Sign in to follow this  
Followers 0
Меркурий

Послевоенные планы по возвращению Западной Армении

85 posts in this topic

Что значит по твоему "кабинетная дипломатия"?

Об этом термине в одной энциклопедии читал. Под ним подразумевалась такая внешняя политика, при которой европейские дела были всем, а все остальные направления почти ничем.

А Армения, Иран, Средняя Азию, Казахстан, Дальний Восток -тоже Европа?

Или же Александр II аж в 16 веке жил?

Полагаю, что до Александра II азиатское напраление российской внешней политики всегда имело второстепенное значение. Россия не вела там такой активной политики, какую она начала проводить во второй половине XIX в. Цари российские в большинстве своём на Запад смотрели. А столь активное расширение России на восток в это время (XVI-XVIII вв.), на мой взгляд, происходило только благодаря деятельности частных лиц (таких как купцы Строгановы) и отсутствием противодействия этому поглощению. Народы Сибири, по уровню развития, стояли гораздо ниже России, земли были неосвоенные и конкурентов, желающих получить это добро, не было. Так что их присоединение не доставило больших хлопот. Тут даже не потребовалось вмешательства государства, хватило усилий одного купеческого дома. Полагаю, что если бы Россия встретилась тогда бы с таким же противодействием, с каким ей пришлось столкнуться на Дальнем Востоке в начале XX в., то у неё бы отпало желание присоединять эти земли. Направление-то было не приоритетным. Уклон всегда делался в пользу Европы. Иван Грозный пытался прорваться к Балтике. В XVII в., наряду с проблемой выхода к морю, добавились и проблемы с Речью Посполитой. России сперва было необходимо вернуть то, что она потеряла в Смутное время, затем встала задача воссоединения славянских народов. Когда оба эти вопроса решились, Пётр I вроде бы решил всерьёз заняться восточными делами. Соершил успешный Каспийский поход. Однако, то ли из-за смерти самодержца, то ли общая тенденция была такой, уже через 10 лет всё, что было завёвано, Анна Иоановна вернула Персии. Восточные дела снова были принесены в жертву делам европейским (России вместе с Австрией нужно было посадить своего человека на польский престол, надвигалась война с Турцией). И с этого момента все восточные дела России ограничивались исключительно отношениями с Османской империей (и то, с европейской её частью). В Азию она дальше Казахстана не продвигалась. Да и сам Казахстан был присоединён по тем же причинам, по которым была присоединена и Сибирь. Персидское направление было реанимировано только в конце XVIII в.- нач. XIX в. И только после Крымской войны еврпейские дела утратили своё былое значение. Приоритеным направлением стала Азия. Именно тогда началось активное продвижение в Среднюю Азию и освоение Дальнего Востока.

Наверное понятно, что в контексте имеется в виду не моральнуе комплексы, а идеологические/психологические.

Поэтому предочла бесперспективное расширение на Запад, реальным интересам на юге?

Или же вместо здравой "финляндизации" Восточной Европы в качестве своего "санитарного кордона", принялась строить ресурсопожирающий социалистический лагерь? (о возможности нейтрального статуса для Восточной Европы после 2МВ писали многие ).

Или верх идиотизма: подарила атомную бомбу Китаю?

Идеологическая зашоренность, ограниченность, пренебрежение экономическими факторами, недооценка фактора Блкижнего Востока и незнание европейских народов и создали тот крах внешней политики, который мы видем.

Для сравнения : Ришелье создал Вестафальскую систему, которая обеспечила доминирование Франции в Европе на 150 лет после смерти основателя.

Сталинская система рухнула при первом же серьезном кризисе.

Вот и сравни по результатам.

Полагаю, тут уже встал вопрос личных амбиций. Я думаю, что Сталину было приятно осозновать, что он, бывшее "ничто", стал хозяином доброй половины Европы. Ему просто хотелось потешить своё самолюбие и он не стал заморачиваться с каким-то там Ближним Востоком. Это один из главных недостатков авторитарных систем. Всё зависит от воли диктатора.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Полагаю, тут уже встал вопрос личных амбиций. Я думаю, что Сталину было приятно осозновать, что он, бывшее "ничто", стал хозяином доброй половины Европы. Ему просто хотелось потешить своё самолюбие и он не стал заморачиваться с каким-то там Ближним Востоком. Это один из главных недостатков авторитарных систем. Всё зависит от воли диктатора.

Опять Сталин) а причём тут Сталин?

Сталин и Берия как раз и занимались как Вы выразились "финляндизацией".........Австрию кто отпустил? у кого был план объединить Германию на условиях нейтралитета?

Share this post


Link to post
Share on other sites

з.ы. знаете в своё время перечитал про Сталина гору литературы...................

Все почему то ищут ответы в его личных качествах.............А кто из Вас с ним на брудешафт пил? или может у него были личные психологи?

Нет все личные качесситва дошедшие до нас это всего лишь преломление каких то его поступков в глазах его врагов...........и всё.....и больше мы нихрена про него не знаем..........

Share this post


Link to post
Share on other sites
Полагаю, что до Александра II азиатское напраление российской внешней политики всегда имело второстепенное значение.

Я утверждал и утверждаю, что европейская политика всегда была для русских приоритетом, что по моему мнению было ошибкой.

Направление-то было не приоритетным.

Ну так и я о том же. Тогда в чем наш спор?

И с этого момента все восточные дела России ограничивались исключительно отношениями с Османской империей (и то, с европейской её частью).

Не совсем так, но это не важно.

И только после Крымской войны европейские дела утратили своё былое значение.

К сожалению нет. Наооборот, после войны 1977-78 гг Россия окончательно отказалась от южной политики, как стратегии.

Вопрос проливов был максимумом их планов, а не стратегией. Для сравнения та же Германия в то же время строила ЖД Берлин-Багдад и планы имела совершенной иной глубины и обьема.

Русские же зациклились на панславизме, обьеденении под своим началом Польши, и славянской Империи.

Полагаю, тут уже встал вопрос личных амбиций. Я думаю, что Сталину было приятно осозновать, что он, бывшее "ничто", стал хозяином доброй половины Европы. Ему просто хотелось потешить своё самолюбие и он не стал заморачиваться с каким-то там Ближним Востоком.

Я не свожу все к личным амбиция, хотя и не отрицаю их существование.

Я полагаю, что скорее эта была та самая историческая и ошибочная же традиция России: ориентация на расширение Империи в Европу. Сталин же сказал: если славяне обьеденятся, то будут сильнее всех. Вот он и обьеденял :bye:

Речь шла об этом.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Опять Сталин) а причём тут Сталин?

Сталин и Берия как раз и занимались как Вы выразились "финляндизацией".........Австрию кто отпустил? у кого был план объединить Германию на условиях нейтралитета?

Германия слишком велика, чтоб быть нейтральной, т.е. по сути самостоятельной.

Здесь у союзников было единение, без окупации и раздела Германии фашизм мог возродится. Во всяком случае они так считали и так поступили.

Австрию не отпустили, заставили отпустить, в Австрии были и американские войска тоже. Просто обе стороны вывели войска.

Планы хороши, когда ими занимаются серьезно, а не декларируют для овтода глаз.

Я вижу то что сделано реально, а не не благие пожелания.

Причем тут Сталин я не знаю, я не свожу все к его личной персоне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну так и я о том же. Тогда в чем наш спор?

Да в принципе ни в чём. :) Я не утверждал, что до Александра II для российской внешней политики существовала Европа и только Европа.

Наооборот, после войны 1977-78 гг Россия окончательно отказалась от южной политики, как стратегии.

Вопрос проливов был максимумом их планов, а не стратегией. Для сравнения та же Германия в то же время строила ЖД Берлин-Багдад и планы имела совершенной иной глубины и обьема.

Русские же зациклились на панславизме, обьеденении под своим началом Польши, и славянской Империи.

Но, помимо южного направления, было ещё восточное. Строительство Транс-сибирской магистрали, проекты в Маньчжурии (КВЖД, Порт-Артур и пр.). Впрочем, и тут Россию постиг провал в 1905 г. А надвигающаяся Первая мировая война вновь заставила её сконцентрироваться на европейском направлении.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Да в принципе ни в чём. :) Я не утверждал, что до Александра II для российской внешней политики существовала Европа и только Европа.

Это я утверждаю, что для русских и до и после Европа всегда была приоритетом, что, по моему мнению, было ошибкой.

Ты не соглашался. :kiss:

Но, помимо южного направления, было ещё восточное. Строительство Транс-сибирской магистрали, проекты в Маньчжурии (КВЖД, Порт-Артур и пр.). Впрочем, и тут Россию постиг провал в 1905 г. А надвигающаяся Первая мировая война вновь заставила её сконцентрироваться на европейском направлении.

Скорее второстепенное, но более интересное, чем Европейское. Тоже упустили все. У русских был шанс закрепится в Тибете, отдали англичанам.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Это я утверждаю, что для русских и до и после Европа всегда была приоритетом, что, по моему мнению, было ошибкой.

Ты не соглашался. :kiss:

Мы друг друга поняли ;)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Да, я тоже согласен, что ты пацан. Причем простой, скажу даже больше - примитивный

если бы ты еще поняло что я написал...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Inferno, спасибо за очень интересный анализ!

