Sign in to follow this  
Followers 0
Pandukht

Правовой ликбез от Ара Папяна

83 posts in this topic

Резюме

Самоопределение – издревле пришедшее политическое право. Это полностью подтвержденный принцип международного права. Этот принцип был утвержден, развился и получил осязаемую форму в межгосударственных отношениях, он включен в многочисленные международные документы.

Принцип самоопределения пережил развитие в решениях Суда Международного Правосудия [international Court of Justice, ICJ].

Уважение по отношению к самоопределению является предусловием для мира во всем мире. Лишенные права на самоопределение могут обращаться к международному силовому воздействию.

Самоопределение как принцип международного права всеобъемлюще по своему охвату.

Самоопределение относится ко всем тем ситуациям, когда народы подвергаются подчинению и эксплуатации со стороны других. Все народы и нации без исключения и без ограничений имеют право на самоопределение.

Отказ в праве на самоопределение есть попирание прав человека, следовательно, является нарушением международного права.

Самоопределение – форма собственной политической организованности и право определять отношения с другими группами.

Право народов и наций на самоопределение – предпосылка для реализации всех других прав человека. В соответствии с этим Генассамблея ООН дала наставление всем странам-членам содействовать праву на самоопределение народов и наций.

2(4) статья Устава ООН не имеет ничего общего с полным соблюдением «территориальной целостности». Она – «запрет на применение силы», и призывает отказаться «от захвата одним государством территории другого государства и низложения правительства».

Самоопределение включает также право на независимость. Народ Нагорного Карабаха (а не только Нагорно-Карабахской автономной области) правомочен выбрать независимость как проявление самоопределения.

Ара Папян, руководитель центра «Модус Вивенди»

Перевод с армянского - Пандухт

Share this post


Link to post
Share on other sites

[1] Restatement of the Law (3rd). The Foreign Relations Law of the United States, The American Law Institute, Washington, 1987; 2,§905(7), p. 389

[2] Ibid, p. 383

[3] Umozurike O.U. Self-Determination in International Law, 1972, Connecticut, p. 8

[4] Thurer D. Self-Determination. In R. Bernhardt (ed.), Encyclopaedia of Public International Law, vol. IV, Amsterdam, 2000, p. 364

[5] Rosenne S. Codification of International Law, Encyclopaedia of Public International Law, in. R. Bernhardt (ed.), v. I, Amsterdam, 1992, p. 633

[6] Ibid

[7] Thurer D. op. cit., p. 365

[8] Starushenko G. The Principle of Self-determination in Soviet Foreign Policy, Moscow, 1963, p. 221

[9] Recueil des cours de l'Academie de droit international, Hague, 1962, II, p. 33; Annual Report of the Secretary-General, 1960; 2. Chief Judge Moreno Quintana, International Court of Justice Reports, 1960, pp. 95-96

[10] Umozurike O.U. op. cit., p. 192

[11] Ibid, p. 271

[12] Hillier T. Sourcebook on Public International Law, London-Sydney, 1998, p. 192

[13] Documents, UN General Assembly, A/CONF 157/23, 12 July 1993

[14] Umozurike O.U. op. cit., p. 188

[15] Ibid, p. 273

[16] Ibid, p. 185

[17] Declaration of General Principles for a World Rule of Law, American Journal of International Law, 58, 1964, pp. 138-151, at 143

[18] International Court of Justice, Reports, 1966, v. IV, p. 465

[19] ICJ Reports 975, 12 at 31-33. See also the Namibia Opinion, Ibid (1971), 16 at 31; Geog K. v. Ministry of Interior, ILR 71, 284; and the Case Concerning East Timor, ICJ Reports (1995) 102

[20] Thurer D. op. cit., p. 370

[21] Brownlie I. Principles of Public International Law, Oxford, 1998 (5th ed.), p. 600; Quincy Wright, 98 Hague Recueil (1959, III), 193

[22] Thurer D. op. cit., p. 366

[23] Brownlie I., op. cit., p. 600

[24] Hillier T. op. cit., p. 191. Supporters of the view that the right of self-determination is part of jus cogens include: I. Brownlie, Principles of Public International Law (4th ed., 1991), p. 513. A Cassese, International Law in a Divided World (1986), p. 136; J. Craword, The Rights of Peoples: Some Conclusions, in Crawford, (ed.), The Rights of Peoples (1988), p. 159 at p. 166; H. Gros Espiell, The Right to Self-Determination, Implementation of United Nations Resolutions (1978), par. 85; and the UK's and Argentina's statements in the context of the Falklands/Malvinas dispute (1982) 53 British yearbook of International Law, pp. 366-379

[25] Cassese A. Self-determination of Peoples, Cambridge, 1995, p. 134-135

[26] Brownlie I. op. cit., p. 599

[27] Umozurike O.U. opt. cit., p. 196

[28] Starushenko G. op. cit., p. 209

[29] Thurer D. opt. cit., p. 369

[30] Starushenko G. op. cit., p. 210

[31] Self-Determination and Self-Administration, A Sourcebook, (ed. Wolfgang Danspeckgruber and Arthur Watts), London, 1997, Appendix 2, The Liechtenstein Initiative at the UN, p. 405

[32] Starushenko G. op. cit., p. 214

[33] Ibid, p. 213

[34] Ibid, p. 215-216

[35] Thurer D. op. cit., p. 368

[36] Hillier T. op. cit., p. 612

[37] Self-determination, Digest of International Law (ed. M. Whiteman), v. 5, §4, p. 39

[38] Starushenko G. op. cit., p. 214

[39] Resolution 545 (VI) of February 5, 1952

[40] Thurer D. opt. cit., p. 368

[41] Ibid., p. 369

[42] Report on Events in East Pakistan (1971), Geneva, p. 69

[43] McCorquodale R. Self-Determination: Human Rights Approach, The International and Comparative Law Quarterly, vol. 43, # 4 (Oct. 1994), p. 861

[44] Rozakis Ch. Territorial Integrity and Political Independence, in R. Bernhardt (ed.), Encyclopaedia of Public International Law, v. IV, Amsterdam, 2000, p. 813

[45] Ibid, pp. 812-813

[46] Restatement of the Law (Third), op. cit., p. 389

[47] Ibid, p. 383

[48] McCorquodale R. op. cit., p. 880

[49] Maguie J. The Decolonization of Belize: Self-Determination v. Territorial Integrity (1982), 22 Virginia Journal of International Law, p. 849

[50] McCorquodale R. op. cit., p. 880

[51] Moore M. National Self-Determination, Oxford, 1998, 10

[52] Security Council Resolution 688 (April 5, 1991)

[53] McCorquodale R. op. cit., p. 882

[54] Ibid, p. 883

[55] Moore M. op. cit., p. 23

[56] Umozurike O. U. op. cit., p. 187

[57] Ibid, p. 199

[58] Thomas A. V. W., Thomas A. J. Non-Intervention: the law and its import in the Americas, Dallas, 1956, p. 220

[59] Cassese A. op. cit., p. 134

[60] Loizidou v. Turkey (Merits), European Court of Human Rights, 18 December, 1996, (1997) 18 Human Rights Law Journal 50 at p. 59

[61] Knop K. Diversity and Self-Determination in International law, Cambridge, 2002, p. 74

[62] Ibid, p. 85

[63] Moore M. op. cit., p. 140

[64] Frank T. M. The Power of Legitimacy among the Nations, New York, 1990, p. 171.

Share this post


Link to post
Share on other sites

О правах человека, докладе Госдепартамента и будущем Армении

На днях был обнародован доклад Госдепартамента США о правах человека по части Армении – 63 страницы. Кстати, турецкая часть составила всего 46 страниц, это значит, что было меньше о чем писать. Этот тот случай, когда чем меньше написано, тем лучше. В целом обзор показывает: то, что написали американцы, верно. Может быть, другие сделали бы другие акценты, нежели американцы, тем не менее, фактологическая часть и оценки доклада правильны. Сейчас на лицах некоторых людей возникло выражение удивления. Почему? Что, мы не знали, что происходит в правоохранительной системе, в армии, в сфере свободы слова или в области бизнеса? Мы лучше американцев знали и знаем, просто их слово весомее и, естественно, влияние гораздо сильнее. Это – факт, который ни одна власть в современном мире не может игнорировать.

Теперь хочу обратиться к некоторым сопутствующим вопросам, которые имеют существенное значение как раз для понимания доклада. Звучат мнения о том, что ни одно государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела другого государства. Согласен, однако, права человека давно уже перестали быть внутренним делом государств. Сейчас права человека носят общемировой масштаб и характер. Не случайно, что эти права называются всеобщими правами человека (Universal Human Rights). Кроме того, почти все страны, в том числе и Армения, подписали многочисленные конвенции о правах человека, в соответствии с этим в правовом плане оформили свои обязательства и получили бесспорные задания. Если и есть страны, которые не подписали подобных документов, хотя такого я не припомню, то, все равно, все обязаны их уважать, поскольку норма уважения прав человека – уже основополагающий принцип международного права (jus cogens).

Другая форма возражения выражается в том, что Армению начинают сравнивать с соседями или вообще проводить сравнения между разными странами. Во-первых, права человека - не относительная, а абсолютная ценность. И потом, если кому-то кажется, что к нам относятся сурово, и если это правда, значит, нужно жаловаться не на строгость, а требовать, чтобы такая же строгость проявлялась и к другим странам.

Теперь о самом важном. К сожалению, у нас нет понимания того, что вопрос прав человека для Армении, быть может, в отличие от многих других стран, имеет насущное значение. Поясню свою мысль. К примеру, с уверенностью можно сказать, что ситуация с правами человека в Сомали или Чаде хуже. Однако между нами и ими есть огромная разница, поскольку перед нами возникли совсем другие проблемы. Указанные мною страны в таком положении могут просуществовать еще 50 лет в надежде на то, что, в конце концов, потом будет хорошо. У нас и 30 лет нет. Наша страна быстро пустеет, наблюдается старение населения, усиливается миграция населения и капитала из страны, крайне изношены все инфраструктурные системы, углубляется недоверие к власти, люди отдаляются от собственной страны и т. д., и т. п.

