Karmir

Интервью со звездой.

47 posts in this topic

четверг, 29 апреля 2010 г.

Рубен Пашинян

"Я не патриот - я армянин!"

“Уходят лучшие друзья без расста-

ваний, так тайком, как будто хлеб с чужих могил они уносят со стыдом”. Эти строчки известного армянского барда Рубена АХВЕРДЯ-

НА, написанные им еще в 1999, не теряют актуальности, увы, и по сей день. А недавно он сам сообщил, что никогда не намеревался поки-

дать Армению, однако нынешняя ситуация заставляет его всерьез задуматься над этим. “Я не хочу, чтобы мои дети росли в этой атмосфере...” — сказал он в одном из интервью.

— Вы и впрямь считаете, что пора уезжать?

— Вопрос не в том, пора или нет, — вы посмотрите, до чего мы докатились. Ведь раньше люди уезжали из-за тяжелого материального положения: для кого-то это было приемлемо, для кого — нет. Сегодня же люди доведены до края — они деморализованы. Утеряна всякая надежда на... надежду. Тот, кто раньше осуждал уезжающих “из-за куска хлеба”, не будучи сам по сей день в силах прокормить свою семью, попросту перестает уважать себя. Он опускается в своих глазах, а заодно и в глазах своей семьи. А на этом фоне ежесекундно приумножающиеся свидетельства благосостояния нуворишей и власть имущих — приватизаторов некогда экспроприированного — окончательно добивают человека в решении уехать из страны, ныне весьма отдаленно напоминающей его любимую родину.

— ““Я Вас люблю” — три этих слова скажу тебе, мой Ереван. И стоит мир объехать снова, чтоб эту истину понять?” Кто же будет продолжать любить этот город, пока мы будем проверять свои чувства на чужбине?

— Есть одно такое китайское проклятие: “Чтоб ты жил в эпоху перемен!” Неизвестно, кто больше разочарован своей судьбой: сами горожане или же их любимый город? Ведь сегодняшний Ереван — это урод с большой головой! На смену коренным ереванцам пришли низкопробные провинциалы. Не путайте с сельчанами, они генофонд нации. Если сельчане исчезнут, наше дело — табак. Так вот эти самые провинциалы по сей день не дают расслабиться городским “недобиткам”, подспудно способствуя их планомерному оттоку из города. Проникая и укрепляя свои позиции во власти, они ласково величают себя “элитой”. Видимо, надеясь, застолбить место для своих праправнуков, которых разве что и можно будет хоть отдаленно считать настоящими горожанами. Словом, городская культура искоренена!

Я же... купив домик, переехал в деревню Казах. Ведь все друзья, с кем я пил, погибли, а остальные так изменились, что лучше бы... Словом, Ереван стал мне чужим.

— И как же должен сегодня вести себя современный интеллигент: ждать “великого полдня” или все же пытаться противостоять?

— Мы потеряли свою защитную ауру, у нас огромные черные дыры — наше общество больно интеллектуальным СПИДом. Все так называемые интеллигенты, выступающие по ТВ, делают это не потому, что их что-то реально волнует, а исключительно пользуясь удачным моментом — в свою пользу. Все пляшут под дудку власти и говорят то, что от них требуют.

Смею вас уверить, я не считаю себя одним из тех, кого стоило бы именовать представителем “современной интеллигенции”. Я человек свободный — я деньги зарабатываю за кордоном. Я тут никогда не зарабатывал, не делал концертов. Здесь я просто пою для людей. А заработанные мною деньги предпочитаю тратить на благотворительность, нежели на новые машины или квартиры за границей.

— ...”Я не патриот и никогда им не был, потому что не понимаю смысла этого слова”...

— Да, я не патриот! Патриотами были Гитлер, Ленин, Ататюрк... Таковыми являются американцы, бомбившие Ирак и частенько пускающие патриотические слюни.

Я всего лишь люблю и охраняю свой родной язык — пишу стихи и песни. Мне даже не всегда понятно, почему мне аплодируют. Ведь если песня ушла в зал, полюбилась и стала собственностью зрителей, чего ж они тогда мне продолжают аплодировать? Зачастую этот мой комплекс неполноценности побуждает меня к написанию новых песен. Поэтому характеризовать все это как “патриотизм” — извините, увольте. В книге, подаренной мне поэтом Амо Сагияном, им сделана такая надпись: “Пограничному войску армянской песни!” Признаться, я очень дорожу этим титулом. Так что я не патриот — я армянин.

— Как армянин и христианин, вы считаете допустимым возведение церкви на месте некогда увесели-

тельного заведения?

— Я считаю это варварством. Более того, я категорически против восстановления церкви св.Погоса и Петроса на месте летнего кинотеатра “Москва”. Это варварство. Если хотят развивать туризм, пусть восстановят древние армянские церкви, являющиеся частью мирового культурного достояния. Стиль архитектуры кинотеатра “Москва” и атмосфера окружающей территории совершенно не подходят для возведения церкви. Рядом с культурно-развлекательным центром строить церковь по крайней мере бессмысленно. И в реализации такой бессмысленной идеи я не вижу никакой нужды. Хотя от нас ничего не зависит. В этом вопросе все решается только силой.

...Вы знаете, в советские времена я думал, что Бог есть на самом деле, а вот наши времена меня убеждают, что прав был Дарвин. Я вот только думаю, от какой породы обезьян мы произошли. От бабуинов, что ли?..

— Спасительный берег — есть ли он у вас?

— Сейчас я думаю совершенно иначе. Спасительный берег — это когда ты можешь помочь другим, когда можешь оказать услугу людям. В противном случае его, этого берега, нет, ибо человек — животное общественное. Именно это я считаю основой моего искусства: вывести людей из состояния безнадеги, утешить, помочь... Мои песни часто удерживали людей от самоубийства, выводили из депрессии живущих на чужбине, их любят парни, которые воевали, — для меня это дорогого стоит!

— В чем сегодня больше всего нуждается молодежь?

— В хороших учителях! Я бы желал, чтобы у нашей молодежи были такие учителя, которые были у меня. Мой великий учитель — Высоцкий. И ерунда все это, что молодежь не хочет учиться. Хочет, просто негде и не у кого. Меня, например, никогда не приглашали читать лекции в университете или в театральном институте, а ведь я был хорошим режиссером.

— Чем вас можно удивить?

— После соревнований по дзюдо, прошедших в здании Ереванского театра оперы и балета, думаю, уже мало чем. Ну, наверное, грамотной речью какого-нибудь политика. Вот чтобы он вышел к трибуне и хотя бы полчаса сумел проговорить без ошибок и без бумажки. Чтобы говорил не “ունդունել”, а “ընդունել ” и не “որևհետև”, а “ որովհետև ”. Да какое удивление — это будет шок! И, уверен, не только у меня...

— Каким должен быть, на ваш взгляд, идеальный министр культуры?

— Моя самая больная мозоль. Министр культуры должен быть настолько умен...

— ...чтобы не быть таковым?

— Не совсем... Помните, в советское время грузины очень много внимания уделяли кино? Почему? Да потому, что они побеждали именно этой культурой. Наше время — это война культур, образа жизни. В идеале у министра культуры должно быть прав намного больше, чем у других министров. Так, чтоб даже министр сельского хозяйства был обязан к нему прислушиваться! Пока все наоборот.

— “Вечер бессонный, кто-то нас вспомнил, он мне напом-

нил тех, что ушли, это надеж-

да, та, что, как прежде, светом забрезжит в темной ночи”. Каким будет новый лучик от Рубена Ахвердяна? — пару слов о ваших творческих планах.

— Я готовлю к выпуску не один, а сразу три альбома. В первый войдут песни моих друзей — Давида Амаляна, Эдуарда Зорикяна, Армена Адамяна... Я люблю их песни — намного больше своих. От своих я, признаться, изрядно подустал. Вторым альбомом станет сборник моих самых удавшихся и самых популярных произведений. Ну а в третьем будут абсолютно новые, никому неизвестные песни.

— Вы упомянули об Амо Сагияне: “Ищите меня в песнях моих!” Если попытаться спроецировать эту мысль на вас...

— А зачем? Кто уверен в том, что знает, какими были в реальной жизни творцы прошлого? В чем смысл знать, что они были бабниками, пьяницами, наркоманами?

— Ну, а всё же — как говорится, из первых уст?..

— Мой любимый Франсуа Вийон говорил: я знаю все, знаю даже, как улыбаются свиньи, как мухи садятся на кошек, знаю множество всяких мелочей. Я знаю все, кроме самого себя.

Share this post


Link to post
Share on other sites

wcd0jp.jpg

Говорит аршак асатрян

-Как дела урод

-...уродем эли апээээ....

-Скоро концерт в Ереване

-...ха дэ гитем эли апеее....кябаб кутим....

-До вас выступит в Ереване Дип Парпл

-....апэ парпла...эт вор хороваци масина ергум

-Расскажите о себе

- хоровац....кябаб....высший....ээээ....ээээ...э.. :lol3: :lol3: :lol3:

Share this post


Link to post
Share on other sites
wcd0jp.jpg

Говорит аршак асатрян

-Как дела урод

-...уродем эли апээээ....

-Скоро концерт в Ереване

-...ха дэ гитем эли апеее....кябаб кутим....

-До вас выступит в Ереване Дип Парпл

-....апэ парпла...эт вор хороваци масина ергум

-Расскажите о себе

- хоровац....кябаб....высший....ээээ....ээээ...э.. :lol3: :lol3: :lol3:

а кто автор столь исчерпывающего иентервью?

Share this post


Link to post
Share on other sites
а кто автор столь исчерпывающего иентервью?

Это плод моeго телепатического общения со столь 'яркой' персоной :) ..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мы должны дорожить друг другом, потому что нас мало - Араме

Armenia Today [ 01.05.2010 | 17:00 ] Общество , Армения

ARMENIA Today представляет интервью с певцом Араме, которое состоялось под бит барабанов и музыку.

Расскажите о своей новой песне и альбоме

Каждый деятель искусства готовит что-то новое: песни, альбомы и концерты. На данным момент за занят этим всем: готовлю новый диск, снял новый клип и готовлю еще новый (говорит с энтузиазмом ред.). Я готовлю уже свой 4-ый диск без всякой спешки. Я езжу на концерты, а когда у меня бывает свободное время занимаюсь диском, как сейчас. Клип, слава Богу, успели снять, ведь уже 5 месяцев как у меня не было нового клипа.

Как называется новая песня и диск?

Песня и клип называются «Вонц анем» («Как быть?»). Название диска пока не знаю, наверное будет название одной из песен.

А сколько песен включает в себя диск?

Думаю, что 12, не больше, потому что больше уже много, а меньше не желательно.

А тема как всегда любовь?

Естественно, на армянском петь можно только о любви (Смеется… ред.). Музыку и слова песни моего нового клипа написал я сам. Хотя у меня нет категоричного стремления, но я стараюсь сделать так, чтобы мой 4-ый альбом состоял из песен моего собственного сочинения. Несмотря на это, если мне понравится песня, предложенная другими авторами, то я с удовольствием включу ее в мой новый альбом. Но сейчас все идет к тому, что мой диск будет полностью авторским.

Вы любите читать?

Я с детства не люблю читать, но я очень информированный человек. Я больше всего люблю то, что показывают или рассказывают. Последняя книга, которую я недавно прочитал, т.е. уже давно, была книга Ларри Кинга, есть такой американский журналист. В ней мне понравилась только одна часть. В ней говорится, что при общении с человеком, лучше ему отказать, нежели согласится с ним и сделать что-то плохо и невыгодно себе. Эта часть мне очень помогла, поскольку до этого у меня была проблема, что я не мог никому отказывать, что было во вред как мне так и этим людям. Поскольку, когда ты делаешь что-то нехотя, ты делаешь это плохо.