Share this post


Link to post
Share on other sites

СССР требовал от Анкары отдать контрол им над проливом Босфор. В случае отказа угрожал захватом некоторых виосточных регионо Турции. Но я сомневаюсь в том, что СССР действительно был заинтересован в этой аннексии, ибо приплюсовал бы к своей стране несколько миллионов турков и курдов, которых Армения и Грузия никак не смогла бы вобрать в себя.

Share this post


Link to post
Share on other sites
СССР требовал от Анкары отдать контрол им над проливом Босфор. В случае отказа угрожал захватом некоторых виосточных регионо Турции. Но я сомневаюсь в том, что СССР действительно был заинтересован в этой аннексии, ибо приплюсовал бы к своей стране несколько миллионов турков и курдов, которых Армения и Грузия никак не смогла бы вобрать в себя.

Даже если представить что это бы произошло(захват некоторых виосточных регионов Турции, приплюсование к Армении и Грузии несколько миллионов турков и курдов), я думаю для Сталина это не было бы особой головной болью. Он умел грубо, но ловко вести национальную политику -- т.е. рассеял бы их по всей стране. Пример: чеченцы сосланные в Среднюю Азию, армяне туда же сосланные, Еврейская АО и т.д.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хе) Турецкий экспересс-Карс-Магадан)

Share this post


Link to post
Share on other sites
У русских всегда был комплекс, что они не достаточно европейцы, и что в Ервопе все решается.

Кроме того, контроль над територией не уступающей в культурном плане самой метрополии всегда проблематичен, а население всегда не лояльно. Пример: Польша и Финляндия. Царям пришлось дать автономию Финляндии, дать право на парламент, уважать права поляков и финнов. Ассимиляция не шла, а нооборот в латышах тех же, в финнах масса русских фамилий.(sic!) Но никакой благодарности от поляков и финнов не дождалось. И не могло дождаться по определению.

Зато в Средней Азии у русских вообще проблем не было, на крайняк можно было перерезать пару тысяч недовольных.

Та же Турция до сих пор контролирует курдов и прочих не силой оружия , а за счет культурного превосходства над меньшинствами, которые и содержатся в быдловатом состоянии.

Т.е. в плане возможностей, для гротеска, представьте: Англия колонизирует не Индию, а сдает в индийские владения в обмен хоят бы Черногорию. Представили? И каков бы был результат такой английской политики?

Полный идиотизм.

Русские страдали этим идиотизмом, впрочем и до сих пор страдают.

Исторически у них был шанс стать сверх державой мира несколько раз, и они с блеском отказывались от него: Не в Европу надо было лезть, а на юг, на Ближний Восток. Стратегическое положение этого региона(перекресток Азии, Европы и Африки) уже сильнейший фактор, а если учесть ресурсы(нефтяная бочка мира) и легко контролируемое население, то гегемония России была бы......

Сталин ошибся в очередной раз: это зашоренность, мания евроцентризма ему была свойственна также, как любопму представителю русской политической традиции.

Узбекистаны, Туркменистаны, Курдистаны и прочие..... станы с их ресурсами нужны любой империи, а не развитые и свободолюбивые народы, которых сколько бы не корми, все равно будут не довольны. Ну.. теперь дело прошедшее: Россия сполна заплатила за свои ошибки, и продолжает платить. Собранная из немецких земель Польша, Болгария регулярно воюющая против русских и прочие . Украина это вообще классика жанра, почти шекспировское представление.

Поэтому например, как только уровень курдов повысится, т.е. турки обеспечат возможность развития курдских районов, образование, траляляля, то результат будет обратный. Никакой благодарности от курдов не будет, Курдская Рабочая партия порвет Турцию. Вот такие парадоксы истории. :hm:

Inferno, спасибо за интересные комментарии. Все правильно! Почти со всем согласен.

Только как можно объяснить с Вашей точки зрения то, что случилось с Косово?

Сербия, как могла держала этот едва ли не самый отсталый регион на Балканах "в быдловатом состоянии". Культурного превосходства косоваров над сербами тоже наблюдать не приходится, но тем не менее сербы потеряли свою исконную территорию, причем потеряли не 5 и не 10 лет назад, а фактически еще при Тито?

Если продолжать тему Югославии, то Македония, Черногория и Босния-Герцеговина тоже отстающие от Сербии территории, к тому же с очень значительным православным (как и в Сербии) населением. Я бы не стал винить в распаде Югославии только деструктивное влияние "из вне"...

Share this post


Link to post
Share on other sites
А какова вероятность (на Ваш взгляд) того, что после возврата территорий, они "достались" бы Армении?

Если бы Турцию удалось убедить восстановить границу до 1 мир.войны, то эти территории достались бы Советской Армении и Советской Грузии.

Если бы турки отказались, а западные державы не надавили на СССР, то возможно, только этими территориями Сталин бы уже не ограничился и возможно появилась бы новая Турецкая ССР

Share this post


Link to post
Share on other sites

Левон ЭЙРАМДЖЯНЦ

25 ЛЕТ ИСТЕКЛИ В 1946 ГОДУ

Русско-турецкий договор 16 марта 1921 года.

Новые версии в значении региональной политики

Русско-турецкий договор 1921 года, известный больше как "Московский", в силу остроты политического содержания в советское время и последующие годы оставался одним из наименее исследованных историками и полиглотами международных документов. Значение договора в ракурсе советских, а позже армянских и российских, а также армяно-российских совместных внешнеполитических интересов сопоставимо с Брестским договором или проблемой Южнокурильских островов, а в эмоциональном звучании - с вопросом о принадлежности Аляски и Крымского полуострова.

Однако, что еще более важно и, как представляется, актуально для армяно-российских совместных внешнеполитических интересов, патриотически настроенным армянским, по крайней мере, политикам необходимо предпринять все меры, чтобы на фоне намечающегося достаточно жесткого курса США и объединенной Европы на всестороннее "отторжение" Армении от ее традиционной пророссийской ориентации, а также заметных попыток на нынешнем этапе республиканской администрации США обособления и если не изоляции, то ограничения влияния России на международной арене в целом, в том числе в регионе Закавказья, упредить и направить в нужное русло политический потенциал этого договора. В арсеналах западных политических технологий Московский договор может стать тем опасным стержневым рычагом, который ранее без особых усилий оторвал Прибалтику от России путем организации, надо признать, добротной в профессиональном смысле информационной и соответствующей другой работы с использованием секретных Приложений к Договору Молотов-Риббентроп.

Что касается Русско-турецкого договора, то анализ исторической ситуации начала века, международного политического значения и дипломатических последствий, а также юридическая редакция и стилистические особенности достаточно уверенно указывают на существование неких условно "секретных протоколов", возможно, в виде приложений или отдельных дополнений, позволяющих увидеть этот документ в завершенном в своей логике и охвате проблем виде. Важным обстоятельством, определяющим настоятельную необходимость нового изучения договора, является наличие убедительных и самодостаточных исторических фактов, свидетельствующих о том, что договор был заключен на определенное время, а именно - на 25 лет, что в логике наших подходов наряду с другими важными вопросами оговорено в "секретных протоколах".

16 марта 1921 года в Москве заключается Русско-турецкий договор, по которому от Армении в пользу Турции и Азербайджана отторгаются три провинции. Осенью 1921 года на основе Московского договора заключается четырехсторонний Карсский договор между Турцией, Арменией, Азербайджаном и Грузией, который является отредактированной выжимкой Московского договора. Подписание Карсского договора вполне логично потому, что договор с Турцией был подписан от имени России и формально еще не имел отношения к странам Закавказья. Русско-турецкий договор опубликован в Документах внешней политики (ДВП) СССР под названием "Московский".

Главными статьями договора являются: первая, по которой Батумская область отходит от Турции Грузии, "советизирует" ее, создает иллюзию "непозорности" соглашения для молодой советской страны и в известной степени обеспечивает "реноме" молодого большевистского правительства. Вторая статья: Турции отходят Карсская и Сурмалинская провинции Армении с горой Арарат; третья: под протекторат Азербайджана передается армянская провинция Нахичеван. Таким образом, за счет Армении были удовлетворены аппетиты Турции, Азербайджана и Грузии. Республики Закавказья были объявлены советскими.

Знаменательно, что в тексте Московского договора третья статья о принадлежности Нахичевана заканчивается словами "без права передачи третьей стороне", под которой подразумевается Иран. Однако уже в тексте Карсского договора эта фраза отсутствует. К осени 1921 года Иран уже не скрывал своего раздражения по поводу создания в Закавказье государства под названием "Азербайджан", которое претендовало на объединение с одноименной иранской тюркоязычной провинцией и отторжение ее в пользу советского государства. До сих пор в Тегеране считают "плохим тоном" называть эту страну Азербайджаном, предпочитая называть ее просто Баку, иногда даже в весьма ответственных и официальных документах. Не случайно 30 ноября 1989 года, когда даже в Прибалтике о государственном суверенитете говорили почти "шепотом", меджлис Нахичеванской АССР "вдруг" заявил о выходе из состава СССР и Азербайджанской ССР. В ту же ночь государственная граница СССР с Ираном была сметена вооруженными отрядами нахичеванского ополчения. Информация об этом "непонятном" эпизоде советской прессой была по традиции скомкана, хотя ситуация была совершенно ясной. В те годы в Москве основным источником экспертных оценок по Ирану являлось отделение иранистики Института востоковедения АН СССР, полностью находящееся в руках азербайджанских ученых - представителей нахичеванского клана Г. Алиева.