За 20 лет мы уже исчерпали наше наследие. Находясь в подобном геополитическом положении и, фактически, в состоянии войны, все это может стать роковым не только для будущего нашей страны, но и для коллективного существования армянского народа. Есть множество авторитарных стран, которые, продавая нефть и газ, могут содержать страну. У нас такой возможности нет. Наш единственный путь – обеспечение притока людей и капитала с помощью верховенства закона и нерушимой демократии. Для раскрытия творческой предприимчивости людей необходимо создание условий. В этом случае, быть может, мы сможем, противостоять усиливающимся угрозам.

Но пока власти Армении и общество в целом воспринимают соблюдение прав человека не как средство жизнеобеспечения и эффективнейшую форму управления страной, а как западное пижонство или дубину в руках темных сил, поднятую против нас, мы не сможем обеспечить прогресс.

Что греха таить? Мне самому нелегко было прийти к такому заключению. Раньше я думал, что на определенном этапе развития общества во имя всеобщего интереса можно ограничить права одного человека. Однако опыт показал, что так не бывает. Поскольку общество состоит из отдельных людей, значит, попрание прав одного человека, в конце концов, приводит к попранию прав всего общества.

Неуклонное соблюдение прав человека – непоколебимая основа осуществления всех наших национальных и общественных устремлений, наших вековых грез. У нас нет альтернативы, поскольку без соблюдения прав человека у нас просто нет будущего.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Будущее постановление Национального Собрания Республики Армения

Будучи уверенными, что только восстановление попранного суверенитета Республики Армения над территорией принадлежащей или отведенной Республике Армения согласно международному праву является гарантией сохранения Армянской государственности и выживания армянского народа,

Будучи убежденными, что обеспечение безопасности граждан, создание условий, способствующих экономическому развитию страны и благосостоянию граждан, возможно только при наличии определенных жизненных условий,

Имея целью установление длительного мира и стабильности в регионе, которые могут основываться только на справедливости и реализации взятых на себя международными организациями и отдельными государствами обязательств по отношению к Республике Армения,

Имея в виду, что любая граница является недействительной и незаконной, если она состоялась или была определена на основе недействительных и незаконных договоренностей, на которые не могут распространяться принципы международного права, в том числе и так называемый принцип нерушимости границ,

Подтверждая, что Арцах (Нагорный Карабах) и Нахиджеван оказались в административном подчинении Азербайджанской Советской Социалистической Республики с грубыми нарушениями международного права и внутригосударственного законодательства, соответственно решением Кавказского бюро центрального комитета коммунистической (рабочей) партии России от 5-го июля и на основе 3-ей и 5-ой статей производных от него недействительных и незаконных Московского (16 марта 1921 года) и Карского (13 октября 1921 года) договоров,

Ссылаясь на 53-ю статью Венской конвенции от 1969 года о праве о Договорах, согласно которой договор считается незаконным, если на момент его заключения он противоречил jus cogens -aм - нерушимым принципам международногo права,

Признавая недействительность вышеупомянутых Московского (16 марта 1921 года) и Карского (13 октября 1921 года) договоров с момента их подписания, поскольку оба эти договора были заключены с неприкрытыми, многочисленными и грубыми нарушениями jus cogens-ов – нерушимых принципов международного права,

Руководствуясь предложениями доклада (24 февраля 1920 года), определяющих границы Армении, комиссии правопредшественника ООН Лиги Наций с участием Великобритании, Франции, Италии и Японии, предполагавшими реализовать делимитацию границ в Южном Кавказе в соответствии с принципом этнического распределения населения,

Принимая, что делимитация и демаркация границ в Южном Кавказе, согласно 92-ой статье Севрского договора (10-го августа 1920 года), закреплена за главными союзными силами (Великобритания, Франция, США и Италия), которые в свою очередь должны были руководствоваться установленным вышеупомянутой комиссией принципом этнического распределения, принимая за основу существовавшую на момент определения армяно-турецкой границы (22-го ноября 1920 года) этнотерриториальную ситуацию,

Придавая важность тому обстоятельству, что Соединенные Штаты Америки признали упомянутый принцип, включив его в правообразующее постановление президента США Вудро Вильсона (22 ноября 1920 года) Всеобщего доклада, в качестве 1-го приложения к 2-му документу,

Осознавая, что Севрский договор (10 августа 1920 года) был подписан между “высокими договаривающимися сторонами”, соответственно согласно статье 2, пункту 6 международной Венской конвенции 1969 года о Договорах и статье 2, пункту 6 Венской конвенции 1978 года о правопреемственности государств по отношению к Договорам, стороны обязываются принять договор в качестве обязательного для исполнения документа, вне зависимости от его вхождения или не вхождения в силу,

Принимая во внимание, что Азербайджанская Республика конституционным актом о восстановлении государственной независимости(18 октября 1991 года) объявила себя прямой правопреемницей первой Азербайджанской Республики (1918-1920 гг), чем денонсировала свою административную связь с Нагорным Карабахом, существовавшую в одном из периодов бытности Азербайджанской ССР,

Учитывая, что 16-го декабря 1991 года в Брюсселе министры иностранных дел Европейского Сообщества (ныне Европейского Союза) декларацией о “руководящих принципах по признанию новых государств в Восточной Европе и на территории Советского Союза” признали возможность изменения границ “мирными средствами и всеобщим согласием”,

Подчеркивая, что декларация привязывает уважение по отношению к “нерушимости всех границ” к уважению “власти закона, демократии и правам человека”, равно как и к “обеспечению гарантий прав этнических и национальных групп и меньшинств”, что ни коим образом не было реализовано азербайджанским государством,

Неизменно помня, что в 1918-1920 и в 1991-1994 годах Азербайджанская Республика по отношению к своим гражданам и жителям армянской национальности военными методами осуществляла политику этнических чисток, а в 1920-1991 годах политику грубой этнической дискриминации,

Не забывая, что свободному и мирному волеизъявлению народа Нагорного Карабаха (митинги, демонстрации, прошения, воззвания и т. д.) Азербайджан противопоставил грубую силу, с использованием внутренних войск против мирного населения предпринял непропорциональные карательные операции, на государственном уровне организовал резню армян Азербайджана (Сумгаит, Баку, Кировабад и т. д.), с привлечением иностранных наемников (украинцы, афганцы, пакистанцы, россияне) развязал против мирного населения беспощадную войну и в последствии потерпел сокрушительное поражение,

Обращая внимание на то обстоятельство, что Азербайджанская ССР обрела независимость от СССР с попранием действовавшего тогда законодательства, в частности 3-й статьи закона “О выходе советских республик из состава СССР”, согласно которой автономным образованиям предоставлялось право отдельным референдумом решать собственную судьбу,

Национальное Собрание Республики Армения, действуя в рамках своей компетенции (статья 62 Конституции РА), обращается к президенту Республики Армения, как к гаранту территориальной целостности Республики Армения (статья 49 Конституции РА), предпринять шаг к восстановлению территориальной целостности Республики Армения, восстановив суверенитет Республики Армения над всей территорией контролируемой Нагорно-Карабахской Республикой и сформировать на ее территории Варандскую, Хаченскую, Дизакскую и Кашатахскую области Республики Армения.

В то же время Национальное Собрание Республики Армения обращается к Совету Безопасности ООН, к законодательным и исполнительным властям отдельных стран, в частности государств, имеющих по отношению к Армении закрепленные международным правом обязательства, предпринять все шаги для восстановления попранного суверенитета Республики Армения на территориях, которые в случае претворения в жизнь международного права, без всякого сомнения должны являться частью Республики Армения и которые в следствии советско-сталинского территориально-административного деления и российско-турецкого политического сговора оказались в административном подчинении Азербайджанской ССР и поныне продолжают оставаться оккупированными Азербайджанской Республикой.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

О какой "оккупации" Карабаха идет речь?

Бакинские татары и их господа – турки Стамбула, периодически говорят о якобы оккупации (occupation) Республикой Армения части территории Азербайджанской Республики. Однозначно безосновательное утверждение. Для подобного утверждения нужны основания. Одно из оснований – наличие титула, закрепленного по международному праву на спорной территории. То есть для того, чтобы какая-либо часть территории Азербайджана считалась кем-то оккупированной, необходимо, чтобы у Азербайджана был международный документ, на который он мог бы сослаться, и по которому на так называемой оккупированной территории был бы признан титул Азербайджанской Республики. Это основополагающее положение международного права, поскольку есть четкий международный закон: принадлежность любой территории какому-либо государству обусловлено титулом, закрепленным международным законным документом, и суверенитетом (sovereignty), установленным на данной территории.

Вкратце обратимся к вопросу титула территории Нагорного Карабаха за последние несколько сот лет. По Амасийскому турецко-персидскому договору 1555 года на территории Нагорного Карабаха международно был закреплен титул Персии. В начале XIX века восточная часть Южного Кавказа отошла Российской империи, в соответствии с этим, по Гюлистанскому договору 1813 года, на территории Нагорного Карабаха закрепился титул России. Бесспорно, что в 1813-1918 гг. на территории Карабаха (я имею в виду и Нагорный, и Равнинный Карабах) безоговорочно был установлен титул и суверенитет Российской империи. После падения Российской империи вследствие большевистского переворота (1917 г.) на Южном Кавказе хотя и образовалась зыбкая политическая ситуация, однако до января 1920г. с точки зрения международного права и титула территории ситуация оставалась предельно четкой, поскольку до января 1920г. международное сообщество отказывалось признавать три новых государства на Южном Кавказе, следовательно, продолжало признавать титул Российской империи. Лишь в январе 1920г. Парижский мирный конгресс, в лице стран Верховного совета (Supreme Council of the Paris Peace Conference) – Великобритании, Франции и Италии, признал независимость стран Южного Кавказа. По сути, до того, с мая 1918 г. по январь 1920 г., республики Грузия, Армения и Азербайджан, говоря современным языком, были всего лишь самопровозглашенными республиками. Важно подчеркнуть, что признание Парижского конгресса содержало четкое предусловие: в дальнейшем границы стран Южного Кавказа должны быть определены Парижским конгрессом. Здесь необходимо подчеркнуть, что после провозглашения Республики Армения и Азербайджанской Республики (май 1918 г.) до их признания (январь 1920 г.) титул Азербайджанской Республики не только не был признан на территории Нагорного Карабаха, но Азербайджанская Республика никогда не осуществляла полноценного контроля (effective control) в Нагорном Карабахе. Более того, Карабах гораздо эффективнее контролировался на месте сформированными армянскими властями и силами.