А что вас вдохновляет?

Меня очень многое вдохновляет. Новое знакомство с человеком меня может вдохновить, погода, хорошее или плохое настроение. Я не считаю себя профессиональным композитором, а пишу только тогда, когда чувствую, что могу написать, когда приходит муза. Я никогда не сажусь писать, потому что надо, просто потому что у меня не получается.

А когда это чаще всего происходит? Например, у многих муза приходит по ночам.

Да, да… по ночам. В основном, все свои песни я пишу ночью, если, конечно, у меня получается проснуться (улыбается…ред.)

Вы поете, потому что вы хотите что-то сказать или у вас есть, что сказать?

Нечестно будет с моей стороны сказать, что я пою, поскольку я хочу что-то передать. Я просто занимаюсь своим любимым делом и делаю это от всей души и честно. Я люблю свою работу, и это очень важно в любой профессии. Наверное, я просто хочу передать какие-то эмоции или то что я чувствую на данный момент: иногда хорошие эмоции, а бывает просто пою, чтобы люди слушали и у них менялось настроение в лучшую сторону. В общем стиль моей музыки не разрешает мне делать какие-то послание или протест, это не рэп и не рок.

А вы не думали поменять направление в своей музыке?

Я не думаю, что имею право делать что-то в этом роде, поскольку во мне нет никакого протеста. Лучше я буду петь свою музыку и свои слова, которые полны положительными эмоциями, чем я буду что-то кому то доказывать или что-то менять.

Как вы относитесь к культурному обмену Армении и Турции, если граница между странами откроется? Вы бы поехали в Турцию давать концерт?

Я вам так скажу. Мы и так едем в Турцию на гастроли. Это ничего не меняет, поскольку вы знаете, что в этой стране живет много армян, и где бы они не жили, мы обязаны ездить и давать для них концерты. Эти люди тоже нуждаются в нашей музыке, и вне того границы открыты или закрыты, это не влияет на наши переезды. Для артиста и для музыки нет границ.

А как вы относитесь к границам и урегулированию отношений между странами?

Я вообще не сторонник конфликтов, т.е. этим занимаются политики, и я не имею права попробовать что-то кого-то научить. Я просто могу сказать, что если все это будет делаться мирным путем, спокойной волне, я всегда за. Самое главное, чтобы не было никаких конфликтов и сколько людей умерло, нам хватит. Я думаю, что нам надо смотреть вперед, мы же живем в 21-ом веке. Нам нужно смотреть на друг друга, улыбаться, и вообще радоваться жизни.

А ваше личное мнение, ведь каждый человек имеет свое мнение по отношению этого вопроса?

Мы армянские артисты смотрим на политику по-другому, чем зарубежные звезды. Очень мало людей могут что-то сделать, а кто может пусть они делают. А то, что Турция должна признать Геноцид, это я тоже говорю, как армянин, и то что я знаю историю, и только поэтому я говорю, что они должны признать его. Откроется граница или нет, Турция обязана признать Геноцид, и я так говорю и все так должны говорить, потому что это было. Просто напросто нужно признать, 1 миллион 500 тысяч армян—для маленького народа это цифра огромная, даже минус один человек это тоже большая цифра. Хочу также добавить, что мы должны дорожить друг другом, потому что нас мало.

Вы дорожите своим народом?

И не только я, есть много таких людей вроде меня и их число растет. Надо что-то делать, надо начать что-то делать!

И что же?

Ммм… все что связано со словами хорошо и полезно. Конкретно ничего не могу сказать. Каждый должен делать что может.

А вы как избиратель принимайте участив в выборах в Армении?

Нет. Я гражданин России, честно говоря. Я вырос в России, я не голосую, но, думаю, что скоро буду, потому что двойное гражданство уже в силе.

А за кого будете?

Не знаю.

А кого поддерживаете?

Не знаю.

А какой партии симпатизируете?

Не знаю.. Честно говоря, мне все равно кто будет. Опять же говорю, лишь бы все делалось для людей, для нас, для народа. А выделять конкретного человека я сейчас не хочу, сейчас не время.

Беседу вела Кристина Оганесян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ева Ривас подхватила от Налича Мурашек.

Как и любая другая страна на “Евровидении”, Россия не имеет права голосовать за саму себя, но, в отличие от других, имеет уникальную возможность поддержать свою соотечественницу — Валерию Решетникову, которая под сценическим именем Ева Ривас выступает на конкурсе под флагом Армении.

Ева уверенно прошла вчера полуфинальный тур и не менее уверенно остается в тройке наиболее вероятных лидеров нынешнего конкурса в ставках букмекеров и прогнозах экспертов. Ее фотомодельная внешность, стать и рост не оставляют равнодушными ценителей женской красоты в Осло, а журналисты в шутку задаются вопросом “не Шер ли ей в бабушки годится?” — настолько схожи типажи, манера сценической подачи и даже вокальные данные этих двух славных дочерей армянского народа. Впрочем, у Леры смесь куда более сочная. Коктейль из русской, армянской и греческой кровей отразился и на характере — эмоциональном, упрямом, нетерпеливом и одновременно мягком да пушистом. Мы собрались поболтать о видах на “евроурожай” сразу после объявления итогов второго полуфинала.

— Лера, так ли ты представляла себе “Евровидение”?

— Думала, будет намного страшнее, волнительнее и бурно. Честно говоря, уже руки чешутся — скорее бы финал! Не терпится выйти, спеть и выиграть. Эта история так долго тянется, с февраля. С тех пор я жду не дождусь этого главного дня, завтрашнего финала, на пути к которому было столько всего — и промотур, и записи, и репетиции, и разговоры бесконечные. А вчерашний полуфинал меня еще больше раззадорил.

— В твоих бездонных синих очах видна, конечно, решимость победительницы. И глагол “выиграть” ты сейчас употребила, кажется, не в сослагательном наклонении?

— Это папино воспитание. Он меня воспитывал как лидера — никого и ничего не бояться и верить в свои силы. Его школа мне и раньше всегда помогала — в детстве, в ранней юности. У меня же много было конкурсов, фестивалей — и песенных, и модельных. Так что у меня не только воспитание, но еще и стаж!

— Девушка со стажем, стало быть! Помнится, ты уже была Евой Ривас на фестивале “Пять звезд” три года назад. Откуда этот зычный псевдоним?

— Это имя я взяла, когда окончательно перебралась из Ростова в Москву, чтобы продолжить серьезно заниматься пением. Этим я как бы закрыла прошлую историю фотомодели и открыла новую страницу в своей карьере. А Евой Ривас звали мою греческую прабабушку по отцовской линии, и это имя я выбрала в память о ней.

— Из моделей — в певицы. Это не шило на мыло?

— Мне, безусловно, очень нравилось участвовать в конкурсах красоты, на людей смотреть красивых, себя показать, красивую. Но уж очень однообразна и скучна эта работа. Модель по определению существо холодное, обезличенное, обязанное носить на лице маску и не показывать свою сущность. А я девушка эмоциональная, горячая, творческая, я не могу все время быть в маске, мне как воздух необходимо самовыражение. Именно этого позволяет добиться музыкальное творчество. А так как музыкой и пением я занималась с детства, то в определенный момент поняла, что не имею права пустить все это по ветру. Не жалею об этом выборе. Это фантастическое ощущение и большая награда, когда видишь, как твои песни находят отклик у людей.

— У тебя есть отличные песни и клипы на армянском языке, известные и популярные в Армении, у диаспоры за границей. Живешь ты в Москве, сама из Ростова. Отчего не зажигаешь на московской сцене?

— Раскрою страшную тайну. В 17 лет я собралась на “Фабрику звезд”. Но оказалась “неформат”. По росту. Просто рядом со мной все остальные девушки, да и парни, смотрелись бы как пигмеи. Продюсеры честно сказали, что в этой ситуации они не знают, что со мной делать.

— Решение “выдвинуться” на “Евровидение” далось, наверное, нелегко?

— Легко! Продюсер Валерий Саарян показал мне замечательную песню Apricot Stone со стихами Карена Кавалеряна о символе Армении — абрикосовом дереве — и спросил, хочу ли я поехать с ней на “Евровидение”. Я сказала: конечно, хочу. А когда подумала, то поняла, что не просто хочу, а очень хочу. С семи лет, когда еще жила в Ростове, я пела в детском армянском ансамбле “Аревик”, все детство там пропела. Так что эта история для меня абсолютно органична. И очень мне хочется, чтобы Армения теперь выиграла “Евровидение”. Особенно после того, как я проехала с промотуром по Европе и увидела такой огонь в глазах диаспоры, словно от меня зависит жизнь миллионов. Батюшки, подумала, я же теперь не имею права проиграть!

— Очень трогательно. Но ведь фортуна может повернуться по-разному…

— “Евровидение” — это то место, где все страны показывают дружбу народов, человеческое единение и общаются на универсальном языке музыки. Все друг друга любят, фотографируются, гуляют на вечеринках. Это — идеальная модель мира, каким он должен быть. Теперь и я внесла в эту замечательную историю свой вклад, это тоже в чем-то победа.

— Кого из конкурсантов рассматриваешь как потенциальных соперников?

— Честно говоря, у меня сейчас не так много свободного времени, чтобы кого-то рассматривать. Но как профессионалу мне очень нравится Харель Скаат из Израиля: у него безумно красивая песня, исполнение цепляет! В вокальном смысле очень сильная девочка из Украины Алеша, и песня у нее классная.

— А Петр Налич?

— Честно сказать? Думаю, именно этот самобытный парень должен понравиться всем домохозяйкам Европы. Когда он запел на отборочном туре в Москве, я даже расслабилась: думаю, ну, слава богу, хоть что-то послушать можно. И такой у него голос располагающий и взгляд проникновенный, спокойный, а какие ноты он в конце берет, какое многоголосие в финале! У меня аж мурашки по спине побежали. Супер!

— Раньше следила за “Евровидением”?

— Еще как! Но сколько ни делала ставок, ни разу победителя не угадала. А болела всегда и за Россию, и за Армению. Особенно в прошлом году, когда в Москве был такой шикарный конкурс. И теперь я считаю очень достойным стоять на этой сцене.

— У Билана в победном номере был чемпион Плющенко, тебе играет на дудуке Дживан Гаспарян, музыкант с мировым именем, любимец Стинга, Лайонела Ричи, Питера Гэбриэла и самого Борис Борисыча Гребенщикова. Трюк, чтобы набрать голосов?

— Для меня быть на одной сцене с Дживаном — огромная честь. Я в 22 года выступаю на “Евровидении” с такой легендой! Это ценно как творческое, жизненное и личностное событие, а не как холодный расчет. Теперь я шучу, что мне останется только спеть еще с Шарлем Азнавуром, и все — можно выходить замуж и рожать детей, потому как все в жизни получилось.

— Желаю сбыться всем надеждам!

Материал: Артур Гаспарян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армен МАРТИРОСЯН:«Я перерос свои иллюзии…»

www.pashinyan.com

Многие считают, что джаз в Армении появился 70 с лишним лет назад. Бытует также мнение, что армянский джаз существует с тех пор, как армяне стали исполнять подобную музыку. Многие музыканты и поныне основывают свое видение джаза на армянских ладах и национальном фольклоре. Армянский джаз успел полюбиться за эти годы не только у себя на родине, но и стал признанным брендом на мировом джазовом рынке.

