Dr.Nazim

Истина... в азербайджанской интерпретации

119 posts in this topic

Что же касаетса Еревана, то, даже не считая "Эребуни", сообшения про Ереван у средневековых авторов начинаютса уже с 7-ого века. Азербайджанские писаки или безграматны, или, что более вероятно, простие фалсификаторы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Отставной шут с топором под мышкой

post-31580-1244461861.jpg

Многие из моего поколения помнят КВН (Клуб веселых и находчивых) образца 1992 года, когда после череды блестящих выступлений победителями были объявлены два замечательных и достойных друг друга соперника - команда Ереванского медицинского института и команда «Парни из Баку». И, несмотря на все наше боление за великолепных армянских ребят, никто не сомневался и в неоспоримой талантливости участников коллектива из азербайджанской столицы.

С той поры утекло много воды. Нам известно, как сложились судьбы участников чемпионского состава ереванской команды. По разному судьба распорядилась и бакинскими кавээнщиками: Тимур Вайнштейн, например, стал удачливым кинопродюсером, Бахрам Багир-заде пишет книжки, а веселый и находчивый Энвер Мансуров пополнил стройные ряды азербайджанских педофилов и был задержан в Москве за развратные действия в отношении несовершеннолетних детей.

Но выше всех выпрыгнул капитан той команды – Анар Джамал оглы Мамедханов. Анарчик с детских лет четко знал, какие цели перед собою ставить, и какими способами их добиваться. На пике своей кавээшной популярности Анар заводит нужные контакты и полезные знакомства, баллотируется в парламент страны от Сураханского округа и становится депутатом Милли меджлиса. И если в начале 90-х он вертится вокруг тогдашнего спикера парламента Исы Гамбарова, затем увивается и клюет крошки с барского стола Суррета Гусейнова, то после того, как последний попал в опалу, Мамедханов стремительно меняет опекуна и становится придворным шутом при дворе алиевского клана.

Заимев могущественных покровителей и, тем самым, получив зеленый свет для вхождения в закрытые для простых смертных двери, Мамедханов вскорости возглавляет интернет-портал «Day.az» и становится одним из самых влиятельных массмедийных лиц современного Азербайджана. Параллельно с этим он брызжет слюной на заседаниях меджлиса, устраивая гневные отповеди отступившим от «генеральной линии». Однако в феврале нынешнего года и у Анарчика возникли проблемы: он позволил себе несколько больше, чем полагалось по ранжиру, в результате чего у него было безжалостно изъято заботливо взрощенное на алиевские деньги дитя...

Нынче, когда владельцем вышеупомянутого портала является другой человек, придворный шут и бывший любимец из кожи вон лезет, стараясь доказать свою лояльность и преданность клану. А как иначе сделать это в Азербайджане, если не бросив все силы своего не в меру упитанного холеного тела на борьбу с пресловутыми «армянскими оккупантами».

Однако получается это у погрузневшего и уже далеко не искрометного Мамедханова из рук вон плохо. Если раньше бывшему кавээнщику и, по совместительству, большому поклоннику «национального героя» Рамиля Сафарова, мечталось о войсковых операциях и уничтожении карабахских армян, то в последней своей вылазке, глубокомысленно озаглавленной «Идиотизм или патриотизм?», отставной скоморох разродился воззванием - теперь уже к «думающим и любящим свой народ армянам».

Начав, как это принято у азербайджанских публичных лиц, с экспроприированной фразы об истории, не терпящей сослагательного наклонения, Мамедханов, тем не менее, с ходу сбился именно на сослагательное, театрально сокрушаясь о том, что армяне потеряли в Османской империи и на что могли бы влиять в Азербайджане.

«У армян Азербайджана, что - ума или образования не хватило бы, быть влиятельной силой в Азербайджане? Иметь свою влиятельную политическую партию, СМИ, театры, университеты, бизнес, наконец?»

Интересно, Мамедханов действительно не ведает, по какой причине не было, да и не могло быть у армян в Азербайджане ни театра, ни университета, ни, тем более, партий и СМИ? Или причина его неведения следует из заголовка его воззвания? Тем более, что сам Мамедханов вовсе не так давно в открытую призывал убивать армян.

Как бы то ни было, льстивые речи рафинированного азербайджанского интеллигента (если вообще уместно говорить об интеллигенции в местном исполнении) в данной статье имеют четко определенную цель. Маска вежливости и культурности слетает с Мамедханова лишь однажды – при упоминании имени армянского политолога Левона Мелик-Шахназаряна. Хотя причина истерики вполне понятна: только за последнее время Мелик-Шахназарян, что называется, «размазал по стене» целый взвод азербайджанских политиков, политологов и аналитиков. Причем, сделав это в присущем уважаемому Левону стиле: без площадной брани и оскорблений – только фактами, логикой и изящным слогом. Причем в числе «размазанных» как анаровы собратья по цеху, так и непосредственные хозяева отставного шута.

Что же касается вдумчивых и любящих свой народ армян – вынуждены разочаровать джамалова сына: для таких армян Мамедханов и ему подобные как раз и являются экспонатами той самой азерагитпроповской кунсткамеры. Экспонатами, которые и напугать не способны, и веселить уже разучились.

http://pandukht.livejournal.com/43021.html

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересный, надо сказать, шут :) ;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

КВН-щик начисто забыл, что однажды для упокоения озверевших бакинских баранов понадобились десантные войска Красной Армии.

Share this post


Link to post
Share on other sites
только за последнее время Мелик-Шахназарян, что называется, «размазал по стене» целый взвод азербайджанских политиков, политологов и аналитиков. Причем, сделав это в присущем уважаемому Левону стиле: без площадной брани и оскорблений – только фактами, логикой и изящным слогом.

Обсалютно верно:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Самвел Мартиросян

Пропагандистская машина Азербайджана: новые тенденции

Азербайджанская пропаганда активно продолжает использовать наработанные тезисы, которые применяются против Армении и Армянства в целом в течение всего конфликтного периода. Вместе с тем, в последнее время активно разрабатываются несколько основных направлений, которые стали явно приоритетными. Причем на сегодняшний день установилась уже традиция – основные тезисы, руководящие наставления для прессы, аналитиков, действующих в интернете «бойцов информационного фронта» программируются посредством выступлений Ильхама Алиева.

Если проследить последние выступления президента Азербайджана, то можно найти прямые корреляции между выделенными в них тезисами антиармянского характера и следующими после заявлений Алиева массированными вбросами в прессу и другие азербайджанские источники.

Президент Азербайджана в ноябре-декабре 2009 г. имел ряд выступлений, во время которых очертил основные рамки, в которых будут действовать азербайджанские пропагандисты в ближайшее время.

Основными антиармянскими тезисами прошедшего 2009 г. стали следующие:

  1. Армения находится на грани экономического коллапса, население голодает и готово на любые уступки ради спасения от голодной гибели.
  2. Армянская армия разлагается, солдаты подряд бегут на азербайджанскую сторону, растут коррупция и преступления, моральный и боевой дух находится на критически низком уровне.
  3. Армения не только готова к сдаче освобожденных территорий, но уже начала мероприятия по выводу войск, строится новая заградительная линия на границах бывшего НКАО.
  4. Население Нагорного Карабаха готово жить в составе Азербайджана, карабахцы не хотят связывать свое будущее с голодной Арменией.
  5. Армения переживает демографический упадок, негативные последствия которого нарастают с каждым годом.

Параллельно с этими тезисами используются антитезисы, направленные на то, чтобы укрепить позитивный образ Азербайджана как для внутреннего, так и для внешнего потребителя. Так, в основном, параллельно с антиармянскими тезисами, для усиления их влияния, вбрасываются следующие:

  1. Несмотря на мировой экономический кризис, экономика Азербайджана продолжала демонстрировать рост в 2009г.
  2. Азербайджанская армия крепнет год от года, увеличивается финансирование армии, которое сравнимо со всем годовым бюджетом Армении. Развивается военно-промышленный комплекс Азербайджана, закупаются современные наступательные вооружения.
  3. Азербайджан не может вечно ждать и вести переговоры. Если уже в ближайшее время Армения не пойдет на компромиссы, то азербайджанская сторона начнет военные действия, которые приведут к быстрому освобождению Нагорного Карабаха от армянской оккупации.
  4. В случае решения карабахского вопроса Азербайджан готов вложить большие средства в восстановление Нагорного Карабаха.
  5. Азербайджан усиленно развивается во всех направлениях. Растет также и население, которое в начале 2010 г. перевалило через отметку в 9 млн. человек.

Для обоснования данных тезисов используются все возможные средства. Фальсифицируется экономическая статистика: так, для обеспечения положительного роста ВВП идет искусственное уменьшение размера инфляции[1]. В демографической статистике также используются проверенные методы фальсифицирования: например, в составе населения Азербайджана учитывается Нагорный Карабах, где, по данным государственного статистического комитета, проживает 730 тыс. азербайджанцев[2].

Прослеживание реакции на публикации в прессе Азербайджана на форумах и блогах позволяет прийти к выводу, что азербайджанская пропаганда оказывает довольно серьезное воздействие на самих азербайджанцев. На сегодняшний день большинство пользователей Интернета из Азербайджана практически полностью доверяют пропаганде, уверены в том, что Армения голодает, находится на грани краха и уже в ближайшее время сами армяне будут готовы пойти на максимальные компромиссы по карабахскому вопросу.

В целом, на сегодняшний день идет агрессивное психологическое давление на армян, чтобы вызвать у нас чувство страха перед своим будущим, страх перед Азербайджаном[3]. Вся пропагандистская машина работает именно в этом направлении. В то же время, в Баку, судя по всему, недооценивают фактор снижения цитируемости азербайджанских СМИ на армянском медиа-поле в течение последнего года.

Слабые стороны азербайджанской пропаганды

Азербайджанская пропагандистская машина не лишена и других недостатков. Так, синхронность вброса антиармянских тем, наряду с кумулятивным эффектом психологического воздействия, имеет свои весьма отрицательные эффекты для азербайджанской стороны, так как периодически резко деформирует медиа-поле. «Плановая модель» пропагандистской машины имеет те же минусы, что и советская экономика: крайне неповоротлива, нуждается в постоянной отчетности верхам. Качество работы азербайджанских пропагандистов на уровне более или менее долгосрочных проектов (фильм либо большая аналитическая статья) резко падает в связи с тем, что под данные программы выделяются деньги из государственных фондов (в основном это Фонд государственной поддержки развития СМИ Азербайджана при президентской администрации и фонд Гейдара Алиева, который руководит первая леди АР Мехрибан Алиева), которые требуют быстрой реализации и отчетности. По уровню осуществления ряда последних проектов, финансируемых со стороны государственных структур, можно судить о степени коррупции и проедания финансов, выделяемых на антиармянский пропагандистские цели. Например, для сайта Justice for Khojaly были даже использованы слегка измененные агитационные плакаты одного из кандидатов в президенты Армении (!).

Кроме того, в связи с тем, что психологическая атака на Армению идет форсированными темпами, пропагандистская машина периодически дает сбои, часто используются сфальсифицированные данные. Периодически, чтобы добиться нужного результата, которого требует руководство страны, азербайджанская пресса идет на откровенно бессмысленные материалы, дающие возможность отчитаться за проделанную работу. Например, чтобы поддержать идею о том, что в Армении голодает большинство населения, агентство 1news.az пошло на публикацию материала о нашествии мышей с территории НКР, подытожив статью следующим выводом: «Ситуация в Армении и Нагорном Карабахе достигла такого ужасного положения, что с самой Армении бегут люди, а с опустевших оккупированных территорий мыши»[4].

[1] Экономика Азербайджана. Итоги 2009 года // http://panorama.am/ru/region/2010/01/18/azerbaijan-economy/

[2] Демография – мифический «ресурс» Азербайджана // http://www.panorama.am/ru/comments/2009/12...jan-demography/

[3] «Сегодня Армения живет в атмосфере страха. Их жизнь в страхе приводит к тому, что страна не способна обеспечить свою безопасность. Так как боится». Из речи Ильхама Алиева в рамках визита в Геранбойский район во время открытия нового поселка для вынужденных переселенцев. 21 ноября 2009 г. // http://day.az/news/politics/182156.html

[4] Голодные мыши, бегущие с оккупированных территорий, уничтожают посевы в Физулинском районе // http://1news.az/society/20100115013045151.html

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites
--------------------------------------------------------------------------------

Ираван - был построен в XVI веке в оборонительных целях в период ожесточенных войн между Османской империей и Сефевид-ским государством. Основателем этого города был Равангулу хан, от имени которого и получил свое название Ираван.

Город был построен согласно традициям средневекового азербайджанского градостроения. Французские путешественники XVII в. Таверне и Шарден бывали в Ираване. В их записках находим подробное описание этого города. Оба путешественника даже нарисовали его, но, к сожалению, ни один из этих рисунков не сохранился. С этой точки зрения, для нас большой интерес представляют проекты города, подготовленные русскими инженерами в 1827 г. Они дают подробную информацию об архитектуре этого города.

Ираван состоял из трех частей: крепости, внутреннего и внешнего городов. репость имела квадратную планировку. Ее площадь составляла 7 гектаров. Она с трех сторон была обрамлена крепостными стенами в два ряда. Внутренний город находился на берегу реки Зенги.

На его территории был построен омплекс Сарая Сардар хана.

В самом городе имелись многочисленные мечети. Среди них можно назвать ираванскую Джума мечеть. Она была построена по инициативе Шах Аб-баса I зодчим Шейх Бахаедди-ном - известным ученым Ближнего Востока.

Здесь также имелись следующие мечети: мечеть Раджаб Паши (1725 г.), Аббаса Мирзы (XVIII в.), Гусейнали хана (Голубая мечеть), Новрузали хана, Ходжа Сафар бека и др. ак правило, при ираванских мечетях имелись красивые сады, в центре которых были бассейны с фонтанами.

Сегодня, в результате разрушительной деятельности армянских агрессоров все эти мечети, каждая из которых представляли собой прекрасное произведение искусства, были разрушены. Сохранилась лишь мечеть Гусейнали хана, известная как "Голубая мечеть". Она является единственной памятью о народе, построившем Ираван.

В Ираване имелись также многочисленные караван-сараи. Среди них можно назвать караван-сараи Сардара, Шейх-и-Ис-лама, Таглы, Сулу, Сусуз, Гаджи, емюрчи, Джулфа, Гаджи Ильяса и др. Это свидетельствует о широких торгово-экономических связях Иравана. аждая из караван-сараев представляла собой настоящее произведение искусства. Они также были уничтожены армянскими варварами, с той целью, чтобы в городе не сохранились никакие тюрко-исламские следы.

Все эти произведения средневекового азербайджанского зодчества сегодня армяне представляют как свои. Отнесение, со стороны армян, города Ираван, которому 500 лет, к древнему государству Урарту (которое никакого отношения к армянам не имеет) просто абсурдно.

С любовью ваш предок Турок...

Нооо... Насколько я знаю, Ереван существовал еще в 800 каком-то году до Христа. Не так ли?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кончено :) на робоботов азерагитпрома даже и не стоит обратить внимание...

Share this post


Link to post
Share on other sites
емюрчи, Джулфа, Гаджи Ильяса и др. Это свидетельствует о широких торгово-экономических связях Иравана. аждая из караван-сараев представляла собой настоящее произведение искусства. Они также были уничтожены армянскими варварами, с той целью, чтобы в городе не сохранились никакие тюрко-исламские следы.

Все эти произведения средневекового азербайджанского зодчества сегодня армяне представляют как свои.

А ереванский мясокомбинат свидетельствует об армянском бандитизме, которые еще с давних времен режут трусливых и вороватых азеробаранов на колбасу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Когда губа не дура, или особенности национального геноцидостроения в Азербайджане

Пять лет назад в «ГА» была опубликована моя статья «Геноцид в законе, или Особенности национального государственного строительства» о законодательных инициативах Гейдара Алиева по созданию азербайджанской версии собственного геноцида. За эти годы изменилось многое - прогресс, как говорится, налицо. Сегодня инициативы сына Алиева поражают настойчивостью поисков нового цементирующего средства для не совсем устойчивой национальной идентичности азербайджанцев. Среди прочих «проектов» с этой целью раскручиваются найденные в городе Губа останки людей, преподносимых в качестве жертв «совершенного армянами геноцида». К счастью для азербайджанских антропологов и властей, человеческие кости не могут говорить. Исходя из этой банальной истины, азербайджанские политики и ученые решили, что можно не только вычислить их пол, возраст и национальность, но и уверенно назвать виновника гибели.

Предыстория (все приводимые ниже цитаты и сведения взяты исключительно из азербайджанских источников) такова: в городе Губа, что примерно в 200 км севернее Баку, 1 апреля (! – Г. Д.) 2007 года на месте бывшей мусорной свалки были случайно обнаружены массовые захоронения. В Азербайджане быстро сообразили, что они пригодятся в качестве новинки антиармянской пропаганды, и поставили эту идею, как говорится, на широкую ногу. В результате в материалах бакинской прессы о губинском захоронении даже несведущий читатель найдет много забавных и поучительных моментов, характеризующих как процесс создания в Азербайджане национальной концепции «геноцидостроения», так и бездарность методов, применяемых в области информационных войн. Приведу несколько перлов из этого ряда.

Сразу после обнаружения захоронения спикер азербайджанского парламента Октай Асадов заявил: «Депутатам, а в особенности историкам, следует провести работу по привлечению международных экспертов. Следует сделать так, чтобы послы других стран в Азербайджане, бывая в Губинском районе, обязательно посещали и место массового захоронения, а не отказывались от этого, говоря, что это не входит в протокол». При этом Асадов дал поручение директору Института истории, депутату Ягубу Махмудову привлечь иностранных антропологов с целью составить официальный документ «по поводу массового убийства азербайджанцев в начале прошлого века армянами». Однако иностранные эксперты в Губе не появились, а найденные останки так и не были подвергнуты независимой экспертной оценке хотя бы для определения временной принадлежности.

Более трезво подошел к вопросу президент Национальной Академии наук Азербайджана Махмуд Керимов, который выступил с призывом воздержаться от каких-либо выводов относительно массового захоронения и предложил поручить первую экспертизу азербайджанским специалистам. Керимов не исключил, что губинские останки могут быть результатом как массового истребления людей, так и массовой эпидемии.

В свою очередь глава Управления мусульман Кавказа шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде выступил с обращением к мировой общественности и международным организациям, не преминув заявить: «Факт обнаружения в Губинском и Нефтчалинском районах массовых захоронений очень интересен. Значит, история скрывает еще очень много фактов. Мы плохо знаем свою историю. Возможно, и среди нас имеются такие, кому невыгодно раскрытие этих вопросов» (?! – Г. Д.).

Между тем руководитель экспедиции Института археологии и этнографии НАН Азербайджана Гахраман Агаев сообщил об обнаружении около 200 черепов, добавив: «...исследователи пришли к выводу, что захоронение – результат геноцида, осуществленного в Губе армянами». Вот так вот! Вопрос, на основании чего сделано подобное умозаключение, для Г. Агаева, судя по всему, является даже не второстепенным - такого вопроса для него просто не существует. Далее в дело вошел депутат Сабир Рустамханлы, потребовавший от прокуратуры возбудить уголовное дело по факту обнаружения массовых захоронений. За это время местные жители успели украсть 6 черепов из захоронения, наверняка руководствуясь известным принципом «авось сгодится».

Позабыв об обещании представить общественности результаты анализа почвы и привлечь зарубежных специалистов, Агаев выступил с очередным ошеломляющим заявлением. По его словам, делать выводы о том, чти именно армяне стоят за убийством захороненных в Губе останков, «позволяют как исторические факты, так и результаты исследования найденных в захоронении черепов». И конкретизировал: «Среди архивных материалов есть письмо Степана Шаумяна Амазаспу. В нем отмечается, что «основной целью вашего прибытия в Азербайджан является распространение большевизма. Но это – второй вопрос. Основной же ваш долг – уничтожение местных турок. Это – национальный долг». Еще смешнее: Г. Агаев утверждает, что «исследования показали, что резня произошла с 3 по 10 мая…» (воистину научное достижение, оказавшееся под силу только азербайджанским ученым). И далее: «Результаты исследования черепов, найденных в захоронении, также свидетельствуют о том, что геноцид произошел 90 лет назад, Люди, чьи тела мы обнаружили, были убиты в других местах и захоронены здесь… В ходе исследований выяснилось, что эти люди были раздеты и зверски убиты с использованием острых предметов… а на некоторых скелетах черепа оторваны от туловища».

Отметим, что загадочное и скорее всего несуществующее письмо Шаумяна до сих пор не было опубликовано ни в одном азербайджанском сборнике архивных документов.

Г. Агаев также заявил, что нет необходимости в привлечении международных экспертов, поскольку «у нашего института большие потенциальные возможности. В Республиканской прокуратуре также действует отдел медицинской экспертизы... Все работы, проводимые в захоронении, снимаются на специальные камеры, привезенные из института». По завершении же раскопок руководитель экспедиции сделал поистине сенсационное заявление: «На основе антропологических исследований черепов было установлено, что в 1918 году физическому уничтожению помимо азербайджанцев подверглись евреи и лезгины». После этого все встало на свои места. Действительно, зачем привлекать международных экспертов, если азербайджанские «профи» сумели установить даже национальную принадлежность останков. О том, почему среди погибших не оказалось проживающих тогда в этих районах персов, русских и талышей, Гахраман скромно умолчал.

Следует добавить, что до сих пор азербайджанские историки не опубликовали ни одного исторического или архивного документа, доказывающего факт массового убийства мусульманского населения в Губе или же содержащего конкретную информацию о захоронении. Догадки и антинаучные, лишенные всяких основ домыслы - и только. Между тем существуют архивные материалы, доказывающие, что в Губе в 1918 г. имело место насилие против армянского населения со стороны местных татарских банд, а количество подвергавшихся насилию армян, соответствует количеству найденных на месте захоронения скелетов. Вот одно из таких свидетельств. В конце апреля 1918 г. комиссар города и области Губа Геловани направил председателю Военно-революционного комитета Корганову телеграмму следующего содержания: «Сегодня, 24 апреля, я освободил 115 армян, которые были заключены в губинской тюрьме. Они все лишились своего имущества. Я предпринял меры для возврата их собственности. Они просят денежной помощи от Армянского национального совета. Как можно скорее вышлите на мой адрес. Материальное состояние критическое… кроме города Губа в других местах тоже есть плененные армяне. Предпринимаю меры для их освобождения». Эта телеграмма была опубликована в газете «Арев» 27 апреля 1918 г. Другой архивный материал свидетельствует о зверском убийстве зажиточных армянских семей города Губа, причем среди убитых были и дети (в ходе раскопок, по азербайджанским источникам, были найдены 4 детских скелета).

Можем ли мы утверждать что останки принадлежат тем армянам-губинцам, которых держали в качестве заложников, а впоследствии большинство из них было уничтожено? Даже имея под рукой конкретные исторические документы, говорить такое с уверенностью нельзя, поскольку для этого нужно провести множество экспертиз, в том числе радиоуглеводородную, антропологическую и генетическую, доступными современной науке методами. Остается, таким образом, констатировать, что подписанием указа о строительстве «Мемориала геноцида азербайджанцев» Ильхам Алиев попал в ловушку, устроенную азербайджанскими горе-историками, кощунственным образом использующими неизвестные останки исключительно в грязных политико-пропагандистских целях.

