Karmir

Статьи Левона Мелик-Шахназаряна

1,143 posts in this topic

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Вы омерзительны другим теми несчастьями, которые рассыпаете вокруг себя

Февраль 1988 года. Сумгаит. Именуемое митингом скопище безумствующей толпы. Оратор – Хыдыр Алоев – неприметный директор обшарпанной средней школы заканчивает свое краткое выступление кровавым призывом: «Смерть армянам!» Собравшаяся толпа восторженно дико ревет и… устремляется убивать.

Свыше двадцати лет эта картина, которую мне пришлось видеть в другом городе, находящемся под контролем Азербайджана, не дает мне покоя. Толпа, идущая убивать и насиловать беззащитных людей, жечь их вместе с домами, рубить топорами… Вопросы «За что?» и «Почему?» кажутся лишними и неуместными: жертва представляет другую нацию, другую религию, цивилизацию. Вопрос «Как?», вот что требует пояснений. Как может здоровый мужик насиловать? Не важно кого: старушку преклонных лет или юную старшеклассницу. Как могут вообще происходить групповые, правильнее даже сказать – массовые – изнасилования, в принципе невозможные даже в животном мире. Как можно наслаждаться видом заживо сгорающего, корчащегося от боли человека? Улюлюкать, кричать и под одобрительные возгласы толпы вталкивать железными прутьями обратно в огонь из последних сил выбирающегося оттуда человека.

Соломон Эш, профессор Питтсбургского университета, называет происходящее с человеком в толпе «деиндивидуализацией». То есть при сбивании в толпу индивидуум растворяется, превращается в частичку толпы. Гюстав Лебон – отец-основатель социальной психологии утверждает, что превращение индивидуумов в толпу достаточно для того, чтобы у них образовалась «коллективная душа», заставляющая их чувствовать и думать совершенно иначе, чем действовал бы и думал каждый из них в отдельности. Как видим, речь опять о деиндивидуализации.

Если верить Лебону и Эшу, то отдельный представитель толпы не способен на те чувства и действия, которыми отличается толпа в целом. В чем же демоническая сила толпы, способной превратить собрание «нормальных» людей в массу, способную на невероятные жестокости. И нет ли в этом парадоксе изначально заложенной в «нормальных индивидуумах» бациллы животной жестокости? И если эта изначальная предрасположенность человека к жестокости в самом деле существует, то почему она не проявляется у всех народов?

Азербайджанский писатель, стремящийся найти примеры жестокости толпы у других народов, вспоминает… донского атамана Степана Разина и его войны против турецких завоевателей. Или Юлия Цезаря да опричников Ивана Грозного. Но Разин и Цезарь были предводителями армий, воевавших с армиями, а опричники никогда не были толпой. Нет, примеры неудачные. Неудачны были бы даже примеры Талаата с Энвером, ибо эти нелюди лишь отдавали приказы, выполняя которые армия создавала условия для совершаемого толпой Геноцида армян в Османской Турции. Роль личностей, безусловно, важна, но она никак не может быть определяющей в действиях толпы. Личность может быть лишь вожаком толпы с вырвавшимися на волю исторически заложенными инстинктами.

Определенную подсказку к пониманию феномена толпы дает французский ученый второй половины ХIХ века Габриель Тард. В своей книге «Личность и толпа» он замечает, что толпа – это самая старинная, после семьи, социальная группа: «Толпа ослабляет или уничтожает индивидуальность входящих в нее лиц». Это уже не деиндивидуализация, это – подчинение индивида общим целям и стремлениям, настоявшимся на «семейном» историческом опыте и психологическом климате. Толпа, состоящая из представителей цивилизованной «семьи» не может быть способна на те действия, которые претят толпе из представителей «семьи» с совершенно отличными историческими и цивилизационными ценностями.

Таким образом, можно утверждать, что действия толпы – это отражение освободившегося от «условностей современности» исторического образа жизни. Скрывающееся до поры до времени цивилизационное мировоззрение представителей толпы. Толпа не может превратиться в убийцу и грабителя, если многие поколения предков ее представителей не занимались убийствами и грабежами. Поведение толпы – это цивилизационно запрограммированное поведение составляющих ее индивидов.

Тот же азербайджанский писатель, отличающийся своим эпатажем и «раскрепощенностью» нравов и мыслей, открыто бравирует мировоззрением своего племени: «Конечно, такой поступок (совершенное толпой преступление. – Л. М.-Ш.) будет преступным с точки зрения закона, но с психологической точки зрения мы так не назовем его». В самом деле, массовые убийства и изнасилования, резня и грабеж совершенно не конфликтуют с психологией турка, хотя и официально противоречат законам как Турции, так и Азербайджана. Однако по причине того, что правоохранительные органы в этих государствах, равно как и воспитатели (вспомним директора школы Х. Алоева, впоследствии, по предложению Г. Алиева, ставшего депутатом Милли меджлиса) состоят из представителей того же менталитета, то зачастую толпа в этих странах ощущает негласное потворство закона. Вспомним отношение жителей Азербайджана к сумгаитским и бакинским убийцам.

Однако вожаки толпы убийц стараются находить в своих действиях не только исторически «обоснованное» оправдание, но еще и привлекательность. Приведем еще одну, последнюю, цитату из писанины азербайджанского писателя, вся ценность «трудов» которого заключается в их ужасающей искренности людоеда: «Мы интересны другим теми несчастьями, которые рассыпаем вокруг себя». Подобное мышление не является исключением среди представителей толпы-убийцы. Только вот армяне, греки, сербы, болгары и представители многих других народов вряд ли согласятся с этим мнением. Думаю, что ответом на эту откровенность может быть лишь не менее откровенное:

ВЫ ОМЕРЗИТЕЛЬНЫ ДРУГИМ ТЕМИ НЕСЧАСТЬЯМИ, КОТОРЫЕ РАССЫПАЕТЕ ВОКРУГ СЕБЯ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Дебильная, однако, логика

Идут бараны и бьют в барабаны,

а шкуры на барабаны дают сами бараны.

Бертольд Брехт

Бакинские СМИ передали интересную новость: Азербайджан обратился в ООН «за разрешением на начало военных действий по освобождению «оккупированных территорий». Правда, источником информации является известный провокатор, руководитель азербайджанского Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу, и это его заявление, пожалуй, единственное, когда понимаешь, что человек откровенно лжет, однако поверить ему очень хочется.

Объективности ради скажем, что на сей раз ложь у Ахмедоглу инновационная. Судя по всему, он считает инициированную Азербайджаном резолюцию Генассамблеи ООН от 14 марта прошлого года «обращением» в ООН за получением права на войну. Но даже столь оригинальная интерпретация вышеуказанной резолюции является бальзамом на мою истосковавшуюся по плененной родине душу.

Вообще, судя по всему, Мубаризу вожжа под хвост попала. В последнее время главный инноватор Азербайджана проводит еженедельные пресс-конференции, в которых то пугает, то подбодряет вконец ошалевших сограждан. Так, пару пресс-конференций тому назад он заявил буквально следующее: «Армения является слабым государством, и поэтому под влиянием сил извне может начать войну против других государств, в том числе, против Грузии и России». Пока ошарашенные журналисты пытались сообразить, как это слабое государство может объявить войну Грузии и России, Ахмедоглу подкрепил свое сообщение слегка отредактированной крылатой фразой О. Бендера: «Ереван уже получил добро Запада». Теперь все понятно: если Запад даст «добро», то мы можем объявить войну не только Грузии с Россией, но и Китаю с Индией. А пока держись, Россия. Идем на Вы.

Вообще, глупостей и откровенно дебильных изречений, простите за медицинский термин, на встречах с Ахмедоглу журналисты выслушивают с избытком. Но сей «политолог» с некоторых пор превращен в персональный рупор И. Алиева, потому и интересен нам. Уверив себя, что армяне являются… католиками, он делает из этого «открытия» вывод: Запад помогает Армении, чтобы выбить из Кавказа православие. Напоминать ему, что опекаемая Западом Грузия и есть самая настоящая православная страна, кажется, не имеет смысла: Мубариз знает что-то такое, что простым смертным знать не положено. Например: «Запад желает, чтобы на Кавказе в основном был католицизм». Кого он имеет в виду, непонятно, однако вряд ли пару армянских и грузинских деревень, да чудом сохранившихся в Азербайджане 74 католика.

Еще один «политологический перл» Ахмедоглу: «Самой надежной гарантией безопасности армян Карабаха будет возвращение туда азербайджанцев», в комментариях, как говорится, не нуждается. Некоторые умственные патологии ни в каких медицинских словарях не описаны.

Вернемся, однако, к последней сенсации - обращению Азербайджана в ООН. Означает ли это (с учетом того, что наш инноватор является рупором), что завтра Азербайджан двинется на нас войной? Вынужден разочаровать: не означает. Азербайджан не даст нам шанса вернуть оставшиеся в плену армянские территории. Собственно говоря, все эти «угрозы», озвучиваемые как высшими должностными лицами Азербайджана, так и их проржавевшими рупорами, не будут стоить выеденного яйца до тех пор, пока армянские государства способны уделять своей армии достойное внимание.

Что касается резолюции ООН, то это действительно была неудача армянской дипломатии, о чем мы в свое время писали. Однако не надо забывать и того, что резолюции Генассамблеи ООН имеют исключительно рекомендательное значение и не влекут за собой юридической ответственности. Сегодня у нас не может быть уверенности в том, что подобная резолюция не будет принята вновь. Причем, в самое ближайшее время. Но этот факт станет лишь показателем недостаточной работы армянской дипломатии, не более того. Как, кстати, очередным подтверждением необходимости кардинально реформировать работу армянских МИДов.

Между тем, существует интересный и весьма важный документ, подтверждающий право Нагорно-Карабахской Республики на индивидуальную самооборону. В марте 1992 года Президиум тогда еще Верховного Совета НКР обратился в Совет Безопасности ООН с извещением о прямой военной агрессии Азербайджанской республики против Нагорно-Карабахской Республики. Руководство НКР предупредило Совбез ООН о предпринимаемых мерах по индивидуальной самообороне. В то время Совбез ООН не удосужился одернуть агрессора, предоставив НКР самой решать свои проблемы. Как известно, НКР блестяще справилась со своей задачей, защитив государство от вторжения азербайджанских оккупационных сил. Напомним, что право государства на индивидуальную самооборону предполагает право на нанесение превентивных ударов в целях пресечения и, обратите внимание, предупреждения новых возможных военных ударов. При этом самообороняющаяся страна вправе переносить боевые действия на территорию государства агрессора до полного восстановления своей территориальной целостности. Таким образом, пока хотя бы одно поселение на провозглашенной НКР территории остается под оккупацией Азербайджана, НКР вправе говорить о незавершенности своих действий по индивидуальной самообороне.

Если в Азербайджане кому-то неймется, если в этой республике продолжают зариться на армянскую землю, что ж, предоставим Богу и судьбе решить вопрос не за столом переговоров. Нам остается лишь предупредить противника: выяснять отношения придется на поле брани, ибо вырезать мирное армянское население больше не получится. География изменилась.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Турция подстрекает Азербайджан к агрессии против НКР

В эти дни в Турции широко отмечают 94-ую годовщину битвы при Чанаккале. Битвы, действительно имевшей судьбоносное значение для стоящей на грани краха Турции. Празднуют эту дату и в Азербайджане. Более того, в этой республике каким-то образом «подсчитали», что в Чанаккале «погибли свыше двух тысяч азербайджанцев». Простая мысль о том, как могли погибнуть представители несуществующей на то время национальности, никого не интересует. Погибли, и все. Во имя сохранения геноцидной Османской Турции. О «Чанаккале» мы еще поговорим, а пока вернемся к празднествам в Азербайджане.

Так, в Нахиджеване, после возложения венков у памятника погибшим во время агрессии Азербайджана против НКР, было проведено мероприятие в местном университете. На мероприятии выступил генеральный консул Турции в Нахиджеване Мехмет Билир. Рассказав, что победа при Чанаккале «показала всему миру силу тюрок», он коснулся борьбы за независимость, которую осуществляли Турция и Азербайджан. Какую «борьбу за независимость» осуществлял получивший независимость в подарок Азербайджан, и когда это было, знает один Билир*. Тем не менее, Билир призвал Азербайджан продолжать эту борьбу.

Еще более откровенно высказался военный атташе Турции в Азербайджане, генерал-майор Фехри Кыр. Как сообщает информагентство 1news.az., 18 марта Ф. Кыр, выступая на торжественном мероприятии в посольстве Турции в Баку, выступил с провокационной речью. В частности, он заявил: «Турки показали захватчикам силу своего духа и оружия и доказали, что турецкий народ никогда не приемлет оккупации. Придет время, и наши азербайджанские братья напишут наряду с битвой при Чанаккале свой героический эпос, посвященный освобождению Карабаха».

Озвученный турецким военным дипломатом откровенный призыв к возобновлению вооруженной агрессии против НКР, является не просто недружественным актом против армянского народа. Это игнорирование недавно в очередной раз озвученных принципов Минской группы ОБСЕ, членом которой является Турция. Напомним, что в начале текущего месяца сопредседатели Минской группы выступили с совместным заявлением, в котором в очередной раз подчеркнули, что главным принципом деятельности МГ ОБСЕ является неприменение силы для разрешения конфликта.

Учитывая, что дипломаты, в том числе и военные, за пределами страны обязаны озвучивать мнение своего государства, мы можем утверждать, что Билир и Кыр выражают мнение официальной Анкары. И нам стоит серьезно задуматься над вопросом: насколько оно соотносится с «оттепелью» в армяно-турецких отношениях, или пресловутой Турецкой Платформой стабильности и безопасности в регионе? Судя по провокационным высказываниям турецких дипломатов, Турция продолжает порочную практику разделения политики для внутреннего и внешнего потребления. При этом Азербайджан в Анкаре воспринимают в качестве одного из своих вилайетов.

Конечно, мы понимаем, что агрессивная риторика турецких дипломатов рассчитана на завоевание симпатий в соседнем Азербайджане. В действительности Турция панически боится возобновления военных действий в Карабахе, ибо прекрасно осознает последствия этой авантюры. Так, согласно сообщению турецкой газеты «Hurriyyet» от 3-го ноября прошлого года, Азербайджан готовился напасть на НКР в первые дни августовской войны между Грузией и Южной Осетией. «Hurriyyet» тогда писала: «Если бы не старания Анкары, то сегодня на Кавказе была бы очень жестокая война между Азербайджаном и Арменией. В последний момент Анкара смогла уговорить Баку не начинать военные действия с Арменией. В те дни, когда шло противостояние Грузии в Южной Осетии, Турция сделала все, чтобы на Кавказе не вспыхнуло новое противостояние». Нет сомнений, если бы Турция надеялась на успех в готовящейся агрессии Азербайджана, то никаких «стараний» Анкары не было бы и в помине.

Тем не менее, сделанные в Азербайджане заявления турецких должны удостоиться адекватной оценки армянских внешнеполитических ведомств. Равно, как и остальных членов Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Подстрекательство к войне является преступлением, и замалчивать этот факт было бы серьезным упущением.

Интересно также, что то же азербайджанское информагентство назвало битву при Чанаккале битвой турецких войск против англо-франко-российских империалистов. Между тем, хорошо известно, что в означенном бою российские войска участия не принимали: там были греческие, новозеландские, английские и французские подразделения. Насколько случайно появление при Чанаккале «российских империалистов», выяснять не нам.

Наконец, обещанное о Чанаккале. Городишко этот, расположенный на полуострове Галлиполис раньше назывался Дарданеллы, ибо расположен на берегу пролива. Рядом, прославленная Гомером Троя, с легендарными героями. Воюющие за прекрасную Елену Приам, Гектор, Ахиллес, Парис, Одиссей… Там же античные города Неандрия, Александрия, Ассос, Трос, Крисе, развалины храма Афины. Удивительно турецкие названия, не правда ли? Хотя надо отметить, что турецкое там тоже есть. Турки, для привлечения туристов, выставили там «Троянского коня». По всем правилам турецкого военного «искусства». Огромная деревянная кобыла с мансардой и бойницами для воинов. Как могли купиться троянцы на эту дешевую подделку, турки, естественно, не подумали. У них не было Одиссея. Как, впрочем, не было и Трои, и Галлиполиса, и Константинополя, и Ангоры, ныне обозванной Анкарой. Как не было и не будет Арцаха.

*Билир – знает (тюркск.)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Прокрустова конституция

Каждому мало-мальски грамотному человеку еще со школьной скамьи известно о Прокрусте, великане-разбойнике из древнегреческой мифологии. Прокруст насильно укладывал путников на деревянное ложе, после чего у высоких людей отрубал те части тела, что высовывались из ложи. С коротышками он поступал не менее жестоко: растягивал (имя Прокруст означает «Растягивающий») их тела до размеров ложа. Миф о Прокрусте был широко распространен не только в Греции, а выражение «Прокрустово ложе» получило еще и переносное значение: подогнать реалии под собственные представления или интересы. А вспомнился нам этот миф по причине растягиваний, обрубаний и других «коррекций», которым вот уже шестнадцать лет подвергается конституция Азербайджана. С одной единственной целью: полностью соответствовать интересам Алиевых. На каждом временном отрезке правления этого клана.

1993-й год

В этом, уже далеком году, произошло первое «растягивание» закона Азербайджана в угоду Гейдару Алиеву. В 1993 году, в результате устроенного Г. Алиевым и С. Гусейновым государственного переворота президент Азербайджана Эльчибей спешно ретировался в Нахиджеван, откуда не менее спешно прилетел в Баку Г. Алиев. Занять свято место президента. Однако законы Азербайджана того времени предусматривали возрастной ценз для кандидатов в президенты – 65 лет. Г. Алиев, однажды уже «омолодивший» себя на два года (что помогло ему избежать призыва на фронты Великой Отечественной), был лишен возможности повторить этот трюк с метрикой. А потому решил проблему по способу Прокруста: он просто написал и подписал указ, согласно которому «слегка подправил» закон и растянул этот самый ценз на целых 10 лет. Парламент, возглавляемый тем же Г. Алиевым, естественно, утвердил этот указ. А разочарованное бегством Эльчибея и напуганное отсутствием пастыря и автоматчиками С. Гусейнова население Азербайджана вынуждено было примириться с вооруженным переворотом и узурпацией власти.

2002-й год

Спустя девять лет перед Алиевыми вновь замаячила необходимость «подгонки» конституции под требования клана. Гейдар Алиев стремительно старел, и нужно было подумать о способах легитимной передачи власти по наследству. Времена уже были не военные, потому и было решено провести необходимые изменения с помощью референдума. Основная суть преобразований в конституции того времени состояла в новой редакции статьи 105, которая предусматривала передачу верховной власти в республики (в случае смерти или недееспособности действующего президента) председателю Милли меджлиса. Согласно новой редакции основного закона Азербайджана вторым лицом в государстве становился премьер-министр, которого назначал президент.

Было внесено еще одно изменение, ясно демонстрировавшее неверие Г. Алиева в административные способности сына Ильхама: если раньше для избрания президента было необходимо согласие двух третей от проголосовавших избирателей, то теперь этот ценз сократился до 50% плюс один. Растерянное и подавленное население Азербайджана покорно проголосовало за эти поправки в конституцию.

Интересно, что получив возможность «легитимной» передачи власти сыну, Г. Алиев успокоился и даже решил баллотироваться в президенты Азербайджана в третий раз. Однако болезнь резко подкосила его, и произошло это настолько стремительно, что он физически не успел назначить сына премьером республики. Это обстоятельство поставило Ильхама в трудное положение, из которого он вышел с помощью прямого подлога. В начале августа 2003 года И. Алиев вместе с группой высокопоставленных сообщников, соратников отца, подделал подпись находящегося в коме отца на «указе» о собственном назначении премьер-министром Азербайджана. Вскоре Г. Алиев умер, так и не выйдя из состояния комы, и его сын стал исполняющим обязанности президента, после чего проблема «выборов» перестала существовать.

2009-й год

Референдуму по внесению поправок в конституцию Азербайджана предшествовали бурные дебаты… в семье Алиевых. В основном обсуждались два варианта наследования власти: а) выборы в президенты Азербайджана супруги Ильхама, Мехрибан Алиевой, с последующей передачей власти их общему сыну – Гейдару, и ликвидация ограничения на избрание одного лица президентом страны двумя пятилетними сроками. Были еще варианты: серьезно рассматривалось, например, продление срока президентства или снижения нижней границы возрастного цента для получения права избираться президентом. В конце концов было решено ликвидировать существующие ограничения, что и было выведено на очередной референдум по внесению поправок в конституцию в угоду клану Алиевых.

Результаты «референдума» были предопределены, аналитики лишь спорили о том, сколько процентов «нарисует» себе теперь уже вечнозеленый хозяин Азербайджана. Нарисовал немало, в лучших традициях тюркского средневекового феодализма.

Отныне И. Алиев обречен быть президентом Азербайджана до того времени, пока его сын не подтвердит своей готовности подхватить знамя рода из его дряхлеющих рук. Если, конечно, Ильхам не прельстится примером отца, до самой смерти не доверившего сыну власть в республике.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

О правовых форматах карабахско-азербайджанского противостояния

Прямую вооруженную агрессию Азербайджана против НКР с некоторых пор в Баку принято называть достаточно длинно и витиевато: «нагорно-карабахский, армяно-азербайджанский конфликт». Политический «неологизм» сразу же нашел «понимание» в государственных структурах и СМИ Азербайджана. Данное выражение, в интерпретации Баку, означает военное противостояние между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Вынужден признать, что подобное ложное представление нагорно-карабахского конфликта если и не находит понимания, то и не получает должного отпора. А постоянное использование Азербайджаном этого выражения внедряет в подкорковое сознание потребителей информации ложное понимание сути прошедшей войны и нынешней миротворческой миссии Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. В этой ситуации усилия армянской стороны вернуть НКР за стол переговоров наталкиваются на неприятие или обуславливаются совершенно неприемлемыми условиями. Наличие данной формулы также до некоторой степени девальвируют апелляции армянской стороны к международному праву как основного механизма решения конфликтных проблем.

Самое, однако, неприемлемое, это игнорирование посредниками и, что там скрывать, всеми вовлеченными в конфликт сторонами, международно-правовых обоснований зарождения Нагорно-Карабахской Республики. И если Азербайджан подобное положение дел безусловно устраивает, то пассивность армянской стороны в этом вопросе трудно объяснить. Фактически получается, что НКР отказывается от правового аспекта проблемы в угоду политическим, вернее, создавшимся в ходе войны этнотерриториальным реалиям. Между тем, параллельное использование этих факторов способно существенно усилить позиции армянских сторон и девальвировать политические инсинуации Азербайджана.

Для начала представляется необходимым отказаться от рассмотрения любого документа (кем бы он ни был представлен), в котором упоминается «нагорно-карабахский, армяно-азербайджанский конфликт». Для этого у нас есть как фактические, так и правовые основания.

К фактическим основаниям относится, в первую очередь, полная наземная и воздушная блокада Нагорного Карабаха в 1989-92 годах. В те годы единственный в Нагорном Карабахе аэропорт, расположенный на территории поселка Ходжалу, находился под полным контролем внутренних войск МВД СССР и ОМОН Азербайджана. Политики «со стажем» помнят, как через это «двойное сито» жесточайшей проверки не могли пройти не только молодые люди из Республики Армения, но и депутаты Европарламента и Российской государственной Думы. В этих условиях речи о какой-либо масштабной помощи Армении сородичам в Карабахе и речи быть не могло. Правда, впоследствии, уже в период открытых военных действий, ставших возможными в результате вооруженной агрессии Азербайджана против НКР, армянские гражданские вертолеты нередко пробивались в Карабах, но эти полеты не успевали справляться даже с элементарной поставкой медикаментов и вывозом раненых.

Именно это обстоятельство имел в виду Совет Безопасности ООН в своих четырех резолюциях, когда четко указывал в качестве воюющих сторон Азербайджанскую республику и «местные армянские силы» (Резолюция 822 (1993) от 30 апреля 1993 года). В резолюции 884 (1993) от 12 ноября 1993 года Совбез ООН в статье 2 «Призывает правительство Армении использовать свое влияние» с целью достичь соблюдения армянами Нагорного Карабаха предыдущих резолюций. В той же резолюции Совбез ООН осуждает Азербайджан за «недавние нарушения установленного сторонами прекращения огня, которые повлекли за собой возобновление военных действий».