Уже через месяц после признания со стороны Парижского конгресса, 24 февраля 1920г., Комиссия Конгресса по определению границ Армении (Commission for the Delimitation of the Boundaries of Ar¬menia) с участием представителей Великобритании, Франции, Италии и Японии, уже от имении Совета Лиги Наций, в совместном докладе уточнила принцип делимитации (delimitation) границ на Южном Кавказе. А именно: границы между Арменией и Грузией, Арменией и Азербайджаном должны были быть обозначены «учитывая, в качестве принципа, этнографические данные» (taking into, in principle, of ethnographical data)[1]. Кстати, погромы в Шуши в марте 1920 г. во многом были обусловлены этим решением: кавказские татары попытались по-турецки изменить демографическую картину в Нагорном Карабахе. Однако этому решению не суждено было осуществиться, поскольку уже с апреля 1920 г. Азербайджан, а с декабря 1920 г. Армения были оккупированы 11-ой армией большевиков, и указанные государства прекратили свое существование. Дальнейшие события более известны: новые советские власти партийным решением провели административное перераспределение, и значительные армянонаселенные территории, которые в случае применения принципа Парижского конгресса, бесспорно, должны были принадлежать Армении, были отданы в административное подчинение Баку. Естественно, что о международно закрепленном статусе и речи быть не может. Ни одно партийное решение не может создавать правового последствия в международном праве и закреплять титул на какой-либо территории. Прежде независимые республики - Грузия, Армения и Азербайджан - с 1920/21гг. до 1924 г. имели статус оккупированных стран. В дальнейшем (с февраля 1924 г.), вследствие признания Советского Союза была признана аннексия (annexation) этих территорий. В соответствии с этим, с 1924 г. на всем Южном Кавказе, включая Нагорный Карабах, безоговорочно был признан титул и суверенитет Советского Союза.

В 1991 г., когда Азербайджан провозгласил себя независимым от Советского Союза, Нагорный Карабах уже фактически был независимым. То есть после повторного обретения независимости Азербайджанская Республика ни одного дня не осуществляла полноценного контроля (effective control) на территории Нагорно-Карабахской Республики. Более того, 18 октября 1991 г. по Конституционному акту о восстановлении государственной независимости новонезависимый Азербайджан, объявив себя прямым правопреемником Первой Азербайджанской Республики (1918-1920 гг.), по сути, документально объявил недействительной даже ту административную связь, которая существовала между Азербайджанской Советской Социалистической Республикой и Нагорно-Карабахской Автономной Областью.

То есть если после распада СССР на большей части территорий бывших советских социалистических республик образовалось по одной независимой стране, то на территории административной единицы СССР под названием «Азербайджанская Советская Социалистическая Республика» образовалось два государства – Азербайджанская Республика и Нагорно-Карабахская Республика. Азербайджанская Республика, попирая обязательство уважать право на самоопределение, взятое на себя по Уставу ООН, развязала беспощадную войну против молодого независимого соседа и потерпела позорное поражение.

Кстати, 16 декабря 1991 г. в Брюсселе министры иностранных дел стран Европейского Сообщества (ныне – Европейского Союза) в «Декларации о критериях признания новых государств в Восточной Европе и на территории Советского Союза» обусловили уважение к «неприкосновенности всех границ» уважением «власти закона, демократии и прав человека», а также «гарантией прав этнических, национальных групп и меньшинств». Ни одно из этих условий не было выполнено азербайджанским государством.

Следовательно, когда наши соседи говорят об «оккупации», то пусть будут любезны отметить, на каком этапе истории Азербайджанская Республика осуществляла полноценный контроль (effective control) Нагорного Карабаха, и по какому международному документу на территории Нагорного Карабаха был признан титул Азербайджанской Республики. Если такой ситуации не было, и такого документа нет, а таковых явно нет, то о какой «оккупации» идет речь?

__________________________________________________________

[1] United States National Archives, Records of the Department of State Relating to Political Relations between Armenia and other States, 1910-1929, 760J.6715/60-760J.90C/7.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армянство должно поднять вопрос компенсации за Геноцид (пресс-конференция)

Пришло время для смены акцентов, Армения и армянские лоббистские организации должны перейти от требования международного признания Геноцид армян в Османской Турции к предъявлению требований компенсаций за имевшее место преступление против человечества.

Необходимо смотреть на вещи реально, признание Геноцида сама по себе не предполагает компенсации. Турция может хоть завтра признать Геноцид армян, извинится, и вопрос будет закрыт. Процесс выдвижения требования признать Геноцид армян, естественно, на определенном этапе было оправданным – мир узнал об этом преступлении. Однако после 1991 года, когда Армения уже обрела независимость, необходимо переходить к следующему этапу.

Территориальные права Армении закреплены в арбитражном решении президента США Вудро Вильсона, которое является обязательным для 142 из 192 стран ООН. Согласно данному решению, площадь Армении должна составлять 165 тыс км, в состав Армении должны входить не только территории, которые сегодня де-факто находятся под управлением Турции, но также Низинный и Нагорный Карабах и Ахалкалак. Данный документ является серьезным правовым и политическим инструментом, используя который Армения может добиться компенсаций. Этот документ не подлежит обжалованию и обсуждению, а также не имеет срока давности. Арбитражное решение может остаться невыполненным, как в нашем случае, но силы своей не теряет. Данное решение подразумевало создание Малой Армении.

Для достижения поставленных целей в ближайшие 4 года - до 100-летия Геноцида армян, необходимо собрать, обработать и распространить все документы, подтверждающие права армян на вышеуказанные территории, следующим этапом необходимо организовать исследования международных экспертов, иными словами получить оценки слабых и сильных сторон собранного материала. Только после проведения данных работ Армения может обратиться в Международный Суд со следующей постановкой вопроса – «Может ли считаться правомочным данное арбитражное решение?». Я на 90% уверен в положительном ответе международного суда, получив которое Армения уже может обратиться в Совбез ООН, который и предпримет меры для воплощения данного решения в жизнь.

Насколько подобное развитие событий исходит из интересов Армении с учетом демографической ситуации в стране, а также того факта, что в настоящее время, к примеру, на турецких территориях проживает большое количество курдов?

Даже невзирая на эти факты, данная ситуация выгодна армянской стороне. Существуют множество вариантов решения данной проблемы, к примеру, закрепив свои права на эти территории, армянская сторона может потребовать у Турции вывести с этих территорий свои войска. В настоящее время турецкие войска расположены в 40 км от столицы Армении, отвод войск повысит уровень безопасности не только Армении, но и Карабаха, в подобных условиях Азербайджан, не имея должной поддержки Турции, не рискнет возобновить военные действия. Кроме того, Армения также может потребовать процент с налога на имущество, открывая гостиницы на этих территориях, армянские предприниматели будут выплачивать в бюджет Армении налог на прибыль с деятельности этих туристических объектов. Все полученные средства должны будут направляться в специальный фонд, основной целью которого будет устранение последствий геноцида – то есть стимулирование рождаемости посредством выплаты пособий за каждого рожденного ребенка. Это также будет способствовать решению демографических проблем самой Армении.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армяне в ожидании возвращения Мгера Младшего

«Мы прямо идем по пути превращения в нежизнеспособный демографический организм»

Рубен Еганян, демограф

Если вышеупомянутые строки перевести с профессионального языка на простой человеческий, то мысль очень проста: мы вымираем. Когда годы назад, во время одной из научных конференций я озвучил эту же мысль, один из псевдоученых из Диаспоры обвинил меня в сочинении «апокалиптических сценариев».

Конечно, не замечать горькой правды всегда удобно. Теперь все говорят о демографической катастрофе в Армении, однако не говорят о путях ее преодоления. Безусловно, что-то говорят: «Государство должно принять меры». А кто-нибудь считал, сколько денег нужно для этого? По моим подсчетам, нам дополнительно необходимы средства, в два раза превышающие размер нынешнего бюджета. Вот здесь постоянно возникает вопрос: откуда у нас столько денег?

Давайте не будем заниматься самообманом. Якобы тогда, когда решится Карабахский вопрос, или когда все начнут платить налоги, все будет хорошо. Во-первых, оба пункта недостижимы в ближайшее десятилетие. Во-вторых, конечно, будет хорошо, если это произойдет, но по большому счету этого недостаточно для выхода из нынешней демографической пропасти. В мировой истории пока ни один народ с показателем рождаемости ниже 1.9 (без миграции, войны и землетрясения) самостоятельно не выходил из кризиса. Проще говоря, нужно, чтобы ежегодно государство осуществляло многомиллиардные, повторяю, многомиллиардные программы по поощрению многодетности.

Более пяти лет назад я все оставил в стороне и целиком занялся возможными вариантами решения Армянского вопроса. Я начал это делать не потому, что остался без дела или из желания иметь более крупную и сильную Родину (хотя я, конечно же, этого хочу), а потому, что пришел к простому и прискорбному осознанию того, что решение Армянского вопроса – единственный путь нашего спасения. Если в ближайшее десятилетие мы не решим Армянского вопроса, то мы потеряем нынешнюю Армению. Путь решения Армянского вопроса обстоятельно представлен в отдельной концепции, к которой, однако, я не буду сейчас обращаться. Обращаю внимание читателя на предисловие к указанной концепции, надеясь, что больше людей поймет, что, кроме решения Армянского вопроса, у нас нет иного варианта спасения.

В древнем мире существовал один обычай: приносящему плохую весть отрубали голову. Когда я был ребенком, то не понимал, почему люди берут на себя смертельную миссию недоброго вестника. Потом понял. С точки зрения национального, общественного интереса нет ничего выше, чем истина. Простая, иногда жестокая правда имеет насущное значение, поскольку невозможно найти путь спасения, если не смотреть правде в глаза. Разве может слепой быть поводырем слепого? Теперь настала наша очередь взглянуть правде в глаза.