Последующие статьи Русско-турецкого договора представляют самостоятельный интерес для исследователя исторической ситуации Закавказья того времени, а также в целом политики России в этом регионе. В частности, речь идет о том, что даже в голодной и истерзанной России 20-х годов российские дипломаты делали попытки спасения пленных русских солдат. Другие статьи договора - прекрасные образцы стратегического планирования. В договоре оговариваются статьи, гарантирующие абсолютное исполнение условий этого соглашения как международного документа. Однако все штрафные санкции и методы, предусмотренные в условиях договора на случай необходимости применения акций усмирения к сторонам соглашения, касаются только Армении, за счет территории которой под диктовку Турции в регионе состоялось примирение.

В стратегических интересах двух стран и народов - найти такие точки соприкосновения, которые фундаментально гарантируют нашим народам гармоничное совместное развитие и ограждают от попыток Запада отторгнуть Армению от России руками политических авантюристов в Ереване, используя блажь традиционных для московских политиков и дипломатов "шапкобратальских" настроений в отношении Армении.

Одним из наиболее убедительных аргументов Запада быть Армении "за" или "против" России в логике наших подходов является Русско-турецкий договор. Запад рано или поздно развернет информационную кампанию "об истинных друзьях армянского народа". Серьезные попытки преподать договор как "предательство" Россией Армении наблюдались в 1990 - 1996 годы устами армянских "политиков-демократов". По-видимому, тогда Запад не решился использовать весь арсенал информационных средств для разрушения армяно-российских связей из-за большой занятости Грузией и Азербайджаном, а также потому, что политическое расстояние между Ереваном и Москвой не было еще настолько большим. По нашим сведениям, в мае 1997 года, под занавес правления в Армении Левона Тер-Петросяна, в весьма конфиденциальной форме ему со стороны представителей США было предложено начать процесс "раскручивания" этой проблемы, но не нашло "понимания" из-за особых к этому времени отношений президента с Турцией.

Сам текст договора никогда в Армении не являлся тайной или чем-то недоступным. В кругах историков и национально мыслящих политиков он объективно вызывает дискуссии. Однако больше в плане того, что "армянские большевики", а не Россия, которой "сильная Армения" всегда "была нужнее", передали территории, и выливаются в традиционные для армянского бомонда споры о том, кто был лучше для страны - коммунисты или дашнакцаканы. Традиционное расположение к России истинной интеллигенции восточного армянства приводит в большинстве случаев пусть в некотором смысле к ханжескому, но исторически оправданному уходу от обсуждения роли России в исторических судьбах Армении. Идеологические соображения советского времени ("не задевать русских") также наложили свой отпечаток. Здравомыслящие представители особенно старшего поколения не могли не учитывать того, что даже в тяжелое время начала века и особенно в последующие советские годы Россия сделала немало хорошего для Армении и даже сопоставимого с тяжелой утратой национального символа - горы Арарат.

Следует отметить, что сам договор по многочисленным убедительным, на наш взгляд, доводам и предположениям действительно, как мы отмечали, был заключен сроком на 25 лет. Таким образом, принадлежность трех отторгнутых от Армении провинций в пользу Турции и Азербайджана в юридическом плане с 16 марта 1946 года является историческим нонсенсом. Приведем несколько прямых и косвенных аргументов в пользу того, что кроме основополагающего договора были подписаны некие "секретные протоколы", определяющие главное - существование временных параметров действия договора. Эти документы, актуальность поиска которых очевидна не только с точки зрения исторической справедливости, но и соответствует национальным интересам Армении и стратегическим Москвы, могут и должны сохраниться в архивах сторон, подписавших договор, в частности России.

В конце 70-х годов автор этих строк под руководством доктора исторических наук, профессора, министра иностранных дел Армянской ССР того времени Дж. Киракосяна, одного из крупнейших специалистов по истории Армении начала века, профессионально занимался этой проблемой. Дело в том, что в середине 70-х в основном в Европе, а также в США и Канаде началась волна террористической деятельности Армянской секретной армии освобождения Армении (АСАЛА), целью которой было привлечь внимание международной общественности к факту Геноцида армян. Акции проводились в основном против официальных турецких дипломатических представительств и лиц. Надо признать, что эта волна тогда действительно оказалась эффективной в плане того, что судебные разбирательства в европейских судах над террористами привели к достаточно серьезной популяризации в Европе исторического факта Геноцида. Необходимо было срочно разобраться в политическом содержании деятельности АСАЛА и дать соответствующие позиционные рекомендации. Некоторые советские и западные исследователи, историки и политологи склонялись тогда к рассмотрению деятельности АСАЛА в качестве начала национально-освободительной борьбы армян.

Тогда удалось обработать большие массивы не только информационных материалов исторического плана, но и весьма серьезные объемы современной турецкой печатной информации. В связи с волной террористических актов и ростом в Европе широких общественных обсуждений проблемы Геноцида армян турецкая пресса, ученые, соответствующие специальные по Армянскому вопросу комиссии МИД, МИТ, Министерства обороны издавали большое количество пропагандистских материалов - книг, буклетов, газетных статей. Конечно, целью таких публикаций являлось отстаивание известной турецкой точки зрения о Геноциде, полярно отличающейся от армянской, "утверждающей" якобы вину России в этих событиях, фронтовые условия Первой мировой войны и прочее. Однако в этих же турецких материалах содержалась масса непрямой, "фоновой" информации в части интересующей нас проблемы. Наряду с другими был обнаружен целый ряд дополнительных прямых и косвенных подтверждений тому, что договор был заключен именно на 25 лет. Особая ценность этой информации - хотя сами по себе материалы носили характер больше пропагандистских агиток - заключалась в том, что была подготовлена самым главным - турецким - оппонентом Армении в этом вопросе.

Подробно излагались, в частности, различные исторически достоверные эпизоды, которые, по замыслу авторов агиток, должны были показать агрессивность молодой советской страны. К примеру, тот факт, что в 1925 году посол РСФСР в Высокой Порте Виноградов в официальной ноте потребовал денонсации Русско-турецкого договора 1921 года, сопровождая "столь нетрадиционное в международной практике поведение" заявлениями о готовности России осуществить ее в одностороннем порядке. При этом, по турецкому( !) же источнику, посол Виноградов в устной беседе в МИД объясняет: "Мы не можем ждать 25 лет и подписали РТД потому, что тогда мы были слабы". А теперь "мы сильны и требуем восстановления границ Армении". На что немедленно реагирует один из известнейших государственных деятелей Турции того времени Исмет Иненю: "новой стране" необходимо придерживаться своих международных обязательств, а "через 25 лет Турция, конечно же, возвратит эти территории". Таких частных эпизодов, прямо подтверждающих существо вопроса и имеющих весьма достоверный характер, тогда набралось с десяток-другой. Косвенных, именно турецких подтверждений нашего тезиса, и того больше.

В официальной историографии также можно найти серьезные подтверждения нашему тезису. Трехтомник "История международных отношений после Второй мировой войны" под редакцией академика Хвостова ясно и четко, хотя и в сноске к основной статье, формулирует: "вследствие ошибок советской внешней политики" Турция не вернула СССР "значительные территории". Доподлинно известно также, что весной 1945 года со стороны Армянской ССР и Грузинской ССР Турции были предъявлены территориальные претензии и ультиматум о необходимости отвода ее "войск и населения" до известных ей границ с тем, чтобы к марту 1946 года советские войска вошли на эту территорию.

В исторической достоверности этого факта не приходится сомневаться, так как это совпадало с намерениями Советского Союза об объявлении Турции войны, и, вне зависимости от дипломатически нехитрой игры Анкары и объявления "под занавес" войны Германии, советским войскам обеспечивалась правовая сторона акции, после чего они действительно были готовы вступить на территорию Турции. Тогда расквартированная всю войну на "теплых харчах" в Армении 45-я "грузинская" дивизия срочно была переброшена под Берлин, чтобы, по-видимому, вместе с Егоровым и Кантарией подчеркнуть грузино-русское происхождение вождя и разделить авторство Победы советского народа. Вместо них к концу марта 1945 года на турецкую границу прибывали обстрелянные, отдохнувшие и доукомплектованные четыре мотопехотные дивизии "сибиряков", как их до сих пор помнят в Армении старики в пограничных районах. Отец и дед автора этих строк имели на руках уже назначения в Карс и Эрзерум - на партийную работу и начальником военного госпиталя соответственно. Таких прямых "очевидцев" в Армении все еще очень много.

Ультиматум Армении и Грузии закончился анекдотично. Министр иностранных дел, позже глава правительства Турции того времени Сараджиоглу ответил дословно следующим образом: "Мы знаем о том, что это территория Армении, и готовы начать процесс демаркации...", "... Однако нам непонятны претензии Грузии", "Хорошо бы, чтобы вы в Советском Союзе разобрались между собой, а потом делили бы шкуру неубитого медведя". Цитируемый исторический факт описан и в советской исторической, и в турецкой соответствующей литературе.