Почему азербайджанскую сторону уже сейчас следует обвинять во лжи и непорядочности в данном вопросе? Для этого достаточно даже того, что с самого начала была оглашена национальная принадлежность человеческих останков, при этом первоначально утверждалось, что останки принадлежали евреям, через неделю они были объявлены как зверские убитые «граждане Азербайджана» (цитата из утверждения руководителя экспедиции Г. Агаева), а в «эпохальном» указе И. Алиева утверждается, что «в массовом захоронении в городе Губа было установлено, что в результате геноцида наряду с азербайджанцами, убитыми с безграничной беспощадностью и особой жестокостью, насилию подверглись тысячи лезгин, евреев, татов и представителей других национальных меньшинств».

Теперь несколько слов об элементарной логике, перманентно хромающей у азербайджанских тружеников науки. Если эти останки действительно принадлежат мусульманам-азербайджанцам, почему местное население до сих пор не знало о существовании массового захоронения своих родственников, которых к тому же погребли на мусорной свалке? На основании какого, не известного современной науке метода азербайджанские специалисты определили принадлежность черепов азербайджанцам, лезгинам, горским евреям и татам? Какие были найдены сопутствующие материалы, способные дать исчерпывающий ответ на вопросы относительно хронологии и национальной принадлежности останков? И наконец, какой исторический документ доподлинно сообщает о захоронении в Губе «зверски убитых армянами азербайджанцев»?

Уже не говоря о том, что в интересах научной объективности не мешало бы привлечь к исследованиям международных экспертов. Для этого нужно немногое: пригласить экспертов-кранологов (специалистов по черепам), генетиков - для проведения анализа ДНК и историков - для сопоставления исторических документов и сопутствующего материала раскопок. Но…

30 декабря 2009 г. президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев издал распоряжение о создании в городе Губа «Мемориального комплекса геноцида». С целью создания комплекса Губинской районной исполнительной власти из Резервного фонда президента выделен 1 млн. манатов. В тексте указа читаем: «В начале прошлого века в результате политики массовых этнических чисток и агрессии, осуществляемой армяно-дашнакскими бандитскими формированиями на азербайджанских землях, в Баку, Губе, Карабахе, Шамахе, Кюрдамире, Сальяне, Лянкяране и других регионах были уничтожены десятки тысяч невинных азербайджанцев, против нашего народа учинен один из самых трагических актов геноцида ХХ столетия. Только в Губинском уезде в апреле-мае 1918 года были полностью разрушены 122 села. В массовом захоронении в городе Губа было установлено, что в результате геноцида наряду с азербайджанцами, убитыми с безграничной беспощадностью и особой жестокостью, насилию подверглись тысячи лезгин, евреев, татов и представителей других национальных меньшинств…». Тут комментарии и вовсе излишни.

Судя по опубликованным фотографиям с места захоронения, сия гнусная затея обречена стать временным увлечением азерпропа, поскольку уже видны следы гниения и разрушения костей и черепов. В пылу антиармянской истерии бакинские ученые, видно, забыли о консервации останков или же вовсе не ведают о необходимости подобных действий. Пока же многие иностранные послы и делегации попадаются на удочку азербайджанского «гостеприимства» и выражают ужас и горячее желание написать книгу о губинском захоронении. Увы и ах!

На фоне всего сказанного можно предположить, что вскоре указами президента Азербайджана все кладбища на территории Азербайджана будут объявлены результатом деятельности злых и коварных армян. Маразм крепчает безнадежно... И тут уж мы, к сожалению, точно ничем не сможем помочь соседям.

Гайк Демоян, директор Музея-института Геноцида армян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites
post-31580-1289327531_thumb.jpg Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Сумгаит в истории": о научной необоснованности претензий Ильхама Алиева

Полемика вокруг публикаций Уилла Инглунда в Washington Post по Карабаху развернулась в основном между российскими и азербайджанскими специалистами. Сегодня в дискуссию включился армянский политолог, начальник института национальных стратегических исследований министерства обороны Армении, доктор политических наук, действительный член Российской академии военных наук, генерал-майор Гайк Котанджян. Свой анализ политических процессов, затрагиваемых сторонами диспута, он дополняет источниковедческим, историко-текстологическим исследованием видного историка-кавказоведа, доктора исторических наук, профессора Паруйра Мурадяна труда средневекового немецкого путешественника XIV-XV веков Ганса Шильтбергера.

* * *

Полемика, развернувшаяся вокруг публикации газетой "Вашингтон Пост" нескольких статей Уилла Инглунда по Карабаху, стала основой для обмена мнениями между российским политологом Станиславом Тарасовым и азербайджанским историком Джамилем Гасанлы, сопровождаемого обильными ссылками и цитатами из первоисточников. Наряду с определенной полезностью политолого-исторического ориентирования читателя, данный диспут приглашает специалистов к объективной профессиональной оценке валидности историко-историографической базы дискуссии. С этой точки зрения остается актуальным анализ объективности источниковедной базы научного спора между российскими и азербайджанскими коллегами.

Мы считаем своим долгом обратить внимание на данный фундаментальный аспект полемики не только потому, что он отражает политологические интересы аналитических сообществ Армении, Азербайджана и России, но и потому, что несоблюдение академических требований к переизданию первоисточников и их недобросовестное толкование угрожают научной обоснованности и объективности позиций политических деятелей, пользующихся фальсифицированными продуктами ангажированных ученых и научных школ. С этой точки зрения, исследования ряда авторитетных кавказоведов показывает, что в постсоветский период азербайджанская историография продолжила традиции фальсификации истории, заложенные в годы советской власти школой бакинского академика Зии Буниятова. В основном на данных фальсификациях построена политическая доктрина нынешних властей Азербайджана, которая потомков тюркских кочевых племен-аборигенов Забайкалья и Алтая, чье массовое переселение на Южный Кавказ из Центральной Азии началось с 11 века, объявляет хозяевами историко-культурного наследия автохтонных армянского, персидского, а также персоязычных (талыши, таты) и дагестаноязычных (лезгины, аварцы, удины) народов (В. Худадов. Современный Азербайджан, - "Новый Восток". Всероссийская научная ассоциация востоковедения при народном комиссариате по делам национальностей, книга 3, М., 1923, с. 171; Г. А. Абдурагимов. Кавказская Албания-Лезгистан: история и современность, СПб., 1995; В. А. Шнирельман. Война памяти: Мифы, идентичность и политика в Закавказье, М., 2003, сс. 202-203.). С этих же антинаучных историко-историографических позиций обосновываются территориальные претензии Азербайджана как к Нагорно-Карабахской Республике, так и к Республике Армения.

При этом следует подчеркнуть, что в историко-историографических анналах факты появления государства с названием "Азербайджан" и переименования закавказских татар в "азербайджанцев" датируются, начиная лишь с 1918 года (А. К. Алекперов. Азербайджанцы.- Исследования по археологии и этнографии Азербайджана, Баку, 1960, сс. 71-77; Р. А. Гусейнов. Проблема азербайджанства в истории Азербайджана. - "civilizacium Ziebani", Tb. 2007. gv. 12-14).

В то же время попытки удревнения истории Карабахского ханства и ее "азербайджанизации" противоречат неоспоримым фактам позднего образования Карабахского ханства в составе Персии под правлением пришлого Панах-хана лишь в 1747 году - в результате борьбы с армянскими владетельными князьями Карабаха (меликами Хамсы) - и краткосрочного существования Карабахского ханства в течение лишь 58 лет - до 1805 года - с последующим вхождением в Российскую империю (Mirza Yusuf Nersesov. A Truthful History. Translation, introduction and commentaries by K. P. Kostikian. Yerevan, 2000).

Другим аргументом для предъявления территориальных претензий главой соседнего государства к Республике Армения является извращенное толкование истории и итогов войн между Османской империей и сефевидской Персией в XVI-XVII веках, а также между Персией и Российской империей в 1826-28 годах. Азербайджанские историки, замалчивая массовую депортацию армян из Восточной Армении в Персию шахом Аббасом I в 1603 году, их частичное возвращение на места своего прошлого проживания в соответствии с Туркменчайским договором 1828 года преподносят как появление армянского населения на землях, на которых ранее оно никогда не проживало (Arakel of Tabriz, The History of Vardapet Arakel of Tabriz, Mazda Publishers, Cosa Mesa, 2006; Khanbaghi, A 2006, the Fire, the Star and the Cross: Minority Religions in Medieval and Early Modern Iran, I B Tauris, London; James Barry. Iranian-Armenians on the Silk Road. Monash Asia Institute, 17-th Biennial Conference of the Asian Studies Association of Australia in Melbourne 1-3 July, 2008: http://arts.monash.edu.au/mai/asaa/jamesbarry.pdf).

О данных грубых искажениях свидетельствуют известные исторической науке документы. Некоторые из них фигурируют также в полемике, вспыхнувшей на страницах ИА REGNUM вокруг статьи российского политолога Станислава Тарасова "За что Баку атакует московского корреспондента Washington Post" от 16 июля 2011 г.

Недавно ушедший из жизни именитый историк-кавказовед, профессор Паруйр Мурадян был одним из тех высококвалифицированных служителей науки, которые в результате объективного сравнительного анализа научных трудов по истории Армении на строгой фактологической базе выявили сущность и приемы азербайджанских фальсификаций первоисточников с целью переиздания и распространения их сфальсифицированных версий. В свое время ученые-обществоведы обратились к международному сообществу с заявлением в связи с речью Президента Ильхама Алиева на юбилейном заседании Академии наук Азербайджана по случаю ее 60-летия (Ильхам Алиев: Роль азербайджанских ученых - довести до сведения мировой общественности историческую правду о Карабахе. - http://day.az/print.news/politics/37058html. 14.12.2005.). Тогда, в декабре 2005 года, ученые обратили внимание на беспрецедентный платный политический заказ главы соседнего государства фундаментальной науке на фальсификацию истории Нагорного Карабаха. (См.: Заявление академического сообщества Армении: главам государств и сопредседателям Минской группы ОБСЕ от имени круглого стола учёных обществоведов Армении, состоявшегося в Президиуме Национальной Академии Наук, 27 декабря 2005, Ереван: www.regnum.ru/news/568526.html).

Как показывает политическая практика азербайджанских властей, навязывание международному научному сообществу псевдонаучных дискуссий на базе историографических искажений, в конечном счете, используется для "обоснования" территориальных притязаний, озвучиваемых в последнее время главой азербайджанского государства (Ильхам Алиев: "Нынешняя Армения располагается на исконных азербайджанских землях": 16.10.2010 - http.www.regnum.ru/news/1336729.html; Под председательством Ильхама Алиева состоялось расширенное заседание Кабинета министров. 20 октября 2010 г.: http://www.president.gov.az/articles/919?/ocale=ru.).

Публикация результатов исследования, предпринятого профессором Мурадяном, обращает внимание читателей ИА REGNUM, прослеживающих полемику между российскими и азербайджанскими учеными по карабахской проблеме, на необходимость учета данной особенности историко-историографического качества источников, приводимых азербайджанскими коллегами.

Профессор Паруйр Мурадян на симптоматическом примере сравнительного анализа подлинного текста немецкого путешественника XIV-XV веков Ганса Шильтбергера и его сфальсифицированной версии, опубликованной в 1984 году в Баку издательством Академии наук Аз. ССР "Элм", раскрывает методологию циничного разрушения научных основ истории Южного Кавказа школой Буниятова на уровне фальсификации историографии.

Читателю предоставляется возможность убедиться в том, что в основе сегодняшних притязаний бакинских властей на историю, культуру и территорию проживания армянского народа лежит развитие фальсификаторских традиций школы азербайджанской исторической науки, развернувшей преднамеренное системное искажение истории Закавказья.

Речь идет о целенаправленном изъятии из текстов средневековых первоисточников фрагментов, свидетельствующих о многовековом проживании армянского народа на собственной земле, а также о разнообразных проявлениях экономической, политической, военной, культурной и духовной жизни армян, армянских государственных образований, Армянской церкви и их лидеров как на территории Западной Армении, так и в Восточной Армении - в Закавказье.

Итак, приводятся результаты историко-текстологического анализа профессора Паруйра Мурадяна "Два искаженных издателем памятника": I. ГАНС ШИЛЬТБЕРГЕР. ПУТЕШЕСТВИЯ...

...Историческая наука пытается реконструировать модель прошлого, оперирует же она не только логикой событий и выявленными закономерностями, но и, прежде всего, данными разнородных первоисточников, сводя и анализируя их. Научная критика первоисточника и исключительная добросовестность при его издании или интерпретации - первейший и важнейший долг историка-исследователя. Любое неаргументированное вмешательство в первоисточник, любая вольность, допущенная издателем или исследователем, граничит с подлогом, а следовательно-преступна. Что это значит на деле - я хочу проиллюстрировать на примере нового издания русского перевода "Путешествия по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год" Ганса (Иоганна) Шильтбергера (издательство "Элм", Баку, 1984, АН Азерб. ССР, Институт востоковедения, "Источники по истории Азербайджана").... баварец Ганс Шильтбергер оказался в плену у "язычников"-турoк и, сопровождая своих пленителей-хозяев, он более тридцати лет скитался по странам и континентам, описывал события, страны и народы, которые он "имел случай видеть". Важность и достоверность сообщений Шильтбергера хорошо известны в специальной литературе по кавказоведению, цитировались неоднократно. Доказательством сказанного может служить и само образцовое издание русского перевода, осуществленное Ф. К. Бруном (Одесса, 1866 г.). Новое издание (на титульном листе значится: "Издание, редакция и примечания академика АН Азерб. ССР З. М. Буниятова") повторяет перевод Ф. К. Бруна, в отдельных случаях внося в текст уточнения стилистического характера. "Готовя к изданию перевод Ф. К. Бруна, - сказано в предисловии, - я сократил те части его "Путешествия", где превалируют бесконечные суждения схоластического порядка, много славословий в адрес католической церкви, которые в свою очередь снабжены такими же многоречивыми комментариями Ф. К. Бруна, почти вдвое увеличившего объем своего издания" (стр. 5).

Не верить словам издателя-академика, конечно же, нельзя. От того, что сокращены "бесконечные суждения схоластического порядка" или "славословия в адрес католической церкви", в принципе, первоисточник не должен сильно страдать, ибо не они составляют суть сообщений Шильтбергера. Однако издатель должен согласиться, что не все 6000 его читателей (это по количеству тиража книги) впервые берут в руки это сочинение; кое-кто из них этот памятник может знать и по немецкому оригиналу или, хотя бы, по предыдущему русскому изданию и вправе усомниться в отчетливом выборе подлежащих сокращению пассажей. К числу таковых, в частности, принадлежу и я. Не найдя в новом издании известных мне сведений по средневековой истории Армении, я занялся сверкой всего текста, и вот что выяснилось: под "схоластикой" и "славословием" наш редактор подразумевает все то, что по какой-либо причине ему не нравится, или то, чего ему не хотелось бы прочитать в сочинении немецкого автора. Вопреки элементарным нормам текстологии, он делает это без надлежащих примечаний, даже без простейших условных обозначений, как будто сокращаемых слов и выражений, целых отрывков вообще и не было в оригинале. Для представления лаборатории ученого ниже привожу несколько примеров, сокращенные слова и выражения выделяя жирным шрифтом:

"Король послал также пленных в подарок королям вавилонскому, персидскому, в Белую Татарию, в Великую Армению и в другие страны" (Брун, с. 8; Бун., с. 13).

"Есть еще город Кютайя, лежащий на высокой горе, в плодородной области, именуемой Кермиан, и город Ангора в земле ему соименной. В этом городе много христиан, придерживающихся армянского вероисповедания. В церкви их хранится крест, который блестит день и ночь и привлекает даже язычников, которые этот крест называют сияющим камнем" (Брун, с 41; Бун., с. 38)...

"Среди рая есть источник, дающий начало четырем рекам, которые орошают различные страны... Третья река, именуемая Тигр, орошает Азию и Великую Армению. Четвертая, Евфрат, течет через Персию и Малую Армению. Из числа этих четырех рек я видел три: Нил, Тигр и Евфрат и провел много лет в орошаемых ими странах" (Брун, с. 85-87; Бун., с. 52)...

Ни один из приведенных примеров не содержит ни "бесконечных суждений схоластического порядка", ни "славословий в адрес католической церкви". Это несомненно важные для науки и достоверные исторические свидетельства, находящие подтверждения в разноязычных синхронных источниках. Так что же побудило их сократить? На этот вопрос можно ответить, исходя из количественного анализа: издатель недоволен Шильтбергером, так часто и так конкретно упоминающим армян и Армению... этого оказалось достаточно, чтобы они были удалены из текста. Читателю может показаться, что схоластикой выглядит выражение "придерживающихся армянского вероисповедания", но наш издатель отлично знает, что на языке средневекового автора это равнозначно этническому определению. Он явно исказил суть сообщения, лишив армян и их культовые реликвии этнокультурной характеристики. Чтобы не быть заподозренным в тенденциозной интерпретации, уточню, что в остальных пассажах, где речь идет об исповедании "греческой веры" (Бун., с. 40, 45) или "О различных вероисповеданиях язычников", "О рождении Мухаммада и его религии" и т. д. (Бун., с. 56-61), издатель воздерживается от сокращения.

Последовательность З. М. Буниятова очевидна: он только расправился с "Великой Арменией" и тут же взялся за "Малую", "не заметив", что сливаются воедино два совершенно разных административно-географических понятия, хорошо известные по греко-латино-грузино-русско-армянским источникам, и упустив из виду, что тем самым сливаются две разные реки - Тигр и Евфрат, а Междуречье исчезает. Во всем этом не только нет науки, но нет и нравственной позиции. Боюсь, что меня могут обвинить в предвзятости, поэтому вынужден привести более пространные и рельефные образцы редакторского вмешательства, но на ту же тему. В "Путешествии" Шильбергера имеется типичный для средневекового рыцарского романа отрывок (гл. XXX-XXXII), в котором рассказывается о находящейся в крепости девице и защищающем ее ястребе (Брун. с. 42-43; Бун., с. 38-39). Наш издатель не считал нужным сокращать текст до тех пор, пока не появился, невесть откуда, нежеланный для академика персонаж. Вот этот изъятый из текста отрывок:

"Затем явился туда однажды королевский сын из Армении, и также бодрствовал там трое суток: после чего вошел в дворец, где был ястреб, который начал кричать. Девица вышла навстречу и спросила его, чего он желает доброго и честного; Богатств он не требовал, говоря, что будучи сыном могущественного армянского короля, он имел довольно золота, серебра и драгоценных камней, но что, не имея супруги, он желал бы на ней жениться. Она ему ответила: тщеславие твое будет наказано над тобою и твоим могуществом, и прокляла его со всем его родом" (Брун. с. 43)...

Полностью из текста исчезли главы "Об армянском Вероисповедании" (Брун., с. 111-114), "О св. Григорие" (Брун. с. 114-121), в которых фиксируются множество интересных преданий, этнографических реалий, данные по истории армянского языка и т. д. В силу сказанного, из текста Шильтбергера изъяты такие, к примеру, свидетельства или характеристики: "При всей своей храбрости армяне впоследствии потеряли все свои королевства. Не так давно еще король-султан отнял у них королевство, с хорошим городом Сис, резиденцию их патриарха, который впрочем обязан платить большую дань султану. При дворе кипрского короля находится также большое число армянских господ, по причине близости острова" (Брун., с 114). Вот еще: "Армяне, живущие между язычниками, разно и те, которые обитают среди других христиан, весьма честные люди. Они также весьма искусны и не хуже язычников умеют вышивать разные шелковые и бархатные материи, золотые и пурпурные" (Брун. с. 122).

Должен признаться, я многократно пытался прояснить для себя, какие цели и методы в рамках науки могли заставить издателя пойти на это. Речь ведь идет не об интерпретации источника, а о его издании. Историю исследуют по первоисточникам, документам, если же будет позволено изымать из них то, что не нравится издателю, то мы дискредитируем саму историческую науку, заменив ее вымыслом. Мои сомнения и поиски прекратились после проверки и разбора специальной главы "Об Армении" в труде Шильтбергера (Брун, с. 110-111; Бун., с. 67). Она небольшая, поэтому считаю возможным привести ее начальную часть полностью, опять жирным шрифтом выделяя сокращенную в новом издании часть:

"Я также провел много времени в Армении. По смерти Тамерлана, попал я к сыну его, владевшему двумя королевствами в Армении. Этот сын, по имени Шах-Pox, имел обыкновение зимовать на большой равнине, именуемой Карабаг и отличающейся хорошими пастбищами. Ее орошает река Кур, называемая Тигр, и возле берегов сей реки собирается самый лучший шелк. Хотя эта равнина лежит в Армении, тем не менее она принадлежит язычникам, которым армянские селения принуждены платить дань. Армяне всегда обходились со мною хорошо, потому чтo я был немец, а они вообще очень расположены в пользу немцев (нимиц), как они нас называют. Они обучали меня своему языку и передали мне свой "Патер ностер"".

З. М. Буниятов, фактически, пересмотрел не только историческую географию Карабаха ("эта равнина лежит в Армении"), но и его этнический состав, исключив из текста "армянские селения". Более того, он может лишить родины целый народ и поселить туда одного мусульманского владетеля. Так, Шильтбергер несколько раз упоминает "страну Джаник" (гл. VII-VIII), т. е. страну чанов - народа картвельского происхождения, редактор же его книги заменил этот хороним именем Джунайд-бека (Бун., с. 17-18). Теперь читатель вместо "страны Джаник", "лесов Джаника" и "земель Джаника" должен иметь дело с "Джунайд-беком", "владениями Джунайда" и "землей Джунайда". Что это значит - поймет даже неискушенный в исторической науке читатель. Такой поступок я бы назвал "Сумгаитом в истории", а точнее, быть может, историко-литературной подготовкой сумгаитской трагедии. Что станет с нашей исторической наукой, если у издателя книги Шильтбергера найдутся последователи?!

Это вовсе не праздный вопрос. В 1971 г. З. М. Буниятов издал в Москве русский перевод сочинения ал-Бакуви, современника Ганса Шильтбергера. Особенности его текстологической работы проявились и в этом издании. Прочитав сообщение первоисточника о том, что близ города Бакуйа (т. е. Баку) много селений. "Все жители этих селений - христиане" (с. 89-90), он тут же усомнился в достоверности этого сведения и снабдил оригинал вопросительным знаком, а вот в другом пассаже того же источника, где о русских говорится, что "это большой народ из тюрок" и "они самые грязные создания Аллаха" (с. 104), у нашего академика никаких сомнений не возникло, потому никаким вопросительным, ни восклицательным знаком этот текст он не сопроводил. Несколько лет тому назад в грузинском академическом журнале "Мацнэ" (серия языка и литературы, 1975, № 4, с. 168-174) было зафиксировано, что в статье "Грузия и Ширван в первой половине XII века" З. М. Буниятов присвоил публикацию оды Фелеки Ширвани "На смерть царя Димитре I", подготовленную проф. Хади Хасаном. Так он поступил и при издании русского перевода "Албанской хроники" Мх. Гоша (Баку, 1960 г.), лишив Ч. Довсетта авторства многих примечаний (с. 33).

