Sign in to follow this  
Followers 0
Armenia

Месхетинцам разрешили вернуться в Грузию

173 posts in this topic

Пока-что ваша :D. Но смеется тот кто смеется последний :p

da da ne smeisia a to nam pridetsia svami sdelat toje samoe shto sdelali turki dumaiu oni nam pomogut !! tak shto otdihai na svoei zemle a djavaxeti ostavte pokoe vam eto niche horoshego ne prinisot!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Турки хотят вернуть часть Грузии

29.9.2008

Активисты общины турок-месхетинцев Краснодарского края призвали Совет Европы оказать воздействие на грузинские власти в целях возвращения этого народа на его историческую родину - в Грузию.

"Правительство Саакашвили приняло очередной документ, определяющий порядок возвращения нашего народа, даже начало сбор очередных документов, но никакой реальной репатриации не идет", - цитирует деловая газета "Взгляд" обращение лидеров турецко-месхетинской общины Краснодарского края.

Авторы обращения призывают Совет Европы "заставить выполнять Грузию взятые на себя обязательства при вступлении в европейские сообщества по возвращению турок-месхетинцев".

Сейчас в России живут 72 тысячи месхетинцев, из них около 17 тысяч - на Кубани. У этого народа трагическая история. Грузинская земля Месхетия в XVII веке подверглась нападению Османской империи и была насильственно исламизирована, после чего регион три века находился под властью турок, и это сказалось на этническом менталитете местного населения. Поэтому население этого региона из "месхов", превратилось в турок-месхетинцев.

В ночь с 14 на 15 ноября 1944 года по личному приказу Сталина около 100 тысяч жителей Ахалцихского, Адигенского, Аспиндзского, Ахалкалакского и Багдановского районов Грузинской ССР были согнаны на сборные пункты и переправлены в Казахстан и Узбекистан. За первые годы высылки от холода и голода погибли 20% выселенных турок.

В 1956 году турок-месхетинцев реабилитировали, но вернуться на историческую Родину им не разрешили. В 1989 году после резни в Ферганской долине правительство СССР вывезло из Узбекистана 20 тысяч месхетинских турок. Их расселили в центральных районах России. Отсюда началось расселение турок-месхетинцев в южные регионы.

После развала СССР большинство турок-месхетинцев получили российское гражданство. Но в Краснодарском крае власти отказались легализовать их. Для разрешения проблемы потребовалось вмешательство международных организаций.

Тем временем турки-месхетинцы уже много лет пытаются вернуться в провинцию Самцхе-Джавахетия, где они жили до выселения.

"В течение почти 20 лет продолжается эпоха возвращения нашего народа на историческую родину – в Грузию, - говорят активисты краснодарской общины. – В 1989 году нам не позволил это сделать коммунистический режим Грузинской ССР, а с 1991 года – демократические режимы Гамсахурдия-Шеварнадзе-Саакашвили".

Надо сказать, что в самой Грузии месхетинцев за своих не признают. В беседах с корреспондентом газеты ВЗГЛЯД грузинские общественные деятели рассказывали, что, мол, если они турки – значит, турки, а если месхетинцы, то - месхетинцы.

"Это трагедия нашего народа, - уверяют грузины, - потому что приграничный с Турцией район 300 лет находился под влиянием Османской империи! От исторической Месхетии ничего не осталось, кроме Самцхе-Джавахетии!"

Но факт остается фактом. Грузины, которые жили в Месхетии и находились под влиянием турков, приняли ислам. Их образ жизни и язык близки к тюркским, но сами они при этом считают себя грузинами.

"За период ожидания мы уже стали россиянами, американцами, азербайджанцами, но только не грузинами!" - сетуют месхетинцы в своем обращении.

Проблема усугубляется тем, что Грузия создаёт массу препятствий возвращению месхетинцев. Во-первых, провинцию Самхце-Джавахетия давно уже плотно заселили армянами, а исторический конфликт турков и армян (обвиняющих турков в геноциде собственного народа) еще не исчерпан.

Во-вторых, со дня выселения месхетинцев прошло уже более 40 лет, а это несколько поколений. "Вероятно, целью всей этой бумажной волокиты является выжидание момента, когда последние наши старики, помнящие Грузию, как Родину, умрут и тогда проблема отпадет сама собой", - предполагают турки-месхетинцы.

Говоря о "бумажной волоките", они подразумевают документ, в котором руководство Грузии определило порядок возвращения месхетинцев на родину, однако никаких реальных действий для этого даже не думает начинать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

16.10.2008 | 04:36

Россия действует против армянства Самцхе-Джавахка

Госдума России заинтересовалась судьбой турок-месхетинцев, депортированных из Грузии в 40-х годах прошлого века. Протокольное поручение по инициативе депутата из фракции Единая Россия Юрия Медведева 8 октября было дано сразу двум комитетам - по делам СНГ и связям с соотечественниками и по международным делам.

Парламентарии России хотели бы получить в МИД РФ информацию о международно-правовом положении турок-месхетинцев, реализации их права на возвращение на «историческую родину», позиции международных организаций по этой проблеме. Кроме того, комитетам поручено подготовить обращение Госдумы в Парламентскую ассамблею Совета Европы с призывом «воздействовать на Грузию с целью ускорения решения вопроса по возвращению турок-месхетинцев на родину».

В своем протоколом поручении Юрий Медведев заявил, что «представители турецко-месхетинской общины приняли обращение в Совет Европы, в котором призывают заставить Грузию выполнить взятые на себя обязательства по возвращению турок-месхетинцев на родину, в Грузию, где они проживали до выселения».

Данный шаг российских парламентариев наглядно демонстрирует, что Россия, имея личные счеты с тбилисскими властями, хочет использовать «проблему турок-месхетинцев» в качестве инструмента давления на Грузию. А учитывая тот факт, что в случае своего возвращения в Грузию турки-месхетинцы желают обосноваться в армянском регионе Самцхе-Джавахк, свидетельствует о том, что данные шаги России направлены также против местного армянского населения. Общеизвестно, что «главным идеологом и спонсором» возвращения турок-месхетницев в регион Самцхе-Джавахк выступает Турция, которая желает создать демографический коридор из верноподданного ей населения. Турция потратила, да и еще потратит значительные ресурсы для осуществления своих шагов – возвращение турок-месхетинцев в регион Самцхе-Джавахк с последующим выдавливанием оттуда местного армянского населения. А действия России свидетельствуют также о том, что имеют место определенные договоренности России и Турции в данном направлении, которые способны поставить под удар само существование армянства Самцхе-Джавахка.

Bagin.info

Share this post


Link to post
Share on other sites

Блокада Армении и стимулированные ею пантуранские программы осуществятся только через труп Грузии

17.12.2008

Исторический регион Самцхе-Джавахк-Цалка, который сейчас находится на юридической территории Грузии, своим военно-стратегическим положением и имеющимися проблемами имеет огромное влияние на политическое развитие в Закавказье. Об этом говорится в заявлении аналитического центра «Митк», поступившем в PanARMENIAN.Net. Авторы документа напоминают, что до 1944 года в этом регионе жили и в том же году отсюда переселились около 90.000 представителей общины, считающейся “турками-месхетинцами”. В постсоветское время и особенно после членства в Европейском Совете (1999г.) Грузия взяла на себя обязательство организовать возвращение в их бывшие места проживания. После их переселения в 1944 году и до сих пор численность турок-месхетинцев резко возросла, дойдя до 400-500 тысяч.

«Параллельно со всем этим активизируются те страны, где живет большое число турок-месхетинцев. Систематически с такими инициативами выступают Турция и Азербайджан, в последнее время также Россия и ее южные суверенные республики. Например, с такой инициативой совсем недавно выступила Ингушетия, где была создана межведомственная рабочая группа по вопросам оказания помощи добровольным переселенцам в Грузию из числа 10.000 турок-месхетинцев, проживающих на территории республики. Мы, представители аналитического центра “Митк” и ряда молодежных и политических общественных организаций, выступаем против насильственного лишения людей их родины, одновременно считаем, что в теперешних условиях недопустимо возвращение в регион Самцхе-Джавахк-Цалка только турок-месхетинцев», - говорится в заявлении.

Тому, по мнению армянских аналитиков, есть несколько причин. «Если в 1944 году число турок-месхетинцев было 90.000, то сейчас их число достигло 500.000. Это уже само по себе делает невозможным их размещение в Самцхе-Джавахке-Цалке в техническом и других смыслах; политика Грузии по грузинизации региона Самцхе-Джавахк-Цалка в эти годы путем искусственного переселения людей несравнимо увеличила грузинский элемент в этом регионе, что также является технической помехой для переселения; Самцхе-Джавахк-Цалка, будучи исторически армянским регионом и сейчас на 70% населенным армянами, сейчас фактически является Арменией, хотя не включена в юридические границы Республики Армения. В условиях наличия армянского фактора в регионе Самцхе-Джавахк-Цалка недопустимо заселение турецко-мусульманской массы. Это приведет к широкомасштабным армяно-турецким столкновениям и возрождению напряженности в Закавказье; для некоторых стран, особенно для Турции и Азербайджана, турецко-месхетинский фактор в действительности не “вопрос восстановления прав человека”, а окончательная тюркизация Самжхе-Джавахка-Цалки. Этим создается наземная турецко-азербайджанская связь, и вместе с этим РА окончательно будет заблокирована. По большому счету всем этим планируется дать ход тем пантюркистским и туранским программам, осуществление которых, хотя и является постоянным вопросом повестки дня, до сих пор не произошло.

Исходя из всего этого мы призываем власти Грузии прийти в себя и осознать, что осуществление любой антиармянской программы, продиктованной Турцией и Азербайджаном, в первую очередь направлено именно против нее. Также и сейчас, когда с ее разрешения и при ее содействии Турция и Азербайджан полномасштабно осуществляют блокаду РА, Грузия должна понять следующее: блокада РА, стимулированные ею пантуранские программы осуществятся только через труп Грузии; мы призываем Грузию, Турцию, Азербайджан и Россию прекратить проведение политики, направленной на переселение турок-месхетинцев. В противном случае как аналитический центр “Митк”, так и ряд представителей общественно-политических организаций РА и Самцхе-Джавахка-Цалки поддержат массовые акции протеста, зарождающиеся среди армян региона. А это приведет к непредсказуемым и нежелательным последствиям как для региона, так и для Грузии», - подчеркивается в заявлении аналитического центра «Митк».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Грузия не допустит компактного заселения турок-месхетинцев в регионе Самцхе-Джавахк-Цалка

Грузия не допустит компактного заселения турок-месхетинцев в регионе Самцхе-Джавахк-Цалка во избежание сложностей в грузино-армянских отношениях и угрозы территориальной целостности страны. Об этом заявил грузинский политолог Рамаз Сакварелидзе «Грузия учитывает озабоченность соседей, а также действует в соответствии со своими территориальными интересами и воздерживается от компактного заселения большого количества репатриантов», - сказал он.

В свою очередь, турецкий эксперт Уфгук Тавкул отметил, что возвращение турок-месхетинцев на исконные земли на территории Грузии невозможно, потому что грузинское правительство не хочет этого. Главной причиной по его словам, является опасение грузин за территориальную целостность страны. «При демографическом росте населения репатриантов не исключен вариант, что они потребуют автономии», - сказал Тавкул.

В грузинском регионе Самцхе-Джавахк-Цалка до 1944 года жили и в том же году во время сталинских репрессий были выселены около 90 тысяч представителей общины турок-месхетинцев. После членства в Европейском Совете в 1999 году Грузия взяла на себя обязательство организовать их возвращение в бывшие места проживания. На законодательном уровне принято решение, что предложения желающих вернуться на родину будут рассматриваться специальной комиссией. К этому времени, в комиссию поступило всего до 700 заявлений, и поэтому сроки предъявления заявок продлены. Сейчас регион Самцхе-Джавахк-Цалка на 70% населен армянами.

Армянский аналитический центр «Митк» на днях распространил заявление, в котором, в частности говорится: «Мы призываем власти Грузии прийти в себя и осознать, что осуществление любой антиармянской программы, продиктованной Турцией и Азербайджаном, в первую очередь направлено именно против нее. Также и сейчас, когда с ее разрешения и при ее содействии Турция и Азербайджан полномасштабно осуществляют блокаду РА, Грузия должна понять следующее: блокада РА, стимулированные ею пантуранские программы осуществятся только через труп Грузии; мы призываем Грузию, Турцию, Азербайджан и Россию прекратить проведение политики, направленной на переселение турок-месхетинцев. В противном случае как аналитический центр “Митк”, так и ряд представителей общественно-политических организаций РА и Самцхе-Джавахка-Цалки поддержат массовые акции протеста, зарождающиеся среди армян региона. А это приведет к непредсказуемым и нежелательным последствиям как для региона, так и для Грузии».

/PanARMENIAN.Net/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Грузия не допустит компактного заселения турок-месхетинцев в регионе Самцхе-Джавахк-Цалка

Грузия не допустит компактного заселения турок-месхетинцев в регионе Самцхе-Джавахк-Цалка во избежание сложностей в грузино-армянских отношениях и угрозы территориальной целостности страны. Об этом заявил грузинский политолог Рамаз Сакварелидзе «Грузия учитывает озабоченность соседей, а также действует в соответствии со своими территориальными интересами и воздерживается от компактного заселения большого количества репатриантов», - сказал он.

Ну наконец-то очухались !!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну наконец-то очухались !!!

Если бы это сказал, президент Сакартвело, то тогда бы, мжно было бы сказать, да очухались. На них по этому вопросу давят турки и азеры , не легко им выдержать такой натиск.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Если бы это сказал, президент Сакартвело, то тогда бы, мжно было бы сказать, да очухались. На них по этому вопросу давят турки и азеры , не легко им выдержать такой натиск.

послушай даже глухонемой догадается о намерениях азеро-турков грузины может и дали такое обещание но когда придёт время выполнит свои обещание сначала хотя бы чуть-чуть подумают над этим !

этqанел тупой чен :D

Share this post


Link to post
Share on other sites
... хотя бы чуть-чуть подумают над этим !

этqанел тупой чен :D

Asatryan джан, ты оптимист!

Share this post


Link to post
Share on other sites
Asatryan джан, ты оптимист!

Тогда это нам на руку как раз найдётся конкретная причина отстаивать наши права и плюнут на грузинов и взяться за оружие

ты это хотел слушать Usta джан ?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Тогда это нам на руку как раз найдётся конкретная причина отстаивать наши права и плюнут на грузинов и взяться за оружие

ты это хотел слушать Usta джан ?

Asatryan джан, ты меня не совсем понял. Я политически некорректно выразил свое сомнение о способности грузинского руководства мыслить не лозунгами а логически думать, хотя бы на уровне пятилетнего армянского ребенка, тогда им на пальцах можно об'яснить, что московская халява уже закончилась и им самим надо думать мозгами о своем будущем.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Asatryan джан, ты меня не совсем понял. Я политически некорректно выразил свое сомнение о способности грузинского руководства мыслить не лозунгами а логически думать, хотя бы на уровне пятилетнего армянского ребенка, тогда им на пальцах можно об'яснить, что московская халява уже закончилась и им самим надо думать мозгами о своем будущем.
Эээээ! Ну подумаешь,теперь они будут кидать месхетинские барсетки и кидать таксистов чурок-месхетинцев........тарберутюн какой?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Эээээ! Ну подумаешь,теперь они будут кидать месхетинские барсетки и кидать таксистов чурок-месхетинцев........тарберутюн какой?

Думаю масштаб другой, одно дело кидать кремлевскую няньку и другое дело кидать турецкого факера.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Думаю масштаб другой, одно дело кидать кремлевскую няньку и другое дело кидать турецкого факера.
Ээээ Ахперс! Мы(теже Грузины не очень уж поди рады месхетам) много говорим(болтаем)а ведь в душе и мыслях ОЧЕНЬ ОТЧЁТЛИВО осознаем что:Крича-Ну её на хрен эту сволочную Россию,Мы точно знаем что Мы сами такие и Америке нужно от нас тоже что и сволочной России....ПОТОМУ ЧТО ОНИ ЗНАЮТ С КЕМ ИМЕЮТ ДЕЛО! :(

-решил сегодня ИЗРЕКАТЬ истины из души! :D

Share this post


Link to post
Share on other sites

Азербайджан начал собирать деньги для возвращения турков-месхетинцев в Грузию

В Азербайджане по инициативе общества турков-месхетинцев «Ватан» начата кампания по оказанию финансовой помощи туркам-месхетинцам для их возвращения в Грузию. Как передает Гeй .Az, по случаю начала реализации проекта, был проведен круглый стол с участием депутатов Милли Меджлиса, глав СМИ и общественных деятелей.

На мероприятии было объявлено, что открыт банковский счет «NBC Bak ASC, VOIN 1700130681, код 505345, счет 0137010045944», куда любой желающий может перечислить деньги, которые будут использованы для строительства домов, создания хозяйства лиц, которые вернулись в Грузию.

