Нет. Работают на полную мощность, только в другую сторону. Заигрывают с этими настроениями, оказались у них в плену, им уже отступить трудно.

Пленум ЦК КП Армении поддержал обращение, но сделал приписку о создании комиссии. Они сейчас далеко зашли и заангажировались перед народом. Это - факт. Но нам тоже это надо понимать и дать возможность, как говорят, отступить, перестроить им свою позицию сейчас. Но сохранить ситуацию.

Я, собственно, для этого разговора вас собрал, чтобы все были в курсе дела. Думаю, что наши товарищи пусть работают, вовлекают в нее партийные и другие местные органы. Главное сейчас - народ надо включать сильнее в процесс нормализации обстановки, сейчас это делать, пока не расползлось, иначе много сил тогда будет нужно, чтобы это все остановить. Это первое - делать все надо там.

Второе. Наверное, придется, когда наши товарищи вернутся, специально заслушать этот вопрос. Это будет информация более полная. Она даст возможность нам выйти на какие-то конкретные поручения. Вообще ситуация вырисовывается, причины событий вроде бы и ясны, но они требуют конкретизации, изучения. Нельзя все это оставить без внимания, потому что то, что происходит во взаимоотношениях с этими республиками - это ключ, который можно «ткнуть» ко многим вопросам. Такие трения есть везде, и если их не остановить (мы правильную здесь заняли позицию), то тогда междоусобица пойдет по всей стране. Поэтому позиция наша правильная. Ее надо подтвердить еще раз. У меня никаких сомнений в этом не возникает.

Третье. Смотрите, что получается: ни разу никто из руководителей республик друг у друга не был, кроме юбилеев, никто в соседнюю республику не ездит, не встречается, не обменивается. Как же можно при этом говорить о дружеских связях, об интернациональных. Это поразительно. Причем не только не поощряется, а вызывает подозрение, если кто-то из Азербайджана хочет съездить в Армению или, наоборот, из Армении в Азербайджан.

Владимир Иванович вчера беседовал с Вазгеном. Он обещал использовать весь свой авторитет для недопущения антисоветизма. К нему было много звонков из-за рубежа. По его словам, он всем дал такой ответ: «Не вмешивайтесь в эти дела, никакой антисоветчины не должно быть, только здесь, в рамках Советского Союза, армянский народ развивается». В то же время он сказал, что есть реальные проблемы, что события возникли не на пустом месте. При этом он сослался на один пример из своего опыта. «Вот, - говорит он, - был я в Баку на приеме у Алиева». В Баку есть армянская церковь. В этом городе живет 200 с лишним тысяч армян. Вазген просил в церкви молебен отслужить, но вот уже 12 лет ждет приглашения, но так его и не получил. Нежелательная он фигура, не хотят, чтобы он там появлялся. А это все наслаивается на чувства, подогревает их.

Никаких, понимаете, контактов! И это происходит тогда, когда народ заговорил, когда ему дают микрофон. Пусть люди на уровне народном говорят: вот так мы работаем, представители десятков национальностей. Пусть за этим наблюдают все силы, прежде всего интеллигенция.

Но есть реальные факты, которые дают возможность этой интеллигенции за них цепляться. Поэтому уйти от их изучения нельзя. Но, я думаю, изучать их надо не какой-то комиссии, а Секретариату ЦК КПСС с участием представителей Президиума и других органов. Включить сюда авторитетных представителей русской культуры, чтобы они побывали в Армении, в Азербайджане. Это, знаете, действует умиротворяюще. И, видимо, все-таки там потребуется, с одной стороны, помощь в решении социально-экономических вопросов. С другой стороны - надо их вместе посадить здесь, в ЦК, да и там место есть. Они друг к другу пусть поездят. Нужно выработать формы и развивать связи культурные, человеческие между народами. И вообще мы уже говорили о том, что у нас поездки осуществляются только на юбилеи, живых же связей между республиками не хватает. Это уже более глубокий вопрос.

У нас вчера в разговоре с Егором Кузьмичом возник вопрос: может быть, нам, товарищи, не ожидая партийной конференции, провести совещание по вопросу о задачах в области национальной политики в современных условиях?

