Sign in to follow this  
Followers 0
MachineHead

Нахиджеван

51 posts in this topic

Фаррух, ба эхав денц?!?!

Вы такие элементарные вещи путаете, что Ваша репутация изощренного армянофоба под большой вопрос ставите! :flower:

Оставим даже упоминание о “95% армянах в Нахиджеване” -- это видимо опечатка с Вашей стороны! Не хочу даже придираться…

***

Статистические данные Российской Империи о Нагорном Карабахе нужно рассматривать с учетом того, что тогда территория НКАО не была единой админитративной единицей, а входила в состав двух уездов:

Шушинский уезд,

Елизаветапольский уезд.

Эти уезды включали в себя не только районы НКАО, но многие другие территории со значительным тюркским населением (такие как городa Гянджа, Агдам, Лачин, например). Поэтому и в этих уездах в целом процент Армян не был 95%. Артем Карабекян абсолютно прав: армяне составляли такой большой процент только в нагорной части указанных уездов (где и была учреждена НКАО).

Прилагаю этнографическую карту упомянутого региона тех времен.

Тут армяне указаны красным цветом [23];

Желтый – азери тюркляр [34];

Зеленый – курды [27];

Серый – незаселенные почти территории.

Тут четко видно где в Шушинской и Елизаветапольской уездах идет речь о тех 95%.

***

Хотя, к чему я это пишу. Фаррух, Вы жа сами это знаете! Зачем задаете такие вопросы? Нас дразните или набираете очки в глазах тюрк-оглу-тюрк ватандашлар? :up: :inlove: :inlove: :inlove: :inlove: :brows:

post-16929-1145473225.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

И действительно, я ошибся, думая, что речь шла о Нахиджеване.

Для справки некоторые данные 19 в. (Бакинская, Елисаветпольская и Эриванская губ., Нахиджеван):

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нахиджеван:

Share this post


Link to post
Share on other sites

И действительно, я ошибся, думая, что речь шла о Нахиджеване.

Great, man! In any case I wanna be sure that you got the point about NKR. So your denialabout 95% in NKR looks rather strange, man. And you know the diagrams you posted threre do not cover that deal... :/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Great, man! In any case I wanna be sure that you got the point about NKR. So your denialabout 95% in NKR looks rather strange, man. And you know the diagrams you posted threre do not cover that deal... :/

Doroqoy, Karabakh toqda bil v sostave Elizovotopolskiy qubernii. Tak 4to ne umni4ay

Share this post


Link to post
Share on other sites

Doroqoy, Karabakh toqda bil v sostave Elizovotopolskiy qubernii. Tak 4to ne umni4ay

o_da_paz старается что-то разумное сказать, только не получается, как всегда.

Кто, где, когда оспаривал факт, что территория нынешней НКР была в составе бывшей Елизаветпольской губернии бывшей Империи? И, вообще, какое это имеет отношение к дискуссии? Зангезур (Сюник) тоже когда-то был в границах Елизаветпольской губернии - какие из этого могут быть выводы? Непонятно.

Дальше. Не ясно, что именно хочет сказать Farroukh. Что в Нахичеванском уезде Эриванской губернии (бывшем Нахичеванском магале Армянской области) преобладало тюркское население? Но ведь это тоже далеко не секрет, и эта статистика не ограничивается 1829-ым или 1873-им годами. Тюркский элемент стал преобладающим в Нахиджеване и прилегающих территориях с первого десятилетия XVII века, со времен Шах Аббаса. В результате известных событий.

И вообще, не пора ли привести этот топик в порядок? Не понятно: кто доказывает что? Хоть выяснитесь, ради бога.

Share this post


Link to post
Share on other sites

o_da_paz старается что-то разумное сказать, только не получается, как всегда.

Кто, где, когда оспаривал факт, что территория нынешней НКР была в составе бывшей Елизаветпольской губернии бывшей Империи? И, вообще, какое это имеет отношение к дискуссии? Зангезур (Сюник) тоже когда-то был в границах Елизаветпольской губернии - какие из этого могут быть выводы? Непонятно.

Дальше. Не ясно, что именно хочет сказать Farroukh. Что в Нахичеванском уезде Эриванской губернии (бывшем Нахичеванском магале Армянской области) преобладало тюркское население? Но ведь это тоже далеко не секрет, и эта статистика не ограничивается 1829-ым или 1873-им годами. Тюркский элемент стал преобладающим в Нахиджеване и прилегающих территориях с первого десятилетия XVII века, со времен Шах Аббаса. В результате известных событий.

И вообще, не пора ли привести этот топик в порядок? Не понятно: кто доказывает что? Хоть выяснитесь, ради бога.

Kars, esli Vi ne mojete ponyat o 4em re4, to eto ne zna4it 4to u menya 4to to ne polu4ilos. İli mojet ya propustil kakuyu ta moment v etom diskusii i zdelal lojnoe viskazivanie, to izvinite. No kak ya ponyal Mig obvinyayet Farroukha v tom 4to v eqo statistike net dannie o Karabakhe

Share this post


Link to post
Share on other sites

No kak ya ponyal Mig obvinyayet Farroukha v tom 4to v eqo statistike net dannie o Karabakhe

Nope, that's not correctly understood man.

Farrukh asks if it is correct that in the territory of modern NKR Aarmenians were about 95% at the moment when NKAO was declared. See the map above.

Nothing pesonal though...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересное утверждение. Интересно оно также тем, что я не в первый раз его встречаю. Никто, правда, так и не ответил, откуда взялась эта столь точная цифра, и к какому периоду она относится. Если кто знает, то пусть напишет.

Если рассматривать население Карабаха на конец 19 в., то эти данные я в своё время вывешивал.

Сравнительная таблица числа душ в Нахиджеване в 1829 и 1873 гг.

95% загнули конечно это я Вам как карабахский Армянин говорю. Численность населения Карабаха никогда не превышала 180тыс чел. Численность азер-ов составляло 15-20%...

Share this post


Link to post
Share on other sites

95% загнули конечно это я Вам как карабахский Армянин говорю. Численность населения Карабаха никогда не превышала 180тыс чел. Численность азер-ов составляло 15-20%...

Всего карабахских порядка двух миллионов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ованнес Ахназарян

Отрывок из книги «Гохтан гавар»

После февральской революции 1917 года с падением царского режима в Агулисе и других населенных пунктах Гохтана (который на тот период входил в состав Эриванской губернии Российской империи) народ перестал подчиняться наместникам Николая. Были образованы местные органы самоуправления армян совместно с проживающими здесь турками. Пока русская армия на Кавказском фронте не была окончательно деморализована, возможность свободного передвижения в центральные кавказские города все еще сохранялась, железные дороги оставались свободными. В Гохтанском уезде был мир, и отношения с местными турками — по крайней мере внешне — оставались добрососедскими. Однако в центрах, заселенных преимущественно турками — в Шахтахти, Ордубаде, Яджи, Неграме и Нахичеване, турки проявляли к армянам откровенную враждебность.

Ситуация складывалась благоприятно для турок: русские за гроши отдавали им оружие и боеприпасы, железнодорожная линия Джульфа — Нахичеван — Шахтахти преобразилась в бескрайнюю ярмарку. Турки не жалели средств, они скупили все артиллерийское снаряжение одной из дивизии вместе с конницей. Пока армянское военное руководство пыталось достать средства, аскяры перевезли в Нахичеван еще несколько пушек. Нередко у русских турки просто силой отбирали оружие. Благодаря такому повороту событий турецкое село Яджи превратилось в военную крепость и дорога Джульфа — Аза — Агулис, как и железнодорожные пути на Ереван, были заблокированы. Из одной деревни в другую теперь можно было перемещаться только вооруженными группами, пасти скот либо возделывать землю на полях стало опасно для жизни.

При всем этом миролюбивое и цивилизованное армянское население Агулиса не жалело усилий для сохранения дружеских отношений с местными турками, обещая в случае опасности взять турок под свою защиту, — и мы убедимся, что этим заверениям агулисцы остались верны. Ситуация, хотя и несколько напряженная, но без чрезвычайных происшествий, сохранялась в этом режиме до 1918 года.

В том же году в начале лета Андраник через Нахичеван прошел в Джульфу. Безо всяких военных действий с многочисленным безоружным людским потоком полководец через Джульфу перешел в Иран, надеясь объединиться с английскими войсками. Однако не сумев прорвать турецкую “цепь”, в конце июня полководец вернулся в Нахичеван. В этот период по договору между Арменией и Турцией 25 км железнодорожного пути на этом отрезке должны были отойти к Турции. Пользуясь некоторым военным преимуществом и присутствием здесь Андраника, армянские власти Нахичевана решили не сдавать этот отрезок пути, организованно выступив против Халил-Бея. Чтобы обезопасить свой тыл и разблокировать дорогу Нахичеван — Джульфа накануне турецкого наступления, Андраник решил овладеть турецким населенным пунктом Неграм. К несчастью, после суточного кровопролитного сражения Халил-бей выиграл бой у Андраника и заставил его отойти от Нахичевана. К отступающим частям армянской армии примкнула часть коренного населения. Часть же, оставшись в своих домах, сдалась турецким властям, как, например, большое армянское село Астабад. Через некоторое время под предлогом депортации часть населения деревни истребили, а молодежь Астабада в количестве нескольких сот человек, месяцами продержав на тяжелых дорожных работах, перерезали всех до одного.

...Военные победы Андраника привели турок в ужас. Стремительный захват укрепленного Яджи привел их в полное отчаяние и посеял панику. Турецкое национальное собрание Ордубада направило специальную делегацию в Агулис с просьбой о помощи. Турки пообещали целый месяц кормить армию Андраника и примкнувший к ней народ с условием, что против них не будут предприниматься военные действия. Они обещали также разблокировать дорогу Ордубад — Картжеван.

Агулис оказался в тяжелом положении. После неудачной попытки объединения с английскими войсками и поражения в Нахичеване Андраник нацелился на возвращение в Армению. Атакуя попадавшиеся на пути разбойничьи турецкие села, полководец стремительно продвигался вперед. Защищать Гохтан он был не намерен. Вооруженные турки, убегая в горы либо в Иран, после ухода Андраника вновь возвращались на насиженные места, укрепляли свои позиции и с удесятеренной силой возобновляли свои набеги на армянские дома. И если бы после взятия турецких сел и Ордубада Андраник покинул Гохтан, для армян ничем хорошим это бы не закончилось, тем более что с каждым днем приближались отряды Халил-Бея. Агулисцы во главе с Ашотом Мелик-Мусяном просили полководца оставить для самообороны Гохтана около 1500 человек, но тот был неумолим. Тогда делегация настояла на том, чтобы Андраник отказался от своих намерений занять турецкие села, считая, что в результате достигнутых с турками договоренностей Гохтан удастся удержать от кровопролития. Агулисцы проявили великодушие к своим соседям, для миролюбивого армянского народа была непонятна непрекращающаяся межнациональная бойня, которая стала результатом подстрекательства военного командования Турции.

Андраник был крайне недоволен вмешательством национального собрания Агулиса, однако в конце концов он дал свое согласие. Минуя Ордубад, он через горы Капутджух перебрался в Зангезур, оставив на непроходимых дорогах множество обессиленных и истощенных людей. Сразу же после ухода Андраника с 15-20 офицерами в Гохтан прибыл Халил-Бей, скорее всего для подготовки массированного удара по Армении. Героическое население Аревика и Зангезура отстаивало свои позиции в неравной борьбе с турками.

В этой безвыходной ситуации агулисцы во главе с Ашотом Мелик-Мусяном решили пойти на мировую с Халил-Беем. В ответ тот потребовал полного разоружения армянских сел. Чисто символически ему было сдано 40-50 огнестрельных орудий и некоторое количество патронов, а новейшее вооружение было надежно упрятано. Тогда же для ослабления политической напряженности национальное собрание Агулиса устроило обед в честь Халил-Бея и офицеров его армии.

Гости были поражены богатым убранством быта агулисцев, красотой их домов и садов. Халил-Бей произнес тост, в котором обещал взять край под свою защиту, уверяя, что Турция уже заключила с Арменией мирный договор. И поскольку местные армяне защитили турок от армии Андраника, он сделает все от себя зависящее, чтобы Агулис не подвергся нападению Турции. Халил-Бей говорил на турецком, затем на французском и немецком, и речь его присутствующие агулисцы перевели на армянский.

Это дало свои плоды — во время пребывания Халил-Бея в Агулисе прекратились разбойничьи нападения на дорогах, армяне смогли даже возобновить торговлю с турецкими селами. Халил-Бей оставался в Ордубаде до октября 1918 года. За этот период он вызвал к себе несколько мастеровых-армян, которые одели и обули по последней моде его молодую жену. Но после отступления турецкой армии по всей линии фронта Халил-Бей отбыл из Ордубада в Турцию, где спустя несколько лет скончался от рака.

После отступления турецкой армии и возвращения англичан Нахичеванская область была воссоединена с новообразованной независимой Арменией. Глава Эриванской губернии и Нахичеванской области Геворк Варшамян был принят и в Агулисе с большим воодушевлением, от имени местных турок некто учитель Вахаб в высокопарной речи уверил губернатора в стремлении к мирному добрососедскому существованию... И именно этот учитель оказался тем, кто в дни армянской резни руководил погромами, призывая экономить патроны и убивать только холодным оружием...