Армению просят «использовать свое влияние» на «местные армянские силы», которые в ответ на «нарушения установленного сторонами прекращения огня» переходили в наступление и освобождали от азербайджанской военщины все новые территории Карабаха. Какое еще нужно подтверждение того, что Армения, как государство, не воевало с Азербайджаном.

Безусловно, тысячи и тысячи армянских добровольцев из Армении (и не только Армении) приехали в Арцах, сочтя за честь и национальный долг защиту древнего армянского края от агрессии соседнего государства. Но это был их выбор, выбор, продиктованный чувством здорового патриотизма и справедливости. В данном случае само сравнение молодых армянских патриотов с хлынувшими в Азербайджан тысячами наемников и представителей радикальных исламистских движений представляется кощунственным.

В этих особенностях нагорно-карабахского конфликта прекрасно разбирались профессионалы из входящих в Совбез ООН государств. Именно поэтому они в своих резолюциях четко указали на воюющие стороны в качестве участников конфликта.

Эту же точку зрения поддерживал и Европарламент, принявший 21 января 1993 года Резолюцию по Армении. Обратим внимание на два пункта этой Резолюции:

в) Европейский Парламент, считая, что СБСЕ (ныне ОБСЕ – Л. М.-Ш.) предпринимает попытки установить мир, создавая условия для переговоров между властями Азербайджана и Нагорного Карабаха;

г) Европейский Парламент, считая, что полная блокада со стороны Азербайджана и возникший вследствие этого экономический кризис имеют целью втянуть Армению в вооруженный конфликт».

Итак, Совбез ООН и Европарламент в условиях реальной войны однозначно указывали на две воюющие стороны – Нагорно-Карабахскую Республику и Азербайджанскую республику – и все поствоенные усилия (приведшие к временному успеху) следует считать противозаконными, если не сказать иначе и точнее. Трудно представить, что страны и организации, прекрасно осведомленные о конфликте и его участниках, затем, годы спустя, неожиданно «прозрели». Результатом этого политического «прозрения» стало поствоенное «привлечение» Армении в число принимающих участие в войне сторон. Следующий шаг – «исключение» НКР из числа воюющих сторон и отстранение от переговорного процесса стало логическим продолжением отмеченного политического «прозрения».

Этнотерриториальные последствия карабахско-азербайджанского противостояния

Одна из генеральных задач азербайджанской внешней политики заключается в стремлении игнорировать сложившиеся в ходе национально-освободительной борьбы НКР и обороны от военной агрессии Азербайджана реалии. Однако без учета этих реалий мирное урегулирование конфликта невозможно ни практически, ни даже в теории.

Проигнорировать реалии и существующие форматы стороны конфликта не могут, а посредники не вправе. Игнорирование этих важных и уже устоявшихся составляющих последствий войны способно лишь привести к ее возобновлению с легко предсказуемыми последствиями.

Каковы же они, существующие реалии?

1. В результате конфликта произошел недобровольный обмен населением между Арменией и НКР с одной стороны, и Азербайджаном с другой. Армению покинули примерно 150 тысяч азербайджанцев. Еще 38 тысяч азербайджанцев покинули территорию бывшей НКАО. К ним прибавились также около 350 тысяч азербайджанцев, покинувших зону боевых действий в Карабахе. Итого, за годы конфликта – 1988-1994 – примерно 550 тысяч азербайджанцев превратились в беженцев.

В свою очередь Азербайджан депортировал из республики примерно 370 тысяч жителей армянской национальности. Добавим к ним и около 30 тысяч армян, покинувших зону боевых действий в Карабахе. Итого, количество армянских беженцев составляет примерно 400 тысяч. Как видим, количество напрямую пострадавших от конфликта армян и азербайджанцев вполне сопоставимо.

2. В результате конфликта изменилась география ареала проживания армян и азербайджанцев. Армяне вынуждены были покинуть не только, например, Баку и Сумгаит, но и исконно армянские территории, на которых они являлись автохтонами. Речь идет об исторической армянской провинции Утик и значительной части Арцаха (кстати, Карабах – это совокупное название двух этих провинций). В свою очередь, азербайджанцы покинули населенные ими преимущественно в 1918 году несколько районов в Карабахе.

Учтем также, что определение «азербайджанцы» в данном случае достаточно условно, ибо в Карвачарском, Кашатагском, Зангеланском и Кубатлинском районах до конфликта проживали в основном курды, обитавшие в этом армянском уголке с конца XVII века. Как армяне, так и азербайджанцы (которых они идентифицируют с турками) являются для курдов в одинаковой мере чужими, и перспектива оказаться в эпицентре военного противостояния этих народов им вовсе не улыбалась.

3. В результате развязанной Баку агрессии против НКР, Азербайджан лишился контроля над примерно 8,3 тысяч квадратных километров территории Карабаха, лишенной армянского населения еще до начала конфликта. Кроме того, Азербайджан лишился контроля еще над четырьмя тысячами кв. км. территории, населенной армянами до начала боевых действий. Однако Азербайджан получил контроль над примерно 500 тысяч квадратных км. территории собственно НКР. Кроме того, населенные в основном армянами Ханларский, Дашкесанский и Шамхорский районы также остались под контролем Азербайджана.

Общие территориальные потери Азербайджана (если за основу брать волюнтаристски очерченные границы Азербайджанской ССР и без учета о территории НКР ), составили примерно 8 тысяч кв. км., что составляет около 7.8% территории советского Азербайджана. В свою очередь, НКР потеряла примерно 14% от провозглашенной 2 сентября 1991 года территории.

Таковы сложившиеся в результате конфликта этнические и географические реалии.

Первое, на что невозможно не обратить внимание, это отсутствие «чересполосного» проживания армян и азербайджанцев. Осталась в прошлом конфликтогенная ситуация, когда представители двух этих народов практически были обречены на бытовые, локальные и глобальные конфликты. Нелишне будет напомнить, что в советские годы этот фактор активно использовался Азербайджаном. В то время, например, все дороги, ведущие из одного армянского райцентра в другой были проведены таким образом, чтобы люди были вынуждены выезжать за пределы армянского района, пересекать азербайджанонаселенные районы и вновь въехать в армянский район. Правило это не имело исключения во всем Карабахе, что указывает на его преднамеренность, стратегическую и политическую подоплеку.

Граница между армянским и азербайджанским ареалами проживания сложилась по наиболее возможной прямой, то есть сокращена до минимума, что, в свою очередь, минимизирует возможности новых столкновений. Последнее обстоятельство способствует сохранению того самого пресловутого баланса сил, который, согласно общему мнению, способствует сохранению режима прекращения огня.

Нет никаких сомнений: любые изменения сложившегося статус-кво неминуемо приведут к требованиям армянской стороны о возвращении, по крайней мере, Шаумянского района, являющегося составной частью НКР и оккупированного в 1992 году, в ходе летнего наступления совместных сил Азербайджана и 23-й мотострелковой дивизии СНГ.

Нагорно-Карабахская Республика суверенна уже 17 лет. Свыше трети населения Республики выросло в независимом государстве, и не представляет себе иной жизни. Никакая пропаганда не в силах будет внушить им, что НКР «вдруг» может оказаться в составе инонационального государства.

Вышеприведенные реалии карабахско-азербайджанского противостояния существуют ровно 15 лет, что является доказательством как их необходимости, так и жизнеспособности. Любое нарушение сложившегося этнотерриториального баланса и формата неминуемо станет пусковым механизмом для новой войны. Гораздо более разрушительной и кровопролитной, безусловно способной вовлечь в свою орбиту другие государства, имеющие исторические, экономические или геополитические интересы в регионе. Лишь человек, страдающий отъявленным оптимизмом или, что ближе к истине, политическим инфантилизмом, может попытаться не учесть этот фактор.

Чтобы жить мирно, надо жить раздельно

ХХ век стал свидетелем трех войн между армянами и закавказским тюрками: в 1904-05, 1918-20 и 1991-94 годах. Даже поверхностное сравнение течения и последствий первых двух войн выявляет интересную, но и горькую для армян закономерность: армяне неизменно побеждали на поле боя и… столь же неизменно теряли населенные армянами территории. Так, после военных успехов в 1904-05 годах полностью обезлюдели десятки армянонаселенных деревень Ширвана, Нахиджевана, Казахского, Вардашенского, Куткашенского районов. После войны 1918-20 годов геноциду и опустошению подверглись армянские поселения Нухи-Арешского региона, были частично вырезаны и депортированы многие деревни южных районов Карабаха, отдельные деревни Шамхорского, Дашкесанского, Гедабекского, Касум-Исмайловского районов, левобережные армянские поселения Гандзака. Только в Баку и Шуши в общей сложности было вырезано свыше шестидесяти тысяч мирного армянского населения. Добавим также, что большая часть указанных территорий так и осталась лишенной исконного армянского населения.

Как же получалось, что победы на фронтах войны оборачивались для армянской стороны потерей огромного количества собственного населения и исторических территорий? На итоги этих войн, безусловно, повлияла цивилизационная особенность мышления представителей тюркских племен Закавказья, больше привычных грабить и убивать беззащитное мирное население, чем воевать на поле боя. Вместе с тем, было бы ошибкой недооценивать значение дипломатии закавказских турок, сумевшей выжать из ситуации максимум возможного. С другой стороны, армянские политические деятели, убаюканные победами на фронте, демонстрировали на послевоенных переговорах преступную, иначе не скажешь, халатность к судьбе армянских территорий. Известны даже случаи (Назаретян), когда представители армянской стороны голосовали за передачу Азербайджану исторических армянских территорий, или (Атарбекян) оказывали содействие Турции и Азербайджану в совершении агрессии против Армении.

Сегодня, спустя 15 лет после установления режима прекращения огня на фронтах Карабахской войны, Азербайджан вновь стремится к повторению прошлых успехов, достигнутых за столом переговоров. При этом Баку особо и не изощряется, и пользуется уже апробированными в начале века аргументами: выгодное географическое расположение, нефть, Турция и печально знаменитый фактор азербайджанской толпы. Единственным новшеством в дипломатии Баку являются попытки привлечения и использования исторических данных, однако эти пробы пока не приносят Баку дивидендов в виду грубого искажения общеизвестных фактов.

Тем не менее, в Азербайджане довольно быстро сориентировались и «разделили историю» на два этапа: а) советский период и б) остальной период. Баку «разделил» также и сферу практического применения накопленных «исторических знаний», вернее, наработанного опыта по распространению дезинформации среди потребителя.

В пределах Азербайджанской республики, как правило, пропагандируется «остальной» этап истории, включающий в себя «автохтонность» тюрок на Кавказе, «тюркоязычность» кавказских албанцев, «христианские» храмы «предков» нынешних азербайджанцев, оболганные «башдаш»-ами армянские хачкары и другая, рассчитанная на полуграмотного кочевника дребедень. За пределами Азербайджанской республики Баку пропагандирует советский период истории, в особенности, границами советского Азербайджана. При этом Азербайджан широко пользуется уже привычными приписками и банальной ложью.

С помощью подобной нечистоплотной, однако, и это следует признать, достаточно эффективной политики, Баку получил возможность бесконечного разжигания антиармянских настроений в республике, а также требований о возвращении под контроль Азербайджана «20% территории» и возвращении в места доконфликтного проживания «свыше одного миллиона беженцев». Что касается «двадцати процентов» и «одного миллиона», то эти тезисы были развенчаны в предыдущих главах (надеюсь, убедительно). При этом следует иметь в виду, что Азербайджан продолжит оперировать этими цифрами до тех пор, пока их искусственность и натянутость не станет понятна всякого рода посредникам.

Гораздо интереснее выглядят требования о восстановлении территориальной целостности… советского Азербайджана.

Проблема даже не в том, что, провозглашая свою независимость, Азербайджан сам отказался от советского наследства. И закрепил это решение в конституционном акте о независимости, хотя одного этого факта было бы достаточно, чтобы пренебречь требованиями Азербайджана о «восстановлении территориальной целостности». Проблема в другом: Карабах был передан неконституционным партийным органом третьей страны именно советскому Азербайджану. Именно по этой причине конституционный акт о независимости «спрятал» территорию провозглашаемого государства под обтекаемой и ничего не объясняющей фразой. Статья 14 данного акта гласит: Территория Азербайджанской Республики в исторически сложившихся границах едина, неделима, неотчуждаема (выделено мной – Л. М.-Ш.).

Можно, конечно, долго иронизировать над «исторически сложившимися границами» государства, имевшего менее двух лет истории и не признанного мировым сообществом, однако суть проблемы в том, что подобным «термином» Баку обозначает территорию Аз. ССР, той самой республики, от наследия которой столь торжественно отрекся.

Между тем, пункт 7 статьи 14 советского Закона «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» четко указано:

«Во взаимоотношениях между выходящей республикой, с одной стороны», и союзом СССР, а также иными союзными республиками, автономными республиками, автономными образованиями и национальными группами, упомянутыми в части второй статьи 3 настоящего Закона, с другой стороны, в течение переходного периода должны быть решены следующие вопросы:

… 7) согласован статус территорий, не принадлежащих выходящей республике на момент ее вступления в состав СССР.

Иными словами, все, что не принадлежит тебе, должно остаться вне твоих пределов.

Еще один серьезный фактор: Азербайджан провозгласил свою независимость без проведения референдума и учета мнения населения, волевым путем, после чего попытался узурпировать власть на территории, население которой отказалось подчиниться воле пары сотен человек. Примечательно также, что на незаконно провозглашенной независимость сессии Верховного совета Азербайджанской ССР не присутствовал ни один (!) армянин.

Констатирую: по сей день не нашлось ни одной международной организации, ни одного межгосударственного института, которые смогли бы доказать законность провозглашения Азербайджанской республики и оспорить правомерность зарождения и существования Нагорно-Карабахской Республики. Вся деятельность посредников сводится к поискам мирного сосуществования армянского и азербайджанского народов.

Но почему для того, чтобы жить мирно, нужно жить вместе?

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Кровавые последствия комплекса этнической неполноценности

Депутат парламента Турции от Республиканской партии Джанан Арытман приговорена к штрафу. По иску президента Турции Абдуллаха Гюля, оскорбленного завлением Арытман о том, что мать Гюля является этнической армянкой. Суд в Анкаре констатировал, что Арытман «оскорбила» этнически чистокровного турка, а потому и должна понести наказание. Адвокат Арытман – Резан Айдыноглу – не нашел серьезных аргументов против доводов адвоката Гюля, заявившего, что Арытман сознательно пыталась дискредитировать президента. Сознательная «дискредитация» выразилась в «распространении не соответствующих действительности сведений в связи с этническими корнями матери А.Гюля». Напомним, что данное «распространение» имело место на заседании турецкого парламента, а затем выплеснулось на страницы прессы.

Суд, безусловно, правильно понял намерения депутата Д. Арытман: в турецком, как, кстати, и азербайджанском обществе слово «армянин» давно уже является оскорбительным. Психологи называют это явление синдромом убийцы-неудачника. Наемный убийца, по тем или иным причинам не справившийся с заданием, начинает люто ненавидеть свою жертву и психологически готов убить ее даже бесплатно. Точно так же некоторые турецкие деятели, хорошо осведомленные о Геноциде армян в Османской Турции, сегодня ненавидят армян только потому, что они погибли не все. Об отношении турок к армянам и о реакции на это некоторых западных политиков мы еще поговорим, а пока давайте вспомним одну не очень давнюю историю.

Лет 10 тому назад брат Гейдара Алиева, тогда еще здравствующего президента Азербайджана, подал в суд на лидера азербайджанской партии «Гейрят» Ашрафа Мехтиева за то, что тот посмел назвать Алиевых курдами. История эта наделала много шума, и даже многомудрый Алиев не смог ее полностью замять. Однако пытался, и, в конце концов, дело спустили на тормозах. Алиев понимал, что вслед за травлей расиста Мехтиева неизбежно последуют обвинения в расизме и в адрес самих Алиевых. Понимал он и то, что чем больше шума наделает эта история, тем больше людей лишний раз убедятся в курдском происхождении рода Алиевых. Потому и старался Алиев замять скандал, что стремился скрыть истину.

А вот история с Арытман и Гюлем демонстрирует отсутствие присущей Алиеву дальновидности у президента Турции. Его реакция на «обвинения» Арытман в отсутствии «чистопородности» как раз подтверждает отсутствие в Турции каких-либо признаков хотя бы зачаточной толерантности. Это подтверждают и многочисленные высказывания по этому вопросу европейских депутатов. И даже сопредседатель парламентской комиссии ЕС-Турция Юст Лагендийк, раскритиковавший расистские выступления Арытман, не удержался от упрека в расизме и самого президента Турции: «На месте Гюля, я бы не стал реагировать на это подачей в суд на Арытман. Боюсь, что возбуждение уголовного дела против Арытман означает, что Гюль был оскорблен этими обвинениями». И добавил нечто, и вовсе непонятное для турка: «Иметь армянскую мать не стыдно». Конечно, Лагендийку легко говорить, психологически он чувствует себя комфортно: его предки не строили государство на чужой земле и не устраивали геноцид коренного народа, по причине чего он и не испытывает комплекса неполноценности. А попробовал бы он побывать в шкуре турка.

В «секуляризированной» Турции, равно, как и в «толерантном» Азербайджане, давно уже целенаправленно фальсифицируется практически все, что может напомнить об их недавнем и далеком прошлом. Было бы неправильным считать, что прошлое является для них укором, нет, конечно, просто собственная история для этих народов (если считать их разными народами) является помехой для решения новых экспансионистских задач.

Еще в тридцатых годах прошлого века выдающийся армянский писатель и философ Костан Зарян писал о турках в рассказе «Тоса де Мар»: «Уникальное явление в истории! Они говорят: мы – это не мы. Они говорят: мы не пришельцы, не чужеземцы, а коренные жители, с самого же начала зародившиеся здесь, здесь выросшие и создавшие свою культуру. Вчерашний день? Прошлое? – Нет, это были не мы. Мы – это не мы… И потребность в этом отречении так сильна, так болезненна и неодолима, что они обращаются к научному, официальному, вынужденному шарлатанству. Кричат, призывают, приказывают, подвергают расстрелу, подкупают! Принудительный закон – мы больше не мы».

Однако говорить, писать и даже приказывать можно что угодно. Только подобными мерами невозможно изменить цивилизационную основу и мировоззрение населения. Этнический курд Г. Алиев смог осознать грозящую Азербайджану опасность от обращения в суд своего родного брата (Г. Алиев предпочитал применять к недругам более радикальные меры), этнический турок – нет. Комплексы турка Гюля оказались сильнее необходимого для президента страны благоразумия.

Наверное, это страшно, когда в народе живет комплекс неполноценности. Фрейд считал, что существующий в человеке комплекс определяет его дальнейшую жизнь. Перекочевавшим в наш регион тюркским племенам впору посочувствовать: над ними веками довлеет комплекс потомка примака, немытого и пропитавшегося конским потом и овечьим духом кочевника, оказавшегося в регионе развитой и недоступной для их восприятия цивилизации.

Армянам, грекам, лезгинам, талышам этого не понять, но, наверное, это действительно невыносимо, когда земля под твоими ногами пропитана потом не твоих предков, когда раскапываемые могилы хранят прах не твоих предков, когда развалины многочисленных прекрасных храмов построены руками не твоих предков. Когда туристов в твоей стране привлекают единственно памятники старины, некогда возведенные не твоими предками. Когда из-под толстого слоя штукатурки на стенах Святой Софии неизменно проступает прекрасная греческая мозаика, а армянские надписи со стен армянских храмов не удается соскоблить полностью.

Именно этот комплекс существа низшего порядка и становился причиной принятия решений, действительно присущих таковым: перманентных геноцидов, устраиваемых турками над коренными народами.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Геополитический оксюморон

Свершатся надежды русские. На Софии, в Царьграде, воссияет Крест Православный,

дымом фимиама и молитв наполнится Святая Русь и процветет, аки крин небесный...

Русский монах Авель Вещий, XVIII-XIX вв.

Армения, НКР и Азербайджан солидаризировались в едином чувстве тревоги по поводу наблюдаемого российско-турецкого сближения. В Баку опасаются, что зарождающаяся дружба между Москвой и Анкарой лишит Турцию возможности оказывать Азербайджану полноценную политическую, а, при необходимости, и военную поддержку. В Ереване и Степанакерте вспоминают недавнюю историю: в 1918-22 годах дружба Ленина с Кемалем Мустафой создала для Турции возможность оккупировать обширные армянские территории. В Азербайджане также помнят историю: осенью 1918 года турецкая армия покинула Закавказье, бросив на произвол судьбы ею же порожденное государство под названием Азербайджанская республика. Итогом этого отступничества стала советизация Азербайджана, обернувшаяся огромным благом для Баку. Однако в 1918 году новорожденная республика еще не могла предвидеть политических и экономических дивидендов от ухода турок, потому и обиделась на вероломство сородичей.

Интересно, что тревожное недоумение от проявлений дружбы между Москвой и Анкарой наблюдается также и в России, и в Турции. Патриотично настроенные русские мыслители и интеллектуалы (за исключением не скрывающей удовлетворения небольшой группы последователей «евразийца» А. Дугина и метафизика Г. Джемаля) оказались в некотором недоумении и пытаются разгадать извечный вопрос – кому это выгодно? В свою очередь читающая публика Турции обеспокоена другим вопросом: как на этот флирт отреагируют в ЕС и Вашингтоне?

Вопросы одних, недоумение других и тревога третьих вовсе не являются надуманными и, тем более, праздными. Россия и Турция являются извечными соперниками не только в геополитическом, но и в религиозном и в цивилизационном плане, и их нынешние взаимные заверения в дружбе выглядят, по меньшей мере, странными. Особенно с учетом взаимоисключающих интересов экономических и политических двух государств, а также их пребывания в разных военно-политических структурах.

Противоречия между Россией и Турцией в новейшей истории особенно обострились после принятия в 1999 году сугубо политического на то время решения о прокладке нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, а затем и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзрум. Речь, как легко догадаться, не только в экономических дивидендах и потерях. Два этих трубопровода не только отрицательно повлияли на геополитическую значимость России, но и послужили обоснованием для проектирования новых энергетических коммуникаций, вроде Набукко. Во всех этих проектах Турция играла далеко не последнюю скрипку.

Однако после августовской агрессии Грузии против Южной Осетии и решительного вмешательства в конфликт России, Турция выступила с неожиданной инициативой о создании Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе. Турецкая Платформа была раскритикована практически всеми государствами, имеющими отношение к Кавказу, и, в первую очередь, за игнорирование Ирана и предложение запрячь в одну упряжку «коня и трепетную лань». Звучали в прессе и более «строгие» заявления. Так, российский политолог В. Горюнов считает, что «Без выхода Турции из НАТО и принятия Анкарой решения о закрытии черноморских проливов практическая реализация Платформы абсолютно нереальна».

В самом деле, сегодня трудно представить в рамках одной политической региональной организации «по сотрудничеству» Азербайджан и Армению, или Россию и Грузию, да и ту же Турцию с Россией или Арменией. Критика, однако, не мешала Анкаре активно заниматься продвижением собственных идей. В начале февраля Россию посетил президент Турции Абдулла Гюль. В ходе визита Москва и Анкара подписали совместную декларацию, в которой Россия недвусмыленно поддержала Кавказскую платформу. Несмотря на то, что данная декларация стала серьезной неожиданностью для наблюдателей и аналитиков, практических путей ее претворения в жизнь пока не видно. Декларации явно грозит участь «дежурной» бумажки, выказывающей несуществующее стремление к невозможной интеграции. Больше того, декларативность этого документа подтверждается тем, что уже после ее подписания Турция продолжает активно лоббировать Набукко, проект перекачки циркумкаспийского газа в Европу в обход России.

Между тем, у Турции существуют серьезные исторические и актуальные проблемы не только с некоторыми странами Южного Кавказа, в первую очередь, с Арменией и НКР. Турция, как уже было сказано, исторически является цивилизационным антиподом Россиии. Более того, именно «турецкий вектор» на протяжении веков является главным стержнем русской национальной идеи.

Известный русский поэт Ф. Тютчев в своем стихотворении «Рассвет», написанном в середине XIX века, прямо призывал Россию к наступлению на Османскую империю и освобождению Царьграда.

Вставай же, Русь! Уж близок час!

Вставай Христовой службы ради!

Уж не пора ль, перекрестясь,

Ударить в колокол в Царьграде?