Выступившая на мероприятии председатель парламентской группы дружбы Азербайджан-Грузия Ганира Пашаева отметила, что в законе, принятом Грузией «О репатриации» туркам-месхетинцам дается только право возвращения на родные земли, а о решении социальных проблем тех, кто возвратится, ничего не говорится. «Наш народ всегда славился тем, что протягивал руку помощи нуждающимся. Теперь такая помощь нужна туркам-месхетинцам, чтобы они могли обосноваться на их исторических землях. Азербайджан является страной, где туркам-месхетинцам лучше всего живется.

Всяческую опеку им оказывал общенациональный лидер Гейдар Алиев, а теперь опеку оказывает президент Ильхам Алиев. Деньги пойдут на строительство домов, на создание хозяйств, на решение других социальных проблем турков-месхетинцев, вернувшихся на свои земли. Лично я приняла решение, помимо прочей помощи, перечислить на банковский счет всю депутатскую зарплату, полагающуюся мне за январь», - сказала она. При этом депутат отметила, что номер банковского счета будет размещен и в сети Тюрк-Нетворк (Turk-Network), чтобы проживающие в США турки и азербайджанцы также могли оказывать финансовую помощь туркам-месхетинцам.

А депутат Агиль Аббас напомнил, что Азербайджан принял турков-месхетинцев в самое тяжелое для себя время, когда в страну хлынул поток азербайджанских беженцев.«В настоящее время турки-месхетинцы желают вернуться на свои родные земли, и мы должны им оказать всяческое содействие. Считаю, что каждый депутат должен перечислить на банковский счет определенную сумму денег», - сказал он.

А председатель парламентской комиссии по социальной политике Хады Раджабли посчитал важным обратиться в комиссариат ООН по беженцам. «В мире имеется практика репатриации, и комиссариат по беженцам обладает финансами для оказания помощи. Считаю, что мы, как парламент, должны обратиться к ним, чтобы те оказали содействие для возвращения турков-месхетинцев в Грузию. Нам такая практика будет нужна, когда настанет время возвращения на свои родные земли азербайджанских вынужденных переселенцев», - сказал он.

Заместитель председателя парламентской комиссии по вопросам обороны и безопасности Айдын Мирзазаде же, касаясь истории депортации турков-месхетинцев из Грузии, отметил, что в этом вопросе особую роль сыграли русские шовинисты и армяне, которые имели слово во власти. «Из архивных документов известно, что в этом процессе особую роль сыграл Микоян. Теперь турки-месхетинцы желают вернуться на свои земли, и это говорит об их высоком уровне патриотизма. Я тоже присоединяюсь к инициативе перечисления депутатами определенной сумы денег на банковский счет», - сказал он.

Как известно, Грузия взяла обязательство перед Советом Европы о возвращении на родину выселенных в 40-х годах турков-месхетинцев. В грузинском регионе Самцхе-Джавахк-Цалка до 1944 года жили и в том же году во время сталинских репрессий были выселены около 90 тысяч представителей общины турков-месхетинцев. С этой целью работала государственная комиссия и уже на законодательно уровне принято решение, что заявления желающих вернуться будет рассматриваться специальная комиссия и только после этого станет известно, сможет ли семья репатриантов вернуться. К этому времени в комиссию поступило до 700-т заявлений и срок их рассмотрения продлен. Регион Самцхе-Джавахк-Цалка на 70% населен армянами.

Edited by Asatryan

Share this post


Link to post
Share on other sites

Парламент Грузии в третьем чтении утвердил закон, который предусматривает продление срока представления заявок на репатриацию от мусульман-месхетинцев, депортированных из Грузии в начале 40-х гг. прошлого века сталинским режимом.

Срок подачи заявок продлен до 1 июля 2009 года, вместо 1 января 2009 года.

Заместитель председателя парламентского Комитета по юридическим вопросам, депутат Акакий Минашвили, который на внеочередном заседании законодательного органа 23 декабря представил законопроект, причиной увеличения срока подачи заявок назвал проведенные в 2008 году выборы, которые проходили трижды (президентские - в январе, парламентские – в мае, и выборы ВС Аджарии – в ноябре), а также «российскую агрессию» в августе.

По словам докладчика, «закон касается т.н. турок-месхетинцев, основная суть закона заключается в увеличении срока, который касается внесения этими людьми заявок (о репатриации в консульства)».

Согласно законопроекту, те, кто желает вернуться в Грузию, должны обратиться в ближайшее консульство Грузии. По данным на сегодняшний день, в течение трех лет в различные консульства поступили до 900 заявок.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Азербайджан начал собирать деньги для возвращения турков-месхетинцев в Грузию

В Азербайджане по инициативе общества турков-месхетинцев «Ватан» начата кампания по оказанию финансовой помощи туркам-месхетинцам для их возвращения в Грузию. Как передает Гeй .Az, по случаю начала реализации проекта, был проведен круглый стол с участием депутатов Милли Меджлиса, глав СМИ и общественных деятелей.

На мероприятии было объявлено, что открыт банковский счет «NBC Bak ASC, VOIN 1700130681, код 505345, счет 0137010045944», куда любой желающий может перечислить деньги, которые будут использованы для строительства домов, создания хозяйства лиц, которые вернулись в Грузию.

Выступившая на мероприятии председатель парламентской группы дружбы Азербайджан-Грузия Ганира Пашаева отметила, что в законе, принятом Грузией «О репатриации» туркам-месхетинцам дается только право возвращения на родные земли, а о решении социальных проблем тех, кто возвратится, ничего не говорится. «Наш народ всегда славился тем, что протягивал руку помощи нуждающимся. Теперь такая помощь нужна туркам-месхетинцам, чтобы они могли обосноваться на их исторических землях. Азербайджан является страной, где туркам-месхетинцам лучше всего живется.

Всяческую опеку им оказывал общенациональный лидер Гейдар Алиев, а теперь опеку оказывает президент Ильхам Алиев. Деньги пойдут на строительство домов, на создание хозяйств, на решение других социальных проблем турков-месхетинцев, вернувшихся на свои земли. Лично я приняла решение, помимо прочей помощи, перечислить на банковский счет всю депутатскую зарплату, полагающуюся мне за январь», - сказала она. При этом депутат отметила, что номер банковского счета будет размещен и в сети Тюрк-Нетворк (Turk-Network), чтобы проживающие в США турки и азербайджанцы также могли оказывать финансовую помощь туркам-месхетинцам.

А депутат Агиль Аббас напомнил, что Азербайджан принял турков-месхетинцев в самое тяжелое для себя время, когда в страну хлынул поток азербайджанских беженцев.«В настоящее время турки-месхетинцы желают вернуться на свои родные земли, и мы должны им оказать всяческое содействие. Считаю, что каждый депутат должен перечислить на банковский счет определенную сумму денег», - сказал он.

А председатель парламентской комиссии по социальной политике Хады Раджабли посчитал важным обратиться в комиссариат ООН по беженцам. «В мире имеется практика репатриации, и комиссариат по беженцам обладает финансами для оказания помощи. Считаю, что мы, как парламент, должны обратиться к ним, чтобы те оказали содействие для возвращения турков-месхетинцев в Грузию. Нам такая практика будет нужна, когда настанет время возвращения на свои родные земли азербайджанских вынужденных переселенцев», - сказал он.

Заместитель председателя парламентской комиссии по вопросам обороны и безопасности Айдын Мирзазаде же, касаясь истории депортации турков-месхетинцев из Грузии, отметил, что в этом вопросе особую роль сыграли русские шовинисты и армяне, которые имели слово во власти. «Из архивных документов известно, что в этом процессе особую роль сыграл Микоян. Теперь турки-месхетинцы желают вернуться на свои земли, и это говорит об их высоком уровне патриотизма. Я тоже присоединяюсь к инициативе перечисления депутатами определенной сумы денег на банковский счет», - сказал он.

Как известно, Грузия взяла обязательство перед Советом Европы о возвращении на родину выселенных в 40-х годах турков-месхетинцев. В грузинском регионе Самцхе-Джавахк-Цалка до 1944 года жили и в том же году во время сталинских репрессий были выселены около 90 тысяч представителей общины турков-месхетинцев. С этой целью работала государственная комиссия и уже на законодательно уровне принято решение, что заявления желающих вернуться будет рассматриваться специальная комиссия и только после этого станет известно, сможет ли семья репатриантов вернуться. К этому времени в комиссию поступило до 700-т заявлений и срок их рассмотрения продлен. Регион Самцхе-Джавахк-Цалка на 70% населен армянами.

АГИЛЬ АББАС,ХАДЫ РАДЖАБЛИ...........

-Одни талыши сидят в ТЮРЬМЕ а ДРУГИЕ ЗАБОТЯТСЯ о судьбе турок.

-Shevaaaaaaaa!ТАЛИШО рашти тюрки бародар!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Турки-месхетинцы могут получить двойное гражданство

23.02.2009  

/PanARMENIAN.Net/ Парламент Турции принял решение о предоставлении права на двойное гражданство туркам-ахыска (турки-месхетинцы). Об этом сообщил президент Союза турок-ахыска мира, глава Национального центра турок-ахыска в Казахстане Зияаддин Исмиханоглу.

По его словам, право на двойное гражданство может быть предоставлено в соответствии с законом «О турецком гражданстве» после проверки поданных документов в течение шести месяцев, передает азербайджанское агентство Trend News. 

В 1944 году турки-ахыска были принудительно выселены со своих территорий в Грузии в Казахстан, Киргизию и Узбекиста

Share this post


Link to post
Share on other sites

Для тех, кто интересуется конфликтами на территории бывшего СССР - подробная и обстоятельная работа кандидата исторических наук Александра Осипова

"Ферганские события: конструирование этнического конфликта"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Давид Арутюнян

ТУРКИ-МЕСХЕТИНЦЫ ИЛИ МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Переживающее жесточайший кризис грузинское государство сегодня абсолютно уязвимо. Очевидно, что в случае реализации на ее территории любого более-менее продуманного проекта, эта страна может окончательно расчлениться. Едва ли стоит сомневаться в том, что заинтересованные структуры серьезно задумываются над этим вопросом. В настоящее время перспектива дальнейшего распада грузинского государства кажется нереальной. Однако, политика, как известно, «искусство возможного», а посему полностью исключить возможность подобных развитий нельзя. В числе стран, озадаченных нынешним состоянием и особенно перспективами Грузии, объективно фигурирует и Турция, которая не только является региональным государством и ее непосредственным соседом, но также давно вынашивает планы по обеспечению прямой сухопутной связи с внутренним Азербайджаном. Рассматривая вопрос на фоне тенденций к сближению позиций Москвы и Анкары, некоторые исследователи допускают возможность актуализации проблемы возвращения в регион Самцхе-Джавахети турок-месхетинцев.

Впрочем, следует отметить, что этот вопрос оставался актуальным вплоть до шестидневной войны. Как известно, еще при вступлении в 1999 г. в Совет Европы Грузия взяла на себя обязательство обеспечить репатриацию этого репрессированного народа. Примечательно, что в том же году в Вене была организована специальная конференция, предметом обсуждения которой являлся вопрос этногенеза турок-месхетинцев или «ахалцихских турок». Грузинская сторона, аргументируя свою позицию наличием этнонима «месхи», заявила о доминанте у «месхетинцев» именно картвельских корней, вызывая резкое возмущение последних.

Так или иначе, но при вступлении в 1999 г. в Совет Европы Грузия все же взяла на себя обязательство обеспечить репатриацию этого народа. Очевидно, что необходимость принятия Грузией подобного обязательства была инициирована Турцией при непосредственной поддержке США. Несмотря на тот факт, что официальный Тбилиси никогда не отмечался особым стремлением принять представителей депортированного народа, он все же был вынужден пойти на этот шаг. Давление США на новые государства Европы обуславливалось желанием упрочить позиции Турции в регионе, и в этом аспекте примечательно, что сам вопрос о возвращении турок-месхетинцев был инициирован депутатами ПАСЕ от Турции и Латвии.

Компактное расселение турок-месхетинцев в Самцхе-Джавахетии всегда воспринималось грузинскими политическими силами крайне болезненно, причем по целому ряду причин. В силу осуществляемой в крае особой демографической политики, ориентированной на рост процентного соотношения грузинского населения, бывшие месхетинские земли уже давно переданы в пользование грузинским семьям, а также беженцам из Абхазии и Южной Осетии. По сути, там была произведена приватизация земли, причем приток негрузинского населения никак не входил в планы официального Тбилиси. Помимо всего прочего, возможное возвращение в губернию турок-месхетинцев могло бы усугубить и без того напряженную ситуацию в крае и вызвать резкое возмущение армянского населения, особенно на фоне ухода дислоцированной в Ахалкалаки 62-й военной базы РФ.

Что в таком случае предлагает официальный Тбилиси? Отметим, что грузинские власти оценивают численность рассеянных по миру турок-месхетинцев в количестве 350 тысяч и в этом отношении практически вторят данным турецких и азербайджанских исследователей. Курировавший данный вопрос бывший госминистр Грузии Гиорги Хаиндрава утверждал, что в 1944 г. из республики было депортировано 92 286 человек. Официально приводились также современные демографические показатели по ряду стран: Казахстан - 110 тысяч; Россия - 60 тысяч; Турция - 35 тысяч; Азербайджан - 30 тысяч; Украина - 9 тысяч; Грузия - 1 тысяча.

Практически сразу после взятого при вступлении в СЕ обязательства был разработан законопроект «О репатриации населения, депортированного советским режимом в 40-х годах XX столетия», который, однако, в течение целых семи лет (вопреки многочисленным обещаниям властей) не вносился в повестку парламентских обсуждений.

Тем не менее, под давлением Турции этот вопрос обсуждался в самых разных инстанциях и на самых разных уровнях. Например, в апреле 2006 г. в Тбилиси прошла международная конференция «Депортированное население из Южной Грузии - начало репатриации». Конференция констатировала факт наличия явных противоречий между позициями официального Тбилиси и поддерживаемых Турцией структур, представляющих интересы турок-месхетинцев. Выступавший на конференции Гиорги Хаиндрава, хотя и заявил, что власти страны приветствуют возвращение турок-месхетинцев в Грузию, однако заметил, что Тбилиси не рассматривает возможность их расселения исключительно в регионе Самцхе (Месхетии). Согласно обнародованному Хаиндравой государственному проекту, республика готова принять лишь те месхетинские семьи, которые именно всю Грузию, а не отдельный ее регион считают своей исторической Родиной. В соответствии с данной схемой и определялась зона расселения потенциальных иммигрантов - Кахетия, Имеретия, Картли и отчасти Менгрелия.

Очевидно, что с учетом «турецкого интереса» и подогреваемого Анкарой соответствующего курса такой взгляд на проблему не нашел поддержки у представителей «ахалцихских турок». Следует понимать, что Турция в любом случае будет добиваться расселения именно в приграничной области Самцхе-Джавахетия, ибо тем самым у нее появляется реальная перспектива одним выстрелом убить двух зайцев:

а) образовать сплошную тюркскую полосу на юге Грузии, соединяющую Азербайджан и Турцию;

б) полностью блокировать Армению.

Самцхе-Джавахетия действительно имеет важнейшее стратегическое значение не только для Грузии, но и для Армении. Таможня в Бавре - это, по сути, единственный сухопутный выход Армении во внешний мир, пролегающий не по территории с мусульманским населением. На этнографической карте региона армянская государственность являет собой своеобразный анклав посреди потенциально враждебного азербайджано-турецкого окружения. Север Ирана и примыкающий к Армении юг Грузии населены преимущественно азербайджанцами, которые объективно представляют перспективную опасность. Никто не может сказать, как именно в зависимости от исторических обстоятельств поведут себя эти группы[1]

Так или иначе, но известное выступление Гиорги Хаиндрава было практически освистано. В частности, президент Федерации ассоциаций месхетинских турок Осман Челик (Турция) тогда заявил: «Мы хотим вернуться на земли Ахыска. В другие регионы наш народ не поедет. Нам известно о противодействии нашему возвращению местного армянского населения. Я считаю, что власти Грузии должны работать в этом направлении». Председатель отделения «Ватан» в Азербайджане Ибрагим Бурханов, в свою очередь, отметил, что «где бы мы ни жили, у нас всегда одно желание - стать хозяевами своей родины. Мы единодушны: будем размещаться в Ахыска». Представлявший же турок-месхетинцев Ингушетии Камал Амриев подчеркнул, что предложение руководства Грузии - расселиться в любом регионе, пожить среди грузинского народа, изучить его язык и традиции, а потом переселиться куда угодно - неприемлемо для ахалцихских турок. «Нас не устраивает перспектива заселиться по 5-6 семей в различных селах. Кроме того, наша молодежь горит желанием вернуться на родину предков. С раннего детства мы говорили детям: ваша родина - Ахыска, вера - ислам, а язык - турецкий».