...Сразу после прибытия в Агулис представителей Армении турки Нахичевана при подстрекательстве и по прямому указанию мусаватистского руководства Баку выступили против армянских властей. Армянские вооруженные силы под руководством генерала Шелковникова были вынуждены отступить к Даралагязу. Мирное армянское население, только вернувшееся в родные дома после присоединения Нахичевана к Армении, вновь было вынуждено бежать. Часть нахичеванцев, которым удалось не отстать от армии, добралась до Даралагяза, но несколько тысяч армян были зверски убиты у турецкого села Суст.

Армянские села Гохтана вновь оказались между жизнью и смертью. Сообщение с внешним миром было возможно только через горные тропы Капутджух-Алангяз, проходящие между Гохтаном и Зангезуром, которые в зимние месяцы становились совсем непроходимыми. Сотни людей пропали там на пути из Аревика в Зангезур или пытаясь вынести из Зангезура на собственном горбу мешки пшеницы и других продуктов.

С лета 1919 года турки Гохтанского уезда под руководством закрепившихся здесь после отступления Халил-Бея офицеров турецкой армии начали более организованные массированные атаки на армян. Армянское население было прижато почти что к самому горному хребту Капутджух и сосредоточилось главным образом в селах Аллах, Месропаван, Бист, Парака, Цхна, Рамис, которые образовали единую линию обороны. Намного более тяжелым оказалось положение разбросанных населенных пунктов — Агулиса, Танакерта, Кагакика, Дера, Верин и Неркин Азы. Историю их противостояния можно сравнить с героическим сопротивлением Муса-Дага. Но силы были слишком неравны. Первой жертвой пал Кагакик.

...Автор этих строк в тот день был на посту в полях села Дашт, охраняя крестьян на пашне. Вдруг я заметил огромные клубы дыма из Кагакика. С гор я сразу же спустился в Агулис, и вместе с двумя своими товарищами, такими же сумасшедшими, как я, мы бросились на помощь соседям. Скоро достигли турецкого села Тронис, через который без боя нас бы не пропустили. Мы выбросили пару гранат, никто не показался — как всегда, турки спасовали перед силой и ретировались, предполагая, что их атакует целый отряд. Когда добрались до середины села, откуда проходил путь на Кагакик, из хлева послышались плачь и стоны. На дверях висел огромный замок, укрепленный массивной цепью. Мы тотчас взломали двери — и 40-50 молодых девушек и девочек из Кагакика высыпали наружу. В тот же момент к нам на помощь подоспели парни из Танакерта, которым мы и доверили пленниц. Потрясенные увиденным, но и счастливые, что смогли спасти полсотни молодых жизней, мы продолжили свой путь.

...Кагакик вымер. Все дома были ограблены и подожжены. Я попытался было потушить огонь в доме своей тети, но несколько женщин, примкнувших к нам в надежде найти родных, поторопили меня вестью о том, что все население Кагакика согнано к школе и церкви — возможно, их еще удастся спасти. ...Страшная картина открылась нам. Школа и церковь пылали пожаром, а во дворе были распластаны трупы десятков мужчин, женщин и детей, зарезанных холодным оружием. Среди убитых я узнал свою двоюродную сестру с новорожденным сыном. Все лежали абсолютно голые, животы беременных женщин были вспороты, дети, вынутые из чрева, были брошены на мертвые тела матерей. Некоторые еще дышали. Подобного ужаса мне еще в жизни испытать не приходилось. Как бы я ни был убежден в варварстве турок, сам себе не мог объяснить подобной жестокости к армянам, которые веками жили с ними бок о бок и ни разу не подняли на них руки... Но время шло, нас могли настичь. Мы вырыли яму и предали тела земле в общей могиле — к тому времени все раненые испустили дух. С разрывающей сердце болью с наступлением темноты мы навсегда покинули этот некогда цветущий край.

Затем пал Танакерт. Исходя из важного стратегического значения этого села, командующий местной армией Мелик-Мусян сконцентрировал в этой деревне некоторое количество ополченцев из близлежащих армянских сел. Это имело катастрофические последствия. Люди, которые готовы были до последней капли крови биться за родные деревни, не проявили особой доблести в обороне “чужого” Танакерта и при первых же атаках оставили село...

Единственной надеждой агулисцев были лживые обещания местных турок уберечь армян от агрессии своих собратьев, точно так, как армяне защитили своих соседей от армии Андраника. В то время набеги аскяров и приграничных с Арменией турецких сел на Капан и Аревик приняли настолько агрессивный характер, что армия Гарегина Нжде атаковала вражеские позиции, и местные турки без особых потерь отступили к Нахичевану и Ернджаку. Однако нахичеванцы-мусульмане отнюдь не были воодушевлены перспективой заселения опустошенных армянских сел вонючими, вшивыми пришлыми соотечественниками. И было сделано все, чтобы согнанные с насиженных мест разбойники направили свой гнев в сторону Кагакика, Танакерта и Агулиса, пополнив собой ряды регулярной армии под предводительством военного командования из Турции.

...Утром 24 декабря дороги к Агулису просто почернели. Тысячи и тысячи вооруженных до зубов турок, погоняя нагруженных разворованным добром волов, спешили к Агулису, жаждая крови и несметных богатств. Горожане числом около двух тысяч, в панике бросив все свое имущество на съедение этим звероподобным существам, сбежались в центр города, где находился Эдиф Бей со своими приставами, будто бы призванными защитить армян от вторжения. ...К вечеру, часам к девяти, турки уже вошли в город и, начав с окраин, опустошали и поджигали дома, вырезая не успевших укрыться жителей.

Наш дом находился в южном районе Агулиса, в Хцадзоре, недалеко от храма Сурб Ованнес. Отец отремонтировал фамильное поместье с огромным цветущим садом и надстроил к нему второй этаж. Он окончил Эчмиадзинскую семинарию и, вернувшись в Гохтан, работал здесь учителем, не желая никуда уезжать, хотя моя мать, будто предчувствуя недоброе, настойчиво уговаривала его переехать в Тифлис.

23 декабря 1919 года, расправившись с селом Дашт (Неркин Агулис), вооруженная орда собралась перед городскими воротами Агулиса. Мы были в отчаянии, не зная, что предпринять. За несколько дней до этого соорудили в доме тайники и спрятали там самое ценное, наивно полагая, что с наступлением мира мы возвратимся в отчий дом. На самом же деле в тот момент мы были готовы отдать все свое добро, накопленное годами упорного труда, лишь бы сохранить жизнь.

Ночь прошла в страхе. Наступил трагический день 24 декабря 1919 года. Наутро больше нельзя было оставаться в доме, надо было спешить. Заперли дверь, ключ закинули внутрь, оставив дом на милость божью... Через полчаса фамильное имение было разграблено и сожжено.

Пришлось срочно принимать решение: либо идти к центру города под более чем сомнительную защиту Эдиф Бея, либо схорониться до темноты и с группой агулисцев по горам перебраться в Цхну. Я склонялся к последнему, но мама после продолжительной болезни еле передвигала ноги. Она молила бросить ее и спасаться. Но ни отец, ни мои маленькие сестрички 10-12 лет, ни младший брат — утонченный юноша 15 лет, с таким вниманием ухаживающий за больной матерью, — никто из нас не был готов оставить маму. Наконец отец предложил зайти к двоюродному брату Арутюну Ахназаряну и там решить, как быть дальше. Арутюн принадлежал к богатой элите города, вместе с братьями он держал крупные магазины в Ереване, Москве, других российских городах и в Иране. На склоне лет он вернулся в родной город отдохнуть. Именно Арутюн был одним из тех, кто, обладая большим влиянием во властных структурах Гохтана, ходатайствовал перед Андраником о неприкосновенности турок.

Дядя Арутюн принял нас у самых дверей своего дома, так как турки уже орудовали в соседнем дворе. Мы было хотели направиться к центру города, но, как оказалось, там уже не было места. В полной растерянности направились в соседский дом к уста Погосу, оба сына которого отличились на фронтах первой мировой войны. Они наотрез отказались перебраться в Цхну через горы: их пожилые родители были не в состоянии одолеть неприступные скалы и сыновья решили биться до последней капли крови, не сдаваясь турецким хужанам. Так и случилось. После двухдневной героической обороны неприятелю удалось подкрасться и поджечь дом. Видя безвыходность положения, женщины выпили яд, а мужчины пустили себе пули в лоб.

Смеркалось. Для нас остался единственный путь — в горы. Дядя Арутюн попросил помочь ему подняться — он был очень тучным, к тому же шуба сковывала его движения. Но я сначала должен был помочь матери и обещал сразу же вернуться. Однако это оказалось невозможным. Дядю настигли аскяры, отобрали сумку с драгоценностями, заставили раздеться догола и зарезали. Не нашлось ни одного турка, который бы предал земле тело человека, так ратовавшего за мирное сосуществование двух народов.

В ночи было очень трудно продвигаться по горам. С обеих сторон поддерживая маму за руки, мы еле преодолевали путь. Вокруг было полно людей, все метались в панике, причитали и плакали, заставить замолчать этих несчастных не было никакой возможности. ...И когда до самой вершины горы оставалось всего 20-25 шагов, внезапно сверху на нас обрушился град пуль. Сомкнувшись цепью, турки двинулись на нас.

Мое перо бессильно передать тот невообразимый ужас и панику, которые обуяли несчастный народ. Прошли долгие десятилетия с той судьбоносной ночи, но до сих пор в моих ушах не умолкают эти крики... Отец и мать бесшумно опустились на землю, сестры и брат, смешавшись с остальными, покатились по склону вниз. Я тут же лег на землю и такое отчаяние охватило меня, что на мгновенье поднес к виску дуло пистолета. Но, к счастью, смог взять себя в руки, посчитав страх малодушием, и в ту же секунду жажда отмщения овладела мной — я решил умереть на поле боя. Не знаю, смог ли я отомстить за отца с матерью и других убиенных, но когда патроны закончились и раскаленное ружье умолкло в моих руках, я заметил наконец, что вокруг меня остались только трупы.

Отбросив ружье и делая одиночные выстрелы из пистолета, я отбежал влево, в сторону ущелья, снова приник к скале и схоронился под огромным камнем. Сверху началась пальба, пули пролетали над головой. Видно решив, что подбили меня, стрелять перестали. Адские крики сменились гробовым молчанием. Вдруг снизу я услышал голоса сестер, которые с рыданиями в голосе звали меня к подножию. Но мог ли я ответить им — всего в нескольких шагах, держа наготове оружие, стояли турки. И вниз мне не было пути — я был бессилен перед полчищем разбойников, взявших сестер в заложники. ...До сегодняшнего дня не смолкает в ушах голос сестер, всю жизнь я страдал от сознания, что не нашел в себе сил и смелости броситься им на защиту, хотя и узнал потом, что это было ловушкой — турки силой заставляли сестер звать меня.

...Через пару часов я оказался у Танакерта. Сняв башмаки, перешел речку Труняц — холодная вода взбодрила меня. Сжимая в руках пистолет, я вошел в деревню и продолжил свой путь. Вдруг оступился о что-то мягкое и упал. От звука моего падения пустилась врассыпную стая диких собак или волков. Вглядевшись, я понял, что лежу среди оголенных трупов. Ужас обуял меня. Среди бездыханных тел мне еще пришлось искать соскочившую с ноги туфлю. Я нашел ее, надел и поспешил удалиться. Сознание, что я еще, возможно, успею привести подкрепление из Цхны, придавало мне сил — я и не догадывался, что армян, собравшихся в центре Агулиса, Эдиф Бей отдал на растерзание озверевшим аскярам. ...Всю ночь я провел в пути, боясь прилечь хоть немного — в декабрьские морозы в горах недолго было замерзнуть. Я съел немного снега, чтобы утолить жажду, нашел в кармане несколько сухофруктов. ...Когда после очередных скал мне дорогу преградили еще более высокие горы и я было совсем отчаялся, вдруг вдали заметил дозорных. Но ведь это могли быть и турки. Оставалось только ждать — либо через некоторое время зазвонят колокола армянской церкви, либо заголосит молла. Никогда я еще так не мечтал услышать колокольный звон — и бог послал мне эти звуки. Они удесятерили мои силы, я вскочил из своего укрытия и почти побежал в горы, еще недавно казавшиеся неприступными. Я оказался первым, кто привез в Цхну подробности о трагедии Агулиса, хотя дым от пожаров давно возвестил здесь о случившемся.

...Парни предложили мне передохнуть в селе у кого-то в доме. Но было раннее утро, я не хотел тревожить сон людей. Сел на центральной площади и, поняв, что наконец спасен, только теперь ощутил всю глубину постигшей меня утраты.

--------------------------------------------------------------------

В декабре 1919 года в древнем армянском городе Агулис происходили страшные события... О них повествует книга “Гохтан гавар” (“Гохтанский уезд”) Ованнеса АХНАЗАРЯНА (1900-1978), недавно изданная на армянском языке в Ливане и Иране. Автор свидетельствует о геноциде армян в историческом Гохтане — колыбели древнеармянской литературы, на той земле, где у Маштоца возникла идея о создании алфавита. Сегодня эта территория входит в состав Нахичеванской автономной области Азербайджана, ученые умы которого не жалеют усилий в фальсификации истории края. “Если бы даже не осталось ни одного свидетеля резни армян в Нахичеване, — говорил Ахназарян, — эти омертвевшие скалы и ущелья поведали бы миру правду о преступлениях турок”. Но свидетели есть, их немало, и пока эта память жива в нас, вера в возрождение этой части исторической Армении не напрасна.