«В чем же секрет популярности армянского джаза? В чем его неординарность?» - с этого началась наша беседа с известным армянским джазменом, композитором Арменом Мартиросяном.

— Джаз, по моему глубокому убеждению, не имеет определенной национальности. Хотя джаз родился в Америке, в XX веке произошло резкое расширение как территориальных, так и жанровых границ джазовой музыки. Представители всевозможных культур со всего света вносили свою лепту в джазовое искусство.

Когда мы говорим «армянский джаз» или «польский джаз» или «французский джаз», мы, скорее всего, имеем в виду исполнителей. Которые привносят в джаз характерные национальные элементы. В армянском джазе – это, прежде всего, национальные инструменты и своеобразное музыкальное мышление. Импровизационность исполнителей народной музыки, на мой взгляд, идентична мышлению джазовых музыкантов. У наших народников – профессиональных музыкантов – музыка плавно течет и, в тоже время, несется на крыльях из тональности в тональность. Эти музыканты, особенно исполнители на духовых народных инструментах, славятся богатство изощренных средств выразительности, что так же зажигает меломанов, как и джазовая музыка. В этом смысле эти две тенденции довольно схожи. Мне, как и многим моим коллегам по джазу, удалось соединить их, и получился интересный гибрид, который можно называть армянским джазом.

— Действительно, характерной чертой Мартиросяна-композитора и аранжировщика является равнодольное участие в композициях элементов джаза и национальной народной музыки. В этом свете – ваша оценка состояния национальной культуры Армении на сегодняшний день.

— За последние двадцать лет жизнь в Армении круто изменилась: принятие независимость имело как положительные, так и отрицательные последствия для нашей культуры.

В Советской Армении существовала определенная цензура. Более того, не секрет, что ещё в сталинские годы джазовая музыка была под запретом и считалась пережитком буржуазного общества. Эти запреты потом испарились, но эта «попсовость» и «совковость» джаза сохранилась уже как мода, из-за чего джазовая музыка, несомненно, пострадала. Джаз стал носить на себе печать тогдашнего образа жизни.

Мы, армяне, как представители периферии СССР и носители древней культуры, будучи членами большой советской семьи, с одной стороны придерживались общесоветских правил в музыке. С другой – наша многовековая культура не позволяла нам плясать под дудку коммунистического соцреализма. И это сквозило в произведениях Константина Орбеляна, Арно Бабаджаняна, Мартына Вартазаряна. Музыка той плеяды наших джазовых музыкантов резко отличалась от того, что было принято считать советским джазом. Армянский джаз и музыканты выделялись на общем фоне и уровне.

А потом пришла независимость. С одной стороны – это необходимое условие для продуктивного развития культуры: творцу нельзя подрезать крылья. С другой – вседозволенность открыла дорогу серости на сцену и, что самое страшное, на телеэкраны. Это весьма пагубно отразилось на музыкальных вкусах населения. Конфликт состоит в этом, и он продолжается до сих пор. Что будет дальше?.. Неизвестно.

Я не сторонник всяких худсоветов или каких-либо административных вмешательств в развитие культуры. Культура должна развиваться сама собой. Единственное мое пожелание – предоставить больше возможностей талантливым композиторам, исполнителям, потому что серость, как известно, пробьется сама. Таланты нуждаются в поддержке со стороны государства – вот на это действительно стоило бы обратить внимание.

— Армения во все века вдохновляла деятелей искусств на создание новых шедевров. А насколько то поле, в котором существуют сегодня армянские творцы, способствует их плодотворной деятельности?.. И способствует ли вообще?..

— Я считаю, весь Кавказ как культурная географическая единица практически сейчас не действует. Это естественно результат последних войн, разрозненности. Кавказ всегда считался сильнейшим культурным центром, куда слетались отовсюду. Каждый раз не перестаю удивляться тому, насколько сильны и притягательны наши представители на конкурсе песни «Евровидение». Любой артист из этого региона сразу же попадает под пристальное внимание европейцев. Люди чувствуют, что это носители древней культуры. И я считаю, чем раньше нормализуются положение вещей на Кавказе, тем скорее этот культурный очаг будет восстановлен. Ведь это будет способствовать экономическому и, соответственно, политическому развитию региона.

— В чем для вас смысл участия в Евровидении – на этом обезличенном действе, имеющем исключительно коммерческие цели?

— Я не считаю, что этот конкурс безликий. Конечно, он заслуживает определенной критики и порой не безосновательной – никто и не скрывает коммерческого интереса этого начинания. Но факт остается фактом, что этот конкурс имеет многомиллионную аудиторию. А если что-то смотрибельно во всем мире, то таким странам как наша просто необходимо там выступать. Ведь на деле о нас практически не так уж много знают в мире. Я много путешествую и имею возможность посмотреть на свою страну со стороны. Смею вас разочаровать, этот взгляд далеко не совпадает с нашим представлением о том, что о нас думают там.

Мы любим повторять, что Шарль Азнавур – армянин, Шер – армянка, Андре Агаси… Азнавур армянин, но он – представитель французской культуры, там произошло его становление, там к нему пришло признание. А к тому, что у него кровь армянская, ни наше правительство, ни наше государство и вообще никто из нас никакого касательства не имеет.

— Для вас, конечно, не секрет, что армянская монодия явилась прародительницей многих ладотональных систем в музыке и мугама в том числе. В этой связи не совсем ясно, с какой целью на том же «Евровидении» мы уже который год представляем песни с арабо-тюркскими элементами. Там «проходной минимум» такой?

— Я считаю, мое дело писать музыку, дело критиков – критиковать то, что я пишу. Если им будет нравиться всё то, что создается нами – произойдет остановка в развитии.

Арабо-тюркские элементы. А вы не задумывались, откуда вообще появилась армянская музыка? Как родилась армянская монодия? Она же не упала с неба. Я вам отвечу – люди, подобные мне, на протяжении веков по крупице привносили в нее новые элементы: что-то добавляя, что-то видоизменяя… Думаю, что и я в какой-то мере воплощаю в жизнь свое призвание. А вот армянский ли я композитор или нет, обогащаю ди я свою культуру или наоборот – покажет время.

— Недавно ОАТ огласила новые правила отбора на «Евровидение». Аудиторией будет избираться песня, а не исполнителя, как прежде. Каково ваше мнение на этот счет?

— Тут нет никаких догм. Опять-таки это самый популярный в Армении конкурс и потому люди должны участвовать и в отборе, и в обсуждениях… Ведь они выбирают для себя, чтобы потом смотреть и получать удовольствие. Это нормально. Но насколько руководствоваться лишь народным голосованием? Вопрос весьма тонкий.

Хотя… выражение – «публика – дура!», думаю, всё же не про нас. Мы ошибочно считаем, что из десяти песен наш товарищ обязательно выберет ту, что по-рабиснее и по-мугамистей. Ан нет! В этом году в отборочном туре «Евровидения» была представлена абсолютно рабисная песня Размика Амяна. А итоги СМС-голосования показали, что она заняла всего лишь вторую позицию после моей. Если честно, я не столько обрадовался своей победе, сколько зауважал нашу публику – ту, которую, признаться, сам не раз до этого критиковал… Такой выбор народа в очередной раз говорит о том, что мы древняя культура. У нас есть совесть – причем, массовая совесть. Этой массы, правда, становится день ото дня всё меньше, но это уже другая тема.

— Как ты относишься к указу об обязательном «живом» исполнении на концертах в подобных культурных центрах? Ведь с указом о «живом исполнении» многие профи из мира джаза стали участвовать в ТВ проектах далеко не высшего качества.

— Точно так же, как актеры стали сниматься в сериалах. Ну и что? Людям надо жить и ничего ненормального в этом я не вижу. Если человек умеет играть на гитаре, а гитаристы нужны лишь трем-четырем певцам, которые умеют забивать залы, то значит нужно идти к ним и работать на них. А что делать – уезжать?..

У нас никогда не было политической эмиграции – только экономическая. Мы уезжаем за работой и это самое страшное явление – не побоюсь этого слова, бич нашего народа. И экономический, и культурный упадок – последствия того, что лучшие наши сыны и дочери разбросаны по всему свету в поисках работы. Если здесь будет работа, удовлетворяющая хотя бы материально – о духовном наслаждении можно лишь мечтать – уверен, многие вернутся.

— Кстати, об эмиграции – в Ереване упорно муссируются довольно неприятные слухи о вашем предполагаемом отъезде из Армении. По сравнению с другими музыкантами вы находитесь в куда более завидном экономическом положении, пользуетесь заслуженным уважением и любовью своего народа.

— Я уже вышел из того возраста, когда покидают родину во имя идеалов. Даже, когда я жил в Швейцарии, искренне верил, что, когда вернусь в Армению, мы построим тут страну, которая не будет ни в чем уступать европейским. И это увидят не только мои дети и внуки, но и мы сами. Однако… со временем я перерос свои иллюзии, и, признаться, не хотел бы, чтобы моих детей постигла та же участь. Так что, если я и эмигрирую, то только ради своих детей.

За годы независимости произошел тотальный развал образовательной системы в Армении. Нормальное образование сегодня заканчивается в детсаде. Далее детей ждет процесс деградации, в последнее время к тому же, пролонгированный.

У нас нет хороших школ. В Ереване выбор ограничивается частными репетиторами. Я, будучи музыкантом, занимаюсь со своим сыном математикой! Хотя я, как и любой нормальный родитель, стремлюсь дать своим детям профессиональное образование. Стало быть?.. Зарубежные школы. Не думаю, что миссия родителя ограничивается лишь оплатой учебы в престижном колледже или университете – он ответственен за будущее своего ребенка. Он должен находиться рядом и курировать этот процесс, направляя своего ребенка в этом довольно не простом деле. Так что, если я и эмигрирую, то только исходя из этой весьма осознанной необходимости.

— И, напоследок, чем планируешь порадовать поклонников своего творчества в этом году?

— Я сейчас работаю над очень интересным проектом Давида Саакянца «Анаит» по одноименной армянской легенде. Размах у нас – без ложной скромности диснеевский. И надо сказать «Анаит» снимается по всем канонам современной мультипликации с обязательным акцентом на стиль, созданный Робертом Саакянцем. Музыка тоже уже в процессе – недавно записали целый кусок. Героев сказки озвучат Хорен Левонян, Грант Тохатян, Назени Ованнисян, Шушан Петросян, Рафаэль Котанджян и др. Они же и исполнят пять моих песен-клипов, звучащих в картине.

— А в индивидуальной программе?..

— То же, что и всегда – работаю, пишу песни. Самой известной стала в этом году песня-участница «Евровидения». Однако после этого я написал ещё четыре песни, которые, увы, в Армении мало кто слышал. Но это детали – главное, что я продолжаю решать это уравнение с семью неизвестными и каждый раз получаю абсолютно разные ответы.

Словом, ничего особенного. Как всегда. Работа старая – песни новые…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пах-пах-пах,какая девочка.И про футбол говорит,и про джаз,и про секс(правда черезчур много-мое мнение)и умная.

И так часто сидит в интернете.

По-любому,респект :friends:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Пах-пах-пах,какая девочка.И про футбол говорит,и про джаз,и про секс(правда черезчур много-мое мнение)и умная.

И так часто сидит в интернете.

По-любому,респект :friends:

это вы мне? :blink: я думала про Еву Ривас.

Share this post


Link to post
Share on other sites
я думала про Еву Ривас.