По мнению армянских ученых, претендующая на Ардаган Грузия обосновала свои требования тем, что во времена царя Давида Строителя и царицы Тамары город Ардаган был отвоеван Грузией у Армении и принадлежал ей что-то около ста лет. Весьма примечательно, что только две республики Советского Союза - РСФСР и Грузинская ССР - "обладали" в своем составе национально-территориальными государственными образованиями. Однако в отличие от России, буквой "Ф" в своем названии официально отмечавшей федеративный и демократический характер российской государственности, Грузинская ССР - видимо, с "подачи" "сталинской конституции" - всегда признавала себя только унитарной страной, пусть даже "советской и социалистической". Этот малозначимый факт объясняет некоторые истоки современных грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов периода и Гамсахурдии, и Шеварднадзе.

Нечто аналогичное произошло и в конце Отечественной войны. Любимая игра вождя в царские дары - воспользоваться подходящей ситуацией и подарить город Ардаган Грузии - обернулась тем, что после атомной бомбардировки Японии Сталин стал весьма сговорчивым: время было упущено, вопрос об армянских территориях был просто снят с повестки дня. Но ненадолго. Известны переговоры с Турцией Молотова в 195( 3) году (здесь возможна моя ошибка на один или два года. - Л. Э.) о территориальных проблемах. О них часто писала турецкая пресса в начале армяно-азербайджанского противостояния в конце 80-х. В результате переговоров Молотова в середине 50-х из пограничных с Турцией районов Армении было депортировано в Азербайджан большое количество турок-османов. Знаменательно, что когда в 1956 году в Тбилиси прошла серия антисоветских выступлений, по словам очевидцев, в них принимали участие и аджарцы (Батумская область), которые требовали "вернуть их Турции".

24 и 25 апреля 1965 года в Ереване, в дни, когда впервые армянский народ, пусть сумбурно и по меркам того времени противозаконно, отметил 50-ю годовщину Геноцида в Османской империи, жители пограничных с Турцией города Гюмри (Ленинакан) и близлежащих к границе деревень отмечали странное поведение войск на сопредельной стороне. Вместо того чтобы сконцентрировать войска на границе, что вполне логично и обыденно в такой ситуации, турецкие пограничные подразделения (а на отдельных участках границы просматривалось, что и передовые позиции 2-й и 3-й полевых турецких армий) поспешно сворачивали тяжелую технику и отходили в глубь страны. Видимо, турецкая сторона просчитывала, что в Советском Союзе не могли иметь место "несанкционированные" массовые выступления общественности, и происходящее в Ереване было расценено как начало возможных провокаций против Турции с далеко идущими планами.

Позже, в дни арабо-израильских кампаний 1967 и 1973 годов и оказания советской военной помощи Египту, Советскому Союзу необходимо было получить воздушный коридор для пролета МИГов на низкой высоте над территорией Турции, что было вызвано особенностями летных характеристик боевых машин. Турецкая пресса того времени в самых ярких тонах описывала мудрость меджлиса, разрешившего без промедления этот пролет над национальной территорией, т. к. "русские сразу вспомнили бы о землях". Писали даже якобы об угрозе Советского Союза пробить "танковую брешь" до Сирии в случае отказа.

Примечательно, что после 1921 года первым официальным документом на уровне двустороннего соглашения России (СССР) и Турции, заявляющим, что стороны не имеют взаимных территориальных претензий, является межгосударственный договор, подписанный только в августе 1978 года во время официального визита турецкого премьера Б. Эджевита в Москву. Договор подписал А. Косыгин 22 августа 1978 года, он опубликован в "Известиях". Абзац об отсутствии взаимных территориальных претензий - второй. Отклики турецкой прессы того времени откровенно радостно указывают на РТД.

Нельзя оставить без внимания и реакцию турецких политиков и прессы на поставки электроэнергии в Турцию из Армении в 70-х годах после ввода в эксплуатацию Армянской АЭС. Само турецкое правительство всегда было крайне заинтересовано в промышленном развитии восточных районов Турции. Известны пятилетние, постоянно обновляемые турецкие правительственные программы ГАТТ по развитию Восточной Анатолии. Несмотря на это, и сейчас в Карсском и Сурмалинском вилайетах плотность населения не превышает 5 человек на квадратный км, тогда как в западных районах Турции она превышает 130. Депутаты парламента и особенно турецкая пресса 1976-78гг. в связи с готовившимся проектом поставок электроэнергии в эти районы выступали категорически против, утверждая при этом, что начинается скрытый процесс советской "оккупации" и "возвращения армянам" их территории.

По нашим сведениям, последним по времени межгосударственным документом, затрагивающим данный вопрос, является подписанное в 1990 году А. Козыревым соглашение, в котором подтверждаются основные положения РТД, в том числе и постулат о территориальных претензиях. Справедливо полагать, что после распада СССР Турция потребовала срочного подтверждения Россией ее прав на правопреемность Советского Союза в полном объеме, включая особенно ее сенсорные подробности, хотя и договор был подписан формально не СССР, а Россией.

В нашем контексте особый интерес представляет рассмотрение влияния в целом Русско-турецкого договора на современную международную обстановку в регионе Закавказья, Ирана и Турции, а также регионов Южной России после распада Советского Союза. Приводимая версия новейшей истории Южной Европы основана в том числе на личных впечатлениях активного участника внутриполитических событий и военных действий в регионе. Кроме этого, по роду службы с начала 1990 года автор этих строк имел самое прямое, с правом "самостоятельного принятия решений", отношение к стратегическим переговорам в Ереване, Москве, Киеве, Ташкенте, Алма-Ате, Париже, Гааге, других столицах, в венском Центре ликвидации конфликтов и в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО. Непосредственное, "на первых ролях" участие во внутри, - и внешнеполитических процессах Армении и отчасти региона в целом позволяло не только наблюдать динамику действительно эпохальных изменений, но и в части интересующего нас вопроса неоднократно отмечать справедливость предложений о существовании необъявленных международных документов. Ниже приводится несколько характерных эпизодов, подтверждающих основной смысл видения проблемы "глазами очевидца".

В 1990 году, когда предстоящий распад Советского Союза перестал быть тайной даже для непосвященных, а в Ереване в мае состоялись первые демократические выборы, депутату от тогда оппозиционной к новым властям радикальной партии был предложен "на продвижение" в парламенте соответствующий закон об известных территориях. Предлагаемая процедура предполагала предварительную денонсацию Национальным Собранием Карсского договора, ратифицированного парламентом Первой республики в ноябре 1921 года, а затем и обращение к правительствам и законодателям России и Турции с аналогичным предложением в части РТД. Смысл предлагаемого законопроекта сводился к тому, что ко времени распада СССР Карсский и Сурмалинский, а также Нахичеванский уезды должны быть объявлены временно оккупированной, неотъемлемой частью территории Армении. На первый взгляд романтический и радикальный законопроект на самом деле являлся не наивным порывом политических юннатов или авантюристов, а плодом трезвого для того времени и выверенного расчета.

В те годы Запад воспринимал без разбора в принципе любые сумасбродные проекты, которые "работали" на развал Советского Союза. Турция же не могла бы себе позволить агрессию против Армении: это немедленно вызвало бы обратный развалу процесс консолидации СССР, чего Анкаре ни в коем случае не позволили бы те же партнеры по НАТО во главе с США. Более того, у нас есть серьезные доводы в пользу того, что Запад по согласованию с Турцией принимал во внимание и не исключал в своих стратегических планах ради развала Советского Союза возможности проведения демаркации известных территорий. Достаточно сделать анализ Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ), определяющего квоты на тяжелые вооружения и таким образом обеспечивающего системы коллективной безопасности на континенте, что в свою очередь означает для различных регионов штабную работу по созданию границ новых государств.

Дело в том, что в части границ единственной в Европе "зоны отчуждения" ОВСЕ Турция, как тогда было объявлено, из-за боевых действий турецкой армии против курдских повстанцев не несет ответственности перед системой европейской безопасности в этой части своей территории, что на языке стратегического планирования означает возможность ее отторжения. Между тем топографический анализ показывает, что территория "зоны отчуждения" Турции равна территориям Карсского, Сурмалинского и Нахичеванского уездов "минус" территория Аджарии (Батумская область). Именно пониманием Анкары предстоящих территориальных "потерь" объясняется поспешное турецкое декабрьское коммюнике 1990 года, которое не дало никакого реального качественного приобретения, а последующая чрезмерная агрессивность Турции на Балканах находила понимание со стороны ее партнеров в Брюсселе и оставалась неадекватно "незамеченной" в общем контексте войны в Югославии.

К сожалению, процесс становления Армении делался руками "радикальных реформаторов", поддерживаемых Западом, прагматичных, но малообразованных в специфических вопросах геополитики или элементарной истории "демократических вождей", физиков и математиков по образованию. Отвлеченные западные "общеполитические ценности" армянских адептов образца 90-х по иронии судьбы не отличались по конечным результатам от убеждений в необходимости "мировой революции" таких же "не помнящих родства" московских политиков 1921 года, ранее подписавших Брестский договор... Законопроект настоящих патриотов Армении, который по определению соответствовал как интересам Армении и всего христианского мира, так и внешнеполитическим стратегическим интересам России, был предан остракизму.