Язов: Георгий Петрович просит ввести вечером в Сумгаите комендантский час. Это значит, что надо ввести войска и какую-то часть, вооружить ее, но не для того, чтобы стрелять. А раз комендантский час, значит, надо все сделать.

Горбачев: А нужен комендантский час?

Язов: Я считаю, что нужен.

Горбачев: Оружие наготове иметь, но не стрелять. А то начнут подстреливать этих блуждающих.

Язов: Дадим оружие без патронов, потом будет бронетранспортер с патронами изолированно. Это сделаем, организуем.

Горбачев: Патроны отдельно.

Язов: Если разрешите, тогда я даю такое указание.

Члены Политбюро: Согласны.

Горбачев: Я думаю, что это необходимо сделать, чтобы не допустить бесчинств.

Впереди конференция. Материалов к конференции подходит ко мне все больше и больше. Этот вопрос, конечно, требует более глубокого изучения, вернемся даже и к тому прошлому опыту, когда все это зарождалось. Тогда, оказывается, было много интересных вещей. Даже были сельсоветы интернациональные.

Яковлев: Национальные сельсоветы, районы. Потом они отпали. Стучатся и другие вопросы - татары, немцы и др.

Горбачев: Да, в национальных сельсоветах какая национальность концентрировалась. А уж районов было 5200 национальных, кажется. То есть более гибкая была система, которая улавливала все разнообразие с тем, чтобы давать возможности консолидации, культурному общению. Очень гибкая.

Конечно, все эти вопросы стучатся. Давно обращаются татары, немцы. Я попросил Егора Кузьмича собрать досье по этим вопросам. Мы к немцам не раз уже возвращались, и решение Политбюро у нас есть по этому вопросу невыполненное, и различные записки и так далее. Вопрос, я вам скажу, интересный. Беседовал я с Поповым - алтайским секретарем крайкома накануне этого Пленума. Зашел разговор о Кулунде. Я говорю: «Слушай, может, там все созрели условия для того, чтобы там автономию немецкую создать?» «А зачем она нужна?» - говорит он с ходу прямо, не думая и не размышляя. Я говорю: «Ну, подожди, ты же их хвалишь, хорошие люди». А он мне: «Ну и пусть работают, что им мешает?» «Но у них же есть свои какие-то проблемы, - говорю я ему, - ведь это Кулунда, там же никто жить не хочет». Вот так, не задумываясь, и сказал мне: «Зачем это нужно?»

Соломенцев: У них немцы не с Волги.

Чебриков: Они из этих краев никуда не поедут, живут они там прекрасно.

Лигачев: Немцы начали переселяться при Екатерине II-ой. На протяжении ста лет они пользовались правом не призываться в армию. Потом при Александре II-ом это дело поломали. Всего переселилось 400 тысяч.

Горбачев: В Кулунде они живут хорошо. Я посмотрел: и улицы такие ухоженные. У каждого домика палисадничек. Все прекрасно. И урожаи у них есть.

Надо бы выстроить эти все вопросы. Но сейчас надо, прежде всего, завершить эту ситуацию в Армении.

Секретариату запишем поручение: начать изучение причин, которые привели к этим событиям. Спокойно разобраться надо, не столько обличить, сколько разобраться, причем с их участием, с участием нашей интеллигенции. Надо представительную комиссию создать: ученые, интеллигенция, не только партработники. Партработники многие заряжены на то, чтобы факты набрать: положительные и отрицательные. Тут надо сделать более демократичную комиссию, во главе человека поставить, и пусть поездят, поговорят.

Громыко: Тогда, наверное, не комиссию, а делегацию, чтобы не путали с той комиссией, которую навязывают.

Горбачев: Да. Секретариат пусть найдет подходящие формы - он и материалы запросит, и статистику запросит, и организует поездки и обмен, и люди поедут. Уже сама подготовка должна содействовать сближению. Мы должны тоже осваивать другие методы работы, особенно необходимые в этом тонком вопросе.

Когда они начинают там, я допущу грубое слово, «собачиться» друг с другом, их надо останавливать, убеждать думать о главном - о том, что они - соседи, о том, что они века живут вместе.

Когда вникнешь в какую-то идею, то улавливаешь все тонкости. Один азербайджанский композитор говорит: «Моя Шуша». Он родился там, в Карабахе, и говорит, что это центр восточного искусства и т. д., это их общая колыбель. Как ты его от нее оторвешь? А Армения говорит одно: «Наш». Не разорвешь это, веками шло все вместе.