Он же считал, что Россия способна стать мировой державой лишь посредством овладения Константинополем и принятия роли единого лидера православного мира. В стихотворении «Пророчество» Тютчев наказывал:

И своды древние Софии,

В возобновленной Византии,

Вновь осенят Христов алтарь».

Пади пред ним, о, царь России, –

И встань как всеславянский царь!

Безусловно, Тютчев был далеко не единственным российским сторонником возвращения Константинополю ее былого христианского величия. Каждое поколение рождало свою плеяду российских мыслителей патриотического склада: Ф. Достоевский, А. Хомяков, Н. Данилевский, Вл. Соловьев, С. Булгаков, В. Эрн, Е. Трубецкой, Н. Бердяев… Список этот можно продолжать долго. Естественно, не все из них ратовали за войну, как это делал, например, Ф. Достоевский:

Звучит труба, шумит орел двуглавый,

И на Царьград несется величаво.

Однако практически все выразители русской национальной идеи, вплоть до современных, всегда ясно осознавали не только военно-стратегическое, но и духовное значение Константинополя для русского народа. Царьград – это святой идеал русского православия, возможно, не в меньшей мере, чем для греков. Как считал Вл. Соловьев, Византия пала потому, что приняв на словах идею христианского царства, в действительности отказалась от нее. Поэтому, «в русском национальном сознании явилось после Константинополя твердое убеждение, что значение христианского царства переходит отныне к России». В этих словах Соловьева ясно чувствуется озвученная еще в начале XVI века старцем Филофеем историософская идея: «два убо Рима падоша (католический Рим и Константинополь. – Л. М.-Ш.), а третий (Москва. – Л. М.-Ш.) стоит, а четвертому не быти».

Было бы заблуждением считать, что «турецкий вектор» национальной идеи России родился исключительно из ее духовных и геополитических устремлений, пусть даже именуемых иначе. Скорее, этот «вектор» зародился в качестве ответа на вызов тюркской экспансии против России. Многочисленные русско-турецкие войны по сути своей являлись прямым результатом этих экспансий. И если с середины сороковых прошлого века Россия (СССР) отказалась от планов продвижения в сторону проливов и Константинополя, то в самой Турции охватывающая колоссальные территории России идея пантюркизма все еще живет и развивается. Туран, прародина турок, продолжает будоражить умы и чувства турецких националистов, оставляя следы даже в именах (лидера одной из крупнейших партий Турции родители назвали Дениз Байкал – Байкальское море). Так что Байкал, именуемый русскими «священным», является объектом для вожделений турецких националистов.

«Умиротворение Кавказа» обернулось для России колоссальными трудностями потому, что в тылу у воинственных горцев находилась оказывающая им всяческую поддержку Турция. И в Кремле не могут не осознавать: если Турция войдет в Закавказье, то в самом скором времени это приведет к тому, что южные границы России будут проходить где-то под Ростовом. Или России придется, через большую кровь, выдворять турок обратно, но тогда — идти до Царьграда. Готова ли сегодня Россия к новым потрясениям? Понимают ли в Кремле, что содействие турецкой Платформе способно обернуться серьезными военными конфликтами в регионе, а самой Москве грозит крупными неприятностями как военного, так и геополитического плана?

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Задолго до 1828 года

Официальная азербайджанская историография уже несколько десятков лет настаивает на том, что армяне в Карабахе являются переселенцами из Ирана после русско-персидской войны 1828 года. Дальше уже идут выводы: «неблагодарные армяне, которых русские войска переселили на благодатные земли закавказских турок, сегодня провозгласили свое государство в Карабахе». Между тем, утверждают в Баку, в Карабахе исстари жили предки нынешних азербайджанцев, албанцы, которых армяне арменизировали. И сделали они это с помощью России, которая волевым решением подчинила албанскую церковь Армянской Апостольской церкви. После этого, мол, албанцы вынуждены были перейти на армянский алфавит, молиться по-армянски и, таким образом, «обармянились».

Безусловно, данный «аргумент» азербайджанской исторической мысли можно было бы игнорировать по причине ее полной несостоятельности. Согласно «логике» азербайджанской пропаганды получается, что отуреченные пришлыми кочевыми племенами албанцы являются «правильными» албанцами, а вот арменизированные – нет. То есть Азербайджан обязан наследовать историю и культуру отуреченных албанцев, а армяне лишены права на наследование истории «арменизированных албанцев».

«Все албанское – наше!» - чуть ли не ежедневно слышатся доходящие до истерики возгласы из Баку. Ну, что тут скажешь? Может, мы и рады были бы согласиться с этим императивным тезисом, только вот права такого не имеем. Эти вопросы решать не армянам, а коренным в Азербайджанской республике народам – лезгинам, цахурам, удинам, крызам, будухцам и другим – исконным хозяевам этой территории. Захотят они поделиться или вовсе отказаться от собственной истории, не наше дело. Разбирайтесь между собой. Как гласит тюркская пословица: вот тебе весы, а вот и гири. Мы лишь не можем согласиться с весомой прибавкой к уже награбленному – передачей Азербайджану права на наследование армянской родины, нашей памяти, истории и культуры.

Именно поэтому каждое посягательство на армянскую культуру и историю должно жестко и аргументировано пресекаться. Ибо снисходительное отношение к потугам Азербайджана приписать себе, например, Киракоса Гандзакеци или Вардана Аревелци, привело к тому, что «азербайджанцами» были объявлены Мхитар Гош и даже писавший поэмы акростихом армянского алфавита Давтак Кертох. Мы почему-то были уверены – никто в мире не поверит этой чуши. А в мире просто не знали наших великих. Потому и находятся люди, склонные верить всей этой ахинее. В то же время пренебрежительное молчание армянских историков привело к тому, что в Турции теперь объявляют турками армянские княжеские и даже царские роды, в том числе и правящих за тысячелетия до того, как в наш регион перекочевали первые тюркские племена.

Сегодня турецкие историки на полном серьезе называют турками роды Мамиконянов, Пахлавуни, Арцруни, Арташесидов, Аршакидов, Багратуни… Турками названы Анания Ширакаци и Месроп Маштоц, Тигран Великий и Саак Партев. Некоторые ученые договорились до того, что назвали всех армян «арменизированными турками-отступниками». В свою очередь в Азербайджане по примеру Турции армян называют «арменизированными албанцами» или азербайджанцами. Простой вопрос: кто, в таком случае, «арменизировал» первых армян, чтобы они получили возможность «арменизировать» турок, албанцев или азербайджанцев, им просто в голову не приходит.

Нашли «объяснение» и для многочисленных упоминаний соседних народов об армянах: мол, они так называли всех христиан. И даже проводят аналогию: во времена СССР всех советских людей за рубежом называли русскими. То есть именующий себя казахом, узбеком, грузином и т. д. человек за пределами СССР воспринимался в качестве русского.

Согласиться с этими утверждениями, даже на время, никак не получается. Не получается потому, что вся история армянского народа заполнена свидетельствами самих армян об их национальной принадлежности. Слава Богу, гениальный Месроп Маштоц еще в начале пятого века создал для армян оригинальный национальный алфавит, а стремление армянского народа к книге подарило миру нескончаемую плеяду историков, поэтов и писателей.

Вернемся, однако, к проблеме «переселения» армян на территорию современных Армении и НКР. Таковое действительно имело место. После русско-персидской войны многие армяне Персии вернулись в «русскую» Армению, в том числе и в Карабах. Однако все они были потомками тех людей, которых в течение 1596-1607 годов шах Аббас насильственно переселил в Персию. Свидетельств об этом переселении в армянских источниках того времени более чем достаточно. Шах Аббас тогда воевал с Турцией, и, в целях ослабления турецкой экономики и уменьшения людских ресурсов, выселял людей из тех регионов, которым грозила турецкая оккупация. Отметим, что переселение Карабаха не коснулось, ибо Аббас был уверен в способности армян края защититься от турецких аскеров. Карабахцы «отделались» воинской обязанностью, армянский край поставил в персидскую армию значительное количество воинов. После того, как Восточная Армения оказалась под властью русского царя, потомки переселенцев получили возможность вернуться на родину.

Азербайджанская пропаганда, никак не упоминая факт выселения армян Аббасом, постоянно муссирует тему возвращения, называя его «переселением армян на азербайджанскую землю». Подобный политизировано-тенденциозный подход к вопросу «позволяет» им утверждать о пришлости армян в Армении. При этом они «любезно» соглашаются признать, что «некоторое количество армян на этой территории уже было» - игнорировать фактор многовекового функционирования в Араратской долине Святого Престола Армянской Апостольской Церкви просто не удается. Вместе с тем, «отделяя» Карабах от Армении, те же политизированные деятели от истории пытаются утверждать, что «до 1828 года в Карабахе армян не было». Там, мол, проживали албанцы, которые быстро были ассимилированы армянами.

Есть у Азербайджана и «веский» аргумент: памятник, установленный в честь 150-летия основания села Марага бывшими жителями Персии. Памятник в Мараге действительно существовал до разрушения этой деревни азербайджанской военщиной, хотя пропаганда Азербайджана любит «переносить» его в… Степанакерт. И Марага действительно основана вернувшимися из Персии армянами. Более того, в Карабахе есть еще три села, жители которых вернулись в 1828 году. Однако при этом необходимо учесть, что армяне из Персии возвращались в тот уголок родины, память о котором бережно хранилась в семейных преданиях. Но даже если бы это было не так, все равно, подавляющее большинство населения Карабаха во всей обозримой истории составляли армяне. И, как это ни прискорбно для азербайджанских историков, называли они себя именно армянами. Как до 1828 года, так и после. Свидетельством тому – многочисленные архивные материалы.

Приведем две выдержки из них:

Прошение, написанное армянскими меликами (князьями) Карабаха в сентябре 1781 года императрице Екатерине II-ой:

Несравненно светлейшая на сем свете над христианами владетельница, ваша высокосамодержавнейшая и беспримерная матерняя милость всюду распространилась и просветила светом нашу армянскую нацию щедроматерным владычествованием и оказанным монаршим сожалением над многими просящими точию и мы из нации армянских начальников и государства оставшие военные мелики и все здешние владельцы… покорнейше просим о нашей армянской нации…

Подписали: Мелик Атам бек, мелик Беглар бек, мелик Израил, мелик Овсеп и другие.

ЦГВИА, ф. 52, оп. 1/194, д. 270, лл. 50-51.

Обращение гандзасарского католикоса Ованеса к Екатерине II: 22 января 1783 года.

Пребывающие в Гарабаге армяне, аз недостойный патриарх и раб, мелик Атам с находящимися в земле нашей епископами, священниками, пятью меликами, южбашами, всем войском и всеми обывателями до тридцати тысяч домов находящимися…

ЦГВИА, ф. 52, оп. 1/194, д. 270, лл. 89-90.

Подобные документы можно привести из архивных материалов и XVII и XVI веков.

Думается, в особых комментариях приведенные документы не нуждаются. Тридцать тысяч домов, это, с учетом патриархального быта того времени, составляет не менее 300 тысяч человек. Коренного армянского населения Карабаха, восточной окраины исторической Армении. Незаконно включенного в пределы советского Азербайджана в июле 1921 года. Законно, в полном соответствии с международным правом и законодательством СССР провозгласившего свою государственную независимость.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Выборы в Турции: игра на курдском поле

Прошедшие 29 марта муниципальные выборы в Турции выявили ряд интересных тенденций, способных повлиять на будущее этого государства. Внешне выборы прошли чинно (если не считать 6 погибших и около полутора сотен раненых) и не принесли особенных сюрпризов. Ожидаемую победу одержала правящая Партия справедливости и развития (ПРС), следом за которой расположились оппозиционные Народно-республиканская партия (НРП) и Партия националистического движения (ПНД). Изменилось лишь соотношение набранных этими партиями голосов. Так, если на предыдущих муниципальных выборах ПРС набрала 41.67% голосов, НРП – 18.23%, а ПНД – 10.45%, то на прошедших выборах эти проценты составили: 38.83%, 23.12% и 16.07% соответственно.

На первый взгляд потери ПРС могут показаться незначительными, однако следует учесть, что на прошедших два года назад парламентских выборах правящие «умеренные» исламисты, каковыми позиционирует себя правящая партия, набрали 46.58% голосов. Если же еще учесть, что по сравнению с выборами 2004 года ПРС потеряла контроль над одиннадцатью провинциями и 35 районами, а также двумя крупными городами, то масштабы политических потерь тандема Гюль – Эрдоган становятся более выпуклыми. Большинство «потерянных» исламистов административных единиц «поделили» между собой НРП и ПНД. Кроме того, в юго-восточных регионах Турции наблюдается явный рост влияния курдской Партии демократического общества (ПДО), которую зачастую именуют политическим крылом запрещенной Рабочая партия Курдистана (РПК).

Официально за представителей ПДО проголосовали свыше двух с половиной миллионов избирателей, однако эта цифра явно является заниженной. Выборы в населенных курдами регионах, в частности в провинциях Диарбекир (Тигранакерт) и Шанлыурфа (Урфа) прошли более чем тенденциозно, что привело к массовым столкновениям с полицией, стрельбой и гибелью людей, в том числе и одного из кандидатов ПДО. Примечательно, что все отнятые у курдов голоса были приписаны правящей ПРС. Данное утверждение зиждется в первую очередь на том, что националистические НРП и ПНД не пользуются никаким авторитетом среди курдов и за голоса крупнейшего в государстве национального меньшинства борьбу не ведут.

«Выборное противостояние» курдов с правящими исламистами началось в конце 2007 года, когда Турция начала масштабные военные операции не только на севере Ирака, но и в курдонаселенных регионах государства. Эти действия Турции тогда были осуждены многими государствами мира, что, возможно, предотвратило геноцид курдов. В то время Евросоюз даже пригрозил, что откажет Анкаре в переговорах о членстве в организации, если Турция не прекратит обстрелы курдских населенных пунктов.

Однако примерно за год до нынешних выборов Эрдоган и его сторонники предприняли ряд мер, направленных на выравнивание отношений с курдами. Так, с явного разрешения и подачи правительства, в населенных курдами регионах начались официальные расследования массового уничтожения курдов во время имевших место в девяностые годы прошлого века «военных» операций. Проводятся раскопки массовых захоронений курдов и даже уже выдан ордер на арест неназываемого военнослужащего, участника тайных убийств. Эрдоган тем самым пытается убить сразу двух зайцев: вернуть расположение курдов, некогда поверивших в исламистские лозунги ПРС, и нанести удар по армии, основному оппоненту нынешней власти. Кроме того, в Турции недавно был открыт государственный телеканал на курдском языке, призванный продемонстрировать «симпатии» власти к курдам. Немалое значение для верующих курдов имела и эпатажная выходка Эрдогана в Давосе, когда он демонстративно покинул форум в знак протеста против политики Израиля в Газе.

Однако, судя по всему, предпринятые правительством усилия по «завоеванию доверия» курдов особенных плодов не принесли. Курды все решительнее отстраняются от доминирующей в государстве тюркской массы, власть которой, независимо от партийных вывесок, неизбежно приводила к очередным трагедиям. Немалое значение для укрепления сепаратистских настроений в курдской среде имеет и наличие на севере приграничного Ирака богатого нефтью и фактически независимого Курдистана.

Интересно, что на электоральные процессы в Турции серьезное влияние могут оказать… Ирак и Азербайджан. И дело не только в том, что как Дж. Талабани, так и И. Алиев являются этническими курдами, хотя этот фактор имеет большое значение. После недавнего визита президента Турции Абдуллы Гюля в Ирак, где он встретился с президентом страны, Талабани призвал РПК сложить оружие или покинуть территорию Ирака. Взамен Гюль, согласно официальной версии, обещал сократить запасы воды в хранилищах на Тигре и Евфрате, что существенно улучшит ситуацию с поливной водой в Ираке.

С Азербайджаном ситуация несколько иная: открыто призвать курдов к чему-либо Алиев не может – в «своей» республике он позиционирует себя в качестве азербайджанского тюрка. Однако президент Азербайджана, этническое происхождение которого хорошо известно самим курдам, способен своим отношением к противоборствующим в Турции силам повлиять на настроение курдского электората. Алиев способен также прекратить или, наоборот, финансовую подпитку РПК, которая проводится некоторыми министрами и олигархами Азербайджана. Наконец, Алиев может прекратить «ползучую» эмиграцию курдов из Турции в Азербайджан (согласно сообщениям азербайджанской газеты «Мусават», только в 2008 году в Азербайджан переселилось свыше 65 тысяч курдов из Турции).

Тем не менее, популярность ПРС и лично Гюля с Эрдоганом продолжает падать. Сохранение нынешней тенденции разделения электората неминуемо приведет к тому, что после следующих парламентских выборов в Турции объединенная коалиция НРП и ПНД придет к власти. Этому объективно способствует и разразившийся в мире финансово-экономический кризис, ставший причиной колоссального спада промышленного производства и ожидающейся девальвации турецкой национальной валюты – лиры. Благосостояние населения продолжает падать, что обычно приводит к укреплению позиций оппозиций. Однако нынешняя оппозиция Турции: как националисты из ПНД, так и приверженцы секуляризма из НРП отличается особой «нелюбовью» к курдам.

Последнее обстоятельство является, пожалуй, главным козырем Эрдогана и Гюля, которые непременно попробуют разыграть эту карту. Как им при этом удастся заставить курдов забыть о приведшей к гибели многочисленных мирных людей «операции» конца 2007 начала 2008 годов, трудно представить. Но Эрдоган и Гюль обязаны найти выход из этой ситуации. В противном случае они потеряют власть, а Турция окажется перед угрозой раскола. Угрозы тем более реальной, что рядом все больше укрепляется порожденный и поддерживаемый США иракский Курдистан.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Болтливая топонимика

Комиссия азербайджанского Милли меджлиса по региональным вопросам занялась важным делом: рассматривает проект закона о частичном изменении административно-территориального деления Геранбойского района и города Нафталан. Для тех, кто запамятовал, напомним: в так называемый Геранбойский район Азербайджанской республики входит оккупированный подразделениями 23-й мотострелковой дивизии СНГ и переданный азербайджанским аскерам Шаумянский район Нагорно-Карабахской Республики. А «административно-территориальное деление» Геранбойского района предполагает не что иное, как передачу значительной части территории Шаумянского района НКР городу Нафталан. В соответствии с решением И. Алиева о развитии курортного хозяйства города Нафталан.

Нафталан, некогда лечебно-курортный, а ныне захудалый городишко, приобретает в общей сложности 574,82 га из «Геранбойского района». При этом подавляющая часть щедрого подаяния - 534,02 га – изымается именно из Шаумянского района НКР. Подобное отношение к исконно армянской земле невозможно комментировать иначе, как стремление Азербайджана к этническому «освоению» оккупированной армянской территории в процессе переговоров по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

В целях маскировки очередной попытки воровства, вышеназванная комиссия Милли меджлиса предлагает отчуждение в пользу Нафталана также небольших территорий, принадлежащих соседним деревушкам: Гашалты-Гарагоюнлу – 26,4 га, Гасымбейли – 11,9 га и Татарлы – 2,5 га.

Обращает на себя внимание названия этих населенных пунктов, явственно указывающее на недавнюю историю самих поселений и пришлость их тюркского населения в армянском крае. Как известно, ни туркменские племена гарагоюнлу, ни татары не могут считаться автохтонами на Кавказе. Представители союза племен гарагоюнлы появились на территории армянских провинций Утик и Арцах не раньше XVI века, и именно они пренебрежительно называли татарами перекочевавших в регион спустя пару веков представителей центральноазиатских кипчакских племен.

Отметим, что оккупированный в 1992 году Шаумянский район НКР сегодня также усиленно заселяется тюрками и переселяемыми из Турции и Ирака курдами. Не может быть никаких сомнений: ныне переселяемые туда курды и тюрки из различных племен через пару лет объявят себя коренными жителями Арцаха. Если, конечно, армянский народ примирится с оккупацией своих исконных территорий.

P. S. На том же заседании 10 апреля, та же комиссия Милли меджлиса по региональным вопросам «решила» еще один вопрос: рекомендовала переименовать село Диленчиляр (Нищие) Бардинского района в Чеменли (Цветущий луг). Весьма эффективный, надо сказать, способ претворения программы Ильхама Алиева по сокращению бедности в Азербайджане.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Аппетит приходит во время ужина

Как сообщает турецкая газета «Миллиет», президент Турции А. Гюль сделал неожиданное заявление во время ужина с соратниками: «Я буду не Гюлем, если 5 оккупированных азербайджанских районов не вырву у Армении в обмен на открытие границ». Уж и не знаю, насколько можно доверять сведениям «Миллиет», однако, судя по скандальной выходке в Давосе премьер-министра Турции Р. Эрдогана, эпатаж в среде турецких политиков все больше входит в моду. И если корреспондент «Миллиет» не расписал развесистую клюкву, то А. Гюлю действительно придется отрекаться от самого себя.

Хотя бы потому, что у Армении нет ни одного оккупированного азербайджанского района и «вырывать» у нее ничего не придется. Вообще, оккупированных азербайджанских районов в природе и географии просто не существует. Президенту Турции не мешало бы подучить географию, в том числе и пути миграции тюркских кочевых племен из заалтайских степей в Малую Азию и Закавказье. А заодно и географию незаконно порожденной возглавляемым его государством еще в 1918 году Азербайджанской Республики.

Интересно, что некоторые азербайджанские политологи, воодушевленные заявлением президента Турции, не замедлили расширить «требуемые» территории. Так, Зардушт Ализаде, небезызвестный в Азербайджане сексот определенных служб, не замедлил попрекнуть Гюля в плохом знании позиций Азербайджана: «Азербайджанская сторона настаивает на возвращении шести районов, включая Кельбаджар (Карвачар). Лачин (Кашатах) остается как коридор и его статус обговаривается заранее. После чего идут переговоры о дальнейшем статусе Нагорного Карабаха. Азербайджанская дипломатия настаивает на этом».

Позиционирующий себя в качестве оппозиционного деятеля, Ализаде неожиданно заговорил от имени азербайджанских дипломатов: «Как может Гюль решать вместо азербайджанских дипломатов, я не знаю. Может быть, ему просто так сообщили, вряд ли он сам лично знает о подробностях переговоров. Но на пять районов азербайджанская сторона никогда не согласится, потому что это отступление от формата переговоров». Другой воинствующий «вершитель судеб» Азербайджана, Расим Мусабеков, утверждает, что «Азербайджан ни при каких условиях не поставит точку в процессе урегулирования карабахского конфликта только за счет освобождения пяти районов».

Позиция Мусабекова гораздо ближе легитимным представителям азербайджанской дипломатии, категорически не согласных с А. Ализаде, и считающим его интерпретацию позиции Азербайджана мягкотелой. Так, главный идеолог Азербайджана, замминистра иностранных дел этой страны Араз Азимов, настаивает на том, что весь Карабах должен быть присоединен к Азербайджану. При этом Азимов оговаривается, что «официальный Баку считает возможным открытие турецко-армянской границы исключительно в контексте урегулирования нагорно-карабахского конфликта». Здесь, наверное, стоит напомнить и неоднократно озвученные утверждения вечнозеленого президента Азербайджана И. Алиева, сызмальства уверенного в том, что Республика Армения является не чем иным, как Западным Азербайджаном.

Как бы там ни было, застольная клятва Гюля стала поводом для глубокомысленных рассуждений азербайджанских дипломатов и экспертов. Некоторые из них договорились до того, что убеждают окружающих, а, возможно, и себя, что Гюль озвучил согласованные с Россией, Европой и США планы «урегулирования» нагорно-карабахского конфликта. Мол, консолидированные усилия этих геополитических центров способны восстановить территориальную целостность канувшей в Лету Азербайджанской ССР. Они совершенно справедливо считают, что Турция не имеет возможности влиять на политику армянских государств и один Гюль* еще не является весной.

Между тем, самой Анкаре, кажется, слегка поднадоело опекать Азербайджан. Особенно на фоне все усиливающегося вмешательства бакинских эмиссаров во внутренние дела Турции. Правительство Анкары даже запретило прилет в Турцию группы азербайджанских журналистов, намеревающихся устроить там серию митингов против открытия границы с Арменией.

В Азербайджане, кажется, всерьез восприняли лозунг – один народ – два государства – своего почившего в бозе «общенационального лидера», и возомнили себя вправе влиять на политику Турции.