Как ни странно, все это не было замечено научной общественностью. Но вернемся к нашему вопросу - как же быть теперь с книгой Шильтбергера? Быть может, академика З. М. Буниятова объявить соавтором?

(Профессор Паруйр Мурадян. К освещению проблем истории и культуры Кавказской Албании и восточных провинций Армении, т. I. E., 1991, сс. 225-230).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Карен Сафарян

Азербайджанская историография: в потугах сотворения национальной истории

Хотя историография - это наука, основанная на неоспоримых фактах и свидетельствах, высокопоставленные азербайджанские должностные лица и ученые все чаще в последнее время высказывают относительно истории Армении и Арцаха точки зрения, которые не соответствуют данным требованиям.

Цели и намерения официального Баку понятны: отрицать древнюю историю Армении и факт автохтонности армян и попытаться придать собственному народу ореол древности и доказать его исконность на этих землях. Все это направлено на то, чтобы в условиях не урегулированного пока нагорно-карабахского конфликта придать азербайджанцам дополнительный психологический заряд - на случай возможного возобновления военных действий. Одновременно они пытаются представить мировому сообществу свои претензии на Карабах как исторически обоснованные.

В 2005 году Национальная академия наук Азербайджана издала сборник научных статей, в которых попыталась обосновать "ненаучность" армянской историографии и наоборот - подкрепить достоверность новой азербайджанской историографии. Ниже мы рассмотрим фальсификации и подлоги, содержащиеся в публикациях азербайджанских историков.

Так каковы же научные открытия азербайджанцев? Самое первое и главное - что армяне в этом регионе не исконные обитатели, а пришлый этнос. В вышеупомянутом сборнике к этой эпохальной мысли обратился член Национальной академии наук Азербайджана И. Г. Алиев - в своей статье "Гарабаг в древности". Проанализировав и попытавшись представить свидетельства о заселении территории Арцаха и связывая их с археологическими находками в Азохской пещере и прилегающих районах, а также указывая их принадлежность автохтонам Кавказской Албании, он ссылается при этом на труд "Предыстория армянского народа" известного кавказоведа И. М. Дьяконова. "В автохтонности албанского племенного союза на территории Юго-Восточного Закавказья нет никакого сомнения, чего, однако, нельзя сказать в отношении армян и армянского языка... Правда, в последнее время в Армении все чаще звучат утверждения об "автохтонности" армян и армянского языка на Армянском нагорье и собственно на территории Закавказья. Пишут о том, что армяне, говорившие именно на армянском языке, и жили в Армении и говорили на нем "искони". Подобные разговоры, как это неоднократно показано, никакого отношения к науке не имеют, являются сущей фальсификацией с целью доказать аборигенность армянского элемента на территории современной Армении и соседних районов. Теперь хорошо известно, что Армения не является родиной армянского этноса. Здесь он - элемент, безусловно, пришлый. Древнеармянский народ сложился в зоне Верхнеевфратской долины где-то в первой половине I тысячелетия до нашей эры" (http://www.scribd.com/doc/46067630/Qaraba%C4%9F-Kur%C9%99kcay-200).

Как уже говорилось, для подкрепления своих утверждений Алиев ссылается на труд И. М. Дьяконова "Предыстория армянского народа", в котором под пришлым армянским элементом имеются в виду мушки и арамейцы, которые, по мнению русского ученого, после падения Хеттского царства переселились в Верхнеевфратскую долину и заложили основы формирования армянского этноса. Таким образом, считает Алиев, поскольку формирование армянского народа произошло в Верхнеевфратской долине, а не на Армянском нагорье, то, следовательно, армяне здесь пришлый элемент. На самом же деле Дьяконов связывает формирование армянского народа не только с мушками и арамейцами, но и с урартами, которые, по мнению Дьяконова, уже являясь доминирующим населением на этой территории, населяли не только Верхнеевфратскую долину, но и Армянское нагорье. В частности, говоря об одновременном использовании топонимов "Урарту" и "Армения" в иноязычных древних текстах об одном и том же регионе, Дьяконов отмечает: "С V в. до н. э. алародии (т. е. урарты - К. С.) больше не упоминаются в истории, но, по всей вероятности, окончательное слияние урартов с древнеармянским народом завершилось в период создания армянского государства Ервандидов (IV-II вв. до н. э.) и Великой Армении Арташесидов (II в. до н. э.). Таким образом, урарты вошли еще одним, чрезвычайно мощным в численном и культурном отношении компонентом в состав армянского народа" (И. М. Дьяконов "Предыстория армянского народа". Издательство АН Армянской ССР, Ереван, 1968, глава 3, "Компоненты древнеармянского народа"). (http://annals.xlegio.ru/other/djakonov/03.htm).

В заключительной части своей статьи Дьяконов продолжает: "Из всего изложенного видно, что история армянского народа - прямое продолжение истории не только протоармян, но и,- во всяком случае в не меньшей мере,- хурритов, урартов и лувийцев. Основная масса армянского народа составилась из их потомков..." (там же, гл. 3. "Выводы"). Об этом видный азербайджанский историк умалчивает, попросту извращая весь смысл выводов И. М. Дьяконова.

Имей мы дело с начинающим историком, не вникшим в труд Дьяконова или вообще не уяснившим всю логику умозаключений этого виднейшего кавказоведа и изложившим его мысли по собственному разумению, то мы могли бы подумать, что это просто невежда. Но то, что вышло из-под пера маститого академика, просто постыдно.

Как бы то ни было, перейдем к следующему утверждению, весьма популярному в азербайджанской историографии,- о том, что Арцах не был искони населенной армянами областью, а армяне Арцаха - результат смешения с автохтонными кавказскими албанцами. И. Алиев приходит к этому выводу, ссылаясь на труд Р. С. Кочиева "Этническая одонтология СССР" (М., 1979). "О том, что сказанное никак не может быть отнесено, по крайней мере, к Карабахской зоне, свидетельствуют и одонтологические исследования, дающие информацию об этногенезе популяций и их взаимоотношениях, которую, как полагают ученые, пока не удалось получить по другим антропологическим системам,- пишет И. Алиев. - Эти исследования позволяют утверждать, что для армян Нагорного Карабаха самыми близкими по сопоставительной таблице оказываются две группы азербайджанцев и лезгин, а в первом десятке близких по зубной системе групп оказываются все три азербайджанские, кумыки, лезгины, три причерноморские, адыгейцы и лишь одна армянская". Р. С. Кочиев пытается объяснить это географической разобщенностью армян Армении и Арцаха и преобладанием внутренних браков в Арцахе, что и явилось причиной подобных одонтологических отклонений (Улдуз Гашимова, "Некоторые данные антропологии к проблеме трансформации народов Кавказской Албании". http://karabakh-doc.azerall.info/ru/turkologiya/trk028.htm). Так или иначе, для И. Алиева и другого азербайджанского автора, на сей раз доктора не исторических, а биологических наук Улдуз Гашимовой все это становится поводом не согласиться с Р. С. Кочиевым и утверждать, что армяне все-таки являются в Арцахе пришлым элементом, и что Арцах не относился изначально к Армении (Улдуз Гашимова, указ. соч.). Она забывает о том простом обстоятельстве, что если бы армяне ассимилировали населявших до того Арцах кавказских албан (что, естественно, предполагало достаточно большой промежуток времени), то измениться должен был прежде всего генофонд самих албанцев и таких отклонений между армянами Армении и Арцаха быть не должно было. Это могло произойти в исторически сравнительно поздние времена - при несравнимо большем численном преобладании ассимилируемых албанцев и меньшей численности ассимилирующих армян (что явно нелогично, поскольку ассимилируется именно меньшинство, а не большинство), в результате чего указанные одонтологические особенности армян Арцаха сохраняются и в наши времена. Однако мы знаем, что, начиная с XIII века, сведения об Албании и албанских народностях, касающиеся Арцаха, перестают упоминаться в исторических источниках. Следовательно, согласно исследованию Р. С. Кочиева (а также по версии азербайджанских ученых), арменизация албанцев охватывает период около 700 лет как минимум.

Возникает вопрос: если генетическая одонтологическая структура у армян ныне иная, чем у азербайджанцев или лезгин, и таковой была и 700 лет назад, и если армяне в Арцахе постепенно начали численно превалировать над албанцами и ассимилировали их, то каким образом за эти 700 лет в генофонде армян Арцаха мог столь явным образом сохраниться албанский элемент, о наличии и преобладании которого столь уверенно судят азербайджанские ученые? Думается, логика вполне понятна, что и подчеркивает Кочиев.

Другой азербайджанский ученый, археолог Идаят Джафаров, пытается совершить новую "научную революцию": он вообще находит общие черты у современных азербайджанцев и первобытных обитателей расположенной неподалеку от Шуши Азохской пещеры: "Весь мир должен знать, что еще с палеолита в Карабахе жили предки азербайджанцев, что это исконная и неотъемлемая земля Азербайджана. Это доказывается и археологическими, и антропологическими исследованиями. Одонтология - отрасль антропологии, изучающая наследственность на основе исследования строения челюсти. Результаты проведенных в этой сфере исследований в Карабахе, показавшие схожесть строения челюсти первобытного человека с челюстью современного жителя Азербайджана, подтвердили, что именно мы являемся их потомками. У армян подобного сходства никогда не наблюдалось" ("Голос Армении", 20.08. 2011).

Следует отметить, что согласно утвердившейся в современной археологии научной точке зрения, генетическое сходство между неандертальцами (к которым относятся обитатели Азохской пещеры) и современным человеком практически отсутствует. Согласно некоторым исследованиям, оно не более 1%-4%. Комментарии, как говорится, излишни.

Некоторые азербайджанские историки пытаются обосновать свои утверждения относительно не армянского, а опять же албанского происхождения меликств Хамсы и самого титула "мелик". Так, в своей статье "К вопросу о христианских меликах и меликствах Северного Азербайджана в XVIII в." (http://www.scribd.com/doc/46067630/Qaraba%C4%9F-Kur%C9%99kcay-200) кандидат исторических наук Г. М. Мамедова термин "мелик" представляет как княжеский титул албанского происхождения и заключает: "Несмотря на предвзятость составителей книги (имеется в виду труд одного из армянских историков - К. С.) в определении региона и национальной принадлежности меликов, т.е. разделения их на армян и азербайджанцев, в ней четко и полно раскрывается смысл термина. Кроме того, здесь под армянами следует понимать - албанцы, ибо, как известно, колониальная политика российского царизма, проводимая исключительно в интересах армян, да и с их подачи, предусматривала проведение скорейшей деэтнизации поздних албан с целью их арменизации".

Подобный вывод для этого азербайджанского ученого не случаен. Дело в том, что в XV-XIX веках ряд источников, в том числе и некоторые татарские авторы XIX века упоминают Карабах и меликства Хамсы как населенные армянами территории и именно как армянские княжества. И хотя Г. Мамедова в подтверждение своих доводов приводит свидетельства историка XIX века Мирза Адигёзал-бека, который, согласно Мамедовой, "рассматривает меликов пятерицы (Хамсы - К. С.) как единое целое с карабахским населением без единого намека на их религиозное и языковое различия" (там же), она почему-то умалчивает о другом историке первой половины того же столетия - Мирза Джамал Джеваншире, который в своем труде "История Карабага" пишет: "Первый город, который был построен в Карабагском вилайете, это - город и крепость Барда, что находится у реки Тертер, в трех фарсахах от Куры. Жители того города в древние времена были то ли армяне, то ли какой-то другой народ" (Мирза Джамал Джаваншир, "История Карабага", глава 1, http://zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/t1154.html). В других местах своего труда он прямо называет меликства Хамсы армянскими (там же, глава 2).

Таким образом, азербайджанская историография подготавливает читателей к тому, чтобы при упоминании меликств Хамсы они воспринимали их не как армянские, а как албанские, а самих меликов - как албанских (утикских) правителей, которых современные источники в силу христианской армяно-григорианской веры албанцев называли армянами. То есть если даже имеется свидетельство современника, где апельсин называется апельсином, то, согласно азербайджанской историографии, следует воспринимать апельсин как лимон - исключительно из-за того, что он тоже цитрусовый. Даже исторические свидетельства и источники, написанные черным по белому, азербайджанские историки пытаются всячески исказить и извратить, превратив фальсификацию истории в свою главную профессию, что прямо отвечает их антиармянской политике, однако не имеет никакого отношения к настоящей науке.

И хотя азербайджанская историография полностью состоит из подобного рода фальсификаций, которые можно бесконечно разоблачать и опровергать, есть еще одно обстоятельство, которое стоит выделить особо. Вся азербайджанская историография основана на следующей логике: поскольку в древности Арцах и вся территория Азербайджана якобы принадлежала в основном Кавказской Албании, а сами азербайджанцы после нашествия турок-сельджуков являются результатом смешения турок и албанцев, то, следовательно, они, как генетические наследники исконных обитателей Кавказа, имеют право претендовать на всю территорию исторической Кавказской Албании, в том числе и Арцаха. Однако азербайджанская историография в своих потугах отрицать факт исконной принадлежности Арцаха армянам зашла слишком далеко и допустила серьезный промах. Ведь если значительная часть армян Арцаха является потомками арменизированных албанцев (в отличие от тех армян, которые переселились сюда в результате русско-персидских и русско-турецких войн), то разве это не означает, что они имеют не меньшие, но даже большие наследственные права на Арцах, чем сами азербайджанцы? Логика и в этом случае совершенно ясна. Однако азербайджанская "наука" пока еще не нашла, что ответить на этот резонный вопрос. Видимо, заняться им они предполагают несколько позже.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шаген Мкртчян

По протоптанной дорожке фальсификаций

Подлог, преследующий определенные историко-политические цели, начинается с подлога и маскируется все тем же подлогом. Естественно, многократно повторенная ложь начинает казаться правдой. Этот испытанный метод последовательно применяется Азербайджаном. Одно из ярких тому доказательств - обширная статья азербайджанского фальсификатора Джамиля Гасанлы «Присоединение Карабахского ханства к Российской империи: исторические реалии и мифы» (ИА REGNUM, 30 июля 2011 г.). Сам заголовок должен свидетельствовать якобы о том, что азербайджанцы представляют историю объективно, а написанное армянами - миф.

Однако сама статья Гасанлы являет собой не просто миф, но и откровенную нелепицу. И действительно, какова была нужда в новом пересказе, причем без единого нового факта, общеизвестных материалов, за прошедшие 250 лет многократно изученных, проанализированных и нашедших свое прочное место в энциклопедиях и ставших классическими исторических трудах? Но, как оказывается, нужда такая была.

Вышеназванная статья неопровержимо свидетельствует, что автор ее не мог не отозваться на зов разных больших и малых алиевых и по мере сил своих тщится «доказать», что не только Арцах, но и вся Армения - «исконно азербайджанская земля».

Подлог Джамиля Гасанлы начинается уже с самого названия. Во-первых, ханство это называлось Шушинское и Карабахское ханство. И нет никакого документа, который засвидетельствовал бы «присоединение к Российской империи». Это собственное мифотворчество автора, механический повтор лжи, придуманной академиком М. Исмаиловым. В свое время арцахский историк Ваан Арутюнян опубликовал обширную критическую статью, в которой с помощью неопровержимых фактов разгромил «академика-муаллима» (см. газету «Азат Арцах», №№ от 12 и 15 октября 2002 г.). Статья эта выходила и на русском. Я вынужден спросить Гасанлы: неужели он не знал об этом, а если знал, то почему не упомянул в своей статье, продолжая в прежнем духе искажать и извращать историю Арцаха, тем самым вводя в заблуждение русскоязычного читателя?

Чуть ли не с возгласом «эврика!» Гасанлы сообщает, что в начале XIX века большинство населения Карабаха составляли мусульмане, то есть азербайджанцы. Для опровержения этой лжи обратимся к официальным документам. На стр. 76 «Полного свода Законов Российской империи» черным по белому написано: «В Карабахе в конце XVIII века в абсолютных цифрах насчитывалось 110 тысяч душ армян». А в докладной царю командующего российской армией на ШКавказе князя Цицианова, написанной 30 декабря 1804 года, указывается, что «Ибрагим-хан (шушинский) имел до 60000 домов одних карабахских армян…» (см. «Акты», т. 2, с. 22). Здесь не учтено число армян, не находящихся в подчинении хана Ибрагима, а таких насчитывалось 50 тысяч (см. «Список налогов церкви», ГИАА, фонд VI, глава 120, с. 71). А вот еще более точные данные: согласно спискам, составленным в 1823 г. действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым, армяне в Карабахе составляли 84,6, татары - 14,7, а курды - 0,7 процента населения (см. «Описание Карабахской провинции», Тифлис, 1866, с. 260). Как видим, никаких азербайджанцев в Карабахе и в помине нет, если, конечно, не считать за азербайджанцев татар. После всего вышесказанного утверждения Гасанлы кажутся просто смешными.

На одной из страниц своей статьи он пишет: «Среди населения Карабаха армяне составляли ничтожный процент» и что их насчитывалось всего 2500 семей, и в конце статьи - что до русско-персидского Туркменчайского мирного договора «численность армян была почти равна нулю». А затем цитирует байки Гейдара Алиева: «Переселение армян в мусульманские области Южного Закавказья началось лишь после русско-персидских войн 1804-1813 и 1826-1828 годов», причем большая часть их переселилась якобы в Карабах, в результате чего «в 1823 году армяне составили в Карабахе одну пятую часть населения» (см. «Независимая газета», 28 ноября 1996 г.). Ну, если откровенным враньем не гнушается само первое лицо государства, а академик подпевает ему, то простому доктору исторических наук врать сам Бог велел. Вот так и стала ложь в Азербайджане бытом, образом жизни и неотъемлемой частью государственной политики. В данном случае, как говорится, комментарии излишни.

Джамиль Гасанлы не понял смысла выражения Цицианова «Ибрагим-хан… имел до…» Из истории известно (и это с очевидностью явствует из самой логики докладной), что большое число армян, в частности, три из пяти меликств, точно не подчинялись шушинскому хану, да и в двух остальных меликствах далеко не все армянские поселения находились во власти хана. Все эти факты проигнорированы Гасанлы и не нашли места в его статье. Более того, цифры, касающиеся демографии мусульман, у него постоянно завышаются, а касающиеся армян - занижаются в десятки раз. Разве уважающий себя ученый не должен был разобраться в противоречивых данных? Ведь иначе просто невозможно поверить, что в течение считанных лет из 110 или пусть даже 60 тысяч армянских семей в Карабахе осталось всего 2500. Автор даже не задумывается о том, в силу каких таких катастроф численность армян уменьшилась как минимум в 25 раз? А ведь такие беды были, причем неоднократные. А кроме того, начинать подсчитывать в момент катастрофы, сколько армян осталось в Карабахе, бессмысленно. Если Гасанлы - уважающий себя историк, то должен был заметить, что сообщаемые им цифры далеки друг от друга и не внушают доверия. А может, для него вообще не существует ни логики, ни причинно-следственного анализа, ни проверки и уточнения противоречивых фактов? Наверное, все это даже планировалось в данном ему госзаказе, иначе он хотя бы вкратце представил происхождение шушинского хана и причины его появления в Карабахе. И знал бы, что реальными хозяевами Карабаха были армянские мелики. Знал бы, что в конце XVIII и первой четверти XIX веков, то есть за какие-то 30 лет, по Арцаху прокатились шесть войн, к тому же летом - чтобы армяне не успели собрать урожай и оказались в тисках голода и болезней. Эти войны поставили армянское население на грань исчезновения.

Естественно также, что большая часть армян Карабаха вынуждена была покинуть родные края и податься в Грузию, Иран, Россию, в Шекинское и Ширванское ханства. Их обезлюдевшие земли и поселения спешно заселили кочевые племена демурчи гасанлу из Ирана, джинли из Грузии, кенгелу из Нахичевана, шахсеванлы из Мугани и другие мусульманские племена. Эти кочевники превратили прежние пахотные земли армянских сел в пастбища, а церкви и монастыри - в хлевы и овчарни. Вот они каковы, исторические реалии, и именно ими следует руководствоваться. Иначе примитивное манипулирование цифрами превращается в откровенный обман. Как видно, Джамиль Гасанлы здорово поднаторел в искусстве лжи. И в этой области воображение его беспредельно.

С удивительной ловкостью он извращает всем известные факты: в одном случае он занижает число коренных жителей Арцаха - армян - почти в 40 раз, пытаясь доказать, что в Арцахе почти не было армян, в другом - в 10 раз увеличивает число вернувшихся по Туркменчайскому договору армян (согласно Гасанлы - переселившихся) - лишь бы доказать, что армяне были пришлыми (на их родной земле!) Мол, сердобольные азербайджанцы из милости дали место бесприютным армянам, а неблагодарные армяне предприняли агрессию против «мирных скотоводов» и захватили их «исконные земли…

Хотя, как написал доктор исторических наук, профессор и дипломат Владимир Ступишин, «вся «исконность» азербайджанцев насчитывает от силы сотню лет, а точнее - начинается с 1918 года. Тогда как истоки истории Армении, включая и Арцах, уходят в глубь тысячелетий и прекрасно известны просвещенному миру».

Однако вернемся к «переселенцам». В этом вопросе Джамиль Гасанлы попросту списывает у М. Исмаилова, присовокупляя со своей стороны, что до XIX века в Карабахе не было более или менее значительного количества армян. Для обоснования этой лжи он манипулирует искаженными, фальсифицированными «фактами» и утверждает, что в Карабах было переселено множество беженцев-армян. Более того, он считает это следствием политики царского правительства заселить Закавказье христианами. Однако факт остается фактом: в Карабах переселились всего 750 армянских семей, 300 из которых вскоре вернулись обратно (см. «Колониальная политика русского царизма в Закавказье в 20-60-е годы XIX века», ч. 1, М.-Л., 1936, сс. 201-204). О том, какой была судьба остальных 400, мы узнаем из рапорта Зубова «О Карабахской провинции» от 30 апреля 1830 г. Он сообщает Паскевичу «о зверском отношении татар к армянам» (Акты, т. 7., с. 460-462).

Одна из методологических ошибок Гасанлы заключается в том, что он не обращает внимания на то, какими были поселения и семьи армян и кочевников-мусульман. Общеизвестно, что коренное армянское население Арцаха проживало в домах-глхатунах, в пещерных поселениях, тогда как кочевники-мусульмане - в шатрах. Каменные дома и пещеры имели от 50 до 70 кв. м жилой площади, а шатры - 12-15, в отдельных случаях - 20 кв. м. В армянских домах-глхатунах жили глава семьи с супругой, их взрослые дети, невестки, внуки и правнуки, так что численность семьи составляла до 20 и более человек, т. е. в каждом из этих домов проживал фактически состоящий из нескольких семей род, тогда как в шатрах проживало лишь по одной мусульманской семье. Кроме того, кочевники не имели постоянных мест жительства, тогда как армяне жили в больших, зачастую огражденных стенами селах. В конце XVIII века только в селе Тох, являвшемся княжеской резиденцией, проживало 1500 семей. Здесь одновременно проходили службы в четырех церквях и одном монастыре, которые в целости сохранились до наших дней. Что же касается мусульман, поселившихся в брошенных армянских селениях, то даже прожив свыше 250 лет в армянской культурной среде, они не оставили более или менее значительного следа. Они жили в шатрах, не умели строить из камня - у них не было даже постоянных кладбищ.