В течение 5-тысячелетнего существования армянскому народу никогда еще не угрожала такая опасность, как сегодня. Это обусловлено сложившейся в Армении опасной демографической ситуацией, неуклонно падающей рождаемостью, старением общества, ростом уровня смертности, а также непрекращающейся миграцией. Причин много, но сейчас мы не будем их обсуждать. Согласно демографическим данным ООН, к 2025 г. население Армении уменьшится на 25%. В то же время, население Азербайджана вырастет на 31%, а Турции – на 43%. Через 50 лет в Армении останется половина нынешнего населения. Для обеспечения простого воспроизводства любого общества необходимо, чтобы показатель рождаемости был, как минимум, 2.11. Общества с показателем рождаемости 1.3 обречены на исчезновение. В 2007 г. показатель рождаемости в Армении составлял 1.348. Даже в годы геноцида положение не было столь трагичным. Было ясно, что какое-то количество армян спасется: на какой-то части своей родины они вновь построят дома и будут отстраивать страну вместе со своими детьми. Вопрос заключался во времени: больше бы спаслось, меньше бы понадобилось времени для восстановления нации, меньше бы спаслось – больше бы времени потребовалось. Дитя вечности – время – было нашим союзником. Сейчас время – наш враг. Через 5-10 лет в Армении, впервые за годы мира, число рождающихся на свет уступит числу ушедших в мир иной. То есть мы начнем исчезать, как вода в ручье после высыхания источника, как свет на небе после заката солнца. Просвещенный XXI-ый век может стать для нас последним. Начало конца уже заложено. Конечно, исчезновение нации не означает исчезновения отдельных ее представителей. Пожалуй, еще 1-2 века будут существовать какие-то общины, какие-то отдельные граждане будут разрабатывать программы по спасению нации, какие-то партии будут собирать деньги для спасения нации. Быть может, еще будет какая-то административно-территориальная единица – Армянский форпост или Ermenistan vilayeti. Быть может, даже ее руководитель будет называться президентом и иметь «свиту». Однако это уже будет не Армения, а будет жертвенный агнец в чужом загоне, которого в любой момент могут принести в жертву, молясь за здоровье сына хозяина. Помните, однажды нас уже приносили в жертву на пути победы мировой революции?

Теперь обратимся к естественному вопросу: что делать? Ответ очень прост: нужно поощрять многодетность, то есть за родившегося в Армении первого ребенка до его совершеннолетия семье нужно ежемесячно выплачивать по сто долларов, если хотите, в драмовом эквиваленте, за второго – двести, за третьего – триста долларов и так далее. Для этого в год дополнительно необходимо 2-3 млрд долларов. Столько же потребуется на восстановление инфраструктур, на обновление систем здравоохранения и образования, короче говоря, для того чтобы превратить страну в нормальную страну. Конечно, 5-6 млрд долларов, которые ежегодно дополнительно будут расходоваться в Армении, станут существенным стимулом для экономики страны, создадут новые рабочие места и, естественно, обеспечат новые денежные поступления в виде налогов, пошлин и других платежей. На первый взгляд, расходная часть в размере 7-8 млрд долларов в год, по сравнению с нынешним бюджетом РА (2,7 млрд долларов), кажется гигантской, однако в реальности, это – всего лишь половина расходной части бюджета за 2008 г. такой, к примеру, небогатой европейской и близкой нам по критериям страны, как Литва.

Теперь обратимся к самому важному вопросу: где же взять такие деньги? Очевидно, что с точки зрения сбора налогов Армения никогда не станет Швейцарией, а с точки зрения прав человека – Швецией. Предположим, стала, и что потом? Потом то, что бюджет Армении в лучшем случае может удвоиться, и мы сравнимся с Албанией. Разве наша мечта – построить армянскую Албанию? Конечно же, нет.

Даже в случае удвоенного бюджета мы не сможем позволить себе тратить 2-3 млрд долларов в год на сохранение нации, а, проще говоря, на репродуктивные программы.

Очевидно, что наша сегодняшняя ситуация – глухой отзвук Геноцида армян и лишения родины. Не было бы геноцида, нас было бы больше в пределах большой и процветающей родины. Топор, поднятый убийцей почти сто лет назад, в наши дни нанес последний удар. Древо жизни нашей нации отныне неспособно самостоятельно залечить свои раны. Следовательно, 2 величайшие трагедии национального существования – геноцид и лишение родины – должны стать двумя основными источниками, дающими новую силу для существования нации. У нас нет альтернативы.

Дорогой читатель, более обстоятельное и профессиональное обсуждение вопроса смотри в «Концепции решения Армянского народа», включенного в данный сборник.

Для всех нас должно быть ясно одно: решение Армянского вопроса – не интеллектуальное упражнение для профессионала и не абстрактная головоломка. Это единственный путь для существования армянского народа. Если в течение ближайших 10 лет мы будем получать от Турции по 3-5 млрд долларов в год в качестве компенсации за материальные потери и арендной платы за использование Турцией армянского имущества и территорий, то, может быть, мы выкарабкаемся из демографической пропасти, создадим основы для обеспеченного существования и экономического развития, а если не сумеем, то присоединимся к нашим бывшим соседям – вавилонянам, шумерам и другим.

Предлагаемая концепция реалистична, потому что имеются мощные правовые основы и заинтересованные политические силы. Однако мы ничего не добьемся до тех пор, пока утверждение наших прав и программа компенсации за потери не станут общенациональной целью и государственной политикой. Мелкие успехи и громоподобные разговоры о них не спасут страну. Политическим шаманизмом страну удержать невозможно. Настало время для практических задач.

Герой последней ветви нашего национального эпоса – Мгер Младший, победил родного отца – Давида Сасунского, а затем, не оставив после себя детей, ушел и заточил себя в скале Агравакар.

Неужели армянский народ, потерпев поражение от самого себя, заточит себя в скале истории, не оставив после себя детей?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Турция хочет лишить армян даже права на мечту

Турки сегодня открыто говорят о восстановлении Османской империи. Конечно, они хотят это оформить иначе, однако суть от этого не меняется. И это не просто на уровне разговоров: есть четко сформулированная и осуществляемая государственная политика. Если Ленин в свое время назвал Российскую империю «тюрьмой народов», то Османскую империю мы можем назвать «бойней народов». В мире не было ни одного другого государственного образования, во всяком случае, за последние пятьсот лет, где представители иной национальности и иной религии на государственном и законодательном уровне подвергались разного рода дискриминации, жестокой резне и, наконец, беспрецедентному геноциду. Представляете, что было бы, если бы немцы говорили о восстановлении Третьего рейха или его влияния? А мы обошли и обходим молчанием подобные заявления Турции, вместо того, чтобы как государство и нация, подвергшаяся геноциду и лишенная родины со стороны этой империи и ее правопреемницы, на каждом политическом перекрестке протестовать против этого. Может быть, мы ждем, что турки с признательностью отнесутся к нашему сдержанному поведению? Блаженная наивность, которая может быть только у тех, кто не знает турок. Неужели не ясно, что восстановление Османской империи, независимо от формы ее проявления, означает конец Республике Армения?

Несколько дней назад на простой вопрос студента о будущих границах Армении, Серж Саргсян дал довольно мягкий, весьма общий, и я бы сказал, уклончивый ответ. Более того, он, по сути, сказал, что не намерен предъявлять Турции каких-либо требований, поскольку считает дело своего поколения завершенным. Он не сказал, что как президент Республики Армения сделает все, чтобы положить конец незаконной оккупации Турцией территории Республики Армения, повторяю, территории Республики Армении, а не абстрактных армянских земель.

Этот инцидент остался бы незамеченным, если бы не последовал шум, поднятый Турцией. А какова цель Турции в данном случае? Думаю, в очередной раз вырвать у Армении заверения (а это уже один раз было закреплено в протоколах) в том, что у Армении нет никаких требований к Турции, то есть очередное унижение Армении в сфере международных отношений посредством политики отречения.

В сегодняшнем поведении Турции отражается также загадка пресловутых армяно-турецких протоколов. Многие говорят: зачем Турции нужно было выносить протоколы на подпись, заранее зная, что она их не ратифицирует? Как это, зачем?! А как же публичное унижение армянской государственности?! Турция продемонстрировала миру, что за отношения с ней Армения готова пойти почти на все, на любое отречение.

Это лежит в практической плоскости, а в глубинном плане цели Турции опаснее. Турция хочет лишить армян даже права на мечту. Турки лишили нас почти всего, а теперь хотят заковать нашу душу и посадить на цепи наши мысли. Лишите любую нацию способности мечтать, и из нации она превратится в потребительский рынок. Мечта, даже мечта, кажущаяся недостижимой, – соль национальной души, которая спасает эту нацию от погибели.

Share this post


Link to post
Share on other sites

О вопросе признания Нагорно-Карабахской Республики: надежды и иллюзии

В последнее время участились разговоры о признании Нагорно-Карабахской Республики в целом и о признании со стороны Республики Армении, в частности. Разговоры, главным образом, носят политический характер, хотя признание государства – это, в первую очередь, правовое явление. Упомянутые разговоры в основном можно поделить на две группы. Представители первой группы считают, что признание НКР ничего нам не даст. Для сторонников второй позиции признание НКР, кажется, является конечной целью. Я воздержусь от оценки этих подходов. Вместо этого максимально сосредоточусь на правовой стороне вопроса и попытаюсь показать, что вопрос гораздо более сложный, чем кажется на первый взгляд.

Признание любого государства, как бы оно ни базировалось на политических мотивах, тем не менее, представляет собой правовое явление. В соответствии с этим, необходимо рассмотреть предпосылки и правовые последствия, которые связаны с признанием государств. В истории нового времени первое признание, закрепленное договором, состоялось в 1648 г., когда по мирному договору был положен конец 80-летней (1568-1648 гг.) испано-нидерландской войне, и Испания признала независимость Соединенных провинций Нидерландов, отделившихся от нее за 67 лет до того и объявивших в 1581 г. о своем суверенитете.