Другим фактом новейшей истории региона, подтверждающим регулирование РТД самых серьезных процессов в Закавказье, являются события поздней весны 1992 года, когда армянские вооруженные силы практически единственный раз во время войны отступали на северо-восточном направлении фронта в Карабахе. Тогда в результате начинающейся активизации политических контактов армянского руководства с Западом и последующих сразу после этого тыловых предательств нами были потеряны Геташенский подрайон, Шаумяновский и половина Мартакертского района Карабаха, находящиеся и по сей день под контролем Азербайджана. До сих пор, однако, остается неизвестным или малоизвестным фактом, что наступление азербайджанцев тогда было остановлено решительными действиями Ирана. Тегераном была направлена ультимативная нота в Баку (и официальное уведомление об этом Еревана) с требованием немедленно остановить наступление азербайджанской армии. В противном случае 7-я бронетанковая дивизия, укомплектованная исключительно фанатичными "пасдарами" ("стражами революции"), которая была уже подтянута к ирано-нахичеванской границе, по заявлению иранской стороны, готова была перейти границу и занять Нахичеван и таким образом нарушить всю внутреннюю логику РТД. Спустя несколько лет в неофициальной беседе автора этих строк с послом Ирана в Ереване было получено подтверждение не только серьезности намерений иранской стороны, но и выражено крайнее удивление тем, что в Ереване, в отличие от Баку, мало кого интересуют международные права Ирана в части Нахичевана, оговоренные договором 1921 года.

После событий 1992 года все западные проекты армяно-турецкого (и турецкого, и азербайджанского) примирения - от бесконечных "планов Гобла" до переговоров на уровне президентов двух стран во Флориде, в местечке с характерным названием Ки-Уэст ("ключ на Запад") - предпочитают такие варианты обменов территорий, которые лишают Армению общей границы с Ираном. Таким образом, наши наблюдения и предположения о том, что западные оппоненты в подготовке и осуществлении своих проектов колонизации региона Южного Кавказа принимают во внимание основные положения РТД, не являются большим преувеличением.

Основополагающие постулаты РТД в западных политических и военных штабах весьма прагматично и широко используются в стратегическом планировании самых серьезных проектов по Южной Европе, Ирану и Турции, а также в построении некоторых элементов общеевропейской системы коллективной безопасности и планах дальнейшего продвижения на Среднюю Азию и Ближний Восток. Можно просмотреть протоколы заседаний общеевропейского транспортного проекта ТРАСЕКА, когда американская сторона категорически возражала против проекта Германии, предлагавшей удобный для всей Европы маршрут прохождения транспортных артерий через Армению на Иран и далее в районы Персидского залива. Можно также сравнить богатые природными ресурсами (нефть, газ, золото, уран, никель и прочее) районы Карабаха, сданные в 1992 году в результате предательства в Ереване азербайджанской стороне с аналогичной ситуацией 1998- 2000гг. в Сербии и Косово. Можно рассмотреть маршруты прохождения по региону Закавказья трансконтинентальных нефтепроводов и сравнить их с причинами продолжающейся войны в Чечне. Можно рассмотреть также вопрос о судьбе "невостребованной" в рамках РТД т. н. "зоны отчуждения" Турции. Вполне вероятно допустить, что эта "зона" официального "права Турции на войну" может быть использована не только в борьбе против самоопределения турецких курдов, но и с целью стимулирования создания явно не пророссийского Курдистана на иракской территории с перспективой продвижения в целом на Арабский Восток западных представлений и систем глобальной безопасности. Приводимые аргументы и доводы в пользу столь смелых утверждений не входят в противоречие с общепринятыми нормами научного рассмотрения вопроса и приводятся с учетом исторической геополитической ретроспективы региона в ракурсе нашей версии значения РТД в судьбах государств и народов Южной Европы и Среднего Востока.

В заключение нашего скромного исторического эссе, выдержанного в несколько эпистолярном жанре обращения к друзьям Армении и истинным патриотам России, хотелось бы обратить внимание на известный "кризис идей" в современной международной политологической науке. Крупные мировые революционные потрясения последнего десятилетия прошлого века на европейском континенте имеют уже тенденцию к затуханию, что не означает завершения этих процессов на материке Евразия и в мировом масштабе в целом. Бесконечное рассмотрение "шахматных досок" с крайне сомнительным одним вектором в пользу заокеанского однополярного мира с приходом нового руководства в России все решительнее остается в прошлом тысячелетии.

Вне зависимости от того, каким будет божье расположение к автору вышеизложенного, совершенно очевидно: вопрос возвращения священной горы Арарат является его политическим кредо и делом всей жизни. Равно как и осуществление этой мечты весьма очевидно видится только вместе с ближайшим историческим и по духу христианским народом и страной. Окажутся ли "высшие" государственные соображения сильнее и убедительнее интересов, например, неких нефтяных компаний, - дело второе. Историю можно переписать только на бумаге, но не остановить. Кто-нибудь когда-нибудь рано или поздно добьется истины.

Однако сегодня есть тенденция для осуществления достаточно серьезного плана перехода России во взаимоотношениях со своим ныне формально военно-стратегическим партнером - Арменией на позитивный уровень. При этом в весьма перспективном внешнеполитическом, экономическом и стратегическом направлении - Южной Европы и Среднего Востока.

Существование "секретных протоколов" не вызывает сомнений. Описание прямых и косвенных доказательств может занять много страниц и усилий, именно поэтому приводились наиболее характерные эпизоды, которые относительно легко и быстро можно проверить. Попытки убедить в обратном скорее необходимо рассматривать как проявление "высших" государственных интересов, которые исключают целесообразность их публикаций в настоящее время, или, еще проще, как отношение к юристу-недоучке, хотя и, нельзя не признать, имеющему неплохое образование и достаточно серьезный опыт и политической, и дипломатической работы. Даже без архивного поиска материалов о РТД поднимаемые в памфлете проблемы представляют самодостаточный интерес для того, чтобы настоящие патриоты Армении не совершали другого смертного греха - греха отчаяния.

Итак, в надежде на понимание и с благодарностью за долготерпение, а также с искренним заверением в том, что все вышеизложенное является честным, возможно, не очень осмотрительным для политика признанием и посвящением, а также плодом многолетних исследований и сформировавшихся убеждений.

С уважением, Левон Эйрамджянц,

Москва, 4 апреля 2001 года.

________________________________________

ОБ АВТОРЕ: Вопрос русско-турецкого Договора 16 марта 1921 года долгие годы оставался недостаточно исследованным и учитывая важность его значения для современных армяно-российских отношений, представляем Вашему вниманию статью рано ушедшего из жизни армянского дипломата и общественного деятеля Левона Эйрамджянца.

Левон Григорьевич Эйрамджянц (1954-2001) - карьерный дипломат. Работал в странах арабского мира, в Европе, в международных организациях. Возглавлял постоянные делегации Республики Армения в переговорах по обеспечению коллективной безопасности стран СНГ, участвовал в процессе установления отношений Армении с НАТО. Оставил значимый след в национально-освободительном движении армянского народа. В период правления Левона Тер-Петросяна, в 1993 году подал в отставку с поста начальника военно-стратегического отдела МИД РА. С 1998 года работал в президентском аппарате.

________________________________________

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я слышал, что американцы предлагали Сталину сделку: сделать уступки в польском вопросе, а они помогут в армянском вопросе.

Случилось, то, что случилось. Сталин не уступил в польском вопросе, а ответом стал отказ Турции вернуть Карсcкую область.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В моей семье эти разговоры уже пол века ходят, почти один в один как написано в статье, и так же в моей семье родственники были назначены на партийную работу в Карсе, уже готовы были направления и т.д. но не судьба было вернуть Карсскую область и Сурмалинский уезд...

Как говориться - менжанулся усатый вождь народов, атомной бомбы гад испугался. Хотя Турецкая армия уже отвела все войска еще в 1945, так что по Турции один батальон Красной армии мог маршем пройти не встречая сопротивления.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Объединил.

Share this post


Link to post
Share on other sites

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ НА МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЕРЕНЦИЯХ ПЕРИОДА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 гг.

Том VI

БЕРЛИНСКАЯ (ПОТСДАМСКАЯ) КОНФЕРЕНЦИЯ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ТРЕХ СОЮЗНЫХ ДЕРЖАВ - СССР, США И ВЕЛИКОБРИТАНИИ

(17 июля-2 августа 1945 г.)

Сборник документов

Москва. Издательство политической литературы. 1980

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с министром иностранных дел Великобритании.

Потсдам 16 июля 1945г.

В 1921 г. турки воспользовались слабостью Советского государства и отняли у него часть Советской Армении. Армяне в Советском Союзе чувствуют себя обиженными. В силу этих причин Советское правительство и подняло вопрос о возвращении законно принадлежащих Советскому Союзу территории. Что касается вопроса о проливах, то Советское правительство давно уже говорит о том, что Конвенция в Монтре его не устраивает.

Иден заявляет, что англичане никогда раньше не слышали о территориальных претензиях Советского Союза к Турции. Британское правительство знало лишь о советских предложениях в отношении режима проливов.