Так, заместитель исполнительного секретаря правящей партии «Ени Азербайджан», депутат Милли меджлиса Сиявуш Новрузов надеется, что власти Турции сдержат свои обещания не предпринимать шагов, противоречащих интересам Азербайджана. В противном случае, подчеркнул Новрузов, «будут предприняты очень серьезные шаги». В свою очередь, первый вице-спикер Милли меджлиса Азербайджана З. Аскеров считает, что руководство Турции «должно помнить о братских отношениях между нашими странами и учитывать интересы Азербайджана в переговорах с армянской стороной».

Как всегда, отличился азербайджанский шейх уль-ислам гаджи Аллах Шукюр Пашазаде, обратившийся с посланием к руководителю Управления по религиозным делам Турции. Пашазаде, в частности, пишет: «Наша религия внушает нам необходимость наказания врага и борьбы до победы. Мусульмане Азербайджана уверены, что совместными усилиями Азербайджан и Турция еще быстрее победят тиранию и неправду, заставят врага отказаться от его презренных претензий и оккупации. Если помочь угнетателю избежать наказания, это подвигнет его на новые преступления». Конечно, над борющимся с тиранией шейхом, приватизировавшим парк Монтино и половину побережья Каспия, строящим дома на христианском кладбище в Наримановском районе Баку, отнимающем чужую собственность для своих детей, искажающем выражения из Корана и содержащем злачные заведения, не мешало бы посмеяться. Оставим, однако, это удовольствие его пастве, если таковая еще осталась.

Мы же напомним соседям слова президента Армении Сержа Саркисяна: «Мы никогда не собирались и не собираемся связывать решение нагорно-карабахской проблемы с открытием армяно-турецкой границы».

*Гюль – цветок (тюркск.)

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

РАЗВЕДКА БОЕМ НА СОВЕСТИ САДЫКОВА

Глава Генштаба Азербайджана генерал-лейтенант Наджмеддин Садыков заявил, что нарушение режима прекращения огня на линии фронта (Мартакертский район НКР) является следствием внутренней напряженности, которая возникла в Армении между властью и оппозицией после президентских выборов.

Это тот самый Садыков, бездарное командование которого привело к практически полному уничтожению Геранбойского батальона Вооруженных сил Азербайджана и массовому бегству азербайджанских вояк с линии фронта в том же самом Мартакертском районе. Генерал Садыков, явно не научившийся читать военные карты, тогда проиграл в военно-тактическом мышлении армянскому командиру (кстати, не кадровому офицеру) и отправил батальон в смертельную западню.

Помнится, в фильме, снятом известным своей продажностью тележурналистом Невзоровым, руководимые Садыковым солдаты в паническом страхе выбрасывали из автобусов бегущих от войны мирных граждан азербайджанской национальности, чтобы самим уехать от наступающих армянских частей по возможности дальше и как можно быстрее. Невзоров тогда пытался объяснить бегство азербайджанских солдат тем, что все они являются мирными пастухами и овцеводами: «Ущелье было заполнено запахом соляры и теплым духом овчины». Журналист сетовал, что чем больше потеют (от страха, наверное) азербайджанские солдаты, тем сильнее запах овчины. Мол, это не воины, а принудительно мобилизованные пастухи.

Не будем спорить с некогда известным на тогда еще ленинградском телевидении ведущим программы «600 секунд». Ему лучше знать, ибо он находился по ту сторону линии фронта. Просто напомним читателю, что и армянские воины в массе своей не являлись кадровыми военными. Просто они, в отличие от азербайджанцев, понимали, что воюют за Родину. И считали это своей почетной обязанностью.

Но вернемся к Садыкову. Как он сам признавался в упомянутом фильме «Геранбойский батальон», количество азербайджанских солдат не имело ровным счетом никакого значения.

- Было бы их 500 человек, все равно бы бежали? - спрашивает Невзоров.

- Бежали бы, - покорно соглашается Садыков.

- А тысяча, пять тысяч?! Тоже бежали бы?

- Так точно, бежали бы, - рапортует генерал журналисту.

И ведь действительно бежали. И пять, и пятьдесят, и двести пятьдесят тысяч. Бежали не потому, что были наследственными кочевыми пастухами. Бежали потому, что никак не могли понять: ради каких таких потусторонних благ должны они гибнуть в чужом, армянском Арцахе.

Нашли как-то в кармане у одного из погибших азербайджанцев неотправленное письмо матери. В письме несчастный юноша писал: «Знаешь, мама, этот Карабах совсем не похож на наши места. Здесь все чужое, не родное».

. . . А генерал Садыков, к вящему удовольствию армянской стороны, продолжал карабкаться по служебной лестнице. Видимо, татское происхождение предполагает врожденную изворотливость. Зато теперь у него появилась возможность бросать в пекло гораздо большее количество азербайджанских солдат. Как в Кельбаджаре, где армянским воинским подразделениям удалось уничтожить две полноценные бригады азербайджанских вооруженных сил - свыше четырех тысяч человек.

Вот что сообщает бывший руководитель информационно-аналитического центра Министерства обороны Азербайджана, ныне директор Института мира и демократии Лейла Юнус:

«Начальник Генерального штаба Наджмеддин Садыков, вместо того чтобы приостановить наступление из-за ухудшения погоды, наоборот, дал команду штурмовать горные позиции противника, - говорит она. - Это было самое глупое решение, которое мог принять военный. Армяне, узнав об этом, просто стали расстреливать снежные шапки на горных вершинах и вызвали обвалы. Даже хорошо подготовленные альпинисты не штурмуют вершины гор при такой погоде. В результате мы потеряли свыше 4-х тысяч солдат, многие из которых до сих пор числятся пропавшими без вести».

Не здесь ли зарыта, кстати, одна из пропагандистских уловок Баку о большом количестве пропавших без вести азербайджанцев? Может, родителям этих несчастных стоит поинтересоваться о судьбе своих детей у Н. Садыкова? Хотя как может простой смертный встретиться с ним? Ныне Садыков не просто генерал - он начальник Генерального штаба ВС Азербайджана. И одновременно подпевала у наследного президента Азербайджана. Не успел Алиев в Ханларе заявить о растущем военном бюджете Азербайджана, как тут же высунулся Садыков: «Азербайджанская армия дает достойный ответ армянам, и мы полностью способны защитить независимость страны». Речь идет об инциденте 4 марта 2008 г. в Мартакертском районе, когда азербайджанские подразделения попытались проверить бдительность армянских воинов. Проверили: как минимум восемь новых трупов азербайджанских солдат вновь на совести Садыкова.

11 мaрта 2008 г.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Непутевая мамаша

Реплика

Как сообщает турецкая газета «Huriyyet», один из духовных идеологов нынешних лидеров Турции, бывший премьер-министр Неджмедин Эрбакан застыдился действий, вернее, намерений своих воспитанников. Да так, что у него аж зубы вспотели.

«Для меня Азербайджан, как и Турция - моя Родина. Как мы могли так поступить, что наши братья на нас смогли так обидеться, это уму непостижимо. Я этого не мог себе представить даже в страшном сне. Мне стыдно, что Турция обидела Азербайджан. Нам срочно надо обсудить всю создавшуюся ситуацию с нашими азербайджанскими братьями», безапелляционно заявил бывший премьер Неджмедин Эрбакан.

Действительно: уму Эрбакана непостижимо: куда девалось «бир миллет – ики довлеет», «один народ – два государства»? Хотя, мы, конечно, прекрасно понимаем: Н. Эрбакан привычно лукавит. Помнится, в бытность его премьером Турции он вел себя не менее отстраненно от Азербайджана, чем его воспитанники, исламистский тандем нынешних лидеров Анкары. Тогда, как и сейчас, Турция предпочитала откупаться от привередливого пасынка мелкими подачками в виде военных инструкторов, списанной военной техники и пустыми, но громкими заявлениями в защиту обижаемого коварными армянами сироты. Тогда, как и сейчас, на фоне напоминаний рафинированной интеллигенции о едином происхождении анатолийских и закавказских тюрок, между Турцией и Азербайджаном перманентно выказывались взаимные обиды.

В самом деле, о каких «двух государствах» одного народа речь? В 1918 году Турция незаконно родила Азербайджан. В муках и страданиях нетюркских народов Азербайджана. А потом резво ретировалась из Закавказья, оставив бакинских мусаватистов на произвол судьбы. Правда, на прощание благословила их, посоветовав спешно перекраситься. Что те и сделали, в течение одной ночи превратившись в большевиков. Сегодня Турция, как и тогда, предпочитает свои интересы интересам незаконнорожденного пасынка. Как это принято у турок. Не зря у них говорится, свой барашек греет лучше чужого газа. Однако от привычки давать советы не отказывается. А что? Совет, он недорого стоит. Можно и подать. Главное, это соблюсти собственные интересы.

Для непутевой мамаши Турции собственные интересы важнее судьбы дурно воспитанного чужими людьми пасынка. И поступаться своими интересами она явно не намерена. Если, конечно, интересы мамаши не совпадут с интересами пасынка. Вот для выяснения этого важного вопроса и собирается Эрдоган в Москву, а Клинтон в Анкару.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Граница дозволенного

Проблема границы между Турцией и Арменией сегодня занимает ведущее место в армянских, турецких и азербайджанских СМИ. Откроют – не откроют? Если откроют, то когда и на каких условиях? Если не откроют, то почему?

Ответ на все эти вопросы стоит поискать в причинах закрытия границы. Сегодня почему-то старательно умалчивается тот факт, что в 1993 году Турция закрыла границу с Арменией в результате военных успехов Армии Обороны НКР. Тогда Анкара видимо посчитала, что этот акт войны (а закрытие границы и блокада именно так квалифицируются международным правом), заставит Армению «надавить» на НКР, что приведет к оккупации Арцаха со стороны Азербайджана и... повторному открытию границы. Не исключено, что к такому «оригинальному» способу давления на НКР Турцию подтолкнули пресловутые четыре резолюции Совбеза ООН, в которых Армения упоминается как страна, обладающая возможностью влияния на НКР.

Действия Анкары начала девяностых прошлого века можно было понять. Некогда порожденный Турцией Азербайджан населен близкородственными туркам племенами, и в Анкаре резонно надеялись, что укрепление этой закавказской республики создаст для нее возможность политической и идеологической экспансии на Кавказ, Поволжье и Центральную Азию. Распад Советского Союза вселил в турок надежды на реанимацию агрессивных военно-политических планов, порожденных гибелью Российской империи в 1917 году.

Времена, однако, изменились, и Анкара оказалась в собственноручно устроенной идеологической западне. Турция так долго и изощренно пропагандировала идеологию «один народ – два государства», что ее население свято уверовало в это. И сегодня, оказавшись под сильнейшим прессом давления США и собственных интересов, Анкара вдруг осознала, что лишилась возможности самостоятельного принятия решений. По крайней мере, по вопросу открытия границы с Арменией. Ибо Азербайджан умело воспользовался сложившейся ситуацией и теперь открыто вмешивается во внутреннюю жизнь Турции.

Интересы и рычаги давления

Возглавляемой тандемом Гюль-Эрдоган правящей турецкой партии справедливости и развития (ПРС) сегодня не позавидуешь. Одержав более чем сомнительную победу на недавних муниципальных выборах, она в то же время в значительной мере утеряла ранее завоеванные позиции. Следует также учесть, что Анкара явственно теряет влияние и в курдонаселенных регионах Турции. Как следствие, ПРС оказалась под давлением крупнейших оппозиционных партий государства: Народно-республиканской партии (НРП) и Партии националистического движения (ПНД). В сумме две эти партии получили голосов избирателей больше, чем ПРС. При этом оппозиция весьма активно разыгрывает «азербайджанскую» карту.

Эксплуатация темы Азербайджана в Турции весьма эффективна, и причина этого кроется в политике руководства страны. Анкара столь активно и много писала об «азербайджанских братьях», муссировала тему «оккупированного» армянами «исконно тюркского Карабаха», проводила парламентские слушания по проблеме Азербайджана, распространяла (вплоть до школ) лживые фильмы о событиях 1915 года, что сегодня оказалась в патовой ситуации. Сложившейся ситуацией не преминул воспользоваться Азербайджан, проводящий в Турции целенаправленную политику давления на Анкару и организующий кампании по недопущению открытия границы с Арменией. Более того, отдельные заявления государственных деятелей Азербайджана трудно квалифицировать иначе, как неприкрытую угрозу в адрес правящей в Турции партии и ее лидеров.

Подобные заявления звучат не только из уст партийных деятелей, но и, к примеру, министра и замминистра иностранных дел, председателя Милли меджлиса Азербайджана... Молчит лишь И. Алиев, однако давно уже известно, ни один государственный деятель Азербайджана не уполномочен на политические заявления без ведома и одобрения президента этой республики. Интересно, что эти угрозы назвать пустыми трудно: Азербайджан в самом деле способен дестабилизировать внутриполитическую обстановку в Турции. И, как уже было сказано, такую возможность для Баку создала политика правящей в Турции партии.

Долгие годы антиармянской политики и риторики привели к тому, что большинство населения в нынешней Турции активно против открытия границы с Арменией. В свою очередь, Азербайджан опасается, что открытие армяно-турецкой границы сведет на нет планы Баку по экономической изоляции Армении. Баку никогда не скрывал своих планов по удушению армянской экономики и предполагаемое открытие границы воспринимает как предательство со стороны Турции.

В свою очередь, в сложившуюся ситуацию активно вмешивается Запад и, в первую очередь, США. У американцев есть несколько рычагов давления на Анкару, главными из которых являются проблема признания Геноцида армян со стороны США, проблема курдов – многомиллионного этнического меньшинства Турции – и вопрос вступления Турции в Европейский Союз. Первые две эти проблемы воспринимаются Анкарой в качестве угрозы для территориальной целостности государства, в то время, как положительное решение о вступлении Турции в ЕС таит в себе серьезные возможности расширения экономического и политического развития. Безусловно, в процессе переговоров с Турцией Б. Обама активно педалирует этими рычагами. В том числе и для принуждения Анкары к открытию границы с Арменией.

Существует мнение, что стремление Вашингтона и Европы к открытию армяно-турецкой границы продиктовано заботой об испытывающей экономические трудности Армении. Однако вряд ли широко рекламируемый альтруизм Запада простирается столь далеко. Как представляется, интересы Запада в этом вопросе носят исключительно прагматичный характер и продиктованы желанием сохранить мир в нашем регионе. В западных столицах прекрасно понимают, возобновление военных действий в Южном Кавказе неминуемо скажется на поставках энергоресурсов из бассейна Каспийского моря. При этом считается, что открытие границы с Турцией позволит Армении укрепить свою экономику, что заставит Азербайджан отказаться (или отложить) от планов по военному решению карабахской проблемы. Именно этим, главным образом, и обусловлено ныне наблюдаемое давление Запада на Анкару.

Ответы на вызовы

Нельзя сказать, что Турция не предпринимает необходимых ответных мер по нейтрализации внешних и внутренних вызовов. Более того, противостояние вынуждает Анкару переходить к наступательным мерам, способным укрепить влияние Турции во всем обширном регионе Ближнего Востока и Кавказа. В конце 2007 года Турция провела широкомасштабную военную операцию против курдских боевиков на севере Ирака и курдских же повстанцев на юго-востоке самой Турции. Этот шаг исламистской РСП был призван решить одновременно две проблемы: нейтрализовать угрозу сепаратизма в стране и ублажить достаточно решительно настроенный армейский генералитет – приверженцев светской Турции.

Кроме того, практически сразу после пятидневной войны на Кавказе, Турция выступила с проектом создания Кавказской платформы стабильности и сотрудничества. И хотя Турецкая платформа вызвала волну критики (в основном, из-за нежелания Анкары видеть в этом образовании авторитетный на Кавказе Иран), тем не менее, она явственно продемонстрировала стремление Турции к политическому доминированию на Кавказе.

Вслед за этим последовала скандальная выходка Эрдогана в Давосе, преследовавшая цель заручиться поддержкой верующих мусульман Турции в борьбе с исповедующий светский образ жизни внутренней оппозицией. Трудно сказать, насколько был ожидаем эффект от выходки Эрдогана, однако факт остается фактом: эпатаж Эрдогана принес ему дивиденды не только (и не столько) на внутреннем фронте, но и в среде исламских стран. Это позволило Турции предложить себя в качестве серьезного посредника на переговорах между Израилем и Сирией, а также, потенциально, между США и Ираном.

Необходимо отметить, что весь прошедший год, а также первые месяцы года нынешнего, ознаменовались в Турции невиданным в этом государстве масштабным притеснением армии – наиболее авторитетным и уважаемым государственным институтом. Правящая партия занималась «порционной» нейтрализацией представителей армейского генералитета, ограничиваясь, правда (пока?), отставниками. Вместе с генералами в застенки бросаются и другие известные деятели: юристы, врачи, журналисты... Борьба с организацией «Эргенекон» превратилась в нерасторжимую составляющую турецкой внутренней политики. В то же время эта борьба способна обернуться в могильщика правящей партии и ее лидеров. Авторитет и возможности турецкой армии внутри страны велики, и это понимание заставляет Гюля с Эрдоганом не давать ей передышки.

В этих условиях перманентной борьбы на внутреннем фронте Турции приходится решать еще и проблему границы с Арменией. Границы, против открытия которой большинство населения не только в Турции, но и в Армении. Границы, открытие которой способно сильно повлиять на отношения Турции с Азербайджаном, государства, для влияния на который у Анкары явно не хватает политических рычагов. Незаконнорожденный ребенок вырос из пеленок и, как это нередко бывает у прижитых в блуде детей, выказывает нрав преступающего все границы дурно воспитанного эгоиста.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Сербское Косово – это армянский Нахиджеван

17 апреля состоялось первое заседание Международного суда ООН в Гааге по проблеме законности провозглашения государства Косово и Метохия. Суд этот стал возможен благодаря иску Белграда. Сербия обратилась в суд с требованием рассмотреть правомочность провозглашения Косово и Метохии. Еще до начала суда аргументы «за» и «против» провозглашения Косово представили из юридического департамента ООН, а также властные структуры Сербии и «ответчика» Косово.

Аргументация сторон пока для широкой общественности не разглашается, однако, исходя из реалий постсоветского пространства их нетрудно предугадать. Не намного труднее отгадать и само решение суда: в лагере сторонников Косово находятся такие локомотивы международного «дышла», каковыми являются США, Англия, Германия, Франция, Австрия, Швейцария... Правда, не менее внушителен и список противников нового государственного образования: Китай, Россия, Боливия, Словакия... Находятся в этом лагере и две закавказские республики: Грузия и Азербайджан. Не стоит, наверное, пояснять, почему в лагере противников независимости Косово оказались маяк демократии и идеал толерантности, каковыми при каждом удобном случае любят позиционировать себя Тбилиси и Баку: и Саакашвили, и Алиев воспринимают выражение «право народов на самоопределение» как личное оскорбление.

Несмотря на то, что решение Международного суда ООН в Гааге носит рекомендательный характер, оно обладает как огромной моральной нагрузкой, так и, что несравнимо важнее, правом прецедента. Отмеченные обстоятельства привели к тому, что в вопросе о праве косоваров на провозглашение собственного государства Армения оказалась в весьма щекотливом положении. Казалось бы, Армения, имея в виду наличие на карте Южного Кавказа Нагорно-Карабахской Республики, должна поддержать Косово. С другой стороны, незаконность провозглашения Косово и Метохии очевидна, и проголосовать за нее означает проголосовать против истины.

Косово является исконно сербским краем, и этот факт не вызывает сомнений даже у самых яростных сторонников нового образования. Албанское большинство Косово стало таковым в результате турецкой военной (и религиозной!) экспансии, антисербской политики бывшего лидера Югославии хорвата И. Б. Тито и, наконец, проведенных войсками НАТО этнических чисток, выразившихся в жесточайшем изгнании сербов из края. Отметим также, что независимость Косово и Метохии была провозглашена в то время, когда этот вопрос был передан в компетенцию ООН и не успел найти своего окончательного решения. Немалое значение имеет и тот факт, что решение о провозглашении государства было проведено без учета мнения населения – референдума – что классифицируется международным правом как узурпация власти.

Исходя из вышесказанного, признание Арменией Косово было бы нецелесообразным, и даже вредным шагом. Сербское Косово – это армянский Нахиджеван. И в том и в другом случае сильные мира сего собрались, чтобы отсечь от одного государства его исконные земли и передать государству другому. Ибо вряд ли кто сомневается в том, что уже в обозримом будущем Косово сольется с Албанией. Более того, уже сегодня явственно видно стремление албанцев нарастить свою территорию также и за счет Македонии и Черногории.

Следует заметить, что поданный против Косово голос Армении противоречит интересам Нагорно-Карабахской Республики лишь на первый, поверхностный, взгляд. Практически нет сомнений в том, что суд в Гааге признает «законность» зарождения Косово и Метохии. Миром, к сожалению, правит сила, а не закон и право. А сила пока на стороне «болельщиков» Косово, уже успевшего, кстати, превратиться в рассадник радикального исламского движения ваххабитов в Европе. Таким образом, «армянский» голос никак не может повлиять на решение о признании Косово законным государственным образованием, уже признанного со стороны 57 государств..

Ожидаемое решение суда, безусловно, создаст право прецедента для НКР и укрепит позиции Степанакерта и Еревана в будущих дебатах по законности провозглашения Нагорно-Карабахской Республики. Армянским государствам тем легче будет говорить о правовых обоснованиях провозглашения НКР, чем с большими нарушениями закона будет признано право косоваров на собственное государство.

В самом деле, реализованное жителями НКР право на самоопределение имеет несравненно больше правовых оснований, чем Косово. Более того, и это можно доказать на любом беспристрастном экспертном уровне, независимость НКР, в отличие от независимости Азербайджана, была провозглашена с полным соблюдением международного права и законодательства СССР.

О правовой корректности провозглашения НКР и незаконности образования Азербайджанской республики говорилось и писалось не единожды. По этой причине ограничимся лишь констатацией некоторых фактов.

17 марта 1991 года в СССР, в том числе и в Азербайджане, состоялся референдум «по сохранению» СССР. В референдуме приняли участие 75,1% от имеющих право голоса жителей Азербайджана. Подавляющее большинство – 93,3% - проголосовавших высказались за сохранение Союза ССР и пребывание там Аз.ССР. Однако через пять с небольшим месяцев группа депутатов Азербайджана провозгласила независимость Азербайджана. Решение это в корне противоречило итогам недавнего референдума и не было обосновано хотя бы формальным учетом мнения населения. Таким образом, провозглашение Азербайджана в августе 1991 года явилось преступлением против населения этой советской республики и должно быть классифицировано исключительно как акт узурпации власти.

Карабах и Нахиджеван были переданы в состав советского Азербайджана – в 1921 году, что, согласно Закону СССР «О порядке выхода союзной республики из состава СССР», предполагало отказ Азербайджана от претензий на эти территории. Кроме того, являясь национально-государственным образованием в составе СССР они обладали неотъемлемым правом на проведение отдельного референдума по вопросу определения своего политико-государственного устройства. Вряд ли кто, кроме узколобых бакинских политиков, сможет оспорить тот факт, что состоявшийся в НКР 10 декабря 1991 года референдум явился реализацией права населения края на определение своего политико-государственного статуса.

Узурпировав власть на части территории советского Азербайджана, бакинское правительство попыталось силой оружия подчинить себе те территории, что отказались подчиниться узурпации и оформили свое государственное устройство на основе международного права. В случае с Талыш-Муганской республикой Баку удалось подавить освободительное движение коренных в регионе талышей, однако агрессия против НКР потерпела неудачу.

Требования Баку о «восстановлении территориальной целостности советского Азербайджана» не могут быть признаны обоснованными как с исторической, так и правовой точки зрения, и являются неприкрытым стремлением к узурпации власти в армянском регионе политическими методами.

Приведенные и многочисленные другие аргументы законности провозглашения Нагорно-Карабахской Республики несомненно сильно актуализируются после признания «законности» провозглашения Косово и Метохии. Но даже если, что маловероятно, «признания» Косово в Гааге не последует, все равно: аргументы армянских государств получают новую значимость.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Праздничная тризна

26 июня в Азербайджане выходной. В Баку будут проведены несколько грандиозных праздничных мероприятий. Население республики отмечает день рождения национальной армии Азербайджана.

История этого праздника несколько запутана. Приказ о формировании Мусульманского корпуса за подписью генерала М. Пржевальского был отдан 19 декабря 1917 года. Основу этого корпуса, командиром которого был назначен Али-ага Шихлинский, составил Татарский конный полк, более известный под названием «Дикая дивизия». Командовал Татарским полком грузинский князь Леван Магалов.