Ованнес Ахназарян, чудом спасшись от резни, бежал в Иран, откуда выехал в Чехословакию. Он закончил Пражский университет, заслужив звание доктора истории и философии, занимался также исследованиями в области сравнительной лингвистики. Затем вернулся в Иран, где преподавал в армянских учебных заведениях, читал также лекции в Тегеранском государственном университете. Эта книга — его исповедь. Он скончался, едва поставив в ней последнюю точку...

Лилит ЕПРЕМЯН

Share this post


Link to post
Share on other sites

До 40% нынешнего населения Нахиджевана исламизированные пару веков назад армяне. Вот та вот. И именно это часть населения будет наиболее жестко сопротивляться армянской армии - аналогичные случаи уже имели место, в том числе во время арцахской войне.

Share this post


Link to post
Share on other sites
До 40% нынешнего населения Нахиджевана исламизированные пару веков назад армяне. Вот та вот. И именно это часть населения будет наиболее жестко сопротивляться армянской армии - аналогичные случаи уже имели место, в том числе во время арцахской войне.

Есть интересное историческое исследование на эту тему. По вышеуказанным тобой причинам сомневаюсь, стоит ли эту работу выкладывать в открытом форуме.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Есть интересное историческое исследование на эту тему. По вышеуказанным тобой причинам сомневаюсь, стоит ли эту работу выкладывать в открытом форуме.

Мне по мылу можешь отправить? Выкладывать нигде не стану.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нахичевань на стыке трех цивилизаций

В числе моих карабахских друзей есть человек, прошедший суровую школу карабахского движения и войны, получивший немало боевых и моральных ран, но отличающийся дальновидностью и широтой национального самосознания. Тема Нахичевани стала чуть ли не главной задачей этого карабахского солдата. При этом подкупала его искренняя убежденность, аргументированность позиции, высокий дух армянского патриота и служение интересам нации.

Признаться, нахичеванский вопрос обсуждался не только моим добрым и не по годам мудрым карабахским товарищем, но и другими уважаемыми соотечественниками – профессиональными аналитиками, политиками, военными, журналистами. Однако позиция карабахского друга во многом отличалась и подкупала тем, что в размышлениях я находил искру боевого духа, преемственность поколений и философию Гарегина Нжде – гения армянской освободительной борьбы.

Изучая истоки и причины карабахской проблемы, я имел возможность общаться с участниками и некоторыми лидерами арцахского движения, часть из которых со временем сложили голову за свободу Арцаха, а некоторые из них впоследствии возглавили Нагорный Карабах и Армению. В одной из бесед стало известно, что с приходом к власти в СССР Ю. В. Андропова к нему была направлена армянская делегация, состоящая из ответственных работников и представителей армянской профессуры Москвы, с просьбой рассмотреть в очередной раз вопрос присоединения Карабаха к Армении. На это Андропов ответил, что армянам, прежде всего, стоит задуматься о статусе Нахичевани. Почему? Дело в том, что Нахичевань находится на стыке трех цивилизаций – персидской, тюркской и христианской.

Ошибался ли мудрый политик Андропов, акцентируя внимание на нахичеванском вопросе, или же ошиблись армяне, промолчав про нахичеванскую проблему? Исчезла ли с потерей Нахичевани угроза безопасности армянского государства? Так что же означает Нахичевань для Армении, для безопасности и развития армянского государства?..

Известно, что Турция, создавая азербайджанскую государственность в 1918–1920 гг., неоднократно предпринимала попытки в открытой военной агрессии и тайной подрывной войне против Армении отнять эту этническую территорию армян в пользу Азербайджана, что должно было вместе с Зангезуром и Карабахом обеспечить пространственную связь с Азербайджанской Республикой.

Из донесения дипломатического представителя Армении в Азербайджане от 18 июля 1919 г. становится известно, что «вспышки выступлений в районах и Карабаха, и Зангезура, и Нахичевани по существу связаны между собой, и все это происходит в соответствии с заранее продуманной и разработанной программой. Безусловно, все это предпринимается против армянского правительства и имеет целью, усиливая преобладание мусульман, окружить армян татарским кольцом…

С этой целью турецко-азербайджанские тайные политические организации через свою агентуру стараются в принадлежащих Армении районах усилить враждебные настроения мусульманского населения, снабжая его и денежными средствами, и оружием, и военным имуществом.

Весной-осенью 1918 г. турецкая армия осуществила интервенцию в Закавказье и на своих штыках создала азербайджанскую государственность, для связи с которой предполагалось оккупировать армянские территории Нахичевани, Зангезура и Карабаха. После поражения в Первой мировой войне по Мудросскому перемирию от 30 октября 1918 г. Турция вынуждена была вывести свои войска из Закавказья. В Нахичевани же турки в декабре 1918 г. передали власть своему ставленнику Джафар-Кули хану Нахчыванскому, который провозгласил себя генерал-губернатором Нахичевани и образование Араксской Республики.

В январе 1919 г. в Нахичевань были введены британские войска из Персии, вслед за ними сюда прибыли французская и американская военные миссии. В мае 1919 г. армянские войска при поддержке британских отрядов разгромили Араксскую Республику и включили Нахичевань в состав Республики Армения. Администрацию Нахичевани возглавил американский губернатор. В июле 1919 г. Армения потеряла контроль над Нахичеванью, которая была провозглашена частью Азербайджанской Республики. Но в марте 1920 г. армянские войска вновь установили контроль над Нахичеванью. Кемалистско-большевистский сговор позволил уже в июне 1920 г. оккупировать территорию Нахичевани турецким войскам, к которым в июле того же года присоединился 1-й Кавказский полк XI Красной Армии РСФСР.

После оккупации большевистско-кемалистскими войсками территории Нахичевани совместный российско-турецкий Ревком 28 июля 1920 г. провозгласил образование Советской Республики Нахичевань. В день заключения Севрского договора союзниками и официальными властями тогдашней Османской Турции, 10 августа 1920 г., Республика Армения и РСФСР подписали соглашение о том, что войсками Советской России занимаются спорные между Арменией и Азербайджаном области – Карабах, Зангезур и Нахичевань. Однако 24 августа 1920 г. между правительством РСФСР Ленина и правительством Великого национального собрания Турции Мустафы Кемаль-паши подписывается договор о дружбе, который закрепил нахождение в Нахичевани турецких и советских войск и совместное управление краем. Это соглашение Москвы было нацелено против бывших союзников России по блоку Антанта, то есть против Запада и, конечно же, независимой Армении – члена Антанты.

Очередная турецкая оккупация большей части территорий Восточной Армении летом-осенью 1920 г. привела к тому, что, с одной стороны, 29 ноября 1920 г. произошла советизация Армении, а с другой – в ночь со 2 на 3 декабря 1920 г. прежнее правительство Армении вынужденно подписало в Александрополе договор с кемалистской Турцией, согласно которому к Турции отходили Карсская область и Сурмалинский уезд, а районы Нахичевани и Шарура объявлялись временно находящимися под протекторатом Турции, где впоследствии «посредством плебисцита будет установлена особая администрация». Правительство РСФСР и Ревком Армянской ССР не признали Александропольский договор, поскольку он был подписан уже после передачи власти правительством Республики Армения Ревкому Армянской ССР.

Однако последующее давление Турции на Советскую Россию и шантаж азербайджанской нефтью позволили туркам 16 марта 1921 г. заключить Московский договор с РСФСР и решить судьбу спорных территорий в пользу Азербайджана. При этом армянской делегации было отказано в участии в работе Московской конференции и при заключении договора под предлогом того, что в феврале 1921 г. в Армении произошел переворот – путч дашнаков.

Согласно ст. 3 Московского российско-турецкого договора от 16 марта 1921 г., Нахичевань была включена в состав Азербайджанской ССР на правах автономной территории. В частности, эта статья гласит: «Обе договаривающиеся стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему государству» (под третьим государством подразумевалась Армения). Московский договор также признал за Турцией армянские территории Карса, Сурмалинского уезда с Большим и Малым Араратом. После этого решения турецкие войска были выведены из Нахичевани.

В сентябре-октябре 1921 г. Армянская ССР вместе с РСФСР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР принимала участие в переговорах с Турцией на Карсской конференции. В результате 13 октября 1921 г. в Карсе при участии РСФСР Армянская ССР, Азербайджанская ССР и Грузинская ССР подписали с Турцией договор о дружбе, который подтвердил статус Нахичевани, оговоренный в Московском договоре. Для обеспечения общей границы с Турцией к Нахичевани была присоединена от Армянской ССР небольшая часть бывшего Шарур-Даралагезского уезда. К тому времени статус Нагорного Карабаха был также пересмотрен в пользу Азербайджана на правах автономии и оформлен решением пленума Кавбюро РСДРП(б) от 5 июля 1921 г. И только благодаря армянскому боевому сопротивлению под предводительством Гарегина Нжде этой участи избежал Сюник (Зангезур), оставшийся до сих пор армянским клином, разделяющим Турцию и материковый Азербайджан.

Таким образом, произошел раздел частей Восточной Армении между Турцией и Азербайджаном при попустительстве Советской России, равно как и молчании Запада в лице Англии, Франции и США.

К 1917 г. доля армян в общей численности населения Нахичеванского уезда составляла 41% (54 030 человек). С образованием нахичеванской автономии под протекторатом Азербайджанской ССР бакинское руководство чинило всяческие препятствия для возвращения армянских беженцев в родной край. Советский Азербайджан на протяжении десятилетий предпринимал целенаправленную политику по максимальному сокращению численности и окончательному вытеснению армян из Нахичевани.

В ходе карабахского военного конфликта в 1991–1994 гг. Армения так и не решилась предъявить претензии на Нахичевань, боевые действия, за исключением отдельных стычек вдоль границы, не коснулись нахичеванской территории. Вместе с тем, анклавное пребывание нахичеванской автономии в условиях армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха усугубляет социально-экономическое положение и риски безопасности этой республики.

В современный период усиливается экономическая (прежде всего, энергетическая) зависимость Нахичевани от Ирана, поскольку пока что газоснабжение автономии осуществляется за счет иранского экспорта. Основной коммуникацией по связи Нахичевани с Турцией является автодорога из Карса через Садаракский пограничный пост, который был открыт в 1992 г. бывшим премьер-министром Турции Сулейманом Демирелем.

Несмотря на то, что Азербайджаном на протяжении долгого времени (как советского, так и постсоветского) управляет так называемый нахичеванский клан (Алиев – Эльчибей – Алиев), тем не менее, социально-экономическим проблемам Нахичеванской Автономной Республики Баку уделяет крайне незначительное внимание. В современный период с учетом карабахского конфликта, азербайджанское руководство свое бездействие в Нахичевани объясняет анклавным положением автономии и транспортной блокадой Армении.

Однако за последние годы население Нахичевани значительно сократилось из-за существующих внутренних проблем, серьезного отставания региона по многим показателям социально-экономического развития от других районов Азербайджана. Отток большей части молодого населения фактически создал проблему выживаемости Нахичевани. При этом следует иметь в виду, что так называемое азербайджанское население нахичеванской автономии во многом есть искусственное порождение бакинской политики ассимиляции местных персоязычных, тюркоязычных и курдских племен.

Учитывая азербайджано-армянские отношения, Нахичевань с подачи Баку и Анкары, участвует в транспортной блокаде Армении и блокирует джульфинскую железную дорогу. От этой транспортной блокады не меньше страдает сама Нахичевань с учетом ограниченных возможностей местного рынка и возможной перспективы экономической зависимости от Ирана.

Правда, Азербайджан старается компенсировать свое бездействие в Нахичевани новыми региональными коммуникационными проектами, позволившими установить устойчивые связи через Грузию с Турцией и Западом. Речь идет о том, чтобы подключить Нахичевань к газопроводу Баку – Тбилиси – Эрзурум, а также о строительстве железнодорожной ветки по маршруту Карс – Нахичевань. Именно эти проекты стали предметом переговоров азербайджанского президента Ильхама Алиева и турецкого премьера Реджепа Эрдогана летом 2008 г. Эти переговоры имеют целью минимизировать транспортно-энергетическую зависимость Нахичевани от Ирана и обезопасить ее от региональных военных угроз как в случае нападения США на Иран, так и возобновления азербайджано-армянского конфликта из-за Нагорного Карабаха.

Некоторые представители нахичеванских земляческих обществ за рубежом выступают за выход данной территории из состава Азербайджана и реализацию постановления Чрезвычайной сессии Верховного Совета Нахичеванской АССР от 19 января 1990 г., согласно которому Нахичевань, в период обострения кризиса советской власти в Азербайджане, заявила о своем выходе из состава СССР и объявила себя независимой республикой. Это решение до сих пор никто в Нахичевани не отменял, равно как и не реализовал. Учитывая ускоренный процесс иранизации региона и предвидя перспективы турецкого диктата, часть нахичеванского общества рассматривает перспективы своего существования на пути независимости и формирования свободной экономической зоны.

Таким образом, список потенциальных этнополитических конфликтов и непризнанных республик на Южном Кавказе может пополниться. Причем специфика нахичеванской проблемы отлична от всех других по той причине, что этот конфликт назревает не только во взаимоотношениях между Арменией и Азербайджаном, но и внутри одного искусственно образованного этноса азербайджанцев, этногенез которых катализировался в советские годы за счет ассимиляции тюркоязычных и персоязычных этнических групп.