Именно под давлением Турции летом прошлого года (22 июня) парламент Грузии в конце-концов вынужден был принять в первом чтении закон «О репатриации лиц, насильственно переселенных из Грузии в 40-х годах ХХ века советскими властями». В знак протеста против принятия законопроекта в голосовании не приняли участия представители Консервативной партии. На время голосования они демонстративно покинули зал заседаний. Незадолго до голосования один из представителей консерваторов, депутат от фракции «Демократический фронт» Каха Кукава призвал коллег «не давать голоса мине замедленного действия, заложенной против Грузии.. Этот законопроект направлен против интересов страны».Как заявил тогда же представитель от той же фракции Звиад Дзидзигури, «принятие законопроекта еще не означает, что население Грузии не выскажет свой протест. Такого типа обязательство - возвращение в страну турок-месхетинцев - власти должны брать на себя только с согласия населения»[2].

Все это свидетельствует о том, что вплоть до шестидневной войны этот вопрос действительно оставался актуальным. Более того, согласно принятому законопроекту, турки-месхетинцы, желающие получить гражданство Грузии, должны до 1 января 2009 г. представить всю нужную для получения статуса репатрианта документацию в консульства Грузии в странах их проживания, либо в министерство по беженцам и расселению Грузии. Иными словами, сам процесс протекал достаточно активно. Именно на этом фоне некоторые аналитики сегодня допускают «реанимацию» степени актуальности этой проблемы, которая действительно чревата для Грузии роковыми последствиями. Складывается и вовсе выигрышная для заинтересованных структур партия: с одной стороны, ни один из непосредственных соседей республики какбудто не подставляется, ибо непосредственно не вовлекается в сам процесс, с другой – затрагиваются интересы всех без исключения соседей Грузии.

Ввиду крайней политизированности вопроса, научная составляющая самой проблемы (кто такие турки-месхетинцы, каковы их демографические показатели и др.?) в настоящее время не представляется политически принципиальной. Тем не менее, для адекватного восприятия этой сложной проблемы следует обратить внимание и на исторические вопросы. Данный материал призван представить некоторые нюансы и по возможности восполнить тот информационный вакуум, который объективно имеет место в отношении турок-месхетинцев.

***

В течение XVI - XVIII столетий определенная часть обживающего юго-западные районы современной Грузии населения приняла ислам суннитского толка, исповедуемый в Османской Турции. Это именно тот период, когда грузинская государственность окончательно распалась на отдельные административно-территориальные единицы, именуемые в грузинских летописях «царствами» (Каpтлийское, Кахетинское, Имеpетинское), и так называемое атабекство «Самцхе» в Месхетии. Особенно интенсивно процесс османизации протекал в Месхетии после подписанного между Турцией и Ираном в 1639 г. договора, в соответствии с которым османы окончательно закрепились в этом регионе. В первой половине XVII в. была упразднена местная власть и образован Чилдиpский пашалык с османской системой административных отношений. В некоторых документах новая административная единица именовалась «Ахалцыхским пашалыком». Османизированное население именно этой территории и стало ядром формирования практически нового этнообразования.

По свидетельству царевича Вахушти Багратиони - грузинского историка и географа XVIII в., османские турки, захватив Месхетию, изначально «не требовали отказаться от христианства». Лишь после смерти в 1624 г. последнего христианского атабека Самцхе Манучара и возведения на престол принявшего ислам Сафар-паши, «мусульманились знатные всей этой земли». Вахушти отмечает, что «хотя знатные были мусульманами, жены их и служанки оставались христианами». Только в середине XVII столетия при атабеке Ростоме османский султан «прислал приказ, чтобы жены мусульман также стали мусульманами», а население региона «всецело жило бы по порядкам и вере османов».

Крайне любопытен тот факт, что в числе обживающих данную территорию народов царевич Вахушти упоминает «армян, греков и месхов». Эти данные, подтверждаемые, кстати, и другими источниками, позволяют говорить, что в основе сложившейся в течение нескольких веков новой общности следует видеть весьма пеструю этническую мозаику. Помимо «армян, греков и месхов» на указанной территории жили курды, а также тюркские народы - кипчаки и татары, которые, в свою очередь, были подвержены тому же процессу. Сугубо научный вопрос этногенеза турок-месхетинцев следует, таким образом, рассматривать исключительно в данной плоскости. Вместе с тем, факт политизированности самой проблемы не позволяет заинтересованным структурам проявлять подобные подходы.

В любом случае, очевидно, что ядро нынешней этноязыковой общности, именуемой «турками-месхетинцами», сложилось из представителей трех разных языковых семей:

индоевропейской - армяне, греки, курды;

кавказской - месхи (грузины);

алтайской - кипчаки, татары, османы.

Некоторые исследователи склонны полагать, что перешедшие «всецело к порядкам и вере османов» народы некоторое время еще жили компактно и фрагментарно сохраняли традиции и обычаи. Завершающая стадия обозначившегося в XVI – XVII вв. процесса деэтнизации народов пришлась на XVIII - XIX столетия и была обусловлена не только логикой самой ассимиляции (эволюционным фактором), но революционными импульсами - в частности, мощнейшими миграционными потоками из Турции в Российскую Империю в первой половине XIX в.

Сами турки-месхетинцы, как мы отметили выше, называют себя «ахалцихскими турками». Территория, на которой позднее был основан город Ахалцихе и прилегающие к этой местности земли, в 189 г. до н. э. армянским монархом Арташесом Первым были присоединены к царству «Великая Армения». В последующие эпохи армянский этнокультурный элемент играл здесь важнейшую торговую и экономическую роль: армянское население региона разрабатывало известное месторождение железной руды. Позднее данная территория была завоевана Римом и в 37 г. новой эры передана под юрисдикцию Грузии. На протяжении столетий местность неоднократно переходила из рук в руки - особенно велико было воздействие арабского слоя.

Собственно город Ахалцихе берет свое начало с X в., когда князь Гварам основал здесь крепость Ломсианта. В конце XII столетия данная территория была занята царицей Тамарой и присоединена к Грузинскому царству. Область стала называться Самцхе, что в переводе с грузинского означает «земля месхов». Царица реконструировала занятую цитадель и нарекла бастион «Новой крепостью» - «Ахалцихе».

С XVI по XIX столетия местность находилась под тюркским господством, обусловившим процесс османизации пестрого в этническом отношении населения края. В частности, описывая события 1660-х гг., Вахушти Багартиони пишет об Ахалцихе: «Город отделен от крепости тремя стенами. В нем живут знатные мусульмане и купцы, живут также армяне, евреи и малочисленные месхи... До сих пор то, что мы описывали, это в основном Земо Картли - впоследствии названный Самцхе, которое и ныне именуется Самцхе. Крестьяне от великих стеснений продолжают переходить в мусульманство». Любопытно, что составленный османскими чиновниками в конце XVI в. пространный реестр Гюрджистанского вилайета, в свою очередь, указывает на наличие весьма пестрого этнического состава налогооблагаемого населения края, в структуре которого фигурируют и множество сугубо армянских личных имен - Асатур, Аствацатур, Хачатур и других.

Однако следует ли из этого, что пестрое в этническом отношении население края османизировалось полностью? Однозначно утверждать такое не представляется возможным, но есть основания полагать, что существенная часть населения Самцхе (Месхетии) действительно османизировалась. Причем процесс османизации восточных регионов империи обусловил образование и разных этно-конфессиональных групп, каковыми, в частности, являются армяне-мусульмане (хемшины) и грузины-мусульмане (аджарцы), сохранившие определенные особенности своей этнической принадлежности, в том числе язык. В отличие от них, османизированное население Самцхе и отчасти Джавахетии практически утратило ощущение национальной идентичности и, в отличие от пришлых турков, именовало себя «местными турками». Помимо этнонима «ахыска тюркляри» - «ахыскинские (ахалцихские) турки», они идентифицировали себя и под другим тюркским понятием - «ерли» - автохтон. Необходимо отметить, что подавляющее большинство полностью османизированного населения края покинуло свои дома и переселилось в Турцию еще в ходе русско-турецкой войны в начале XIX в. В 1828 г. генерал Паскевич занял Ахалцихе и присоединил его к Российской Империи. Он же в 1830 г. из Карина (Эрзрум) осуществляет переселение 2536 армянских семей в Ахалцихе, который тогда еще располагался исключительно на левобережье притока Куры – Похцова[3]. Сказанное, конечно же, не означает, что к моменту этого массового переселения христианского армянского населения в Ахалцихе не существовало.

Во-первых, есть свидетельства самого Вахушти, которые сегодня нарочито игнорируются грузинскими историками и политиками. Во-вторых, «Статистические данные Российской Империи за 1833 г.», в свою очередь, свидетельствуют: «Население Ахалцихе, без учета перемещенных в 1830 г. армянских семей, состояло из 411 армянских, 117 еврейских, 44 грузинских и 24 турецких семей».

Так или иначе, но уже на рубеже XIX – XX вв. этнографическая карта Кавказа уже знала такую самоопределившуюся языковую общность, как «ахыска тюркляри» - «ахыскинские (ахалцихские) турки». Это именно та часть османизированного населения – «ерли», которая осталась жить в Самцхе и не переселилась в Турцию. Примечательно, что в источниках и документах Российской Империи этот народ фигурирует в трех основных формах:

а) «мусульмане»;

б) «туpки»,

в) «грузины-сунниты».

Этноним «месхетинские турки» или «турки-месхетинцы» получил наиболее широкое распространение лишь в конце 1980 гг. Между тем, в ранний советский период такого понятия не существовало, и оно замещалось термином «туpок». Со второй половины 1930 гг., когда впервые появился искусственный этноним «азербайджанец», отуреченных жителей Месхетии и отчасти Джавахетии стали иногда называть и «азербайджанцами-суннитами». В любом случае, представители этого народа отождествляли себя с турками, причем вне зависимости от собственного этногенеза. Примечательно, что месхетинские турки не упускали случая выступить вместе с турецкой армией против «общего врага».

Турецкое правительство всегда опиралось на поддержку этого народа в своих кавказских кампаниях. Еще в начале прошлого века оно разрабатывало специальные проекты по подключению «турок-месхетинцев» к осуществляемой в регионе политике. В частности, при подготовке в декабре 1917 г. похода на Ахалцихе Турция побудила месхетинцев к мятежу; получив помощь, они 27 декабря атаковали город. Армяне совместно с грузинами организовали вооруженную самооборону. Под руководством градоначальника З. Зорьяна было создано ополчение, укреплены подступы к городу. После трехдневных боев, при вмешательстве Закавказского комиссариата, осада была снята, но вскоре город был вновь блокирован[4]. По Батумскому договору 1918 г., грузинские меньшевики уступили Ахалцихе Турции, однако несколько месяцев спустя (после окончания Первой мировой войны) турецкие войска были выведены из Ахалцихе, и уезд вошел в состав Грузии.

***

Напряженные отношения между «ерли» и преимущественно армянским населением региона имели место и в советский период. К началу Второй мировой войны в крае работали германские и турецкие инструкторы, обещавшие османизированному народу всяческую поддержку в случае их выступления против Москвы. Данная работа велась и в среде мусульманского населения Северного Кавказа. В годы войны немецкая агентура интенсивно работала не только в Самцхе, но и в Джавахетии, (в ахалкалакских селах Оками, Карцеп, Гогашен и Какия). В случае конечного поражения СССР мусульманам «гарантировалась» полная религиозная и даже административная свобода. В 1942 г. была достигнута договоренность об открытии в Самцхе так называемого «Кавказского фронта» сразу после ожидаемого успеха немцев под Сталинградом. Мятеж месхетинских турок должен был быть поддержан мощным восстанием мусульман Северного Кавказа и вступлением Турции в войну. После разгрома немцев под Сталинградом договоренность не утратила силы, однако было принято решение о старте разработанного сценария сразу после Курского сражения. Провал под Курском в 1943 г., ознаменовавший необратимость наметившегося еще после Сталинграда коренного перелома в ходе войны, обусловил депортацию в 1944 г. сотрудничавших с фашистами целых кавказских народов. Турки-месхетинцы были переселены в Казахстан и Среднюю Азию.

Ввиду исключительной политизированности этого вопроса в настоящее время приводится крайне противоречивая статистика на предмет численности как депортированного в 1944 г. населения, так и относительно современных демографических показателей. В частности, азербайджанские и турецкие исследователи отмечают, что в Великую Отечественную войну было мобилизовано «практически все взрослое мужское население» в количестве более 40 тыс. человек, из которых 26 тыс. погибло на фронтах. Однако вместе с тем указывается, что в 1944 г. около 115 тыс. турок-месхетинцев было выселено из Ахалцихского, Адигенского, Аспиндзского, Ахалкалакского и Богдановского районов Грузии в Среднюю Азию и Казахстан. Приведенная статистика вступает в противоречие также и с данными проведенных в 1897, 1913, 1926 гг. переписей населения, в которых численность тюркоязычных мусульман данного региона оценивается в количестве 43 375, 56 226 и 56 277 человек соответственно. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что, вопреки широко распространенному мнению, естественный прирост месхетинцев в обозначенное время был крайне невысоким и в разрезе 13 лет составил не более 60 человек. Депортированные в 1944 г. турки-месхетинцы были рассредоточены по различным областям Узбекистана без права выезда за черту оседлости, а также в Казахстане и Киргизии - на правах спецпереселенцев. С учетом известных демографических показателей, непосредственно предшествующих депортации 1944 г., цифра в 40 тысяч репрессированных лиц представляется наиболее близкой к действительности.

Очевидно также, что большая часть расселенных в Казахстане и Средней Азии турок-месхетинцев покинула этот регион в период с 1962 по 1989 гг., причем основной поток осел в Азербайджане. Помимо этого, много месхетинцев нашло прибежище в Поволжском районе и на Северном Кавказе. К моменту Ферганских событий в регионе проживало не более 20 тысяч месхетинцев. Следует отметить, что определенная часть переселившихся в Азербайджан месхетинцев осела в Белоканском, Закатальском и Кахском районах на северо-западе республики. Примыкающий к Грузии этот регион населен преимущественно ингилойцами - картвельским народом, принявшим ислам шиитского толка. В среде грузин-ингилойцев в небольшом количестве сохранились и христиане[5].

Казалось, что этническая группа месхетинских турок, дисперсно расселенная по различным областям Узбекистана, Казахстана и Киргизии, была помещена в условия, способствующие растворению этой сравнительно небольшой группы в общей массе коренного населения указанных регионов. Тем более что мусульманское, преимущественно тюркоязычное население, а именно - отсутствие языкового барьера и общеисламские культурные традиции - предоставляло объективные возможности для более тесного межэтнического общения. Тем не менее, несмотря даже на очевидно благоприятные условия ассимиляции, а также, в целом, хорошее отношение и прием со стороны местного населения, такая тенденция не получила развития. Этому изначально препятствовал ряд объективно-исторических факторов, сыгравших в итоге решающую роль.

В числе причин, обусловивших замкнутый уклад жизни турок-месхетинцев, следует назвать фактор социально-психологического противопоставления друг другу понятий «абориген» и «пришелец». К общим закономерностям этнического антагонизма следует также отнести антропологический фактор: сюда примыкает этнопсихологическое противопоставление по линии «европеоид-монголоид». Впервые столкнувшиеся с центральноазиатской средой, месхетинцы довольно остро ощутили эту оппозицию, выражавшуюся для них, прежде всего, в большой степени монголоидности контактирующих с ними этносов. Именно эта степень антропологической дифференциации, безусловно, отражала уровень замкнутости турецкой общины в новой среде. Немаловажное значение имела также этнокультурная оппозиция «кочевой-оседлый», ярко представленная в районах взаимодействия месхетинских турок с казахами и киргизами. Помимо прочего, нельзя забывать, что представители нелегальных организаций турок-месхетинцев поддерживали связи с Турцией.

***

Изменения в судьбе депортированных народов произошли после XX съезда КПСС в 1956 г. Часть из них была репатриирована, в отношении других - в частности, месхетинских турок - были лишь отменены режим спецнадзора и черта оседлости. Шестидесятые годы прошлого столетия стали началом волны миграции месхетинских турок преимущественно на Кавказ - Азербайджан, Кабардино-Балкарию, Ставропольский и Краснодарский края. В Азербайджане для мигрантов сложились наиболее благоприятные условия: турки-месхетинцы оказались в окружении близкого как генетически, так и в культурно-историческом отношении этноса. Антропологическое сходство, а также схожесть традиций обусловили минимизацию антагонизма «абориген-пришелец». Население Азербайджана не восприняло месхетинских турок как абсолютно пришлое иноэтничное образование. Основные черты традиционной культуры азербайджанцев и месхетинских турок во многом совпадали, предопределив, таким образом, не столько взаимопроникновение этих культур, сколько своеобразный процесс восстановления «по аналогии» традиционной культуры месхетинских турок, насыщенной к этому времени компонентами культуры среднеазиатского региона.