В середине апреля 1918 года Мусульманский корпус двинулся на Баку, однако войска Баксовета разгромили Татарский полк еще в Гаджикабуле. Первый же бой Мусульманского корпуса стал для него последним. Понесший тяжелые потери Мусульманский корпус прекратил свое существование.

28 мая делегация мусульманского национального собрания в Тифлисе провозгласила зарождение Азербайджанской республики. Однако эта «независимость» была чисто декларативной, «правительство» Азербайджана даже не сумело добраться до Баку и обосновалось в Гандзаке. Спасло Азербайджан лишь то обстоятельство, что в регион вторглись турецкие войска под командованием Нури. 26 июня 1918 года все еще пребывающее в Гандзаке правительство Азербайджана выполнило требование турецкого генерала Нури и объявило о создании национальной армии Азербайджана. «Азербайджанская армия» состояла из 5-й и 15-й турецких дивизий, в которые влились малочисленные остатки деморализованного Мусульманского корпуса. Нури, являвшийся полновластным хозяином положения, запретил правительству Азербайджана создавать военное министерство, полагая, что ему ни к чему делиться с кем бы то ни было «славой» создателя Азербайджана.

В конце сентября 1918 года после подписания Мудросского перемирия турки вынуждены были покинуть Закавказье. Во всяком случае, официально. Однако они успели захватить Баку, вырезать его армянское население и передать город во власть азербайджанского правительства. 1 ноября, после ухода турок, правительством Азербайджана было принято решение об учреждении министерства обороны. Но на место турок в Баку вскоре пришли англичане, которые, хотя и не запретили Азербайджану иметь собственное военное министерство, тем не менее, выслали его в Гандзак. Как говорил офицер британского штаба, полковник Веник, «от солдат и офицеров азербайджанской армии дурно пахнет». «Дурно пахнущие» солдаты раз за разом проигрывали боестолкновения с армянами по всей линии фронта. Не могли они взять под контроль также населенные другими аборигенными народами районы на произвольно провозглашенной территории республики. Талыши, лезгины и аварцы оказывали «благоухающим» солдатам ожесточенное сопротивление. В условиях повсеместного обвала позиций Азербайджан согласился на советизацию республики. 28 апреля 1920 года Азербайджан был провозглашен советской республикой.

После установления в Азербайджане советской власти День армии стал отмечаться 23 февраля. Своей армии у Азербайджана, как и других советских республик, не было, потому и отмечался праздник 23 февраля как День Советской армии и Военно-морского флота. После проведенного посредством игнорирования международного и союзного права повторного провозглашения независимости в 1991 году 9 октября того же года было объявлено днем национальной армии Азербайджана. 9 октября 1992 года в Баку был проведен грандиозный военный парад, призванный поднять боевой дух населения. Марширующие солдаты прямо с центральной площади направлялись на Карабахский фронт, чтобы спустя короткое время вернуться в Азербайджан в гробах.

В 1993 году к власти в Азербайджане пришел Г. Алиев, который постепенно отменил все новые праздники, к созданию которых он лично не имел никакого отношения. Таким образом, праздник 9 октября, просуществовав всего несколько лет, приказал долго жить. Взамен, видимо, из уважения к памяти подарившего азербайджанцам Баку генерала Нури, было принято решение о праздновании дня национальной армии Азербайджана 26 июня. Гейдар Алиев тогда даже заявил, что до 1993 года у Азербайджана не было армии, а были разрозненные отряды - боевые составляющие различных партий. Отметим, что «созданная» Алиевым армия улепетывала от бойцов Сил самообороны НКР столь же ретиво, что и «разрозненные отряды». Не помогли и многие тысячи наемников из Афганистана, Турции, Украины и других стран.

Как бы там ни было, свою единственную до сего дня войну Азербайджан проиграл начисто. За годы Карабахской войны Азербайджан потерял убитыми свыше 35 тысяч человек, раненых насчитывалось свыше 100 тысяч человек, многие из них остались инвалидами (эти данные не учитывают жертв со стороны наемников). Интересно, что за все годы войны Азербайджану не удалось добиться ни одной самостоятельной победы, пусть даже локального характера. Захваты Азербайджаном Геташена и Шаумяновского района, как известно, были проведены силами дислоцированной в Гандзаке 23-й дивизии Советской армии. Тем не менее, сегодня в Азербайджане звания героя удостоены гораздо больше людей, чем в НКР - победившей стороны. Видимо, критерии подвига у захватчиков и защитников Отечества разнятся.

Так, один из «героев» Азербайджана - Риад Ахмедов, будучи кадровым чекистом, начисто проиграл в военно-разведывательной тактике военной разведке Арцаха. Созданный Ахмедовым отряд разведчиков должен был уточнить пути наступления на практически беззащитную, расположенную под Шуши армянскую деревню Каринтак. Общее командование этой операции, кстати, проводилось министром обороны Азербайджана Таджеддином Мехтиевым. Как сам Риад Ахмедов, так и его разведчики не раз «изучали местность» прямо под носом у замаскировавшихся защитников села, вслух обсуждая удобные пути наступления. В итоге первая боевая операция Т. Мехтиева закончилась оглушительным поражением: зам. начальника разведывательного управления Министерства обороны Азербайджана подполковник Риад Ахмедов привел своих солдат прямо к месту засады. 126 азербайджанских вояк погибли в этой мясорубке, а карьера амбициозного солдафона Мехтиева закончилась крахом. Как же смеялись карабахские бойцы, когда вскоре узнали о присвоении Р. Ахмедову посмертно звания героя Азербайджана! «По большому счету его должны были наградить мы, - шутили наши разведчики, - если бы не его бездарность, потерь с нашей стороны было бы гораздо больше». Жалели наши ребята и Т. Мехтиева: «Жаль терять такого врага. Чем больше у противника дубов, тем крепче наша оборона».

Пожалуй, истинным национальным героем Азербайджана является Шахин Тагиев. Не зря, наверное, он был первым, кого удостоили этого звания. 10 апреля 1992 года батальон под его командованием ворвался в незащищенное армянское село Марага, где устроил невиданную по своей жестокости резню не успевшего покинуть деревню мирного населения. Свыше шестидесяти мужчин и женщин преклонного возраста были обезглавлены и сожжены. Несколько маленьких детей от трех до восьми лет оказались в заложниках. Батальон Тагиева мародерствовал в Мараге менее суток, после чего бежал перед выдвинувшимися армянскими военными формированиями. Однако Ш. Тагиев «подарил» армянских детей тогдашнему всесильному министру внутренних дел Азербайджана И. Гамидову, за что тот и выхлопотал для него звание героя. Впоследствии Гамидов, выступая по азербайджанскому телевидению, хвалился: «У нас в плену находятся девочки трех и пяти лет».

Другой национальный «герой» Азербайджана Явер Алиев отличился тем, что 14 февраля 1992 года вместе с подельниками угнал из российской армии 7 вертолетов Ми-24. Именно поэтому 14 февраля стало отмечаться в Азербайджане как день военно-воздушных сил. Сам «герой» прожил после этого всего лишь две недели: 29 февраля 1992 года он разбился недалеко от Баку, осваивая угнанный вертолет.

О многих «героях» Азербайджана можно было бы написать. О горском еврее Агарунове, например. Он был в Шуши, когда город освобождали армянские силы. Официальная версия гласит, что Агарунов, обороняя Шуши, «подбил девять армянских танков и два БМП». И смех и грех. Умудриться подбить девять из двух армянских танков! Единственный летчик-азербайджанец за все годы Арцахской войны Вагиф Курбанов - еще один «герой». Не буду цитировать официальную версию, согласно которой Курбанов убил свыше тысячи армянских бойцов. В действительности, с 9 мая по 13 июня 1992 года он совершил всего семь «боевых» вылетов. Бомбил исключительно населенные пункты. 13 июня во время очередного налета на Аскеран азербайджанский «ас» на современном самолете был подбит, как шутили карабахцы, «из рогатки». Старенькая «Стрела» совсем не эффективна против современных машин, если за штурвалом не чайник, конечно.

Верно говорят: привычка - вторая натура. Привычка к припискам - тем более. Помнится, в бытность Г. Алиева первым секретарем ЦК КП Азербайджана там один заводик «покрыл» асфальтом... весь Кавказ. Вот и на войне. Все азербайджанские «герои» воевали исключительно с «численно в десятки раз превосходящим противником». Ну а если суммировать всех «убитых» только «героями» Азербайджана армян, то в мире нас уже не осталось. Даже армянское лобби в америках и европах «пало» под ударами трех сотен азербайджанских «героев». Что ж, самое время отмечать праздник, посвященный героической национальной армии Азербайджана. Накрывайте стол для тризны.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Метц Ехерн армян в Османской Турции

24 апреля 2009 года в посвященном Геноциду армян в Османской Турции ежегодном Обращении президента США армянскому народу, Барак Обама использовал армянский эквивалент выражения Геноцид – Метц Ехерн. Введение армянского выражения в безупречный английский язык президента США многими было воспринято с легким недоумением: так произнес, в конце концов, Обама слово Геноцид, или нет? Судя по публикациям первых часов, большинство армян разочаровано текстом Обращения Обамы. В то же время первые публикации в турецкой и азербайджанской прессе по поводу Обращения Обамы изобилуют злорадством: президент США, характеризуя события 1915-1923 годов в Османской Турции, в очередной раз воздержался от использования термина «геноцид».

Из первых армянских публикаций, пожалуй, лишь короткое интервью армянского политолога Тиграна Авакяна интернет ресурсу Analitika.at.ua являет собой пример рационального мышления. Т. Авакян совершенно справедливо считает, что Барак Обама, использовавший армянское выражение, аутентичное значению геноцид, «ввел в международный оборот термин, обозначающий беспрецедентное в мировой истории тотальное уничтожение народа на его исторической родине». Авакян, безусловно, прав, и сам же приводит подтверждающий пример: « таким же образом, как Холокост обозначает тотальное уничтожение народа в диаспоре».

В самом деле, Холокост (от англ. holocaust, из др.-греч. «всесожжение») сегодня справедливо воспринимается как общенациональная Катастрофа еврейского народа и ассоциируется с уничтожением германскими нацистами 6 миллионов евреев в Европе.

Вместе с тем, необходимо уделить особое внимание определению Метц – большой, великий. Данное армянами определение «Метц» по отношению к Геноциду армян 1915-1923 годов возникло не случайно, и недвусмысленно указывает на ряд предыдущих ехернов, геноцидных акций правительства Турции по отношению к коренному армянскому населению государства. К 1915 году двадцатипятилетние армяне Турецкой империи не видели ни одного года, свободного от погромов и резни, от того, что армяне называют ехерном – резней, злодеянием. Вслед за резней армян в Константинополе – 1890 год, последовали ехерны в Кесарии, Еозгате, Марзване... В относительно «спокойном» 1895 году в Османской Турции было убито свыше пятидесяти тысяч армян, в том числе в Урфе – 4000, Мараше – 4700, Диарбекире – 3000, Арабкире – 3000, Константинополе, в котором в 1894 году было вырезано 11 тысяч армян, в 1895 году было вырезано еще – 2000... Повторимся, это был обычный ничем не примечательный год правления кровавого султана Абдул Гамида II-го. Всего же только за 1894-1896 годы в Турции было убито свыше 300 тысяч армян.

Не менее кровавым было и правительство младотурок, пришедших к власти в 1908 году, и на первых порах выказывавших лояльность к армянам. Однако уже в 1909 году младотурки устроили резню 30 тысяч армян в Адане. Дальше все пошло по накатанной колее: резня, погромы, самооборона армян и вновь «малые» ехерны. И так до Богом проклятого 1915 года.

Естественно, каждый из перечисленных актов назывался армянами ехерном. Даже богатейший армянский язык не в силах найти для каждого ехерна армян отдельное определение. Зверства турок и массовые уничтожения армян в Османской Турции, как правило, определялись двумя словами: Джард – резня, побоище, погром и Ехерн – резня, злодеяние. В череде ехернов на протяжении веков особо выделяется период с 1915-го по 1923 годы. Именно этот период, в течение которого было уничтожено свыше полутора миллионов армянского населения Турции и около 250 тысяч на территории, ныне именуемой Азербайджаном, армянский народ назвал Метц Ехерном – Великим злодеянием, Великой резней – или Цехаспанутюн – уничтожение нации.

Польский еврей-гуманист Рафаэль Лемкин, рассказывая об ужасах массового истребления армян в Турецкой империи, нашел им определение – Геноцид – став автором термина, вошедшего затем в международное право как преступление, совершенное против человечества. Конвенция ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него» понимает под геноцидом следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

убийство членов такой группы;

причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Все верно, все отвечает действительности и ужасу подобного преступления, но... Симптоматично, но в армянском языке слово «Геноцид» так и не смогло укорениться. Возможно, потому, что у нас существовало свое, выстраданное последними десятью веками истории армянского народа определение этого Злодеяния – Ехерн. А возможно и потому, что нацию, при всем богатстве фантазии, никак не вместить в определение «группа».

Язык отражает мышление народа, его восприятие действительности. Армянский народ никогда не воспринимал себя отдельной этнической или религиозной группой, армяне всегда осознавали свою национально-этническую общность. Именно поэтому, как представляется, слово Геноцид армяне употребляют исключительно в общении с представителями иных национальностей, таким же образом, как мы в своем подсознании отделяем армянский Масис от имеющего общемировое значение Арарата, или Спюрк от диаспоры. Точно так же, изобретенный Р. Лемкиным термин «геноцид» имеет общечеловеческое значение, тогда как ехерн для армян является не поддающейся лечению временем неизбывной болью армянского национального организма.

Ехерн – это многократно в истории выстраданная армянами общенациональная катастрофа, неизбывная трагедия, в то время, как Геноцид – сухое политико-правовое интернациональное определение преступления против человечества. Метц Ехерн, или Цехаспанутюн, это апогей бесконечной череды ехернов армян, непреходящая ноющая боль в душе каждого армянина.

Использование Б. Обамой определения «Метц Ехерн» является, таким образом, не попыткой избежать термина «геноцид», а сознательным (надеемся) наполнением этого выражения его исконным значением: массовое безжалостное истребление армянского народа на его исторической родине. Метц Ехерн президента США – это новое видение армянской трагедии в политике Вашингтона, выражение соучастия в судьбе армянского народа, сопереживание нашей национальной трагедии. Не случайно в Обращении прозвучало: «Мец Ехерн должен жить в нашей памяти так, как он живет в сердцах армянского народа» (The Meds Yeghern must live on in our memories, just as it lives on in the hearts of the Armenian people).

В своем первом в качестве президента США Послании армянскому народу Б. Обама заявил: «Я последовательно излагал свою собственную точку зрения о том, что произошло в 1915 году, и мое видение истории не поменялось. Полное, искреннее и справедливое признание фактов по-прежнему остается в моих интересах». И далее продолжил: «Ничто не может вернуть тех, кого потеряли во время Мец Ехерна. Но вклад, сделанный армянами за прошедшие девяносто четыре года, является доказательством таланта, динамизма и гибкости армянского народа и наибольшим укором тем, кто пытался его уничтожить».

Барак Обама не просто президент самого влиятельного на сегодня государства, крупнейшей супердержавы. Обама – прекрасный оратор, знающий цену слова, и подобные заявления из его уст не могут быть случайными. Они означают не только начало признания Метц Ехерна со стороны официального Вашингтона, но и начало ревизии внешней политики США в нашем регионе.

Обращает на себя внимание и то, что в своем Послании Обама фактически призвал Турцию признать Метц Ехерн – Геноцид армян в Османской Турции. Он отметил, что лучший способ добиться справедливого признания фактов Метц Ехерна - это «использовать факты истории для поддержания своих усилий в продвижении к будущему».

В свете сказанного армянская дипломатия, структуры Спюрка, Ай Дата и другие армянские партийные и общественные организации просто обязаны начать кампанию по синонимизации понятий «Геноцид» и «Метц Ехерн» в восприятии межгосударственных и международных институтов, международных общественных организаций. Метц Ехерн – это совершенное в Турции преступление против человечества, массовое убийство полутора миллионов армян на их исторической родине, преступление, не имеющее срока давности. В наших силах добиться того, чтобы выражение «Метц Ехерн» вошло в международный юридический словарь как обозначение массового уничтожения народа на его исторической родине.

Ехерны армян в Османской Турции – это череда геноцидов армян в Османской Турции

Метц Ехерн армян в Османской Турции – это Геноцид армян в Османской Турции 1915-1923 годов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В пустую голову ничего не вобьешь

25 апреля в азербайджанской прессе была опубликована писанина недавнего изгоя, ныне скрывающегося под псевдонимом Азер Мамедов, в которой автор отчаянно пытается вернуть утерянное доверие вершителей судеб Азербайджана. Известно, в Азербайджане доверяют и лелеют лишь тех, кто способен профессионально оболгать Армению и армянский народ. Учитывая это обстоятельство, «Азер», давно уже страдающий болезненным самолюбием, решил тявкнуть не на кого нибудь, а на президента Армении Сержа Саргсяна. Классический пустобрех породы мелких шавок, любящих брехать из под забора огорода хозяина. При этом «Азер Мамедов» придумал себе псевдоним, повторяющий фамилию и имя президента Фонда возрождения талышской культуры Азера Мамедова. Авось армяне купятся на этот дешевый трюк и рассорятся с талышами, дискриминируемым коренным народом в Азербайджане. Однако натуру не скроешь: из всей писанины Лжеазера Мамедова торчат ослиные уши опального пустобреха.

Что же послужило основанием для хамских выражений Лжеазера в адрес Сержа Саргсяна? Выясняется, что побудительным мотивом для него послужили несколько выражений президента Армении, в частности, заявление Сержа Саргсяна о том, что именно азербайджанская сторона начала войну против жителей Нагорного Карабаха и представила серьезную угрозу и вызов существованию гражданам Нагорно-Карабахской Республики. Обиделся Лжеазер и на другое заявление президента Армении: «Нагорный Карабах никогда не был частью Азербайджана».

У прочитавшего эти строки Лжеазера разыгралась фантазия, он оседлал вдохновение и разразился обширной статьей, в которой попытался опровергнуть истину. Не будем опускаться до уровня невоспитанного борзописца и отвечать ему на том же уличном сленге бакинских подворотен, попробуем разобраться в его «аргументах».

Лжеазер утверждает, что «в конце 1987 года Армянская ССР открыто предъявила территориальные притязания на Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО). С этого момента началось планомерное изгнание азербайджанцев из Армянской ССР и НКАО». К подобному сногсшибательному выводу он пришел на основании... выступления московского академика А. Аганбекяна, в котором тот высказал мнение, что возвращение Карабаха Армении способно благотворно повлиять на экономику края. Если исходить из этой логики, то «территориальные притязания» Армянской ССР на Карабах имеют значительно более долгую историю, и отсчет надо вести со времени волюнтаристского включения Карабаха в пределы Азербайджанской ССР в июле 1921 года.

Но «наш» автор без устали нанизывает одно голословное утверждение на другое: «С этого момента (конец 1987 года) началось планомерное изгнание азербайджанцев из Армянской ССР и Карабаха», - без тени смущения утверждает он. В конце 1987 года между армянами и азербайджанцами произошло одно столкновение – районные власти и милиция подконтрольного Азербайджану Шамхорского района разгромили несколько домов и избили десятки людей в древнем армянском селе Чардахлу. Других событий, хоть каким боком способных быть притянутыми к определению «межнациональные столкновения» или беспорядки в регионе не было. Но что есть истина для Лжеазера, как не возможность оболгать ее?

Что он и продолжает делать с упорством, достойным лучшего применения. Упомянув о решении Областного Совета НКАО «О ходатайстве перед Верховными Советами Азербайджанской ССР и Армянской ССР о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР», он констатирует: «Данное решение положило начало целенаправленному отторжению НКАО от Азербайджанской ССР». Ни слова о том, что «Ходатайство» действительно явилось ходатайством, и что в ответ на него уже через день из в то время азербайджанонаселенного Агдама на Степанакерт двинулась огромная толпа вооруженных железными прутьями и охотничьими ружьями азербайджанцев. А еще через три дня в далеком от Карабаха Сумгаите начались массовые убийства армян. Именно этот ответ Азербайджана, а вовсе не изложенное в цивилизованно-просительной форме Ходатайство, положил начало противостоянию двух соседних народов. Истоки нагорно-карабахского конфликта надо искать в Сумгаите и Агдаме, а не в демократически выраженной просьбе карабахских депутатов.

«Разделавшись» с поисками истоков карабахского конфликта, Лжеазер переходит к другой фразе С. Саргсяна о том, что Карабах никогда не был частью Азербайджана. Начав, по привычке, с оскорбительных выражений, он вдруг начинает доказывать, что «Карабах во все периоды истории, включая XIII-XIV века, являлся неотъемлемой частью Азербайджана». О том, почему ему так приглянулись означенные века, мы еще скажем, но прежде напомним, что государство под названием «Азербайджан» родилось в 1918 году. Но может, в 1918 году произошло изменение названия некоего древнего государства, а не его рождение? Может, Азербайджан назывался как то иначе, например, Гейдарстан? Выясняется, что нет, просто, как утверждает Лжеазер, «Правители государств Хулагуидов и Джалаиридов постоянно отдыхали в Карабахе, и ряд вопросов, имевших важное государственное значение, рассматривался здесь».

Ну, что тут поделаешь? Хулагу, основатель Хулагуидов, был любимым внуком... монгольского Чингиз-хана. Во второй половине XIII века он завоевал Иран и большую часть Ирака. После этого он принял титул ил-хана - «подчиняющийся великому хану». Его потомки на некоторое время завоевали часть территории, ныне именуемой Азербайджаном, однако оставались «ил-ханами».

Что касается Джалаиридов. Основателем этого рода явился чингизханов полководец Джучи Термела из крупного монгольского племени джалаир (согласно сведениям Абу-л-Гази, племя джалаир насчитывало 70 тысяч юрт). В первой половине XIV века его внук Хасан Бузург захватил власть в северных провинциях Ирана, а затем на некоторое время овладел Ширваном.

Возможно, не будем спорить, хотя и не представляем, откуда у Лжеазера эти сведения, Хулагуиды и Джалаириды отдыхали в Карабахе, что это может означать. Уж не готовится ли Азербайджан заявить о своих претензиях на средиземноморское побережье Испании? Там он иногда не только отдыхает и, возможно, рассматривает ряд вопросов, имеющих государственное значение, но и владеет недвижимостью в виде ряда вилл и особняков. И, кстати не только он, но и ряд других государственных деятелей Азербайджана. При желании Азербайджан может провести там заседание правительства.

Еще одна ложь Лжеазера: «француз Жан Шарден, посетивший в 1673 году город Ереван, писал, что город состоял из 800 домов, и все его жители без исключения были «чистокровными Сефевидами», то есть тюрками-кызылбашами». Бедный Лжеазер. Откуда же ему знать, что в Музее истории Еревана хранится панорамный рисунок Еревана, выполненный... Жаном Шарденом, будущим отцом выдающегося французского художника Жана Батиста Шардена? На рисунке обозначены крепость, главная площадь, несколько церквей, в том числе и сохранившиеся по сей день Еркересни и Катогике, городские кварталы... Наверное, в этих церквах жгли свечки, молились и пели псалмы тюрки-кызылбаши или даже сами монголы Хулагуиды с Джалаиридами.

Между тем «наш» Лжеазер на полном серьезе, не забывая при этом юродствовать, «сообщает» президенту Армении, что до XV века Эчмиадзин не являлся центром армянской церкви, а был... азербайджанским селом . Как же объяснить хамоватому потомку Хулагуидов, для которого история начинается с XIII века, что Вагаршапат-Эчмиадзин являлся столицей армянского государства еще во втором веке? Что Соборная церковь там построена в самом начале четвертого века. Да и стоит ли? В пустую голову, говорят, ничего не вобьешь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон Мелик-Шахназарян

Вугар Сеидов: праздник независимости Азербайджана незаконен

Светоч азербайджанской политологической мысли Вугар Сеидов разразился сразу двумя пространными статьями, в которых поставил себе задачей доказать законность притязаний Азербайджана на Нагорный Карабах. Доводы и аргументы зарубежного азербайджанского автора в последних публикациях в основном повторяются (неужто выдыхается Сеидов?), что дает возможность существенной экономии времени для ответа.