Для целостного восприятия вопроса признания образующихся государств необходимо посмотреть, какие критерии выдвигает международное право для признания независимости этих стран. Согласно международному праву, их три: определенная территория, население и эффективное управление данной территорией (fixed territory, a population, effective government)[1]. Считаю необходимым подчеркнуть, что международное право не устанавливает какого-либо минимального порога в вопросах территории или населения. В плане территории и населения важно, чтобы территория была определенной, а население - постоянным. И все. К примеру, между отделяющимся Южным Суданом и северным Суданом есть две территории – Абьеи (Abyei, 10, 460 sq/km, 60.000 человек) и Южный Кордофан (South Kurdufan, 158,355 sq/km, 1.100.000 человек): это районы с общим населением 1.160.000 и площадью 168 815 кв. км, судьба которых определится в дальнейшем. Как видите, эта нечеткость не мешает процессу обретения независимости. Считаю нужным подчеркнуть, что территория Нагорно-Карабахской Республики с точностью до нескольких метров отделена от Азербайджана.

Что касается положения об эффективном управлении, то однозначен тот факт, что, по крайней мере, с мая 1994 г. избранные власти Нагорно-Карабахской Республики осуществляют управление на всей территории Нагорно-Карабахской Республики. Хочу особо подчеркнуть, что Азербайджанская Республика ни одного дня не осуществляла эффективного управления ни на одном участке Нагорно-Карабахской Республики, а на территории Нагорно-Карабахской Автономной Области вообще никогда и никакого управления не осуществляла.

Выше представлены три критерия для признания. Посмотрим, какие основания нужны для отказа в признании. Международное право особо отмечает 2 основания, по которым признание может и не произойти. Первое – недостаточная степень независимости. Здесь позиции НКР довольно слабы. Мы забываем одно важное обстоятельство: независимость означает независимость не только от Азербайджана, но и от Армении. Так что пока НКР вытеснена из переговорного процесса, ждать, что какая-либо страна признает независимость НКР, наивно.

Вторая причина, препятствующая признанию, - это нарушение одного из компонентов принципа самоопределения. К примеру, когда этнические или религиозные группы данной территории не представлены пропорционально в структуре власти. В этом вопросе положение в иерархии власти НКР однозначно соответствует составу нынешнего населения страны.

Важным обстоятельством являются также нравы и порядки, установившиеся в каком-либо государственном образовании, стремящемся к признанию. С сугубо правовой точки зрения наличие демократического строя – не предусловие для признания независимости. Тем не менее, в последнее время регресс НКР и переход из ряда «частично свободных стран» в ряд «несвободных стран», согласно шкале «Freedom House», является серьезным препятствием на пути признания НКР. Мне могут возразить, что если захотят признать, то признают, в каком бы состоянии демократия ни была. Согласен. Но проблема как раз и заключается в том, что не хотят признавать, поэтому в подобных условиях единственно разумная политика – это исключение всех причин и предлогов для отказа в признании.

Теперь обратимся к другому важному вопросу: к каким правовым последствиям приведет признание НКР или, проще говоря, почему кто-то стремится к признанию Нагорно-Карабахской Республики?

У этого вопроса две стороны: одна – признание НКР со стороны Армении, другая – со стороны других стран. Признание НКР со стороны Армении имеет несколько аспектов. Сторонники признания скорее руководствуются политическими целями. Однако у вопроса есть серьезная правовая сложность, которая постоянно игнорируется. Согласно Декларации о независимости, являющейся частью Конституции Республики Армения, независимость Республики Армения была признана также, «основываясь на совместном Постановлении Верховного Совета Армянской ССР и Национального Совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 года «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха»», то есть Декларация признала законность данного документа. Напомню, что пункт 3 указанного совместного решения провозгласил «воссоединение Армянской ССР и Нагорного Карабаха». Как может Республика Армения признать свою же часть независимой? Хочу подчеркнуть, что факт того, что Нагорный Карабах является частью Республики Армения, не только де-юре закреплен в Конституции РА, но и де-факто подтверждается в нашей повседневной жизни. В противном случае, присутствие военнослужащих РА в НКР было бы незаконным, жители Карабаха не могли бы получать паспорта РА, а Роберт Кочарян не мог бы участвовать в выборах президента РА.

Те, кто стремится к признанию НКР, считают, что признание повысит степень безопасности НКР. Если забыть об антиконституционном характере подобного решения, быть может, это и верно. Но не будем забывать, что признанность государства не избавляет эту страну от угрозы внешней агрессии. Примеров последнего времени много: регулярные вторжения турецких войск в Ирак, вторжение того же Ирака в Кувейт, перед этим израильское вторжение в Ливан или турецкое вторжение на Кипр и т. д. Поэтому, учитывая опыт недалекого прошлого, можно заключить, что да, международное признание будет способствовать повышению степени безопасности Нагорно-Карабахской Республики, однако не сможет гарантировать безопасное существование НКР.

Теперь самый важный вопрос: что делать? Исторический опыт показывает, что государственные образования существуют, пока между этим государством и его вероятными противниками есть баланс сил. Поэтому ответ очень прост: нужно сохранять баланс сил. Хочу особо подчеркнуть, что сила и военная мощь – не тождественные понятия. Военная мощь – хотя и важная, но всего лишь одна из составляющих силы. Здесь на первый план выходит самый трудный вопрос: как сохранить баланс сил между Республикой Армения и НКР, с одной стороны, и Азербайджаном и Турцией - с другой, когда основы формирования силовых «корзин» сторон существенно отличаются? Проще говоря, мы уступаем нашим вероятным противникам политически, экономически, в территориальном плане, в географическом положении, в ресурсах, военной промышленности и т. д. Этот вопрос, кажущийся на первый взгляд сложным, имеет очень простой ответ. Поскольку баланс – понятие относительное, т. е. это сравнение сил этих сторон, то если ты не в состоянии достичь баланса своим усилением, значит, должен пойти другим путем – ослабить своего противника. Есть множество способов ослабить противника, я затрону лишь несколько из них. Сегодня коренные народы Азербайджана, численность которых составляет, как минимум 2,5-3 млн. - , лезгины, аварцы, цахуры, талыши, таты, удины и др. страдают под игом азербайджанского национализма. Да, сейчас идентичность многих из них подавлена или в принудительном порядке скрывается, однако целевая работа на информационном поле приведет к пробуждению у них национального сознания. Наши делегации в различных европейских структурах и наши посольства во всем цивилизованном мире постоянно должны говорить о фактах дискриминации и гонений в отношении этнических и других меньшинств в Азербайджане. В практическом плане для этих народов необходимо транслировать из НКР радио- и телепрограммы на русском, турецком и языках этих народов, создать соответствующие сайты. Уверен, что основным возражением станет ссылка на отсутствие специалистов и средств. Сначала о средствах. Если в бюджете НКР сократить или отменить расходы на содержание бывших чиновников, то только на эту сумму можно будет осуществить отмеченную мною программу. А когда будут средства, появятся и специалисты. Среди коренных народов Азербайджана все еще есть люди, которые хотят бороться за будущее своих народов. В то же время считаю, что было бы лучше, если бы фонд «Айастан» в год ремонтировал на две школы меньше или же не строил клуб виндсерфинга на берегу Севана, а реализовывал указанные программы. Ведь когда баланс будет окончательно нарушен, война станет неизбежной, а в этом случае вся проделанная работа просто пойдет насмарку. То есть сохранение внешнего баланса с помощью внутренних противовесов должно стать одним из краеугольных камней политики Республики Армения и НКР.

Сказанное касается и Турции. В настоящее время в Турции проходят глубинные процессы поиска идентичности. Зазы, численность которых в Турции, по некоторым данным, доходит до трех миллионов, – наилучший пример из этой группы. Очень важны отношения с курдами и, учитывая процессы, происходящие в нашем регионе, они могут сыграть решающую роль для будущего Армении. На пороге своего двадцатилетия Армения должна осуществлять более зрелую и дальновидную политику. Мы должны понимать, что если не восстановление наших прав, то хотя бы создание государства-посредника между нами и Турцией исходит из наших насущных интересов. В противном случае наша признанность нас не спасет. Хочу напомнить, что первая республика была полноценно признана международным сообществом, в том числе, Турцией и Россией, однако это не помешало им напасть на Республику Армению и поделить ее между собой.

Другой путь обеспечения безопасности Нагорно-Карабахской Республики – держать Турцию подальше от региона. К сожалению, злополучные армяно-турецкие протоколы сыграли роль «троянского коня» и помогли Турции вмешаться в вопрос Нагорного Карабаха. Очевидно, что в глубине своей любые переговоры, в том числе, и межгосударственные, представляют собой процесс взаимного применения рычагов влияния. Переговоры могут иметь для тебя благоприятный исход, если твои рычаги оказывают более сильное влияние на оппонента, чем его рычаги - на тебя. Когда я несколько лет назад предложил президенту республики свою программу, которая преимущественно базировалась на повторном задействовании Арбитражного решения Вудро Вильсона, то мысленно я, прежде всего, имел в виду обеспечение безопасности Республики Армения и Нагорно-Карабахской Республики. И сегодня я считаю, что вопрос придания определенного звучания Арбитражному решению Вильсона, как и оценка этого решения со стороны влиятельных правовых структур и специалистов, может в нынешних условиях стать серьезным рычагом в наших руках и обеспечить нейтралитет Турции в важных вопросах. И сегодня я считаю, что создание рычагов влияния на Турцию должно быть одной из важнейших целей нашей внешней политики, а на этом пути Арбитражное решение Вильсона имеет существенное значение. К сожалению, несмотря на все мои усилия за эти пять лет я не смог достичь успеха, в противном случае я не продолжал бы свою борьбу в одиночку, и хотя бы одна структура мне помогала бы и содействовала.

Резюмируя, могу сделать следующие выводы:

1. Признание Нагорно-Карабахской Республики в политическом плане очень преждевременно, а в правовом плане чревато нежелательными последствиями.

2. Без конституционных поправок признание НКР со стороны Республики Армения будет антиконституционным.

3. Признание НКР со стороны какой-либо страны станет попранием территориальной целостности Республики Армения.