На освобожденных в ходе Арцахской войны древних армянских землях не нашлось ни одного более или менее значительного мусульманского памятника. Вот что говорит Е. Г. Пчелина, участница экспедиции, изучавшей в 1940 г. территорию Кельбаджарского и Лачинского районов: «Многочисленные жилые пещеры, развалины селений, крепостные стены и церкви говорят о былой жизни в теперь уже почти безлюдных пространствах. К сожалению, в преобладающем большинстве все эти памятники не только не исследованы, но даже не отмечены в литературе... От армян, живших здесь повсеместно, остались обширные кладбища, раскинувшиеся как вокруг полуразрушенных церквей, так и отдельно». (Пчелина Е. Г. Армянские памятники на территории Азербайджанской ССР. В издании «Труды отдела Востока Эрмитажа», 1940, т. 30, с. 243). Такого рода факты кажутся азербайджанским «ученым» сентиментальными, и они обходят их стороной. Стараются они не касаться и вопроса 1600 армянских церквей Арцах-Карабаха, 250 из которых, согласно строительным надписям, возведены как раз в описываемый Джамилем Гасанлы период. В Шуши тогда была лишь одна мечеть, да и та, по мнению азербайджанского архитектора Э. Авалова, была построена из камыша. Однако это не помешало представить ее как памятник народа, обладающего древнейшей культурой, - хотя внутренне они остались все такими же примитивными турками-кочевниками.

Следовательно, не имеет никакого значения и то обстоятельство, что в 1953 году в армянское село Тох были насильственно переселены из кишлака Талыбханлу 43 семьи азербайджанцев - для его окончательного отуречивания. Но сыновья «самого древнего и культурного в мире народа» не осмеливались поселиться в каменных домах. Это не анекдот - я пишу то, что видел собственными глазами. Сначала они просто не рисковали входить в эти дома: двухэтажные каменные дома с широкими верандами и большими окнами, как и замощенные улицы и промышленные предприятия села просто пугали их. Азербайджанцы боялись даже подниматься по лестницам и входить в комнаты: им казалось, что дощатый потолок и каменные стены вот-вот обрушатся на них, поэтому многие разбивали привычные шатры во дворах, а самые смелые - даже на верандах и в комнатах, и долгое время жили так, пока, наконец, не привыкли.

Ну да Бог с ними. Однако автор статьи не только искажает факты угодным для себя образом,- он не удосужился даже упомянуть о 30 тысячах мусульман-кочевников, приведенных генералом Мадатовым и поселенных частью в Равнинном Карабахе и частью в заброшенных армянских селах. Если уж г-н Гасанлы действительно ставил своей целью выяснить истинную демографическую картину 200-300-летней давности, то он должен был отказаться от соблазна использовать противоречивые и безликие цифры и рассмотреть факты трезво и беспристрастно, как и подобает истинному историку. И тогда он, пожалуй, сумел бы заметить, что оказался в ловушке фальсификаций. Однако он исполнял политический «госзаказ» - пытался доказать, что Арцах-Карабах является «исконной» азербайджанской землей.

Ну а до какой степени неправдоподобны россказни Гасанлы о ханах Шуши и Карабаха, и говорить не стоит, поскольку они представляют собой зашоренные бредни, не имеющие никакой научной ценности. Их с легкостью опровергают сами летописцы этих ханов - в Баку неоднократно издавались их хроники и документы. Так, по свидетельству историков того времени Мирзы Адигёзал-бека и Мирзы Джамал Джеваншира, «род покойного Панах-хана происходит от Дизакского Джеваншира из оймака Сарыджаллы, одного из ветвей племени Бахманлы, прибывшего в древние времена из Туркмении» (см. Мирза Джамал Джеваншир, «История Карабаха», Баку, 1959, с. 66).

Примерно в те же времена грузинский царь Ираклий писал об армянских властителях-меликах Карабаха: «Здесь в сгнахе Шуши была старинная крепость, которую впоследствии завоевал самозванец, джеваншир Панах-хан…» (см. Грамоты и другие исторические документы XVIII ст., относящиеся к Грузии (1768-1774) / Под ред. А. А. Цагарели. Т. 1. СПб, 1891, сс. 434-435). О том, что Карабах - армянская земля, свидетельствует грузинский царь Ираклий II. В направленном русскому царю «Описании…» он пишет: «Хамс составляет владение и во оном семь воеводских правлений, народ весь армянского закона. В том владении находится армянской патриарх...» (там же, док. 198). А по словам великого русского полководца Суворова, «Шахназар… сей предатель своего отечества, призвал Панах-хана, бывшего прежде начальником незнатной части кочующих магометан близ границ карабагских, отдал ему в руки свой крепкий замок Шушикала и учинился ему с его сигнагом покорным» (Архив ГИАР, ф. 89, д. 10, оп. 2, с. 67-68).

Известно, что в середине XVIII века между меликами Арцаха начались раздоры - главным образом по той причине, что один из них, мелик Варанды Шахназар II, решил завладеть всем Карабахом и ради достижения этой цели не гнушался ничем. Он вступил в сговор с Панахом, пригласил его в Шуши.

Строительство Шушинской крепости и появление там Панаха трактуется азербайджанской историографией однобоко. При этом азербайджанские историки игнорируют реальные факты и архивные документы, а также то устоявшееся в историографии мнение, что Шуши была крепостью задолго до появления там Панаха. Так или иначе, азербайджанские историки упорно приписывают строительство Шушинской крепости Панах-хану и представляют его как прогрессивную силу, объединившую весь Карабах, а борьбу армянских меликов (истинных хозяев Карабаха) против захватчика - как мятеж. Наших соседей нисколько не интересует истинная история Шуши и ее крепости, а также то, что представляло из себя Шушинское ханство. Да что там говорить, если они игнорируют даже труды летописцев самого этого ханства!

Согласно достоверным историческим источникам, Панах был чужеземцем, ищущим спасения в Арцахе, поскольку в Персии он был приговорен к смерти. Трудно определить также его национальную принадлежность - в литературе и исторических источниках он упоминается просто как магометанин, мусульманин, а его наследники - кавказскими татарами или кавказскими турками. А сами персидские ханы Шуши, которых азербайджанские историки упорно называют азербайджанцами, даже представления не имели о таком этническом образовании, как «азербайджанец». Так или иначе, в середине XVIII века Панах, воспользовавшись наступившими в Персии смутными временами, случайно оказывается в Шуши, не имея ни этнической, ни экономической, ни историко-культурной основы, зато преисполненный жаждой власти. Руководствуясь психологией захватчика: «в первый день в чужом доме ты гость, во второй - полноценный член семьи, в третий - хозяин», Панах сразу же попытался подчинить себе карабахских меликов. Когда мелик Шахназар понял, какое предательство он совершил, было уже поздно: Панах с помощью взяток добился того, что его признали ханом Карабаха. Следы его зверского владычества до сих пор ощущаются в Карабахе… Доктор исторических наук Джамиль Гасанлы игнорирует все эти факты, пытаясь внушить неискушенному читателю, будто армян в Карабахе проживало ничтожное число, а сам этот край принадлежал ханам, - забывая о том, что их существование отнюдь не означает, что они были полновластными хозяевами и владыками Карабаха.

Из Кюрекчайского трактата, подписанного 14 мая 1805 года генералом Павлом Цициановым с Ибрагим-ханом, явствует, что последний был всего лишь персидским сатрапом и под давлением Цицианова перешел в подданство России и был присягнут российскому императору «яко верноподданный раб». В то же время он по наущению турецкого султана обратился к другим ханам с призывом объединиться и не допустить русских в Дагестан и Персию. Не прошел и год с момента подписания трактата, как Ибрагим-хан нарушил клятву и попытался сбежать, но был перехвачен неподалеку от Шуши и по приказу коменданта Шуши майора Лисаневича расстрелян как предатель, ибо «ежели б Ибрагим-хан [в] ту ночь яко изменник не получил бы должного возмездия, то на другой бы день Шушинская крепость должна быть в осаде от Персиян и изменников Карабагских. На верность Ибрагим-хана сына Мехти-аги с его Татарами полагаться никак нельзя было» (Подполковник Д. Т. Лисаневич - генерал-майору П. Д. Несветаеву. Рапорт. 4 сентября 1806 г. // АКАК. Т. 3. №610)». Предал Россию и уже упомянутый в рапорте Мехти-ага, сын Ибрагим-хана: в 1819 году он бежал в Персию и принимал активное участие в подготовке новых походов против России. В статье Гасанлы ни слова нет ни об этом, ни о других важнейших событиях той эпохи, в частности, о тех жестоких испытаниях, которые выпали на долю армян Карабаха, когда Персия прилагала все усилия, чтобы восстановить свое господство над краем, а Россия - чтобы окончательно присоединить его к империи. Гасанлы совершенно неуместно использует понятия «Азербайджан», «Северный Азербайджан» и «Южный Азербайджан» и делает по этому поводу незрелые и поверхностные суждения. Впрочем, это вполне вписывается в логику развиваемой в Азербайджане «исторической» теории, утверждающей, что автохтонным и при этом оседлым населением Восточного Закавказья были тюрки, то есть азербайджанцы. С точки зрения этой «теории» все культурно-исторические памятники региона являются свидетельствами «древней тюрко-азербайджанской цивилизации». И это при том, что имеются более чем достаточные исторические и письменные свидетельства - в том числе и местных авторов - о времени появления здесь кочевых тюркских племен. Что же касается самого названия «Азербайджан», то азербайджанские «историки» с восторгом подчеркивают, что упомянутый Страбоном «Атурпат» («хранитель, держатель огня») относится к их «Азербайджану». Факт, однако, что ничего подобного Страбон не говорил. Атурпатена, Атропатена - всего лишь топоним одной из провинций Ирана. Не случайно иранские исследователи ополчались на тех советских ученых, которые из чисто политических соображений повторяли придуманное турками название «Азербайджанская Республика».

Без каких-либо ссылок и обоснований Гасанлы утверждает, что вассальные Персии закавказские ханства были азербайджанскими государственными образованиями, а ханы - азербайджанскими правителями этих государств. Вот почему он называет Кюрекчайский трактат «полноценным дипломатическим документом» - хотя в трактате, состоящем из 11-и статей («артикулов»), нет ни слова ни о государстве, ни о присоединении к России. В трактате Ибрагим-хан 8 раз назван «ханом Шушинским и Карабахским». По каким причинам Гасанлы опускает слово «Шушинский», остается лишь гадать. Скорее всего, он хотел расширить границы владений хана, ущемляя тем самым исторические и человеческие права пяти исконных народов Восточного Закавказья - армян, талышей, татов, удинов и лезгин, а заодно и изъять из употребления исторические названия их родных краев.

Направляемая на государственном уровне антиармянская пропаганда дошла до такой степени разнузданности, что бывший президент Азербайджана Гейдар Алиев дал указание занимающимся историко-политическими и научными фальсификациями писакам сочинять всяческие труды и последовательно доказывать, что все те территории, на которых ныне находится Армения, принадлежали азербайджанцам (см. «Бакинский рабочий» от 18 февраля 1999 г.).

Воистину безграничный цинизм! Кстати, по какому-то поводу и Алиев-младший собрал этих бумагомарак и сказал им: «Все вы знаете, что у лжи ноги коротки, поэтому постарайтесь придать вашим сочинениям правдоподобие, чтобы затруднить разоблачение лжи и придать ей определенную сопротивляемость».

Но времена изменились. Обретший независимость Арцах сегодня является хозяином своей истории, культуры, своих памятников и с успехом дает отпор азербайджанской пропаганде, да и утверждения Джамиля Гасанлы слишком уж лживы и нелепы и не выдерживают никакой критики, особенно те, что связаны с названием «Азербайджан». До крайности извратили азербайджанские историки и вопрос этногенеза проживающих ныне на территории этой страны народностей.

«Научные труды», отрицающие исконность национальных меньшинств Азербайджана, отдают крайним национализмом. Эти сочинения свидетельствуют лишь о том, что ассимиляция малых народностей Азербайджана, их вытеснение из истории осуществляется под влиянием идеологии пантюркизма. Они трубят только об истории «азербайджанского» народа, причем яростно отрицается богатая историческая литература, подтверждающая кочевой образ жизни «азербайджанцев».

Статья Гасанлы создает впечатление, будто эти ханства были самостоятельными государственными единицами, а сам Азербайджан состоял из Южного и Северного Азербайджана.

Иранский историк Энаэтулла Реза в своей статье «Несколько слов об Азербайджане» возмущается тем, что некоторые ученые называют упоминаемые в иранских источниках Аран и Ширван Азербайджаном. Далее он обстоятельно показывает на богатом историческом материале, что севернее реки Аракс никогда не существовало Азербайджана и что азербайджанские авторы ставили своей целью присвоение иранской провинции Северный Азербайджан (см. «Азербайджан и Аран: Кавказская Албания», 1994, сс. 26, 45).

Вот так, совершенно наглым образом переворачивается с ног на голову история. Причем дальнейшая фальсификация исторических фактов стала «делом чести» каждого азербайджанского «ученого». Политика «прихватизации» чужой истории, культуры и выдающихся деятелей дошла до той степени, что даже Ноя записали в азербайджанцы (!) Между тем, как известно, народа с таким названием вообще не существовало, а то, что называется сегодня азербайджанским народом, еще не так давно называли просто «магометанами» либо «кавказскими татарами», «кавказскими турками». В советские годы им придумали название «азербайджанцы», ну а сегодня они зовутся «турки-азери».

Пользуясь непростительно мягкой армянской контрпропагандой, азербайджанские фальсификаторы наводняют своей писаниной различные международные инстанции и страны. Не поленимся повторить: раньше в Закавказье не было ни географического понятия под названием «Азербайджан», ни народа с таким названием. До 1918 года ни в исторических, ни в государственных документах никаких упоминаний ни об Азербайджане, ни об азербайджанцах нет. Даже на переговорах в мае 1918 года в Батуми о создании национальных административных объединений (кстати, там рассматривался и вопрос Карабаха) было констатировано, что в этом регионе создаются три административно-территориальных образования - Грузия, Армения и… Восточное Закавказье - поскольку это последнее образование этнически никак не идентифицировалось. Слово «Азербайджан» как название республики стало употребляться с 4-го июня того же года (см. Сысоев В. Краткий очерк истории Азербайджана. Баку, 1925, с. 5).

Не думаю, будто Гасанлы не знает, что с помощью создания марионеточного государства с придуманным названием «Азербайджан» турецкие паши намеревались уничтожить армянство в Закавказье и создать коридор в Среднюю Азию, которую они считали страной своих предков.

Поняв, что они не могут силой оружия присоединить иранский Азербайджан к закавказскому Азербайджану, турки вынуждены были выбрать косвенный вариант - создать «Азербайджанскую Республику» - с намерением присоединить ее к иранскому Азербайджану. Профессор Бартольд разоблачает эти планы: «Термин «Азербайджан» был выбран с той целью, чтобы Азербайджанская Республика и иранская провинция Азербайджан объединились» (см. Бартольд Б. Сочинения, т. 2, ч. 1, с. 703). Еще четче трактуется этот факт в книге «Очерки русской смуты» одного из руководителей белогвардейцев Деникина. Лидер Белого движения генерал А. И. Деникин в своих «Очерках русской смуты» писал: «Все в Азербайджанской Республике было искусственным, «не настоящим», начиная с названия, взятого взаимообразно у одной из провинций Персии. Искусственная территория, обнимающая лезгинские Закаталы, армяно-татарские Бакинскую и Елисаветпольскую губернии и русскую Мугань и объединенная турецкой политикой в качестве форпоста пантюркизма и панисламизма на Кавказе. Искусственная государственность. Наконец, искусственно держалось и азербайджанское правительство: первоначально - волею Нури-паши, потом генерала Томсона и в дальнейшем - просто по инерции» (см. Деникин А. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. Распад Российской империи. Октябрь 1918 - январь 1919. Воспоминания. Мемуары. Минск. Харвест. 2002, стр. 297-298). Лучше не скажешь…

Дополнили и подтвердили Деникина также Врангель, Колчак, Юденич, иранский историк Ахмад Касрави Табризи. А азербайджанский ученый Алекперов в своей статье, опубликованной в журнале «Археологические и этнографические изыскания в Азербайджане» (Баку, 1960 г.) писал: «Название «азербайджанец» нашло широкое применение в Азербайджане с 1936 года».

Чтобы новосозданное государство «Азербайджан» выглядело презентабельно, особенно на фоне обладавших богатейшей историей Ирана, Армении, Грузии, первый руководитель Азербайджана Мир-Джафар Багиров поручил историку Ямпольскому обосновать иудо-семитское происхождение азербайджанцев, то есть «доказать», что азербайджанцы издревле являются потомками… евреев. А точнее - что после уничтожения половцами Хазарского каганата они переселились на Ширванскую равнину и стали ее хозяевами.

Однако «писанина» Ямпольского Сталина не удовлетворила, поэтому он поручил востоковеду И. Дьяконову создать комиссию из историков-профессионалов и в спешном порядке придумать азербайджанцам древнюю и древнейшую историю. И очень скоро азербайджанцев «пристроили» в потомки шумеров, лулубенов, кавказских албан и других древних народов - нисколько не смущаясь тем, что новоявленные азербайджанцы были кочевым тюркским народом, родиной которых считался Туран. Между прочим, после развала СССР азербайджанцы вновь признали себя турками, но, гордясь древними предками, приписанными им подневольными учеными, ничтоже сумняшеся предъявили чуть ли не всем соседним народам исторические, культурные и территориальные претензии.

Что можно ответить на все эти наглые требования и претензии? Разве что сказать, что до первой четверти ХХ века история Закавказья, да и всего человечества не знала такого народа, как азербайджанцы. Даже знаменитый духовный предводитель Ирана имам Хомейни не раз заявлял: «Я не знаю такого народа, как азербайджанцы!» («Мецамор», 2004, № 5).

Впервые название «азербайджанцы» вошло в обиход в 1936 году: по указанию Сталина кавказские татары были объявлены азербайджанцами. И хотя сам «отец народов» еще в 1921 году заявлял, что кавказские татары все еще представляют собой племя и еще не оформились как нация, это не помешало ему в конце 1930-х годов подать первый пример, назвав великого персидского поэта Низами азербайджанцем.

…Если попытаться подытожить все нелепости, нашедшие место в статье Джамиля Гасанлы, то можно сказать, что данный автор, будучи верным фундаментальным принципам азербайджанской «историографии», преисполнен злобой и враждой к армянскому народу, что проявляется в мало приличествующих ученому мужу выражениях и откровенной лжи. Он поступает как истинный турок: главное - захватить и ограбить. И не только земли, но и историю, культуру. А заодно оплевать всех тех, кто непредвзято относится к Арцаху и Армении и пишет «армянин», «армянское» и «Армения» там, где речь идет об армянине, армянском и Армении.

Не будем, впрочем, забывать, что в советские времена и мы, армяне, немало поспособствовали тому, чтобы в массовом сознании, в научной литературе, в политике и СМИ укоренились антиисторические понятия «Азербайджан» и «азербайджанец»: мы приветствовали и рукоплескали ненаучным методам такого внедрения и долго еще будем вкушать горькие плоды этого «советского интернационализма».

Сегодня Азербайджан с маниакальным упорством даже Великую Армению и Киликию пытается объявить албанскими, то есть «законным» наследием азербайджанцев. Таким образом они дезориентируют и собственный народ. Давно уже заметно, что азербайджанские авторы испытывают страх перед своим же прошлым. И действительно, на воре ведь шапка горит. Захваченные территории, украденная история, присвоенная культура... Рано или поздно, но придется держать ответ за содеянное. А значит, встанет и вопрос о возвращении краденого.

Share this post


Link to post
Share on other sites

От шумеров до Турана - в поисках истории Азербайджана

Опубликованный 29 октября 2010 г. в азербайджанских интернет-источниках "возвратный отклик" под рубрикой "Горис-2010: сезон театра абсурда" за подписью руководителя администрации президента Республики Азербайджан Рамиза Мехтиева, поводом для появления которого послужило выступление президента Армении Сержа Саргсяна 16 октября 2010 г. в Горисе перед представителями СМИ армянской диаспоры, уже удостоилось аргументированного ответа армянской историографии (см.: Арутюнян Бабкен. Фальсификация на государственном уровне: "Горис-2010: сезон театра абсурда-научно-политическая манипуляция главы администрации президента Азербайджана Рамиза Мехтиева. "Вэм", 2010, №4,. Смотрите также http://www.panorama.am/ru/politics/ 2011/02/21historian).

Очевидно, что этот мехтиевский "шедевр" является сгущенным заключением постановок азербайджанской "историографии". В нем основательно искажена история не только Армении, но и всего нашего региона, в очередной раз подтверждая актуальность вывода В. Гюго: "Здесь прошли турки: все разрушено и траурно" (V. Hugo, L'enfant (Oeuveres completes). Poésie I, Paris, 1985, p. 476). В связи с этим необходимо вспомнить также слова турецкого дипломата Ахмеда Ремса: "Нашим политическим мудрецам Аллах не дал ни ума, ни опыта. Изучение истории не их ума дело" (ссылку см. Адонц Н. Вокруг решения Армянского вопроса. Ер., 1989 (на арм. яз.), с. 56-57).

Полагаем, однако, что многочисленные лики мехтиевского нападения на историческую науку нуждаются в еще одном отклике, который по возможности дополнит имеющуюся в ответе члена-корреспондента НАН Армении Бабкена Арутюняна систему корректировок, постановок вопросов и аргументов. Причина в том, что ограничение в объеме, присущее журнальной статье, не позволило признанному ученому (к сожалению, нам также не позволит) вывести на поверхность все мехтиевские подтасовки и манипуляции.

Мехтиевский "возвратный отклик" полон целенаправленным пренебрежением первоисточников и необоснованными суждениями, беспримерной нелепицей аргументов и выводов, многообразными манипуляциями и разнообразными приемами по превращению науки в произвольный вымысел. И если бы не неизбежные промахи Р. Мехтиева и его помощников, можно было даже полагать, что они действительно верят в свои бредни. В результате смехотворные попытки представить проникших в наш регион всего несколько веков назад из Турана и осевших последователей кочевых тюрок-"азербайджанцев" в качестве наследников албанцев и местного автохтонного населения, а армян в качестве пришлых, превзошли даже границы известных набегов печально известного Зии Буниятова в 1960-1980-х годах. Не во имя науки, а ради предотвращения окончательной дискредитации азербайджанской "историографии" в глазах иностранцев, Буниятов в свое время был вынужден предупредить, что в его стране "появились доморощенные "специалисты", с упорством, достойным лучшего применения, доказывающие происхождение азербайджанцев от шумеров, массагетов, саков и считающие кавказских албанцев тоже тюрками" (Буниятов З. Этнолингвистические "изыскания" в романе Исы Гусейнова "Идеал". "Известия" АН Азерб. ССР (серия истории, философии и права), 1986, № 4, с. 105).