Однако, именно в 1960 гг. в месхетинском обществе произошли более важные изменения. В частности, в 1962 г. в Букинском районе Ташкентской области состоялся Первый Учредительный съезд турок-месхетинцев. На съезде, проходившем, разумеется, в условиях секретности, присутствовали делегаты практически от всех турко-месхетинских общин из всех районов их проживания. Съездом обсуждался вопрос о национальном движении за возвращение на родину. В целях наибольшей активности движения было принято решение создать единый центральный орган движения и его соответствующие региональные филиалы. В итоге был избран Временный организационный комитет (ВОК) по возвращению на родину, а также ряд постоянно действующих комиссий. Именно с этого съезда движение месхетинских турок можно считать сформировавшимся. Шесть последующих съездов имели, главным образом, организационное значение. Следует отметить, что за период с 1962 по 1989 гг. состоялось 10 съездов месхетинских турок[6].

Однако раскол, наметившийся в национальном движении месхетинских турок, с течением времени перерос в борьбу двух «фракций», которые можно обозначить как «грузинскую» и «турецкую», отражающие соответственно принципиально разные взгляды на способы реэмиграции, что само по себе ставило под угрозу существование единого национального движения. Представители грузинской фракции считали приемлемым возвращение в Грузию «в качестве грузин» и расселение в разных регионах республики, тогда как «турецкий фланг» настаивал на необходимости отстаивания своего турецкого этногенеза и размещения именно на границе с Турцией, т. е. в Самцхе и Месхетии. В этом отношении IX съезд, проходивший 28 июля 1988 г. в районе Псыкод (в Кабардино-Балкарии), имел особое значение. На этом съезде, проходившем в форме схода, присутствовало 276 делегатов от различных региональных подразделений. По существу, он представлял собой борьбу двух упомянутых фракций. В ходе длительной и напряженной дискуссии, в которой приняли участие большинство лидеров движения, «грузинская оппозиция» потерпела поражение. Съезд единодушно осудил сторонников грузинского направления, посчитав их деятельность ошибочной и предающей национальные интересы, и заставил лидеров данной оппозиции признать несостоятельность своих убеждений. В результате съезд принял решение добиваться возвращения на родину при непременном условии признания их турецкой национальности и провозгласил данный съезд съездом Единения. Спустя несколько месяцев после работы съезда произошли трагические события в Фергане. Новая мощная волна миграции была вызвана именно трагическими событиями в Ферганской области Узбекистана в 1989 г. Основной поток мигрантов из Казахстана и Средней Азии направился в Азербайджан, который согласился принять турок-месхетинцев, предоставив им земли в степи Джейран-чой. Что же послужило причиной погромов?

Турко-месхетинские погромы следует рассматривать в плоскости общего всплеска националистических настроений по всему СССР и, по мнению ряда исследователей, в аспекте узбеко-таджикского противостояния. В этом регионе давно сложилась напряженная межнациональная обстановка, выраженная, прежде всего, в таджико-узбекских противоречиях. Их существо выражается во взаимных претензиях, связанных с включением ряда исконных таджикских территорий (Бухары и Самарканда) в состав Узбекистана. Несмотря на то, что история этих противоречий уже достаточно длительна, наиболее ярко они стали проявляться в условиях общего подъема национальных движений в стране. Нарастание узбекско-таджикских противоречий, безусловно, провоцировало агрессивность националистического движения, создавая конфликтоопасный фон межэтнического взаимодействия в регионе. В сложившейся политической ситуации месхетинские турки были избраны в качестве объекта для демонстрации решимости реализации этнократической идеи, адресованной, по сути, единственной реально существующей этнической альтернативе в лице претендующего на свои территории таджикского населения[7]. Результатом ферганских событий явилось принципиальное решение о создании специальной комиссии Совета Национальностей Верховного Совета СССР с целью «изучения возможности удовлетворения пожеланий турко-месхетинского населения о возвращении их на историческую родину, откуда этот небольшой народ был выселен без всяких на то оснований в годы произвола и беззакония».

Такая комиссия была создана 26 июля 1989 г. Создание данной комиссии имело принципиальное значение для национального движения месхетинских турок, так как ее с полным основанием можно считать формой официального признания движения, поскольку в состав комиссии, помимо официальных лиц, также вошли лидеры и полномочные представители турко-месхетинского национального движения. Помимо рассмотрения вопросов, связанных с проблемой беженцев из Узбекистана, комиссией был поставлен вопрос о том, что «все затраты по оказанию помощи, а также возмещению ущерба обязано взять на себя правительство Узбекистана». В целом, события 1989 г. оказали существенное влияние на движение месхетинских турок, подтолкнув к более жесткой позиции в вопросе о репатриации. Этот вопрос с новой силой прозвучал на X съезде месхетинских турок, состоявшемся 2 сентября 1989 г. в колхозе «Адигюнь» Саатлинского района Азербайджана. В съезде приняло участие 5727 делегатов. В отличие от всех предшествовавших собраний данный съезд носил декларативный характер, и это ярко выражалось в требованиях месхетинских турок возвращения их на историческую родину. На съезде отразилось настроение основной массы этой этнической группы, 70-80% которой выражали желание эмигрировать в Турцию в случае неудовлетворения их требования репатриации в Грузию.

***

Как было отмечено выше, «месхетинский фактор» исторически противопоставлялся и продолжает противопоставляться армянскому. Порой складывается впечатление о фатальности этого вектора. В частности, 3 ноября 1989 г. Советское правительство с целью изменения демографической ситуации в НКАО и на прилегающих территориях, направило в эпицентр межэтнических столкновений турок-месхетинцев. Данный проект официально преследовал якобы благородное намерение - компенсировать материальные и нравственные потери репрессированного в 1944 г. и измученного ссылкой народа. На деле же проект расселения в Нагорном Карабахе родственного азербайджанцам народа имел цель кардинально изменить демографическую ситуацию в зоне конфликта, чреватую полным искоренением автохтонного армянского элемента из НКАО и прилегающих районов. Примечательно, что в том же ноябре 1989 г. Сенат США принял Резолюцию по Нагорному Карабаху с акцентом на то, что «80% населения НКАО составляют армяне». Связь данного документа с проектом расселения в зоне конфликта месхетинцев не вызывает сомнений. Фактор «турок-месхетинцев» был использован в политических целях, и в настоящее время вопрос опять-таки политизирован. Необходимо всегда учитывать этот факт.

Первые немногочисленные группы турок-месхетинцев появились в Джавахетии в самом начале 1990-х, сразу после принятого в апреле 1991 г. Верховным Советом РФ «Закона о реабилитации репрессированных народов». Армянское население Ахалкалакского района их не приняло и практически заставило свернуть обратно. В частности, была подчеркнута роль турок-месхетинцев в кровавых событиях первой четверти XX в., позднее - в период Великой Отечественной войны, а также был упомянут вопрос их участия в Карабахском конфликте. Тогда же было заявлено, что армянское население края и впредь будет пресекать все попытки посещения региона турками-месхетинцами под видом грузин-ингилойцев.

Истинные же демографические показатели рассеянных по миру турок-месхетинцев в данном случае не имеют никакого значения. Обозначенная для Турции численность в 35 тысяч человек - вполне оптимальный показатель для подготовки и переброски в эту губернию специальных групп из числа «турок-месхетинцев». Очевидно, что в настоящее время турецкие спецслужбы отрабатывают с лидерами месхетинских организаций стратегию дальнейших действий, предполагающую непременное требование представителей народа относительно расселения именно в Самцхе-Джавахетии.

--------------------------------------------------------------

[1] Тем более, что уже имеется прецедент. В частности, не следует забывать про осуществленные в самом начале 1990 гг. азербайджанцами Марнеульского района Грузии взрывы ведущего в блокадную, обесточенную и находящуюся в состоянии войны с Азербайджаном Армению единственного газопровода. Марнеульские азербайджанцы практически были вовлечены в войну против Армении. Обеспечение стабильной жизнедеятельности армянского населения Джавaхка (Джавахетии) является важнейшей стратегической задачей. Особую актуальность она приобретает именно в контексте проекта возвращения в Джавахетию турок-месхетинцев, лидеры которых находятся, как известно, в теснейшем сотрудничестве с Анкарой и Баку. Осуществление данной программы призвано, таким образом, замкнуть тюркский круг вокруг армянской государственности.

[2] В числе аргументов против принятия законопроекта представители фракции называли отсутствие четкого графика по тому, в какой период и в какие регионы страны должны быть репатриированы турки-месхетинцы, отмечая, что их компактное заселение, особенно в район Самцхе-Джавахети, категорически неприемлемо, поскольку чревато серьезным этноконфликтом. Оппозиционеры указывали на то, что Грузия не должна автоматически сохранять обязательство по репатриации турок-месхетинцев, данное перед Советом Европы во времена правления Эдуарда Шеварднадзе. Один из лидеров парламентского большинства - Гиги Бокериа назвал аргументы оппозиции «спекуляцией». По его словам, законопроект устанавливает процедуры получения статуса репатрианта, а все остальное, в том числе места их будущего заселения, явится предметом другого нормативного документа. «Причем утверждения об угрозе этноконфликта - это сознательная провокация».

[3] Переселенное уже на правый берег реки армянское население выразило желание назвать этот район «Новым Эрзрумом», но генерал так и не дал на это согласия, заявив, что правобережье Похцова, в соответствии с планом переселения, будет носить название «План». В настоящее время этот район Ахалцихе известен под топонимом «Мард». Противоположный же берег, по крайней мере с X в., носит арабское название «Рабат».

[4] В январе 1918 г. вооруженными месхетинцами были уже перекрыты дороги в Ацгур и Ахалкалаки, прервана телефонная связь с Тифлисом. Жители более 20 мусульманских сел начали грабить и опустошать окрестные и дальние армянские и грузинские села, истреблять жителей. Большое число крестьян нашло прибежище в Ахалцихе. Созданный 27 января Армянский Национальный совет Ахалциха (во главе с 3. Зорьяном) сформировал армянский батальон (командир - полковник Чаушян), к которому присоединились и грузинские гвардейцы. Из Ахалкалаки пришел на помощь отряд армянских добровольцев. Все атаки, предпринятые турками в январе-феврале, были отбиты, однако весной 1918 г., во время закавказского похода турецкой армии, они вновь усилились. С 6 марта развернулись трехдневные ожесточенные бои между 60 воинами армянского батальона и поддерживаемыми Турцией турками-месхетинцами. 23 апреля последние двинулись на армянские села Орал и Сазел. Армянские крестьяне приняли бой неподалеку от села Орал и обратили неприятеля в бегство. 3-4 мая туркам удалось ворваться в села Цугрут и Цира. Грабежу и погромам подверглось также несколько грузинских сел. В начале мая перешедшие в общее контрнаступление армяно-грузинские силы освободили село Мусх, однако части турецкой армии, опять-таки при поддержке турок-месхетинцев, овладели уездом.

[5] Термин «ингилойцы» происходит от употребляемого кавказскими татарами арабского понятия «хенгилоус» (обращенный) - в связи с принятием в XVII - XVIII столетиях грузиноязычным населением региона ислама. В настоящее время они объясняют происхождение термина посредством синтеза татарских понятий «ени» («новый») и «йол» («путь»). Проживающие в селах Белоканского и Закатальского районов ингилойцы являются мусульманами, а жители Кахи - христианами. Официальная статистика советских времен такого народа не знает; ингилойцы-мусульмане в переписях идентифицировали себя как азербайджанцы, а ингилойцы-христиане представлялись грузинами. Согласно переписи 1989 г., численность последних составила 14,2 тысячи человек. Ингилойский диалект развился из грузинского (кахетинского) языка под влиянием лезгинской фонетики и азербайджано-татарской морфологии. В период президентства в Грузии Звиада Гамсахурдиа озвучивались территориальные претензии к Азербайджану, а район расселения ингилойцев назывался грузинской областью Эрети-Саингило. В начале 1990 гг. именно из этого региона отдельные семьи турок-месхетинцев, выдававшие себя в качестве грузин-ингилойцев, предпринимали попытки обосноваться в Самцхе и Джавахетии. Они меняли турецкие фамилии и обучались грузинскому языку.

[6] К 70-м годам опыт национального движения месхетинских турок позволил выработать определенную тактику, адаптированную к новым реалиям: в частности, если в первые годы функционирования движения невозможность репатриации носила безоговорочный характер, то теперь соответствующие мотивировки сводились к экономическим сложностям. Прежде всего, в качестве аргумента выдвигалась сложность переселения такого количества людей на заброшенные земли, где требовались государственные дотации для возрождения региона и удовлетворения социально-культурных потребностей реэмигрантов, а также изменившаяся демографическая ситуация, которая еще больше осложняла решение экономической стороны вопроса. Новые условия предопределили содержание, в частности, VIII съезда, состоявшегося 16 июня 1976 г. в селении Ерокко в Кабардино-Балкарии. Сознавая, что переселение большой массы людей не может не повлечь за собой определенные трудности и значительные финансовые затраты, на обсуждение съезда был представлен план поэтапного переселения. Однако следствием этого явилось поставленное грузинской стороной, хотя и неофициальным образом, условие о признании месхетинскими турками их исторического грузинского происхождения и смена фамилий. Именно на восьмом съезде возникла ситуация, располагающая к внутреннему расколу турко-месхетинского движения. Практические последствия этого непосредственно отразились и на движении, и в целом на тех процессах, которые происходили в турко-месхетинском обществе. С этого времени начинается процесс деструкции самосознания этой этнической группы. В этих условиях незначительная часть месхетинских турок сочла возможным признать себя отуреченными грузинами, стремясь таким образом обеспечить себе возвращение на родину. Сложившееся положение стимулировалось тем, что Грузия начала принимать на постоянное жительство отдельные семьи месхетинских турок из числа представителей обозначенной группы в различные районы республики.

[7] Отметим, что непосредственно перед Ферганскими событиями была предпринята неудавшаяся попытка развязывания узбеко-месхетинского конфликта в Иштиханском и Лаишском районах Самаркандской области, являющихся местом наибольшей остроты узбекско-таджикских противоречий. Конкретная направленность узбекского националистического экстремизма условна, ибо месхетинцы оказались наиболее «подходящим» объектом для насилия как некоренное население, не присоединившееся к узбекскому движению, достаточно компактно расселенное, политически не защищенное и юридически неравноправное. Ферганские события 1989 г. имели исключительные последствия для национального движения месхетинских турок. После погрома турко-месхетинского населения в Ферганской области ВОК взяло на себя задачу по организации и переселению беженцев из Средней Азии. Организация обратились к властям Краснодарского и Ставропольского краев, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Дагестана, Чечено-Ингушетии, правительствам Казахстана, Киргизии и Азербайджана с просьбой о принятии и размещении беженцев из Средней Азии.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Раздан Мадоян

ДЖАВАХК В ПЛАНАХ ПАНТЮРКИЗМА

СПРАВКА. Джавахк (арм. название края; груз. - Джавахети) занимает крайнюю северо-западную часть Армянского нагорья. В советской географической литературе назывался частью Джавахетско-Армянского нагорья, так как составляет одно целое с Армянским Нагорьем. Это плато – Джавахетский вулканический район – с частыми землетрясениями, со средней высотой 1500 – 2000 м1. Название происходит от арм. ճապաղ - привольный, раздольный (этимология В. Саркисяна). Грузинские источники производят топоним либо от имени мифического Джавахоса – первого правителя края, либо от груз. «джави» («ячмень» , т. е. «ячменный край; край, где растет ячмень»).

Под Джавахком сейчас обыкновенно понимают большую часть современного региона Самцхе-Джавахети Республики Грузия, населенную преимущественно армянами (Ниноцминдский / Богдановский, Ахалкалакский, Аспиндзский, Ахалцихский и Адигенский районы, несколько армянских сел Боржомского района, примыкающих к Ахалкалакскому району и 13 армянских сел региона Квемо-Картли (часть Цалкского района, примыкающего к Ниноцминдскому). В административный регион, кроме перечисленных, входит еще и грузинонаселенный Боржомский район.

Центр региона – г. Ахалцихе. Регион часто неофициально делят на Верхний (Ниноцминдский /Богдановский, Ахалкалакский, части Цалкского и Боржомского районов) и Нижний Джавахк (Аспиндзский, Ахалцихский и Адигенский районы), что в целом соответствует дореволюционному делению края на Ахалкалакский и Ахалцихский уезды.

Регион граничит с областью Ширак Республики Армения, являясь его непосредственным продолжением.

Через Джавахк, точнее, вдоль его границы с остальной Грузией, проложен нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан; предполагается прокладка и других продуктопроводов для поставки углеводородов Средней Азии в Европу в обход России, начаты работы по строительству железной дороги, связывающей Турцию с Азербайджаном в обход Армении.

Все это делает понятным пристальный интерес Турции к региону и стремление способствовать его туркизации.

23 мая 1915 г. Бехаэддин Шакир так обосновывал необходимость тотального уничтожения армян: «Армяне стоят на пути реализации наших священных идеалов панисламизма и пантуранизма и поэтому наше столкновение с ними неизбежно. Это объективно, вне наших личных чувств и настроений и от нас не зависит. Независимо от всего мы вынуждены уничтожить на нашем пути все, что может стать препятствием к осуществлению наших священных национальных идеалов»2.