4. Признание НКР какой-нибудь страной без признания Армении поставит военнослужащих РА в НКР в очень уязвимый правовой статус.

5. Основные силы нужно сосредоточить на сохранении баланса сил. Для этого нужно внутренне ослабить Азербайджан и иметь рычаги влияния на Турцию.

6. Вопрос признания Нагорно-Карабахской Республики нужно снять с политической повестки армянства как на деле нереализуемую, а в результате ничего не дающую цель.

Годы назад у меня был повод встретиться с одним из бывших американских сопредседателей Минской группы. Разговор был искренним, поскольку мы оба были уже бывшими должностными лицами. На мой вопрос, что будет с Нагорным Карабахом, он ответил следующее: «А что должно быть? Если вы сумеете удержать, будет вашим, если не сумеете удержать, значит, будет принадлежать азербайджанцам». Ответ, конечно, циничный, но это – единственная истина.

____________________________

[1]. Jochen Abr. Frowein, Recognition, p. 34, Encyclopedia of Public International Law, [ed. Rudolf Berhardt], v. IV, North-Holland, 2000.

Share this post


Link to post
Share on other sites

О вопросе признания Нагорно-Карабахской Республики: надежды и иллюзии

...

Приятно читать столь логичное изложение , надо бы всячески распространять этот труд среди армян.

Это было бы и поучительно (в порядке ликбеза масс), и полезно с точки зрения развития политической мысли в Армении, я так думаю.

Отдельное спасибо Pandukht-у.

p.s.Не заметил ссылки на источник...

Edited by Ara55

Share this post


Link to post
Share on other sites

Оригиналы работ Папяна можно найти на сайте "Модус Вивенди".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пришло время для прекращения Азербайджаном оккупации территории Республики Армения и реализации арбитража

На протяжении лет предлагались разные пути решения Карабахского конфликта. Недавно, 5 июня 2012 г., при участии 4 американских экспертов, в вашингтонском центре Вудро Вильсона состоялись обсуждения под следующим названием: «Нагорный Карабах: перерастет ли замороженный конфликт в горячий?» (Nagorno-Karabagh: Will the Frozen Conflict Turn Hot?). Кстати, примечательно совпадение даты и темы обсуждений с нападением Азербайджана, совершенным в ночь с 4 на 5 июня на Республику Армения. Так или иначе, перейдем непосредственно к теме.

К сожалению, я не присутствовал на этом обсуждении и не знаком с деталями. Тем не менее, из озвученных идей мое внимание привлекла одна мысль, к которой я хочу обратиться. Эту мысль высказал старший эксперт Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council) Уэйн Мерри (Wayne Merry). Идея касается решения Карабахского конфликта путем принудительного арбитража. Согласно информагентствам, он сказал следующее: «Посредники не ведут переговоров: обе стороны – Азербайджан и Армения – не позволяют, чтобы их работа дала результат. Теперь, в этой ситуации, настало время от посредничества перейти к принудительному арбитражу» («Mediators don't negotiate: both sides – Azerbaijan and Armenia don’t let their job work. Now, in this case, it’s time to move from mediation to forceful arbitration»)[1].

Эта мысль принципиально отличается от высказывавшихся до сих пор мыслей, касающихся решения Карабахского конфликта. Если до сих пор основным принципом было то, что стороны конфликта должны прийти к взаимоприемлемому варианту, а страны-посредники, в данном случае – Минская группа и ее сопредседатели, должны способствовать этому и выступить в качестве гаранта выполнения договоренностей, то теперь впервые прозвучала идея о решении конфликта без согласия сторон, быть может, даже вопреки их воле.

Учитывая, что в разработке американской внешней политики существует традиция сначала высказывать мысли на экспертном уровне, вводить их в обращение, а затем при определенных обстоятельствах применять их в сфере практической политики, эта идея достойна более обстоятельного анализа. Тем более, что представляемая г-ном Уэйном Мерри структура – Американский совет по внешней политике, оказывает существенное влияние на разработку новых подходов в политике США. Сам Уэйн Мерри – в прошлом опытный дипломат с многолетним опытом работы в Госдепартаменте и Министерстве обороны. Следует подчеркнуть, что любое принуждение, а в данном случае речь идет о применении принудительного арбитража в конфликтной зоне, потребует наличия большого числа «миротворцев». Очевидно также, что многие страны будут заинтересованы в дислокации большого количества «миротворцев» в зоне Карабахского конфликта, т. е. на северной границе Ирана. Теперь посмотрим, насколько эта мысль Уэйна Мерри, кажущаяся, на первый взгляд, чрезвычайно новаторской, на самом деле нова. По сути, арбитраж был той формой решения нынешнего конфликта, которую сначала избрала Парижская мирная конференция (1919-1920 гг.), затем последовавшая и производная от нее Лига наций (1920-1946 гг.) и, естественно, это решение перешло и ее правопреемнице – Организации Объединенных Наций.

Дипломаты, политические и общественные деятели, эксперты, говоря о Карабахском конфликте, часто используют словосочетание «замороженный конфликт». Это однозначно правильная характеристика конфликта, однако основная ошибка заключается в том, что многие из них считают «замораживание» с 1990-х годов. На самом деле это не так. Конфликт возник, когда Азербайджанская Республика впервые появилась на исторической сцене в 1918 г., когда без каких-либо правовых или других оснований начала претендовать на всю территорию Бакинской и Елизаветпольской губерний бывшей Российской империи, не считаясь с их демографической картиной. Естественно, этот подход был неприемлем для крупных держав, представленных на Парижской конференции – США, Британской империи, Франции, Италии и Японии, поскольку решения вопросов о создании новых государств и уточнении их границ опирались не на бывшие административные границы исчезнувших государств, а на принцип самоопределения народов, выдвинутый президентом Соединенных Штатов Вудро Вильсоном.

Итак, когда первая Лондонская конференция (12 февраля – 10 апреля, 1920 г.) в рамках Парижской мирной конференции 16 февраля 1920 г.[2] обстоятельно обратилась к вопросу границ Республики Армения, было принято решение создать комиссию по вопросу «о границах нового независимого государства Армения» (on the boundaries of a new independent State of Armenia)[3], включив в нее по одному представителю от каждой крупной державы. В соответствии с этим решением, 21 февраля 1920 г. с участием представителей Британской империи, Франции, Италии и Японии была создана упомянутая комиссия[4]: подготовленный ею 24 февраля 1920 г. документ под названием «Доклад и предложения Комиссии по определению границ Армении» (Report and Proposals of the Commission for the Delimitation of the Boundaries of Armenia)[5] был вынесен на рассмотрение 27 февраля[6].

Председательствовавший на заседании секретарь по внешним отношениям Британской империи, лорд Керзон (Lord Curzon), обращаясь к территориальным проблемам между Республикой Армения и Азербайджанской Республикой, отметил, что «Карабахский, Зангезурский и Нахичеванский регионы – предмет спора. Население там преимущественно армянское, за исключением одной части, почти целиком заселенной татарами»[7] (“the regions of Karabagh, Zangezur and Nakhitchevan were in dispute. The population there was chiefly Armenian, except for a part which was almost wholly Tartar”). Считаю нужным подчеркнуть, что речь шла не о Нагорном Карабахе и, тем более, не о созданной в дальнейшем на его части Нагорно-Карабахской Автономной Области, а о Карабахе, который включал в себя также Равнинный Карабах.

Рассматриваемый документ, который отражал единую точку зрения Британии, Франции, Италии и Японии в вопросе определения границ на Южном Кавказе, предусматривал сначала подождать, пока стороны самостоятельно придут к соглашению, а в случае неудачи определить границы с помощью арбитража: «Что касается границы между Армянским государством и Грузией, а также Азербайджаном, то Комиссия считает, что сейчас предпочтительнее подождать закрепленных в договорах результатов соглашения об уточнении вышеуказанных границ, к которому придут три республики. В случае, если республики в вопросе своих границ не придут к какому-либо соглашению, то вопрос нужно передать в арбитраж Лиги наций, которая создаст межсоюзническую Комиссию, чтобы на месте определить границы, учитывая в качестве принципа этнографические данные» (As regards the boundary between the State of Armenia and Georgia and Azerbaijan, the Commission considers that, it is advisable for the present to await the results of the agreement, provided for in the treaties existing between the three Republics, in regard to the delimitation of their respective frontiers by the States themselves. In the event of these Republics not arriving at an agreement respecting their frontiers, resort must be had to arbitration by the League of Nations, which would appoint an interallied Commission to settle on the spot the frontiers referred to above, taking into account, in principle, ethnographical data).

Как видно из вышесказанного, принцип определения границ Армения-Азербайджан, а также Армения-Грузия путем арбитража был предложен и принят еще 24 февраля 1920 г. в едином документе крупных держав. Более того и самое главное, был уточнен принцип делимитации (delimitation) границы, «учитывая в качестве принципа этнографические данные» (taking into account, in principle, ethnographical data).

При этом к докладу была приложена соответствующая карта[8]. Согласно этому документу, учитывая этнографическую картину на Южном Кавказе в 1920 г., территорией Республики Армения считался не только Нагорный, но и значительная часть Равнинного Карабаха.

post-31580-1339994427.jpg

post-31580-1339994449.jpg

Чрезвычайно важно, что этот документ был включен и в Целостный доклад Арбитражного решения от 22 ноября 1920 г. (Arbitral Award, November 22, 1920) президента США Вудро Вильсона в качестве 2-го документа 1-го приложения (Full Report, Annex I, No 2), это свидетельствует о том, что Соединенные Штаты признали правовую сущность и законность данного документа. Указанные положения были включены также в Севрский договор (10 августа 1920 г.) в виде 92-ой статьи: «Границы между Арменией и Азербайджаном, а также Грузией будут определены путем прямого соглашения заинтересованных сторон. В случае, если заинтересованные стороны не сумеют путем соглашения определить границы до даты, упомянутой в 89-ой статье, то эта граница будет определена Основными союзными державами, которые на месте осуществят и разметку границы» (The frontiers between Armenia and Azerbaijan and Georgia respectively will be determined by direct agreement between the states concerned. In the either case the States concerned have failed to determine the frontier by agreement at the date of the decision referred to in Article 89, the frontier line in question will be determined by the Principal Allied Powers, who will also provide for its being traced on the spot).