Население Нахичевани весьма недовольно своим образом жизни, похожим на казарменный. Армения способна гарантировать их безопасность, жить с нахичеванцами в мире, обеспечить культурно-образовательную и экономическую свободу краю. Это все возможно при установлении армянского протектората над Нахичеванью.

Нахичевань имеет для Армении важное стратегическое значение с точки зрения геополитики, экономики и безопасности.

В настоящее время безопасность Нахичевани формально гарантируется Азербайджанской Республикой, которая не имеет реальных возможностей контролировать эту территорию: вводить необходимое количество войск и обеспечивать поддержание обороноспособности края.

Турция, в обход имеющимся международным договоренностям, фактически поддерживает через 8-километровую границу оперативно-тактическое участие своих войск под азербайджанским флагом в безопасности Нахичевани. Однако Анкара, как член НАТО, не может разместить контингент своих войск в автономии из-за соответствующих международно-правовых ограничений и жесткой реакции США и России.

Сложившаяся ситуация позволяет предположить, что разрешение нахичеванской проблемы должно учитывать историческую и современную политическую и экономическую специфику этого края и его населения.

Какой же выход? Азербайджанская армия должна покинуть Нахичевань. Жирайр Сефилян, например, предлагает превратить Нахичевань в демилитаризованную зону, создавая наилучшие условия для свободного рынка между Арменией и Ираном. Это было бы лучшим вариантом обеспечения региональной стабильности, однако существующие противоречия в регионе вряд ли сейчас позволят демилитаризировать этот район. Я думаю несколько иначе.

Не приведет ли вмешательство Армении в нахичеванский вопрос к новой войне с Азербайджаном? Если противник будет готов к войне, то вряд ли спросит армян – готовы ли они встретить их в Карабахе. Нападают, как правило, на слабого. Об этом следует помнить всегда и укреплять армянскую армию по всем стандартам военного искусства, изучая стратегию и тактику как российских войск, так и НАТО. Тупиковый пока что переговорный процесс по статусу Нагорного Карабаха и стремительно развивающиеся геополитические противоречия ведущих стран мира на Южном Кавказе в обозримой перспективе могут привести к новой войне в зоне карабахского кризиса. Потенциально Армения должна быть готова к новой войне с Азербайджаном из-за спорных территорий Карабаха и Нахичевани.

Карабах до сих пор не признается стороной конфликта и участником переговорного процесса, признается только Армения. Следовательно, Армении придется пойти на признание Карабаха как части своей территории после косовского, югоосетинского и абхазского прецедентов. Особенность карабахского вопроса в том, что речь не должна вестись об образовании нового независимого государства, а о присоединении армянской этнической территории к Армении. Такая же участь со временем ожидает Нахичевань.

Принимая во внимание наметившееся американо-российское противостояние на Южном Кавказе и сохранение возможности военной операции США против Ирана, международная дипломатия должна находиться в поисках новых форм и средств политической и экономической стабилизации обстановки в регионе.

В нахичеванском случае это могло бы иметь развитие в форме расконсервации джульфинской железной дороги, разблокирования Нахичевани и Армении, улучшения экономических связей Нахичевани с Ираном и Арменией. Для обеспечения безопасности и предотвращения конфликта вокруг Нахичевани, целесообразно ввести сюда международные миротворческие силы стран-участниц Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского вопроса, то есть России, США и Франции, имеющие прямое отношение к Азербайджану и Армении, а также передачу Нахичевани сроком на 50 лет международному протекторату и российско-американо-французскому управлению. Это решение значительно улучшило бы ситуацию в регионе, способствовало бы укреплению региональной безопасности и восстановлению плодотворного партнерства России и Запада на Кавказе. Продолжение же кризисных процессов в Нахичевани может вылиться в очередной внутренний конфликт для Азербайджана.

Россия после пятидневного грузино-югоосетинского конфликта в своей политике на Южном Кавказе пока что не определилась в стратегии. Наличие военной базы в Армении и участие в Минской группе ОБСЕ по карабахскому урегулированию некоторые политические круги российской элиты готовы обменять на конъюнктурное партнерство с Турцией и Азербайджаном якобы в пику американским интересам на Кавказе в формате турецкой инициативы региональной платформы стабильности и безопасности.

Отсутствие российской стратегии на Кавказе, возможно, связано, с одной стороны, с неспособностью российской властвующей элиты определить традиционные национальные интересы в этом регионе, а с другой – отсутствием системы противодействия эффективным механизмам внешнего воздействия на политические группы российской элиты со стороны геополитических и геоэкономических конкурентов России, а также транснационального капитала.

При этом в Армении появляются серьезные опасения в связи с подобной тенденцией российской политики, готовой потребовать вывода армянских войск с занятых территорий в зоне карабахского кризиса и решить проблему статуса Нагорного Карабаха в пользу Азербайджана. Внешним проявлением такого охлаждения в российско-армянских отношениях является сознательное умалчивание российской стороной проблемы геноцида армян, а российское консульство в Трабзоне и вовсе поставило под сомнение факт геноцида, отрицая тем самым решение собственного парламента от 24 апреля 1995 г., признавшего и осудившего факт геноцида армян как преступление, совершенное правительством Османской Турции в годы Первой мировой войны.

В российских СМИ (например, в газете «Военно-промышленный курьер» от 6–12.08.2008 г.) развернута организованная истерия о неких метаниях Еревана, расширяющихся контактах Армении с НАТО, ущемляющих геополитические интересы России. Вполне очевидно должно быть журналисту А. Корбуту и другим российским экспертам, что Армения, участвуя в учениях НАТО типа «Совместный лук/Совместный копьеносец – 2008», вовсе не собирается отрабатывать навыки военной тактики против интересов России. Очевидно, что, изучая военный опыт НАТО, Ереван, с одной стороны, старается овладеть состоянием подготовки и слаженности действий азербайджанской армии на случай возобновления конфликта, а с другой – минимизировать вероятные угрозы Турции и НАТО. Ведь Россия и ОДКБ не гарантируют Армении полную безопасность в случае конфликта с Азербайджаном. Из выступлений Николая Бордюжи и позиции русского Генштаба вытекает только обеспокоенность внешними границами Армении с Турцией.

В этой связи заявление Сергея Маркова от 14.09.2008 г. о стратегическом союзе России и Азербайджана является не так уж и случайным размышлением политолога-депутата от правящей партии. Возможно, это проявление российского варианта Совета по публичной дипломатии с участием депутатского корпуса.

Такие перемены российской политики на Кавказе вряд ли устроят Армению. Если в 1920–1921 гг. Советская Россия аргументировала вынужденную уступку Турции в армянском вопросе желанием советизировать и контролировать Азербайджан с бакинской нефтью, то какие же политические и экономические дивиденды на сей раз получит Россия, «забывая» Армению? Вряд ли Турция, будучи членом НАТО и весьма зависимым от США и Запада в экономическом и финансовом отношениях партнером (тем более в условиях рецессии мировой экономики), способна будет вести самостоятельную от США геополитическую игру на Кавказе.

Турция с реализацией трубопроводных проектов БТД и БТЭ превращается в альтернативную России территорию по транспортировке каспийских углеводов. Соответственно, страны ЕС будут в равной степени заинтересованы как в российских терминалах, так и в турецких и крайне не заинтересованы в монополизации нефтегазового рынка одной из стран.

США в той же Грузии скорее вступают в противоречие с Турцией и постараются ограничить ее региональные амбиции и самостоятельность установлением военного, коммуникационного и финансового контроля в азербайджанском Марнеули и армянском Джавахке. Армения с учетом отсутствия внутренних этнополитических проблем в пределах признанных ООН границ, в отличие от Грузии, Азербайджана и даже Украины, становится более удобным кандидатом в НАТО. Наличие же проблемы геноцида армян и спорных территориальных вопросов Армении с Турцией, Азербайджаном и Грузией позволяет США и НАТО вести более активное давление на эти государства.

Утверждение о том, что Армения в случае выхода из орбиты влияния России окажется в одиночестве против объединенной военной мощи Турции и Азербайджана, вполне справедливо. Но так ли наивна армянская элита, чтобы порвать партнерство с Россией, не забронировав билет в другой союз с США? Сближение Армении с США не означает прямой военной угрозы Турции, поскольку главной фигурой блока НАТО выступает не Турция, а США. Более того, США удается пока что сохранять баланс между Грецией и Турцией в составе НАТО, как и СССР удавалось сохранять паритет между Азербайджаном и Арменией. Сказанное вовсе не означает, что Армения спешит покинуть российскую орбиту, ей вообще не стоит никуда торопиться.

США построили в Ереване самое большое здание посольства на постсоветском пространстве, видимо, с целью ставки на Армению и разворачивания здесь регионального центра своей политики. Россия же, втягиваясь в системное противостояние с США в регионе и забывая Армению, рискует потерять и без того скромные позиции и возможности. Азербайджан сегодня больше зависим от США, нежели Турции, поскольку главным игроком Запада в Закавказье выступает не Анкара, а Вашингтон.

Армении не нужны конфликтные отношения ни с Россией, ни с США. Но Армения в любом случае пойдет на конфликт с Азербайджаном в случае угрозы безопасности и независимости Нагорного Карабаха. И тогда нет никакой гарантии, что коммуникационные проекты БТД и БТЭ, а со временем, возможно, и «Набукко» не окажутся под прицелом и ударом армянской армии, что поставит под угрозу интересы Запада, а к России потеряют всякий интерес та же Турция с Азербайджаном.

Армения, сохраняя стратегическое партнерство с Россией, вполне способна наращивать не менее стабильные отношения с Францией и США, использовать при этом лоббистский и финансовый потенциал армянской диаспоры в этих актуальных странах, укреплять боеспособность своей армии.

И именно Нахичевань может стать объектом притяжения взаимоисключающих сил России и США, где Россия может и должна выступать активно в пользу своих интересов в Армении и регионе в целом, а США с Францией получают легитимный вход на Южный Кавказ. Возможное партнерство России, Франции и США в Нахичевани и Армении способно будет предотвратить пантюркистскую угрозу внешним и внутренним интересам Российской Федерации, обеспечить контроль стратегических ресурсов Ирана и минимизировать военную угрозу НАТО.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites
До 40% нынешнего населения Нахиджевана исламизированные пару веков назад армяне. Вот та вот. И именно это часть населения будет наиболее жестко сопротивляться армянской армии - аналогичные случаи уже имели место, в том числе во время арцахской войне.

Очень сложно сейчас судить об этом. Если некоторая часть армян была исламизирована и ассимилирована, то она наверняка и растворилась в общей массе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Артак Варданян

кандидат филологических наук

ИСХОД АРМЯН ИЗ НАХИДЖЕВАНА

Один из центральных районов Великой Армении – исторической родины армян – Нахиджеван, находящийся на стыке Васпуракана, Сюника и Айрарата, в 1921 г. в результате козней турецко-большевистских сил был насильственно отторгнут от Армении и присоединен к Азербайджану. И при весьма благоприятных обстоятельствах, оказавшихся возможными благодаря советскому политическому режиму, в этом крае сбылась вековая турецко-азербайджанская мечта – армяне были изгнаны из более чем 80 населенных пунктов компактного проживания.

Как известно, в 1604-1605 гг. после осуществленной шахом Аббасом насильственной депортации, Нахиджеван утратил большую часть армянского населения, но в 1828 г. после вхождения Восточной Армении в состав России согласно Туркменчайскому договору, край стал одним из уездов Эриванской губернии и вновь стал заселяться армянами.

Накануне событий 1918 г. подавляющее большинство армянского населения Нахиджевана составляли, наряду с прибывшими туда после заключения Туркменчайского договора переселенцами из иранского Хоя и Салмаста, и беженцы, спасшиеся во время Геноцида армян в Турции. Однако большая их часть покинула родные места после 1918-1920 гг.

С первых же лет после советизации Азербайджана власти этой новоиспеченной республики установили запрет на возвращение армян к родным очагам.

24 июня 1922 г. Председатель Совнаркома Азербайджана Газанфар Мусарбеков заявил правительству Армении, что по решению ЦИК Азербайджана запрещено массовое возвращение армянского населения на территорию республики, в том числе Нахиджевана. Несмотря на многочисленные протесты и просьбы, направленные в Ереван, Баку и Москву, решениями ЦИК Нахичеванской АССР от 26 апреля 1926 г. и ЦИК Азербайджана от 29 мая того же года этот вопрос был закрыт с той мотивировкой, что «сельское население Нахичевани не обеспечено достаточным количеством земли для ведения сельского хозяйства» и потому возвращение армянского населения в Нахичеванскую АССР поставит местных крестьян в крайне тяжелое положение, в связи с чем наркому сельского хозяйства Нахичеванской АССР предлагается выделять земельные участки лишь тем лицам, кто вернулся в республику до 1 апреля 1925 г.

После изгнания армян Кзнут, Шахкерт, Газанчи, Айлапат, Абракунис и другие крупные населенные пункты начали заселяться азербайджанцами, как местными, так и переселившимися из Армении (Зангезур, Вайоц Дзор) и Азербайджана.