На следующий день после победы при Сардарапате, 29 мая 1918 г, командующий армянскими войсками генерал М. Силикян обратился к армянскому народу с воззванием, в котором, в частности, говорилось:

«Нам всем должно быть хорошо известно, до какой степени разгорелся аппетит ненасытного и в то же время слабого турецкого правительства. Оно требует Ахалцихский, Ахалкалакский (здесь и далее подчеркнуто нами. - Р. М.), Александропольский и Эчмиадзинский гавары полностью, причем Эчмиадзинский – вместе с монастырем, и большую часть Ереванского и Нахиджеванского гаваров»3.

На Батумских переговорах в июне 1918 г. руководитель турецкой делегации Вехиб говорил А. Хатисяну: «Вы видите, что судьба уводит Турцию с запада на восток; мы ушли с Балкан, уйдем и из Африки, но мы должны расширяться на восток – там наша кровь, наша вера и наш язык. Это стремление стихийно; наши братья – Баку, Дагестан, Туркестан и Азербайджан. Мы должны иметь дорогу к ним. А вы, армяне, стоите поперек этого нашего пути. Требуя Ван, вы закрываете нам дорогу в Персию. Требуя Нахиджеван и Зангезур, вы преграждаете нам путь в долину Куры и в Баку. Карс и Ахалкалак закрывают нам дорогу к Казаху и Гандзаку. Вы должны убраться в сторону и уступить нам дорогу. В этом главная причина нашего спора. Нам нужны два широких пути, которые дадут нашим армиям возможности свободного передвижения, маневра и обороны. Первый путь – Карс-Ахалкалак-Борчалу-Казах, ведущий в Гандзак; второй через Шарур-Нахиджеван-Зангезур выводит в долину Куры. Вы можете оставаться между ними, т. е. вокруг Нор-Баязета и Эчмиадзина»4.

Таким образом, Джавахк, Дагет-Хачен, Шаумян (Борчалу), Гардманк, Утик, Карабах, Зангезур, Нахиджеван – большая часть междуречья Куры и Аракса, исторически армянский регион с преобладавшим до 1990 г. армянским населением, оставшийся, кроме Зангезура, вне административных пределов Арм. ССР, исключительно важен и необходим туркам для реализации их давно лелеемых планов, о чем открыто заявляли и заявляют политические и военные лидеры обоих турецких государств.

Сейчас, когда южный путь через Карабах намертво и, будем надеяться, навсегда, закрыт для турок, единственный их путь на восток, на соединение с Азербайджаном – своего рода Эльхотовский проход – пролегает через Джавахк.

Стратегическое значение Джавахка как северного пути для объединения двух турецких государств общеизвестно. Дело в том, что из территории современной Турции есть только два сухопутных прохода в Закавказье, по которым можно перебрасывать большие массы войск, военной техники и снаряжения, организовать их снабжение без риска оказаться отрезанными от баз. Это Джавахк и Ширак; все остальные направления либо непроходимы/труднопроходимы, либо легко контролируемы и обороняемы. Поэтому царская Россия держала здесь войска, а в 1850-х гг. стала заселять Джавахк русскими сектантами; с одной стороны – ссылка, с другой – лояльное к власти население в стратегическом регионе (т. н. Духобория).

В советское время именно здесь была развернута одна из двух военных баз, являвшихся ключевыми элементами эшелонированной системы обороны Закавказского Военного Округа.

Джавахк узким перешейком отделяет Турцию от сейчас уже по преимуществу турко–азербайджанского населения соседнего региона Грузии - Квемо-Картли, в свою очередь примыкающего к Азербайджану. Освоение Джавахка крайне важно для Турции. Его туркизация создаст сплошной пояс турецкого населения, связывающий Турцию и Азербайджан. В сложившихся условиях она может быть совершена демографическим путем через постепенное вытеснение армянского населения и замещение его турецким, с распространением ее в перспективе и на остальную Грузию, уже сегодня практически попавшую в экономическую зависимость от Турции. Предпосылки для этого есть. До 1944 г. в Нижнем Джавахке (на территории нынешних Аспиндзского, Ахалцихского и Адигенского районов) проживали, кроме армян и грузин, турки, известные как турки-месхетинцы, турки-ахиска (ахалцихские).

В этом плане показательно и решение о строительстве железной дороги в обход Армении. Построить ее можно тоже только через территорию Джавахка; приморский вариант с выходом в Батуми не годится, так как, во-первых, потребует больших затрат и, во-вторых, эта дорога может быть легко перерезана силами ВМФ потенциального противника, а таковым Турция всегда числила и числит Россию. Второй вариант, через Ширак, с расконсервацией существующей железной дороги Карс-Гюмри исключается, так как проходит по территории Армении и контролируется еще и Россией (ее база в Гюмри). Обезопасить дорогу от контроля России для Турции важнее, чем изолировать Армению. Сама по себе Армения для Турции не страшна.

Таким образом, со строительством железной дороги Карс-Ахалкалак-Тбилиси Турция решает следующие задачи:

1. создает возможность оперативной переброски войск и техники из Турции в Азербайджан и маневра ими, т. е. строит рокадную дорогу вдоль армяно-турецкой границы по территории третьей страны - Грузии и выводит Армению из коммуникационной сети Южного Кавказа, сильно затрудняя ее экономическое развитие, что также рикошетом бьет и по России как стратегическому союзнику Армении;

2. переадресовывает основные потоки грузов из грузинских портов в турецкие на средиземноморском побережье, создавая у себя рабочие места и лишая Грузию основной части бюджетных поступлений, вследствие чего ее зависимость от Турции возрастет еще больше;

создает инфраструктуру вдоль железной дороги, немногочисленные рабочие места в которой будут предоставляться туркам-месхетинцам, что в итоге приведет к замещению армянского населения турецким (у самих грузин нет для этого ни желания, ни людских резервов).

В этой связи все бодрячески-оптимистические заявления грузинской стороны о положительном влиянии дороги на экономику региона рассчитаны на простаков и призваны усыпить внимание остальных заинтересованных сторон. Не случайно США в законодательном порядке запретили своим компаниям участвовать в ее строительстве.

Жизненная важность Джавахка в реализации турецкой мечты о Великом Туране еще и в том, что Джавахк – единственная дорога, связывающая Армению с внешним миром, на сегодня турками не контролируемая. Все остальные проходят либо через территории двух турецких государств – Турции и Азербайджана, либо через населенные турками территории – северо-запад Ирана и регион Квемо-Картли Грузии (Борчалу). Контроль (туркизация?) над Джавахком сделает Армению анклавом в турконаселенном регионе, что даст возможность туркам контролировать всякое сообщение Армении с внешним миром (за исключением воздушного) или в любой момент подвергнуть ее полной блокаде. Не хочу брать греха на душу, но ферганские события уж очень четко укладываются в турецкие стратегические планы, чтобы полностью исключить (признать?) их спонтанный, незапланированный характер.

По этим же соображениям сохранение армянонаселенного Джавахка для Армении, как, впрочем, и для Грузии, вопрос элементарного выживания.

В 1918 г. край был оккупирован турецкими войсками; после упорного сопротивления отрядов самообороны, длившегося с перерывами почти полгода, население Верхнего Джавахка (Ахалкалакского уезда) отошло в Грузию, где более половина – 40 с лишним тысяч погибли от холода и голода на перевалах и в грузинских концлагерях5. Армянское население Нижнего Джавахка (Ахалцихского уезда) благодаря эффективной организации самообороны (руководитель – городской голова Ахалциха, член партии Дашнакцутюн Зорий Зорян) уцелело. Надо отметить, что бои шли между армянами и примкнувшими к ним грузинами, с одной стороны, и с месхетинскими турками и турецкими регулярными войсками с другой стороны. Целью турок было уничтожение армянского населения и присоединение края к Турции6.

После советизации вопрос принадлежности края Грузии или Армении должно было решить Кавбюро, которое на пленуме 7 июля 1921 г.7 (через неделю после аналогичного решения по Карабаху) передало вопрос в ЦК КП Грузии. На заседании Политбюро 16 июля того же года «исходя из политических соображений, равно как экономической связи Ахалкалакского района с Тифлисом», признал «предложение тт. армян неприемлемым»8. Вопреки воле населения и невзирая на его протесты, Джавахк был передан Грузии9.

У СССР были убедительные основания в преддверии планировавшейся войны с Турцией рассматривать месхетинских турок в качестве пятой колонны и 15-18 ноября 1944 года для обеспечения безопасности советско-турецкой границы турки-месхетинцы, (около 87 тысяч человек) были депортированы в Среднюю Азию, в частности, в Ферганскую долину Узбекистана. После смерти Сталина они, как и другие репрессированные народы, были восстановлены в правах, но это восстановление носило формальный характер. В частности, они не могли вернуться на родину.

Советские власти в зависимости от политической конъюнктуры, объявляли месхетинских турок омусульманившимися грузинами, азербайджанцами или турками.

Официальный Тбилиси в настоящее время называет их грузинами-мусульманами. Сами они, в большинстве своем считают себя турками. Представители турок-месхетинцев поддерживают тесные связи с Турцией, обучаются в вузах этой страны10.

Армянское и грузинское население Джавахка также идентифицирует их как турок.

Процессы перестройки и начавшийся развал СССР активизировали проблему перемещенных народов. Для турок-месхетинцев она стала актуальной после ферганских событий лета 1989 г., когда вопрос их возвращения был поставлен в повестку дня в качестве первоочередного. При этом со стороны советской власти декларировалась необходимость срочного и справедливого, то есть удовлетворяющего турок-месхетинцев, решения. Как и все другие аналогичные решения того времени, эти декларации не определяли какой-либо внятной политики претворения их в жизнь. Это привело к тому, что начался процесс стихийного, неафишируемого, ползучего возвращения турок в регион, что, конечно, не могло не привлечь внимание к проблеме как новых грузинских властей, так и общественности.

Грузия при З. Гамсахурдия была провозглашена родиной только грузин, а все остальные народы были объявлены ее гостями на «древней и гостеприимной грузинской земле». Откровенно шовинистический курс грузинских властей предполагал политику насильственной ассимиляции нетитульных народов. В частности, была создана специальная комиссия, занимающаяся «возвращением» гражданам нетитульных национальностей их «подлинных» грузинских фамилий. Как легко догадаться, все сводилось к принудительному изменению фамилии и национальности или их выживанию («пора и честь знать»).

В таких условиях говорить о реализации планов возвращения турок-месхетинцев в качестве самостоятельного и тому же репрессированного народа было нереально.

Э. Шеварднадзе, сменивший в результате переворота З. Гамсахурдия, вынужден был декларировать более толерантную и менее шовинистическую политику. Это предполагало принятие на себя определенных обязательств перед Советом Европы (СЕ). Репатриация турок-месхетинцев на родину была в их числе и являлась одним из условий вхождения Грузии в СЕ. Однако грузинские власти, понимая всю опасность и провокационность этого шага, не спешили с выполнением взятых обязательств. Катастрофическое состояние грузинской государственности, перманентное балансирование на грани гражданской войны, нерешенные юго-осетинский и абхазский конфликты позволяли Грузии «оправдывать» свое бездействие перед международным сообществом. «Революция роз» М. Саакашвили и провозглашенные ею лозунги потребовали от «новых» грузинских властей уже конкретных шагов и политики. После провозглашения задачи построения гражданского демократического общества оттягивание решения этой проблемы далее стало невозможным. Из чисто политической она стала еще и идеологической, что сильно ограничивает возможности маневра грузинских властей.

Таким образом, процесс «репатриации» турок-месхетинцев, до сих пор латентный и вялотекущий, перешел в активную стадию.

Грузия объявила о начале конечной фазы процесса возвращения турок-месхетинцев на свою, т. е., надо полагать, – турецкую – историческую родину, в Самцхе-Джавахети, Джавахк. Казалось бы, справедливость наконец восторжествовала. На деле все оказывается совсем не так просто. Опустевшие турецкие села правительство Грузии в 1940-1950 гг. попробовало было заселить грузинскими переселенцами, но кампания провалилась (в селах, где жили до тысячи человек, с большим трудом удалось поселить по нескольку десятков грузинских семей). Тем не менее, власти новой Грузии вовсе не намерены предоставлять туркам возможность возвратиться в их бывшие села. Как нетрудно догадаться, они намерены поселить месхетинских турок в Верхнем Джавахке, на плато, 90% населения которого армяне.

Делается это, с учетом исторической памяти и отношений обоих народов, специально с целью накалить обстановку. Плато заселено предельно плотно для высокогорья; свободных земель нет, работы нет, экономика на нуле: местное население живет за счет сезонной работы в России. Стычки между переселенцами-турками и местными армянами в этих условиях будут неизбежны.

Власти хотят одним выстрелом убить двух зайцев: если армяне не допустят поселения турок, то Грузия получит прекрасную возможность оправдаться перед СЕ, прикрывая свое нежелание вернуть турок-месхетинцев ссылками на армянский фактор, дестабилизирующий ситуацию в регионе. И, возможно, даже получит дополнительную помощь на укрепление своей армии и правоохранительных органов для противодействия эскалации сепаратизма. Тем самым ситуация, которые должна была бы замедлить вступление Грузии в НАТО и ЕС будет использована для его ускорения. Если же турки вытеснят армян, Грузия окажется в фаворе у Турции.

В этой ситуации, на фоне агрессивной антиармянской пропаганды Азербайджана и Грузии, апелляция Армении к международному сообществу касательно судьбы армянского населения Джавахка будет иметь очень мало шансов быть услышанной. У джавахкского армянства будет имидж агрессивной общины, препятствующей возвращению репрессированного народа, хотя создан и обустроен за счет энергии и ресурсов самого армянства.

При таком развитии событий неизбежно в том или ином виде будет вовлечена в конфликт и Турция. Если ее прямое участие маловероятно, то возможно оказание ею помощи («по просьбе грузинских властей») инструкторами и снаряжением. Вряд ли останутся в стороне и националистические организации вроде «Серых волков», а также разного рода мусульманские экстремисты и моджахеды из разных стран, что очень быстро приведет к переходу конфликта в открытое военное противостояние, его развитию по карабахскому сценарию.

О его реальности и катастрофичных последствиях не только для двух вовлекаемых в конфликт народов – турок и армян, но и для Грузии, всего Южнокавказского региона говорят не только армянские аналитики, политологи, публицисты, мнение которых можно трактовать и как пристрастное, но и сами грузинские, и не только грузинские политики и политологи11.

Геополитики еще напишут исследования о том, как мы остановили турок в Карабахе и спасли Россию и Европу на сей раз от серой чумы – понимание этого факта уже происходит в России, пока на уровне публицистики12. Потеряв Джавахк, мы, а вслед за нами и вышеупомянутые господа, теряем все – даже победу в Карабахе, что неотвратимо приведет либо к полной утрате армянской государственности, либо к ее сохранению в виде резервации, неспособной к самостоятельному существованию, чего и добивается Турция: ее вполне устроит любой из этих вариантов. Именно поэтому проблему Джавахка, так же как до нее проблему Карабаха, нельзя сводить к социально-экономическим преобразованиям. Это вопрос в первую очередь политический, судьбоносный не только для Кавказа и Турции, но и для России с Европой.

Проблема Джавахка и проблемы Карабаха, Нахиджевана, Гардманка, Утика – составные части проблемы Ай Дата – Армянского вопроса, справедливое решение которого на деле, а не на словах должно привести к восстановлению исторической (хотя бы по состоянию на 1990 г.) территории проживания армянского народа в пределах бывшего СССР и созданию минимального ареала, где существование армянского народа и государства будет относительно гарантировано от случайностей.

--------------------------------------------------

1 АСЭ, т. 9, статьи «Джавахк», «Джавахкское нагорье», «Джавахкский хребет» с. 480-481, на арм.

2 по: Л. Вардан. Армянский пятнадцатый год и брошенное имущество армян. Бейрут, 1970, с. 214. на арм.

3 Цит.: С. Врацян. Республика Армении. Ереван, 1998, с. 148-149, на арм.

4 Цит.: А. Хатисян. Создание и развитие Республики Армении. Aфины, 1930, с. 86, на арм.

5 См. об этом: А. Мелконян. Джавахк в ХIХ веке и в первой четверти ХХ века. Ереван, 2003, на арм.; А. Мадоян, Г. Мелик-Шахназарян. …признать предложение тт. армян неприемлемым. Армяно-грузинские отношения в 1918-1921 годах и на современном этапе. Ереван, 2006.

6 Саносян. …еще и белый геноцид. Ереван, 2006.

7 ЦИА ДОПО РА, собр. 1, д. 7. л. 45.

8 ЦИА ДОПО РА, собр. 1., д. 7, л. 43.