Причем здесь Чивас Ригал?не пойму :D

Share this post


Link to post
Share on other sites
Причем здесь Чивас Ригал?не пойму :D

Тогда отвечу: к футболу приучили муж и брат, болею от души, джаз я слушаю, хоть и не являюсь ярой фанаткой, а про секс... должен же хоть кто-то об этом говорить, к тому же, секса много не бывает. :hehe: :haha:

Share this post


Link to post
Share on other sites

1.jpgСона Шахгельдян: “Моей энергии хватит на все!”

иф о несправедливом отношении к армянским вокалистам, созданный чередой неудач на разного рода певческих состязаниях, разрушен ереванской певицей, победительницей конкурса “Новая волна-2010” Соной ШАХГЕЛЬДЯН.

Впервые за девять лет существования этого конкурса гран-при присужден армянскому участнику. “Я очень сильно хотела победить, а если чего-то сильно хочешь, то так оно и будет!” — говорит Сона Шахгельдян.

Интрига сохранялась до самого конца. Сначала наибольшее количество баллов набрала украинка Татьяна Ширко. На второй день ее опередил эстонец Уку Сивисте. Израильтянка Хила Бен Давид и Сона Шахгельдян оказались третьими. Точки над “i” расставило последнее представление, в ходе которого 17 посланникам из 12 стран нужно было представить свою оригинальную песню. И здесь жгучей брюнетке-армянке, которую сразу окрестили “темной лошадкой”, не оказалось равных. Все члены жюри поставили ей наивысшую оценку — 11 баллов.

Набрав 288 баллов, она и стала победительницей 9-й юрмальской “Новой волны”, обойдя соперницу с Украины всего на один балл. — Когда я узнала, что победила, разревелась. Сначала я плакала, потом мама, потом мы обе. Но это были слезы радости!

— С Ширко у тебя была разница в один балл. Как думаешь, почему ты все-таки обошла лидера двух первых конкурсных дней?

— Знаете, пение — это не главное. Таня очень хорошо спела, да и у всех были хорошие голоса... Но нужно уметь меняться под разные песни, необходимо пропускать каждую новую нотку через душу и лишь после этого отдавать песню зрителю.

У тебя это получилось?

— В каждый из четырех дней я была другой! Я вообще сумасшедшая в этом смысле, полностью перевоплощалась...

— Да и футбол, как стало известно, гоняла... Ты давно пристрастилась к футболу?

— Начну с того, что мой дядя — футбольный тренер. В детстве я постоянно играла в футбол во дворе. А в Юрмале в дружеском матче со звездами, где “нововолнисты” сражались со старшими товарищами, я играла в защите. Команду звезд представляли Пригожин, Валерия, группа “А-Студио” и другие. Классный был матч, жалко только, что мне никто не пасовал, а то б я забила голы.

— Ты им там такой гол забила, почище любого футбольного! Кстати, как ты считаешь, почему за всю историю конкурса Армения никогда его не выигрывала?

— Уверяю вас, если бы кто-нибудь, спев лучше и сильнее меня, стал бы победителем на “Новой волне”, а я заняла второе место, то я бы все равно утверждала, что “Новая волна” — очень честный конкурс. Но я, мне кажется, была сильнее всех, кто приезжал в Юрмалу из Армении. Они все хорошо поют, но я все-таки была сильнее. И я думаю, они тоже со мной согласятся.

— Ты победила, и сейчас на тебя обрушится шквал внимания. Придется выслушивать и комплименты, и язвительную критику. С лидерами и победителями так бывает всегда. Не боишься, что шоу-бизнес раздавит тебя?

— Меня невозможно обидеть, я очень сильная. Главное, что я сама о себе думаю, что думают мои друзья, что думают зрители — их же не обманешь. Я честно выиграла, и меня не заденет, если кто-то скажет, что это не так. Пускай говорят — я буду делать свое дело.

— Слышал, предложения о сотрудничестве посыпались на тебя уже в Юрмале...

— Верно! Я присутствовала на литургии в армянской церкви в Юрмале после закрытия конкурса. Там находился Бедрос Киркоров, от которого я и получила первое предложение об участии в гастролях, которые пройдут примерно в сентябре-октябре на теплоходе.

— Армянин Бедрос Киркоров — отец “болгарина” Филиппа Киркорова?

— Его самого! Чего только не бывает на свете, правда?..

— А еще были предложения?

— Уйма! Некоторые еще находятся на стадии рассмотрения, а некоторые мы активно обсуждаем. Чтоб не сглазить реальные очертания, отмечу лишь мастер-классы по вокалу, которые мне предложили провести в Латвии, и предстоящий сольник в Армении.

— При такой активной жизни остается свободное время?

— У меня на все время есть. Я, например, просто обожаю готовить! Лучше всего получаются толма, кюфта и борщ. Правда, его я делаю без мяса, мяса не ем — мне животных жалко.

— Это правда, что часть призовых 50000 евро пойдет на приюты для животных?

— Да, правда, я очень люблю животных. Мне очень их жалко. В Юрмале мама подходит ко мне за сценой, а я сижу плачу. Мама думала, что-то с платьем случилось или я голос сорвала. А я увидела котенка бездомного. На улице дождь, а его не пускают в дом. Оказалось, что там не один котенок, а три. Мы им принесли молока, накормили и отдали в приют. Я хочу и дальше помогать животным.

— О чем мечтаешь?

— Моя сокровенная мечта — спеть дуэтом со Стиви Уандером! А еще с Григорием Лепсом и Николаем Носковым.

— Если бы не стала певицей, чем бы занялась?

— Всем! Возможно, стала бы актрисой (обожаю всех смешить — даже на “Новой волне” веселила участников своими байками). А может, стала бы футболистом, или танцовщицей, или поваром, или учителем... Моей энергии хватит на все.

http://www.pashinyan.com/

Edited by Nazel

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ռ. Հախվերդյան. «Ես լողացած եմ ծնվել»

Ռուբեն Հախվերդյանը օգոստոսի 3-ին հարցազրույց է տվել թուրքական «Hurriyet Daily News» թերթին: Հարցազրույցից հետո մարդիկ զանգահարում էին Հախվերդյանին ու հարցնում` իրոք այդպիսի բաներ ես ասել: Երեկ երգահանի հետ զրույցը նորից այդ թեմայով էր:

Քեզ ճնշո՞ւմ են:

Ես չեմ հասկանում: Իմ ասածը ընդամենը էն ա էղել, որ թուրքերը մեզնից ավելի շատ բողոքելու բան ունեն, քան մենք իրանցից: Սկսած Կարո Հայրապետյանի նվագած մեղեդիից, որը ադրբեջանական եղանակ ա, «Սեւ-սեւ աչեր»-ը Իբրահիմի երգն ա… Իրանք ունեն էլիտա, որը ուզում ա հասկանա` ինչ ա կատարվել 1915-ին, եւ պայքարում ա: Մեզ մոտ լույս ա տեսել Փամուկի գիրքը, որը, եթե ոչ ազգային հերոս, ապա ազգային հերոսի նման մեկն ա, բայց որը վտարված ա Թուրքիայից: Թող ինձ էլ վտարեն…

Նախ` ինձ պաշտոնապես ոչ մեկը չի դիմել, որ իմ երգերը կատարեն: Դրա համար թուղթ ա պետք, ստորագրություն եւ ինչ-որ կազմակերպություն: Սարքել են, թե իբր ինձ դիմել են: Բայց ես ընդամենը ասել եմ, որ եթե նույնիսկ դիմեին, կասեի` կատարեք: Ոչ մեկը չի դիմել: Էս մեծ աղմուկ ա ոչնչից: Իմ կարծիքով` էս ամեն ինչը հասարակական կարծիքը շեղելու համար ա, որովհետեւ մենք սոցիալական ու էկոլոգիական մեծ պրոբլեմներ ունենք:

Ամբողջ հարցն էն ա, որ առաջին, երկրորդ, երրորդ կառավարությունները շերեփեցին, հիմա ուզում են տակից դուրս գալ, ըսենց տխմար բաներ են ասում. «Իմ դուդուկն իմ զենքը ա» կամ «Ես սիրում եմ քեզ»: Ես էն անգամ էլ «Կենտրոն» հեռուստատեսությամբ ասացի, որ կոմունիստները էդ նույն բանն էին անում: Սա կոմունիստական մտածողություն ա: Աղբակույտը ծածկում են «Слава КПСС»-ով:

Ես ամաչելու բան չունեմ: Ասել եմ, որ թուրքերը ավելի շատ բան ունեն բողոքելու, քան մենք, որովհետեւ, օրինակ, Իբրահիմի իրավունքները չեն պաշտպանվում: Գնացեք որեւէ ռեստորան եւ կտեսնեք, թե կլկլոցով ով է երգում: Հայերեն բառի համար եմ ես պայքարում, որի շեշտը վերջում ա դրվում: Ի՞նչ կարծիքի եք էն բանի մասին, որ ասում ա` բեղերս ոլորել եմ, նագանս կողքս եմ դրել, աղջկերքին էլ խաբել եմ (մոտավորապես էն, ինչ-որ քննադատել ա Եղիշե Չարենցը «Խմբապետ Շավարշը» գործում)… Սրան պիտի հասնեի՞նք մենք: Է՞ս ա, որ մեզ դուր ա գալիս:

Հարցազրույցում ինչ-որ բան խեղաթյուրե՞լ են:

Խեղաթյուրել են էն, որ ես թաքնվել եմ: Բայց դու ինձ երբեւէ թաքնված տեսե՞լ ես: Ես ասեցի` որեւէ վիճակում ես ասում եմ էն, ինչ որ մտածում եմ: Չեն խեղաթյուրել, բայց, կարծում եմ, բուն իմաստը չեն կարողացել հասկանալ:

Չեմ իմանում` ինչի՞ են ռեստորանները դառել ընենց տեղ, որտեղ երգում են կլկլոցով: Հայերեն խոսքը կլկլոցով չի գնացել: Մեր խոսքը շեշտակի ա էղել ու աստվածաբառ խոսք ա: Ես էդ կարծիքին եմ: Եվ եթե ուզում են ինչ-որ կեղտ փնտրեն իմ մեջ, ես լողացած եմ ծնվել:

Քո կարծիքով` հիմա քեզ վրա հարձակու՞մ են սկսել:

Չեն կարող, որովհետեւ ժողովուրդն ասում ա` ո՞նց ես մաեստրո: Ես ի՞նչ վատ բան եմ արել: Ես երդում եմ տվել, որ պիտի ծառայեմ իմ ժողովրդին, երկրին: Գիտե՞ս` մանկական դիսկը ինչ դժվարությամբ եմ սարքել: Որեւէ մեկի մտքով կանցնե՞ր, որ էրեխեքը պիտի հայերեն երգեր լսեն: Գիտե՞ս` քանի մարդ ա ինձ շնորհակալություն հայտնել: Սան Ֆրանցիսկոյից հրեաներ են զանգել, ասում են` էրեխեքն ուզում են հայերեն խոսքեր սովերեն, որ երգերդ հասկանան:

Ես ինչ-որ սխալ բան եմ ասե՞լ: Ի՞նչ ա էս թուրքիշ երաժշտությունը , որ շպրիցով կոխել են մեր ազգի մեջ: Ես ասել եմ ինչ որ մտածում եմ: Չի կարելի թրիքի վրա թրիք դնել ու սուտ ասել կամ փակել մեր աչքերը: Մենք գիտենք` ինչ ա կատարվում: Ես երգ գրող մարդ եմ, գոնե մի 2-3 հոգի իմ երգերով ապրել են, քանի հոգու փրկել եմ, ասում էին ինքնասպան պիտի լինեինք… էրկու տարին մեկ մի հատ երգ եմ գրում: Հետո՞: Ինձ վրա են գալի՞ս: Ինձ վրա չեն կարա գան, որովհետեւ ես երբեք սուտ չեմ ասել գոնե իմ շահի համար, ի՞նչ շահ ունեմ ես:

Մանկական դիսկի համար ինձ օգնել ա Սերժ Սարգսյանը, կաթողիկոսը, «Յունիբանկը» եւ այլն, բայց իրանք օգնել են ի՞նձ, թե՞ երեխաներին: Ես երեխաների համար եմ վերցրել էդ փողը ու շատ մեծ շահույթ էլ չեմ ստացել դրանից: Ես դա արել եմ իմ ժողովրդի համար ու անելու եմ, երկրորդ CD-ն էլ եմ անելու: Ու գնալու եմ օլիգարխներին եւ մինիստրներին ասեմ` փող տվեք, որ էրեխեքը հայերեն երգեր սովորեն առանց ամաչելու, որ իրանց լեզուն հրաշալի լեզու ա, որովհետեւ երգն առաջին հերթին, ըստ Կոմիտասի, լեզվամտածողություն ա: Ես ընդամենը գրել եմ մանկական երգեր եւ թույլ չեմ տվել, որ որեւէ մեկն ասի` դա վատն ա, բայց որեւէ պետական հովանավոր կամ մշակույթի որեւէ մինիստր չի ասել, թե դա ինչ ա իրանից ներկայացնում: Գոնե մեկն ասեր: Դա շատ կարեւոր գործ էր: Մինչդեռ ժողովուրդն ասում ա` մեր էրեխեքը քնելուց քո երգերն են լսում: Ու՞ր ա ձեր մշակույթի նախարարը: Ու՞ր ա, էսպես կոչված, քո մշակույթը:

«Մեկ ազգ, մեկ մշակույթ» են անում:

Բայց չէ՞ որ դա լոզունգ ա: Ես «Կենտրոնով» էլ ասեցի` պարոն պրեզիդենտ, պետք չի գրել «Իմ դուդուկն իմ զենքն ա» կամ «Ես սիրում եմ քեզ», «Մենք հայկական բանակ ենք»: Հայկական բանակը առանձին մարդիկ են: Դա Գարեգին Նժդեհն էր, որ իրա հետեւից տանում էր մարդկանց, դա Լեոնիդ Ազգալդյանն էր, դա Մոնթեն էր: Մենք, ի՞նչ ա, անհատներո՞վ անընդհատ պիտի առաջնորդվենք: Մեր ժողովրդին ինչի՞ են սուտ ասում: Մեր ժողովուրդը ապրելու միջոց էլ չունի: Դուք գիտե՞ք` արտագաղթը ինչ չափերի ա հասել…

Եթե չես ծառայում, դու անպետք մեկն ես: Ես ի՞նչ պատասխան տամ նույն Լեոնիդի, Մոնթեի, Դուշման Վարդանի կամ Մոսոյի առաջ: Դուք գնացիք, հետո՞: Հիմա ես ի՞նչը թագավորեմ: Բայց ես ուզում եմ գոնե իրանց առաջ արդարանամ իմ աշխատանքով… Ու ինձ ուզում են քարերով խփե՞ն… :

Ես թուրքերի մասին վատ բան չեմ ասում, իրանք ունեն էլիտա, եւ էլիտան Փամուկի նման մարդիկ ա տալիս: Ու՞ր ա մեր էլիտան, որ վերլուծի էս ամեն ինչը: Որտե՞ղ ա ինքը: Ինչո՞վ ա զբաղված:

Բայց ինչու՞ ես նեղվել դրանից: Սովորաբար դու անտեսում են նման բաները:

Կինս զանգ ա տվել, ասում ա` էս ի՞նչ ա լինում քո գլխին, էրեխեքը ասում են` էս ինչե՞ր են գրում քո մասին:

Ես չեմ համեմատվում մեծերի հետ: Բայց դու գիտես, թե Կոմիտասի ու Թումանյանի նման մոնումենտալ կերպարներին ոնց են պախարակել. տգետ կղերականությունը` Կոմիտասին, գարշելի գրողները` Թումանյանին: Ես փոքր բան եմ արել` CD եմ հանել: Մանկական երգերի երկրորդ CD-ն էլ ունեմ: Բայց ո՞վ ա իմ հովանավորը, պետությու՞նը: CD-ն ուղարկել եմ մշակույթի նախարարին, թե` խնդրում եմ, մի հատ թերթեք: Ոչ մի պատասխան ու ոչ մի հատ դրական բան չի էղել: Մենք ահռելի գործ ենք արել, որ էրեխեքը հայերեն երգեր լսեն, մեջտեղում էլ դրվեն հայկական ժողովրդական երգեր:

Եթե ուզում են, թող սպանեն: Ես պատրաստ եմ: Իրանք չունեն հոգեւոր աշխարհ: Իրանք չգիտեն` հայերենը ինչ բան ա: Դու քո գործն ես անում, ես իմ գործն եմ անում, բայց տես` ոնց որ ուզում են ինձ վիրավորեն, հա՞: Ինչի՞ համար: Որ ես համարյա ձրի գործ եմ արել մարդկանց համա՞ր: Հեշտ ա՞ կուլ տալ…

Սայաթ-Նովան կովկասյան ֆոլկլոր էր, բայց Կոմիտասը առանձնացրեց մեզ: Կոմիտասը միակն էր, որ փրկիչ էր: 70 տարի կոմունիստները Կոմիտասին չպրոպագանդեցին: «Բարի արագիլ» էին երգում. միլիցու գրած երգը: 70 տարիների ընթացքում Կոմիտասը դրեցին մի տեղ, փոշի նստեցրին վրեն: Կոմիտասին մոռացան, երբ որ կարող էին իրա վրա շեշտը դնել, ու դուրս էկան համակովկասյան քաղաքային ֆոլկլորի վրա, որոնք, իհարկե, լավ երգեր էին, օրինակ` Առնոյի երգերը:

Այս կարգերը շարունակում են կոմունիստներին, փոխանակ վերցնեն ու ասեն` տղերք, էկեք մեր կողքին խելոք, զարգացած մարդիկ դնենք: Մենք ֆոլկլոր ունեցել ենք միայն Արեւմտահայաստանում, Արեւելահայաստանում, համենայնդեպս, երգային ֆոլկլոր չենք ունեցել: Կատեգորիկ եմ ասում, բայց ճիշտ եմ ասում: Գենոցիդի ժամանակ թուրքերը վերացրին մեր մշակույթը` շատ լավ իմանալով, որ մնալու ենք իրանց մշակույթի ազդեցության տակ: Հլը տենամ` իրանք կարա՞ն երգեն իմ երգերը:

Սերբերը սերբեր են, ռուսները ռուսներ են, բայց սիրում են իմ երգերը, ֆրանսիացիք կան, որ երգում են իմ երգերը:

Էրեկ 777 համարներով տղերք տեսա: Ընենց այլանդակ «տոռմուզ» տվեցին էս փողոցում: Նրանցից մեկին ասի` իսկ դուք երբեւիցե քրտնու՞մ եք, տղա ջան: Սկսեց օդին նայել, չի իմանում` ինչ պատասխանի: Անգրագետների մեջ ենք ապրում: Երբ որ սաղ հասարակությունը անգրագետ ա, ինտելիգենցիան փախնում ա էստեղից… Մշակութային սահմանները վաղուց բացվել են, ու թուրքական անապատի արեւը մտել ա էստեղ:

Share this post


Link to post
Share on other sites

еще

In an interview with Hurriyet reporter Vercihan Ziflioglu, dated August 3, the popular Armenian singer-songwriter is alleged to have said, “What we call unique Armenian culture has been created by Istanbul-based western Armenians and Anatolian Armenians. Armenia does not have its own culture. It has been affected by other cultures.”

Hakhverdyan, well known for being outspoken at times regarding the decline of cultural norms in Armenia, is also cited as having said that Armenian artists had stolen Turkish and Azerbaijani music. “In the past, Armenian songs were stolen in Turkey but now it is the same in Armenia. This is a big mistake. We should not have repeated the same mistakes.”

The Armenian folk singer said he welcomed cross-cultural exchanges between Armenians and Turks and appreciated the steps taken by Turkish intellectuals. “They are struggling for the peace of two peoples. They are worthy of appreciation.”

The article also claimed that Turkish recording companies were taking steps to acquire the rights to Hakhverdyan’s songs.

Perhaps the most controversial statement allegedly made by Hakhverdyan was that, “I’ve become estranged from this city [Yerevan] and its people. I prefer to get in touch with an intellectual Turk rather than an ignorant Armenian,” he said. “What I want to say is that the human being comes first before [anything else]. Being able to find a common language with them is important.”

In closing, he told Hurriyet it was important to steer clear of nationalism. “Let’s act with humane values and justice. Nationalism poisons each of us. It is only fed by ignorance,”

Share this post


Link to post
Share on other sites

откопала-таки само интервью пресловутое

ИНТЕРВЬЮ

Armenian artist Hakverdian's works to be released in Turkey

Turkish music companies have begun to move to secure the copyrights to the works of legendary Armenian artist Rupen Hakverdian, whose songs have been popular across Europe. Conveying his love to Turkish intellectuals working for reconciliation between Turks and Armenians, Hakverdian says, ‘Stay away from nationalism; ignorance feeds nationalism’

llustrating the cultural exchange that occurs despite continued political tension, the works of legendary Armenian musician Rupen Hakverdian are now set for release in the Turkish market as local companies queue to secure copyrights for the music.

“It makes me happy that my songs are being performed in different languages,” Hakverdian told the Hürriyet Daily News & Economic Review in a recent interview in his house, in which he is preparing for a new album.

Although his works were banned during the Soviet era, Hakverdian’s music was nonetheless performed in languages as diverse as French and Czech.

Hakverdian said he had received many demands from Turkey to release his works in the country although he did not mention the names of the companies.

The demand for his songs points toward the larger trend of cross-cultural exchange. “Borders are closed but the way for intercultural interaction is open,” Hakverdian said, adding that Armenian culture in the present eponymous republic was largely under the effect of Turkish culture.

“What we call unique Armenian culture has been created by Istanbul-based western Armenians and Anatolian Armenians. Armenia does not have its own culture,” he said. “It has been affected by other cultures.”

Emphasizing his point, Hakverdian said Armenian artists had stolen Turkish and Azerbaijani music. “In the past, Armenian songs were stolen in Turkey but now it is the same in Armenia. This is a big mistake. We should not have repeated the same mistakes.”

Noting that many in Armenia would disagree with his statement, he said: “I wish I were mistaken but unfortunately, all I said is true. Of course intercultural exchange is possible, I am not against it but everything should have a style – stealing cannot be accepted.”

Furthermore, the constant Turkish and Armenian squabbling over the cultural ownership of anonymous songs was tiring, Hakverdian said.

“What is the point of discussing the ownership of anonymous songs? What is important is how they make us feel,” he said, pointing to a healthier attitude on the issue in the Balkans. “There is no fight for songs in the Balkans. This is why they have become richer in the cultural field.”

‘I am estranged from this city’

Despite numerous tours around the world, Hakverdian said he had never been to Turkey, but added that he would gladly come if he received an invitation.

Noting that many friends had migrated overseas after Armenia’s independence, Hakverdian said he felt alone, a feeling he shares in his songs with his listeners.