Подытоживая вышесказанное, можно прийти к следующему заключению: предложение г-на Уэйна Мерри по урегулированию Карабахского конфликта однозначно приемлемо и реалистично, поскольку оно не только отражает уже закрепленное и принятое Британией, Францией, Италией и Японией решение, но и, что гораздо важнее, опирается на такой демократический принцип, как этнографические данные (ethnographical data). Естественно, основой арбитража может послужить лишь этнографическая картина 1920 г., поскольку то, что произошло после 1920 г. – оккупация независимых республик Армении и Азербайджана вооруженными силами иностранного государства – 11-ой Красной армией, а затем их насильственное присоединение к Советской России и к ее новой форме – Советскому Союзу – грубое и бесспорное нарушение международного права, а, как закреплено в международном праве, Ex injuria jus non oritur (Право не может возникнуть из правонарушения).

Следовательно, думаю, что международное сообщество и, в первую очередь, Соединенные Штаты должны последовать совету американского эксперта Уэйна Мерри и реализовать решение уже существующего международного документа, опирающегося на принцип арбитража (arbitration), а именно принудить Азербайджанскую Республику вывести свои войска из Равнинного Карабаха (по моим приблизительным подсчетам – 14 тыс. кв. м) и Нахиджевана (5,4 тыс. кв. м), являющихся территорией Республики Армения.

Пока Азербайджанская Республика не только держит под оккупацией 19,4 тыс. кв. м территории Республики Армения, но и продолжает притязать на ныне освобожденные от длительной азербайджанской оккупации территории Республики Армения, в регионе не будет стабильности.

Великобритания, Франция, Италия и Япония, а также Соединенные Штаты Америки должны приложить все усилия, чтобы как можно скорее реализовать это решение.

8 июня 2012 г.

____________________________________

[1] http://www.arminfo.info/index.cfm?objectid...1D8F6327207157C

[2] Documents on British Foreign Policy 1919-1939, (ed. by R. Butler and J. Bury) First Series, v. VII, London, 1958, pp. 81-86. Document # 10: Consideration of the future boundaries of Armenia: decision to appoint an Allied commission to report thereupon, Feb. 16, 1920. [далее - DBFP]

[3] Ibid, p. 86

[4] Ibid, Document #20: Decisions of parts III and IV of the draft synopsis of the Turkish treaty (political clauses), p. 178

[5] Полный текст данного документа был издан: Arbitral Award of the President of the United States of America Woodrow Wilson: Full Report of the Committee upon the Arbitration of the Boundary between Turkey and Armenia, Washington, November 22, 1920 (prepared by Ara Papian). Yerevan, 2011, pp. 98-112

[6] DBFP, Document #34, p. 280

[7] Ibid, p. 281

[8] Карта хранится в государственном архиве США (National Archives and Records Adminstration) и напечатана в Arbitral Award of the President of the United States of America Woodrow Wilson: Full Report of the Committee upon the Arbitration of the Boundary between Turkey and Armenia, Washington, November 22, 1920 (prepared by Ara Papian). Yerevan, 2011, p. 328.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арбитражное решение Вудро Вильсона о границе Армении и Турции

В конце года – 28 декабря (2006 г.) исполняется 150 лет со дня рождения 28-го президента США (1913-1921 гг.), лауреата нобелевской премии Мира (1920 г.), величайшего друга армянского народа Вудро Томаса Вильсона (Woodrow Thomas Wilson).

Мировая политологическая мысль неоднократно возвращалась к политическому наследию Вудро Вильсона, однако практически ничего не было сделано для озвучивания последовательных и непреклонных стараний президента США во имя реализации вековых чаяний армянского народа и, самое важное, для правильной оценки апогея этой деятельности - арбитражного решения (arbitral award), представляющего непреходящую политическую важность, определяющего и, раз и навсегда, закрепляющего границу между Республикой Армения и Турецкой республикой - для настоящего и будущего нынешней Республики Армения.

Предыстория арбитражного решения

25-26 апреля 1920 г. Верховный совет Союзников и союзнических сил (Supreme Council of Allied and Associated Powers), состоявший из представителей Великобритании, Франции, Италии и Японии, принял решение обратиться к президенту США с двумя просьбами:

1) принять на себя мандат по Армении,

2) в соответствии с арбитражным решением определить границу Армении и Турции[1].

Вторая просьба была также официально зафиксирована в официальном письме президента конгресса мира, премьер-министра и министра иностранных дел Франции Александра Мильерана 27 апреля 1920 г.[2] Та же просьба в виде 89-ой статьи была включена в Севрский договор, и уже от имени Армении и Турции, а также почти 20 стран, подписавших договор, направлена президенту США. Президент США, уполномоченные органы (госсекретариат, министерство обороны и администрация президента) и соответствующая рабочая группа (под руководством проф. Вестермана) тщательно изучили иск и утвердили арбитражное решение.

Вудро Вильсон подписал арбитражное решение 22 ноября 1920 г. 6 декабря оно было официально направлено в Париж – в Верховный совет Союзных сил. Официальное и полное наименование этого решения – решение президента Соединенных Штатов Америки о границе между Турцией и Арменией, выходе Армении к морю и демилитаризации турецкой территории, прилегающей к армянской границе.

Содержание арбитражного решения

Согласно арбитражному решению, титул и права Республики Армения признавались в отношении провинций Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд бывшей Османской империи, что составляло, в общей сложности, 103599 кв. км. Это было вдвое меньше той территории, на которую признавался армянский титул по 24-ой статье Мудросского перемирия. Подобное существенное сокращение было обусловлено тем обстоятельством, что уже в это время были выявлены огромные человеческие потери армян вследствие армянского геноцида.

Современный статус арбитражного решения

Арбитражное решение окончательно и обязательно для исполнения[3]. Оно не имеет временного ограничения[4], и его статус не зависит от дальнейшей судьбы решения. Международное право, в частности, 81-ая статья Гаагской конвенции (1907 г.), в которой был обобщен и зафиксирован статус арбитражных решений, вообще не предусматривает отмены решения[5]. В соответствии с международным правом, стороны, соглашаясь представить свой спор на арбитражное решение, раз и навсегда принимают, что любое решение арбитра будет обязательно для исполнения с их стороны[6]. Отказ одной из сторон от исполнения арбитража не влияет на подлинность решения. Таким образом, поскольку арбитражный иск был представлен не только со стороны Армении и Турции, но и 16 других стран, следовательно решение обязательно для всех истцов, которыми на данный момент являются следующие страны: Соединенное Королевство, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Индия, Пакистан, Бангладеш, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Греция, Польша, Португалия, Румыния, Чехия, Словакия, Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония и Черногория. Оно обязательно также для арбитра – Соединенных Штатов, поскольку любая официальная позиция президента США является позицией страны[7], и шаги, предусмотренные арбитражем, обязательны для исполнения[8].

Армения как страна-член ООН может посредством Международного суда ООН (на основе подпунктов а и б 2 пункта 36 статьи Устава Международного суда) засвидетельствовать достоверность арбитражного решения Вильсона и этим восстановить свой титул на территорию, предоставленную Армении арбитражным решением.

[1]. The Treaties of Peace, 1919-1923, vol. I. NY, 1924, p. xxxii

[2]. Papers Relating to Foreign Relations of the United States, 1920. Washington, 1936, v. III, p. 780

[3]. A Dictionary of Arbitration and its Terms (ed. Seide K.). NY, 1970. p. 32

[4]. Wildhaber L. Treaty Making Power and Constitution. Basel-Stuttgart, 1971, p. 98

[5]. Sorensen M. Manual of Public International Law. New York, 1968, p. 693-694

[6]. A Dictionary of Arbitration and its Terms. Ibid, p. 27

[7]. Wright Q. The Control of American Foreign Relations. NY, 1922, p. 38

[8]. Collier J. The Settlement of Disputes in International Law. Oxford, 1999, p. 265.

Перевод с армянского - Пандухт

Share this post


Link to post
Share on other sites

Конституция США, Армянский вопрос и Арбитражное решение Вудро Вильсона

В последнее время местные и мировые СМИ широко освещают вопрос возможного признания Геноцида армян в Конгрессе США. Турция, в свою очередь, как неоднократно в прошлом, пытается оспорить право парламентов стран на дачу оценок событиям, имевшим место в прошлом.

В этом переполохе от нашего внимания ускользает одно гораздо более важное обстоятельство: конституционная правомочность Конгресса США на дачу оценок нарушениям международного права и для инициирования шагов по наказанию виновного. Согласно 10 пункту 8 части 1 статьи Конституции США, Конгресс США правомочен определять нарушения международного права и наказывать нарушителя. «The Congress shall have power … to define and punish … offenses against the law of nations» (Article 1, Section 8, §10). Тем более, это касается тех случаев, когда в принятии решений на основе международного права участвовало высшее должностное лицо США - президент страны Вудро Вильсон. В соответствии с этим, каждый член Конгресса или группа членов любой из палат Конгресса может выступить со следующей интерпелляцией:

Является ли невыполнение со стороны Турции Арбитражного решения президента Вудро Вильсона об армяно-турецкой границе (22.XI.1920 г.) нарушением международного права? Если да, то какие шаги предпринимает исполнительная власть США для наказания нарушителя международного права?

Конгресс уверенно засвидетельствует нарушение международного права со стороны Турции как минимум по двум основаниям:

Основание первое - прецедентная позиция Сената.

Еще в 1927 году Сенат выразил четкую позицию по арбитражному решению Вильсона. Так, 18 января Сенат США, в полномочия которого входит ратификация международных договоров, отказался ратифицировать американо-турецкий договор (Лозанна, 6 августа 1923 г.) и, следовательно, признать нынешнюю Турецкую Республику[1]. В соответствии с этим, американо-турецкие отношения остались в подвешенном состоянии[2]. Для отказа от договора имелось три причины, и первой из них было невыполнение Турцией взятых на себя обязательств в отношении Армении по арбитражному решению президента США Вильсона: «Failed to provide for the fulfillment of the Wilson award to Armenia»[3]. Впоследствии госсекретариат США больше не делал попыток ратифицировать в Сенате американо-турецкий договор. Он оставался в Сенате еще 7 лет – до 16 января 1934 г., когда по просьбе президента США Франклина Рузвельта был отправлен назад в администрацию президента[4]. Турция, в свою очередь, никогда не ввязывалась в процесс ратификации[5].