С той же целью другой известный фальсификатор Играр Алиев в свою очередь отмечал: "Ряд историков и филологов начали выдвигать на первый план тезис о глубокой древности и даже автохтонности тюркского элемента на территории Азербайджана" (Алиев И. Изучение проблем древней истории, философии и археологии в Азербайджане в 1977-1987 гг. "Вестник древней истории", 1988, №1, с. 59). Очевидно, что эта граница уже преодолена последователями Зии Буниатова и, если так продолжится, то для их "исторических" набегов будет недостаточно не только нашего региона, но и всей планеты Земля.

Как показывают последовавшие в последние месяцы отклики на публикацию Рамиза Мехтиева, подобные "шедевры" в Азербайджане периодически используются в нагнетании новых волн антиармянской истерии внутри собственной общественности. Для этой цели, например, в региональном научном центре Шаки Азербайджанской НАН 16 марта 2011 г. методами, более характерными для сталинского тоталитаризма, было организовано "обсуждение", в ходе которого вновь были озвучены истрепавшиеся антиармянские фальсификации. "Возвратный отклик" мехтиевской группы был опубликован отдельной брошюрой и на азербайджанском языке - для очередной промывки мозгов азербайджанцев.

Подлинная причина антиармянской истерии

В своей беспристрастной горисской речи президент Армении Серж Саргсян (в отличие от указующих директив азербайджанским историкам отца и сына Гейдара и Ильхама Алиевых соответственно в 1999 и 2004 гг. о подтасовке истории, то есть о провозглашении территории Республики Армения "азербайджанскими землями" и НКАО "древнейшими азербайджанскими территориями") призвал "не приукрашивать, не очернять - попросту активно представлять истину вот задача, которую мы вместе должны решить" (см. http:/www.Lragir.am - 18.10.2010). Излишне говорить, что президент Армении однозначно был прав, поскольку для доказательства армянской принадлежности Арцаха (Карабаха) армянской стороне абсолютно не нужно приукрашивать свою историю и очернять историю соседа, как поступают в Азербайджане.

О якобы азербайджанской принадлежности еще одной исконно армянской земли - Нахичевани, Гейдар Алиев на заседании государственной комиссии по празднованию 75-летия Нахичеванской Автономной Республики дал следующую директиву: "Мы должны создать фундаментальные труды и по истории Азербайджана, и по истории Нахичевана, являющегося частью Азербайджана. Этими трудами мы должны не только ответить на выдвигаемые притязания, но и показать всему миру древнюю, богатую историю и культуру Азербайджана" (см. Керимов Э., Гасанов Ш.В. Нахчыван - этнографический феномен. Кавказ: археология и этнография. Международная научная конференция, материалы конференции, Баку, 2009, с. 303). И действительно, азербайджанские вандалы, показав всему миру, чем богаты "древняя" история и культура Азербайджана, в 2005 году окончательно уничтожили армянские живописные хачкары Джуги IX-XVII веков. Из директив отца и сына Алиевых и "возвратного отклика" Рамиза Мехтиева следует, что в Азербайджане хорошо понимают эту истину.

В этом причина того, что Мехтиев и его помощники перешли все границы в перекраивании истории. Естественно, это удовлетворило Алиева-младшего, который 26 апреля 2011 г. в своем выступлении на годовом заседании НАН Азербайджана заявил: "Очень рад, что наши историки создают фундаментальные, очень солидные труды. В особенности существование армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта диктует нам, чтобы мы уделяли этой сфере еще больше внимания, так как история этого региона постоянно фальсифицируется, искажается армянами. Рад, что наши ученые, положительно откликнувшись на мой призыв, за короткий срок создали прекрасные и основанные на реальных фактах работы, связанные с историей этого региона... Мировое сообщество, к сожалению, не знало о том, что нынешнее Армянское государство возникло на исторических азербайджанских землях" (http: //ru.president.az/articles/2041). Таким образом, по Алиеву-младшему получается, что "нынешнее Армянское государство" возникло в Туране, так как именно Туран является исторической землей азербайджанских турок. Можно ли представить более блестящий "театр абсурда"?

Подтасовки армянских лапидapных надписей

В мехтиевской фальсификации одна из самых типичных подтасовок связана с армянскими лапидapными надписями. Так, заявив, что "армяне (хаи) до середины XV века на Южном Кавказе почти не жили" (Мехтиев Рамиз, с. 17), мехтиевская группа, не колеблясь утверждала, что якобы "на христианских архитектурных памятниках Азербайджана нет армяноязычной эпиграфики вплоть до XI века (если только современные камнетесы не успели выдолбить новые "древние" армянские надписи на памятниках оккупированных (то есть освобожденных - А. Ш.) территорий)" (там же, с. 15).

Обратимся к фактам, оставив выводы читателю. Достаточно отметить, что в Нахичеванской Автономной Республике, несмотря на усердное и варварское уничтожение культурного наследия автохтонного населения этой древней армянской земли пришлым тюркским элементом, известный историк А. Айвазян обнаружил более 5350 армянских лапидapных надписей VII-XIX веков (см. Айвазян Аргам. Лапидарное наследие Нахичевана, т. 6. Ер., 2010 (на арм. яз.), с. 7). Фактографии около 1000 из них были изъяты у А. Айвазяна сотрудниками местных органов госбезопасности в 1981-1986 годах, а 400 (судя по формам букв - древнейшие), будучи сильно поврежденными, не поддавались расшифровке. Тем не менее, сохранились 6 армянских лапидapных надписей VII-X веков, которые отчетливо поддаются прочтению. Это надпись на хачкаре монастыря Св. Степанос в Шороте (926 г.), надпись о строительстве церкви Сурб Аствацацин (Святой Богородицы) в Норашене (951 г.) (см. там же, т. 4. Ер., 2008 (на арм. яз.), с. 38, 64), надписи монастыря Таргманчац в Норакерте (730 и 951 гг.) (см. там же, т. 3. Ер., 2007 (на арм. яз.), с. 47, 49), лапидapная надпись на хачкаре в монастыре Астапат (977 г.) (см. там же, т. 5. Ер., 2009 (на арм. яз.), с. 46) и надпись о строительстве монастыря Сурб Ншан (Святой Знак) в Куки (941 г.) (см. там же, т. 6. с. 35). Таким образом, временные рамки этих памятников включают 730-977 годы. Для сравнения отметим, что в Нахичеванской Автономной Республике обнаружено всего 289 лапидapных надписей, выполненных арабскими буквами и на персидском языке. Древнейшие из них (в количестве 25) - арабские надписи XIII-XIV веков, а остальные - надписи на персидском языке XVIII-XIX веков (см. Неймат М. Корпус эпиграфических памятников Азербайджана, т. III. Баку, 2001).

В Нахичеванской Автономной Республике в 1930-1978 гг. было уничтожено около 30 армянских архитектурных памятников, в том числе, 19 церквей, 3 храма, 2 церковных притвора, колокольня, 3 старинных кладбища, а в 1998-2006 гг. около 27 тысяч больших и малых армянских памятников (см. Мурадян П. Нагорный Карабах с древних времен до 1917 г. "К освещению проблем истории и культуры Кавказской Албании и восточных провинций Армении". Ер., 1991, с. 49; Айвазян Аргам. Указ. соч., т. 6, с. 7). Естественно, были уничтожены также бывшие на них армянские лапидapные надписи - неопровержимые свидетельства того, что подлинными хозяевами этой древней земли являются армяне. Пройдет некоторое время, и появится очередной Мехтиев, который не колеблясь будет отрицать то, что эти архитектурные памятники некогда существовали, а их фактографию будут считать армянской фальсификацией. Можно ли представить более легкую и простую азербайджанизацию Нахичевана?

Теперь перейдем к Арцаху, о котором известный путешественник и исследователь Х. Линч писал: "...населенная с незапамятных времен армянским народом, колонизованная татарскими эмигрантами... представляет солидный наружный оплот для Армении со стороны Каспийского моря" (Линч Х. Ф. Армения. Путевые очерки и этюды, т. I. Тифлис, 1910, с. 553). Несмотря на то, что утвердившиеся в последние века на этой армянской территории тюркские и курдские кочевники до освобождения ее части успели уничтожить сотни армянских памятников и бывших на них лапидapных надписей, сохранились 11 датированных надписей до XI века. Из них 10 были фактографированы в 1960-1964 гг. армянской группой объединенной научной экспедиции, образованной из специалистов Армении и Азербайджана, под бдительным контролем азербайджанских коллег. Древнейшая из них датируется 853 годом, а новейшая 1000-ым годом (см. "Свод армянских надписей", выпуск V. Ер., 1982 (на древнеарм. яз.), с. 12-13, 113, 163, 172-173, 252, 254). В совокупности армянская группа, наряду с существенными упущениями, фактографировала 1071 лапидapную надпись (см. там же, с. 5) IX-XVIII веков, а азербайджанская группа (руководитель М. Нейматова), искавшая арабоязычные надписи, не нашла ни одной.

После освобождения Карвачара в местном историко-краеведческом музее был найден хранящийся там хачкар с армянской надписью, датированный 921 годом (см. Карапетян Самвел. Памятники армянской культуры в районах, насильственно присоединенных к Советскому Азербайджану. Ер., 1999 (на арм. яз.), с. 52-53).

Сравнительно недавно в арцахском Тигранакерте при раскопках раннехристианской базилики было обнаружено гончарное изделие с армянскими надписями - диск, украшенный крестом. Его археологическая среда, анализ иконографии и формы армянских букв позволяют датировать диск V-VII вв. (См. Петросян Гамлет, Жамкочян Агавни. Диск с армянскими надписями из арцахского Тигранакерта (предварительное сообщение). "Историко-филологический журнал", 20.09, №1 (на арм. яз.), с. 173).

Если армяне, по мехтиевским манипуляторам, до середины XV века "почти" не проживали на Южном Кавказе, где якобы преобладало "тюркское население", то как объяснить отсутствие каких-либо фактических данных о тюркском присутствии на этой территории до XIII века, в отличие от армянского.

Пренебрежение первоисточниками или их сочинение

Хорошо известные мехтиевским фальсификаторам, однако сознательно пренебрегаемые ими арабские первоисточники свидетельствуют, что Арцах был населен армянами и во время арабского владычества. В частности, это видно из идентичных сообщений этих нейтральных первоисточников об аресте Бабека после подавления его восстания в 837 году. Не случайно обратимся к их буниятовскому переводу: cогласно Ат-Табарии, подавивший восстание Бабека арабский полководец аль-Афшин, узнав о его побеге из крепости аль-Базз, написал "царям и князьям Армении следующее: "Бабек сбежал с несколькими людьми и добрался до ущелья, а оттуда направился в сторону Армении и проедет мимо вас". Он приказал каждому караулить свой [личный] участок и не пропускать никого по дорогам, не задержав их и не установив их личность". (Буниятов Зия. Азербайджан в VII-IX вв. Баку, 1965, приложение, с. 309)

Чуть позже историограф добавляет: "Он (Бабек - А. Ш.) очень нуждался в продовольствии, но все армянские князья (батрики) зорко охраняли свои ближайшие владения и свои окраины и приказали своим гарнизонам не разрешать кому-либо проникать в них" (там же, с. 311). Одним из этих князей был хозяин Арцах-Хачена Саhл (Саhак) Смбатян - Саhл ибн Сунбат (см. там же, с. 187), власть которого, согласно ад-Динавари, распространялась до реки Аракс. Он и арестовал в своих владениях убегавшего в Византию известного разбойничьего главаря (см. там же, с. 311-313). Этот факт единогласно подтверждают не только армянские первоисточники, но и Абу-л-Фарадж, аль-Масуди, аль-Макдиси, ад-Динавари, Ибн аль-Асир и Микаел Ассириец (там же, с. 324, 325, 329, 332; "Иноязычные источники об Армении и армянах", т. 11. Ер., 1981 (на арм. яз.), с. 142-144; Хроника Михаэля Ассирийского патриарха. Иерусалим, 1871 (на древнеарм. яз.), с. 365).

Правда, ат-Табари и Ибн аль-Асир ясно не указывают национальность Саhла Смбатяна, но упоминают его в качестве адресата аль-Афшина одного из армянских князей (батриков), который для ареста Бабека также установил надзор за своими владениями. Что касается Абу-л-Фараджа, аль-Масуди и аль-Макдиси, то они зафиксировали то, что Саhл Смбатян являлся "армянским батриком", а Микаел Ассириец, по сути, подлинным армянским именем называет его "Саhак hайказун" (там же). Абу-л-Фарадж подчеркивает также то, что армянами были и подданные Саhла Смбатяна (см. Буниятов Зия. Азербайджан в VII-IX вв., приложение, с. 324).

Первый из армянских авторов, написавший о Саhле Смбатяне, - Мовсес Каланкатуаци, прежде всего, сообщает, что Араншаhики принадлежат к роду hайказеан, то есть являются армянами, констатирует принадлежность Зармиhра Араншаhика к этому роду, и Саhла Смбатяна "к царскому роду Зармиhра" (Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. Ер., 1983 (на древнеарм. яз.), с. 172, 330).

С учетом сказанного возникает вопрос: если в IX в. в восточных краях Армении, то есть Утике и Арцахе и не являющемся их составной частью Сюнике армяне не проживали, если там не было армянских княжеств и владевших ими армянских князей, то из какой части Армении были князья - адресаты аль-Афшина. Быть может, с легкой руки Мехтиева, выделившего до середины XV века в качестве места обитания армян окрестности озера Ван (см. Мехтиев Рамиз, с. 17)? Можно ли представить себе еще один более блестящий "театр абсурда"?

Между прочим в Азербайджане в вопросе этнической принадлежности Саhла Смбатяна проявляется, мягко говоря, анекдотический подход. Дело в том, что З. Буниятов, отлично зная, что Саhл Смбатян является родоначальником армянских династий, владевших Арцахом, в 1960-ые годы провозгласил его турком (Буниятов Зия. Обзор источников по истории Азербайджана. Баку, 1964, с. 10-11), что в Азербайджане, естественно, было всеми принято. Однако в конце 1980-х годов, сразу после начала карабахского движения, он тут же был провозглашен "предателем-армянином", преобразившись в символ армянского народа, в частности, "предательского арцахского армянства". Причем это произошло при помощи еще одного "достижения" азербайджанских фальсификаторов истории. Оно заключалось в манипуляции, при помощи которой имевший иранское происхождение порочный и кровожадный Бабек превратился не только в символ азербайджанского народа, но и национального героя. В честь Бабека был назван целый район. И поскольку не забывший бесчинства этой нелюди (в частности, на его глазах Бабеком были обесчещены мать, жена и сестра (Буниятов Зия. Азербайджан в VII-IX вв., приложение, с. 329) Саhл Смбатян, арестовавший его, сдал арабским властям, он был объявлен предателем - так же, как и восставшие ради свободы армяне Арцаха. А ныне, как следует из мехтиевской фальсификации, Саhла Смбатяна в политических целях вновь превратили в турка.

Для того, чтобы "опровергнуть" армянскую принадлежность Арцаха и "доказать" его якобы албанскую принадлежность, мехтиевская группа не побрезговала даже сочинением "первоисточников". В мехтиевском "шедевре" читаем: "Если Арцах не имел к Албании отношения, а Гянджасарский монастырь (имеется в виду Гандзасар - А. Ш.) был основан как чисто "армянский", то зачем нужно было князю Гасан Джалалу, построившему этот храм, оставлять надпись, в которой он был назван "престольным собором Албании", воздвигнутым для "моего албанского народа"?" (там же, с. 13). Любой человек, не знакомый с национальной принадлежностью hАсан-Джалала и содержанием оставленных им лапидapных надписей, несомненно прослезился бы, видя, какую заботливость проявил он к своему "албанскому" народу. Наверно и мы бы прослезились, если бы не одна "незначительная" мелочь: отсутствует ссылка в приписанных hAсан-Джалалу словах. Иначе и быть не могло, поскольку hAсан-Джалал не оставлял подобную душещипательную надпись. А в оставленной на северной стене храма Св. Ованес, который входит в монастырский комплекс Гандзасар, просторной надписи о строительстве, он всего лишь сообщает, что, согласно завещанию своего отца Вахтанга, вместе с матерью Хоришаh в 1216-1238 гг. построили церковь в их родовой усыпальнице ("построили церковь в Гандзасаре, усыпальнице предков наших"), освящение которой было совершено в 1240 г. в бытность Албанского католикоса Нерсеса (см. "Свод армянских надписей", выпуск V, с. 38-40).

А на чем основывается переименование "Гандзасара" на "Гянджасар" со стороны мехтиевских фальсификаторов, науке неизвестно. Что касается престола армянской Албанской церкви, то он, как тогда, так и после, долгие годы находился в монастыре Хамши (см. Киракос Гандзакеци. История Армении. Ер., 1961 (на древнеарм. яз.), с. 201). Причем армянская Албанская церковь имела статус епархии в структуре Армянской церкви с 552 года, а не была подчинена ей решением русского Синода в 1836 г., как это бездоказательно декларирует мехтиевская группа (см. Мехтиев Рамиз, с. 15). В течение всего своего существования она, не колеблясь, делила все тяготы материнской церкви и осуществляла функции Aрмянской Aпостольской церкви по сохранению нации.

Мехтиевские строители истории в своем видении Арцаха "албанонаселенным" "забыли" еще один - неопровержимый первоисточник, который не сумел обойти даже З. Буниятов, мы уж не говорим о М. Гейдарове и С. Ашурбейли. Это сочинение на персидском языке историко-географического характера середины 20-х годов XIII в. Безымянного автора, в котором он изложил то, что видел своими глазами. Оно было издано на русском дважды: сначала Н. Миклухо-Маклаем, а затем Л. Смирновой (см. Миклухо-Маклай Н. Географическое сочинение XIII в. на персидском языке (новый источник по исторической географии Азербайджана и Армении). "Ученые записки Института востоковедения", т. IX, М.-Л., 1954 (далее - Миклухо-Маклай Н.); Аджаб ад дунйа (Чудеса мира). Критический текст, пер. с персидского, введение, комментарий и указатели Смирновой Л. (далее - Смирнова Л.) М., 1993). В этом, имеющем структуру словаря, первоисточнике, - под буквой "ха" изложена словарная статья "Хачен", как в то время зачастую называли Арцах. Начало этой словарной статьи на основании страницы 202б рукописи А-253, хранящейся в Институте востоковедения Санкт-Петербурга, Н. Миклухо-Маклай перевел следующим образом: "Это область (вилайат) труднодоступная, среди гор и лесов; принадлежит к округам (амал) Аррана; там есть армяне; люди Абхаза (Грузии) называют их падишаха тагавер, они устраивают мятежи с абхазами" (Миклухо-Маклай Н., с. 204).

В свое время З. Буниятов обвинил Л. Бабаяна в искажении смысла сообщения "там есть армяне" (Буниятов З. Государство Атабеков Азербайджана (1136-1235). Баку, 1978, с. 112, пр. 320), поскольку последний слово "есть" заменил на "проживают" (см. Бабаян Л. Социально-экономическая и политическая история Армении в XIII-XIV вв. М., 1969, с. 22). Однако справедливость данной корректировки доказали сначала П. Мурадян (Мурадян П. История - память поколений. "Проблемы истории Нагорного Карабаха", Ер., 1990, с. 87), а затем Н. Смирнова. Последняя, сравнивая рукописи этого первоисточника, внесла в исследуемый отрывок две существенные поправки. Она исправила "там есть армяне" на "[ее жители] армяне", а "они устраивают мятежи с абхазами" на "абхазцам они не повинуются" (Смирнова Л., с. 199). Таким образом, в первой четверти XIII века, то есть во времена hAсан-Джалала, побывавший в Арцах-Хачене, пишущий на персидском языке Безымянный автор, которого невозможно заподозрить в проармянских настроениях, увидел его населенным армянами, а не эфемерными албанцами.

"Обнаружение" в Арцахе албанских князей и албанских княжеств

Рамиз Мехтиев и его помощники "обнаружили" в Арцахе в XII-XIII веках, ни много ни мало, - албанские княжества и культурные памятники и построивших их албанских князей, поименно называя уже знакомого читателю hАсан-Джалала и hАсана Великого (Кронаворяла) и его сына Вахтанга. Они были кровными родственниками, владели, соответственно, Нижним и Верхним Хаченами и принадлежали к потомству Саhла Смбатяна (подробно см. Улубабян Б. Княжество Хачена в X-XVI веках. Ер., 1975 (на арм. яз.); Акопян Алексан. Крепость Хачен-Хоханаберд и его княжеский род в IX-XIII веках (исследовательский экскурс). "hAндес амсореай", 2010, №1-12 (на арм. яз.), с. 72-170). О том, что эти знаменитые князья являются армянами, несомненно свидетельствуют лично их знающие, но объявленные албанцами, армянские авторы. Так, например, тот факт, что hAсан Великий и его сын Вахтанг являются армянскими князьями, подчеркивает Мхитар Гош. Он, в частности, пишет: "Предприняли мы это дело (создания своего "Судебника" - А. Ш.) в 633 году армянского летоисчисления (1184 - А. Ш.)... в годы еще издавна наступившего безвластия в царстве нашем, в то время, когда остались (лишь) немногие князья в краях Хачена, во времена hAсана, принявшего иночество, и сына его Вахтанга в замке, именуемом hAйтерк" ("Памятники армянских рукописей V-XII вв.", составил А. Матевосян. Ер., 1988 (на древнеарм. яз.), с. 242-243). Более того, вне сомнений то, что именно Вахтанг является тем "тагавером" Арцах-Хачена, которого упоминает отмеченный выше Безымянный автор. Кроме того, Мхитар Гош дважды называет его князем князей (см. "Базмавеп", 1848 (на древнеарм. яз.), с. 117, 243; Мхитар Гош. Судебник. Сводный критический текст, предисловие и комментарии Хосрова Торосяна. Ер., 1975 (на древнеарм. яз.), с. 548, прилож. 32), а супруга - Арзухатун дважды называет мужа "царевичем" ("Свод армянских надписей", выпуск V, с. 199), поскольку после отца Вахтанг являлся начальствующим над князьями Хачена.

Вопреки утверждению мехтиевских фальсификаторов не являлся албанцем и провозглашенный ими царем Албании hAсан-Джалал. Это можно констатировать хотя бы из следующего свидетельства Киракоса Гандзакеци: "...великий ишхан Хачена и областей Арцаха hAсан, которого ласково называли Джалалом - муж благочестивый, богобоязненный и скромный, армянин по национальности" (Киракос Гандзакеци, с. 358). С уверенностью можем утверждать, что достоверному и точному свидетельству Киракоса Гандзакеци, лично знавшего hAсан-Джалала, мехтиевские фальсификаторы могут противопоставить лишь свою вышеупомянутую безадресную "надпись", сочиненную ими же.