“I’ve become estranged from this city [Yerevan] and its people. I prefer to get in touch with an intellectual Turk rather than an ignorant Armenian,” he said. “What I want to say is that the human being comes first before [anything else]. Being able to find a common language with them is important.”

Hakverdian said he appreciated the recent steps taken by Turkish intellectuals to bring the peoples of the two countries together, sending them his love and greetings. “They are struggling for the peace of two peoples. They are worthy of appreciation.”

He said he had met many Turkish artists during his tours, having discussions with them.

Most important, however, was staying clear of nationalism: “Let’s act with humane values and justice. Nationalism poisons each of us. It is only fed by ignorance,” he said.

As for the contributions of Turkey’s goodwill ambassador, Zülfü Livaneli, to the reconciliation process between Turkey and Greece, Hakverdian said he would be very happy to serve for the establishment of a bridge of peace between Turkey and Armenia.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лидер российской группы «Крематорий» Армен Григорян: Отказ признавать Геноцид армян наносит ущерб чести еврейского народа

Я, действительно, московский армянин в третьем поколении. В Армении у меня вилла, я туда приезжаю, когда мне хочется побыть одному и пописать музыку. Но дело не только в этом, конечно... – заявил в интервью NEWSru.co.il лидер группы «Крематорий» Армен Григорян.

«Мой отец, не знавший ни одной армянской буквы, в 40 лет выучил алфавит, стал читать классику армянской литературы, уехал в Армению, чтобы помочь развитию военной авиационной промышленности. Мне это всегда было непонятно. А теперь, когда мне почти 50, я почему-то стал понимать отца», - заявил Григорян, и продолжил: «Армения окружена мусульманским миром и все равно выживает. В Армении у власти стоят олигархи и феодалы. Все это вынудило меня вернуться к моей исторической родине, я понял, что должен ей помогать. Тем более, что в России фашизм сейчас поднимает голову. Да, уже поднял и высоко ее держит».

В ходе беседы журналист заметил: Сегодня в Москве можно ходить по улицам в майке с надписью: «Я – армянин»? За кепку «Я – солдат Армии обороны Израиля», наверное, могут и избить... Армен Григорян в свою очередь ответил: «Я видел черные майки с надписью: «Я – русский». Такие майки носят ребята с бритыми головами. Правда, майки с армянским флагом я тоже видел в Москве. Не знаю – бьют или нет тех, кто их надевает. Но я уверен, что если когда-нибудь откроется истина, и мы узнаем, сколько инородцев ежегодно убивают в России, то это цифра будет ошеломляющей. Я думаю, что скоро у людей с нерусскими фамилиями начнутся сложности при приеме, скажем, на государственную службу. Недавно моего родственника, кстати, приехавшего в Россию по программе возвращения соотечественников, предложенной Путиным, уволили из крупной компании. Он работал в Новосибирске, потом его пригласили в Москву. А потом приехал какой-то руководитель и сказал: «Убрать все армянские фамилии». В России патриотизм превратился в явную поросль настоящего фашизма, другого слова тут не подберешь.

На замечание журналиста о том, что по слухам, «Армения – это грустная страна, а армяне объединяются тогда, когда им плохо», Григорян отметил: «За последние 10 лет из Армении уехали 1,3 миллиона человек. Между тем, жертвами геноцида стали 1,5 миллиона армян. Нынешняя власть подобна геноциду. Армяне уезжают из страны. Их ждет ассимиляция. Это же не евреи, они свое государство через 2 тысячи лет не создадут. Однажды я сказал, что Израиль, уважаемое мною государство, не выполняет некий долг, отказываясь признать геноцид армян. Между тем, возможно, 6 миллионов евреев не погибли бы, если бы мир вовремя обратил внимание на армянский геноцид. Конечно, Израилю надо дружить с Турцией, но этот отказ, на мой взгляд, наносит некоторый ущерб чести еврейского государства. Чести его народа. После этого моего высказывания нашлись люди, которые обвинили меня в антисемитизме. Это же полный идиотизм! Я хочу, чтобы меня правильно поняли».

Что касается недавней встречи 11 октября президента России Дмитрия Медведева с ветеранами российской рок-музыки и вопроса о том, почему Григоряна на эту встречу не приглашали, музыкан заявил, что ему не поступало звонков. «Я не могу осуждать моих коллег. Среди них есть люди, которые входят в различные президентские советы, поддерживают президента, встречаются с ним, поют ему песни. Это их личное дело, их гражданская позиция. Я стараюсь держаться подальше и от них, и от Шевчука. Я представляю, что будет, если к власти придет Шевчук. Он первым делом, на первом же фонарном столбе, повесит Шнура. В течение 25 лет мы – «Крематорий» – не выступали ни под каким флагом: ни под красным, ни под коричневым, ни под флагом в крапинку. Наша гражданская позиция – это сопротивление маразму, тому, что государство вдруг решило, что может манипулировать людьми, как будто это стадо».

big_574434.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эксклюзивное интервью Panorama.am с представительницей Армении на конкурсе «Евровидение 2011» в Дюссельдорфе, певицей Эмми.

-Эмми, ты недавно вернулась в Армению из США. Расскажи творческие новости.

- Да, я вернулась из США буквально недавно для подготовки своего сольного концерта и новость о том, что я буду представлять Армению на «Евровидении 2011» застала меня уже тут врасплох. Сейчас надо успеть сделать качественно и концерт, и подготовиться к конкурсу. Из Америки я вернулась с достаточно хорошей базой качественного музыкального материала: новый клип на новую песню, новый альбом и сольный концерт, на котором и будет презентован мой новый диск. Из США будет группа профессиональных музыкантов Fresh band.

- Расскажи подробнее про новый альбом.

- В США мне довелось сотрудничать с достаточно именитыми и профессиональными музыкантами, набраться опыта и научиться многому. Мне нравится, как там работает музыкальная индустрия, задающая тон всему миру. Записываться в американских звукозаписывающих студиях - это совсем по-другому и это отразится на новом альбоме, который будет ощутимо отличаться от предыдущих. У него нет четкого формата в конкретном жанре. Это просто результат работы разных композиторов. Посчастливилось поработать с людьми, которые сотрудничали с такими звездами, как Уитни Хьюстон, Рей Чарльз, группа Pussycat dolls и Coldplay. И самым удивительным было то, что им не важно, что я не популярна в США и живу в Армении. Это очень ценно для меня, как артиста.

- А что ты планируешь показать зрителям на сольном концерте?

- На сольном концерте будет живое звучание. Музыканты Fresh band, которые приедут из США и помогут мне на сцене, просто удивительны. Будут звучать как старые хиты в новой обработке, так и новые композиции. Открою только вам секрет: будет небольшое шоу на ударных. Больше подробностей про концерт рассказать не могу.

-Тогда расскажи про новый клип.

- Клип мы снимали за 3 дня до моего возвращения в Ереван. Команда была очень профессиональной. Режиссер клипа - Джи Бон сейчас снимает в основном телешоу, но и клипы снимал, к примеру, для 2Pac и Ice Cube. В Ереване мы привыкли, что над клипом работает человек 5, а там 30. Много светового и звукового оборудования, было здорово. Хочу особо подчеркнуть работу стилиста. Карен Мадатян- наш соотечественник, очень талантливый и известный стилист, создал удивительное платье ручной работы. Конструкцию из каркаса, проволок, фольги и разных материй собирали буквально на мне. В клипе есть эпизоды, которые мы снимали непосредственно в неблагополучных районах и нам строго-настрого запретили общаться с местными, и отвечать на их вопросы. Но проблем к счастью, не возникло

- Как идет подготовка к Евровидению? Это действительно было неожиданным предложением?

- Многие спрашивают, было ли это неожиданностью для меня. Это действительно так. Я даже не подготовила никакого музыкального материала для конкурса заранее. У нас осталась пара недель на прослушивание всех заявок, поскольку в этом году формат отбора несколько изменился. Был выбран артист, для которого пишутся песни, будут выбраны из них примерно 4, которые мы запишем, и станет ясно с которой именно я поеду а Дюссельдорф. И как мне кажется такой формат отбора более правильный, но времени осталось совсем мало. Правила приема заявок для композиторов можно почитать на официальном сайте www.eurovision.am. Я призываю всех желающих отправить свои композиции. Мы будем рассматривать каждую из них, поскольку любая из них может стать судьбоносной.

- Известно, что Германия для тебя страна не чужая. Ты там тоже много работала. Как тебе кажется, это тебе поможет на конкурсе?

- Я часто в интервью говорю, что очень люблю число 11. Оно меня буквально преследует всю жизнь. Здорово, что Армению я представлю именно в этом году и именно в Германии. Я там всегда чувствую себя комфортно, осталось выбрать лучшую песню и вернуться с высоким результатом. Кстати, папа у меня скульптор и в Бонне в знак благодарности за помощь Германии армянскому народу во время разрушительного землетрясения в 1988-ом году соорудил скульптуру - мемориальный памятник. К сожалению, оригинал скульптуры я не видела, а только копию у папы в мастерской, которую помогала лепить, когда была совсем маленькая. И непременно это исправлю в мае. Еще обязательно съезжу в Кёльн в армянскую церковь.

- Желаем удачи в наступающем году и успехов во всех проектах.

- И я хочу пожелать всем счастливого Нового Года и Рождества. Пусть 2011 год будет для всех нас успешным и принесет еще одну победу. А я в свою очередь постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы достойно представить Армению на конкурсе «Евровидение 2011».

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЕРКРАМАС

Предлагаем вниманию читателей интервью с известным армянским эстрадным певцом Тата Симоняном, побывавшем недавно с гастролями в Нижнем Новгороде.

- Рады приветствовать вас, Тата! Вы в третий раз приезжаете в Нижний Новгород, успели ознакомиться с достопримечательностями города, а для местных армян стали родным и любимым певцом.

- Я действительно имел возможность видеть многие примечательные места Новгорода, но сказать, что лицезрел всё, конечно же, нельзя. Красивый город. Кроме того, отрадно, что встретился с армянами, проживающими здесь, и подарил им кусочек моего творчества. Любая встреча с соотечественниками – это возможность собраться вместе. Я люблю свой народ, и встреча с армянской публикой дает мне новый приток сил для дальнейшей творческой деятельности.

- На вашем концерте молодежь практически не сидела, отплясав весь концерт, публика постарше принимала вас с особой, несравнимой ни с чем теплотой. У вас уже появились среди нижегородских армян друзья?

- В Нижний Новгород нас приглашают одни и те же люди, поэтому, думается, что они рады нас видеть. У нас сложились хорошие отношения, но близких друзей нет. Ведь мы приезжаем не отдыхать, а работать.

- Вы немало песен посвятили Еревану. Вы родом из армянской столицы?

- Да, и я, и отец с матерью родились в Ереване. А вот родители моего отца родом из Западной Армении и переселились в Ереван после Геноцида армян. Мама отца была из Вана, а вот откуда был дед, к сожалению, не знаю. Это моя бабушка должна была рассказать, откуда корнями был её муж, но, увы, ничего не знаю. А родители матери из Армении. Мамин отец из Геташена. Кстати, к моему великому удивлению, только после Карабахского конфликта узнал, что Геташен имеет какое-то отношение к Карабаху. Думал, что Геташен находится в самой Республике Армения. Так что родители моей мамы из Зангезура, а родители отца из Восточной Армении. Кстати, мою маму зовут Виолетта, отца Альберт.

- Тата, в одном из интервью вы рассказали, что один из любимых певцов детства был Дзах Арут (Арут Памбукчян).