Молотов говорит, что вопрос о территориальных претензиях Советского Союза к Турции возник потому, что турки предложили Советскому правительству заключить с ними договор о союзе и спросили Советское правительство, на каких условиях оно готово было бы это сделать. Естественно, Советское правительство ответило на этот вопрос турецкого правительства изложением своих условий.

Иден говорит, что турки не согласны на удовлетворение территориальных требований Советского Союза.

Молотов говорит, что территория, о которой идет речь, не принадлежит туркам. Они поступили несправедливо, отняв ее у Советского Союза. Поляки тоже поступили несправедливо, захватив часть советской территории в 1921 г. Однако поляки решили пересмотреть свою позицию и согласились теперь возвратить эту территорию Советскому Союзу. Он, Молотов, приводил этот пример туркам.

Иден отвечает, что, в Турции нет линии Керзона.

Молотов говорит, что тем не менее английское правительство, раньше не раз выступало в защиту армянского населения, находившегося под турецким владычеством. Совсем недавно армян поддержал в этом вопросе д-р Хьюлетт Джонсон.

Иден говорит, что Джонсон целиком советский человек и что приводимые им аргументы полностью совпадают с аргументами Советского правительства. В Англии его даже называют "красным настоятелем".

Молотов говорит, что он с этим не согласен. Джонсон - вовсе не советский человек.

Иден спрашивает, много ли армян проживает на турецкой территории.

Молотов отвечает, что их там около 400-500 тысяч. Всего в Советской Армении живет около 1 млн. армян, а вне территории Советской Армении, за границей, проживает свыше 1 млн. армян. Когда территория армян расширится, многие армяне, проживающие за границей, будут стремиться возвратиться на родину. Армяне очень способные и энергичные люди, особенно в хозяйственных вопросах. Пусть турки отдадут Советскому Союзу армян, это будет справедливо.

Иден благодарит Молотова за приятную беседу.

Печат. по арх.

Запись шестого заседания глав правительств

22 июля 1945 г., 17 час. 07 мин.

(Трумэн открывает заседание)

Сталин: Я хочу сообщить, что сегодня советские войска начали отход в Австрии, им придется отойти в некоторых районах на 100 километров. Отход будет закончен 24 июля. В Вену уже вступили передовые отряды союзных войск.

Черчилль: Мы очень благодарны генералиссимусу, что он так быстро приступил к выполнению соглашения.

Трумэн: Американское правительство также выражает свою благодарность.

Сталин: Что же тут благодарить, мы это обязаны сделать.

Трумэн: Сегодня о заседании министров иностранных дел докладывает г-н Иден.

Иден: Министры иностранных дел на своем утреннем заседании обсуждали следующие вопросы.

Первый вопрос - Ялтинская декларация об освобожденной Европе.

Следующий вопрос - Турция. Я думаю, что у английской делегации есть предложения.

Черчилль: В то же время я позволю себе обратить внимание генералиссимуса на важность того, чтобы не напугать Турцию. Несомненно, Турция весьма встревожена концентрацией болгарских и советских войск в Болгарии, а также продолжающимися нападками на нее в советской печати и по радио и, конечно, тем оборотом, который приняли переговоры, состоявшиеся между турецким послом в СССР и г-ном Молотовым. Во время этих переговоров было упомянуто об изменении восточной границы Турции, а также о советской базе в проливах.

Я понимаю, что это - не претензии Советского правительства к Турции; однако, ввиду того что Турция поставила вопрос о союзе с СССР, последний выдвинул условия заключения такого союза. Мне совершенно ясно, что если Турция просит у Советского правительства заключения наступательного и оборонительного союза, то Советскому правительству представляется хороший случай заявить о том, как можно улучшить отношения между Турцией и Россией. Турцию, однако, встревожили выдвинутые условия. Я не знаю, что произошло после этих переговоров. И поэтому мне хотелось бы знать, какова позиция Советского правительства по этому вопросу.

Сталин: Я прошу предоставить слово Молотову.

Молотов: Я сейчас передам в письменном виде документ по вопросу о проливах на русском и английском языках. Но прежде я хотел бы разъяснить, как возник вопрос.

Турецкое правительство, проявив инициативу, предложило Советскому правительству заключить союзный договор. Турецкое правительство поставило этот вопрос сначала перед нашим послом в Анкаре, а затем, в конце мая, через турецкого посла в Москве.

В начале июня я имел две беседы с турецким послом в Москве Сарпером. На предложение турецкого правительства заключить союзный договор был дан ответ, что Советское правительство не возражает против заключения такого договора на определенных условиях. Мною было указано, что при заключении союзного договора мы должны урегулировать взаимные претензии.

С нашей стороны имеются два вопроса, которые следует урегулировать. Заключение союзного договора означает, что мы должны совместно защищать наши границы: СССР - не только свою границу, но и турецкую, а Турция - не только свою, но и, советскую границу.

Однако в некоторых частях мы считаем границу между СССР и Турцией несправедливой.

Действительно, в 1921 году от Советской Армении и Советской Грузии Турцией была отторгнута территория - это известная территория областей Карса, Артвина и Ардагана. Вот карта отторгнутой турками территории. (Передает карту.) Поэтому мною было заявлено, что для того, чтобы заключить союзный договор, следует урегулировать вопрос об отторгнутой от Грузии и Армении территории, вернуть им эту территорию обратно.

Запись седьмого заседания глав правительств

23 июля 1945 г., 17 час. 10 мин.

Трумэн: Сегодня о заседании министров иностранных дел докладывает г-н Молотов.

Молотов: На повестке дня сегодняшнего заседания министров стояли следующие вопросы:

9. О повестке дня заседания глав трех правительств 23 июля. Условились рекомендовать главам трех правительств следующую повестку дня:

1) О Турции.

2) О районе Кенигсберга.

3) О Сирии и Ливане.

4) Об Иране.

Трумэн: Первым вопросом повестки дня является вопрос о Турции и Черноморских проливах. Вчера мы прервали дискуссию ввиду того, что премьер-министр не закончил своего заявления.

Черчилль: Я вчера свое заявление закончил. Я объяснил, что не могу поддержать предложение о создании русской военной базы в проливах и не думаю, чтобы Турция согласилась с этим предложением.

Сталин: Вчера г-н Черчилль утверждал, что русские напугали турок, что одним из главных моментов, вследствие чего они оказались напуганными, является то, что русские и болгарские войска концентрируются в Болгарии. Я считаю нужным дать справку по этому поводу - для успокоения г-на Черчилля. Я не знаю, как его информировали турки, но я должен сказать, что в Болгарии у нас имеется две дивизии. Г-н Черчилль был напуган турками.

Черчилль: Сколько, по вашему мнению, имеется британских войск в Греции?

Сталин: Не менее пяти дивизий.

Черчилль: У нас там две дивизии.

Сталин: Это приблизительно сколько тысяч?

Черчилль: Приблизительно 40 000.

Сталин: У нас в Болгарии меньше, около 30 000.

Черчилль: Здесь находится фельдмаршал Александер, он может назвать точную цифру.

Сталин: Я за то, чтобы верить заявлению г-на Черчилля на сто процентов. Если бы понадобилось, то начальник Генерального штаба Красной Армии генерал Антонов мог бы дать точную справку. У турок имеется в районе Константинополя свыше 20 дивизий, возможно 23 или 24 дивизии. Уверяю вас, болгарские войска турок не напугали. Предложение об исправлении границы - может быть, это могло напугать турок? Но речь шла о восстановлении границы, которая существовала до первой мировой войны. Я имею в виду район Карса, который находился до войны в составе Армении, и район Ардагана, который до войны находился в составе Грузии. Вопрос о восстановлении старой границы не возник бы, если турки не поставили бы вопрос о союзном договоре между СССР и Турцией. А союз - это значит, что мы обязуемся защищать границу Турции, как и Турция обязуется защищать нашу границу. Но мы считаем, что граница в районе Карса и Ардагана неправильна, и мы заявили Турции, что, если она хочет заключить с нами союз, нужно исправить эту границу, если же она не хочет исправлять границу, то отпадает вопрос о союзе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гарри С. Трумэн

Воспоминания

...

Сталин заметил, что в Сан-Франциско советская делегация заявила о желании получить мандат на определенные территории и вопрос был в дальнейшем представлен в русских документах.

Я заметил, что советские предложения обсуждались министрами иностранных дел и я не имею ничего против них.

Черчилль сказал, что он тоже не имеет ничего против, и что вопрос о мандатах будет передан министрам иностранных дел. Тогда мы перешли к вопросу о Турции.

Тут Черчилль сказал, что необходимо пересмотреть старую конвенцию Монтре по отношению к Турции и что он часто выражал готовность приветствовать договор о свободном передвижении русских судов из и в Черное море. Однако он желал бы подчеркнуть насколько это важно не тревожить Турцию. Турция сильно обеспокоена, сказал он, из-за концентрации крупных болгарских и советских воинских соединений в Болгарии, из-за повторяющихся выпадок советской прессы, а также из-за разговоров между турецким послом и г-ном Молотовым, в которых последний упоминал изменения турецкой границы и возможность размещения советской базы в Проливах.

Молотов объяснил, что инициатива пренадлежала турецкому правительству, которое через посла в Москве предложило союз с Россией. В 1921-м году, сказал он, часть русской территории была отторгнута от Советской Армении и Советской Грузии и он настаивает на том, чтобы этот вопрос был решен еще до заключения союзного договора.