Из трех доминирующих княжеских родов Арцах-Хачена армянами были не только указанные, но и Допяны, которые носили родовое наименование, образованное от имени своей бабушки Допи, происходившей из выдающегося армянского княжеского рода Закарянов. Отпрыск этого княжеского рода епископ Саргис, говоря о своем отце князе Григоре, проживавшем со второй половины XIII в. по первую четверть XIV в., подчеркивает, что он являлся "князем Армянским", а затем, после перечисления их родовых имений, прибавляет, что княжество Допянов - "оставшаяся от наших предков вотчина" ("Памятные записи армянских рукописей XIV века". Сост. Л. Хачикян. Ер., 1950 (на древнеарм. яз.), с. 84). Наличие армянских князей и армянских княжеств в Арцах-Хачене в XII веке, стало быть то, что этот регион - армянский, еще раз констатирует Мхитар Гош. Он в качестве свидетеля пишет: "Во времена владычества эламитян (то есть туркменов - А. Ш.) Армянское царство давно уже было окончательно низложено, а остатки ишханов (князей - А. Ш.), лишенные всего, рассеялись, скитались по всей стране, отказываясь повиноваться друг другу: особенно те, кто жил в неприступных твердынях страны Арцах" ("Новые армянские мученики" (1155-1843). Под ред. А. Манандяна и Г. Ачаряна. Вагаршапат, 1903 (на древнеарм. яз.), с. 23).

То, что название восточных окраин Армении - Албания, имеет сугубо географическое значение, составляет часть Армении, населено армянами, не раз прямо констатирует Маттеос Урhайеци. Этот, живший во второй половине XI - первой четверти XII вв., автор сообщает чрезвычайно ценные сведения, поскольку его "Хронология" посвящена событиям его прижизненных лет и периоду, непосредственно предшествующему им (952-1136/1137 гг.). Касаясь событий по интронизации Ширакского архиепископа Барсега в католикоса Всех армян, произошедшего при помощи короля царства Ташир-Дзорагет Кюрике II, Маттеос Урhайеци пишет: "В 530 (1081 - А. Ш.) году отец Барсег ушел в Армянскую провинцию Албания, в город Лорэ - к царю армянскому Кюрике, сыну Давида Безземельного" (Маттеос Урhайеци. Хронология. Вагаршапат, 1898 (на древнеарм. яз.), с. 221). Затем, касаясь смутного состояния, которое возникло в стране из-за борьбы за овладение престолом католикоса Всех армян, он замечает: "Однако все эти картины смут и злобы не смогли проникнуть в страну Албанскую, которая называется глубинной страной Армении" (там же, с. 23). Такие свидетельства Маттеоса Урhайеци не ограничиваются приведенными (см. там же, с. 3-4, 17, 80-82, 231). Но, чтобы не распространяться, ограничимся ими, добавив только, что азербайджанская "историография" не случайно умалчивает о Маттеосе Урhайеци.

Такова историческая реальность, которую Р. Мехтиев и его помощники буквально растоптали, надеясь на неосведомленность читателя и его доверчивость.

Грабеж армянского культурно-исторического наследия

Азербайджанская "историография" изначально занималась и сегодня тоже усердно занята ограблением богатого и высокоценного культурно-исторического наследия армянского народа. Это явление проявляется, в частности, в провозглашении албанскими не только восточных краев Армении - Утика и Арцаха, но и всех поголовно, родившихся в этих провинциях, выдающихся деятелей армянской культуры и науки и прихватизации их творческого наследия. Ну что ж, если страдаешь комплексом неполноценности из-за неимения высокоценной культуры, то остается "творить" ее, присваивая то, что принадлежит чужому. И если это в былое время творилось посредством меча, то ныне - ручкой. С учетом сказанного, мы должны "быть довольны" тем, что мехтиевская команда довольствовалась только Мовсесом Каланкатуаци и Киракосом Гандзакеци.

Каждый, кто мало-мальски знаком с имеющим мировое признание армянским средневековым культурно-историческим наследием, знает, что их создатели по возможности старались избегать привнесения автобиографических данных или указания национальности. Это объясняется тем, что, согласно средневековому восприятию национальности, этническая принадлежность ставилась ниже религиозной, ярким подтверждением чего является определение национальности Григором Татеваци (см. "Книга вопросов". Константинополь, 1729 (на древнеарм. яз.), с. 552). В этом плане Мовсес Каланкатуаци не является исключением, стало быть, удовлетворился лишь указанием своего места рождения: "Село Каланкатуйк.., расположенное в той же провинции Утик, откуда (родом) и я" (Мовсес Калаканкатуаци, с. 137). Именно это, наряду с другими азербайджанскими фальсификациями, послужило "основанием" для мехтиевской группы, чтобы превратить этого выдающегося армянского историографа в "албанца". Теперь посмотрим, насколько Утик был "албанским" и был ли населен "албанцами"?

Дело в том, что в 428 году Сасаниды после превращения Аршакунийского армянского царства в марзпанство, часть провинции Утик (в том числе, область Аран-Рот), входившей в Великую Армению, присоединили к так называемому Албанскому марзпанству, которое персы называли Аранское, то есть марзпанство равнины. Спустя некоторое время, во второй половине V века, когда резиденцией албанского марзпана стал построенный в области Аран-Рот армянский город Партав, с целью создания материальной базы для марзпана от Аран-Рота был выделен участок, который получил наименование Ути-Арандзнак и составил восьмую область Утика. И именно здесь к западу от Партава, в долине реки Тартар находилась родная деревня Мовсеса Каланкатуаци - Каланкатуйк.

Тот факт, что Утик изначально составлял часть армянского государства Ервандянов и был армянонаселенным, констатирует отец армянской историографии Мовсес Хоренаци. Он цитирует имеющую реальные основания беседу, согласно которой "из области Туhов по реке Кассах откололся и ушел отрок (храбрый полководец - А.Ш.) Вардгес... колотить да стучать во врата Ерванда царя" (Мовсес Хоренаци. История Армении. Ер., 1991 (на древнеарм. яз.), с. 199) и сразу же комментирует цитату: "Здесь имеется в виду Ерванд Первый, Кратковечный, из hАйкянов, Вардгес, женившись на его сестре, построил этот аван (имеется в виду Вардгесаван = Вагаршапат - А. Ш.) " (там же). Туhская область Утика - это и есть Тус-кустак = Тавус или Тавушская область. Из этого следует, что территория Утика изначально - с начала VI в. до Р. Х., была в составе созданного Ервандом Кратковечным армянского царства Ервандянов, являясь армянонаселенной и армяноговорящей.

Касаясь событий по свержению с престола Ерванда IV Последнего основателем династии Арташесянов Арташесом I, Мовсес Хоренаци повествует о том, что весть о вступлении в Армению Арташеса с войском и его воспитателем Смбатом Ерванд получил из "области утыйцев" (там же, с.169), где зимовал, что следует из сообщения Мовсеса Хоренаци: "Стояли весенние дни" (там же). Для противодействия им Ерванд, намереваясь собрать войско, "оставил там (в Утике - А.Ш.) многих нахараров для охраны края, а сам спешно направился в свой город"(там же). Смбат, которому было известно, где зимует Ерванд, в свою очередь, "с молодым Арташесом быстро достиг пределов Утика. Навстречу ему вышли войска этого края и нахарары, оставленные там Ервандом. Когда об этом услышали остальные нахарары, они пришли в замешательство и стали размышлять, как бы отмежеваться от Ерванда" (там же, с.170).

Таким образом, отец армянской историографии ясно указывает, что Утик изначально входил в состав армянского государства, был зимней резиденцией Ервандянов и, будучи армянонаселенным, находился под правлением армянских нахараров. По другому поводу Мовсес Хоренаци сообщает, что в границе армянской речи, то есть в Утике и Арцахе, до реки Куры население было армянским и армяноязычным (см. там же, с. 112-113).

О том, что Утик традиционно был зимней резиденцией армянских царей, свидетельствует также Агатангелос, указавший, что Анак Партев встретил Хосрова I "в области Ути, в городе Хагхаг - в зимней резиденции царей Армении" (Агатангелос. История Армении. Тифлис, 1909 (на древнеарм. яз.), с. 21). А если азербайджанским фальсификаторам истории кажется, что армяне, в том числе, и предки Мовсеса Каланкатуаци, исконно проживающие в Ути-Арандзнаке, после включения их области в Агванское марзпанство по мановению волшебной палочки мгновенно превратились в албанцев (в их понимании - азербайджанцев), то жестоко ошибаются. Хотят они того или нет, Мовсес Каланкатуаци - армянин не только по национальности, но и по своей любви к Родине, отчизне и народу и по блестящему знанию родного армянского языка и истории (более подробно см. Мнацаканян А., Севак П. По поводу книги З. Буниятова "Азербайджан в VII-IX вв. "Историко-Филологический журнал", 1967, №1; Акопян А. Албания-Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках. Ер., 1987; Свазян Г. История страны Алуанк (с древнейших времен до VIII в.). Ер., 2009 и др).

И, наконец, этого историографа в качестве армянского знает назвавший его Каланкатуаци и Киракос Гандзакеци - личность, хорошо разбирающаяся в армянской библиографии. Повествуя о предшествовавших ему армянских историографах, он в их ряду упоминает также Мовсеса Каланкатуаци: "Историографы армянского народа тоже оставили множество трудов... И Мовсес Каланкатуаци, историограф Агванка (Албании - А. Ш.)" (Киракос Гандзакеци, с. 6-7). Таким образом, он считает Мовсеса Каланкатуаци историографом албанского, то есть равнинного края Армении. Подобно тому, как Товма Арцруни написал историю Васпуракана, а Степанос Орбелян - историю Сюника, так и Мовсес Каланкатуаци изложил историю Восточных краев Армении, которая географически называется Албанией.

В отличие от Мовсеса Каланкатуаци, Киракос Гандзакеци, будто предчувствуя свою "албанизацию", неоднократно упоминает, что является армянином. И это при том, что, кажется, надобности в этом не было, поскольку его биография и творческое наследие пропитаны беззаветной любовью к Родине, родному народу и вере. Для того, чтобы поднять на поверхность мехтиевскую фальсификацию, достаточно сослаться хотя бы на главное сочинение Киракоса Гандзакеци - к А"Истории Армении", в предисловии которого он последовательно использует такие выражения, как "моей страны Армянской", "страны моей Армянской", "моей армянской нации", "народу моему армянскому" (см. там же, с. 6, 7, 9). В своем сочинении историк использует эти выражения до конца и даже в названии одной из его глав - "О разорении моей страны Армении и Грузии теми же войсками" (там же, с. 237).

Кроме того, описывая тяжкое положение, выпавшее на долю Армении и армянского народа из-за владычества монголов, Киракос Гандзакеци, прежде всего, подчеркнул: "Предсказание мужа божьего святого Нерсеса относительно племени стрелков и разорения страны нашей Армянской нынче претворено в жизнь племенем, называемым татарами" (там же, с. 9). Затем с болью добавил: "Каждый из прежних тружеников (предшествовавших историографов - А. Ш.) находил место, с которого начинал [повествование]: либо [правление] прославленного царя, либо родоначалие знаменитых родов. Мы же лишены всего этого, ибо царство у нас - как Аршакунийское, так и Багратунийское - давно пресеклось, князей армянских, за исключением тех, кто скрывается и прячется где-то в чужих странах, нигде не видно" (там же). Неужто албанский автор посчитал бы себя армянином, а Армянскую страну - своей родиной, выражая свою боль из-за падения армянских царств Аршакунийцев и Багратунийцев, плачевного состояния армянского народа и бегства армянских князей в чужие страны.

В качестве основания для провозглашения Киракоса Гандзакеци албанцем называется также выдуманное место его рождения: якобы он родился в городе Гандзак. На самом деле этим псевдонимом историка назвал по ошибке первый издатель его "Истории Армении" (Москва, 1858) В. Тер-Ованнисян, и это имя получило гражданство. Киракос Гандзакеци пишет, что он "из страны Гандзака" (там же, с. 116), то есть из Арцахской области Парисос, и ни об одном городе и его жителях не говорит с таким презрением, с каким говорит о Гандзаке и гандзакцах (там же, с. 135). Он довольствовался только упоминанием своего имени Киракос (см. там же, с. 10, 249, 339; См. также: Мелик-Оганджанян К. Историко-литературная концепция З. Буниятова. "Вестник архивов Армении", 1968, №2, с. 182-183, 188-189).

Между прочим, начиная с 1930-х годов по воле И. Сталина, которому азербайджанцы обязаны своим названием, был объявлен "чистокровным азербайджанцем" и Низами (об этом подробно см. Козмоян Армануш. Ограбление культуры, или Ответ Арифу Гаджиеву. "Гракан терт", 23 ноября 1989 (на арм. яз.) - одна из вершин персидской поэзии. В Азербайджане это было не только воспринято, но и ныне представляется в качестве непреложной истины, и Низами рассматривается в качестве символа азербайджанской "древнейшей культуры". Если характеризующий турок клятвопреступниками, вероломными, грабителями и другими отрицательными определениями, называющий своего сына от кипчакской жены "сыном моего турка", имевший отца-перса и мать-курдянку и творивший на персидском поэт (см. там же) считается азербайджанцем (турком), то почему не должен провозглашаться "албанцем" ненавидевший Гандзак и гандзакцев Киракос Гандзакеци? Между прочим, с тем же "успехом" азербайджанцами провозглашены также Хакани и Фалаки. И если так продолжится, то от персидской поэзии и следа не останется.

Подтасовка политического и географического понятий "Азербайджан"

Р. Мехтиев и его помощники лгут, утверждая, что якобы "после падения Албанского самостоятельного государства Карабах, будучи частью географического и политического понятия "Азербайджан", входил в состав азербайджанского государства Саджидов; в X в. - в состав государства Саларидов; в XI-XII вв. был частью государства Шеддадидов; в XII-XIII вв. Карабах составлял часть азербайджанского государства Атабеков-Ильденизидов (то есть Елткузянов - А. Ш.) " (Мехтиев Рамиз, с. 15). Искать в этих строках какую-либо верную мысль равносильно поиску в темной комнате черной кошки, которой там нет. На самом деле географические понятия "Азербайджан" и "Карабах" появились через века после падения Албанского царства (о появлении географического названия Карабах в XIV веке см. "К освещению проблем истории и культуры Кавказской Албании и восточных провинций Армении", с. 38). Что касается политического понятия "Азербайджан", то оно было выдумано в мае 1918 г.

После имевшего место в Армении в 450-451 гг. мощного антиперсидского восстания с целью ослабления Армянского марзпанства Сасаниды вывели из его состава Арцах, но включили его не в Албанское государство, а в марзпанство. Кроме того, "Саджиды и Салариды были государственными образованиями иранского элемента. Шеддадиды были курдами" (Арутюнян Б., с. 17). Арцах в XII-XIII веках, то есть на протяжении 200 лет не являлся частью "азербайджанского государства Атабеков-Ильденизидов", поскольку, во-первых, оно было не азербайджанским, а сельджукским и, во-вторых, оно просуществовало полунезависимым или независимым всего 86 лет - с 1139 по 1225 гг. Арцах, несмотря на упорные усилия Ильденизидов, так и не покорился им. Это констатирует и вышеупомянутый Безымянный автор, с упоением повествуя об очередном походе ильденизийских разбойничьих войск в этот армянский край в 1214-1215 г., подчеркнув до этого, что хаченцы (арцахцы) абхазцам (грузинам) не повинуются. Если бы Арцах подчинялся бы Ильденизидам, то почему имел место этот поход и для чего Безымянному автору понадобилось подчеркивать, что хаченцы и абхазцам (грузинам) не повинуются (Смирнова Л., с. 199).

Топонимические набеги

Мехтиевские "топографы" сокрушенно утверждают, что "сотни топонимов на территории бывшего азербайджанского (именно азербайджанского!) Ирeванского ханства были переименованы в советское время в армянские названия с целью уничтожения следов проживавших на этих землях азербайджанских тюрoк. Топонимы, которые в нашем языке имеют значение, а на армянском ничего не означают" (Мехтиев Рамиз, с. 11).

Во-первых, хорошо известно, что любой кочевник, в том числе, и тюрок не имеет постоянного места обитания. Район обитания кочевника находится там, где находится пастбище овец, являющееся важным средством для его существования. Если бы не это, то Рамиз Мехтиев, если он действительно азербайджанский тюрок, что весьма сомнительно, сегодня проживал бы не в Баку, а в Туране. Кроме того, тюркские наименования армянских населенных пунктов вовсе не являются залогом того, что они были основаны тюрками. Немало было случаев, когда пришлые тюрки, выселив, или чаще уничтожив местное армянское население, его населенные пункты превращали в летнюю или зимнюю стоянку и, в конце концов, утверждались там. За захватом армянских территорий следовала тюркизация-присвоение их топонимов.

Это производилось или неверным переводом наименований, или фонетическим искажением, или каким-либо смехотворным переименованием, достойным примитивного мышления кочевника. Доказательством сказанного является приведенный Бабкеном Арутюняном пример переименования армянского села Донкуйс (что означает "на речной стороне") в Донгузлу (см. Арутюнян Б., с. 11) (что означает "обиталище свиней"), который является одним из примеров смехотворности и бессмысленности переименований тюркизированных армянских топонимов. А что касается опасения мехтиевских "топографов", недавно повторенного Ильхамом Алиевым (см. http: //ru.president.az/articles/2041) относительно того, что на армянской земле могут быть уничтожены следы обитания азербайджанских тюрок, то они могут быть спокойны: тюрки, среди прочих своих злодеяний, уничтожили или разрушили столько армянских архитектурных памятников, что восстановить их невозможно, а, стало быть, невозможно уничтожить тюркские следы.

Из перечисленных мехтиевскими "топографами" "азербайджанских топонимов" приведем пример Гаракилисы (Сисиана). Наличие топонима Сисиан задолго до появления тюрок на своей земле отметили армянские первоисточники. И поскольку Р. Мехтиеву и его помощникам по понятным причинам не хочется доверять им, обратимся к нейтральному грузинскому первоисточнику. Упоминая о совершенном Закарянами в 1207 г. походе из Ани в Ардабил, грузинский историк пишет: "Прошли Гелакун (то есть Гегаркуник - А. Ш.), спустились в Сисиан, перешли через Ходаферинский мост и направились к Ардебилю" (подробно см. Кикнадзе Р. Очерки по источниковедению истории Грузии. Тбилиси, 1980, с. 74-75).

Здесь речь идет о возбудившем обиду мехтиевских "топографов" Гаракилисе-Сисиане, поскольку из Ани через Гегаркуник по Худапиринскому мосту можно пройти в Ардабил только по Сисиану. Заметим также, что в персидско-арабских источниках эта область упоминается как Сисаджан, Сисаhан, но никогда не упоминается под данными тюрками наименованием Гаракилиса (Черная церковь). А в целом, ряд "гаракилис", встречающихся бродячему турку, настолько пространен, что даже их перечисление бессмысленно, потому что кочевник замечал и фиксировал не армянское название того или иного селения, а лишь цвет камней его церкви. Подобный познавательный дальтонизм свидетельствует лишь о том, что они пришлые и чужды данной культурной среде. Несколько слов посвятим мехтиевскому "обвинению" армян в создании фальшивых летописей с "древними армянскими" топонимами Ноевых времен (Мехтиев Рамиз, с. 11).

Кто-кто, а мехтиевские фальсификаторы должны бы не только не говорить о Ное, но, услышав это имя, краснеть. Дело в том, что еще в 1980-х годах азербайджанские "ноеведы" на полном серьезе утверждали, что Ной - чистокровный азербайджанец, а его ковчег, согласно им, спустился в изначально тюрконаселенном Нахичеване. Что касается плоского юмора Мехтиева о переименовании Львова в Арюц (то есть "Лев"), то таковое переименование было бы ближе к здравому смыслу, нежели уму непостижимое переименование Донкуйса в Донгузлу. Если не так, то, соглашаясь с мехтиевскими "топографами-лингвистами", придется признать, что обосновавшиеся в Донкуйсе мусульмане-тюрки в поте лица занимались свиноводством.

Фальсификация истории позднего средневековья Утика

А теперь вернемся к "аборигенности" тюрок-азербайджанцев в нынешних районах Азербайджана - Казахском, Товузском и Гедабекском, то есть областей Агуэ (Агстев), Тавуш и Гардман провинции Утик Великой Армении. Эти "аборигены", согласно турецким и другим первоисточникам, на самом деле принадлежат к тюркско-кизилбашским племенам казахлу (казахлар, казахи) и шамсадинлу, достигшим из Турана в окраины Себастии, а оттуда переместившимся в Шираз. В этих армянских областях их заселил сефевидский шах Исмаил в первой четверти XVI в. Заселив на армянских территориях эти и целый ряд других кизилбашских шиитских племен, он имел целью создание надежного тыла в борьбе с османскими турками-суннитами. Этой же цели служило создание наследником Исмаила Тагмазом I Казахского и Шамшадинского ханств. Однако это не удалось Сефевидам, поскольку эти племена интересовались только и только собственной выгодой. Когда возникала необходимость, они меняли хозяина.

Получив Агуэ (Агстев), Тавуш и Гардман в качестве наследственной улки, племена казахлу и шамсадинлу принялись за тюркизацию их наименований. Агуэ переименовали в Казахлу, а Тавуш и Гардман - в Шамсадинлу. Исконные армянские топонимы этих областей за незначительными исключениями тюркизировались. Больших размеров достигли эксплуатация и вытеснение автохтон-армян, а также насильственная исламизация - тюркизация или попросту уничтожение. В результате численность армянского населения бедственно сократилась, а пришлых - увеличилась. Сказанное подтверждается не только армянскими, но и иноязычными первоисточниками того времени. Так, например, в Тавушской области Республики Армения в селе Тавуш ("в... моей области Тайуш, в деревне, которая называется Тавуш") в памятной записи к переписанному Евангелию писарь Есаи отмечает: "От персидских (то есть пришедших из Персии - А. Ш.) разбойников нам навязано зло беззакония, иго служения им, избивая и мучая заставляют нас принять свои заблужденные обычаи" ("Памятные записи армянских рукописей XVII века (1641-1660 гг)", т. III. Составил Вазген Акопян. Ер., 1984 (на древнеарм. яз.), с. 182). Подтверждением этих слов писаря Есаи является большое число насильственно, через "килинч" (то есть мечом) исламизированных в Казахском, Тавушском и Гедабекском районах Республики Азербайджан.