В 1927 г. в Нахичевань прибыл Председатель ЦИК СССР Рыков, привезя с собой многочисленные заявления с жалобами от нахиджеванских армян. По его приказу был арестован целый ряд руководителей автономной республики (некоторые из них были расстреляны), и армянам было разрешено вернуться в места их исконного проживания. В середине 1930 гг. численность армянского населения стала расти, и приблизилась к 25% от общего количества населения. На территории Нахичевани действовало 30 сельских и 4 городских армянских школы, армянские отделения педагогического и медицинского училищ, армянский театр, и жизнь армянского населения республики стала входить в нормальное русло.

Однако эти перемены не устраивали Азербайджан, и с конца 1930 гг., воспользовавшись ужесточением сталинской политики, республиканские власти приступили к осуществлению организованной на государственном уровне программы по вытеснению армян, и противостоять этому на сей раз было уже невозможно. Прежде всего закрылись армянские отделения учебных заведений, армянский театр, вслед за этим целый ряд руководителей автономной республики армянского происхождения был заменен лицами азербайджанской национальности.

Жертвами этих и последовавших за ними новых притеснений стали Азарапет Григорян, заместитель председателя Совета министров Мнацакан Минасян, первый секретарь Шахбузского района Мамикон Овакимян, государственные и партийные деятели Ованес Григорян, Норик Григорян и многие другие.

Власти намеренно препятствовали даже культурным связям с Арменией, запрещали проводить подписку на издаваемые в Армении периодические издания. А впоследствии, особенно с 1960 г., райкомы большую часть сельскохозяйственных обязательств налагали именно на села с армянским населением, снимали с работы руководителей, пользовавшихся большим авторитетом среди населения. Например, после увольнения с должности председателей колхозов сел Гюмур и Ариндж начался исход в Армению не только отчаявшегося населения этих деревень, но и из сел Бабунк, Карабаба, Оцуп, Бадамлу, Норс и райцентров Шахапонк и Шахбуз. И через несколько дней после того, как армяне покинули свои насиженные места, азербайджанцы завладели покинутыми ими домами и садами. За этим последовал исход населения из армянских сел Шорот, Парадашт и Гяк Джульфинского района.

А задолго до этого, еще в 1950 гг., жертвами первой волны Белой резни стали жители армянских сел Астапат, Ернджак, Ленинабад и большая часть армянского населения городов Нахичевань и Джульфа.

В том, что произошло, была доля вины и властей Советской Армении, оставивших нахиджеванских армян наедине с их трагедией, длившейся не одно десятилетие. Правительство Армении даже не попыталось приложить усилий для оказания поддержки своим соотечественникам, находящихся в самом центре территории Армении, хотя бы в деле обеспечения края кадрами в сфере педагогики, медицины и культуры, организовав прием молодых людей в вузы на внеконкурсной основе с направлением их после окончания учебы на работы по месту жительства.

Более того, завлекая зарубежных армян славословиями в честь «цветущей и гостеприимной родины» и заманчивыми лозунгами, сами больше других разрушали основы исконно армянских Нахиджевана, Арцаха, Утика и Джавахка.

Единственным исключением был, пожалуй Первый секретарь ЦК Компартии Армении Яков Заробян, издавший распоряжение об установлении прямого автобусного сообщения, связавшего Ереван с самым большим в Нахичевани армянским селом Азараберд.

Итак, под воздействием различных факторов государственной политики, численность армян стала сокращаться, составив в 1960 г. около 10%, а в 1988 г. накануне известных событий всего 1.5%, из которых около 1% проживало только в заселенном армянами селе Азараберд, 0,5% - в исторической области Гохт, армянских селах Цгна, Парака, Бист, Верхний Аза, Дер, Рамис, Танакерт, Алаги, Месропаван, а также в городах Нахичевань, Джульфа, Шагапонк.

Окончательное изгнание армян произошло 22 ноября 1988 г. После антиармянского митинга в центре Нахичевани разъяренная толпа разгромила здание райкома, выломав двери и окна, сожгла принадлежавшие Советской армии две артиллерийские установки, затем наводнила весь город, чиня расправу над армянами. В 12 часов, когда было объявлено чрезвычайное положение, оставшиеся последними 122 семьи уже покинули город.

Подобная судьба была уготована и малочисленным армянским поселениям. Обезумевшей толпе смог дать отпор лишь Азнаберд: до прибытия советских миротворческих сил было убито 3 и ранено 7 азербайджанских бандитов. Однако отсутствие организованной помощи из Армении, переход Советской армии на сторону азербайджанцев и страшное стихийное бедствие, постигшее Армению, сломили дух защитников Азнаберда, и они в конце концов были вынуждены покинуть родные места.

Потеряв за дни исхода 10 человек, нахиджеванские армяне расселились в Вайском, Ехегнадзорском, Араратском, Арташатском и Массиском районах и в Ереване.

А сегодня в этом уголке нашей родины, откуда были изгнаны армяне, продолжается ничем не уступающий Белой и Красной резне культурный геноцид – уничтожение армянских памятников, начавшееся еще на заре советской власти.

В этом страшном преступлении, направленном против мировой культуры и человечества азербайджанская интеллигенция по своему обыкновению обвинила Арцахское движение, забыв, что в 1988 г., задолго до начала нашего национально-освободительного движения лишь в одном Нахиджеване было уничтожено более 100 памятников культуры. Подобное происходило и в других районах, захваченных азербайджанцами. В самом городе Нахичевань в 1975 г. под предлогом строительных работ была сожжена знаменитая церковь Св. Троицы VII века. В 1971 г., сочтя территорию армянского кладбища самым подходящим местом для установки памятника воинам, погибшим во Второй мировой войне, большую его часть сравняли с землей, завалив его затем тоннами строительного мусора, а часть надгробий использовали для возведения стен республиканской больницы.

В октябре 1987 г. вновь под предлогом строительства было уничтожено главное кладбище Агулиса, где было 400 надгробий, 100 из которых представляли собой памятники высокой художественной ценности.

В 1986 г. из колонн церкви Св. Степаноса в селе Оцуп были выломаны огромные камни, чтобы ускорить разрушение выдающегося памятника армянской архитектуры. Церковь Св. Степаноса в селе Цгна, что находится в Гохте, была превращена в склад ядохимикатов и удобрений, а великолепные храмы Агулиса использовались в качестве хлевов.

Знаменитые хачкары старой Джуги, эти изумительные шедевры армянского искусства ажурной резьбы по камню, систематически разрушались или использовались в качестве строительного камня... А демонстративно выставленные перед входом в так называемый «Нахичеваньский государственный исторический музей» вывезенные с армянского кладбища Джуги надгробия с изображением овна и камень с армянской надписью - еще одно свидетельство антиармянской политики, которую ведет Азербайджан на протяжении десятилетий... Вот всего лишь несколько фактов из множества подобных.

В наши дни невозможно представить жестокую участь, выпавшую на долю молчаливых свидетелей истории, когда всего лишь несколько лет назад сравняли с землей тысячи великолепных кружевных хачкаров с кладбища в Джуге и взрывами уничтожили до основания изумительные храмы Абракуниса, Цгны, Шорота, Агулиса.

И все же руины каменных свидетелей истории армянского Нахиджевана ждут новой зари, что должна взойти над их родной землей.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

ШУШИ - ЛАЧИН

Почему не был освобожден Нахиджеван?

Майские (1992 г.) события в селе Хачик свидетельствуют о двух фактах. Во-первых, в военных кругах Армении, причем на самом высоком уровне, в эти дни думали о действиях в отношении Нахиджевана. Во-вторых, в не менее высоких политических кругах предпринималось все, чтобы воспрепятствовать этим действиям.

Наш собеседник - депутат Верховного Совета РА 1990-1995 гг. Хачик СТАМБОЛЦЯН. Думается, рассказанное им позволит лучше представить то, что происходило в мае 1992 года в направлении Нахиджевана.

- В свое время я создал группу из изгнанных из Азербайджана армянок, которые были замужем за азербайджанцами, причем в их паспортах была указана не только национальность - "азербайджанка", но и были изменены их имена и фамилии. Впрочем, все равно факт их армянского происхождения был известен окружающим, за что они и были изгнаны: либо одни, либо с супругами. С другой стороны, они хорошо владели азербайджанским, имели паспорта, свидетельствующие об их азербайджанской принадлежности, и могли беспрепятственно ездить в Азербайджан. Была еще группа российских журналистов, которым я, так сказать, выплачивал зарплату, и они также могли спокойно ездить в Азербайджан.

Я давал им различные поручения. Кроме того, в Баку был один молла, не азербайджанец, который сочувственно относился к армянам. Он тоже снабжал определенной информацией приезжающие группы.

После армянских погромов в Баку в феврале-марте 1991 года я опять направил группу в Азербайджан, чтобы прозондировать имеющиеся в Нахиджеване настроения. Кроме того, имелись сведения, что покинувшие Армению азербайджанцы проходят в Нахиджеване военную подготовку и, учитывая их знание армянского языка, существовала опасность, что они могут проникнуть в Армению и осуществить различные диверсии.

Группа вернулась с ценными сведениями. Выяснилось, что все состоятельные нахиджеванцы уехали в основном в Баку и в Нахиджеване осталось примерно 80-100 тысяч населения, а то и менее того, у которых просто нет средств для отъезда. То есть при возможности они также выехали бы, тем более, если бы была возможность выехать со всем своим скарбом. Наконец, в Нахиджеване полагали, что армяне непременно отомстят за бакинские погромы и в качестве самого слабого звена ударят по Нахиджевану. Поэтому здесь царили панические настроения.

Я позвонил председателю ВС Л. Тер-Петросяну, сообщив о полученной информации. Он отослал меня к премьер-министру В. Манукяну. Тот разъяснил, что при правительстве создана структура по безопасности, возглавляемая Ашотом Манучаряном, и переадресовал меня к ним. Кроме Манучаряна там работали будущий министр нацбезопасности Симонянц, Армен Гюрджян и др. Ко мне прислали Гюрджяна, который был весьма воодушевлен полученной информацией и выразил свое восхищение тем, что я проделал громадную работу, которая по плечу целой службе...

В беседах с Манучаряном и Гюрджяном я, учитывая панические настроения в Нахиджеване, предложил поручить начальнику ж/д А. Кандиляну, чтобы он начал перегонять весь имеющийся состав грузовых вагонов в Россию не через Абхазию, а через Нахиджеван-Азербайджан (тогда грузовые перевозки еще осуществлялись). А машинистам предлагал дать установку: делать остановки в Нахиджеване и не препятствовать желающим азербайджанцам грузиться в вагоны со всем своим имуществом. Попутно предлагал нашим пограничным постам постреливать в ночное время в воздух, создавая иллюзию артподготовки перед наступлением на Нахиджеван.

Это были примерно те времена, когда нахиджеванцы пытались демонтировать госграницу с Турцией, что вызвало большой шум. Вплоть до того, что размещенные в Арташате и Арарате части советской армии собирались войти в Нахиджеван, но по непонятной причине так и не сделали этого.

Кандилян отправил порожние грузовые составы, и многие нахиджеванцы погрузились в них со скарбом и направилась в сторону Азербайджана. На подъезде к Мегри с армянской стороны вдруг начался обстрел. Конечно, "алазани" не могли причинить существенного ущерба, машинисты, тем не менее, зная о смысле операции, продолжали движение. Но уже у Мегри наши отряды принялись останавливать эти поезда и ... приваривать колеса к рельсам. Азербайджанцы были вынуждены выгрузиться и отправиться обратно к Ордубаду.

Обо всем этом мы узнали с большим опозданием. Оказывается, Ашот Манучарян, который вроде бы одобрил мой план, с другой стороны приказал командирам отрядов в Мегри не пропускать поезда в Азербайджан. А те, не зная, что происходит, и доверившись члену комитета "Карабах" Манучаряну, выполнили приказ, то есть воспрепятствовали отъезду нахиджеванцев, после которого мы практически без единого выстрела (учитывая, что мало кто там остался) вошли бы в Нахиджеван. В дальнейшем командир этих отрядов Гевонд умер так же, как и многие другие при непонятных обстоятельствах. Заснул и не проснулся, как Эдик Егорян, Затикян, глава коммунистов Бадалян и др.

Программу вытеснения азербайджанцев из Нахиджевана провалил А. Манучарян вместе с Симонянцем. Потом тот же Симонянц стараниями Манучаряна стал министром национальной безопасности. Кто еще был сподвижником Манучаряна в этом вопросе, знают многие. Тогда возник целый клан единомышленников, не имеющий национальных ориентиров и служивший игрушкой в руках иностранных агентов. Это они не позволили в выигрышной ситуации овладеть нашими историческими территориями (Кировабад, Казах, Мингечаур и др.). То есть мы этого и многого другого не осуществили не потому, что были не в состоянии сделать это с военной точки зрения. Просто враг был среди нас.

К. САРГСЯН

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну про Ашота Манучаряна и Блеяна еще тогда ходили разговоры, что они "засланные казачки".

Увы, все кто задавал себе такие вопросы "случайно" умирали.

Edited by Usta_Valod

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ну про Ашота Манучаряна и Блеяна еще тогда ходили разговоры, что они "засланные казачки".

Увы, все кто задавал себе такие вопросы "случайно" умирали.

:angry: ........................

-Я стал как то забывать это имя!