Армянская автономия в Азербайджане - диалектика тоже есть в этом, но надо, чтобы она действительно была автономией и пользовалась всеми возможностями. Вот тут где-то надо искать решение. Но без нашей помощи осмыслить это надо, иначе они заводятся. Это - первое, что надо делать с завершением ситуации.

Второе. Вчера у нас возник разговор. Может быть, не ожидая партийной конференции и Пленума по национальным вопросам (а он у нас раньше конца этого года не может быть, поскольку осенью будет Пленум по аграрным вопросам), когда утихнут эти страсти, собрать совещание и провести рабочий разговор. Собрать на него первых секретарей, председателей Президиумов Верховных Советов, председателей облисполкомов. При этом не закрываться в бюрократические рамки, как говорится, пригласить представителей интеллигенции, чтобы разговор был доверительный в семье нашей. Где еще, как не в ЦК, можно это все сказать.

Громыко: Общесоюзное совещание.

Горбачев: Да, общесоюзное совещание в ЦК, но с участием представителей руководящих органов и с участием крупной интеллигенции наших республик, чтобы они выступили тоже: и писатели, и ученые. Надо, чтобы это совещание не было бюрократическим. Для этого, конечно, месяц, как минимум, потребуется, не меньше, но если мы об этом договоримся. Наверное, нам не обойтись, товарищи, без такого разговора. Кстати, в ходе этой работы будут накапливаться и вопросы по проблематике Пленума. Будет понятнее, в чем они состоят. Сделать это целесообразно во второй половине апреля. Что касается сроков проведения Пленума, то не следует выходить за пределы 1988 года.

По моему поручению помощники уже дали заказ по этому вопросу академику Бромлею. Он у нас занимается вопросами изучения этнических и других, связанных с этим, проблем. Он мне сказал с ходу, что этими проблемами, видимо, никто не занимается, откровенно говоря. Мы у себя подотдел только создали. Это требует все обдумывания. Решит Пленум. Совещание что-то подскажет. Это огромнейший, государственный важности вопрос. Когда я почитал по этому вопросу бумагу, то увидел, сколько в этой области накопилось проблем.

Конечно, Пленум будет непростым. У нас есть, что на этот Пленум принести. Завоевания у нас в национальной сфере колоссальные. Они перевешивают все. Это база, на которой можно снять острые вопросы, используя наш этап перестройки, демократизации.

Видимо, так следует построить нашу работу. Сейчас завершить вот эти события в Азербайджане и Армении. Заняться их причинами и т. д. Рассмотреть их. Если придется принять какое-то решение по Карабаху в центре, то сделать это после того, как сама республика обратится с просьбой к нам по социально-экономическим проблемам.

На апрель готовить совещание. В общем, энергично браться за дело, чтобы этот вопрос у нас не выскользнул из рук.

Громыко: Я думаю. Вы абсолютно правильно сказали. Помните, Вы зачитывали здесь. Замечания, вроде попутно, мимоходом сделанные Лениным. Он считал, что все-таки там есть вопросы. Он сказал: «Хорошо бы остановить это». Не сказал, что вот эти правы, а эти - не правы. Видимо, не до этого ему было тогда. Поэтому есть какие-то вопросы.

Горбачев: Мы с вами теперь знаем, что в то время ввиду болезни Ленин уже вообще отошел от дел. Но сейчас нам надо исходить из нынешних реальностей.

Громыко: Мне кажется правильной эта идея - глубже разобраться в причинах событий, группы направить, делегации, и вести дело в том направлении, о котором Вы сказали. Не должно быть негативного, сплошного отношения: только жми и все. Руководство этих республик не на высоте оказалось. Какова степень его причастности к этому? Солидная степень причастности.

Горбачев: Кстати, Егор Кузьмич Лигачев и Яковлев Александр Николаевич знают, что когда я беседовал с Капутикян и Балаяном, то возник этот вопрос.