- Голос Дзах Арута сопровождал меня с детства. Однажды услышав его песни я был покорен талантом и песнями Дзах Арута, и с тех пор эта музыка не перестает звучать у нас дома. Меня поразили его исполнение, патриотизм, умение услышать народ. Замечу, что уже несколько лет имею большую честь с ним лично общаться. Рад, что могу считаться его коллегой и другом.

- Какие песни из репертуара Дзах Арута вам нравятся?

- Я знаю и люблю все песни Арута, приобретал каждый новый его альбом. Хочу сказать, что ценю и других исполнителей, это Пол Бахдадлян, Сурен Погосян из Тбилиси, который, если не ошибаюсь, последние несколько лет жизни прожил в Москве, Бока (Борис Давидян). Много есть достойных и хороших певцов, всех не перечислить, Забуду кого-нибудь – обидятся на меня (смеется).

- Тата, для нижегородцев у вас специальная программа?

- Конечно. Я думал над тем, чем удивить местных жителей, что можно исполнить, приехав сюда в очередной раз. В этот раз зрителям были представлены песни из нашего последнего альбома. Вообще мы на концертах смешиваем старые и новые песни. У нас есть песни, которые очень хорошо принимаются нашими поклонниками, и мы всегда стараемся их включать в концерт. То, что мы делаем, называется микс. Например, в Нижнем впервые была исполнена песня «Голливудум мэнк хосумэнк hайерен», «Ми бан асэм чэс авата», «Кезниц hето». Во всяком случае, на концерте было больше новых песен, чем старых. Но если к этой теме подойти с другой стороны, то для меня не имеет значение, это новая песня или старая. Главное, чтоб саму песню любили. Согласитесь, «Yesterday» уже не один десяток лет звучит, а народ не устает её слушать. Для меня важно, чтобы мои песни жили долго. Те песни, которые я исполнял 10-15 лет назад не устарели для зрителя.

- На ваш взгляд, сегодня в Армении достаточно патриотических песен? Вы сами имеете в планах сочинение таких песен?

- Пока таких планов нет, однако у меня в репертуаре есть патриотическая песня «Кайл ар арач», которая посвящена нашим воинам, я считаю, что пока у нас есть такая армия, мы можем спокойно спать. У нижегородских армян, конечно же, была возможность эту песню послушать. На сегодня Министерство обороны очень много усилий вкладывает в патриотическое воспитание нашей молодежи. По их инициативе каждый год на концертах, посвященных Дню Армии, исполнители выступают с новыми патриотическими песнями. За последние годы в нашей стране это стало доброй традицией.

- Нашим читателям было бы интересно узнать ваше мнение о том, как сейчас складывается жизнь в Армении? Как вы оценивайте уровень жизни проживающих там граждан?

- Я не думаю, что сейчас в Армении все идет как по маслу, но и не могу сказать, что все плохо. Так же, как и в любой стране есть свои плюсы и минусы. Социальный уровень у людей разный. Понимаете, чтоб жить хорошо надо стараться. Все в руках самого человека. У меня есть большие надежды насчет нашей Родины. У нашего народа есть такие личности, которыми можно гордиться. Однако, нам очень мешает наша разобщенность. Надеюсь, со временем мы станем сплоченными. По крайней мере, я верю в достойное будущее нашей страны. И прошу всех, кто нашел в себе хоть небольшую армянскую кровь, корни, то пусть об этом объявит во всеуслышание. У этого человека есть чем гордиться! У нас много армян, благодаря которым развиваются, меняются различные страны, но почему-то они почти никогда не говорят о своем этническом происхождении. Как будто бы у этих людей есть какой-то страх и неуверенность в себе. А многие, догадываясь о корнях этого человека, стараются эту тему не затрагивать, поскольку им это не выгодно. Очень хочу, чтоб наши соотечественники всегда громко заявляли о том, что они армяне и сплотились бы. Тогда точно начну петь более веселые песни (смеется). А вот, что касается Армении, мне очень жаль, что в нашей стране пустуют земли, и мы ими не пользуемся. Как поет Дзах Арут, земля хозяином цветет. Нам надо оставаться людьми, которые ценят свою землю, и не забывать о тех территориях, которые со временем будут нам возвращены.

- Тата, есть одна тема, на которую вы не очень любите говорить. Это детский дом, которому вы помогаете. Насколько мне известно, он находится в Гюмри.

- Да, сам Детский дом находится в Гюмри. Сейчас там живет 84 ребенка. Сегодня многие люди делают много полезного для нашего общества и ведут активную благотворительную деятельность. Кто-то об этом открыто рассказывают, а я не считаю нужным. Не думаю, что делаю что-то особенное. Нам надо научиться помогать друг другу. А как же иначе? Я бы хотел иметь ещё больше возможностей для того, чтоб помогать всем нуждающимся. Сегодня мы помогаем детям из Детского дома, которые по воле судьбы оказались там. Можно сказать, что с ними породнились, стали очень близкими друг другу людьми. Наша цель помогать и быть полезными для этих чад. У половины этих детей нет родителей, а от кого-то отказались сами родители. Видимо, не смогли содержать своих детей. Жаль, конечно, но, думаю, что в каждой стране бывают такие случаи. Вот нашему обществу надо стремиться исключить такие факты.

- Когда вы навещаете этих детей, как происходит ваше общение?

- Я начинаю их стесняться, они – меня. Не очень люблю туда ездить. Если надо что-то купить и отвезти детям, то этими вопросами занимается наш директор. Кстати, он сам не один раз говорил, что «на этот раз тебе тоже надо с нами поехать», но я не еду. Ещё подумают, что Тата сделал какой-то подарок Детскому дому, а теперь приехал, чтоб на него смотрели. Я такой человек, что даже сам не знаю, где и когда начинаю стесняться. Иной раз по таким глупым поводам смущаюсь, что самому становится смешно.

- Тата, а кого бы вы отметили из современных эстрадных певцов?

- А кого вы любите слушать?

- Все зависит от настроения, но в первую очередь вспомнила Рубена Матевосяна.

- Да, Рубен Матевосян – это золотой голос… Кстати, у нас сегодня есть голоса, которые очень похожи на голос Рубена Матевосяна, и публика их принимает. Один из них – это мой друг Арман Ованисян. По-моему, очень чудесный певец. Могу назвать Арменчика, который живет в США, Араме, Размик Амян. У нас много хороших музыкантов. Просто каждый выбирает по своему вкусу. Певцы, которых я назвал, в Армении собирают большие залы и имеют хорошие концерты.

- Тата, чем вы любите заниматься в свободное время?

- Очень люблю на машине ездить в дальние поездки, и при этом, чтоб сам был за рулем. Все зависит от обстоятельств. Очень хочу заниматься на тренажерах, но пока руки не доходят. Часто друзей прошу, чтоб подобрали для нас какой-нибудь хороший спортивный зал, но сам никак не могу доехать до этого места. Этим же надо регулярно заниматься, а не так, что сегодня пришел, а завтра нет. К сожалению, нечасто бываю в Армении, и потому стараюсь время, проведенное на родине использовать максимально.

- Многим вашим поклонникам бы интересно, о чем мечтает Тата Симонян?

- В детстве, перед тем как заснуть, мечтал… До сих пор так засыпаю. О чем мечтаю? Например, в детстве мечтал иметь машину, быть богатым человеком. А если серьезнее, то мечтаю, чтоб объединились Западная и Восточная Армении. Если это произойдет, то сразу же поеду в Ван, там куплю землю и построю дом. Вот об этом я и мечтаю! Здесь же добавлю, что я из тех людей, которые верят в чудеса. Надо сказать, что в моей жизни немало было чудес. И то, что я стал певцом и известен, тоже чудо. Никогда даже представить не мог, что буду собирать большие залы. Иногда мечтаю о таких смешных вещах, что сам себе напоминаю ребенка…

- И последний вопрос, что для значит быть армянином?

- Быть армянином, это значит никогда не предавать свою нацию, быть ее верными сыновьями и дочерьми, и, главное, любить свой народ.

Беседовала Лиана ЗАХАРЯН, главный редактор альманах «Камурдж»

Встреча с Тата Симонян была организована при содействии директора продюсерского центра «NEMRA PRODUCTION» Армена Топашяна. Публикуется в сокращении.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Share this post


Link to post
Share on other sites

Если Шушан Петросян была бы министром культуры Армении…

интервью с певицей

Недавно Шушан Петросян впервые предстала перед любителями музыки Краснодара. После концерта она ответила на вопросы издания «Армяне в мире».

Шушан Петросян

- Будучи потомком двух весьма известных в Армении и Ереване семей, Вы сами поднялись на реальные вершины армянской культуры, слава старших помогла или помещала Вам в этом?

- Несомненно, помогла, но, поверьте, только в плане воспитания и образования мною занимались бесконечно, дали чудесное образование и воспитали во мне яркую индивидуальность.

По тому же принципу я поступаю с моими двумя сыновьями, в любом возрасте в человеке я в первую очередь вижу личность.

Относится к обоим одинаково, означает стереть печать индивидуальности, каждый новорожденный уже своеобразен и неповторим. Мои родители меня не заставляли ничего делать, только направляли. Они открыли передо мной мир искусств, в котором доминировали литература, музыка, живопись, театр. С детства моя жизнь была полна встреч с суперзвездами из мира культуры. Я никогда не считала себя звездой…не все, кто поднимаются на сцену и поют – звезды…

- Есть хорошие певцы, существуют люди, преданные искусству и есть также редкие «феномены». Вы – «феномен». Помимо того, что Вы талантливая певица-песенник, но также и одаренный научный деятель. Если бы Вы были министром культуры, что бы изменили в культурной политике Армении? Наверное, согласитесь со мной, что в этой области не все правильно.

- Я ужасно требовательная, как по отношению к себе самой, так и к другим, я бы произвела очень радикальные перемены. Я была бы взыскательной во всех сферах искусства, которые сегодня заполнены армянскими и не армянскими тенденциями, я заставила бы, чтобы все деятели культуры, а более всех остальных артисты, сдавали бы экзамены.

Для того, чтобы было честнее, буду говорить только о своей сфере. Сегодня очень многие берут на себя право представлять армянскую поп-музыку, фольклор, просто бесталанным людям я бы запретила приближаться к этому делу.

В любом случае, громогласно говорят о достоинстве армянского народа и забывают очень ясную истину – 1915г. и до этого, турки совершили массовое убийство, из-за которого в настоящее время армянские общины расселены по всему миру, а мужчины, говорящие о нашем достоинстве и чести могут заказывать песни в ресторане, в основе которых те же турецкие напевы и традиция давать шабаш.

Слава Богу, что мы еще есть, хотя бы даже иногда в статусе белых ворон.

- Армянская культура в России в этом плане более заброшена, поскольку здесь очень редко появляются специалисты, и данная область является полностью любительским «рабисем»…

- Знаете, «рабис» был интересным жанром до начала 90-х, это городской фольклор, возможно, что его язык не настолько чист, но очень искрений и теплый, но я ничего не понимаю в современном «рабисе». Каждый исполняет его в том ритме и с теми словами, какие придут на ум, очень безвкусно и негармонично.

- Да, это в частности опасно для слушателя, поскольку нарушается приоритет искусства – воспитательная роль.

- Во времена моего детства, когда по улице проходил Левон Нерсисян, например, (который в университете преподавал зарубежную литературы), начиная с продовцов цветами и заканчивая таксистами все преклонялись перед ним и приветсовали, шептались: Нерсисян, или Фрунзе…

То есть были авторитеты, эти люди были критериями своими знаниями, скромным и вдумчивым жизненным укладом, щедростью души, изобилием таланта.