Так, в обеих своих публикациях Сеидов пытается обвинить Армению в территориальных претензиях к Азербайджану. Замысловатый ход его мыслей, приведший к данному выводу, не всякому понять, а потому и процитируем «исходные данные» полета фантазии Сеидова. Ими послужили слова Сержа Саргсяна о том, что самый счастливый день в его жизни наступит тогда, когда НКР будет признана мировым сообществом или присоединится к Армении, а также замечание автора этих слов..: «Ибо вряд ли кто сомневается в том, что уже в обозримом будущем Косово сольется с Албанией». Вывод, сделанный Сеидовым из этих фраз, должен заставить его близких серьезно задуматься о здоровье азербайджанского политолога: Армения имеет территориальные притязания к Азербайджану и в начале девяностых прошлого века совершила агрессию. Невольно вспоминается бородатый анекдот о человеке, не любящем пива и, как «логический вывод», обозванным импотентом.

Тем не менее, хотелось бы напомнить, что пределы права на самоопределение не ограничиваются принятыми в рамках ООН Международным пактом о гражданских и политических правах, статья 1, и Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах, статья 1. На всякий случай напомним также, что международное право никак не ограничивает формы и методы борьбы самоопределяющегося народа. Освежим память азербайджанских оппонентов еще в одном вопросе: до лета 1992 года НКР находилась в жестокой блокаде со стороны Азербайджана. Говорить в подобной ситуации об агрессии Армении просто не приходится: как уже не раз приходилось напоминать азербайджанской стороне, Армения просто была лишена возможности оказывать помощь сородичам в Нагорном Карабахе.

Сказанное, кстати, подтверждается и и теми четырьмя резолюциями Совбеза ООН, которые в Баку настолько любят вспоминать, настолько и остерегаются цитировать. Между тем, в резолюциях говорится о «местных армянских силах». Резолюция Совбеза ООН 853 еще более однозначно отрицает участие Армении в боевых действия. Она «призывает правительство Республики Армении продолжать оказывать свое влияние в целях обеспечения соблюдения армянами нагорно-карабахского региона Азербайджана положений резолюции 822 (1993) и настоящей резолюции и принятия этой стороной предложений Минской группы» (выделено мной – Л. М.-Ш.). Не странно ли, люди, профессионально занимающиеся конфликтом в годы войны, а в Баку, надеюсь, не сомневаются в компетенции Совета Безопасности ООН, не ведали об «агрессии», а вот ведомых европеизированным Сеидовым современных азербайджанских политологов неожиданно озарило.

Будучи историком, Сеидов пытается на «исторических фактах» «обосновать» принадлежность Нахиджевана Азербайджану: «Существуют неопровержимые доказательства исторической принадлежности данной территории Азербайджану». Однако, быстро отчаявшись (сказывается обучение у порядочных преподавателей), приходит к интересному заключению, опосредованно признающем на несостоятельность обращения Азербайджана к истории: «Формат Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху призван выработать мирное решение конфликта в рамках международного права, а не на основе исторических справок». И, в качестве современного наследника узурпировавшего территории коренных в регионе народов Азербайджана, приходит к весьма оригинальному выводу: «Никому нет дела до того, кто первым ступил на ту или иную территорию». Классический аргумент классического кочевника.

Тем не менее, чувствуя ущербность позиции Азербайджана, Сеидов еще не раз обращается к истории. Как далекой, так и не очень. «Аргументы» те же: «Нахчыван (транслитерация Сеидова) – не армянский. Ни сегодня, ни вчера, ни, надеемся, завтра!». Надежда, конечно, вещь неплохая, но неплохо было бы ее и обосновывать. Однако Сеидов еще и шутит: «Впрочем, не только в одном Азербайджане дело – статья III Московского договора 1921 года не позволяет ему отказаться от Нахчывана. Так сказать, сковывает по рукам и ногам». Мол, и рад бы отдать Нахиджеван Армении, да международные договора не позволяют. Между тем, именно эти договора и позволяют утверждать, что древний армянский край Нахиджеван был передан Азербайджану вопреки воле армянского народа.

Сеидов пишет: «Пора Мелик-Шахназаряну перестать притворяться, что будто он не знаком с текстами резолюции пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года, Московского договора между Россией и Турцией от 16 марта 1921 года и «Договора о дружбе между Армянской ССР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР, с одной стороны, и Турцией – с другой, заключенного при участии РСФСР» (Карсского договора) от 13 октября 1921 года. Он великолепно знаком с ними и, не сомневаемся, не преминул бы воспользоваться возможностью привести цитаты из них». В самом деле, Мелик-Шахназарян знаком с этими документами, и если возникла в этом необходимость, то можем поговорить на эту тему.

Действительно, судьба (уверен, временно) Нахиджевана была решена Московским договором между Россией и Турцией от 16 марта 1921 года. Турция, будучи родителем Азербайджана и стремящимся иметь с ним общую границу, потребовала у большевистской России... Впрочем, выполню заветное желание Сеидова и приведу цитаты из Договора.

«Статья III. Обе договаривающиеся стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении I (С) настоящего Договора, образует автономную область под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству» (выделено мной. – Л. М.-Ш.).

Как видим, большевики умиротворяют турок за счет Армении. При этом, заметим, ни представителей Армении, ни представителей Азербайджана, получающего царский подарок, на переговорах нет. Чувствуя ущербность этой статьи, Турция настаивает на введение в текст Договора гарантий того, что эта статья будет претворена в жизнь. В результате на свет рождается:

«Статья ХV. Россия обязуется предпринять в отношении Закавказских Республик шаги, необходимые для обязательного признания этими Республиками (выделено мной. – Л. М.-Ш) в договорах, которые будут заключены ими с Турцией, статей настоящего Договора, непосредственно их касающихся».

Большевики «знали» о будущем Карсском договоре и предприняли необходимые шаги. В результате предпринятых ими шагов и родился Карсский договор, в котором практически дословно повторяется Статья III Московского договора.

«Статья 5 Карсского договора. Правительство Турции и Правительства Советской Армении и Азербайджана согласны, что Нахичеванская область на границах, указанных в приложении III настоящего Договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана».

«Протекторат» трансформировался в «покровительство», но ни то, ни другое, как известно, не предполагает вхождения в состав. Но Сеидову неймется: «Не мешало бы президенту государства ознакомиться с текстами международных договоров, подписантами которых является его страна, и найти в них хотя бы малейшее упоминание об этнических мотивах создания автономии Нахиджевана», - пишет он. Выбросите из этого предложения неприкрытое хамство, и оно потеряет весь свой смысл. Не говоря уже о том, что в СССР все автономии, в том числе и Нахиджеванская, создавались исключительно на этнической основе, одно лишь наличие фразы «Правительство Турции и Правительства Советской Армении и Азербайджана» указывает на кровную заинтересованность Армении в этом вопросе. Напомним, Договор подписывала еще и Грузия, и отсутствие ее в данной фразе весьма красноречиво. Вопрос касался лишь Армении, и подписывали ее представители этот Договор исключительно вследствие предпринятых большевистской Россией необходимых шагов.

Беспокоит Сеидова и проблема передачи/оставления Карабаха в состав Азербайджана. Его воодушевило и убедило выражение «оставить» в составе Азербайджана. Между тем, проблема тут не филологическая, как хотелось бы азербайджанским авторам, а чисто политическая. Карабах, два года с оружием в руках сопротивлявшийся азербайджанской экспансии, сложил оружие перед ХI Красной Армией, которая на то время контролировала уже советизированный Азербайджан (Армения, как известно, была советизирована семь месяцев спустя). Для анациональных большевиков и их партийных органов этнические проблемы представлялись чем то несущественным, и они воспринимали всю советизированную территорию Закавказья как нечто цельное. Отсюда истоки слова «оставить», столь радостно цитируемое бакинскими идеологами. Между тем, сам процесс «оставления», а по сути своей аннексии армянской территории весьма примечателен.

На заседании КавБюро РКП (б) 4 июля 1921 года на голосование было представлено 4 варианта решения вопроса:

«1. Карабах оставить в пределах Азербайджана – три члена Кавбюро «за», четыре «против».

2. Плебисцит провести во всем Карабахе, с участием всего населения армян и мусульман – двое «за», пятеро «против».

3. Нагорную часть Карабаха включить в состав Армении – четверо «за», трое «против».

4. Плебисцит провести только в Нагорном Карабахе, т.е. среди армян: пять членов Кавбюро «за», двое «против».

Постановлено: Нагорный Карабах включить в состав ССР Армении, плебисцит провести только в Нагорном Карабахе».

Как видим, члены Кавбюро проголосовали в пользу того, чтобы Карабах был воссоединен с Арменией. Причем, во всех предложенных вариантах. Дальше, однако, вступает в силу «тюркская дипломатия». Выступает Н. Нариманов: «Ввиду той важности, которую имеет Карабахский вопрос для Азербайджана, считаю необходимым перенести его на окончательное решение ЦК РКП». И рождается новое Постановление: «Ввиду того, что вопрос о Карабахе вызвал серьезное разногласие, КавБюро ЦК РКП считает необходимым перенести его на окончательное решение ЦК РКП».

Однако и это Постановление не было выполнено!!! На следующий день Нариманов и Орджоникидзе (который днем раньше голосовал исключительно в пользу Армении) «возбуждают вопрос о пересмотре постановления предыдущего Пленума о Карабахе». Вследствие этого «возбуждения» принимается (без голосования!!!) новое Постановление, согласно которому Нагорный Карабах включается в пределы Азербайджана.

Таким образом, волею нескольких человек, представляющих неконституционнный российский партийный орган, армянский край на долгих семьдесят лет оказывается в пределах Азербайджанской ССР. Подчеркнем, других «оснований» для притязаний Азербайджана на Карабаха нет. И в Азербайджане это хорошо знают. Потому и появляется из-под пера Сеидова следующая фраза: «В любом случае никакие свидетельства историков к разрешению региональных конфликтов наших дней отношения не имеют, и никому, кроме самой науки, интерес подобные вопросы не представляют». Радетель интересов Азербайджана даже не замечает, что тот же аргумент может быть использован и против самого Азербайджана. Ибо, действительно, никому, кроме науки, границы советского Азербайджана не интересны, и интерес подобные вопросы не представляют.

Сочинения Сеидова изобилуют многочисленными «нововведениями», но на одном из них хотелось бы остановиться специально. В своих публикациях азербайджанский политолог неожиданно согласился с тем, что мы утверждаем уже много лет: имевшее место в августе-ноябре 1991 года «самоопределение» Азербайджана явилось противозаконным актом, проведенным со всеми возможными нарушениями международного права и советского законодательства.

Не стоит думать, что азербайджанский политолог неожиданно занедужил тяжелой формой обострения справедливости. Этого мы, скорее всего, не дождемся. Сеидов «творчески осмыслил» статью своего соотечественника Т. Мусаева и пришел к совершенно справедливому выводу: принятие 30 августа декларации «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» было незаконным! Незаконным (опять-таки справедливо считает азербайджанский политолог) было и принятие 18 октября 1991 года Верховным Советом Азербайджана Конституционного акта о государственной независимости Азербайджанской Республики.

Однако вывод, последовавший за этими признаниями Сеидова, делается уже на грани абсурда: Нагорно-Карабахская Республика «не имела права» реализовывать свое право на независимость, так как начала этот процесс на основании незаконной и неконституционной Декларации о государственной независимости Азербайджана. Получается совсем уже весело: Баку волен был совершать преступления на государственном уровне, а Степанакерт, согласно логике Мусаева с Сеидовым, обязан был «прикрывать» его. Видимо, до тех пор, пока вора не упекут за решетку.

Нет уж, господа хорошие, разбирайтесь сами с вашими незаконными действиями. Мы лишь не откажем себе в удовольствии в очередной полюбоваться 18 октября на пока еще не отмененное празднование независимости в Азербайджане. Независимости, приобретенной преступным путем.

-----------------------------------------------------

Несколько дней Вугар Сеидов, замаскировавшийся под ником Вася, набирался впечатлений на армянском сайте www.voskanapat.info. Там он впервые апробировал свою очередную «остроумную» идею: создание на территории НКР множества азербайджанских «республик» «с обязательным наземным сообщением с Азербайджаном и международными гарантиями безопасности». Мы бы и хотели пойти навстречу этому желанию, да не желаем портить отношения со стратегическим партнером, на рынках которого уже завтра могут самоопределиться азербайджанцы. Прецедент, знаете ли... Тем более, что для азербайджанских гастарбайтеров нет «дела до того, кто первым ступил на ту или иную территорию». Что в Нагорном Карабахе, что в Белокаменной.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Трагедия длиною в десять веков

История армянского народа на протяжении тысячелетий развивалась согласно естественным законам человеческого бытия. Нация созидала, воевала (когда успешно, а когда не очень), возделывала землю, творила. Словом, все «как у других». Территория государства в разные периоды истории то расширялась, то сужалась, менялись внешние государственные и внутренние «административные» границы. Не менялся лишь ареал проживания армянского народа: Армянское Нагорье – место, где на заре истории встретились и взаимооплодотворились Армянский Дух и Армянская Земля.

Понятие «этнические чистки», пусть и в другом стилистическом «оформлении», армянскому народу было чуждо и непонятно. Ни армяне не применяли подобных методов расового и национального неприятия, ни соседи по отношению к армянам. Неизбежные в истории войны носили экономический и территориальный характер, от которых население напрямую не страдало. Военные успехи или неудачи государства не отражались на быте крестьянина или ремесленника, который лишь «менял хозяина» и платил дань другому. В остальном его жизнь продолжала течь в привычной колее.

Благородное и уважительное отношение к противнику органично привело к тому, что в Армении и прилегающих странах крестьяне и ремесленники были освобождены от воинской повинности. Сегодня уже трудно сказать, на каком этапе истории это произошло, но факт остается фактом, с незапамятных времен у армян, персов, ассирийцев, в определенной степени у греков и грузин в армии служили лишь младшие сыновья представителей дворянских родов. В Армении они назывались сепухами. Слово сепух, возможно, имеет индоевропейские корни (ср. персидское sep - армия; инд. sipaj – солдат). Это было мудрое решение, позволяющее по возможности уберечь крупные нахарарские (княжеские) роды от нежелательного дробления. Кроме того, сепухи сызмальства готовились к ратному делу: в них воспитывался дух воина-патриота. В то же время уделом крестьянина и ремесленника оставались возделывание земли и производство необходимых для страны товаров.

Время от времени в силу каких-либо обстоятельств ряды дворянства пополнялись отдельными представителями «невоенного люда». В этом случае они также получали возможность отправлять на военную службу своих сыновей. Служба в армии являлась поистине почетным занятием: достаточно сказать, что уже само право служить указывало на благородное происхождение. Обремененные тяжелым трудом, многие крестьяне и ремесленники с понятной завистью взирали на гарцующих на горячих скакунах всадников, или покрытых блестящим панцирем пехотинцев. Служба в армии для подавляющего большинства населения Армении представлялась несбыточной надеждой.

Симптоматично, что в регионе было много крепостей, и войны, практически без исключений, велись вокруг них и за обладание ими. Тот, кто владел крепостью, тот являлся хозяином прилегающих деревень и земли. Пашни и виноградники, возделанные участки земли являлись табуированными для ведения военных действий. Словом, это были «благородные» войны, никоим образом не затрагивающие население и практически не отражавшиеся на его жизни.

Подобное положение дел продолжалось до тех пор, пока в регион не хлынули орды кочевников из далеких прибайкальских степей. Безусловно, и армяне, и соседние с нами народы не понаслышке знали о кочевниках, их нравах и обычаях. И воспринимали их в качестве общего врага, время от времени совершающего набеги на деревни оседлых народов. Сегодня это может показаться невероятным, но даже в годы армяно-персидских войн объединенные отряды персов и армян защищали границы Иранского и Армянского нагорий от общего врага (нам есть чему поучиться у наших предков). Этим отрядам не было дела до «внутренних» войн, их задача состояла в обороне региона. То есть, войны между коренными насельниками региона являлись внутренними неурядицами, а туранские (затем и перекочевавшие из Турана в Поволжье и Причерноморье) кочевые племена рассматривались в качестве подлинных врагов.

Собственно говоря, они и были врагами. Не знающими жалости и сострадания, грабящими и уничтожающими беззащитные деревни. Представители иной цивилизации, с иными ценностями, иным мировоззрением. В экономическом плане набеги кочевников приносили оседлому населению неисчислимые, сравнимые со стихийными, бедствия. Но к этому прибавлялись и многочисленные человеческие жертвы, что превращало каждый набег в настоящую трагедию. Крепости, даже самые неприступные, для кочевников ничего не значили, они просто их обходили. Кочевники приходили грабить и убивать, но никак не воевать. Это давно поняли китайцы, построившую оборонительную стену по всему периметру «соседства» с кочевыми тюркским племенами.

Особенно тяжелая ситуация сложилась после перекочевывания в регион различных тюркских племен. Нет, это были не первые кочевники, проникнувшие на территорию Армянского нагорья. Были и массагеты, и киммерийцы, и саки, и скифы... Армения к тому времени успела пережить и господство кочевых арабов... Однако между ними и турками была большая разница: скифов и прочих Армения интересовала в качестве объекта для грабежа. По сути, это были обычные набеги, растянутые во времени. Потери – людские и хозяйственные – от этих набегов были тяжелыми, но всегда восполнимыми. Что же касается многовекового присутствия в Армении арабов, то это были преимущественно вооруженные отряды, которым удалось захватить страну. Да, арабы грабили население Армении, обложили страну тяжелыми налогами, проводили массовые казни (чего стоит сожжение армянских нахараров вместе с их семьями в Нахиджеване и Храме в самом начале VIII века?!), но практически не трогали мирное население. Жители Армении нужны были арабским наместникам в качестве производителя дани.

Иное дело тюрки. Тюркские племена перебрались в Армению в поисках новых территорий для обитания. Ученые историки, этнографы, политологи до сих пор спорят о причинах перекочевки тюрок на территорию Малой Азии и Армянского нагорья. Версии приводятся разные: от давления изменившихся климатических условий (наступление пустыни на места постоянных кочевок или, наоборот, переувлажнение степи) до перенаселения степи. Нас, однако, интересуют не причины, а сам факт переселения тюрок в наш регион. Как, впрочем, и феномен сравнительно скорого покорения обширных густонаселенных территорий.

Наивно было бы считать, что армяне или персы являлись плохими воинами. По крайней мере, в мужестве и умении владеть оружием они не уступали никому из известных им народов. Проблема, на мой взгляд, крылась в другом: в разном способе (и понимании) ведения боевых действий. Как уже говорилось, в армянской армии, как и в армиях соседей, служили выходцы из дворянских родов, в то время, как у кочевников воинами считались все: от мужчин, до женщин и детей. И если армяне воспринимали в качестве врагов лишь вооруженных мужчин пришельцев, то тюрки наоборот, считали врагами всех жителей Армении. И поступали с ними соответственно своему пониманию воинской доблести, согласно которой любое убийство, независимо от пола и возраста жертвы, является подвигом.

Сегодня об этом мало говорится и еще меньше пишется, но на начальном этапе переселения тюркских племен в наш регион они всячески избегали военных сражений. Тюрки предпочитали набеги и полное уничтожение мирных деревень, что наводило ужас на беззащитное население. Выражение «беззащитное» в данном случае не является аллегорией, так как веками жившие в безопасности крестьяне и в самом деле не были приучены воевать. Уничтожение деревень сказывалось как на снабжении армии, так и на моральном духе всего населения. Продолжая избегать открытых столкновений с армянскими вооруженными отрядами, далеко обходя защищенные крепости, тюрки продолжали методично уничтожать население Армении. Страна была деморализована и проиграла практически без привычных сражений.

Дальше, однако, началось и вовсе непонятное для армян. Прибывшие неведомо из каких далей тюрки принялись методично разрушать развитую ирригационную систему Армении. При этом они продолжали уничтожать население физически. Мыслящие «по-старому» армяне были в абсолютном недоумении: зачем убивать людей и разрушать ирригацию? С кого и откуда намерены захватчики взимать дань?

А тюрки поначалу в дани не нуждались. Как не нуждались в неизвестном для себя хлебе и других благах земледельческой цивилизации. Они адаптировали Армению к своему быту, превращали ее в огромное бесконечное пастбище, единственное истинное богатство в понимании кочевника. Культивированная земля непригодна для пастбища, следовательно, - считал тюрок, - возделывание земли наносит вред его быту. Овца обеспечивала все бытовые неприхотливые потребности тюрка: от питания – молоко, сыр, масло, мясо – до одежды. К большему он не привык, иное ему не было нужно. Отсюда и та неслыханная жестокость, с которой он уничтожал людей, разрушал, жег и грабил деревни.

Это было столкновение цивилизаций. Столкновение, в которой армяне, да и все коренные народы региона, потерпели жесточайшее поражение. Заметим, поражение без войны. Поражение, обусловленное неумением (или нежеланием) приспособиться к новой форме противостояния. На свою беду, или к счастью, но армяне так и не смогли перенять у врага его же формы войны. Они не научились резать детей, убивать беспомощных старцев или слабых женщин. Единственным способом обороны был признан уход в труднодоступные регионы страны. Отметим, что этот способ спасения использовали не только армяне: например, в Кавказской Албании (левобережная от Куры территория Азербайджанской республики) местные албанские племена также искали спасения в горах или непригодных для кочевничества болотах. Так, населенные реликтами этнических албанцев деревни Крыз, Будух, Хиналуг являются самыми высокогорными на всем Кавказе, а талыши лишь в советские годы начали осушать болота, в которых они когда-то нашли спасение от тюрок.

Данная статья вовсе не преследует цели показывать разницу цивилизационных воззрений оседлого и кочевого населения в дихотомии «хороший-плохой». Необходимо учитывать, что «избранный» образ жизни преимущественно является требованием природно-климатических условий ареала проживания народа, а не его прихотью. Другое дело, что принадлежность к одной из двух цивилизаций практически обрекает на противостояние с приверженцем иной, альтернативной цивилизации. Отмеченный дуализм насколько естественнен, настолько и жесток и бескомпромиссен. Вернемся, однако, в Армянское Нагорье времен нашествия тюркских кочевников.

Захватив власть в Армении тюрки принялись методично уничтожать как население страны, так и его культурные достижения. Это было начало геноцида армян, апогей которого пришелся на 1894-1923 годы. Армянам на территории Армянского нагорья грозило окончательное уничтожение, и турки не замедлили бы воспользоваться этой возможностью, если бы не одно обстоятельство. Турки в Армении... осели, перешли на оседло-земледельческий образ жизни. Процесс этот не был одномоментным, более того, он не завершен и сегодня. И тем не менее. Природно-климатические условия Армянского нагорья были таковы, что турки вначале стали переходить на сезонное кочевье, а затем и вовсе осели. Процессу оседания турок способствовали несколько составляющих:

а) «этническая толерантность», когда отношение к людям, в том числе и количество налогов и податей, обуславливалось не национальной принадлежностью, а религией, что нередко становилось причиной смены религии;

б) обусловленный умыканиями девочек и налогом на мальчиков (янычарство) значительный приток крови местных народов. Постепенно изменялись образ жизни и потребности быта;

в) природно-климатические условия Армянского нагорья.

У осевших в Армении (или уже Турции?) турок появилась необходимость в земледельцах, ремесленниках, вообще, мастеровом люде. Армяне оказались востребованы. Не в качестве полноправных граждан государства, конечно, и, тем не менее, убивать их стало невыгодно. Оседлая жизнь требует большей, чем кочевая, концентрации усилий, умения адекватно отвечать на природные, климатические, внешние и иные вызовы. И если раньше, в «дооседлой» жизни, турок просто уходил от всякого рода вызовов, то оседлая жизнь такой возможности не предоставляет. Необходимо было научиться возделывать землю, обеспечивать пропитание на зиму себе и семье, интенсифицировать усилия в климатически ненастные годы; словом, защищать и развивать устои оседлой жизни. Всего этого турки делать не умели: у них, в силу кочевого образа жизни, веками развивалась присущая номаду особенность – синкретизм – созерцательность и символичность мышления.

На первых порах турки нашли выход в эксплуатации коренного земледельческого населения. Эксплуатация преследовала две цели: военную и экономическую. Военная форма эксплуатации выразилась в одной из тяжелейших повинностей коренного немусульманского населения Турции – институте янычарства. Янычары (тур. - новое войско) набирались в принудительном порядке из христианских мальчиков 10-14 лет (армяне, греки, грузины, сербы, русские, болгары), насильно отуречивались и воспитывались в духе всепоглощающей ненависти к своим сородичам-христианам. Все без исключения христианские поселения на завоеванных территориях были обложены этим «налогом». Не довольствуясь этим, турки активно практиковали умыкание мальчиков во время набегов на те земли, которые им покорить не удалось. Таким образом, армяне, как и все коренные народы региона, оказались в роли «поставщиков живого товара».