В дальнейшем, во второй половине XVIII века Казахское и Шамшадинское ханства попали в вассальную зависимость от царя Картли и Кахетии Геракла II, а в 1801 г. вместе с Восточной Грузией были присоединены к Российской империи (см. Петрушевский И. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-XIX вв. Л., 1949, с. 134). Это предотвратило окончательное вытеснение армян из этих ханств, доказательством чего являются данные статистики, проведенной в 1770 г. по приказу Геракла II. В официальном статистическом документе за 5 апреля 1770 г. читаем: "Казах целое ханство, и многие из здешних жителей (то есть армян - А. Ш.) рассеялись в других странах, и ныне в Казахе азербайджанцев (тюрок - А. Ш.) 3000 и армян 1200 [домов]. Шамшадин целое ханство: здесь проживает азербайджанцев (тюрок - А. Ш.) 2200, есть также армяне - 1200 [домов] " (Меликсет Бек Л. Грузинские источники об Армении и армянах, т. 3. Ер., 1955 (на арм. яз.), с. 157). Есть много других аналогичных источников, но достаточно и приведенных, чтобы показать историческую реальность.

Кем являются азербайджанцы?

Рамиз Мехтиев и его помощники затронули также вопрос формирования азербайджанского народа. Во имя справедливости должны признаться, что в этом вопросе искажение истории в реализуемой фальсификации по азербайджанским критериям "умеренно", поскольку через преднамеренное отождествление понятий "народ" и "нация" "биологическим" предкам азербайджанцев "скромно" приписано наследие всего 1000 лет (Мехтиев Рамиз, с. 9). Для сравнения отметим, что в школьных учебниках по истории Азербайджана, не учитывая вышеупомянутое предупреждение З. Буниятова, предков азербайджанцев связали с шумерами, провозгласив последних "тюркоязычными племенами", и наградили их 8-9 тысячами лет давности (Алиев В., Бабаев И. и др. История древнего мира. Уч. для 6 класса. Баку, 2007, с. 59, 113, Алиев В., Юсуфов Ю. История Азербайджана. Уч. для 6 класса. Баку, 2002, с. 55). Мехтиевскую "умеренность" можно объяснить двумя обстоятельствами: или в суматохе строительства истории, которое в Азербайджане превратилось в соцсоревнование, правая рука не знает, что делает левая, или была учтена приправленная убийственным сарказмом последняя реакция (см. "Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории независимых государств". М., 2009, с. 5, 24-27) серьезных научных кругов России на курьезные попытки связать предков азербайджанцев с шумерами.

Не случайно, поставив знак равенства между понятиями "народ" и "нация", мехтиевские фальсификаторы на деле пытаются обойти тот факт, что азербайджанцы своим наименованием обязаны ненавистнику армян И. Сталину. Они утверждают, что нация не может быть создана росчерком пера партийного деятеля (Мехтиев Рамиз, с. 9), забывая о том, что "отец народов" не создал азербайджанскую смешанную нацию, а с далеко идущими целями дал украденное наименование "азербайджанцы" части тюрок-огузов - кавказских татар или просто тюрок. А, стало быть, не имеет смысла утверждать, что поколениям одного и того же народа, родившимся до 1930-х годов и после этого, нельзя "приписывать" две разные этнические принадлежности (там же). В конце концов, эти поколения даже до 1990-х годов по национальности не считали себя ни азербайджанцами, ни азербайджанскими тюрками. Они называли себя просто мусульманами, поскольку на вопрос "какой национальности" обычно отвечали "манн мусульман ам" ("я мусульманин"), а не "я азербайджанец" или "азербайджанский тюрок". Тем самым, можно констатировать, что первым определителем этнической принадлежности азербайджанцев была не эфемерная национальность, а исповедуемая религия, которая была первым важным фактором, объединяющим их в одно этническое общество и определяющим нормы сожительства.

Вторым важным фактором был разговорный тюркский, который успешно использовался как для сплочения новоиспеченных азербайджанцев в одно этническое сообщество, так и для азербайджанизации, то есть тюркизации местных и пришлых национальных меньшинств. Последнее обстоятельство немного времени спустя после создания Советского Азербайджана - в 1923 г. чудесным образом предугадал востоковед В. Худадов. Он писал: "Тюркская ассимиляция происходит на наших глазах, и близок день, когда от ряда национальностей, населяющих Закавказский Азербайджан, останется лишь воспоминание... Ассимиляция эта может лишь выиграть с созданием независимой Азербайджанской республики с тюркским государственным языком" (Худадов В. Современный Азербайджан. "Новый восток". М., 1923, №3, с. 171). То, что В. Худадов не ошибался, недавно констатировал Ильхам Алиев, заявив следующее: "Наш родной, азербайджанский язык сыграл исключительную роль в формировании азербайджанского народа, формировании независимого Азербайджана" (http://ru.president.az/articles/2041).

Как показала история, демографическая картина в Советском Азербайджане неукоснительно менялась в пользу азербайджанцев. Это произошло в результате как отчуждения нацменьшинств, проводимого различными методами, так и вытеснения. Так, если в 1924 г. численность тюрок в Азербайджане составляла 1.241.758, а местных лезгин - 109.333, то в 1989 г. эти цифры соответственно составляли 5.804.980 и 171.395. То есть численность азербайджанцев возросла более чем в 4 раза, а численность лезгин, не уступающих им по уровню рождаемости, всего в 1,6 раз. Численность армян в 1924 г. составляла 295.262, в 1979 г. - 475.786, а в 1989 г. вследствие начавшейся депортации упала до 390.505. Для того чтобы нас не обвиняли в тенденциозности, сравним динамику роста армян и азербайджанцев не в 1924-1989 гг., а в 1924-1979 гг. (в 1979 г. численность последних составляла 4.708.832).

В результате выяснится, что за это время армян стало больше в 1,6 раза, а азербайджанцев - примерно в 4 раза (см. "Большая советская энциклопедия", т. I. М., 1926, с. 641; http://ru.wikipedia.org/wiki/Население Азербайджана). Причем в Нагорном Карабахе, превратившемся в колонию Азербайджана, в 1924-1989 гг. численность местных армян практически не увеличилась - соответственно 142.470 и 145.500, в то время как численность азербайджанцев возросла в 4,5 раза (см. "Большая совесткая энциклопедия", т. I, с. 641; Ходжабекян В. Арцах в час испытания. Ер., 1991 (на арм. яз.), с. 66, 67). Показательно, что если по данным переписи 1926 г. армяне составляли 5,4% населения Азербайджана, то в 1989 г. всего 2,7% (см. Ходжабекян В., указ. соч., с. 66, 67). А если вспомним о талышах, то лживость мехтиевских утверждений о дружбе народов в Азербайджане проявится еще более ярко.

Обретение независимости Азербайджаном создало максимально благоприятные условия для формирования смешанной азербайджанской нации. Если, например, в 1989-1999 гг. численность азербайджанцев в процентном соотношении возросла с 82,7% до 90,6%, то у национальных меньшинств этот показатель остался тем же или еще более опустился. В этом плане некоторое исключение составляли малочисленные турки и курды, что являлось следствием незначительного механического роста (см. http://ru.wikipedia.org/wiki/НаселениеАзербайджана). В настоящее время на дальнейшее сплочение азербайджанцев направлена разворачивающаяся в этой стране вокруг Карабахской проблемы необузданная антиармянская истерия, главной целью которой является формирование управляемой, зомбированной нации, имеющей в своей основе этнокультурного душевного склада антиармянские настроения.

Подтасовка событий наших дней

Мехтиевские подтасовщики для прикрытия фактов геноцида, осуществленного в отношении армян в конце 1980-х годов - начале 1990-х годов азербайджанскими вандалами, также попытались дезориентировать читателя. С этой целью они заявляют, что якобы армяне "предпочитают молчать о том, что они стоят за погромами и убийствами в Гафане, Мегри, Аскеране, Гукарке, в ходе которых пострадало намного больше жителей Армении азербайджанской национальности, чем армян - в азербайджанских городах" (см. Мехтиев Рамиз, с. 23). В этом бреде есть только одна верная мысль. Это то, что Аскеран находится не в Азербайджане, а действительно в Армении.

В мехтиевской клевете есть также один верный риторический вопрос: "Нашелся ли хотя бы один житель Армении, укрывший у себя азербайджанца и спасший жизнь соседа?" (там же). Отвечаем: нет, не нашлось, потому что, в отличие от Азербайджана, в Армении в этом необходимости не ощущалось. И это по той простой и им же хорошо известной причине, что в Армении на какого бы то ни было азербайджанца никто даже косо не посмотрел. Что касается попытки мехтиевской группы целенаправленно представить сумгаитского погромщика Э. Григоряна в качестве чистокровного армянина, то в "материалах союзной прокуратуры" (там же), на которую они же ссылаются, зафиксировано, что его мать - разведенная азербайджанка, воспитавшая своего сына в духе армянофобии. Здесь уместно вспомнить следующие строки гениального персидского поэта Низами: "Проклиная турка, раскрыл рот, // Что рождается турок мятежным от матери" ("Гракан терт", 23 ноября 1989).

Дидактические корректировки мехтиевских подтасовок можно продолжать бесконечно. Но поскольку хорошо знакомый их авторам овечий мацун белый, а не черный (что, по сути, мы и пытались им доказать), будем считать сказанное достаточным. Тем не менее, считаем не лишним указать превратившемуся из философа в тяжелую артиллерию азербайджанской "историографии" Р. Мехтиеву и его помощникам на следующие строки Саади, который, непонятно почему, пока не объявлен азербайджанцем: "Боюсь, ты никогда не достигнешь Каабы (Мекки), о араб! //ибо тот путь, по которому ты следуешь, ведет в Туркестан".

Арташес Шахназарян, завотделом "Истории средних веков" Институт истории НАН РА, кандидат ист. наук

Share this post


Link to post
Share on other sites

О фальсификации истории меликств Арцаха в азербайджанской историографии

Одной из важнейших составляющих армянской истории по праву является история меликств Арцаха. В условиях потери Арменией государственности Арцахские меликства оставались той единственной силой и платформой, на базе которой при благоприятных возможностях могло бы возродиться армянское государство.

Не секрет, что азербайджанская историография долгие годы не щадит сил и стараний, чтобы в кривом зеркале доморощенной исторической науки извратить и исказить историю Армении и всего армянского наследия.

В этом контексте, по понятным для всех причинам, основной мишенью азербайджанского ”историостроительства” стало прошлое и настоящее армянского Арцаха. Практически нет ни одного периода арцахской истории, который не был бы сфальсифицирован азербайджанскими горе-историками. Одним из основных объектов профессионального подлога последних стала, в частности, история меликств Хамсы, выступивших ярким проявлением сохранения армянской государственности в Арцахе. На эту тему в Азербайджане и за его пределами публикуются «сочинения», в которых меликства Арцаха, вопреки научно-исторической литературе и многочисленным историографическим первоисточникам, представляются как так называемые албанские образования. Азербайджанская пропагандистская машина эти антинаучные трактаты переводит на различные языки и распространяет по всему миру.

В настоящей статье мы обратились к двум подобным публикациям, авторами которых являются член-корреспондент НАН Азербайджана О. Эфендиев и кандидат исторических наук Г. Мамедова. Их статьи размещены в сборнике «Гарабаг: Курекчай – 200», изданном в Баку институтом истории им. А. Бакиханова НАН Азербайджана, в честь 200-летия подписания Курекчайского договора. Несмотря на то, что настоящая работа обращена к вышеназванным историкам, она, в тоже время, адресована и иным авторам, занимающихся фальсификацией истории меликств Арцаха.

В нашей статье, под неоспоримым свидетельством многочисленных достоверных фактов, обнажаются подлоги и фальсификации азербайджанских псевдоисториков, касающиеся истории Арцахских меликств XVII–XIX веков, а благодаря историографическим первоисточникам и научной литературе демонстрируется несостоятельность их искусственных «теорий».

В самом начале своей статьи О. Эфендиев пишет: «В армянской историографии эти Гарабагские меликства безоговорочно считаются армянскими, полностью игнорируется их происхождение от кавказских албан». Каждому человеку, более или менее знакомому с историей Арцаха, ясно, что это голословное заявление азербайджанского историка не имеет ничего общего с действительностью. По этому поводу хотелось бы напомнить О. Эфендиеву и его собратьям по перу общеизвестные строки из государственной грамоты российского императора Петра I Великого от 10 ноября 1724 г., начертанной в ответ на прошение-обращение меликов Арцаха: «Мы оной Армянской народ во особливую Нашу Императорскую милость и протекцию приняли». Трудно представить, что найдется хоть один здравомыслящий человек, убежденный в том, что Петр Великий не знал, какой народ он берет под свое покровительство. Лишь одного этого факта вполне достаточно, чтобы разрушить вышеизложенные ложные «тезисы» азербайджанских лже-историков. Отметим также, что в дошедших до нас российских документах, охватывающих период армянской национально-освободительной борьбы 1720-ых годов, Армянский сигнах /территориально-оборонительное объединение/ переводился как «Армянское собрание».

В нашем распоряжении имеются бесчисленное количество подобных фактов, достоверность которых выше всяческих сомнений. В данном случае хотелось бы привести отрывок из «Описании сопредельных с Грузией областей и городов» грузинского царя Ираклия II, где он пишет об Арцахе следующее: «Хамс составляетъ владение, и во оныхъ… народ весь армянскаго закона /данная цитата и последующие выделены нами – А. М./… в том владенй находитца армянской патриарх /Гандзасарский католикос – А. М./… Армяне имеют болшую крепость, места гористые, лесные, а притом поля плодовитые; жаванширскаго народу выступит на воину две тысячи пятьсот человек, а армян четыре тысячи пятьсот… Армяне хамские к воинству весьма храбры». Надеемся, что грузинского царя никто не сможет обвинить в пристрастности, а тем более в том, что он недостаточно хорошо знал своих соседей. Надеюсь, что Г. Мамедова, О. Эфендиев и их сподвижники также согласятся с нами и в том, что Ираклий II прекрасно знал и не мог перепутать национальность меликов Арцаха, с которыми постоянно поддерживал личные контакты.

К сведению азербайджанских лжеисториков, отметим также, что мелики Арцаха считали себя «наследниками, оставшимися от благородных воинов царей армянских». Так, общий правитель меликств Хамсы, владыка меликства Дизак Мелик-Еган высек на входе в свою приемную следующую лапидapную надпись: «Я не допустил, чтобы из Армении увели пленных. Могучий шах Надир пришел со свом войском из Арага и отвоевал страну у османов. Я оказал ему столько услуг, что он назначил меня ханом и бекларбеком над шестью христианскими магалами /провинциями – А. М./ – Талышом, Джарабердом, Хаченом, Варандой, Кочизом и Дизаком». Владыка меликства Дизак Мелик-Еган скончался в 1744 г. и был похоронен в притворе церкви села Тох, где находился фамильный склеп Мелик-Еганянов. А вот стихотворная эпитафия, высеченная на его могильном камне:

«Это могила храброго князя,

Великого мелика по имени Еган,

Сына благочестивого вардапета по имени Гукас.

Был он любим всеми и шахом Надиром,

Он владел страной Агванк с провинциями

Весьма уважаем был персидским народом

Как князь земли Армянской /1744/».

Как говорят в подобных случаях – комментарии излишни. Не случайно также и то, что видный иранский историограф Мухаммад-Кязим упоминает о Мелик-Егане как о мудром деятеле, заслужившем любовь и доверие Надир-шаха. Кроме того, анализируя ситуацию, сложившуюся в Закавказье в 1723 г., Мухаммад-Кязим считал Мелик-Егана лучшим армянским полководцем того времени.

На надгробном камне еще одного современника Мелик-Егана – владетеля провинции Варанда Мелик-Хусейна Мелик-Шахназаряна, находящегося в притворе-склепе пустыни Кусанац села Аветараноц начертано: «Это могила Мелика Хусейна – сына Мелика Шахназара, год смерти ՌՃՁԵ (1736), воспоем хвалу делам его, и во славу Мелик-Хусейна высечена надпись на этой могиле. Был он владыкой земли Варанда, с тридцатью пятью селениями, и стол его был полон хлеба, и всем он подавал милостыню, внешностью был он прекрасен, не платил он дани ни одному царю, был мощным оплотом всей страны, венец, гордость армянского народа, разгромивший во время войны с османами народ турецкий».

Именно благодаря победам, одержанным над турками-османами, современники нарекли его «венцом, гордостью армянского народа».

Хотелось бы здесь привести также пример достославного владетеля провинции Джраберд Мелик-Адама /Хатама/ Мелик-Исраэляна, который в 1783 г., перед своей смертью, обратившись к посланцу русского царского двора, завещал: «Чтоб донести в. высокопр. о неоставлении здешних пределов благополучным своим для общества армянскаго посещением, без дальняго отлагательства времени и не отчаять народ армянской от полагаемаго в том благонадежнаго упования». Очевидно, что на смертном одре подобное завещание мог озвучить только человек, безгранично преданный своей Родине и наделенный высоким чувством национального самосознания.

Стремящаяся одним росчерком пера «албанизировать» чистокровных армянских меликов Г. Мамедова, должна была знать об этих и многочисленных других подобных фактах, хотя мы не питаем надежд, чтобы данный автор ссылался на них в своих любительских сочинениях. Чтобы дать представление о ее «профессиональной» подготовке, отметим, что она считает Лори районом «албанского» Сюника. Азербайджанские псевдоисторики даже не удосужились взглянуть на карту перед написанием подобного вздора, а, скорей всего, просто понадеялись на неосведомленность читателя.

Для нас очевидна причина подобного «географического озарения» Г. Мамедовой: поскольку ей никоим образом не удавалось «албанизировать» армянское Лори и вышедших оттуда армянских меликов, то она сподвиглась «решить» этот вопрос оригинальным способом – ввела Лори в состав Сюника. Что и говорить, подобный стиль действий может лишь вызвать улыбку.

Последующее заявление Г. Мамедовой о том, что мелик Кашатага Айказ был, якобы, также «албанцем» является ничем иным, как полнейшим абсурдом. Здесь азербайджанский фальсификатор игнорирует ту общеизвестную истину, что имя мелика – Айказ означает ничто иное как армянин или принадлежащий к армянам и ясно свидетельствует о его национальной принадлежности. Кроме того, согласно армянскому видному историографу Аракелу Даврижеци, с работой которого, кстати, знакома и Г. Мамедова, среди депутации князей, обратившихся в 1603 году к иранскому властителю Шах-Аббасу I с просьбой об их спасении от османской деспотии, был также «армянин по нации… Мелик Айказ из края Кашатаг, из селения Ханацах».

А безосновательное утверждение автора о том, что «албанец» Мелик-Айказ способствовал также развитию интеллектуальной жизни «пришлых» армян, построив для них в Большой Пустыне Сюника армянскую школу, является обычной ложью, посредством которой Г. Мамедова, не ведая, выдает саму себя. Прежде всего, непонятно, с какой целью кто-либо из албанцев должен был возводить армянскую школу, да к тому же для «пришлых» армян. Более того, сохранился гимн одного из первых выпускников этой школы, видного армянского поэта Нерсеса Мокаци, посвященный учреждению и основателям Большой Пустыни, которой предваряется следующими словами: «Да будет благословен Иисус-Спаситель». Вот, что он там пишет о Мелик-Айказе:

«Персидский государь Шах-Аббас, властитель страны Восточной

Рать персидских воинов отборных вывел против османов наступивших.

И выделялся христианин в строю отборном

Муж могучий, храбрый воин против врагов многочисленных.

И понравился он властителю и похвалил шах его перед всеми

А затем с любовью, его преданность и отвагу почитая

Назначил князем страны за доблесть проявленную.

И чествовал его во славу, провозгласив сердцу своему любезным

Которого отец Ахназар нарек именем родовым

Его Айказном как Тиграна Айказна назвав».

Очевидно, что армянский мелик, которого поэт сравнивает с Айказном Тиграном, учреждал школу для своих соотечественников из патриотических мотивов. А этот факт для Г. Мамедовой крайне неприятен.

Что касается лишенного аргументации утверждения О. Эфендиева о том, что на его взгляд меликства Арцаха не имели границ, то это является либо самообманом, либо следствием недостаточного владения темой собственного «сочинения». Для ознакомления с границами меликств Арцаха рекомендую О. Эфендиеву и подобным исследователям ознакомиться с хроникой армянского историографа Мирзы Юсуфа Нерсесова /Овсеп Нерсисянц/ «Тарих-е сафи» /«Правдивая история»/, азербайджанский перевод которой был размещен в изданной в 1991 г. в Баку книге «Гарабагнамелер». В разделе этой работы, озаглавленной «Магалы Карабахской Хамсы и происхождение ее меликов» имеются подробные сведения о границах меликств Арцаха. Восьмая глава того же сочинения, которая озаглавлена «Об историческом прошлом Армянского царства, о магалах Хамсы и Зангезура, происхождение и генеалогия их меликов и ханов» начинается следующими словами: «Земля Карабаха – армянская территория». Сказано четко и ясно…

Подобный научный подход демонстрировал также Аббас-Кули-ага Бакиханов, считающийся отцом азербайджанской историографии, который в своем произведении «Гюлистан-Ирам» пишет: «Сообразив разные обстоятельства и показания историков, можно полагать, что правый берег реки Куры до впадения Аракса составлял границу Армении». В том же сочинении на другой странице читаем: «Панах-хан, усиливаясь день ото дня, подчинил своей власти армянских меликов». Приходится с сожалением констатировать, что сотрудникам института истории им. А. Бакиханова НАН Азербайджана «неизвестно» знаменитое сочинение А. Бакиханова.

А сейчас посмотрим, что писали об армянских меликствах кавказские татары – историографы, работы которых нынешние азербайджанцы считают своими. Так, везирь Карабахского ханства Мирза Джамал Джеваншир в своем сочинении «История Карабага», которое, кстати, было написано по заказу представителя Гюлистанского меликского дома, полковника Шамирхана Мелик-Бегларяна, отмечает: «Во времена пребывающих [ныне] в раю сефевидских государей, находившихся в Иране, Карабагский вилайет, илаты /кочевые племена – А. М./, армянские магалы Хамсе, состоящие из магала [магалов] Дизак, Варанда, Хачин, Чилябурд /Джраберд – А. М./ и Талыш, подчинялись ганджинскому /Гандзакскому – А. М./ беглярбеку». Еще один татарский историограф – Мирза Адигезаль-бек в своем произведении «Карабаг-наме» пишет, что Надир-шах вывел меликов Хамсы из под подчинения Гандзакских ханов, известных по имени Зияд-оглу и подчинил их себе. Фактически, татарский историограф сообщает об образовании армянского самоуправляемого княжества, независимого, благодаря Надир-шаху, от Гандзакского бегларбекства. Данный факт представлен в подлинно научной версии и в академическом томе «Истории Азербайджана», изданном АН Азербайджанской ССР в 1958 г.: «Армянским меликам Карабаха – Варандинскому, Джрабердскому, Гюлистанскому, Дизакскому и Хаченскому – было велено не повиноваться гянджинскому беглярбеку». В заключение отметим, что другой историограф из кавказских татар – Ахмед-бек Джаваншир в своем сочинении «О политическом существовании Карабахского ханства (с 1747 по 1805 год)», также однозначно констатирует: «Армянские Хамсемелики». Таким образом, все историографы Карабахского ханства однозначно представляли меликства Арцаха в качестве армянских образований.