9 см. подборку документов на русском в: А. Мадоян, Г. Мелик-Шахназарян…

10 Проблема турок-месхетинцев подробно и на весьма богатой документальной базе представлена, в частности, в работе: В. Саргсян. Самцхе-Джавахк-Трехк в сфере армяно-грузинских отношений. Ереван, 2006, сс. 278-290, на арм. Там же приводится литература по данному вопросу.

11 см, например, перепечатанную в газете «Голос Армении» (№59 от 31 мая 2007) статью Д. Арабидзе «Угроза конфликта в Месхетии» из грузинского органа «Ганматави-суплебели», №13, апрель 2007; см. также: А. Мадоян, Г. Мелик-Шахназарян…, с. 151-152).

12 см, например: А. Нуйкин. Спасибо тебе, Карабах; в: В. Кривопусков. Мятежный Карабах, Москва, «Голос-Пресс», 2007.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Со следующего года общество турок-месхетинцев «Ватан» покинет Азербайджан

27.08.2009

Со следующего года общество турок-месхетинцев «Ватан» (Родина) прекращает свою деятельность в Азербайджане. Об этом сообщил глава общества Ибрагим Бурханов.

По его словам, по решению грузинского правительства до десяти тысячи месхетинских турок, которые проживали на территории Азербайджана, начали возвращаться на свои исконные земли. «Это и привело к тому, что деятельность общества будет прекращена из-за завершения нашей миссии», - отметил он.

Ибрагим Бурханов также сообщил, что в мае 2010 года покинет Азербайджан и продолжит свою деятельность в Грузии, передает

""""""""""""""""""""""""""""""""""

ya dumal gruzini blefovali

vixodit oni konkretno rishili odat gruziyu v meste s gruzinami ,...turkam !

Share this post


Link to post
Share on other sites

Михаил Калишевский

Турки-месхетинцы: Из одного изгнания в другое

Нынешний год – год сплошных «юбилеев» для репрессированных народов бывшего СССР. 65 лет назад сталинский режим учинил настоящую серию массовых расправ над целыми народами, которых согнали с родных мест, загрузили в вагоны для скота и отправили за тысячи километров в изгнание, откуда очень многие не вернулись. Среди печальных годовщин есть и такая -15 ноября исполняется 65 лет со дня депортации турок-месхетинцев, высланных из Грузии в Среднюю Азию и Казахстан. История этого народа выделяется своим трагизмом даже на фоне отнюдь не благостных историй других репрессированных народов. Можно считать, что турки-месхетинцы были отправлены в изгнание дважды, а то и трижды. Они до сих пор не обрели земли своих предков, и будущее их по-прежнему остается туманным.

Да и вообще с этим народом связано немало загадок. До сих пор нет единой цифры численности турок-месхетинцев в бывшем СССР (от 250 до 400 тысяч человек). Различаются и данные о количестве изгнанных из мест проживания в период массовой депортации. Предполагается, что в настоящий момент примерно 90 тысяч турок-месхетинцев проживают в Казахстане, 90 тысяч – в Азербайджане, около 50 тысяч – в России, 30 тысяч – в Киргизии, 25 тысяч – в Турции, около 15 тысяч в США (с недавних пор), 10-12 тысяч – в Узбекистане, около 10 тысяч – на Украине.

Загадки происхождения

У этого этноса несколько имен, что нередко вызывает путаницу и разногласия даже среди представителей самого этого народа. Начать с того, что месхи – субэтнос грузин, которые, будучи православными христианами, никак не связывают себя с турками-месхетинцами, являющимися мусульманами-суннитами, к тому же говорящими на тюркском языке. Да и последние в своем большинстве тоже не признают родства ни с месхами, ни с грузинами в целом. Сами себя они называют не месхетинскими, а ахалцихскими турками (Ahıska Türkleri) - по Ахалциху, главному городу Месхетии или Самцхе, небольшого региона на юго-западе Грузии. Обычно Месхетию упоминают вместе с соседней Джавахетией (центр - Ахалкалаки).

Территория исторической Месхетии соответствует трем нынешним районам Грузии — Адигенскому, Ахалцихскому и Аспиндзскому, входящим в край Самцхе-Джавахети, а также сопредельным районам Турции. Небольшая группа турок-месхетинцев жила на востоке Аджарии и северо-востоке современной Турции.

Турки-месхетинцы говорят на одном из восточно-анатолийских диалектов турецкого. Помимо общей специфики диалектов Восточной Анатолии (которые во многом ближе к азербайджанскому языку, нежели к турецкому), диалект турок-месхетинцев испытал небольшое влияние грузинского, а также некоторое влияние армянского, а в XX веке - также тюркских языков Казахстана, Средней Азии и русского языка. Ряд специалистов является сторонниками предположения о существовании особого турецко-месхетинского языка, но их меньшинство. До 80-85 % турок-месхетинцев свободно владеют русским языком.

Среди турок-месхетинцев нет согласия по поводу своего собственного происхождения. Более 80% из них считают себя потомками этнических турок-«ерли» (турецкоговорящие земледельцы) и «теряклы» (пастухи-азербайджанцы), остальные возводят свою родословную к части грузин-месхов и армян-хемшилов, принявших ислам в XVII – XVIII веках и перешедших на турецкий язык. Имеется также версия о том, что турки-месхетинцы произошли от симбиоза одного из родов турок-османов, осевших здесь, все с тем же грузинским племенем месхов.

Как бы там ни было, но вряд ли турок-месхетинцев следует отождествлять с другими народами и, в частности, с современными турками. Это - совершенно самобытный и этнически самостоятельный народ, хотя и имеющий этногенетические связи с соседями, и к тому же народ с глубокими кавказскими корнями.

Большинство специалистов полагает, что в этногенезе турок-месхетинцев все-таки участвовали два главных компонента: древнее грузинское племя месхов и тюрки, массовое переселение которых в Малую Азию и Закавказье приходится на XI век. Миграции, вызванные нашествием монголов в XIII веке и походами Тимура в XIV веке, способствовали дополнительному притоку тюркских элементов в юго-западные районы Грузии и особенно в Месхетию (слабее защищенную от вторжения с юга), где к тому же издавна жили еще армяне и курды. Но тюрки с течением времени стали преобладать.

Видимо, поэтому месхетинские князья титуловали себя "повелителями месхов и тюрок", а затем даже приняли тюркский титул атабегов, и их владение называлось Самцхе-Саатабаго (Атабегство Самцхе). В XIV-XV вв. княжество, являвшееся по существу государственным образованием турок-месхетинцев, отложилось от остальной Грузии, но независимость сохраняло недолго – в результате двух аннексий (1453 и 1576) эта территория была подчинена Османской империи, став впоследствии ее пашалыком (1639).

Почему все же турки

Попадание в ареал собственно турецкого этноса довольно быстро вело к исламизации и отуречиванию населения: переход в ислам всячески поощрялся османами; знать, а следом и большинство населения превратились в мусульман, а разговорный турецкий язык - в язык межнационального общения. В результате прежние тюркские говоры были вытеснены, возник общий этноним «турки», обозначавший земледельцев-мусульман, говорящих на местных диалектах турецкого языка. К этому часто делалось добавление, конкретизирующее место проживания данной группы (в Месхетии — турки-месхетинцы).

Ко времени присоединения к России грузинского Ахалцихского региона (1829) мусульмане составляли здесь меньшинство. На протяжении XIX – первой трети ХХ вв. их доля постепенно возросла от 1/3 до 2/5 населения. Турецкий язык стал родным, то есть, языком семейного общения, для мусульманского населения Месхетии уже к середине XIX века. Тем временем в регион стали переселяться армяне из Турции. В конце XIX в. в Ахалцихском и Ахалкалакском уездах армян насчитывалось уже 48%, турок – 31%, грузин – 13%. При этом турки были в незначительном большинстве в Месхетии (53%), а в Джавахетии доминировали армяне (72%). Надо сказать, что отношения между турецкой и армянской общинами в этих местах сразу же стали весьма напряженными.

В 1917 г., в условиях распада Российской империи, национальный лидер турок-месхетинцев Омар Фаих Неманзаде создал некое государственное образование, просуществовавшее, впрочем, недолго. В начале 1918 г. турки Ахалциха заявили о присоединении к Османской империи, но она вскоре потерпела крушение, и тогда лидеры турок-месхетинцев переориентировались на ставший независимым родственный Азербайджан.

Во время кратковременной войны меньшевистской Грузии с дашнакской Арменией на рубеже 1918/19 годов турки-месхетинцы поддержали Грузию, что было вполне естественно на фоне прежних отношений с местными армянами и регулярных столкновений турецких формирований с дашнакскими отрядами. Когда же грузинские войска в 1919 г., выбив армянские отряды, заняли Месхетию и Джавахетию, Тбилиси не стал особо считаться с турками-месхетинцами. Однако через два года Красная армия ликвидировала независимое грузинское государство.

Не учитывались интересы турок-месхетинцев и при заключении Батумского мирного договора от 16 марта 1921 года. Турция передала Советской России находившиеся в ее подчинении 12 районов Грузии со значительной долей мусульманского населения, которые сначала вошли в Тбилисскую область как обычные административные районы, а затем были переименованы в 5 районов Грузинской ССР: Ахалцихский, Адыгенский, Аспиндзский, Ахалкалкский, Богдановка.

В 20-е годы центральные советские власти в русле политики «коренизации» в целом поощряли развитие национальной культуры турок-месхетинцев – открывались национальные школы, выходили газеты и журналы, создавались театры, музыкальные ансамбли и т. д. Наметилось даже нечто вроде национально-культурного возрождения, которому также помогал советский Азербайджан и азербайджанская община Грузии. К концу 30-х годов у месхетинских мусульман имелся общий этноним «турки-месхетинцы», местные православные месхи называли их просто «турками». В 1936 г. часть турок-месхетинцев записали в только что появившийся этноним "азербайджанцы" (до этого их обозначали как «тюрок»).

Сталинская расправа

В то же время в Грузии были склонны считать всех турок-месхетинцев забывшими родной язык грузинами. Хотя, согласно переписи 1926 года, из 68 тысяч жителей Самцхе-Джавахетии, считавших турецкий родным языком, только 12 тысяч назвали себя грузинами-мусульманами. Однако руководство Грузинской ССР, в частности, в лице Берии, предпринимало попытки «грузинизации» турок-месхетинцев. Эти попытки стали еще более настойчивыми в 30-е годы и сочетались с прямыми репрессиями против турецких «национальных кадров», обвинявшихся в «шпионаже» в пользу Турции и тому подобных «преступлениях». Нередки были случаи принуждения турок-месхетинцев к изменению записи о национальности в паспорте и принятию грузинских фамилий.

Подобного рода «мероприятия» усилились в 40-е годы, когда Сталин пришел к убеждению о «ненадежности» турок-месхетинцев в свете возможной войны с Турцией. Хотя сами турки-месхетинцы никакого повода к подобным подозрениям никогда не давали. Так, на фронты Великой Отечественной ушла практически вся взрослая мужская часть этноса (более 48 тысяч человек, 28 тысяч из них погибло, народ дал 8 Героев Советского Союза). К тому же к этому времени опасность вступления в войну Турции на стороне Германии свелась к нулю, так что даже самый «благовидный» предлог для «наказания» турок-месхетинцев отпал. Тем не менее, власти стали загодя готовиться к депортации, для чего, в частности, даже была построена 70-километровая железнодорожная ветка от Боржоми до Вале.

Бесчеловечное преступление началось согласно постановлению ГКО №6279 от 31.07.1944 г. и приказу НКВД 001176 от 20.09.1944 г., в которых турки-месхетинцы обвинялись «в неприятии колхозного строя», «нарушении государственной границы», «пособничестве врагам, занятиях контрабандой и служению для турецких разведывательных органов источником вербовки шпионских элементов и насаждения бандитских групп», а также «в связи с тем, что значительная часть населения была связана с жителями приграничных районов Турции родственными отношениями и проявляла эмиграционные настроения».

Утром 15 ноября 1944 года войска НКВД оцепили районы проживания турок-месхетинцев и приступили к депортации. Вместе с турками в течение 10 дней угнали курдов, армян-хемшинов, грузин-мусульман и живших в этих районах представителей ряда других мусульманских народов. Всего было выслано 125 тыс. человек, из них турок-месхетинцев – 115 тыс. В пути погибло 15 тыс. человек, а за первые шесть месяцев в ссылке – 37 тыс., включая 17 тыс. детей.

Депортированные турки-месхетинцы были рассредоточены по отдельным поселкам в различных областях Узбекистана (основная часть), Казахстана и Киргизии как «спецпоселенцы» (то есть без права изменения места жительства). В местах депортации с ними довольно быстро смешались и небольшие группы турок-османов, выходцев из центральной Турции, живших в Абхазии и Аджарии и выселенных оттуда в Среднюю Азию в 1948-49 годах.

Первые попытки вернуться

Режим «спецпоселения» был снят лишь 28 апреля 1956 г. знаменитым указом за №135/142. Формально депортированные получили право проживать в любом регионе СССР, но фактически туркам-месхетинцем было запрещено возвращаться на родину, с них взяли подписку, что они не будут требовать компенсацию за оставленное там имущество.

Около 25 тысяч турок, записанных «азербайджанцами», сумели перебраться в Азербайджан, поближе к родным местам. Многие из них занялись освоением безводной Муганской степи. В Азербайджане они в принципе легко адаптировались в родственном окружении, получив в то же время возможность сохранить национально-культурную самобытность. Всего в Азербайджан в 50-80-е гг. переселилось порядка 50 тыс. турок-месхетинцев.

Часть «азербайджанцев» отправилась в Кабардино-Балкарию (именно оттуда первые маленькие группы турок-месхетинцев перебрались в Ставропольский и Краснодарский края). Здесь общение с местным населением было минимальным, так как Северный Кавказ рассматривался всего лишь как промежуточный этап пути на родину. В Грузию вроде бы позволялось вернуться тем, кто признавал себя грузинами. На это согласилось 18 тысяч турок-месхетинцев, но переехать в Грузию (не в Месхетию, а в западные районы) разрешили лишь нескольким сотням семей.

Первые, в том числе, подпольные попытки создать общественные организации турок-месхетинцев предпринимались еще в 50-е гг. Однако лишь в начале 60-х произошло объединение разрозненных ранее групп активистов во «Временный организационный комитет возвращения на родину», учредительный съезд которого был организован, опять же подпольно, в 1962 г. Первое общенародное собрание состоялось 15 февраля 1964 г. в колхозе «Ленин юли» Ташкентской области. Для передачи обращения в Москву с просьбой о возвращении на родину делегаты избрали председателем комитета учителя Энвера Одабашева и делегацию из 125 человек. Делегацию приняли в ЦК КПСС, но в просьбе отказали. Однако турки-месхетинцы не отступали, стали посылать делегации в Москву с завидной регулярностью. Всего было порядка 30 делегаций, и вот в мае 1968 г. вышел указ Президиума Верховного Совета, формально уравнивавший турок-месхетинцев в правах с остальными народами СССР и разрешавший им селиться в Грузии.

Уже 24 июля 1968 года 7 тыс. турок прибыли в Тбилиси и собрались перед Домом Правительства, требуя приема. Через два дня их действительно принял тогдашний первый секретарь ЦК КП Грузии Мжаванадзе. Он пообещал принимать по 100 семей в год в разные районы Грузии. И действительно, первых репатриантов поначалу принимали на работу и даже давали жилье, но вскоре их стали увольнять, а потом выдворять в Азербайджан. Начались и репрессии против активистов - 19 апреля 1969 г. в деревне Саалты в Азербайджане был арестован Одабашев, но вскоре, по требованию собравшейся перед райкомом толпы турок-месхетинцев, его отпустили.

В августе 1969 года уже 33-я делегация турок в составе 120 человек прибыла в Москву и была принята в ЦК КПСС. На этот раз отказ в требовании вернуть народ в Месхетию был облечен партийными чиновниками в нарочито оскорбительную форму, после чего все делегаты побросали в приемной свои паспорта и заявили о выходе из советского гражданства. Их выслали из Москвы под конвоем.

Отчаяние вынудило турок-месхетинцев, несмотря на опасность подобного шага, обратить свои взоры в сторону Турции. В апреле 1970 г. группа активистов обратилась в турецкое посольство в Москве с просьбой об эмиграции. Эта инициатива была поддержана на шестом народном собрании турок-месхетинцев, состоявшемся 2 мая 1970 г. в Саатлинском районе Азербайджана. 15 марта 1971 г. в посольство были переданы списки желающих эмигрировать. Вместе с тем, обращение к Турции вызвало раскол в национальном движении, большинство в котором все-таки составляли сторонники возвращения на родину. Между тем, у властей росло раздражение «несанкционированной» активностью турок - в августе 1971 г. был вновь арестован Одабашев и осужден на два года лагерей, а затем арестовали обоих его заместителей — М. Ниязова и И. Каримова.