-Некто назвал его КГБшной блядью и поплатился!Ереви эт Аз ССРи когмиц Сисиан экац угатиры ира горцнер 1989 и ноембери16?Ч гитем!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Карен Веранян

НАХИЧЕВАНЬ: ТУРЕЦКО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

Происходящие в последнее время на Южном Кавказе развития вокруг ряда ключевых вопросов отодвинули на второй план не менее важные проблемы региона, к числу которых можно причислить развития, происходящие в Нахичеванской Автономии (НА), и вопросы вовлеченности в них внешних сил, в первую очередь, Турции. Факты свидетельствуют, что особенно в последнее десятилетие Турция смогла обеспечить значительное политическое и экономическое присутствие в НА, что должно серьезно обеспокоить власти Баку. Сдержанная позиция центральных властей Азербайджана в вопросе активизации турецкого фактора в регионе, пожалуй, обусловлена логикой ненарушения братских отношений с Турцией и неспекулирования турецко-азербайджанскими противоречиями. Существующие ныне между Азербайджаном и Турцией разногласия вокруг Нахичевани, которые, по сути, носят принципиальный характер, можно классифицировать по нескольким основным направлениям.

Демографические проблемы

Не имея сухопутной границы с Азербайджанской Республикой, Нахичевань оказалась в неутешительной социально-экономической ситуации, в результате чего значительная часть местного населения предпочитает эмиграцию. По неофициальной информации, вследствие неблагоприятных социальных условий и повальной безработицы численность населения автономии существенно сократилась. Согласно данным последней переписи населения (1999 г.), в НА проживало около 370 тыс. человек, а ныне это число не превышает 150 тыс.

Проблема для центральных властей Азербайджана становится еще более тревожащей, когда на первый план выдвигается другая актуальная задача – тенденция трансформации демографической картины в автономии. В последнее время заметен систематичный приток в НА населения восточных районов Турции, подавляющее большинство которых – курды. Мигрировавшие из восточных районов Турции «новоселы» сравнительно легко интегрируются в социальные условия и общественную жизнь автономии. Более того, значительной части удается за короткое время даже приобрести недвижимость (что носит уже систематический характер). В связи с проблемой свою озабоченность выразили также азербайджанские эксперты, связывающие тенденцию постепенной трансформации НА с особой политикой Турции, в результате которой в недалеком будущем Нахичевань встанет перед угрозой курдизации.

Сосредоточивая внимание, в основном, на явлении курдизации автономии, в прессе вообще не говорится о жителях Нахичевани, мигрировавших в граничащую с областью Турцию и, как правило, обосновавшихся в городах Игдир и Стамбул. Дело в том, что турецкая сторона ведет серьезную работу с мигрировавшими азербайджанцами, пытается использовать их присутствие в активизации турецкого фактора в автономии. Официальная Анкара, с одной стороны, содействует сравнительно беспрепятственной интеграции поселенцев-азербайджанцев в социальную и общественную жизнь, с другой – всячески способствует процессу сохранения их общения с соотечественниками, оставшимися в автономии.

Клановая борьба

Отсутствие сухопутной границы с НА значительно ослабило, особенно в последнее десятилетие, контроль центральных властей Азербайджана над внутренними и внешними процессами автономии. Но не только: сегодня почти не говорится о противоречиях, существующих между руководством НА и центральными властями. В автономии, оказавшейся в анклаве, созданы почти все условия для утверждения авторитарных или деспотических порядков, свидетелями которых мы являемся сегодня. Как отмечают жители НА, на каждом шагу попираются основные права и свободы человека, однако население, под давлением местного руководства, не имеет никакой возможности говорить об этом вслух. Нередки также случаи, когда оппонентов местного руководства автономии, открыто выражавших возмущение утвержденной в НА деспотией, атмосферой несправедливости и безнаказанности, задерживали с обвинениями в шпионаже в пользу Армении.

В результате ослабления влияния центральных властей Азербайджана на элиту НА, усугубились межклановые разногласия между центром и областью. Известно, что центральные власти Азербайджана, в лице семьи Алиевых, также родом из Нахичевани и имеют достаточно серьезные разногласия с властным кланом автономии. Для сохранения контроля и влияния на нее азербайджанские власти пытались активизировать оппозиционное крыло местного руководства НА, однако серьезных успехов не добились. Улучшению отношений с центром во многом препятствуют также сформировавшаяся у местной элиты НА «анклавная» психология или так называемый комплекс изолированного сосуществования.

Противоречия между руководством Нахичевани и центральными властями Азербайджана являются хорошим поводом для турецкой стороны для расширения своей вовлеченности во внутренние задачи автономии. В последние годы официальная Анкара значительно активизировала сотрудничество с руководством автономии, в связи с чем центральные власти Азербайджана неоднократно выражали свое возмущение. Но, с другой стороны, в официальной Анкаре достаточно тепло принимают оппозиционеров и рядовых граждан НА. Не следует забывать, что критики элиты автономии зачастую вынуждены выражать свое недовольство запущенным состоянием и царящим в стране произволом при содействии и вмешательстве турецкой стороны.

Экономический фактор

Сотрудничеству между НА и Турцией в значительной степени способствует неутешительная социально-экономическая ситуация автономии. Отсутствие сухопутных границ с Азербайджаном существенно затрудняет коммуникацию и товарооборот между центром и областью, которые в основном осуществляются по территории Ирана. Технически и финансово более выгодно экономическое сотрудничество автономии с сопредельной Турцией, приведшее к зависимости экономики НА от этой страны. Основная часть поставок электроэнергии в Нахичевань осуществляется из Турции, еще небольшой процент – из соседнего Ирана.

Одним из важных предусловий в вопросе углубления экономических и политических отношений между НА и Турцией является фактор сопредельного Ирана. Вопрос в том, что иранская сторона (с учетом азербайджанского фактора Ирана) весьма настороженно относится к любой активизации азербайджанцев Нахичевани и повышению политического или экономического веса НА. Следовательно, вполне логично, что иранская сторона, по сути, отнюдь не заинтересована в экономическом развитии автономии. Фактически, отсутствие сухопутных границ с Азербайджаном, не столь добрососедские, мягко говоря, отношения с Ираном и полное отсутствие отношений с другой сопредельной страной – Арменией превратили сотрудничество с Турцией в альтернативное выгодное направление. Турция продолжает играть важную роль в деле экономического развития НА. Турецкий капитал сегодня занял прочные позиции в таких сферах экономики автономии, как транспорт, службы по предоставлению услуг, строительство и туризм.

Вывод

Проблема Нахичевани, пожалуй, является самой противоречивой стороной братских отношений между Азербайджаном и Турцией. Можно сказать, что сегодня НА продолжает оставаться в «информационном вакууме», что позволяет турецкой стороне действовать в этом направлении максимально свободно.

В последнее время разговоры о дальнейшей судьбе НА опять активизировались, что, в частности, связано с процессом улучшения армяно-турецких отношений. Азербайджанское руководство четко осознает, что возможная разблокировка армяно-турецкой границы углубит барьер, образовавшийся между Азербайджанской Республикой и Нахичеванской автономией, еще более ослабив контроль и вмешательство центральных властей во внутренние развития автономии, в результате чего увеличится влияние турецкой стороны на внутренние и внешние дела НА.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нахиджеван – родина моя

В пользу демилитаризации Нахиджевана говорит сам статус протектората

Тема Нахиджевана не сходит со страниц прессы. Постоянные обращения к этой теме объясняются хорошо известной всем проблемой. В последние же месяцы очень активно обсуждается именно история возникновения данной проблемы.

Я не намерен говорить о несправедливости договоров 1921 года по Нахиджевану. Я более обеспокоен сегодняшней ситуацией в Нахиджеване и в регионе. Конечно, вопрос Нахиджевана беспокоит всех армян, однако естественно, что особенно волнует он армян - выходцев из Нахиджевана. Общественная организация нахиджеванцев едина в своем мнении по этой проблеме. То варварство, которое проявляется по отношению к культурно-историческим памятникам, в разрушении всего, что подтверждает армянское прошлое Нахиджевана, не может оставить нас равнодушными.

Договоры 1921 года однозначно определили статус Нахиджевана как протекторат. Кроме того, договоры однозначно запрещают Азербайджану передавать Нахиджеван третьему государству. Каков статус протектората? По-моему, и азербайджанцам, и туркам, и русским изначально было понятно, что протекторат не может быть чьей-то собственностью. 90-летнее стремление азербайджанцев придать Нахиджевану с помощью фальсификаций и ухищрений вид своей собственности не может быть принято всерьез.

Истинными хозяевами протектората, с юридической точки зрения, являются те государства, которые и придумали этот протекторат. То есть Россия и Турция - по первому договору, а также Армения, Азербайджан, Турция и Россия - по второму договору. Именно они ответственны за этот статус Нахиджевана, а поэтому в советские годы и сейчас без их согласия попытки Азербайджана представить Нахиджеван как свою составную административно-территориальную часть изначально обречены на провал. Международные договоры имеют приоритет над внутренними актами, тем более - решениями партийных органов Азербайджана. А вот Армения вправе рассмотреть с точки зрения исторической справедливости все возможности изменения статуса Нахиджевана. Ведь статус протектората придуман только для того, чтобы оторвать армянонаселенный Нахиджеван от Армении. И сегодня ситуация радикально изменилась: некогда родная земля стала серьезно угрожать самой Армении.

С развалом Советского Союза, событиями в Карабахе и обострением обстановки на границах с Азербайджаном ситуация существенно изменилась. Армяне были изгнаны из Нахиджевана принудительно и окончательно. Турция вмешалась в карабахский конфликт и поддерживает Азербайджан конкретными действиями - блокировала границу с Арменией. Используя оторванность Нахиджевана от территории Азербайджана, Турция за последние 20 лет вовлеклась в экономику Нахиджевана, диктует свои условия и полностью ее контролирует. Автомобильного сообщения ей уже недостаточно, сообщается о намерении построить железную дорогу Карс - Нахиджеван.

С молчаливого согласия непосредственно связанных с этим регионом стран Турция устами министра иностранных дел объявляет себя гарантом безопасности Нахиджевана, заявляет об использовании Нахиджевана в своих далеко идущих целях. Вспомним недавние заверения премьера Эрдогана о намерении вернуть Турции мощь Османской империи.

Контролируя экономику Нахиджевана, беря на себя его военно-политическую безопасность, Турция усиливает свое влияние и на руководство самого Азербайджана. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что сам Азербайджан нарушил требования договоров 1921 года, запрещающих передавать Нахиджеванскую автономную республику третьему государству, передав ее де-факто Турции.

Может ли Армения и дальше равнодушно созерцать развитие процесса? Почему действия Азербайджана и Турции относительно Нахиджевана, в частности, по факту нарушения требования договоров, не опротестовываются Россией как стороной Московского и участницей Карсского договоров?

Россия и Турция, имея в соответствии с договором 1921 года равные права на нахиджеванскую автономию, проявляют к ней противоречивое отношение. Более того, не совсем понятна и позиция Ирана. Милитаризация Нахиджевана Турцией, членом НАТО и союзницей США, присутствие там самой Турции угрожает не только Армении и России, но и Ирану, особенно в сложившейся вокруг него современной ситуации. Представляется, что по проблеме Нахиджевана должны высказаться и принять конкретные протестные меры Армения, Россия, Иран. Не должны остаться в стороне и некоторые международные институты, особенно Совет Европы, страны ОДКБ.

На этапе развала СССР Армения и, я уверен, Иран могли непосредственно повлиять на судьбу Нахиджевана. Особенно уязвим был Нахиджеван с конца 1989 по 1992 год, однако Армения не предприняла действий против этой республики. Мало того, руководство Армении договорилось с руководством Нахиджеванской республики об исключении военных действий. Но сегодня нет никакой гарантии исключения использования этой территории Азербайджаном, Турцией и ее союзниками против Армении и некоторых других стран в случае изменений геополитической обстановки. Необходимо усиленно, ускоренно и всесторонне вести работу по разрешению проблемы Нахиджевана. А начинать эту работу в первую очередь необходимо с объявления Нахиджеванской республики демилитаризованной зоной. Может, стоит вернуться к предложениям конца 90-х годов и перейти на охрану границы с обеих сторон силами пограничных войск и отвести от линии границы боевые части и подразделения с обеих сторон.

В пользу демилитаризации говорит сам статус протектората. Если Нахиджеванская автономия не является собственно территорией Азербайджана, то по какому праву там дислоцирован один из армейских корпусов Вооруженных сил Азербайджана с современным вооружением и обученным не без помощи Турции личным составом? Граница Армении с Нахиджеваном составляет 288 км. Вдоль этой границы находится множество населенных пунктов, промышленных предприятий, развернуто сельское хозяйство. Именно вдоль этой границы проходит главная автомобильная дорога, связывающая север и юг Армении. Боевые действия, развернутые против Армении с этого направления в январе 1990 года, убедительно доказывают опасность для нас милитаризированного Нахиджевана. Не нарушая границы, подвергались бомбардировке приграничные населенные пункты Араратского района, были жертвы среди населения, уничтожены до основания многие объекты промышленности. Там и сейчас крестьянам приходится вести сельскохозяйственные работы под прицелом с той стороны границы.

Именно во избежание такого положения на границе в 1992 году Армения добровольно предложила охрану своей границы с Турцией пограничным войскам России.

Демилитаризация Нахиджевана поможет реализовать много иных идей, в частности, заработает железная дорога Москва - Ереван - Нахиджеван - Джульфа (Иран), территория автономии может стать зоной свободной экономики. Население Нахиджевана через территорию Армении получит кратчайший выход в Азербайджан. Много других преимуществ можно ожидать от демилитаризации.