Сегодня критерии поменялись, у кого больше двух копеек, неважно, каким путем заработаны эти деньги, уже себя чувствует хозяином положения.

Так мало осталось настоящей интеллигенции в Ереване, что все нужно сделать для того, чтобы, хотя бы удержать их.

В диаспоре положение еще хуже. Я, которая своим трудом заслужила право распространять армянскую песню по всему миру, почему должна впервые быть в Краснодаре?

Моя задача, наверное, вы понимаете, что не в самоутверждении, я уже вышла из этого возраста. Моя задача состоит в распространении приятной, со вкусом, грамотной музыки.

Я рада, что в зале ценят настоящую армянскую песню.

- Всех деятелей культуры в мире можно разделить на три группы: выдумщики - создатели, исполнители и теоретики. Вы представляете одновременно три категории. Такие люди как вы могут открывать новые пути и прогнозировать. Каким Вы представляете будущее Армении?

- Все проблемы и задачи – закономерны. 20 лет – небольшой срок. И потом, знаете, я не думаю о будущем, я живу в своей стране, и всегда буду жить здесь, я неискоренимый оптимист.

Источник: http://www.tert.am

Share this post


Link to post
Share on other sites

ЛЮБЛЮ АРМЕНИЮ, А ПОТОМУ И ГОВОРЮ... АРТО Тунчбояджиян

http://abrosha.livejournal.com/30890.html

“Ко мне часто подходят и спрашивают, почему я так или эдак высказался об Армении. Не нравятся многим некоторые мои слова. А я вот отвечу: люблю Армению, потому и говорю. Бойтесь, когда я замолчу. Или я что, в Китае должен говорить о том, что меня беспокоит в своей родной стране?.. Пока говорю - есть надежда, что все исправится и станет лучше. Армения - дом всех армян, и у меня такое же право говорить, что думаю, как и у всех “айастанци”. Последнее слово - концептуальное: когда мы перестанем “делить” друг друга на “наших” и “не наших”, сплотимся вокруг одной общей национальной идеи, Армению будет не догнать. Знаете, что мы, армяне из спюрка, можем дать своей стране? Речь не о финансах, нет. Больше - патриотизм! Мы этим “голодны” - “голодны” родиной, для нас это совсем другое. Я вот с рождения жил в Турции, мы боялись “рот открыть”, все с оглядкой делали и говорили. Теперь живу в Америке, хотя она, если взять глубоко, вообще ко мне никакого отношения не имеет. Ну что, могу там стоять под Государственным флагом и максимум скандировать “USA!!!”: там хотя бы есть эта возможность. Но ведь все мое родное здесь... Поэтому прошу: пусть Армения станет страной идеологической концентрации армян. И все, что нам нужно - “четыре кита”, на которых должно строиться будущее Армении: “чистая” (“макур” - И.А.) власть, образование, искусство и СМИ. Если эти четыре составляющие будут безупречны - нас ждет прекрасное будущее”...

Вот так вот эмоционально и остро начал наш разговор известный музыкант, композитор Арто Тунчбояджиян: перед самым Новым годом он снова приехал в Ереван, чтобы отыграть пару концертов и по сложившейся традиции поделиться со мной самым наболевшим. А “болит” у него за многое в Армении: интересует и волнует все, что происходит на родине, которую он хочет видеть процветающей и сильной.

- У тебя есть свои, многочисленные “рецепты переустройства мира”, видение того, что надо делать. И что ты считаешь главным залогом успеха?

- Если есть в голове - карман постепенно наполнится, а если нет - деньги не помогут. Плюс честность. Применительно ко всем сферам жизни: начиная от политики, экономики и заканчивая искусством. Вот Турция, к примеру, - “камуфляж”, где все с самого главного, со школы построено на лжи. Они говорят, что создатель их алфавита Ататюрк, в то время, как это сделал армянин Акоп Дилячар (Мартанян). Псевдоним “Дилячар” (что в переводе означает “ключ языка”, “отмыкающий язык”) ему был присвоен Ататюрком. Турецкий алфавит был принят в1928 году, в рамках реформы турецкого языка, инициированной Ататюрком. Но в школе детей учат лжи, хотя даже на могиле Дилячара написано “кто есть кто”. И так во всех областях: Турция вступила на путь, откуда нет обратной дороги. Им надо менять менталитет. Или вот Турция говорит, что ежегодно выдает тысячи патентов. А кому они нужны? Хоть один из этих патентов какая-то крупная компания у вас купила? Турки самый большой геноцид осуществляют по отношению к своему народу: с самого рождения детям вдалбливают, что мы самые великие, сильные, эти наши враги, тех убили, тех победили, не будет турок - не будет цивилизации. И все в таком роде. Ну, и кем вырастет ребенок, с какой жизненной мотивацией и стремлениями, если он знает, что и так “самый-самый”? Думает: зачем мне учиться, чего-то добиваться - итак мы самые “великие”. И нет стимула для развития индивидуальности, мысли, творчества. Не задается молодежи креативное направление для дальнейшего роста.

Если нация все делает за деньги, сама ничего не создает, будущего у нее нет. Нужно создавать что-то новое, изобретать, творить. Главное - не количество (численность нации), а качество. Каждая нация должна решить свои проблемы, избавиться от “грязи”, которая была в прошлом, настоящем. Мир от этого станет лучше. Мы тоже не ангелы и тоже должны подумать над своими недостатками.

- Ну, и какие у нас недостатки?

- Если что-то делаешь, надо делать чисто (“макур”- И.А.). Вот 1 ноября, в Лос-Анджелесе состоялся концерт под названием “Никогда больше” (Never again), посвященный 100-летию Геноцида армян. Вместе с армянскими исполнителями были приглашены мировые звезды: певец Эрик Бенет, брат голливудской суперзвезды Шэрон Стоун, актер Майкл Стоун и др. Также был приглашен Стиви Уандер. Так вот, ему гонорар заплатили полностью, а мне - нет. Но не это главное: люди пришли на концерт, заплатили по $200-300 за билет в надежде услышать любимого певца, но его выступление ограничилось лишь короткой речью. И было потом очень много разозленных людей, в особенности афро-американцев, которые не скрывали эмоций и разочарования: на афише Стиви Уандер, так хотя бы нужно уточнить, что он будет только говорить. Организация подобных мероприятий, тем более посвященных такой тематике, должна быть безупречна: это наш престиж за рубежом. Как острый перец: наешься много, а на следующий день станет мучить изжога. Так что любой армянин, когда что-то делает для своей страны и во имя нее, должен понимать, что за ним стоит Армения.

- У тебя ведь есть свои задумки: в каком направлении можно принести пользу Армении.

- Мы - нация “генераторов идей” и в этом направлении должны двигаться. Не случайно, если спросишь турка, что такое армянин, скажет “творчество, искусство”. Как бы к нам ни относились - признают, что мы нация творческая. Есть такая идея, которую я представлял высокопоставленным чиновникам страны: вижу Армению региональным культурным центром, периодически собирающим деятелей искусств в одном из сел Армении. Это может быть в рамках фестиваля искусств: там будут проходить концерты, народные умельцы смогут демонстрировать и продавать свои работы. Нужны гостиницы, причем определенного архитектурного решения: круглое здание, внизу, на первом этаже (открытом) развернута своеобразная ярмарка народных промыслов. Вечером, в центре “круга”, идут концерты. Сельчане поставляют свою сельскохозяйственную продукцию: и в гостинице, и в ресторанах готовят только из экологически чистых, местных продуктов. Это весьма поспособствует развитию туризма: чем еще, если не нашим искусством, мы сможем привлечь и заинтересовать людей со всего мира? Фестиваль, на который можно собрать самых лучших, известных музыкантов и исполнителей (это я гарантирую): все чистое, натуральное - пища, музыка и т.д. И вообще, какую-то серьезную часть культурного сегмента нужно “перебросить” в области Армении. Армения - это ведь не только Ереван. Нужно поднимать экономику, наши деревни. Но почему-то мою другую идею - “Акцию 1 доллар” не воспринимают всерьез. Можно создать фонд и обратиться ко всем армянам мира с призывом о пожертвовании всего лишь одного доллара своей исторической родине. На эти средства можно открыть или переоборудовать заводы, построить больницы, помогать людям и т.д. Но все должно быть честно и подотчетно: вроде сумма маленькая и всем по карману, а как много можно будет сделать.

- Ты прямо социалист.

- А что плохого было в социалистических идеях? У СССР хотя бы была идеология, на которой все держалось. И на бумаге, если читать идеи коммунистов, все очень правильно и хорошо. Но вот СССР погубила Ложь: говорили одно, а делали не всегда то, что пропагандировали. А теперь вообще кошмар: мир разъедает зараза - мы, как наркоманы, зависимы от денег, телевизора, компьютера... Мир превратили в большой компьютерный сити-молл: это пример, как прекрасное достижение человеческой мысли уже идет во вред человечеству. Телевизор - прекрасная идея: люди сидят дома, но видят, что происходит в мире за сотни тысяч километров. Но через него и компьютер также идет плохое и зачастую используется во имя зла, низменных целей.

Потому такой упор делаю на идеологию: стране, ее молодежи нужна идеология, направленная на развитие творческих способностей, мысли. Такая, чтобы быть востребованной за пределами - экспортируемой. Вот пример: сидим, переживаем за наш футбол, хотим, чтобы наша сборная побеждала, привозим маститых тренеров. А я вот считаю, что взрослых футболистов особо “перенацелить” и сделать чемпионами трудно. Это с молодыми, начинающими должны работать Хиддинги и Платини: они больше нужны мальчишкам-футболистам. И в 20 лет эти мальчики порвут всех, если с самого раннего возраста выдающийся тренер их обучит системе, поможет выработать свой стиль игры, манеру. Как порвала недавно “Барселона” “Реал-Мадрид”? Ну и что, что у “Реала” Рональдо - это не помогло. У “Барсы” есть своя система, в том числе и достижения победы. И этим все сказано.

- А теперь давай немного об искусстве: у нас сегодня очень модно ругать так называемую низкосортную музыку. А ты вроде так как-то лоялен в этом вопросе.- У нас любят обвинять народ в том, что он слушает, например, рабис. А народ не виноват. Что ему дают, то и слушает. Моя мама, что, должна сейчас в школу пойти, чтоб ее там научили понимать мою музыку - авангард-фолк?.. Над рабисом издеваются, а на свадьбах что, под Моцарта или Чайковского люди должны танцевать? Если делить людей на тех, кто слушает классику (“высший сорт”) и наоборот, это разве дело? У каждого свои предпочтения: в еде, одежде, музыке. Рабис имеет свою аудиторию: вместо того, чтобы оплевывать, оппоненты пусть создадут хорошую альтернативу и перетянут к себе слушателей. Вот была прекрасная реклама в городе: везде висели постеры с фотографиями известных людей, деятелей различных областей и надписями: “Мое оружие - моя песня”, “Мое оружие - мой танец” и т.д. Наша сила в этом - это правильно! Но, под конец, должен сказать: есть у нас одна болезнь - сидим и гордимся своей историей, достижениями, культурой, преимущественно прошлым. Прошу понять меня правильно: это прекрасно надо помнить, и все такое. Но концентрироваться и все время говорить: вот, мы дали Хачатуряна, Сарьяна и т.д. Я не призываю “сбросить их с парохода современности”, но на дворе 2012 год, и мы должны смотреть вперед и “видеть” 2050-й: какими мы будем, что мы создадим и что сами оставим своим потомкам. Что мы им подарили, чтобы и они потом могли нами так же гордиться, как мы своими великими представителями.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now