«Михаил Сергеевич, - заявили они, - до нас доходят слухи, что хотят освободить Демирчяна». Я ответил: «Это слухи, которые я не могу подтвердить». Балаян сразу включился в разговор и сказал: «Если осуществить это сейчас, сразу после этих событий, то мы сделаем из него героя-мученика. А этого нельзя допустить». Причем они оба критически к нему настроены. Говорят, что было время, когда он работал и многое сделал. Но о последнем времени этого нельзя сказать. Я заявил, что мы сейчас снимать его не собираемся. Когда я это сказал, то Балаян тут же ответил: «Но затягивать решение этого вопроса тоже не надо. Очень часто фамилия Алиева склоняется в этих ситуациях, повторяется сделанное им в Карабахе заявление, что Карабах был и всегда будет азербайджанским».

Мы своим решением тоже подтверждаем это, но не в такой дурацкой упаковке, понимаете, провокационной.

Громыко: Как руководство могло допустить такое положение?

Горбачев: Егор Кузьмич, надо сформировать бригаду, людей послать. Потом встретиться с ними, поговорить, но к этому времени проанализировать этот вопрос, дав такое поручение. Говорят, что и к нам сюда приходило много писем и обращений. Где они потонули? Говорят, что на них никто не реагирует, тогда надо выходить на улицу и добиваться, чтобы реагировали.

Лигачев: Я читал немало писем, связанных с Демирчяном. Неважные складываются впечатления.

Горбачев: А вот на эту тему?

Лигачев: А на эту тему я не читал. Мы договорились по Демирчяну, предрешили фактически...

Горбачев: Надо изучить это за последние годы. Сейчас ясно, когда уже события пошли, а вот что до этого было?

Лигачев: По Азербайджану и Армении, да?

Горбачев: Да. Примерно года за два, за три, давай, за три. После апреля.

Лигачев: По Нагорному Карабаху?

Горбачев: По Нагорному Карабаху. И надо спросить и в Президиуме, и в Правительстве, везде проверить. Виктор Михайлович, Вы у себя тоже посмотрите. Потому что армяне жалуются, говорят, что на их обращения не реагирует никто. Но так это или нет, я не знаю, потому что до меня не доходило, я не читал.

Лигачев: Я тоже не читал.

Горбачев: Не читал? Или нам не докладывают.

Лигачев: Хотя я часто читаю обзоры. По Демирчяну много было писем.

Горбачев: По Демирчяну - да.

Егор Кузьмич, тогда, может быть, так мы распределим труд? Изучение всего этого вопроса придется тебе на себя взять, влезть во все причины. Я тоже готов поучаствовать, когда определим, кого туда послать, кого поставить во главе. Но надо подобрать людей мыслящих, солидных людей.

Александр Николаевич, тебе поручим подготовку материалов к этому совещанию, и Разумовскому, Лукьянову.

Давайте тогда займемся этим.

Язов: Но, Михаил Сергеевич, в Сумгаите надо вводить, если хотите, может, не то слово, военное положение.

Горбачев: Комендантский час.

Язов: Надо твердо провести эту линию, Михаил Сергеевич, пока дальше не пошло. Надо ввести войска туда и наводить порядок. Это изолированно все-таки, это не Армения, где миллионы людей. Кстати говоря, это отрезвляюще подействует на других наверняка.

Горбачев: Александр Владимирович и Дмитрий Тимофеевич, вы имейте в виду возможную ситуацию в Баку и в Ленинакане, и в этом городе, где армянский район...

Власов: Кировабад.

Горбачев: Кировабад.

Власов: Стекла побили немного и все.

Горбачев: Нужно учитывать, что еще не знают о том, что произошло в Сумгаите, а доходит это так, как снежный ком нарастает.

Шеварнадзе: Это как сообщающийся сосуд. Если в Армении узнают о жертвах, то это может вызвать осложнения там.

Яковлев: Поскорее надо сообщить, что в связи с происшедшим в Сумгаите заведены уголовные дела, преступники арестованы. Это нужно, чтобы охладить страсти. В самом Сумгаите городская газета должна твердо и быстро это сказать.

Горбачев: Главное, надо сейчас немедленно включить в борьбу с нарушителями общественного порядка рабочий класс, людей, дружинников. Это, я вам скажу, останавливает всякое хулиганье и экстремистов. Как в Алма-Ате. Это очень важно. Военные вызывают обозление.