Проблема Нахиджевана – проблема общая для всех, прямо или косвенно связанных с Нахиджеваном. В интересах дела может быть созвана международная конференция для разрешения проблемы и снятия напряженности. Думаю, подобные меры дадут гораздо более положительные результаты, нежели созыв встречи глав тюркоязычных государств в Нахиджеване.

Нахиджеван – это древняя земля и часть исторической Армении. Нахиджеван вечно живет в исторической памяти армянского народа и в сердцах его нынешнего поколения. Пусть никто не рассчитывает и не надеется, что уничтожением армянских могил на знаменитом кладбище в Джульфе (Джуга) можно стереть и память целого народа. Такое невозможно простить и забыть.

Левон Степанян, генерал-майор, вице-президент общественной организации «Земляческий союз Нахиджеван», бывший командующий пограничными войсками Армении

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нахиджеванская АССР в 1990 году вышла из состава Азербайджана из-за грубого нарушения Карского договора

Сегодня, при обсуждении армяно-азербайджанского конфликта, как правило, имеется ввиду вопрос статуса Республики Арцах, хотя вопрос этот де-факто уже давно решен, с соблюдением действующего на тот момент законодательства и принципов международного права. Официальная власть Азербайджана безустанно заявляет о своей территориальной целостности и «международно-признанных» границах. Заявления, основанные на фальсификации исторических фактов, искажении действительности. Но, привлекая внимание мировой общественности к карабахскому конфликту и территории Республики Арцах, которую в Баку называют «оккупированной», азербайджанские власти одновременно отвлекают внимание от других регионов незаконно включенных в состав Азербайджана. В данном случае речь идет о Нахиджеване (Нахичеван).

После распада Советского Союза и создания независимой Азербайджанской Республики Нахиджеван незаконно получил статус автономии в составе нового государства, предусмотренный Конституцией Азербайджана, а также Конституцией Нахиджеванской Автономной Республики. Текст конституции Нахиджеванской АР, подписанный Гейдаром Алиевым 29 декабря 1998 года, гласит, что основы автономии Нахиджевана заложены действующими в настоящее время Московским и Карским договорами. «В этих международных договорах, в которых еще раз заявлено о том, что Нахиджеван является составной частью Азербайджана, были уточнены территориальные границы Нахиджевана».

Однако, если взглянуть на тексты упомянутых выше договоров, то обнаружится, что Нахиджеван в них никогда не рассматривался как составная часть Азербайджана. И конституция автономии лишь подтверждает, что история и государственность страны строится на подлогах и искажении исторических фактов.

Нахиджеван после развала Российской империи был оккупирован турецкими войсками, учинившими погромы армянского населения края. Однако, после поражения Турции в Первой мировой войне и вывода турецких войск из Закавказья, уже в 1919 году Нахиджеван естественно стал частью молодой Армянской Республики. В 1921 году, уже после нападения Турции на Армению и оккупации ею ряда армянских территорий, был заключен Карсский договор, согласно которому Нахиджеван получил статус автономной территории под покровительством Азербайджанской ССР. Стоит подчеркнуть, что покровительство не предусматривает аннексию территории, что сразу же начали делать в Азербайджане.

Статья III Московского договора между Россией и Турцией от 16 марта 1921 года гласит:

«Обе договаривающиеся стороны согласны, что Нахиджеванская область в границах, указанных в приложении I (С) настоящего Договора, образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству».

Статус автономии Нахиджевана позже был закреплен и Карсским договором от 13 октября 1921 года. Правовой статус области определялся Арменией, Азербайджаном и Турцией статьей V этого договора:

«Правительство Турции и Правительства Советской Армении и Азербайджана согласны, что Нахиджеванская область в границах, указанных в приложении III настоящего Договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана».

Однако, получив протекторат над территорией, азербайджанские власти сразу же приступили к попыткам незаконного политико-правового включения области в свой состав. В феврале 1923 года был образован Нахиджеванский Автономный Край в составе Азербайджанской ССР, а 9 февраля 1924 года на политико-административной карте СССР появилась Нахиджеванская ССР.

Как ни странно, но даже Турция, одна из сторон Карского и Московского договоров, выступила против данного акта властей Азербайджана, описывая их действия как прямое нарушение статьи III Московского договора от 16 марта 1921 года и статьи V Карского договора от 13 октября 1921 года. В ноте Министерства иностранных дел Турции от 25 июня 1923 года говорилось, что аннексия Нахиджевана является явным нарушением вышеуказанных договоров, и что Турция решительным образом протестует против факта безоговорочного присоединения этой территории к Азербайджанской ССР.

Но уже в период развала Советского Союза Нахиджеванская АССР вышла из состава как Азербайджанской ССР, так и СССР, обратившись за поддержкой к Турции, Ирану и ООН. Бакинские события 1990 года, когда подразделениями МВД и Минобороны были расстреляны мятежники, добивающиеся свержения власти ЦК КПСС, а также введение чрезвычайного положения в Нахиджеване привели к тому, что по требованию многотысячного митинга была проведена Чрезвычайная сессия Верховного Совета Нахиджеванской автономной республики.

В постановлении ВС Нахиджеванской АССР от 19 января 1990 года о создавшейся общественно-политической ситуации депутаты приняли решение о выходе Нахиджеванской АССР из состава не только Азербайджана, но и СССР. В специальном послании было сказано, что данное решение было принято с целью сохранения территориальной целостности Нахиджеванской республики и... в соответствии с условиями Карского договора.

Примечательно, что в послании Чрезвычайной сессии ВС Нахиджеванской АССР о выходе республики из состава Азербайджана в 1990 году, в числе причин, по которым было принятое такое решение, депутаты называли «грубое нарушении условия Карского договора, заключенного между Турцией, Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР при участии РСФСР».

Необходимо отметить, что с захватом территории, азербайджанские власти постепенно стали уничтожать любое свидетельство принадлежности Нахиджевана Армении. Интересный факт. В статье 111 Конституции Нахиджеванской Автономной Советской Социалистической Республики, принятой 18 сентября 1937 года Чрезвычайным Х съездом Советов Нахиджеванской АССР (утверждена 7 апреля 1941 года IV сессией Верховного Совета Азербайджанской ССР), содержалось следующее описание:

«Государственным гербом Нахиджеванской Автономной Советской Социалистической Республики является государственный герб Азербайджанской ССР, который представляет собой изображение серпа и молота, нефтяной вышки на фоне восходящего солнца, обрамленных венцом из хлопка и колосьев, с надписью на азербайджанском и армянском языках: «Азербайджанская Советская Социалистическая Республика», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и «Нахиджеванская АССР». В верхней части герба - пятиконечная звезда».

Это означает, что одним из этносов, составляющих автономию, были армяне (данные по этническому составу населения Нахиджевана за 1916 год показывают, что более 41% (54.030 человек) населения территории были армянами; уже в 1926 году после резни, устроенной турками и азербайджанцами, армян осталось чуть более 11 тысяч).

Однако уже 25 августа 1938 года (по другим сведениям - 28 июля 1939 года) в этом описании слова «и армянском» были заменены на слова «и русском». Что и говорить! Весьма «достойный» шаг правительства страны, которая сегодня на всех уровнях заявляет о том, что права национальных меньшинств в Азербайджане не ущемляются.

Асатур Саркисян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Деарменизации Нахиджевана в двадцатых годах прошлого века

Этническая картина Нахиджевана, не раз переживавшего за свою историю различные иноземные нашествия и завоевания, тем не менее, длительное время оставалась неизменной. Подавляющее большинство населения края веками составляли автохтонные армяне. Впервые этнодемографический баланс был существенно подорван в результате нашествия шаха Аббаса I. Последствия удара, нанесенного шахом Аббасом и его преемниками были настолько чувствительны, что даже после 1828 г. (когда были созданы более менее благоприятные условия), темпы роста коренного армянского населения в Нахиджеване, хотя и имели положительную тенденцию, уступали демографическому росту пришлых тюрок и курдов. А в первые десятилетия XX века рост армянского населения, в силу ряда факторов, существенно сократился.

Целенаправленное осуществление пантюркистской программы со стороны Турции и созданного ею марионеточного квазигосударственного образования – Азербайджана – привело к значительному сокращению автохтонного населения Нахиджевана. Первые зловещие симптомы данной политики появились еще в 1905 г. (оговоримся, что государства под названием Азербайджан в то время еще не было, но в Нахиджеване уже проживала сочувствовавшая турецким планам масса закавказских турок), когда в результате организованных погромов были убиты сотни армян и разграблены десятки населенных пунктов.

В 1918-1920 гг. осуществленный турецко-татарскими бандами под руководством турецких офицеров (Халиль, Эдиф и др.), а также должностными лицами из так называемой Азербайджанской демократической республики (Хан-Текинский, Джамалинский и т. д.) геноцид автохтонного армянского населения призван был окончательно сменить этнический облик данного региона. Однако, вследствие некоторых обстоятельств (например, отчаянная самооборона Гохтана), планы эти не были осуществлены до конца. Новая возможность расправиться с армянами была усмотрена непосредственно после советизации края. Особо отметим, что приход к власти большевиков не только не изменил положения автохтонного населения Нахиджевана, но и еще более ухудшил его. Печально известные Московский и Карсский договора, лишь развязали руки азербайджанскому руководству (здесь также стоит оговориться, что такого этнонима – азербайджанцы – до середины 1930-х гг. вообще не существовало, поэтому данное обозначение является условным).

В первые годы советской власти, террор продолжился с новой энергией. Азербайджанское руководство Нахиджевана, пользуясь его периферийным положением, решило окончательно попытаться закрыть вопрос его возможной передачи Армении путем привычной для себя политики уничтожения автохтонных этносов. Однако, взять, и просто так вырезать все оставшееся армянское население в массово-организованном порядке было уже немного затруднительно (хотя перманентные случаи убийств и имели место). Помимо этого, назревал вопрос и с возвращением беженцев-армян на свои исконные места проживания. Поэтому, с одной стороны нужно было создать препятствия для возвращения беженцев, а с другой – невыносимые условия для оставшихся в крае армян.

Опубликованные в свое время рядом исследователей ценные архивные документы, несколько подзабытые по странному стечению обстоятельств, проливают яркий свет на методы действий азербайджанских властей Нахиджевана, нацеленные на окончательное искоренение автохтонного армянского населения данного региона. Так, например, в докладной экономического представителя Армении в Нахкрае председателю ЦИК Армении от 3 июня 1922 сказано: «Политическая жизнь в Нахичеванском крае[1] – одна неблаговидная страница нашей советской жизни. Власть, как принято понимать в смысле государственности, в Нахичеванском крае не существует... Нахичеванская республика охвачена бандитизмом... В настоящее время фактический район Нахичевань-чай с десятками селений (в 6-и верстах от города) находится под диктаторством бандитов... Второй, более чем важный район, прилегающий к Зангезуру – это так называемый район Колана (вероятно Гохтана – И. В.). Там, в этом районе, оперирует ряд групп. Первая группа постоянно ведет «таможенную» обязанность, проверяя документы проезжих, отбирая товары, лошадей, и даже были случаи убийства. Вторая группа расположена в селах на границах с Зангезуром и Даралагязом, которые переходят границу, разгромляя армянские села, добычу переносят на территорию Нахичеванской республики и распродают. По этому поводу я неоднократно обращался в Совнарком Нахкрая, но безрезультатно... Больше скажу: во всех важных учреждениях сидят контрреволюционеры. Поэтому и участковые начмилиции (коммунисты) со своими милиционерами перешли в лагерь бандитов... насилия, побоища, разбой над армянами – хроническое явление. Последние дни приступили к обыску армянских сел, отбирают оружие. У кого находят, или подвергают трехмесячному аресту, или же требуют три миллиона рублей штрафа совзнаками. Удивительная логика у местных руководителей. Отбирают от совершенно лояльных крестьян оружие в то время, когда страна охвачена бандитизмом и имущество армян-крестьян находится в опасности… Между нами и Нахичеванской республикой пока не урегулированы торговые взаимоотношения. Мы всякие товары пропускаем, а они конфискуют даже 10 ф. сыру и прочие, направленные в Армению. Даже запретили вывоз соли по весьма законным разрешениям по направлению Зангезура…»[2]

Записка недвусмысленно указывает, что действующие власти Нахиджевана покровительствуют бандитам, целенаправленно направляя их на уничтожение и грабеж представителей коренного этноса. Более того, сама власть настолько солидаризируются в этом плане с бандитами, что вообще от них не отличается. Создать атмосферу террора, искусственно подвергнуть голоду армянские деревни, затруднить связь с Арменией, не пустить беженцев – вот истинная цель и основной лейтмотив руководителей края и советского Азербайджана в целом.

Как подчеркивается в другом документе: «Разбойников не арестовывают, а даже в действительности дают им должности пограничной стражи: известный разбойник Асад… официально пользуясь покровительством властей, облагает налогами исключительно армянских крестьян и собирает скот и др...»[3]. Делается все, чтобы окончательно закрыть армянский вопрос – вопрос автохтонного населения и, параллельно – этнической принадлежности территории. В рамках этой политики искусственно создаются препятствия и для связи нахиджеванских армян с зангезурскими армянами. Так, в письме председателя Сисианского учисполкома к экономическому представителю Армении в Нахиджеване от 14 июня 1922 г. сказано: «Бандиты мешают населению Сисиана въезжать и выезжать в Нахичеванский край, и, таким образом, нет никакой возможности иметь сношения с Нахичеванским краем и Эриванью...»[4].