Наряду с янычарством Турция активно практиковала и налоги на детей с самого их рождения (нуфус), на нивы (араз), независимо от того, возделаны они или нет. Примечательно, что при неуплате сельчанином в срок ссуды, принадлежащая ему земля отходила в казну. Но и тогда он, уже безземельный, не избавлялся от поземельного налога (фаракенда). Кроме названных налогов армяне обязаны были платить налог с огорода (ташир), налог с сена (ташир), налог с осоки (ташир), налог с кизяка (амляк), налог с хлева (амляк), налог с жилья (амляк), налог с овчарни (амляк), налог с конюшни (амляк), налог с саманника (помещение для хранения корма для скота) (амляк), налог за женитьбу (тамадо), налог на овец (хамчур), налог на устройство дорог (амялия), налог на наследство (интифал). Все эти налоги касались только христиан и имели «общегосударственный» характер. В реальности каждый каймакам считал своим «долгом» внести дополнительные налоги на подвластное ему христианское население. Отметим также, что кроме перечисленных, христиане платили также налоги, которыми обкладывалось все население Турции, независимо от религии.

Платить эти налоги не было никакой возможности. К примеру, «интифал». По смерти отца семейства его отпрыски вызывались в управление каймакама, по прихоти которого «устанавливалась» цена оставленного им в наследство дома. После этого наследники обязаны были выплатить 10% от «стоимости» дома. Если такой возможности у наследников не было, что было совершенно распространенным явлением, дом отбирался и продавался в пользу казны. Тогда бездомные люди вынуждены бывали записываться в форменное рабство. Но даже при этом они не освобождались от уплаты всяких разных «нуфусов» и «амляков».

Таким «нехитрым» образом – хищническое использование труда коренного земледельческого населения покоренных стран – турки восполняли отсутствие у себя навыков земледельческого труда. Учтем и тот факт, что институт янычарства и налог на христианских детей мужского пола от самого рождения (нуфус) объективно способствовало физическому сокращению нетюркского населения государства. Немало было и таких, кто в целях избавления от непосильных налогов и спасения семьи от голодной смерти, менял религию и переходил в ислам. Таким образом, в Турции возникла немалая прослойка «тюрок-земледельцев», обеспечивающих государство продуктами сельского хозяйства.

Критическая масса «тюрок-земледельцев», по-видимому, сложилась к концу ХVIII - началу ХIХ веков. Именно в этот период у Турции отпала «необходимость» в коренном армянском, ассирийском, греческом населении. Государство «цивилизовывалось», к воинской повинности стали привлекаться все граждане, независимо от национальной или религиозной принадлежности. В этих условиях Турция вначале решила избавиться от янычар, грозной и зачастую необузданной силы.

Надо сказать, что к тому времени в Турции давно уже действовали разбойничьи отряды (акынджи), одна из главных составляющих государственного войска. Акынджи использовались и в мирное время для отдельных набегов и грабежей на оседлые поселения сопредельных стран. Само слово «акынджи» – akinci – означает «совершающий набег, разбойник, и весьма красноречиво отражает истинные цели создания этого «войска». Однако акынджи исправно несли свою «службу», и надобность в янычарах постепенно отпадала. В 1826 году янычары были уничтожены султаном Махмудом II-ым при помощи акынджи.

Не может быть никаких сомнений: именно тогда в Турции начала зреть мысль о «необходимости» уничтожения или депортации коренного христианского населения. В самом деле, армяне, греки, ассирийцы сделали свое дело: научили турок возделывать землю, да и сами частично отуречились. Остальные оказались на своей исторической родине ненужным элементом. И именно в первой половине ХIХ века репрессии против коренного населения Турции приняли невиданный по жестокости характер.

Европейские страны, в том числе и Россия, безусловно, знали о жесточайших репрессиях, однако их помыслы были направлены, главным образом, на спасение населения европейской части Турецкой империи. Отсюда и многочисленные и довольно успешные восстания сербов, греков, болгар, хорватов... Кроме того, Константинополь вместе с Босфором и Дарданеллами имел для них стратегическое значение, на фоне которого трагедия немногочисленного армянского народа представлялась им досадной гуманитарной помехой. А в это время на территории «азиатской» Турции создавались карательные отряды «гамидие», слепо выполнявшие волю султана.

Современная Турция пытается представить Геноцид (Метц Ехерн) армян в Османской Турции как вынужденную... депортацию в годы Первой мировой войны неблагонадежного в военном и политическом плане христианского населения. Между тем, Геноцид (Метц Ехерн) армян в Османской Турции начался не в годы войны, а в 1894 году, во время правления Абдул Гамида II. События 1894-1923 годов явились логическим продолжением без малого тысячелетней политики турок на завоеванной земле.

Трагедия Геноцида (Метц Ехерна) армян длится уже десять веков и национальным и гражданским долгом наших историков является ее аргументированное преподнесение мировому сообществу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Азербайджан готовит переворот в Турции

29 апреля перед вылетом в Чехию, президент Турции А. Гюль ответил на вопросы журналистов. Некоторые из этих ответов были размещены на сайте Гюля, и касались они в основном армяно-турецких и азербайджано-турецких отношений. Гюль, в частности, заявил: «Значение, которое Азербайджан и Турция придают друг другу, выше значения, придаваемого друг другу любыми другими двумя соседними странами». По словам Гюля, дипломатия Анкары по отношению к Армении выгодна как для Турции, так и для Азербайджана: «Придет время, и все одобрят эту политику». И еще одно интересное высказывание: «Мы братские, дружеские страны, единый народ. Но мы два отдельных государства. Даже не два государства, потому что внутри этого великого народа есть много других государств. Я говорю это, учитывая страны Средней Азии. С этой точки зрения, мы должны уважительно относиться друг к другу и проводимой друг другом политике». В этих нескольких предложениях сокрыта вся суть непростых ныне отношений между двумя - Азербайджаном и Турцией. Баку явно недоволен региональной политикой Анкары, что отражается не только на страницах прессы, но и в высказываниях политиков, в том числе и самого Алиева. В свою очередь, Анкара достаточно хорошо осведомлена о возможностях Азербайджана на территории Турции, и явно опасается активизации действий Азербайджана на территории братской республики.

Опасения Турции тем обоснованнее, чем глубже проникает турецкое следствие в процесс по делу «Эргенекон». Сегодня можно с уверенностью сказать одно: «Эргенеконом» в основном руководили военные, в том числе и представители высшего генералитета. Однако следствие по процессу «Эргенекон» выявляет все больше фактов вовлеченности в эту организацию агентов иностранных стран.

На начальном этапе процесса в Турции появились публикации о «московском следе», однако они быстро заглохли. Вся «версия» была выстроена на контактах одного-двух человек с лидером российского евразийского движения А. Дугиным, роль которого в российской внутриполитической жизни, как быстро выяснилось, была сильно утрирована. Хотя, надо признать, что с недавних пор Дугин действительно является «симпатизантом» Турции и Азербайджана. Это, кстати, тот самый Дугин, кто в своей книге «Основы геополитики» характеризовал Турцию «восточным форпостом атлантизма и мондиализма» и предлагал России расчленить Азербайджан между Россией, Ираном и Арменией. Ныне Дугин вырос из собственных политологических ползунков, изрядно при этом подрастеряв авторитет среди серьезных политологов. Как бы там ни было, версия заговора во главе с «дугинской» Москвой со временем сошла на нет.

Вслед за этим появилась версия о «еврейском следе», которая, кстати, имела больше оснований на жизнь. Турецкая газета «Сабах», например, и вовсе уверяла, что организацией «Эргенекон» управляла израильская разведка «Моссад». Логика «Сабаха» была в том, что правящая в Турции ПРС достаточно эффективно налаживает отношения с исламскими, особенно, арабскими странами, что не может не беспокоить Израиль, желающий видеть Турцию светским государством. Отметим также, что в ряды «Эргенекона» затесался некий еврейский раввин Тунджай Гюнай, впоследствии бежавший на Запад. «Сабах» также утверждала, что, согласно принадлежащим Гюнаю документам, еврейские деловые круги оказывали «Эргенекону» финансовую поддержку. На этом фоне весьма интересно выглядят некоторые комментарии относительно эпатажного поведения в Давосе Эрдогана, прямо обвинившего президента Израиля в убийстве мирных палестинцев.

На первый взгляд данная версия выстроена достаточно логично, хотя, конечно, она еще будет проверяться. Если, конечно, следствие по делу «Эргенекон» будет доведено до конца, в чем имеются серьезные сомнения. В Турции нарастает напряженность в среде генералитета, возмущенного политикой Эрдогана-Гюля, направленной на нейтрализацию влияния армии на внутриполитическую жизнь государства. За последние десятилетия в Турции несколько раз складывалась схожая ситуация, каждый раз оканчивающаяся переворотом и захватом власти в государстве военным генералитетом. В 1961 году дело закончилось банальной виселицей, на которой повесили турецкого премьера Мендереса. Интересно, что во время военного переворота 1997 года «пострадал» и нынешний премьер Турции Эрдоган: в 1998 году он был арестован и приговорен к 10 месяцам тюрьмы «за разжигание религиозной вражды».

Возможно, что сложившаяся в Турции ситуация, равно как и знание истории, привели к тому, что влиятельная консалтинговая фирма Eurasia Group считает пятнадцатипроцентной вероятность того, что в скором времени в этой стране произойдет переворот. «Продолжающееся сокращение

экономики дает секуляристам возможность нанести удар по правящей Партии справедливости и развития (ПСР). ПСР в ответных действиях заходит слишком далеко, и дело кончается судом, полностью запрещающим деятельность партии», - считают эксперты Eurasia Group. Между тем, вероятность насильственного отстранения тандема Эрдоган-Гюль и запрета на деятельность правящей ПСР гораздо выше, чем это считают в Eurasia Group. Ибо с некоторых пор у правящей в Турции партии, кроме сокращения экономики, появился новый, не менее значительный соперник - Азербайджан.

В самом деле, явственно наблюдаемое в последнее время ухудшение отношений между Турцией и Азербайджаном носит со стороны последнего достаточно серьезный, можно даже употребить выражение «бескомпромиссный», характер. Разумеется, проблема Азербайджана кроется не в самой Турции, а в региональной и, в определенной мере, внутренней политике этого государства. Турция стремительно исламизируется, причем, главенствующей религией в этой стране является ислам суннитского толка. Азербайджан - тюркское население которого в основном исповедует ислам шиитского толка, естественно, не может примириться с этим фактором, способным расколоть тюркское единство. Не по душе Баку и стремление Анкары отстранить от рычагов власти последователей идей Ататюрка, не только исповедовавшего светскую форму турецкой государственности, но и, по сути, породившего Азербайджан. «Ренессанс» ислама в Турции, таким образом, прямо противоречит интересам Азербайджана, опасающегося потерять единственного влиятельного союзника.

Противоречия между Баку и Анкарой особенно обострились после визита А. Гюля в Ереван и наметившегося улучшения отношений между Турцией и Арменией. Баку считает, что его предали, и этот факт становится причиной ответных шагов, в первую очередь, экономического характера. Так, Азербайджан начал переговоры с Москвой о поставке своего газа российскому Газпрому, а также о повышении цены на продаваемое Турции голубое топливо. Если Азербайджан действительно согласится продавать весь свой «свободный» газ Газпрому, то это похоронит всякие надежды ЕС и США на строительство имеющего политическое значение газопровода «Набукко». Однако, Баку с окончательным решением не спешит и, думается, азербайджанского газа Россия не дождется. Азербайджан ни при каких обстоятельствах не согласится на полный разрыв отношений с Турцией, что бы ни пообещала ему за это Москва. Другое дело, что правящий ныне в Анкаре режим исламистов абсолютно не устраивает Баку. Тем более, что Турция, кажется, поддалась давлению извне и согласна открыть границу с Турцией без увязки с карабахской проблемой.

Здесь мы подходим к самому интересному. Азербайджан недоволен правящим в Турции режимом, но не может позволить себе порвать отношения с этим государством. Что при этом должно делать «уважающее себя» государство? Правильно: способствовать смене режима, попросту говоря, перевороту в «братской» стране. Что, смею утверждать, и пытается делать Баку. У Азербайджана в Турции есть два сильных союзника: военные и огромное курдское национальное меньшинство. И если курды Турции еще со времен первого секретаря ЦК КП АзССР Г. Алиева симпатизируют Азербайджану (Г. Алиев являлся активным инициатором создания Курдской рабочей партии), то отношения с турецким генералитетом Баку начал налаживать лет десять тому назад. Этому способствовало и наличие в среде турецких генералов нескольких этнических азербайджанцев. В том числе и высокопоставленных, вплоть до начальника Генерального штаба вооруженных сил Турции Яшара Беюканыта.

Вернемся, однако, к процессу «Эргенекон». В ходе следственных мероприятий по этому делу был арестован отставной турецкий генерал Вели Кючюк, также азербайджанец по национальности. Как сообщала тогда газета «Хюрриет», следствие нашло у него дома фотографию с одним из членов Конгресса азербайджанцев мира (КАМ). Генерал дал показания, что, будучи этническим азербайджанцем, он принимал участие в работе КАМ и там фотографировался со многими людьми. Затем, однако, выяснилось, что запечатленный на фото с В. Кючюком азербайджанец по имени Мамед находился в Турции, откуда бежал сразу после ареста генерала.

Некоторое время назад лидер турецкой религиозной общины джаффаритов, большинство из которых составляют азербайджанцы, Салахаддин Озгюндуз сообщил, что среди задержанных и арестованных по делу «Эргенекона» много этнических азербайджанцев. Тогда ожидались аресты и в самом Азербайджане, где находили укрытие многие подозреваемые. Однако Азербайджан так и не выдал Турции ни одного из них. На этом азербайджанский след в деле «Эргенекон» не кончается. По сведениям voskanapat.info, в дачном поселке близ Баку скрывается разыскиваемый по этому уголовному делу турецкий генерал Левент Эрсез. Эрсез является близким другом и соратником бывшего начальника разведуправления военно-воздушных сил Турции, генерал-лейтенанта Яшара Демирбулага, также азербайджанца по национальности.

Интересен также факт отставки начальника Генштаба вооруженных сил Турции азербайджанца Яшара Беюканыта, произошедшей после ареста В. Кючюка. Однако заменивший его на этом посту Илькер Башбуг дезавуировал заявление Эрдогана о том, что аресты генералов были согласованы с командованием армии: «Открыто заявляю, что все мысли и высказывания по этому поводу в корне неверны. Этот вопрос ни в какой форме не поднимался на моей встрече с премьер-министром Эрдоганом, состоявшейся несколько дней назад».

Вообще, турецкий генералитет выказывает все большое неповиновение правительству Турции и все большую приверженность интересам Азербайджана. Так, 29 апреля 2009 года на пресс-конференции в Турции тот же Илькер Башбуг, продолжающий занимать должность начальника Генштаба Турции заявил: «Для решения нагорно-карабахского конфликта Армения в первую очередь должна вывести войска с оккупированных азербайджанских территорий. Только после вывода армянских войск из Нагорного Карабаха возможно решение конфликта». Подобные заявления бальзамом ложатся на сердце И. Алиева и укрепляют его в решимости влиять на внутриполитическую ситуацию в Турции. В Баку считают, что порожденный турецкой военщиной Азербайджан и спастись может исключительно при помощи турецкого генералитета.

Однако Азербайджан играет в «двойного агента», одновременно провоцируя против правящего в Турции режима как турецкий генералитет, так и... кровного врага этого самого генералитета - курдов. В свое время многие обозреватели удивлялись тому факту, что в митингах против арестов по делу «Эргенекон» принимали участие и курды - жестоко истребляемый турецкой военщиной народ. Так, один из арестованных - уже известный нам генерал В. Кючюк даже привлекался к уголовной ответственности из-за массовых убийств курдов в начале девяностых прошлого века. Дело тогда «замяли», но вряд ли удалось «замять» память самих курдов. И, тем не менее, определенное количество курдов действительно требовало освобождения арестованных генералов.

Согласно некоторым сведениям, в митингах, за соответственную мзду, принимали участие... проживающие в Азербайджане курды. В самом деле, согласно оценкам экспертов, а также сообщениям газеты «Мусават», за последние несколько лет из Турции в Азербайджан были переселены свыше ста тысяч курдов, пользующихся на новой «родине» исключительными льготами. Считается, что переселение курдов организовывают, в целях создания для себя социальной базы, правящие в Азербайджане «курдские коршуны» во главе с И. Алиевым. Версия «азербайджано-курдских» в Турции еще нуждается в проверке. Однако версия эта имеет право на существование, особенно с учетом финансовой помощи, оказываемой курдским повстанцам в Турции всесильными в Азербайджане К. Гейдаровым и А. Гезалом. Вряд ли кто может заподозрить, что И. Алиев не в курсе этой благотворительности, оказываемой указанными лицами (а, возможно, и другими) соплеменникам в Турции.

Безусловно, обо всем этом прекрасно осведомлены в самой Турции. Однако Эрдоган с Гюлем оказались в ситуации, когда открытое противостояние с Азербайджаном способно взорвать Турцию изнутри: и военные и курды сегодня представляют для правящей ПРС главную опасность. В этом случае и Гюля и Эрдогана может ожидать незавидная судьба Мендереса. С другой стороны, победа (весьма сомнительная) тандема Гюль-Эрдоган над своими политическими противниками может поставить Азербайджан в незавидное положение. Именно поэтому в заявлении Гюля чувствуется и заискивание: «Мы братские, дружеские страны, единый народ», и угроза: «Но мы два отдельных государства». При этом Гюль в своем декларируемом пантюркизме переплюнул даже самого Ататюрка: «...внутри этого (тюркского - Л. М.-Ш.) великого народа есть много других государств. Я говорю это, учитывая страны Средней Азии». Чего только не скажешь, сидя на шатающемся кресле?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эффект пропаганды ненависти

Утро 30 апреля выдалось в Баку трагическим: некий вооруженный мужчина вошел в здание нефтяной академии и принялся хладнокровно расстреливать из пистолета системы «Макаров» всех встречных. Так, стреляя и убивая, он поднялся до шестого этажа, зашел в одну из аудиторий и покончил с собой выстрелом в голову. Итог этой трагедии: 13 погибших (в том числе и сам убийца) и 13 же раненых. При этом количество жертв почти наверняка возрастет, ибо некоторые из раненых находятся в очень тяжелом состоянии. Страшный, но классический пример психологически агрессивного срыва человека с неустойчивой психикой, нередкого в обществах с выраженной социальной несправедливостью.

Оставим в стороне вопрос о том, как мог один человек, вооруженный одним пистолетом, устроить подобную бойню, не встретив даже имитации сопротивления? Стрелял он, как правило, приставляя пистолет к головам людей, и отсутствие сопротивления вызывает немало вопросов о психологическом состоянии азербайджанской молодежи. Нас, однако, в данном случае, интересует еще и реакция общества, в том числе и его «элитарных» представителей.

Трагедия в «нефтянке» вызвала в Баку колоссальную панику: согласно сообщениям азербайджанской прессы по городу моментально распространились слухи о взрывах на станциях метро «Мэмар Аджеми», «Нариман Нариманов», вооруженном захвате бакинского госуниверситета, других вузов, государственных организаций и даже хореографического училища. Люди бежали домой, скучивались у подъездов, словом, были абсолютно парализованы страхом. Сотрудники портала Voskanapat.info сумели дозвониться до знакомого в Баку, но услышали лишь истеричные выкрики: «Вы не представляете! На город напали арабские или русские террористы! Всех убивают!»

Если панику в самой нефтяной академии еще можно как-то попытаться понять, то уж совсем непонятна истерика, охватившая азербайджанских журналистов, передающих в эфир все россказни мнимых очевидцев. В результате подобной деятельности преступник несколько раз «раздваивался», «размножался» и «менял» национальность. Так, вначале это был «сириец», затем он «загорел» и «превратился» в афроараба, после чего и вовсе «почернел», превратившись в негра. После того, как пресса несколько раз упомянула о «группе террористов», их количество «сократилось» до двух. При этом они «посветлели» и превратились в «русских» (в самом деле, куда же без них?).

Информагентство АПА на полном серьезе передало рассказ «очевидца»: «Мы сидели на уроке, вдруг кто-то стал стучать ногами в дверь. Неожиданно двое вошли в аудиторию и стали стрелять из автоматов в тех, кто сидел в первых рядах. Студенты стали в беспорядке выбегать из аудитории (навстречу автоматчикам?! – Л. М.-Ш.). Когда я вышел в коридор, то увидел много раненых. Открывшие огонь имели славянскую внешность. Один из них был в маске, другой нет». Отметим, что убийца имел типичную внешность азербайджанца и был без маски. Подобных рассказов, тут же переданных в эфир, было много, речь не о них, а, как уже было сказано, о реакции общества.

Директор азербайджанского Фонда социальных исследований Рашад Рзакулиев заявил по горячим следам: «Трагическая смерть ни в чем не повинных людей, должно быть, на мой взгляд, оценено как чудовищное преступление международного терроризма». Ему вторит депутат Милли меджлиса Игбал Агазаде: «Я уверен, что в Нефтяной Академии произошел заранее запланированный террористический акт против государства и мирных граждан». У депутата припасены и «веские основания» для подобного вывода: «Обратите внимание: убийца – гражданин Грузии, долгое время проживал в России. Затем он на месяц вернулся в родное село, а потом прибыл в Баку». Не отстает от них и военный эксперт Узеир Джафаров: «...у меня возникает серьезное сомнение по поводу того, что убийца действовал в одиночку».

Но, достаточно цитат. Практически все они указывают на растерянность и безвольное созерцание действительности, а также попытки обвинить в убийствах «внешние силы». Безусловно, в Азербайджане еще долго будут говорить о бойне в нефтяной академии, однако столь же уверенно можно говорить о том, что основным лейтмотивом этих разговоров будет терроризм. У. Джафаров, например, свои сомнения по поводу количества убийц обосновывает тем, что один человек без специальной военной подготовки не смог бы расстрелять за короткое время столь большое количество людей. При этом стреляя в головы практически без промаха. С ним трудно было бы не согласиться, если бы не одно но. Оказавшиеся в поле зрения преступника жертвы и не думали сопротивляться, покорно подставляя парализованные страхом головы под дуло пистолета. Убийца стрелял в упор, и промахнуться ему было сложно.

Как же так получилось? Почему никто (!!!) из многих сотен молодых студентов даже не попробовал кинуть в преступника хотя бы учебник, не говоря уже о других, более тяжелых предметах? Почему никто, защищая друга или любимую, не бросился на него с верхнего этажа, когда убийца поднимался по лестнице? Ответы на эти вопросы следует искать в государственной пропаганде Азербайджана.

Азербайджанцы напуганы. Их пичкают страхом каждый день. Армянские «террористы», лезгинские «садвалисты», аварские «лесные братья», ваххабиты, нурсисты, курды, арабы, российской ГРУ... Если поверить азербайджанской внутренней пропаганде, чуть ли не весь мир ополчился против этого небольшого государства, и лишь мудрое правление И. Алиева помогает им выжить в этом ужасном окружении. А не поверить азербайджанской пропаганде невозможно: рядового азербайджанского обывателя буквально заставляют жить вместе с этой пропагандой. Телевидение, радио, газеты заняты исключительно распространением страха и ненависти. Ежемесячные аресты многочисленных «шпионов», «врагов народа», «обезвреживание террористов», телекартинки, рассказывающие о «зверствах» всех окружающих Азербайджан народов, за исключением турок.

Какой обыватель выдержит подобное давление на психику? Не случайно преступник в нефтяной академии столь стремительно и много «менял» национальность. Все, все преступники мира, все международные террористические организации ополчились на Азербайджан. Даже убийство военно-криминального авторитета, командующего ВВС и ПВО Азербайджана генерала Р. Рзаева И. Алиев охарактеризовал как стремление определенных политических сил вне страны (выделено мной – Л. М.-Ш.) попытаться запугать азербайджанский народ.

Однако подобная пропаганда имеет и обратный эффект: люди, обделенные судьбой или со слабой психикой, ежедневно подвергаемые мозговому штурму из сочетающего ненависть и страх адского коктейля, могут не выдержать, сорваться, выплеснуть накопившуюся агрессию на безвинных жертв. И тогда массовые убийства, подобные тем, что произошли в Баку 30 апреля, становятся неизбежными.