«Конформисты» и «непримиримые»

Весной 1976 г. представители общины, относящие себя не к туркам, а к грузинам, ездили в Тбилиси. Их принял помощник Шеварднадзе, но и только. Тогда на своем 8-м съезде, состоявшемся 18 июня 1976 г. в селе Ерокко в Кабардино-Балкарской АССР, турки-месхетинцы выдвинули программу поэтапного возвращения на родину, основанную на отказе от компенсации за потерю недвижимости и строительстве жилья силами своих молодежных бригад. В качестве неофициального, но принципиального условия возвращения, руководство Грузинской ССР выдвинуло признание турками-месхетинцами своего грузинского происхождения и соответствующей смены фамилий, что раскололо турок-месхетинцев на прогрузинских «конформистов», готовых, в силу безысходности, принять это условие, и «непримиримых», ни при каких условиях не согласных на такой шаг.

Споры продолжались вплоть до самой «перестройки», но «непримиримых» оказалось все-таки намного больше. На 9-м съезде турок-месхетинцев, состоявшемся 28 июля 1988 г. в селе Псыход Кабардино-Балкарской АССР, позицию «прогрузинских конформистов» осудили. И все же первые семьи турок-месхетинцев, согласившиеся «стать грузинами», стали приезжать в Грузию. Правда, чтобы не допустить компактного проживания, их направляли в самые различные районы страны.

Однако на общем характере расселения этноса это никак не сказалось. Согласно переписи 1989 г., в СССР жили всего 207,5 тыс. турок-месхетинцев. Больше всего в Узбекистане (106,0 тыс. чел.), Казахстане (49,6 тыс. чел.), Киргизии (21,3 тыс. чел.) и Азербайджане (17,7 тыс. чел.), в РСФСР - 9,9 тыс.

meshiturki.jpg

Июнь 1989 года. Солдаты внутренних войск помогают беженцам нести нехитрый скарб. Ферганская долина. Автор фото © Утарбеков

В Узбекистане турки-месхетинцы населяли, главным образом, сельскую местность, но компактно селились в пригородных зонах вокруг областных и районных центров. Большинство (особенно и Ташкентской и Сырдарьинской областях) было занято в сельском хозяйстве, но увеличивалось и число заводских рабочих и строителей (особенно в Самаркандской области и Ферганской долине). Доля интеллигенции оставалась весьма небольшой, причем это в основном были интеллигенты в первом поколении, главным образом, учителя, врачи, инженерно-технические работники. Во всех местностях турки получали сравнительно высокие доходы от приусадебных участков (тем не менее, это не выделяло их среди большинства других живущих в Узбекистане этнических групп, в том числе и самих узбеков). Незначительно они были представлены в системе госуправления и в партийных органах на руководящих должностях даже низшего уровня.

Ферганская катастрофа

Все началось, в общем, довольно неожиданно - по Ферганской области прокатилась волна погромов турок-месхетинцев. Толпы узбекской молодежи, в основном сельской, осадили здания правительственных и партийных учреждений, требуя выселения турок, поджигали дома, грабили имущество, избивали и убивали, имелись случаи прямо-таки вопиющих зверств.

С 23 мая по 8 июня 1989 года было сожжено 757 домов, погибли 103 человека, в том числе 52 турка и 36 узбеков, травмы и увечья получили 1011 человек. Власти вели себя достаточно пассивно. В основном усилия направлялись на эвакуацию. Было принято официальное решение о вывозе около 17 тыс. турок-месхетинцев (то есть практически всего турецкого населения Ферганской долины) в ряд центральных областей европейской части РСФСР. Но в феврале-марте 1990 г. произошли новые погромы, уже в Ташкентской области (Букинский и Паркентский районы). Турки-месхетинцы стали массово покидать Узбекистан. Часть беженцев организованно вывозили из зоны конфликта под охраной, большинство же спасалось самостоятельно. В целом к началу 1991 г. Узбекистан покинуло более 90 тыс. беженцев.

Самое загадочное, что свидетельства о погромах не содержат информации о каких-либо внятных претензиях к туркам-месхетинцам как таковым. Не говоря уже о том, что во время событий 1989-90 гг. пострадали и представители других нацменьшинств (в частности, крымские татары), антитурецкие лозунги (в основном сводившиеся опять же к требованию высылки) во время беспорядков зачастую соседствовали с требованиями локально-социального порядка - закрыть экологически опасное предприятие, повысить закупочные цены и т. д. Причем иногда последние даже выходили на первый план. Явная иррациональность и нелогичность действий толп погромщиков до сих пор заставляют исследователей ломать голову над причинами тех событий и рассматривать самые различные версии.

А версий этих сразу же возникло множество. Начиная с «бытовой», то есть с пресловутой «тарелки клубники», о которой рассказал Съезду народных депутатов СССР незабвенной памяти Рафик Нишанович Нишанов. В большом ходу была и так называемая «криминальная версия». Дескать, «молодежь, одурманенная немногочисленной группой уголовных, преступных и коррумпированных элементов», поддалась на провокацию «хорошо организованной мафиозной группы», некой «узбекской мафии», которая хотела руками озверевших юнцов устранить группу конкурентов из числа турок-месхетинцев. Никаких доказательств этой версии не обнаружено, да и вообще, не слишком ли громкий и трудоемкий способ «порешать вопросы» был избран? Все-таки проблему устранения конкурентов в криминальной среде «разруливают» по иным схемам.

Следует сказать, что версии, основанные на всевозможных вариантах «теории заговора», всегда пользуются популярностью. Ферганские погромы – отнюдь не исключение. Среди самих турок-месхетинцев, например, широкое хождение имеет версия о том, что погромы явились заранее спланированной акцией неких узбекских то ли «националистических», то ли «исламистских» кругов (и в то же время иногда намекается на причастность власти – КГБ и т. д.). Рассказывают о визите к лидерам турок-месхетинцев «эмиссаров из Ташкента», которые склоняли их к вхождению в некий «союз всех мусульман». Руководство Комитета по возвращению турок-месхетинцев якобы посоветовалось со своими аксакалами и отказались от такого «союза». Вот тогда им и намекнули на возможную расправу, дав «время на размышление», но турки понадеялись на родное государство, которое их защитит.

В числе виновников погромов нередко называли и деятелей из узбекского национально-демократического движения «Бирлик», которые на примере турок-месхетинцев якобы хотели показать всем остальным нацменьшинствам, «кто в Узбекистане хозяин». Однако, как считают многие эксперты, сами по себе абстрактные националистические идеи, не будучи конкретно направленными против определенной «нетитульной» группы, вряд ли могут привести к вспышкам массового насилия. Кроме того, применению насилия обычно предшествует подготовительная фаза - идеологическое оформление будущих столкновений, в частности, мифов о взаимных претензиях и «исконно-посконных» правах и т. п. Ничего такого в Ферганской области до июня 1989 г. не прослеживалось.

Интересно, что еще одна конспирологическая версия родилась очень далеко от места тех событий – в Грузии. Согласно этой версии, все устроила Москва, чтобы выпихнуть турок-месхетинцев из Узбекистана и направить в Месхетию, чтобы спровоцировать тем самым этнические конфликты и подавить грузинское национально-освободительное движение. Конструкция получается уж больно мудреная и опосредованная, особенно с учетом издержек от последствий ферганских погромов для самой Москвы. Гораздо проще было разжечь этнические конфликты в самой Грузии, не привлекая к этому далекую Среднюю Азию. Что, впрочем, затем и было сделано.

Можно лишь добавить, что все версии «заговора» по большей части абсолютно голословны и ничем не подтверждены. В ситуации, когда общество находилось в тревожно-агрессивном состоянии, вызванном тектоническими политическими сдвигами, помноженными на резкое ухудшение и без того тяжелого экономического положения всего населения Узбекистана, когда страх перед государством снизился, но само государство начало утрачивать значение в качестве основной «мишени» для недовольства, малейший толчок (скажем, тот же конфликт «из-за клубники»), воспринятый окружающими как «межнациональный», мог обозначить направление, по которому устремилась накопившаяся агрессия. Отсюда иррационализм действий толпы, ее внушаемость, утрата привычных норм поведения, анонимность, дающая ощущение безнаказанности. Добавим к этому еще и «восточную» (в данном случае исламскую) социо-культурную ментальность, когда всякого рода трения далеко не всегда преодолеваются путем политкорректных дискуссий и парламентских дебатов.

Турки-месхетинцы, в силу некоторых социо-культурных особенностей этого этноса, оказались как бы слишком «на виду» и одновременно «под рукой». Наличие в массовом сознании узбекского населения определенных стереотипов и предубеждений, рожденных этими особенностями, как бы усилило «магнетизм» турок-месхетинцев, «притягивавший» к ним погромщиков.

Со времен депортации они жили довольно замкнутыми группами с весьма жесткой и отлаженной внутренней организацией. Так было легче выжить в незнакомой, зачастую враждебной обстановке, преодолеть трудности и быстрее «подняться». Но в то же время это возводило некий барьер, отдаляло от местного населения, рождая всевозможные подозрения и упреки. Скажем, «нежелание жить сообща» стало одним из самых расхожих нареканий в адрес турок-месхетинцев. Речь идет не только о ежедневном общении. Так, например, бытовало мнение, что турки очень ловко уклоняются от работы в колхозах (сами турки это отрицают). Именно с этим многие узбеки связывали успехи турок-месхетинцев на своих огородах, в то время как другие были обязаны вкалывать на колхозных хлопковых полях.

Ну, а дальше, пусть и не осознанно, так сказать, на чувственном уровне, было уже достаточно легко выстроить для себя следующую логическую цепочку, которая, кстати, не так уж и редко до сих пор присутствует в виде подтекста при разговоре с некоторыми узбеками: мы, дескать, горбатились на хлопковых плантациях и были нищими, а турки спекулировали, захватывали доходные места и выходили в начальники. Безусловно, речь идет именно о предубеждениях, ведь реальных экономических противоречий между местными и турками, реально большой разницы в доходах между ними, что тоже могло бы послужить причиной для погромов, вовсе не было.

Так, в той же Ферганской области турок было немного, они составляли менее 0,6% населения, жили некомпактно, по большей части в городской местности (то есть, не могли составлять сколько-нибудь значительную конкуренцию в разделе земельного фонда). Подавляющее большинство турецких семей имело приусадебные участки, но в этом плане они ничем не отличались от представителей других этнических групп. Нет никаких данных, которые подтверждали бы в среднем заметно более высокий материальный достаток турок по сравнению с другими группами. Нет также сведений о широкой вовлеченности турок в посредническую торговлю.

Но в том-то и дело, что стереотипы могут жить отдельной жизнью от реальности, рождая, тем не менее, вполне реальные последствия. Так, относительная по сравнению с узбеками замкнутость образа жизни турецких общин, поведенческие отличия в виде некоторых особенностей кавказского менталитета, безусловно, свойственного и туркам-месхетинцам, способствовали появлению представлений об их какой-то особой агрессивности, сочетающейся с «наглым» поведением, унижающим узбекское национальное достоинство. В общем, «своими», несмотря на то, что тоже мусульмане и тоже тюрки, турок-месхетинцев, как правило, не считали. Более того, иногда можно было услышать, что они и мусульмане «ненастоящие» и вообще – «грузины». Все это, конечно, снижало психологический барьер, препятствующий насилию. А «чужаков» всегда и везде бить легче, чем «своих».

Интересно, что, например, представление об агрессивности турок зачастую определяло поведение толпы во время событий – нередко причиной погромов были слухи, что это именно «они начали первыми» - кого-то оскорбили, избили или зарезали, а требования к власти выселить турок мотивировалось тем, что «они» вот-вот «нападут» или «будут мстить». Иррациональный, но мифический страх перед малочисленной общиной (хотя турки, конечно же, оказывали сопротивление, порой отчаянное) причудливым образом сочетался с основанным на своеобразном прагматизме чувстве безнаказанности – все-таки турки-месхетинцы, несмотря на все страхи, воспринимались как «слабый» народ, ведь за ними, как, например, за русскими, не стояло мощного государства (другой вопрос, что и за русскими по большому счету ничего не стояло, но тогда этого еще не знали).

Несомненно, для того, чтобы разобраться во всех обстоятельствах тогдашних событий, потребуется еще много времени. Однако их результат был очевиден сразу – турки-месхетинцы вновь лишились всего и отправились во второе изгнание.

Бег в никуда

По существу лишь ферганская трагедия заставила Москву обратить внимание на проблему турок-месхетинцев - при Совете Национальностей Верховного Совета СССР была создана Комиссия по проблемам турок-месхетинцев. Однако сделать что-нибудь внятное она не успела, да особо и не пыталась, и вскоре сгинула вместе с развалившимся СССР. Однако проблема осталась, теперь она полностью превратилась в международную, и стала затрагивать сразу несколько государств, как на самом постсоветском пространстве, так и за его пределами.

Непосредственно после ферганских событий союзное и российское правительства приняли программу организованного переселения в Калининскую, Смоленскую, Орловскую, Курскую, Белгородскую и Воронежскую области 16 тыс. турок-месхетинцев. Однако переселенцев оказалось в несколько раз больше. При этом беженцы, оказавшиеся в ряде центральных областей европейской части РСФСР попали в совершенно непривычные для них условия. Да и реакция местных жителей на их появления была, как правило, мягко говоря, недружелюбной – попросту говоря, им «советовали» убираться – в Грузию, или обратно в Узбекистан. В результате и сами турки-месхетинцы воспринимали это переселение как очередную принудительную миграцию, и со временем значительная их часть (около двух пятых) самостоятельно переселилась в более южные регионы (Северный Кавказ, Казахстан, Украина).

В южной России турок-месхетинцев поначалу принимали в Краснодарском крае примерно в тех же местах, где еще до них проживали крымские татары и греки (Крымский и Абинский районы на западе края и Апшеронский район и сельская местность вокруг г. Белореченска на юго-востоке). В местных администрациях турок-месхетинцев регистрировали в специальных списках, но, после того как 26 августа 1989 года краевой совет приостановил постоянную прописку граждан, прибывающих в край на жительство, и ввел ужесточенный миграционный режим (направленный не только против турок-месхетинцев, но и против армянских беженцев из Азербайджана), их статус стал весьма неопределенным, а положение очень зыбким.

Впрочем, официальные обращения организаций турок-месхетинцев с просьбой принять беженцев (в ряд регионов Северного Кавказа, Казахстана и Киргизии) почти везде встречали отказ. Исключением стали Азербайджан и Чечено-Ингушетия, но именно Азербайджан принял основную часть беженцев «второго изгнания» - около 40 тыс. человек. Для их расселения были выделены земли в степи Джейран-Чой. Однако возможности Азербайджана были весьма ограничены из-за наплыва сотен тысяч азербайджанских беженцев из Нагорного Карабаха и Армении.

Погромы в Узбекистане и вызванная ими безысходность резко активизировала самих турок-месхетинцев, чья позиция стала более решительной и жесткой. На 10-м всенародном съезде, состоявшемся в селе Адигюль Саатлинского района Азербайджанской ССР, были выдвинуты требования безусловного возвращения в Грузию. Было также объявлено, что в случае невыполнения этого требования 70–80% турок-месхетинцев намерены эмигрировать в Турцию. Последняя угроза мало кого озаботила, чего нельзя сказать о конкретных действиях, которые предприняли турки-месхетинцы, дабы продемонстрировать свою решимость вернуться в Грузию.

Речь идет о нашумевшем в свое время «Походе на родину», состоявшемся в начале августа 1990 г., когда несколько тысяч турок-месхетинцев во главе с лидерами общенациональной организации «Ватан» («Отечество») прибыли в Адлер и скопились на границе с Грузией, объявив о намерении явочным порядком коллективно «вступить» на родину. Это взбудоражило всю тогдашнюю Грузинскую ССР – против «Похода на родину» ополчились как официальные, тогда еще советские, органы власти, так и национально-демократическая оппозиция. Не осталось в стороне и просто население, причем между грузинами и абхазами особых разногласий по этому вопросу не наблюдалось.

Так, 6 августа состоялось объединенное заседание бюро Областного Комитета компартии Абхазии и Совета министров автономной республики, принявшее постановление, в котором говорилось о невозможности «шествия так называемых «турок-месхетинцев» по территории Абхазии». Создали даже специальный штаб «по обеспечению точного взаимодействия всех органов и общественных организаций». 8 августа в селе Леселидзе, у самой границы, собралось несколько тысяч жителей Абхазии, которые провели стихийный митинг. Они приняли обращение ко всем жителям многонационального региона перекрыть путь «непрошенным гостям» и послали телеграммы Горбачеву и Ельцину и тогдашнему председателю Верховного Совета Грузии, первому секретарю ЦК КП Грузии Гумбаридзе, где указали, что если допустят «вторжение в республику турок-месхетинцев», то в зоне города Гагра будут блокированы и железнодорожное движение, и автомагистраль.