Тогда же были предприняты шаги, призванные окончательно расправиться с героическим населением Гохтана. Армянские деревни этого горного Нахиджеванского района, успешно отбивавшие все атаки турецко-татарских банд с 1918 по 1920 гг., оказались после советизации в весьма незавидном положении. Армянские крестьяне вдруг с ужасом обнаружили, что на целый ряд ключевых руководящих должностей в Нахиджеване прошли известные погромщики и мусаватисты – те самые люди, что принимали наиболее активное участие в резне армянского населения. Так, Айдамедский Мамади-Баглоглы, один из организаторов резни армянского населения города Агулиса, занял видную должность в Ордубадском предчека[5], пост главы чрезвычайной комиссии Ордубадского района занял известный помещик Сармастбеков[6]. И если некоторые из них внешне и «покраснели», то, как следует из свидетельств гохтанцев, их сущность никак не изменилась.

Представитель Гохтана Бадалян подчеркивал: «В настоящее время нас передали в распоряжение и ведение Нахичеванской СС Республики, которая нас всячески притесняет, требует несуществующее оружие, арестовывает наших крестьян и т. д. Мы, крестьяне Гохтана, уже 4 года как стояли на страже самосохранения и самозащиты, и приходилось очень часто выдерживать сильные набеги татар. Ныне приступили к арестам крестьян, которые в прошлые времена стояли во главе самозащиты. Уже арестованы 4 крестьянина: Александр Адибекян, Александр Есаян, Михаил Ованесянц и Теодорос Тер-Григорян. Настоящим крестьяне просят Армянское советское правительство взять Гохтан под свое покровительство и считать нераздельной частью ССРА, если же это почему-либо невозможно, то принять срочные меры к ограждению и безопасности крестьян и освобождению арестованных товарищей»[7]. В другом послании сказано: «Власть имущие Ордубада по ничтожной причине стараются арестовать людей, сыгравших первостепенную роль в деле самозащиты Гохтана. Словом, под названием коммунистов хотят излить на нас желчь»[8].

Параллельно этому, как уже было отмечено, местные власти всячески препятствовали возвращению беженцев-армян. Так, в письме О. Бадаляна описывается ряд подобных случаев: «Проживающий и нищенствующий в Биаре крестьянин села Казанчи Арутюн Гюрджян отправляется в Казанчи, дабы завладеть своими двумя мельницами, домом, виноградным садом и рощей. Живущие в Казанчи татары, увидя, что Арутюн пришел туда с целью завладеть своим имуществом, хватаются за топоры, на глазах его явно вырубают его деревья, портят мельницы, а самому предлагают немедленно удалиться из деревни. Арутюн обращается к властям, но последние не принимают никаких мер… казанчинский житель Серго переходит из Сисиана в Казанчи, дабы завладеть (вступить во владение – И. В.) своими двумя мельницами и имуществом. Прибыв в селение, видит, что в мельницах хозяйничает Кербалаи Гейдар, похитивший дочь Серго и отдавший ее в жены своему сыну, который узнав о намерении Серго, заявляет ему, что по священным законам Корана (заметим, что номинально в уезде уже действует советская власть – И. В.) мельницы как приданое дочери Серго и его невестки принадлежат Гейдару. Серго обращается к властям, но, не получив никакой реальной помощи, бросает и уходит...»[9].

Вместо изгнанного армянского населения, населенные пункты Нахиджевана целенаправленно заселяются мусульманами. Так, очевидец, повстречавшись с большой группой незнакомцев на дороге Шахтатх-Нахиджеван, поинтересовался, кто они, и куда направляются? «Те радостно отвечают, что они из Макинского ханства и по приглашению Нахичеванского правительства идут заселять разрушенные армянские деревни Нахичеванского района»[10].

На республиканском же уровне, в рамках осуществления задачи по недопущению возврата армянских беженцев, азербайджанским руководством лицемерно приводится причина будто бы недостаточного количества земли. Так, в ответ на запросы ЦИК Закавказья, касательно возвращения армянского населения Нахиджевана на свое прежнее место жительства, в решении ЦИК Азербайджана от 6 мая 1926 г., вновь отмечалось, что «по причине недостаточного количества земли в Нахичеванской АССР, запрещается заселять Нахичеванскую АССР желающими получить земельные наделы для занятия сельским хозяйством и в соответствии с этим предлагается наркомзему Нахичеванской АССР давать земельные наделы только тем лицам, которые переселились в республику до 1 апреля 1925 г.»[11] Все эти искусственные препятствия, объявление о создании погранзоны, вымышленная аргументация о «недостатке земли» как раз и были нацелены на то, чтобы армяне туда больше не вернулись, а оставшиеся – сбежали. На всю лживость подобных аргументов указывают и данные переписей (какими бы ущербными они не являлись)[12].

Десятки протестов экономического представителя Армении в местные партийные организации по понятной причине игнорировались. В отчаянии он пишет, что «положение армян и в самом деле является неутешительным... Многого я не ожидаю от парткома, так как там на него наложена лапа того же Кадымова...»[13]. Это тот самый Аббас Кадымов, о котором позже напишут, как о мужественном борце за советскую власть: «В Нахревком входили мужественные борцы за победу Советской власти в Нахичеване Мирзаалибек Бекташи, Аббас Кадымов…»[14].

Уже несколько позже, в 1923 г., представитель нескольких армянских деревень Нахиджевана Азарапет Меликян представил заявление в комитет по голодающим при ЦИК Армении, в котором сообщалось, что 1360 жителей 3-х армянских деревень Нахиджевана находятся на пороге голодной смерти. В заявлении подчеркивалось, что все просьбы о помощи игнорировались местными властями. Более, того, взамен возможной помощи местные власти поставили им на выбор: либо отдавать им 15-16 летних девушек, либо коллективно перейти в ислам. В условиях такого террора на государственном уровне, ни один мусульманин не желал продавать им даже фунт ржи. Вследствие этого, многие умерли, а оставшиеся вынуждены питаться дикой травой. В конце заявления подчеркивалось, что крестьяне, конечно, могли бы перебраться в пределы Армении, однако именно этого ожидает от них руководство Нахиджевана. А они же «не оставят могилы своих предков»[15].

Подобная политика была продолжена и в дальнейшем[16]. Приспосабливаясь ко всем приливам и отливам политики центрального руководства, используя фактор отдаленности, азербайджанское руководство целенаправленно вело политику по выдавливанию коренного этноса из Нахиджевана. Вот почему к 1988 г. здесь оставалось немногим больше 3 тыс. чел., или 1,5 % от численности всего населения – да и те были изгнаны[17]. Сегодня же завершается уничтожение памятников армянской культуры – чтобы более ничего не напоминало об исторической принадлежности и прошлом региона, чтобы можно было легче фальсифицировать историю.

Владимир Иванов

_________________________

[1] За исключением цитат из документов, где сохранена форма прежнего написания, в статье используется правильное армянское название – Нахиджеван

[2] Саркисян А. А. Из истории деарменизации Нахичеванского края. (1920-1922) // Вестник общественных наук, №10 (574), 1990, стр. 81-84

[3] там же, стр. 76

[4] там же

[5] Саркисян А. А. указ. соч., стр. 74

[6] там же, стр. 77-78

[7] там же, стр. 88

[8] там же, стр. 74-75

[9] там же

[10] там же, стр. 74-75

[11] Ходжабекян В. Воспроизводство и перемещение населения Армении в XIX-XX вв., на пороге XX века, Ер., 2002, стр. 164 (на арм. яз.)

[12] Так, например, по данным на 1916 г., общее количество населения Нахиджеванского уезда составляло 136853, из которых армян – 54209 (или 39,61%) (см.: Кавказский календарь на 1917 год, Тифлис, 1916, стр. 218. По данным же переписи 1926 г. армян там было всего 11276 чел. при общей численности 90 тыс. (см.: Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. М., 1927, стр. 127-128). Так о какой «земельной нехватке» могла идти речь, если численность населения Нахиджевана за несколько лет сократилась на более чем 40 тыс. человек?

[13] Саркисян А. А. Из истории деарменизации…, стр.76-77

[14] 40 лет Нахичеванской АССР. Баку, 1964, стр. 26

[15] Геворкян Э. Переселение национальных меньшинств в Армении (начало 1920-х годов) // Вестник общественных наук, №2 (592), 1996, стр. 85 (на арм. яз)

[16] Об этом см.: Варданян А. Исход армян из Нахиджевана // Национальная идея. №6, 2008

[17] Варданян А. Азнаберд. Последняя крепость нахиджеванского армянства. Ер., 2000, стр. 6 (на арм. яз.).

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Визит в Нахиджеван продемонстрировал, почему армяне не смогут жить под игом Азербайджана

Шотландский научный работник Стивен Сим описал свои неприятные впечатления от визита в Нахиджеван - историческую армянскую территорию, ныне оккупированную Азербайджаном. Поскольку обличительный доклад Сима 2006 года не освещался в международной прессе в достаточной степени, мне хотелось бы в этой статье представить некоторые важные моменты из этого доклада.

Сим сообщил, что он приехал в Нахиджеван на автомобиле через турецкую границу и двинулся к селу Абракунис, расположенному в долине Ернджак. Когда он спросил мальчика лет 12-ти, где находится сельская церковь, то мальчик показал на пустующий участок земли.

Затем Сим посетил село Бананияр, которое армянам известно под названием Апаранк, где, по его словам, «в центре села, по крайней мере, до 1970-х годов находились развалины большой средневековой церкви. Теперь на месте бывшей церкви построена мечеть». В Норашене, у северо-западного края деревни, были две армянские церкви и кладбища. Никаких следов церкви или кладбища он там не обнаружил.

На третий день, когда он на поезде ехал в Джульфу, Сим заметил руины кладбища Джуги. Он сообщил, что видел «покрытые каменными плитами три горных хребта и холм. Все без исключения надгробные плиты были перевернуты».

Когда в Ордубаде Сим подвергся приводу в полицию, то его допросили относительно цели визита и обыскали сумку. Затем на следующем автобусе его отправили в город Нахиджеван. Оттуда он поехал в Шурут, который «в конце средневековья был маленьким армянским городом со своими церквями, школами, монастырями, библиотеками и населением в несколько десятков тысяч человек».

Следов местной армянской церкви, расположенной по соседству с деревней Крна, уже не было. Та же ситуация была и в селе Гах. Когда у нескольких прохожих Сим спросил о церкви в селе Шурут, то один из них ответил, что церковь была уничтожена.

В селе Шурут Сим столкнулся с группой сельчан. Когда он сказал, что приехал посмотреть на старинную церковь, те ему ответили, что в деревне никогда церкви не было. Как только он выехал из Шурута, водитель такси сказал Симу, что жители деревни позвонили в полицию Джульфы, и что сотрудники правоохранительных органов, вероятно, ждут его на дороге.

Полицейские, действительно, уже ждали Сима. «Полицейский сел в такси на заднее сиденье и спросил, есть ли у меня топографическая карта и этнографическая книга», - рассказывает шотландский исследователь. Когда Сим ответил отрицательно, полицейский быстро обыскал его сумку. В Джульфе Сима остановили возле отделения полиции, где его сумку вновь досмотрели. Некоторое время Сим простоял в коридоре, после чего его отвезли в гостиницу города Араз. Его проводили в сад, расположенный позади здания. Продержав Сима три часа, его, в итоге, освободили. Из сумки Сима «вытащили все вещи и тщательно осмотрели, чтобы выяснить, нет ли в сумке потайных карманов. Это длилось 15 минут в тишине».

Сима спросили о его работе: сколько он зарабатывает, кто спонсирует его визит в Нахиджеван, и почему он потратил собственные средства на приезд сюда. Полицейские скрупулезно проверили записи Сима, а также все фотографии на его цифровом фотоаппарате. Их внимание особенно привлекла фотография, сделанная в городе Нахиджеван. «Это была каменная плитка, которую я видел в саду напротив усыпальницы Момина Хатун, окруженной каменными надгробиями в форме капители. На этом камне был высечен крест, который устремлялся ввысь из прямоугольной основы».

Азербайджанские должностные лица сказали ему, что это не крест. Сим ответил, что прочитал о церкви в одной армянской книге. Они рассерженно ответили: «Это – неправда. Там написана ложь. Понимаете, армяне всегда обманывают, всех обманывают». Они также отметили, что «в Нахиджеване никогда не существовало ни одной армянской церкви. Ни один армянин здесь никогда не жил, следовательно, откуда здесь могли взяться церкви?». Азербайджанцы сказали Симу: «Думаем, что вы приехали в Азербайджан с недобрыми для нас намерениями».

Сим отметил, что неприятные впечатления от визита в Нахиджеван «в некотором плане приоткрыли отношение азербайджанцев к армянам и ко всему армянскому».

В докладе видно, почему для армян Арцаха вновь жить под эксплуататорским игом азербайджанцев невозможно.

Если азербайджанцы проявили подобное отношение к шотландскому путешественнику, то представьте, насколько хуже азербайджанцы обращались с подвластными им армянами до освобождения Арцаха.

Арут Сасунян, редактор газеты «Калифорнийский курьер»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0