Соломенцев: Реакция другая, когда, Михаил Сергеевич, стоит ряд военных, а тут ряд-два - рабочего класса, знаете, совсем другая обстановка. В Алма-Ате экстремистов и хулиганов сдержали рабочие отряды. В ночь, когда я по Вашему поручению прилетел в Алма-Ату, мы собрали в три часа ночи республиканский актив, а к пяти часам утра сформировали рабочие отряды, и они сдержали этих националистов.

Горбачев: Об этом я вчера говорил вечером, когда решали эти вопросы о военных, после звонка Виктора Михайловича. Потом я т. Разумовского вызывал два раза и еще раз его внимание обратил: надо народ поднимать, народ. Тем более, видите, что получается? Милиция стоит, а эти нарушители общественного порядка - за ее спиной. Надо, чтобы народ понял, куда поворачивается дело.

Разумов: В Алма-Ате все решил рабочий класс, там была другая обстановка, толпу сдержали отряды рабочих, в основном, русских.

Горбачев: Все, что мы делаем по войскам, по МВД - не снимать. В Кировабаде только парашютисты показались - и все ушли. А потом парашютисты, как правило, русские тоже.

Язов: Надо комбинировать эти источники и ввести хотя бы один парашютный или десантный батальон, а также батальон милиции в Степанакерт, чтобы не было там этих сборищ. Эти 500 человек, которые находятся на площади, являются генератором, который подогревает настроения.

Горбачев: У меня просьба такая: с Разумовским, Багировым и Погосяном поговорить. Надо знать их мнение.

Вчера у Виктора Михайловича было такое мнение, и у Разумовского. Тут все должно быть сделано правильно: и не потерять времени, и не получить обратный результат. Погосян попросил уехать оттуда Разумовского. Я чувствую, что импульсы идут из Армении, направленные на то, чтобы в Степанакерте «тлело». Можно ведь поговорить с Погосяном и прямо спросить: вы сами можете покончить со всем этим или вам надо помочь?

Чебриков: Из Еревана ставится задача провести в Степанакерте пленум. Ссылка такая: в Ереване прошел пленум, а в Степанакерте не было пленума. Отсюда идея: пока в Степанакерте не пройдет пленум, не расходиться. Поэтому они еще будут 10 дней, 15 дней стоять. Нужно сделать так, чтобы в Степанакерте на площади не было этих людей. Все организовано. Из колхозов привозят продукты, в столовых готовится пища для находящихся на площади. Эти люди имеют место ночлега и все время меняются.

Горбачев: Виктор Михайлович, все-таки, когда люди не нарушают общественный порядок, надо работать с ними политически, а не разгонять их войсками.

Чебриков: Не разгонять, а сделать там небольшое дежурное оцепление.

Горбачев: Если люди ведут себя спокойно, надо работать до конца политически. Что же мы будем вводить войска.

Яковлев: А вот в Сумгаит войска ввести надо. Там нужно показать «руку власти».

Горбачев: Если не разойдутся, все равно надо работать, но не разгонять. Если люди ведут себя спокойно и не допускают хулиганских проявлений, то войсками их не разгонять. Здесь надо оцепление. Чтобы не было сборищ.

Язов: Шофера приходят на работу, но на маршрут не выезжают, а вот из населенных пунктов продукты в город подвозят. Не нужно пускать их в Степанакерт.

Разумов: Школы не работают. Дежурства на площади у них организованы.

Горбачев: Значит, пусть Разумовский остается в Баку, а Демичев выедет туда, займется вот этим прежде всего. Но, товарищи, если народ себя ведет выдержанно и спокойно, то не нужно начинать мять их военными. Это не годится. Давайте мы за правило это возьмем.

В Армении, когда обозначили войска и когда увидели это они, это их остепенило. Они понимают, что власть есть власть. Но вместе с тем то, что никто их пальцем не тронул, они тоже оценили.

Язов: Академик Амбарцумян, Михаил Сергеевич, позвонил Кочеткову и говорит: «Ты зачем сюда приехал?» Он ответил: «Ну, как почему, это же Закавказский округ». Тогда Амбарцумян задал вопрос: «А ты какие указания получил?»

Горбачев: Вот-вот.

Язов: Имеют место попытки распространять листовки среди солдат.