Сложилась ситуация, при которой Г. Мамедова, О. Эфендиев, Ф. Мамедова и другие современные азербайджанские историостроители предпочитают тенденциозно «забывать» об этих свидетельствах. Приведенные факты выставляют в смешном свете азербайджанских лжеисториков, потерявших чувство реальности, и говорят об охватившей историков этой страны потере памяти – склерозе. Как же получилось, что еще несколько десятилетий назад азербайджанские историки /даже увенчанные лаврами академики/ и понятия не имели о так называемых «поздних албанцах», а их современные коллеги-фальсификаторы только и заняты их «выявлением». Что ж это за «албанцы» такие, о которых слыхом не слыхивали историографы – кавказские татары. Остается лишь добавить, что в действительности труды современных азербайджанских псевдоисториков являются ничем иным, как своеобразным проявлением беспримерного цинизма.

С целью демонстрации более развернутой картины, приведем также примечательное свидетельство турецкого официального /назначенного государством/ летописца /vakaa-nuvis/ Исмаила-Асема эфенди Челеби-Заде из его произведения «Тарихи Челеби-Заде». Описывая вторжение османской армии в Арцах в 1726 г., Челеби-Заде в главе «Уничтожение армян Сигнаха» пишет: «Несмотря на то, что после завоевания /османами/ Гянджи армяне Сигнаха выразили нам покорность и приобрели, благодаря Османскому правительству, мир и безопасность, они, свыше пятнадцати лет охваченные мятежом и разрушившие кызылбашские аулы в своих районах, вновь начали разбойничать и нанесли ущерб ряду поселений по соседству с их районами… Глава сигнахцев, армянин по имени Аван, укрепился с пушками и ядрами в Сигнахе. Победоносная /османская – А. М./ армия со своим командующим вошла в село Шуши, обстреливаемое ядрами Сигнаха и предприняла неожиданную атаку, забросав ядрами сигнахцев из нескольких пушек. В эту ночь сигнахец и находящиеся в его распоряжении армяне бежали». Затем Челеби-Заде с восторгом рассказывает о грабежах и убийствах, совершенных османской армией: «На следующий день исламские воины захватили их имущество и товары, а из пойманных беженцев убили 400 неверных армян». Беспристрастность султанского летописца, восхваляющего убийства армян-«гявуров» османской «победоносной» армией, более чем очевидна. В объективности турецкого официального историографа касательно данного вопроса не может сомневаться даже самый фанатичный азербайджанский придворный историк.

Произведение «Об истории страны Персидской», перевод которой осуществлен с голландской газeты и ныне хранится в Ереванском Матенадаране им. Маштоца, также затрагивает героическую борьбу сигнахов Арцаха, которая велась с турецкими войсками в середине 1720-ых годов, и вот что здесь можно прочитать: «Вновь османцы желают, чтобы армянские юзбаши покорились им, но не покорены они, так как владеют крепостью Шуша и крепость та хорошо укреплена. Сколько раз бесчисленные османы шли на приступ, чтобы захватить ее, но, с Божьей помощью, не смогли этого. И много раз против них выходил армянский Аван хан с многочисленным войском армянским и всегда побеждал в войне с османами, так что и ныне боится государство османское длани воинов горных сигнахов армянских. Не пытаются более нападать на них, так как бесстрашны армяне Сигнаха». Вот еще одно сведение о национальной принадлежности сигнахцев Арцаха, но свидетельствуют об этом уже европейцы – современники тех событий.

После этого документа вновь хотелось бы обратиться к сведениям об Арцахских меликствах, оставленных русскими государственными и военными деятелями. Так, великий русский полководец Александр Васильевич Суворов пишет о меликствах Хамсы в своих бумагах следующее: «От великого армянского государства /Великой Армении – А. М./ осталась после шаха Аббаса перед двумя веками самовластная провинция Карабаг. В ней ныне известны пять меликов /меликств – А. М./…». А государственный деятель России, князь Григорий Александрович Потемкин послал 6 апреля 1783 г. своему племяннику, генералу Павлу Потемкину следующее предписание: «Шушинского хана Ибрагима свергнуть должно, ибо после сего Карабаг составит армянскую независимую, кроме России никому неподвластную область». А. В. Суворов и Г. А. Потемкин являлись ключевыми фигурами в развитии армяно-русских отношений в 1780-ые годы и их переписка имеет крайне важное значение. Не случайно, что запутавшиеся в паутине историостроительства азербайджанские авторы последовательно уклоняются от цитирования сведений, изложенных вышеназванными государственными деятелями.

Что касается сочинений русских историков досоветского периода, то здесь картина более чем ясна. Так, видный историк, академик П. Г. Бутков об Арцахе пишет: «Карабаг есть страна лежащая между левого берега Аракса и правого реки Куры, выше Муганского поля, в горах. Главнейшие обитатели ее – армяне, управляемые наследственно пятью своими меликами или природными князьями, по числу сигнагов или кантонов: 1.Чараперт, 2. Игермидорт /Гюлистан – А. М./, 3. Дузах, 4. Варанд, 5. Хачен. Каждый может выставить до 1 тысячи человек военных. Эти мелики, по учреждению Надыра, непосредственно зависели от шаха».

Другой известный автор, русский военный историк В. А. Потто на первой же странице своего сочинения «Первые добровольцы Карабага» пишет: «Среди обломков некогда великого армянского царства Карабаг, принадлежавший персиянам, один сохранил у себя, как памятники минувшего величия, те родовые уделы армянских меликов, которые занимали собой все пространство от Аракса до реки Курак».

Уверяем, что подобная точка зрения представлена и в работах иных русских авторов, однако, чтобы не злоупотребить предоставленным форматом, будем довольствоваться вышеизложенным.

Каждому здравомыслящему человеку ясно, что в вопросе национальной принадлежности меликов Арцаха не могли одновременно ошибаться многочисленные армянские, русские, грузинские, европейские, персидские, турецкие авторы, также как и их коллеги из кавказских татар, уступая, тем самым, «лавры истины» современным азербайджанским фальсификаторам истории, «произведения» которых, в действительности, говорят лишь о кончине историографии в этой стране.

В заключение, хотелось бы обратится еще к одной вызывающей отторопь статье из того же злочасного сборника, автором которой является печально известная Фарида Мамедова, занимающаяся присвоением чужой истории. В своей статье она «раскрывает» причины ожесточенных нападок азербайджанских ученых, направленных, прежде всего, против армянских освободительных движений 1720-ых годов и армянских меликств Арцаха. «Кроме истории этих меликств в арсенале истории армянского народа ничего другого нет», – самодовольно раскрывает свои карты опытный фальсификатор истории.

Перед написанием своей статьи утерявшей чувство меры и такта Ф. Мамедовой следовало бы осознать, что если история, сворованная у армян и ныне живущих на территории Азербайджана других народов, вернется к их настоящим хозяевам, то азербайджанской истории придется довольствоваться лишь хрониками правления отца и сына Алиевых.

Артак Магалян, кандидат исторических наук, ИИ НАН РА

Share this post


Link to post
Share on other sites

Когда истина - не цель. К статье Ризвана Гусейнова

23 декабря сего года, в Баку прошла презентация очередного далеко стоящего от научности сайта. Авторы проекта, следуя проводимой Азербайджаном антинаучной концепции, взялись доказать, что Ереван основан ни кем нибудь, а именно азербайджанским народом. Абсурдность ситуации заключается в том, что, согласно научному консенсусу, Еревану - почти 3000 лет, а вот азербайджанцы, якобы построившие этот город, как единый этнос существуют всего лишь несколько столетий. Однако мы не станем вдаваться в подробности, известные всем, кроме ревизионистов с берегов Каспия, для которых очевидные вещи таковыми не являются. Поговорим о презентации сайта в СМИ.

По поводу открытия армянофобского сайта разразился очередной статьей наш старый знакомый Ризван Гусейнов. В частности им была озвучена информация о том, что на сайте будет выставлена книга И. А. Орбели "Надписи Гандзасара". Говоря об этой книге, один из азербайджанских информационных сайтов, заявляет: "Найдена уникальная книга армянского автора об албанской истории Нагорного Карабахa"[1]. Примечательно, что все азербайджанские информационные агентства, верные духу человеконенавистничества, были едины в одном - на своих страницах они отмечали, что "Орбели скупил весь тираж своей книги, который был затем уничтожен". Естественно, никаких доказательств в подтверждение своих слов вещатели от бакинской пропаганды не приводили. Полностью игнорируя мнение ученных об армянском наследии Нагорного Карабаха, бакинские СМИ на своих страницах продолжали говорить, что в книге, "являвшейся диссертацией Орбели, им были собраны все надписи албанского Гандзасарского комплекса и других храмов Карабаха, и по ним было видно, что эти храмы относятся не к армянам, а являются албанскими культурно-историческим наследием". Отмечалось, что книга настолько редка, что сохранилась, в единственном числе, да и то в руках азербайджанца.

Казалось бы, ничего особенного в этом нет, однако подводные камни, всегда сопутствующие плохо состряпанной лжи, говорят об обратном. Мы все прекрасно помним, с какой легкостью в Баку выдумывали и приписывали армянам несуществующие в природе книги. Еще свежа память о так и не увиденных никем книгах Дауда Хериняна, Зория Балаяна, Сурмаляна и др., цитаты из которых азербайджанцы, с упорством достойным лучшего применения, распространяли в сети. Но интересно, что в отличие от ранее выдуманных книг, у И. Орбели действительно существует подобная работа. Вот только называется она не "Надписи Гандзасара", как утверждают азербайджанцы, а "Надписи Гандзасара и Аваптука". В Санкт-Петербурге в Институте восточных рукописей РАН хранится типографский оттиск этой книги, состоящий из 42 страниц. В том же архиве находятся и другие надписи, переписанные ученым в маленькую тетрадку, озаглавленную как "Армянские надписи Хачена"[2]. Для самого же И. Орбели, как и для любого специалиста в данной области, историческая принадлежность Карабаха армянам не вызывала никаких сомнений. В одной из своих работ он говорит, что иногда встречающиеся термины "Албания-Агванк", пережиточны[3]. Еще одной странностью, связанной с "недавно найденным единственном экземпляром", является тот факт, что цитаты из только что обнаруженной "единственно уцелевшей книги", повсеместно используются азербайджанцами вот уже несколько лет. Странно, не правда ли?[4]

Далее в статье речь идет об Албанской церкви, которая, с легкой руки Ризвана Гусейнова, становится автокефальной, то есть независимой. В действительности, которую несомненно знает сознательно вводящий читателей в заблуждение автор статьи, Албанская церковь, находившаяся в теснейшей канонической связи с Армянской, была автономной ее частью[5]. Лишь после того, как Армению в 590 году захватил византийский император Маврикий, насаждавший халкидонизм, Албанская церковь объявила о своей автокефалии, продлившейся чуть более ста лет. Начиная с 705 года, Церковь Кавказской Албании вернулась в лоно Армянской Апостольской Церкви, став окончательно ее частью[6]. Мовсес Каганкатваци, в своей книге "История страны Алуанк", признавая первенство св. Эчмиадзина и описывая подчинение Армянской церкви отмечает: " [ныне] обязуемся перед Богом и перед тобой, hайрапетом (католикос армян - А. А.), что рукоположение в католикосы Алуанка должно совершаться через престол святого Григора (св. Эчмиадзин - А. А.), с нашего согласия, как оно и было со времен святого Григора[7]. В средневековье термины "Албанская церковь" или "албанский католикос" являлись историческим пережитком, сохранившимся в результате консервативности церковной традиции. Титул "католикоса Албании" не имел никаких преимуществ перед остальными епископами Армянской церкви[8], а само название "Албания" не несло никакого этнического содержания для армянонаселенного Нагорного Карабаха[9].

На презентации сайта выступила известный в Азербайджане историк Фарида Мамедова, прославившаяся в свое время подтасовкой цитат[10]. Примечателен один случай из ее деятельности, который наглядно характеризует ученого. Мамедова в своей работе "Политическая история и историческая география Кавказской Албании", ссылалась на страницу 236 работы Гюбшманна об армянской топонимике[11], пыталась доказать принадлежность Сюника к античной Албании, хотя на этой странице вообще нет слова "Сюник". Интересно, что в той же работе она ссылается на стр. 519 этого издания, которое содержит всего 490 страниц[12]. В своем интервью газете "Эхо" Мамедова отмечала, что Гейдар Алиев лично требовал научную критику на каждую книгу об истории Албании, издаваемую в Армении[14]. Таким образом, из интервью становится ясно, что не стоит ждать истины и правдивости от ученого той страны, где историческая наука стоит на службе государственной идеологии.

Известный российский историк и этнограф В. А. Шнирельман в своей книге "Войны памяти" считает Мамедову главным пропагандистом т. н. "албанского мифа" - ревизионистской исторической концепции, проводящейся в Азербайджане при государственной поддержке. Историк отмечает, что в книге азербайджанского автора имеется ряд элементарных ошибок, среди которых такие, как незнание даты рождения Мхитара Гоша, путаница в генеалогии албанских Аршакидов, которые, вопреки ей, имели парфянские, а не персидские корни. При этом, несмотря на эти детские ошибки, книгу Мамедовой в Азербайджане встретили благосклонно. Положительные рецензии ее работе были выписаны И. Алиевым и З. Буниятовым[13].

Однако не все было так гладко в "датском королевстве". Мамедова имела неосторожность разместить в своей работе карту Великой Армении, существование которой, как и впрочем любого другого армянского государственного образования, отрицают в Азербайджане. За размещение карты она, закрепив за собой ярлык "армянской шпионки" и "предателя Родины", моментально настроила против себя весь цвет азербайджанской науки[14]. Но, видимо, время лечит, страсти поутихли, и Мамедова опять стала своей, переквалифицировавшись из "шпионки" в "ярого патриота", которому в свое время советские власти всячески препятствовали в изучении архивных данных. Выступая, Мамедова, со слов Ризвана Гусейнова, привела доказательства того, что столица Армении, оказывается, не является армянским городом. В своих потугах доказать правдивость слов ученого, автор статьи отсылает нас в Вену, где якобы на одном из научных форумов азербайджанский ученый "указала армянским коллегам на то, что один из основных источников - "История армян" средневекового автора Мовсеса Хоренаци, называет родиной армян местность у реки Евфрат в Малой Азии. В этом труде Хоренаци, описывая крещение армян, отмечает, что они вышли из Вагаршапата и были крещены в реке Евфрат. Поэтому совершенно не обосновано нынешнее стремление армянских историков располагать Вагаршапат у Еревана, поскольку река Евфрат находится на 1000 км дальше этих мест".

Мы не знаем, что, как и, главное, кому указала азербайджанский ученый, но мы ясно видим, что ничего подобного у средневекового армянского хрониста нет. Если же представить на минуту и допустить наличие у Хоренаци подобного утверждения, то даже тогда, при всем желании, расстояние между Вагаршапатом и Евфратом не составляет 1000 километров. Чтобы понять это, достаточно элементарно взглянуть на карту региона и убедиться, что от границ современной Армении до Восточного Евфрата "рукой подать" (см. карту). В конце концов, не думает же Гусейнов, что армяне направились бы в противоположный от себя конец реки - к месту ее слияния с Тигром? Но и случись такое, это, в принципе, не было бы странным, ибо в древние времена люди, направляясь к святым местам в Иерусалим, пешком преодолевали куда большие расстояния. В этой связи заключения Гусейнова, мягко говоря, выглядят по меньшей мере нелепо. У нас же создается отчетливое мнение о том, что у автора статьи, помимо пробелов в области истории, существуют аналогичные в области географии. Однако для нас примечателен не столько факт отсутствия вышесказанного утверждения у Хоренаци, сколько поведение Гусейнова. Азербайджанский автор, сознательно, следуя национальной политике отрицания государственности у армян, переименовывает исторический труд Хоренаци с "Истории Армении" в "Историю армян".

В своей статье Ризван Гусейнов возводит основание Еревана к началу XVI века. Им, опять-таки сознательно, игнорируются не вяжущиеся с его концепцией многочисленные факты, указывающие на существование города задолго до обозначенной им даты. Не особо желая углубляться в описание истории Еревана, мы предлагаем читателю ознакомиться с историей города самостоятельно. Чтобы понять, насколько циничны и лживы высказывания азербайджанских авторов, достаточно обратиться к работе любого, не связанного с армяно-азербайджанским конфликтом, специалиста по региону.

От себя коротко отметим, что в XIV веке, до нашествия монголов, население города составляло около 15-20 тысяч человек[15], а сам город до 1441 года находился под управлением армян[16]. После этого Ереван почти на 4 столетия стал объектом борьбы между персами и турками, которые попеременно овладевали городом. За время этой борьбы, в результате переселений и резни, численность армян в регионе значительно уменьшилась, а освободившиеся армянские земли заселялись пришлыми кочевниками[17]. Так, к примеру, Шах Исмаил, чтобы усилить местного правителя, переселил из Ирака в Ереван часть племени Баят[18]. Давид Багратиони в своей книге "История Грузии" неоднократно говорит о попытках мусульман поселиться на армянских землях[22]. Но, несмотря на это, согласно Ризвaну Гусейнову, азербайджанцы не только построили город, но и составляли подавляющее большинство его населения, а армяне жили не в городе, а "на окраине ханства". В данном случае ценны свидетельства португальского путешественника Антонио де Гувеа, который, говоря о взятии города шахом Аббасом I-ым, отмечал, что Шах приказал взять Эривань, который к тому моменту был полностью населен армянами[19].

Упомянутый Гусейновым Тавернье, побывав в этих местах, отмечал, что на одного мусульманина приходится пятьдесят армян[24]. Желая укрепить свою власть, со временем мусульманские правители начали менять демографию города. В Ереванской области в XVI веке были поселены части кызылбашских племен устаджлу, алпаут и байят, при шахе Аббасе I были поселены также ахча-койюнлу каджар; еще раньше здесь утвердились курдские племена чамишкизек, хнуслу и пазуки[26]. Только в Ереване, Гяндже и Карабахе поселилось 50000 каджарских семейств, которые в течение времени еще более умножились[25].

В конце 1604 года Аббас начал производить выселения армян. Вывод населения Эривани был поручен Амиргуна-хану. "Персидские войска, посланные выселять народ, подняв, изгоняли его из деревень и городов, предавали огню и безжалостно сжигали все поселения, дома и обиталища"[20]. Вскоре персам удалось закрепить за собой Восточную Армению и, по словам Гувеа, в течение недлительного времени город был восстановлен и снова заселен, но на этот раз магометанами, а не христианами-армянами, которых царь выселил вглубь Персии[21]. Политика выселения армян продолжалась вплоть до появления у стен города русской армии. Генерал-майор Сергей Тучков, направляясь к Еревану, отбил у персов около пяти тысяч армянских жителей города, которых персы намеревались переселить вглубь своих владений[22]. Однако, несмотря на все попытки изменить демографию города, на момент взятия крепости армяне составляли здесь значительно преобладающий элемент населения Еревана[23], а сам город имел три квартала (махала). Армянский квартал назывался Конд, в нем располагались 4 старейшие армянские церкви города (всего их в городе было, по разным данным, от 7 до 10), там же находился роскошный, окружeнный садом дворец руководителей армян Еревана - меликов Агамалянов[15]. Ризван Гусейнов в своей работе говорит об уничтожении в Советской Армении архитектурных сооружений в контексте некой программы по уничтожению именно мусульманских памятников. Между тем, в начале 1930-х годов, помимо мечетей, был уничтожен и ряд армянских храмов. Так, на месте снесенных церквей строились кинотеатры и школы; в частности, в 1931 году была разрушена древнейшая церковь Еревана, Петра и Павла (V в.) - на ее месте был построен кинотеатр "Москва". Чудом избежала разрушения и колокольня XII века[15].

Проанализировав статью Ризвана Гусейнова, в свете написанного выше, мы задаемся вопросом: вправе ли верить читатель автору, который лжет и переименовывает историческое произведение, сознательно умалчивает и искажает факты? Автору, для которого цель - не истина, а пропаганда человеконенавистничества? Ответ на этот вопрос мы предлагаем дать самому читателю.

Арсен Арзуманян, аспирант ЕрГУ

__________________________________________

[1]. http://www.newsazerbaijan.ru/culture/20111223/296768036.html

[2]. Ш. Мкртчян. Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха. 1989, с. 13

[3]. И. Орбели. Указ, соч., с. 347

[4]. http://www.peeep.us/dd3fc446

[5]. V. Minorsky. Caucasia IV // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London, 1953. Т. 15, № 3, c. 506

[6]. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э. - VII в. н. э. C. 295

[7]. Мовсес Каганкатваци. История страны Алуанк, кн. 3, гл. VIII

[8]. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. c. 26

[9]. А. Л. Якобсон. Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь), стр. 447 http://armenianhouse.org/caucasian-albania/433-456.html

[10] А. А. Акопян, доктор ист. наук П. М. Мурадян, К. Н. Юзбашян (Ленинград). По поводу книги Ф. Мамедовой "Политическая история и историческая география Кавказской Албании (III в. до н. э. -VIII в. н. э.)")

[11]. Ф. Мамедова. Политическая история и историческая география Кавказской Албании (III в. до н. э. -VIII в. н. э. Баку, 1976, с. 106

[12]. H. Hübschmann. Die aitarmenischen Otrsnamen.Mit Beiträgen zur historischen Topographie Armeniens und einer Karte. In. Indogermanischen Forschungen von K. Brugmann und W. Streitberg. B. 16. Strassburg, 1904

[13]. Албанский миф. Глава из кн.: В. А. Шнирельман. Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье. М., ИКЦ, "Академкнига", 2003

[14]. Газета "Эхо", №76(1316) Сб., 29 Апреля 2006 http://www.peeep.us/26fda45b

[15]. Encyclopædia Iranica. Статья Erevan. George A. Bournoutian and Robert H. Hewsen

[16]. Эривань // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в 86 томах (82 т. и 4 доп.). СПб., 1890-1907

[17]. История Востока в 6 т. Т. 2. Восток в средние века. М., Восточная литература, 2002

[18]. Аббас-Кули-ага Бакиханов. Гюлистан-и Ирам. Баку. 1991, сc. 95-96

[19]. Relation des grandes guerres et victories obtenues par le roy de Perse Shah Abbas contre les epmereurs de Turquie, Mahomet et Achmet son fils. Par le P. Fr. Anthoine de Gouvea, traduit de l'original portuguais. Rouen, 1646, pp. 225

[20]. Аракел Даврижеци. Книга историй

[21]. Relation des grandes guerres et victories obtenues par le roy de Perse Shah Abbas contre les epmereurs de Turquie, Mahomet et Achmet son fils. Par le P. Fr. Anthoine de Gouvea, traduit de l'original portuguais. Rouen, 1646, pp. 312

[22]. Давид Багратиони. История Грузии. Тб., Мецниереба, 1971, §121-131

[23]. Взятие Эривани (По рассказам старожилов) // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 4. Тифлис, 1884

[24]. Tavernier J. B. Les six voyages en Turque, en Perse et aux Indes. Paris, 1679

[25]. Аббас-Кули-ага Бакиханов. Гюлистан-и Ирам. Баку, 1991, с. 172 -173

[26]. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. C. 74.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now