В конце концов 10 августа, на совещании представителей турок-месхетинцев, руководства Абхазии и города Сочи было достигнуто соглашение об отмене похода. Как заявил мэр Сочи, «удалось убедить лидеров «Ватана» в том, что им разумнее разъехаться и ждать решения проблемы на официальном уровне». Правда, лидер «Ватана» А. Сарваров заявлял потом, что и не собирался «вступить в Грузию». Истинная цель якобы состояла в том, чтобы привлечь внимание мировой общественности, «перекрыть дороги и поднять много шума». Он говорил, что почти достиг своих целей. Возможно, но самого положения турок-месхетинцев эта акция ничуть не улучшила.

В самой Грузии в начале 90-х гг. начался такой хаос, что даже просто говорить о проблемах турок-месхетинцев было бессмысленно. Правда, в 1992 г. главы государств СНГ подписали соглашение о восстановлении прав депортированных народов, вроде бы обязывающее Грузию что-то сделать. И действительно, после свержения Звиада Гамсахурдиа Грузия пошла на обсуждение самой возможности поэтапной репатриации турок-месхетинцев. Но не более того. Тбилиси ссылался на экономические трудности и необходимость помочь сначала беженцам из Абхазии и Южной Осетии.

Ситуацию осложняли и осложняют до сих пор разногласия среди самих турок-месхетинцев по поводу того, куда, как и в качестве кого им возвращаться. С одной стороны – позиция общества «Ватан», считающего, что Ahıska Türkleri (именно так и никак иначе, по мнению «Ватана», они должны называться) сложились как этническая общность в Самцхе и только там они смогут полноценно развиваться. Для организации «Хсна» («Спасение» в переводе с грузинского) объединяющего турок-месхетинцев, считающих себя тюркоязычными грузинами-мусульманами, родина - вся Грузия, поэтому сторонники «Хсны» согласны на репатриацию в любой грузинский регион. А вот для сторонников организации «Умид» («Надежда») родина - в Турции.

В начале 90-х, в том отчаянном положении, в котором оказались турки-месхетинцы, идея переселения в Турцию стала довольно популярной. В 1992 г. турецкий парламент даже одобрил прием ограниченного числа турок-месхетинцев из стран СНГ и принял закон об упрощенном предоставлении им турецкого гражданства. Но очень скоро выяснилось, что Турция – не Германия, и она не способна, да и не хочет обеспечить переселенцам такие же условия, какие предоставляет зарубежным соплеменникам германский фатерланд. Все-таки в Турции воспринимают турок-месхетинцев не как соотечественников, а как родственный, но все же иной народ, а этническое разнообразие там совсем не приветствуется – хватает своих межнациональных проблем, прежде всего с курдами. Туркам-месхетинцам как раз и предлагали селиться в бедных восточных районах с неспокойным курдским населением. Это переселенцам не понравилось, и они расселились в городах Бурса, Игдыр и ряде других. В итоге в Турцию переселилось всего около тысячи человек, и она потеряла свою популярность как альтернатива возвращению в Месхетию.

Гораздо более оптимистичны перспективы турок-месхетинцев в Азербайджане, где им оказали большую помощь в обустройстве на новом месте. Правда, и здесь части из 40 тысяч беженцев «ферганской волны» опять не повезло – их поселили в Нагорном Карабахе, откуда они снова были вынуждены бежать из-за армяно-азербайджанской войны. Но в целом положение 100-тысячной турецко-месхетинской общины в Азербайджане оценивается как весьма благоприятное, только вот специалисты полагают, что она, скорее всего, «растворится» в окружающем ее азербайджанском этносе. Возможности же приема новых переселенцев у Азербайджана весьма ограничены, как по объективным, так и по чисто субъективным причинам.

То же самое относится и к Казахстану, где насчитывается около 100 тыс. турок-месхетинцев, из которых 15 тыс. - ферганские беженцы. Они живут изолированными общинами в южных областях страны, составляя там в ряде районов от 20 до 60% населения. Преуспевают в садоводстве, огородничестве и рыночном бизнесе, недаром четверть всех фермеров Казахстана – турки-месхетинцы.

Даже в Узбекистане турецко-месхетинское население частично сохранилось - в Сырдарьинской области. Более того, в последние годы власти Узбекистана пытаются использовать факт наличия «своих» турок в укреплении отношений с Турцией и даже преувеличивают численность турок-месхетинцев в стране - до 50 тыс., в то время как их там не более 15 тыс. Речи о возможности массового возвращения изгнанных в Узбекистан, разумеется, не идет.

Исход из Краснодарского края

Очень непросто складывалась ситуация в Краснодарском крае, куда, по сравнению с другими районами России, прибыло особенно много турок-месхетинцев. В Крымском, Абинском, Апшеронском и Белореченском районах, например, их численность достигла 6-10% населения, а в некоторых селах – 40-50%. Расселение в густонаселенных местах значительных групп «инородцев» у местного населения, естественно, восторга не вызвало. Интересно, что на бытовом уровне к туркам предъявляли примерно тот же набор претензий, что и в Узбекистане: от несоблюдения норм общежития до организации преступных сообществ.

Местному населению опять же не понравился «индивидуализм» переселенцев. Хотя колхозы ушли в прошлое, крупное аграрное производство все еще преобладает на юге России. Турки-месхетинцы не стали встраиваться в ту систему хозяйствования, в которую превратились бывшие колхозы, и где «выживала» основная масса сельского населения, а предпочли хозяйствовать индивидуально. Известно, однако, как в российской деревне относятся к индивидуальным хозяйствам, тем более, успешным. К тому же в неизбежных бытовых конфликтах (из-за земельных участков, колодцев, потравы скотом посевов, мест на рынке и т. д.) турки-месхетинцы выступали как единая организованная группа, что еще больше увеличивало враждебность и организованность направленных против них действий. Все это, понятное дело, вело ко все большей изоляции турок и взаимному отчуждению.

Наиболее резко выступало Кубанское казачье войско, особенно его Таманский отдел. В ход пошли всевозможные исторические аллюзии – дескать, Анапу Турция уступила России одновременно с Ахалцихом - в 1829 г. Стало быть, пришельцы избрали Тамань для компактного расселения, поскольку считают ее своей землей и хотят отобрать обратно. Дело дошло до реанимации сталинских обвинений в связях с турецкими спецслужбами и намерении отторгнуть край от России. Из современных идеологем наиболее часто применялся тезис о «втором Косово». Атмосфера складывалась такая, что все громче произносимые на митингах слова о «невозможности совместного проживания» постепенно становились реальностью.

Краснодарские власти в лице «батьки» Кондратенко и его преемников, включая нынешнего губернатора Ткачева, действовали «в русле народных устремлений» - туркам-месхетинцам отказывали в постоянной прописке, оформлении собственности на жилье, длительной аренде земельных участков. Ситуация обострилась с принятием в 2002 г. в России новых законов о гражданстве и правовом положении иностранцев, а также в связи с кампанией по обмену паспортов. Практически во всех других регионах России турки-месхетинцы имели постоянную регистрацию и получили новые паспорта. Однако в Краснодарском крае их выдали всего трем тысячам турок. Остальные не имели регистрации и не были признаны гражданами РФ, как и тысяча турок-месхетинцев, проживавших без прописки в Кабардино-Балкарии и Ставропольском крае.

Турок, имевших лишь советские паспорта, стали рассматривать как лиц без гражданства и нелегалов. В свете ужесточения миграционного законодательства им угрожала депортация, правда, непонятно куда. Предложения легализоваться в качестве иностранцев с временной регистрацией и правовыми ограничениями были встречены акциями протеста турок-месхетинцев с требованиями предоставления им российского гражданства. В ответ власти прибегли к мерам «административного воздействия», участились случаи произвола и прямого насилия со стороны всевозможных казачьих формирований.

Дискриминационные акции получили широкое освещение благодаря действиям правозащитных организаций, что было воспринято враждебно в самом Краснодарском крае, но вызвало очень негативный для России резонанс на международной арене. Обещанных депортаций не последовало, а федеральный центр вынудил краснодарские власти исключить наиболее одиозные нововведения из краевого миграционного законодательства. Тем не менее, реально в положении турок-месхетинцев и в их отношениях с властями и местным населением ничего не изменилось. Их как выдавливали из края, так и продолжали выдавливать.

И тут осенью 2002 г. российские правозащитники сообщили о готовности США принять турок-месхетинцев у себя. Правда, поначалу последовало опровержение американского посольства в Москве. Причем краснодарские власти успели «засветиться», горячо поддержав идею перемещения турок «хоть в Австралию». Однако затем госдепартамент США в своем докладе по нарушению прав человека за 2003 г. упомянул Краснодарский край 11 раз, охарактеризовав проблему турок-месхетинцев как пример грубого нарушения в России прав нацменьшинств. Наконец, сам Джордж Буш заявил о решении предоставить убежище туркам-месхетинцам, которые «не связаны с терроризмом и не представляют угрозы для США, достаточно цивилизованны и страдают от властей 60 лет». Туркам обещали статус беженцев, жилье, пособие, трудоустройство, бесплатное обучение английскому, а через 5 лет - американское гражданство.

В марте 2004 г. посольство США в России официально объявило об открытии программы по переселению в Америку. Уже в июле в США потянулись первые эмигранты. Кандидаты на выезд должны были соответствовать жестким требованиям. Во-первых, они должны быть турками-месхетинцами, стало быть, записанные грузинами или азербайджанцами, а также высланные вместе с турками курды, отсеивались. Во-вторых, беженцы должны были выехать из Узбекистана во время погромов 1989 г., а ведь некоторые выехали чуть раньше или позже. К тому же кандидаты на выезд должны были иметь временную регистрацию в Краснодарском крае, но часть из них добилась здесь постоянной регистрации, часть не имела никакой, а многие проживали на Кубани с регистрацией в другом российском регионе. Наконец, будущие эмигранты не должны были иметь российского гражданства. И, надо же, буквально накануне начала американской программы, в январе 2004 г., федеральные и краснодарские власти пошли на уступки и начали активно принимать заявления на оформление российских паспортов. Можно понять досаду многих из тех, кто тогда получил книжечку с двухглавым орлом, закрывавшую им выезд за океан.

В итоге США к 2007 г. увезли порядка 15 тыс. турок-месхетинцев (практически всю краснодарскую общину) из 22 тыс. подавших заявление. Затем программа была приостановлена. По существу исход турок-месхетинцев из Краснодарского края можно назвать их третьим изгнанием.

Для большинства турок-месхетинцев единственной реальной перспективой на обозримое будущее осталось налаживание жизни в местах их нынешнего проживания на постсоветском пространстве.

И все-таки Грузия?

Между тем, кое-что сдвинулось на «грузинском направлении». В 1999 г. в Грузии был принят 12-летний график репатриации турок-месхетинцев, ставший условием членства страны в Совете Европы. По этому плану к 2001 г. Грузия должна была принять закон о репатриации, однако этого сделано не было, к тому же в грузинских законопроектах содержались неприемлемые для многих турок-месхетинцев требования «восстановления» их грузинских фамилий и подтверждения того, что «они принадлежат к этническим грузинам».

К грузинским сетованиям на то, что репатриации препятствует недостаток ресурсов в связи с неурегулированностью абхазской и юго-осетинской проблем, добавились заявления о том, что возвращение турок может привести к дестабилизации и угрожает нарушением территориальной целостности страны. При этом грузинские политики ссылались на армянское население, являющиеся ныне большинством в Самцхе-Джавахетии – говорилось, что «исторически» враждебные туркам армяне ныне живут в бывших турецко-месхетинских поселениях и появление здесь репатриантов спровоцирует новый конфликт. В качестве минимально допустимой меры предлагалось дисперсное возвращение турок-месхетинцев в Грузию, то есть недопущения их компактного поселения на прежней родине.

Турки-месхетинцы в ответ заявляли, что лишь 4-5% покинутых турками-месхетинцами сел занято армянами. Более 2/3 занято грузинами, остальные постепенно разрушились. Отсюда делался вывод – Тбилиси намеренно преувеличивает опасность межэтнического конфликта. «Есть люди, которые распространяют слухи, что в случае нашего возвращения начнется кровопролитие, будет нечто вроде нашествия размахивающих саблями турок», – говорил Бекир Мамоев, лидер организации «Ватан» в России и Азербайджане, которая настаивает на репатриации исключительно в район Самцхе-Джавахети.

Тем не менее, игнорировать «армянский фактор», конечно же, нельзя. В лучшем случае местные армянские лидеры соглашаются на возвращение турок «туда, откуда они уехали», а таким местом армяне считают исключительно Самцхе и никак не Джавахети, на чем настаивают многие турецко-месхетинские деятели. Особую позицию занимает соседняя Армения – официальный Ереван, не возражая в принципе против репатриации турок-месхетинцев, тем не менее, дает понять, что он совсем не заинтересован в появлении турок-месхетинцев в приграничных с Арменией районах. Армян также настораживает явная заинтересованность Турции в репатриации турок-месхетинцев, причем именно в районы прохождения будущей железной дороги Баку-Ахалкалаки-Карс. Турцию подозревают в желании создать в Джавахети анклавы турецкого населения, как бы замыкающих «турецкое кольцо» вокруг Армении. Ее беспокоит также возможность переселения туда турецкого населения из Азербайджана, где оно могло «пройти соответствующую подготовку».

Но главное препятствие, конечно же, в том, что большинство грузин (по опросам от от 75% до 85%) не считает турок-месхетинцев своими соотечественниками и выступает против их возвращения. Определенные надежды лидеры турок-месхетинцев возлагали на приход к власти Михаила Саакашвили, который в свою бытность министром юстиции непосредственно участвовал в процессе принятия Грузией обязательств перед Советом Европы. К тому же ряд экспертов полагал, что Саакашвили может опереться на турок-месхетинцев, неоднократно заявлявших о своей лояльности грузинским властям, в противовес армянам Самцхе-Джавахетии, требующим от Тбилиси большей автономии.

Однако в последние годы проблема турок-месхетинцев попала в число тем для «обмена любезностей» между Тбилиси и Москвой. Грузинские политики, указывая на нарушения прав человека в Краснодарском крае, говорили, что Россия пытается силой вытеснить турок в Грузию, тогда как речь может идти только о добровольной репатриации. В 2007 г. стало известно, что российская Госдума готовит резолюцию, призывающую ПАСЕ надавить на Грузию с целью ускорить процесс переселения турок-месхетинцев. Ряд грузинских политиков вновь вспомнил о пресловутом намерении Москвы использовать репатриацию турок-месхетинцев как фактор хаотизации и дестабилизации Грузии. Правда, тогда же отмечалось, что у России осталось очень мало «своих» турок-месхетинцев, чтобы предложить их для репатриации – большинство потенциалных репатриантов уже были увезены американцами из Краснодарского края. Тем не менее, призывы взять назад обещания по возвращению турок-месхетинцев продолжали раздаваться.

И все же в июле 2007 г. грузинским парламентом был принятм закон «О репатриации лиц, насильственно переселенных из Грузии в 40-х годах ХХ века советскими властями». Согласно этому закону, турки-месхетинцы, желающие получить гражданство Грузии, должны представить необходимую для получения статуса репатрианта документацию в Министерство по беженцам и расселению Грузии либо в консульствах Грузии в странах их проживания, а также пройти тест на знание грузинского языка и истории Грузии. В необходимый перечень документов входят удостоверение личности либо документ, подтверждающий гражданство той или иной страны, свидетельство о рождении, справки с места жительства, о семейном положении, о состоянии здоровья, наличии судимостей и т. д. Разрешение на репатриацию выдается после проверки всей вышеуказанной информации соответствующими государственными структурами Грузии, в том числе МВД.

Закон устанавливает лишь процедуры получения статуса репатрианта, а все остальное, в том числе места их будущего заселения, явится предметом другого нормативного документа. В ходе принятия закона его инициаторы отметили, что Грузия не берет на себя обязательств по обеспечению репатриантов жильем, а также по выдаче им какой-либо имущественной компенсации.

В соответствии с законом, министерство по беженцам и расселению Грузии объявило о готовности приема заявок от турок-месхетинцев, желающих переселиться в Грузию. 1 января 2009 г. было обозначено как срок окончания подачи заявок. И вот 21 февраля 2009 г. министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе, находясь с визитом не где-нибудь, а в Ереване, сообщил, что грузинские посольства и консульские учреждения предлагали заполнить заинтересованным лицам необходимые документы и получить гражданство Грузии, но было подано лишь несколько сотен заявлений. «Мы продлили время для подачи заявлений, но не думаю, что это что-то изменит», - сказал Вашадзе (согласно взятым перед Советом Европы обязательствам, руководству Грузии необходимо решить этот вопрос до конца 2011 г.).

Так, может быть, справедливы данные ряда опросов, согласно которым более половины турок-месхетинцев более-менее удовлетворены условиями жизни в местах их нынешнего обитания и не собираются покидать их? Лидеры самих турок-месхетинцев объясняют отсутствие заявок на репатриацию несовершенством закона, прежде всего требованием знания грузинского языка. Как бы там ни было, но опять же проблема остается. Загадкой остается и ее решение.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0