Горбачев: Если начнется то, что было в Сумгаите, действовать надо решительно и до конца.

Лигачев: Михаил Сергеевич, ведь там же каждый пятый судимый, значит, там есть сотня, две или три сотни отпетых людей, их немедленно надо выселить из Сумгаита...

Горбачев: Правильно. Задержать. Расскажи, Дмитрий Тимофеевич, как убивают.

Язов: Двум женщинам груди вырезали, одной голову отрезали, а с девочки кожу сняли. Вот такая дикость. Некоторые курсанты в обморок падали после того, как увидели это...

Чебриков: Мебель всю пережгли в армянских квартирах.

Горбачев: Бандюги, мародеры. У многих ценности оказались, при аресте у некоторых изъяты драгоценности.

Лигачев: Срочно надо провести над ними судебный процесс. Не тянуть расследование, как это иногда бывает неделями, месяцами, а то и годами. Тут действовать очень решительно надо.

Горбачев: Даже, в какой-то мере, вообще говоря, упустили время немного.

Лигачев: Я вспоминаю далекие, правда, времена, когда были события в Новочеркасске. Ввели туда дивизию. Я там был вместе с Владимиром Ильичом Степановым. Там и секретари ЦК были. Я тогда зам. завом был. Подействовало колоссально. Все, буквально, вмиг закончилось. Когда власть беспомощная, не способна навести порядок и защитить людей, - это действует отрицательно, людей надо было защитить. Чего же мы можем тут делать? Я уверен, что и рабочих захватит этот шум. Да еще рассказать то, что сообщил Дмитрий Тимофеевич, то тем более. Надо решить в этом смысле.

Горбачев: Все надо задействовать и взять в руки этот город. Что касается отбывших наказание, то они, наверное, на учете у вас там - эти «особо отпетые».

Громыко: Надо их задержать.

Язов: Михаил Сергеевич, преступники были задержаны. В течение дня из 20 задержанных 16 отпустили, осталось только 4 человека. Уже после того, как ввели военных, тогда уже задержали особо опасных преступников.

Горбачев: Александр Владимирович, надо выгнать начальника милиции за бездеятельность. Немедленно выгнать. Без длительного служебного расследования, как это вы обычно делаете. Раз такое допустил - немедленно освободить и поставить другого. Из Баку, может быть, прислать порядочного человека.

Яковлев: А нельзя ли над этими двумя убийцами, которые признались в совершении преступления, быстро провести публичный судебный процесс?

Горбачев: Надо. Вот об этом и говорит Егор Кузьмич.

Надо прикрыть подходы, чтобы не проходил транспорт, чтобы самолеты не летали из Еревана и т. д.

Попросим у Владимира Ивановича и Анатолия Ивановича для печати информацию о том, что армянские предприятия начали работать. Кстати, у них вчера прекрасные передачи прошли по местному телевидению. Показали людей на рабочих местах, хорошее их настроение.

Соломенцев: В программе «Время» тоже показали. В Степанакерте показали один завод. Дали выступление ереванских рабочих, которые осуждают происшедшее, говорят, что отработают пропущенные дни.

Горбачев: Договорились, товарищи?

Члены Политбюро: Да.

Горбачев: Я сейчас переговорю с нашими товарищами насчет работы в народе - вот база.

Постановление принимается.

Делаются протокольные поручения о введении комендантского часа в Сумгаите и подборке писем по Нагорному Карабаху за последние 3 года.

ЦХСД, коллекция рассекреченных документов

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites
Но я должен сказать, что даже тогда, когда на улицах Еревана было полмиллиона людей, дисциплина у армян была высокой, ничего антисоветского не было. Кроме отдельных групп, которые выходили и митинговали (я позже скажу, о чем они говорили); тем не менее вся масса шла под знаменами нашими, с портретами членов Политбюро.

Врёт этот тракторист ставропольский. Или на самом деле не имел четкую информацию о том, что происходит в Армении в эти дни на самом деле.

У меня есть фотографии демонстраций (лично фоткал). Их нигде в интернете нет и не было. Выставлю в этой теме, как будет возможность. Лозунги и транспоранты увидите сами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, я сохранил несколько экземпляров (выпусков) газет тех дней. Очень интересно.

Тоже надо всё достать, отсканировать, и выставить тут.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now