Черчилль подверг сомнению право русских рассматривать вопросы Черноморских проливов так, как будто это исключительно дело между ними и Турцией. Молотов ответил, что аналогичные договоры существовали между Росиейи Турцией и назвал договоры от 1805-го и 1833-го гг.

Черчилль сказал, что надо, чтобы его сотрудники просмотрели оба древних договора. Он также сказал, что англичане не готовы нажимать на Турцию, чтобы та приняла подобные предложения от России.

Я сказал, что не готов выразить мнение и предложил отложить обсуждение этого вопроса пока он не будет изучен должным образом. На том мы и сошлись.

После обмена мнениями, между Черчиллем и Молотовым, об отношении к русским военнопленным в Италии, я объявил перерыв.

Мы встретились на следующий день, 23-го июля, на седьмом заседании конференции. На повестке дня были четыре спорных территориальных вопроса: Турция, Кенигсберг, Сирия с Ливаном и Иран. Прочие вопросы, которые поднимались или передавались министрам иностранных дел, были на этапе согласования или изучения главами государств, секретарями и группами экспертов собравшимися в Потсдаме. Переговоры по военным вопросам шли под руководством начальников штабов. Заседания Большой Тройки были лишь частью постоянного процесса переговоров и консультаций, которые часами длились в расположении конференции.

Черчилль взял голос первым, подтверждая свою позицию направленную против русской базы в Проливах и добавляя, что по его мнению Турция не согласилась бы на это предложение.

Сталин заявил, что Черчилль не прав считая, что русские напугали турок концентрацией больших соединений в Болгарии. У русских в Болгарии, сказал он, частей меньше, чем у англичан в Греции. Черчилль осведомился сколько у англичан, по мнению Сталина, дивизий в Греции.

- Пять дивизий - ответил Сталин.

Черчилль сказал, что только две4. Сталин спросил, а как насчет бронетанковых частей и какие силы у британских дивизий.

Черчилль сказал, что у них в Греции всего около сорок тысяч военнослужащих. Сталин ответил, что у них в Болгарии только около тридцати тысяч.

Черчилль выразил надежду, что собрание выслушает фельдмаршала Александера, так как хотел бы представить точные данные, на что Сталин ответил, что ему не нужна точность так как он верит Черчиллю "на сто процентов". Но туркам с их двадцати тремя дивизиями, сказал он, нечего опасаться русских. А что касается изменения границы, то он хотел бы объяснить, что вероятно возможность восстановления довоенной границы, которая существовала при царе, так напугала турок. Он сказал, что имел в виду Карс, раньше принадлежавший Армении, и Ардаган, раньше принадлежавший Грузии, и заверил, что вопрос об изменении границы не поднимался бы, если бы турки не выступили с проектом союза с Россией. Союз означает, что обе страны совместно защищали бы общую границу между ними, что по мнению русской стороны границы в названом регионе проложены неправильно и что они заявили туркам, что границы надо изменить в случае заключения союза. Если это неприемлемо для турок, то вопрос о союзе будет закрыт. Теперь Сталин желал бы узнать, чему тут опасаться.

Касательно Черноморских проливов Сталин сказал, что Россия считает конвенцию Монтре враждебной. По этой конвенции, жаловался он, Турция имеет право блокировать Проливы не только тогда, когда Турция находится в состоянии войны, но и тогда, когда она считает угрозу войны возможной. В результате, продолжал он, складывается ситуация, когда малая держава поддерживаемая Великобританией держит великую державу за горло не давая ей выхода. Можно представить себе, какую напряженность в Англии создал бы подобный режим в Гибралтаре или Суэцком канале, или какую напряженность в Соединенных Штатах создал бы подобный режим в Зоне Панамского Канала. Суть вопроса в том, чтобы дать советским судам возможность свободно входить в Черное море и выходить из него. А постольку, поскольку Турция слишком слаба, чтобы гарантировать свободу мореходства в случае роста напряженности, то Советский Союз желал бы видеть Проливы защищенными при помощи силы.

Text : http://vlastitel.com.ru/stalin/vov/truman.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites
...В конце войны Сталин, занимаясь военными делами, все больше времени

уделял множеству других вопросов. Единодержец, диктатор, сконцентрировавший

всю полноту власти, обрек себя на бесконечный конвейер дел; но ему это

льстило: все в его власти, все в русле его воли. Полководец, которого все

уже давно и дружно называли "великим", постепенно переключался на другие

сферы. Впрочем, многие из этих дел были по-прежнему прямо связаны с войной.

Большие и малые, важные и менее значимые...

... сообщение, что в Москве давно ждет его приема заместитель католикоса всех армян Георг

Чеорекчян. Интересно, что ему от него нужно? Что он пишет? "...В дни

Отечественной войны армянская церковь со своим духовенством и верующими в

СССР и за границей не отстала от других церквей Советского Союза. Она на

деле доказала свою историческую верность великому русскому народу и

Советскому государству..." Это ясно. Но что он просит? Ага, понятно...

Просит разрешения на восстановление святого Эчмиадзина, открытие Духовной

академии, типографии и журнала "Эчмиадзин", согласия на построение

разрушенного храма "Звартноц", приезд в Армению заграничных духовников,

разрешения открыть инвалютный счет в Ереванском банке и многое, многое

другое...

Танковая колона Давид Сасунский изначально предназначалась для боевых действий по освобождению Западной Армении , без этой оговорки Чорекчян никогда бы не агитировал вносить средства в фонд для постройки и закупок военной техники .

Отдельные землячества за рубежом купили-выстроили десятки танков и самолетов, в Советской Армении , начиная с 1941г. были редки колхозы не пожертвовавшие на самолет , были такие что позволяли себе бронепоезд (даже санитарный)

Именно Чорекчяном были собраны данные о состоянии церквей на оккупированной территории , намечалось назначение духовников в ту или иную церковь и все это с согласия верховных властей и самого вождя.

В "благодарность" , Католикос был подставлен но награжден орденом Знак Почета , Дружбы народов и др (пока не удалось уточнить )

Share this post


Link to post
Share on other sites

В 1939 — 1940 гг. территориальные приобретения СССР были в Европе. Но это не значит, что Сталин совсем не думал о юге. В первую очередь, о Турции. Судя по всему, ему не давала покоя давнишняя мечта русских царей захватить проливы Босфор и Дарданеллы и превратить Черное море во внутреннее, подобно Азовскому. Об этом вел переговоры в Берлине Вячеслав Молотов и Гитлер в ноябре 1940 г. Но еще до этого Турция почувствовала тяжелую руку кремлевского владыки. В свое время Ленин поддерживал Кемаля Ататюрка в его противостоянии странам Антанты. Ради общего антиимпериалистического фронта по договору в Карсе в 1921 г. Советская Россия уступила Турции сам Карс и большую часть территории Армении. Именно тогда священная для армян гора Арарат оказалась на турецкой территории, хотя и вблизи границы. В газете «Правда» большевистские пропагандисты писали, что интересы Армении нужно положить на алтарь мировой революции и ради достижения единства новой России и народов Востока. Однако Ататюрк совершенно не желал заниматься борьбой с Англией ради интересов Москвы. Для начала он загнал местных коммунистов в подполье, чтобы своей бредовой пропагандой не мешали строить современное турецкое государство. Тем не менее, особого напряжения в отношениях не было. К концу 30-х гг. положение изменилось.

В апреле 1939 г. председатель Совнаркома Вячеслав Молотов передал турецкому правительству предложение «устроить взаимную консультацию представителей Турции и СССР и наметить возможные меры защиты от агрессии». Во время визита 29 апреля — 5 мая заместителя наркома иностранных дел СССР Владимира Потемкина состоялся первый этап советско-турецких переговоров. В сентябре-октябре министр иностранных дел Турции Сараджоглу вел переговоры в Москве, но к соглашению стороны не пришли. Уже тогда проявились претензии Советского Союза на часть турецкой территории и требование предоставления военно-морской базы в районе проливов. Турции было сделано предложение заключить договор по типу такого, что был заключен с прибалтийскими государствами. Однако турецкий министр категорически отверг такие предложения, и отношения двух стран стали стремительно ухудшаться. Выступая на сессии Верховного совета 31 октября 1939 г., Молотов информировал депутатов о переговорах с Турцией: «Одни (западные газеты. — Авт.) утверждают, что СССР будто бы требовал передачи районов Ардагана и Карса...Другие утверждают, что СССР требовал будто бы изменения международной конвенции, заключенной в Монтре, и преимущественных прав для СССР в вопросе о проливах. Это — тоже вымысел и ложь». Как раз никакого вымысла в сообщениях западной печати не было. Всего этого СССР и требовал. Именно поэтому Анкара поспешила заключить договор о взаимопомощи с Англией и Францией.