По большому счету, в трагедии, произошедшей в нефтяной академии на ул. Д. Алиевой виноват правящий в Азербайджане режим Алиевых, режим, целенаправленно и осознанно насаждающий в людях ненависть и страх, ненависть и страх, ненависть и страх, ненависть и страх...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Валух из дейаза

Утро 30 апреля в Баку ознаменовалось трагедией. Некий азербайджанец Фарда Гадиров вошел в здание государственной нефтяной академии и принялся расстреливать всех подряд. В результате этой жесточайшей акции погибли до 17 ни в чем не повинных людей: студентов и преподавателей академии. Баку перенес шок. Сначала паника, затем осознание глубокой беды и, наконец, попытки разобраться: как и почему такое могло произойти? Последнее относится к людям с нормальной психикой, таким, например, как врач-психолог А. Исаев или обозреватель агентства «Новости-Азербайджан» Кямал Али. Однако в Азербайджане нашлось агентство – Day.az – в котором подвизаются явно избранные по специальной методике умственные кастраты, один из которых на следующий день после трагедии в Баку разразился «аналитической» статьей. В ней он предупреждает организаторов песенного конкурса «Евровидение-2009» в Москве о вероятности теракта (!) против гостей столицы России со стороны... армянских террористов(!!!).

Не буду вдаваться в «аргументы» валуха с компьютером, ибо невозможно опровергать бессмысленный набор слов. Скажем лишь, что в качестве «подтверждения» кровожадных намерений армян он вспомнил весьма спорное дело о взрыве в... 1977 году в московском метро, Геноцид (Метц Ехерн) армян в Турции и отсутствие в речи Б. Обамы термина «Геноцид». Сочетания данных фактов для дейазовского валуха оказалось достаточно, чтобы предупредить участников Евровидения о возможной атаке армянских террористов. Судя по всему, подобная писанина в Азербайджане именуется весьма высокопарно: борьба с международным терроризмом. Теперь «любимый город может спать спокойно», ведь он предупрежден азербайджанскими валухами от журналистики.

Между тем, весь недолгий период незаконно приобретенной независимости азербайджанской государственности отмечен многочисленными террористическими актами как на государственном, так и на уровне отдельных организаций. Не будем сейчас вспоминать о темных девяностых, когда в Азербайджане перманентно происходили взрывы в метро, на водном транспорте, в автобусах. Когда в эту республику приглашались «потренироваться в джихаде» известные на весь мир кровопийцы Басаев, Хаттаб, Радуев и другие. Когда в Азербайджане совершенно в открытую функционировали ячейки «Аль-Кайеды», «Братьев-мусульман», «Джамаат-аль-ислами», ваххабитов, нурсистов и других организаций всемирного исламского терроризма (некоторые из них и сегодня чувствуют себя в Азербайджане достаточно привольно). Когда только из одного Афганистана были завербованы три тысячи двести (!) поднаторевших в отрезании голов и убийств беззащитных людей моджахедов.

Поговорим о более коротком временном отрезке, продолжительностью, например, в шесть месяцев. Вплоть до сегодняшнего дня, так как именно в эти дни в Азербайджане продолжается суд над бандой ваххабитов, возглавляемой офицером азербайджанских вооруженных сил К. Асадовым. Напомним, что эта группа ваххабитов состояла из двадцати человек и успела совершить несколько терактов. Она же планировала теракты против посольств Великобритании и США в Азербайджане.

17 августа прошедшего года в Баку был совершен терракт: во время молитвы в мечети «Абу-Бекр» туда были брошены две ручные гранаты, в результате чего погибло трое и было ранено много людей. Через полтора месяца были арестованы 25 человек, принадлежащих к радикальной исламской группировке «лесные братья». Интересно, что другая часть этой группы – 17 человек – были арестованы за год с лишним до этих событий. Однако бакинские пинкертоны решили оставить на свободе большую часть бандформирования, для «интернациональных миссий», наверное. Тем не менее, планируемые Азербайджаном «международные цели» обернулись кровью в самом Баку.

11 февраля текущего года в поселке Мардакяны снайперским выстрелом в затылок был убит военно-криминальный авторитет, командующий ВВС и ПВО Азербайджана генерал-лейтенант Р. Рзаев. Сообщим специально для валуха из Дейаза: генерал Рзаев курировал закупы вооружения для военной авиации и ПВО Азербайджана в Украине, владел крупным строительным бизнесом в Азербайджане и Израиле. Он же, с ведома начальства, конечно, имел за пределами Азербайджана несколько офф-шорных банковских счетов, посредством которых осуществлял выплату средств украинским «коллегам» и обеспечивал безбедную жизнь начальству и собственной семье. Убийство Рзаева явилось терактом международной оружейной мафии, ибо, Рзаев сделал свое дело...

Во многих террористических актах на территории и за пределами Азербайджана напрямую замешаны высшие чины Азербайджана, по причине чего эти преступления просто не имеют шансов быть раскрытыми. Речь идет, например, об убийстве известного журналиста Э. Гусейнова, или преступных деяниях банды под руководством высокопоставленного офицера полиции Гаджи Мамедова.

3 февраля сего года в Азербайджане была арестована большая группа религиозных экстремистов под руководством Азера Мисирханова (Абдуллы), связанной с международной террористической сетью. У них было изъято большое количество оружия и взрывчатых веществ, в том числе и три «пояса шахида», набитых пятью килограммами пластида.

Подобных примеров много, гораздо больше, чем это можно было ожидать от любой другой монархии. Однако чтобы у читателя и валуха из Дейаза не создалось впечатления, что азербайджанские чекисты денно и нощно воюют против исламских террористов у себя в стране, отметим, что арестовываются исключительно те группы, которые в процессе «взросления» осмелились выйти из под хозяйского контроля. Будь это не так, Азербайджан оказывал бы содействие государствам, действительно борющимся с международным терроризмом. Заметим, что буквально накануне трагедии в бакинском вузе генеральный прокурор России Ю. Чайка и Госдеп США сделали независимые друг от друга заявления, в которых указали Азербайджан как перевалочный пункт международного терроризма и его финансирования. Баку предпочел отмахнуться от первого заявления и деликатно промолчать во втором случае.

Заканчивая статью, хотел бы обратить внимание на одну особенность массового убийства в бакинской нефтяной академии. Как известно, преступник вошел в здание и открыл стрельбу в 9-30 утра. Примерно через 40 минут представители правоохранительных органов заявили журналистам, что убийцей являлся азербайджанец, гражданин Грузии по имени Надир Ширхан-оглу Алиев. Можно было подумать, что в карманах у убийцы были обнаружены документы, на основании которых и идентифицировали его личность. Через несколько часов выяснилось, что в карманах у него действительно были документы на имя Фарды Гадирова. А еще через короткое время был арестован живой... Надир Алиев.

Об истоках этого дурно срежиссированного спектакля, с более чем странным «опознанием» трупа убийцы с последующим его «оживлением» и арестом, предлагаю догадаться валуху из Дейаза и его сородичам из газеты «Мусават» и сайта «Бакилиляр», поспешившим заявить, что «корни Фарды Гадирова происходят из Армении».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Война – необходимое условие для выживания

Вот уже довольно долгое время на сайте Voskanapat.info размещено приглашение к диспуту о необходимости или, наоборот, неприемлемости решения межнациональных вопросов военным путем. Мнения высказывались разные, зачастую взаимоисключающие: от полного отрицания войны, до «война – это праздник души».

Трудно представить более противоречивое явление, чем война. Войну проклинают и превозносят, ненавидят и любят, от войны убегают и к войне стремятся. При этом нет на свете человека, кто был бы безразличен к войне. Это доказывает, что война, будучи широко распространенным, я бы даже сказал – обыденным явлением – в то же время носит в себе элементы пугающей большую часть населения любого государства экстраординарности.

Понятно, конечно, почему обыденным: в историческое время, то есть за все те века, что отражены в письменных памятниках, человечество не прожило ни одного года без войны. Более того, совершенно нормальными считаются те годы, когда на земном шаре происходили около двух десятков больших и малых войн. В то же время война действительно экстраординарное, из ряда вон выходящее явление. Ибо несет в себе боль и страдания, смерть и разрушения. Но, черт побери, от осознания этой общеизвестной истины войн, как видим, меньше не становится.

Поскольку «отрицателей» решения глобальных национальных, международных и межгосударственных проблем военным путем гораздо больше, чем приверженцев их военного решения, мне, как бы «по должности», необходимо защищать сторонников войны. И делать это тем легче, что и сам я осознанно пребываю в этом достаточно малолюдном лагере. При этом я полностью отрицаю тезис некоторых психологов о том, что человек по природе своей является агрессивным существом. И не считаю, что война – это «узаконенный» выход заложенной природой в человеке агрессии. Напротив, по моему глубокому убеждению, агрессивные люди на войне обречены на поражение. Война должна быть осознанной, с ясным и четким пониманием заложенных в ней целей. Целей, имеющих общенациональный характер. Ибо для войны другой причины, кроме общенациональной необходимости, не должно и не может быть. Casus belli – повод для войны – должен быть поводом общенациональным.

При этом необходимо четкое понимание того, что нет и не может быть повода для войны гражданской, самоуничтожения нации. Не может быть внутри нации противоречий такого масштаба и той степени неприемлемости, которые могли бы оправдать истребление одной части нации другой. Речь, в данном случае, идет именно о нации, а не о государстве. Государства могут быть, и в большинстве таковыми и являются, многонациональными. Внутри государства могут происходить процессы, решение которых возможно только военным путем: например, чрезмерное давление доминирующей нации над меньшинствами или вызванный осознанием готовности строить собственное государство всплеск национально-освободительного движения национального меньшинства. Подобные войны не только оправданны, но и неизбежны, поскольку отражают естественные потребности нации.

Война – это отражение прогресса как в научно-техническом понимании этого явления, так и в росте самосознания человека, семьи, рода, нации. Первый наш гениальный древний предок, догадавшийся, что удар, нанесенный с зажатым в кулаке камнем более эффективен, чем удар «простым» кулаком, нагнулся и поднял с земли булыжник не для того, чтобы разбить орех. Спустя века или тысячелетия наш другой не менее гениальный предок догадался, что разбитый, то есть с острыми углами, камень является оружием более грозным, чем округлый. И стал подбирать себе именно такое оружие. Наконец, спустя много времени, еще один наш гениальный предок догадался, что для получения острых углов камень можно разбить. То есть противоборство, война изначально были двигателями научно-технического прогресса. Так было, так есть, и пока нет никаких оснований считать, что в обозримом будущем что-то в этом плане изменится.

В самом деле: работа многих ученых над расщеплением атома преследовала единственную цель – создание атомного оружия. Потом уже, когда оно было изобретено и даже использовано на войне, появилась идея мирного использования «новой» энергии: создания атомных электростанций, например. И так практически во всем. Первые тракторы – это рациональное мирное использование оставшихся после войны «излишков» танков. Лазерный луч, сегодня активно применяемый в медицине и других исключительно мирных сферах деятельности человека, родился как грозное оружие войны. Подавляющая часть «мирной» науки представляет собой «остаточное применение» науки военной. Некоторые ученые заявляют (с нескрываемой долей утрирования), что не будь борьбы человека с природой и войн, развитие общечеловеческой цивилизации остановилось бы где-то в каменном веке. Однако без всякого преувеличения можно утверждать другое: не будь в истории войн и борьбы человека с природными вызовами, человечество вообще не смогло бы выжить. Отсюда вывод: войны явились одним из главных (а, скорее, единственным) условием выживания древнего человека.

Интересно, что ситуация в современном мире мало чем отличается от древней. Народы, не готовые с оружием руках защищать свои национальные интересы, обречены на вымирание (пусть и не насильственное). Многочисленные этнические реликты в разных странах мира тому подтверждение (удины, будухцы, хиналугцы, крызы – в Азербайджане, мордвины, чуваши, ненцы и другие в России). Примерам «мирного вымирания нации», как говорится, несть числа.

Более того, обречены на вымирание и государства, в силу различных обстоятельств не способные или не готовые защититься от военной агрессии. В этом плане весьма интересен (и поучителен) пример Швейцарии, давным давно объявившей абсолютный нейтралитет и до сих пор сохраняющей одну из самых развитых в мире систем государственной обороны. Нейтральная Швейцария способна дать отпор любому агрессору, каким бы могучим он не выглядел. Можно утверждать, что нейтралитет Швейцарии опирается на мощь ее армии.

Один из комментаторов написал, что война является условием зарождения (возрождения) нации, продолжения рода. В самом деле, война – это выражение сконцентрированной любви человека. А где чистая, непорочная любовь - там рождаются дети истинной любви. Речь о народах. История человечества не знает нации, рождение которой произошло бы в мирных условиях. Все нации, все народы – это продукт войны. Данное правило, как и рождение отдельного человека, не знает исключений. Однако наука развивается столь стремительно, что вряд ли кто из нас сильно удивится, если завтра услышит в новостях о «рождении» человека из пробирки. С другой стороны, вряд ли будущее способно обогатить человечество народом, родившимся в мирных условиях.

Рождение человека – сегодня – обусловлено любовью и страданиями. Рождение народа столь же обязательно обусловлено большим (сконцентрированным) выражением любви и большими (массовыми) страданиями и болью. Таким образом мы можем сказать, что война несет в себе (детородное) материнское начало.

Но война несет в себе еще и божественное предназначение!

В самом деле: кто, кроме Бога и войны имеет право на лишение человека жизни? Представьте себе заслуженного, всеми уважаемого человека, скажем, преподавателя вуза. Представим также, что он как-то на мгновение потерял контроль над собой и... убил студента. Его ждет суд и справедливое возмездие, даже если этот студент был законченным негодяем. Но, самое главное, его ждет порицание общества и собственное психологическое самоистязание, ибо общество в принципе не приемлет убийства как метода достижения каких-либо целей. Как не приемлет убийства и сознание нормального человека. Ты – не Бог, и не вправе лишать жизни другое создание творца.

Между тем, человек, уничтоживший врага на войне, удостаивается похвалы и поощрений. И чем больше ему удается убить, тем больше его поощряет государство. Ордена и медали на груди военного – верный признак того (к сожалению, не всегда), что он уничтожил энное количество живой силы противника. Но, Бог с ними, государственными наградами, не в них счастье, и не за ордена воюет большинство военных. Самое главное и существенное для нас – всенародная любовь. Убивший на войне пользуется всеобщим уважением, его почитает то самое общество, которое в принципе не приемлет насилия. Война сместила все акценты и позволила убивать. Таким образом, мы вправе констатировать: только Бог и война вправе лишать человека жизни.

Широко известная «Книга хрий» (древнеармянский сборник предварительных риторических упражнений) была написана в V веке. Традиция приписывает ее отцу армянской историографии Мовсесу Хоренаци, хотя некоторые ученые считают, что книга могла иметь греческий архетип, возможно, потому, что подобные учебники были весьма распространены в греческой действительности. Для нашего исследования, однако, данная проблема не имеет существенного значения, ибо как армяне, так и греки представляли собой классический тип оседлого народа-земледельца. В книге нашел свое достойное место энкомий (похвала) войне. Приводя многочисленные примеры добродетели и богоданности войны, М. Хоренаци находит потрясающее по глубине и справедливости сравнение для объяснения значения войны. «Итак.., что же можно было бы по праву сопоставить с ней в сравнении? Мне кажется, что не пристало сравнивать с ней что-либо иное, кроме земледелия. Ибо именно оно предоставляет людям необходимое пропитание, а война является причиной жизни их и всего мира, так как защищая их от смертельного удара врагов, остается всегда мирной, являясь дарователем мира» (выделено мной – Л. М.-Ш.). Дальше Хоренаци продолжает: «Однако представители земледельцев из селян и простолюдинов грубы и неотесаны, воины же подобны знатным, и благородны и выглядят величаво, и благодаря этому величайшему великолепию по праву побеждают в сравнении».

Последнее замечание историка и философа относится, скорее, к благородному происхождению воина и правилам энкомии, однако, вместе с тем, оно достаточно ясно указывает на почитание воина в Армении. Наличие в армянской армии практически исключительно людей дворянского сословия придавало армянскому воинству заслуженный ореол величия, и эту национальную традицию крайне важно возродить сегодня.

Процитируем Достоевского: «Кто унывает во время войны? Напротив, все тотчас же ободряются, у всех поднят дух, и не слышно об обыкновенной апатии или скуке, как в мирное время». Всякий, кто пережил войну, подтвердит это. В годы войны просыпаются жизненные силы народа, каждого бодрит сознание причастности к судьбоносному для нации времени. На улицах практически нет праздношатающегося люда, все обуяны общенациональной идеей. Да, конечно, находятся в годы войны и мздоимцы, и малодушные, и просто подлые люди. Но, уверяю, они остро ощущают свою никчемность и готовы склониться перед каждым истинным воином. Основная масса населения воюет: неважно, на поле боя или за станком, за операционным столом или в школьном классе. И это чувство сопричастности к общему делу сплачивает народ как ни в каких других условиях.

Обратите внимание: в годы Арцахской войны отток населения из Армении был минимальным. Ни холод, ни голод, ни отсутствие тепла и света не смогли выдавить армян. Это уже потом, после войны, когда население оказалось в плену аодовского беспредела, Армению покинуло огромное количество людей, в том числе и герои недавних баталий. Цель – победа – достигнута, теперь можно подумать и о семье, детях.

Война пробуждает, обнажает все лучшие качества человека. Фронтовые друзья являются друзьями, а не искателями покровительства у более сильного или влиятельного, отношения между людьми принимают безукоризненно чистый характер. Каждый воин в окопе убежден в преданности окопавшегося рядом однополчанина, примеры самоотверженности воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. Концентрированная любовь к Родине выражается ежедневными и даже будничными подвигами, невозможными в мирное время. Никто не говорит лозунгами, они не для воинов. Гибель товарища воспринимается как тяжелая, но необходимая жертва во имя спасения остальных. Во имя жизни. Война – прославление жизни.

Замечено, самые известные герои у всех народов суть, самые жизнелюбивые. Невозможно представить Ашота (Осколку), например, без светлой улыбки на лице, без добрых, совершенно безвредных шуток, звонкого, заразительного смеха. Неиссякаемым жизнелюбием лучился Виген Григорян из Тоха, невозможно было не ответить на улыбку Меружана Мосияна, удивительно доброго богатыря и командира. Разве можно забыть мягкий, все понимающий взгляд Леонида Азгалдяна, мужественное лицо с вечно пробивающейся из-под усов улыбкой Шагена Мегряна?!.

Все они удивительно любили жизнь. Дышали полной грудью. Каждый из них имел свою мечту, и... они ее претворили. Ибо сегодня в Арцахе нет чужих, враждебно настроенных аскеров, способных удовольствия или прихоти ради оскорбить, унизить наших матерей и сестер, арестовать и увезти в неизвестность наших сыновей и братьев.

Война всегда начинается с молчаливого или провозглашенного согласия народа. Не будет согласия народа, не будет и войны. Истории известно немало примеров, когда государство (народ) проигрывает войну, не начиная ее! Складывает оружие, сдается перед потенциальным агрессором. Но в этом случае отсутствие согласия на войну зачастую означает согласие покинуть Родину или жить в рабстве. Повторяем, народ решает, защищаться ему от агрессора, или положиться на его милость. И, пожалуй, самое парадоксальное: продолжает жить именно тот народ, который изъявил готовность защищать свою Родину. Сдавшиеся на милость победителя в определенной мере соглашаются со смертью нации, которая неминуемо настает в виде ассимиляции, резни или депортации, если в среде народа не найдутся герои, способные поднять с колен тысячи и тысячи людей. Те же, кто выбрали путь вооруженной защиты Родины, остаются жить при любом исходе войны. Ибо полученного от войны заряда жизненной энергии хватает на два-три поколения.

Однако справедливой может быть и война наступательная. Она может начаться лишь в том случае, когда в народе живет обостренное чувство этнической памяти, боль от недавней, в историческом масштабе, потери Родины. Когда население испытывает чувство психологического дискомфорта и, что также важно, территориальной недостаточности. Но и в этом случае согласие на войну дает население. Если население не желает воевать, ибо не чувствует в этом необходимости, ни один полководец, даже самый гениальный, не сможет добиться успеха в войне. А согласие населения наступает лишь в силу осознанной необходимости.

Справедливость войны в том и состоит, что она не может, не способна начаться по прихоти одного человека. Она, прихоть, возникает лишь тогда, когда лидер (феодал, царь, император, президент...) ощущает готовность населения воевать за действительно насущные, или мнимые, навязанные, ценности. В подобных случаях значение лидера возрастает неимоверно, ибо от его опыта, решительности и умения в немалой степени зависит исход войны.

С другой стороны, нереализованная готовность народа к войне может привести к самым тяжелым последствиям внутри нации (государства). Подобная ситуация чревата выбросом накопившейся нерастраченной энергии вовнутрь нации, проще говоря, гражданской войной. Именно по этой причине чрезмерная пропаганда ненависти в среде психологически не готового воевать народа способна обернуться трагедией для населения государства. А готовность (согласие) населения к войне исходит, как уже было сказано, из чувства психологического дискомфорта.

С этой точки зрения выскажу парадоксальную, на первый взгляд, мысль: Армении, армянскому народу, повезло: мы всегда были окружены многочисленными врагами, на которых и «тратился» избыток этнической энергии. Мы умели и умеем воевать, и нам было и есть за что воевать. Психологически мы были и остались в гораздо более выигрышном состоянии, чем наш «обязательный» на сегодня неприятель – Азербайджан. Население этой республики, что бы там ни говорили ее руководители и штатные агитаторы, не готово воевать за Карабах, ибо никогда за всю недолгую историю пребывания в этом регионе, не воспринимало (справедливо) Арцах своей родиной. Потому и бежали оттуда, покидая без сопротивления целые районы, что не чувствовали под ногами родной земли, не ощущали всю силу и привлекательность понятия Родина. В среде азербайджанских тюрок отсутствует необходимый для готовности к войне психологический дискомфорт, ибо отсутствует чувство родины по отношению к Арцаху. Натужные попытки властей Азербайджана привить населению государства реваншистские настроения исходят от идеологической импотенции, неспособной внушить населению то, что в принципе невозможно внушить недавнему бродяге забайкальских степей.

С другой стороны, не было бы у малочисленных арцахцев осознанного согласия воевать за свободу своей родины, не было бы сегодня и независимой суверенной Нагорно-Карабахской республики. Война даровала мир Арцаху, внесла умиротворенность в души и сердца армянского народа, гарантировала рождение на древней армянской земле маленьких Ашотов, Вигенов, Меружанов, Шагенов... Война стала залогом продолжения рода армянского.

Делом общенациональной важности является сохранение у населения приобретенных во время войны сплоченности и подъема духа. Каждый из нас способен и обязан внести свою лепту в благородное дело сохранения согласия населения на войну. В этом лишь случае мы можем со спокойной уверенностью повторить вслед за нашим великим предком: ВОЙНА - ДАРОВАТЕЛЬ МИРА.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Обратите внимание: в годы Арцахской войны отток населения из Армении был минимальным. Ни холод, ни голод, ни отсутствие тепла и света не смогли выдавить армян. Это уже потом, после войны, когда население оказалось в плену аодовского беспредела, Армению покинуло огромное количество людей, в том числе и герои недавних баталий. Цель – победа – достигнута, теперь можно подумать и о семье, детях.

По поводу беспредела не вся правда. Точнее совсем неправда. Беспредел был, не спорю (хотя в сравнении с сегодняшним днем - ясли), как и (и/или так как) война была, но больше всего уехали как раз в самые-самые военные годы, большинство спасали не только детей от голода и холода, но и себя - от армии, точнее от войны. Однако не всем удалось, а настрой остался. Вот и рванули потом, так как просто полегче стало и бежать в том числе, элементарно - плати если что, прям в аэропорту, вот и все. Огромное кол-во людей покинуло Армению (уж точно не из "диссидентских соображений") и это исключительно их выбор. Никто почти не возвращается - это тоже их выбор. И больше ничей. И продолжают уезжать, уезжать, уезжать.. Уже по разным причинам. Из Степанакерта в том числе и более чем.

Посмотрим, что будет дальше.

Самое страшное на самом деле преступление Кочаряна - тотальное опустошение Карабаха. Думаю, я выразила самую банальную мысль.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now