Это вызвало гневную реакцию председателя советского правительства. Сообщив депутатам, что Турция заключила пакт о взаимопомощи с Англией и Францией, Вячеслав Михайлович сказал: «Не пожалеет ли об этом Турция — гадать не будем. (Оживление в зале)». Фраза сама по себе бессодержательная, придраться не к чему, но звучит угрожающе, и Верховный Совет, как видим, это почувствовал. Подробнее и резче высказался теоретический орган ЦК ВКП(б) журнал «Большевик», рассчитанный на более ограниченный круг партийных функционеров. В передовой статье в ноябрьском номере говорилось: «В то время, как Советский Союз ведет борьбу за прекращение войны, империалистические агрессоры пытаются расширять плацдарм войны. Заключенный недавно франко-англо-турецкий пакт о взаимопомощи — это не инструмент мира, а орудие создания новых очагов войны... Турция стала на путь весьма рискованной внешней политики, которая не способствует сокращению военных действий, не ведет к миру». Вывод очевиден. Раз политика Турции не ведет к миру — значит, она ведет к войне.

Вполне возможно, что Турцию ожидала судьба прибалтийских государств. Но ее прикрыла Финляндия. Вместо легкой прогулки от Ленинграда до Хельсинки Красная армия продемонстрировала миру всю бездарность своего командования, полное неумение вести войну против противника, у которого не хватало даже военной формы на всех мобилизованных. Но после неудач на линии Маннергейма и в Карелии все претензии к Турции вроде бы исчезли. Тот же журнал «Большевик» в апреле 1940 г., и опять в передовой статье, затрагивает как будто ту же тему, что и полгода назад: «Англия и Франция с самого начала ведут отчаянную борьбу за расширение плацдарма военных действий». Но никакого недовольства Турцией теперь не выражается, эта страна даже не упомянута. Тем не менее, южное направление из поля зрения Сталина не исчезает. Весь 1940 г. советские дипломаты в Берлине добивались согласия Германии на содействие в случае ультиматума СССР Турции, по типу предъявленного Румынии. Однако Гитлер решил, что он уступил достаточно. Более того, германские дипломаты в Анкаре пообещали поддержку в противостоянии советскому давлению. А опасаться было чего. В закавказских республиках отмечалась повышенная военная активность и увеличивающаяся концентрация советских войск.

Прошел всего лишь месяц после подписания мира с Финляндией в марте 1940 г., и политбюро приняло специальный месячный график по ускоренной переброске войск в Закавказский военный округ. Режиссер Сергей Эйзенштейн, возвращавшийся с Кавказа, отмечал 6 мая 1940-го, что «все дороги на юг забиты войсками». Главное управление Красной армии, которое ведало боевой подготовкой войск, получило задачу учитывать специфику боевых действий в горных условиях. Комиссар этого управления Шабалин 11 мая 1940 г. представляет доклад об организации специальных горных дивизий и артполков, предназначенных для действий на «ближневосточном театре, у границ СССР». Но немецкое наступление во Франции и нерешенность вопроса с Бессарабией заставили Сталина отложить свой турецкий план. Естественно, что Турция предприняла меры по прикрытию своих границ. Но главной целью правительства в Анкаре было держаться подальше от разгорающейся мировой войны.

В августе 1942 г., во время визита Уинстона Черчилля в Москву, в разгар сражения за Сталинград, Сталин вспомнил о Турции, заявив английскому премьеру, что если турки нападут, он сможет справиться с ними. Черчилль заметил на это, что «турки намерены держаться в стороне и, конечно, не захотят ссориться с Англией». А ведь Сталин знал о договоре Турции о военном союзе с Англией, то есть Анкара была союзником наших союзников, но это его не останавливало.

НА СТАМБУЛ

Когда знаешь ход войны на нашей территории в 1942 г., события в Закавказье представляются игрой не совсем здоровых в психическом отношении людей. Но для советских руководителей фронтовая реальность и страсть к захвату чужой территории не противоречили друг другу. Командующий Закавказским военным округом Иван Тюленев 12 марта 1942 г. вызывает к себе на срочное совещание первых секретарей закавказских ЦК. А на следующий день издает директиву о проведении штабной военной игры по отработке наступления на оборону противника в горных условиях. В разделе «Замысел операции» указывается, что «Закавказский фронт переходит в наступление против Турции, имея ближайшей задачей концентрическим ударом двух армий уничтожить Карскую группировку противника». В дальнейшем, после перегруппировки, планировался выход на рубеж городов Эрзерум и Трабзон. На эти рубежи русская армия вышла в Первую мировую войну.

Через полтора месяца 25 апреля Тюленев прибыл на совещание в Ставку. Помимо Сталина, там присутствовали Берия, Маленков, Микоян, начальник Генерального штаба Борис Шапошников, его заместитель Павел Бодин, командующий ВВС Александр Новиков и курирующий танковые войска Яков Федоренко. Итогом совещания стала директива Ставки от 26 апреля, предписывавшая серьезно укрепить войска округа. Закавказье получало одну стрелковую и одну кавалерийскую дивизию, танковый корпус и две отдельные танковые бригады, шесть полков артиллерии и гвардейских минометов «катюш», шесть авиационных полков и шесть бронепоездов. Переброска войск должна была закончиться к началу июня. Округ 1 мая был официально преобразован во фронт. Но быстрое немецкое наступление на Сталинград и предгорья Кавказа заставило от планов нападения на Турцию отказаться. Ставка 7 июня 1942 г. приказала Закавказскому фронту прикрыть Махачкалу с севера, а впоследствии его войска защищали Черноморское побережье и кавказские перевалы.

В августе 1941 г. советские войска оккупировали северную часть Ирана. В районе города Тебриз, в котором сходятся границы СССР, Турции, Ирака и Ирана, была размещена группировка в составе 17 дивизий. Позднее в Иранском Азербайджане были сосредоточены три общевойсковые армии, укомплектованные по полному штату. К весне 1945 г. количество войск в Закавказье достигло 1 млн. человек.

После Крымской конференции, проходившей 2 — 9 февраля 1945 г. в Ялте, Сталин дал указание членам политбюро Анастасу Микояну и Георгию Маленкову разработать и представить на обсуждение предложения по послевоенному переустройству Турции. В частности, армянами — гражданами СССР, коммунистами — полностью укомплектовали штаты райкомов и горкомов партии, которым предстояло на первом этапе составить костяк административной власти в освобожденных Красной армией турецких городах. Особое значение отводилось взятию Стамбула и возвращению ему исторического названия Константинополь, которое город получил в честь своего основателя — римского императора Константина I Великого в 324 году, — а также установлению полного контроля над судоходством в проливах Босфор и Дарданеллы. Предполагалось превращение Турции в одну из стран народной демократии, хотя и не исключалось включение ее, естественно, на основе свободного волеизъявления турецких рабочих и крестьян, в одну из республик в составе СССР.

Во время переговоров в Потсдаме в июле 1945 г. Сталин настойчиво требовал передать часть итальянского флота, положенного Советскому Союзу в счет репараций, до 1 августа 1945 г. Такая спешка несколько озадачила западных союзников. Все разъяснилось после доклада американской разведки президенту Трумэну. В нем говорилось, что в Грузии, Армении и иранском Тебризе наблюдается все увеличивающаяся передислокация соединений Красной армии и их выдвижение к турецкой границе. Кроме того, американские разведчики сообщали, что на промышленных объектах, предприятиях транспорта и связи в городах в восточной части Турции отмечена повышенная диверсионная активность армянских и курдских повстанцев.

Теперь понятна была спешка Сталина с частью итальянского флота. Войдя в проливы Босфор и Дарданеллы, военные корабли смогли бы оказывать с запада поддержку наступающим с востока частям Красной армии, обстреливать Стамбул и обеспечить высадку там десанта. Кстати, ничего нового советские планировщики не придумали. Еще в 1916 — 1917 гг. такие планы разрабатывал адмирал Колчак, летом 1917 г. готовился большой десант в районе Стамбула, но операция была сорвана июльским выступлением большевиков в Петрограде. В 1946 и 1947 гг. Сталин ставил перед союзниками вопрос о том, что Турция должна вернуть СССР территории Западной Армении. Но поддержки у них, естественно, не получил. В том числе и потому, что Турция зимой 1945 г. все же объявила войну Германии и потому считалась одной из стран-победительниц.

Доклад американской разведки развеял последние сомнения американского президента. Остановить Сталина могла только атомная бомба, и Трумэн приказал готовить бомбардировку японских городов. Заодно решалась проблема скорейшего вывода Японии из войны.

По воспоминаниям некоторых членов политбюро, когда Сталину доложили о результатах атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, он долго расхаживал по кабинету, пытаясь раскурить погасшую трубку — ломались спички. После затянувшейся паузы он сказал: «Поход на Стамбул отменяется... До лучших времен. А турки пусть вечно благодарят японцев, которые ради них пожертвовали собой. Все! Курчатова ко мне!». Тогда же в конце августа 1945 г. Закавказский фронт был расформирован, а из Ирана к 1946 г. была выведена большая часть советских войск. На какой-то момент в Москве носились с планами советизации Иранского Азербайджана и поддерживали курдов, но в конце концов и от этих планов отказались.

Маршал Иван Баграмян в частной беседе однажды заметил: «Когда появился шанс восстановления в армянском вопросе исторической справедливости, западные державы, потрясая ядерной дубинкой, взяли под свое покровительство Турцию. Не будь этого, проблема Западной Армении была бы решена в считаные дни».

http://www.day.kiev.ua/255027/

Share this post


Link to post
Share on other sites

PARABELLUM, спасибо за интересные ссылки!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0