Основание второе – программная платформа Демократической партии.

В программной платформе Демократической партии США 1924 и 1928 гг. однозначно подчеркивалось необходимость выполнения взятых на себя обязательств со стороны Турции и право Республики Армения в отношении «Вильсоновской Армении»: «Fulfillment of President Wilson’s arbitral award respecting Armenia» (программа 1924 г.). Программа Демократической партии 1928 г. не только подтверждала права армян, но и выражала поддержку тем последовательным усилиям, которые будут направлены на осуществление обещаний и обязательств, данных Армении и армянскому народу во время и после Первой мировой войны со стороны США и Союзных сил: «We favor the most earnest efforts on the part of the United States to secure the fulfillment of the promises and enga¬gements made during and following the World War by the United States and the allied powers to Armenia and her people»[6]. Необходимо подчеркнуть, что единственным невыполненным обещанием, данным Армении США, было и остается Арбитражное решение Вильсона.

Учитывая то, что в 2 палатах нынешнего Конгресса США демократы составляют большинство, вполне возможно и логично, на основе правомочности, предоставленной Конституцией США, в Палате представителей и Сенате определить/зафиксировать (define) нарушение международного права со стороны Турции (offences against the law of nations) – невыполнение взятых на себя обязательств по арбитражному решению президента США, и обратиться к исполнителю за наказанием (punish) нарушителя права.

[1] Unperfected Treaties of the United States of America (1776-1976) (ed. & ann. Wiktor C. L.), 1919-1925, NY, 1984, v. 6, p. 421; Gordon L. J. Turkish-American Political Relations. Am Polit Sci Rev 1928; 22(3):721

[2] Trask R. R. The United States Response to Turkish Nationalism and Reform 1914-1939. Minneapolis, 1971, p. 36

[3] Lausanne Treaty is Defeated. Davenport Democrat, 19 jan 1927, p. 1

[4] Trask R. R. Ibid, p. 48

[5] Unperfected Treaties... Ibid, p. 421

[6] National Party Platforms (1840-1968) (compl. by Porter K., Johnson D.), Urbana-Chicago-London, 1972, p. 277.

Перевод с армянского - Пандухт

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правовые основы и пути решения Армянского вопроса

Выступление на Конгрессе комитетов Ай Дата

Уважаемые присутствующие, глубокоуважаемые друзья!

Нынешняя Республика Армения стоит перед судьбоносным перепутьем. От наших дальнейших шагов зависит, какими будут ближайшие годы: годами потерь или приобретений. Перед нами стоит насущная задача нейтрализовать имеющиеся вызовы и развернуть их в положительном для нас направлении.

Поскольку коллективный потенциал РА, как и армянского народа, в политическом, экономическом или военном сферах уступает, и пока будет уступать общему потенциалу Турции и Азербайджана, следовательно, необходимо весь процесс борьбы и сопротивления переместить в иную сферу, где РА не только не уступает им, но и имеет ощутимое превосходство.

То есть необходимо переместить армяно-турецкие отношения в правовое поле и всем имеющимся в этих отношениях проблемам дать правовые решения и формулировки.

В то же время, последовательной работой в народе, проживающем в Армении, нужно утвердить восприятие Ай Дата таким, что его цели тесно и непосредственно связаны не только с настоящим РА, но и ее будущим. Необходимо предельно аргументировано показать, что значительную часть стоящих перед нами внешних вызовов будет возможно нейтрализовать только приобретением новых внушительных рычагов влияния на наших соседей. Причем необходимо обосновать, что подобную возможность нам может предоставить победный исход Ай Дата, то есть подтверждение наших прав на территории, de jure образующие часть РА, однако пока находящиеся под турецкой оккупацией. А для того, чтобы это сделать, имеется вполне реалистичный и выполнимый путь. Для четкого представления сказанного мною, нужно проанализировать в свете международного права все те документы, которые касаются армяно-турецкой границы, уточнить их нынешний статус, обозначить наши задачи.

Начнем с международных договоров.

В предшествующий Первой мировой войне отрезок времени и последующие годы было заключено 6 договоров, которые, в той или иной мере, касались армяно-турецкой границы.

Вначале, что же такое международный договор?

Соглаcно официальному указателю-руководству ООН, «международные договоры есть соглашения между субъектами международного права, посредством которых они создают, подвергают изменению или прекращают взаимные права и обязанности»[1]. То есть для узаконивания договора необходимо, чтобы каждая из сторон, заключающих договор, была субъектом международного права – полномочным представителем законного правительства международно признанного государства. Исходя из этого аспекта, обратимся в хронологическом порядке к каждому из договоров, касающихся армяно-турецкой границы, и определим их статус в соответствии с международным правом.

1. Первый по хронологии - Брест-Литовский договор, подписанный 3 марта 1918 г., и его дополнение.

Придя к власти в октябре 1917 г. путем вооруженного переворота, большевики уже через несколько месяцев оказались в крайне тяжелом положении. 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске они заключили позорный пораженческий договор, по которому пошли на колоссальные территориальные уступки в Европе. На Среднем Востоке большевики пошли на существенные уступки терпящей поражение и стоящей на грани исчезновения Османской империи. В частности, по 2-му и 3-му параграфам 4-ой статьи Брест-Литовского договора большевики обязались возвратить туркам не только занятые в ходе войны территории Западной Армении (или «провинции Восточной Анатолии», как записано в договоре), но и с 1878 г. составляющие часть Российской империи «области Ардагана, Карса и Батума».

Подвергнем краткому исследованию Брест-Литовский договор с точки зрения международного права. Данный договор незаконен и недействителен, в соответствии с этим не имеет каких-либо правовых последствий для армяно-турецкой границы по двум причинам:

а) большевики в 1918 г. не представляли законные и признанные власти России, следовательно, были неправомочны вступать в международные отношения, тем более заключать договор от имени России (к этой концепции более обстоятельно обратимся, рассматривая Московский и Карсский договоры);

б) Брест-Литовский договор был признан недействительным самими его подписавшими сторонами (20 сентября 1918 г. Россией, а 30 октября 1918 г. – и Турцией (по 11 статье Мудросского перемирия)).

2. Следующий по хронологии договор – Севрский договор, заключенный 10 августа 1920 г.

Севрский договор – законен, поскольку все заключающие стороны являлись законными и признанными властями своих стран. Вокруг договора, согласно установленному порядку, велись длительные переговоры, и от имени Османской империи договор подписал ее полномочный представитель. Севрский договор не удостоился полной ратификации (следовательно, остается несовершенным (unperfected), однако он и недействительным никогда не объявлялся (следовательно, остается законным, но не вступившим в силу (valid but not in force).

Является ошибочным то распространенное представление, будто Севрский договор определял границу между Арменией и Турцией. Это не так. По 89 статье Севрского договора стороны согласились обратиться к президенту США с просьбой арбитражным решением определить границу Армении и Турции, и принять это решение незамедлительно. По 90 статье того же договора Турция переподтвердила свою линию, закрепив: «Со дня принятия арбитражного решения Турция отказывается от всех прав и титула в отношении передаваемой [Армении] территории».

22 ноября 1920 г. президент США Вудро Вильсон подписал и заверил государственной печатью США Арбитражное решение о границе Армении и Турции. То есть с 22 ноября 1920 г. Арбитражное решение вступило в силу. С этого дня турецкие права и титул в отношении провинций Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд, образующих часть бывшей Османской империи (в общей сложности 103 599 кв. км), объявлялись недействительными, и de jure признавались права и титул Республики Армения.

К арбитражному решению президента США Вудро Вильсона как к самому сильному аргументу армянских прав более обстоятельно обратимся ниже.

3. Следующий по хронологии – Александропольский договор, заключенный 3 декабря 1920 г.

Это одна из любимых тем советской армянской историографии, поскольку она давала возможность обвинять в измене «Дашнакцутюн», а большевиков представлять в качестве спасителей нации. Проведение исторических исследований не является нашей задачей. Наша цель – рассмотреть Александропольский договор с точки зрения международного права. Александропольский договор незаконен и недействителен, во-первых, по той причине, что ни одна из заключающих его сторон не имела на это полномочий. Заключающие договор с армянской стороны уже не являлись властью, а заключающие со стороны Турции еще ею не были. Обе стороны действовали ultra vires[2], то есть превысили свои полномочия. Общеизвестный факт, что сдача власти со стороны последнего законного правительства РА имела место 2 декабря 1920 г. согласно соглашениям, заключенным «между полномочным представительством РСФСР и правительством Республики Армения»[3]. Об этом был осведомлен также и Кязым Карабекир, когда 3 декабря (в ночь со 2-го на 3-е)[4] подписывал Александропольский договор. Александропольский договор незаконен также из-за того, что подписывался под попирающей принципы международного права открытой угрозой применения силы[5].

4. Следующий по хронологии договор – Московский договор, заключенный 16 марта 1921 г.

Как записано в преамбуле Московского договора, он заключен между «правительством РСФСР и правительством Великого национального собрания Турции». Поскольку статус каждого договора является производным от правового статуса его заключающих, следовательно, в первую очередь необходимо прояснить статус каждого из них по состоянию на 16.03.1921 г.

а) Статус Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) в 1921 году.

В момент заключения договора признанного государства «Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика» не существовало, следовательно, не было и такого субъекта международного права. Естественно, его правительство не имело полномочий заключать какой бы то ни было международный договор. Законное международное признание РСФСР – уже СССР – началось только с 1 февраля 1924 г. признанием Великобританией[6]. Имевшие место до 1924 г. так называемые признания не породили каких-либо юридических последствий, поскольку, в свою очередь, исходили от непризнанных стран или правящих режимов. Чтобы признание считалось таковым законно, оно должно быть совершено в свою очередь признанным законно субъектом международного права[7]. К примеру, в 1920 г. Советское правительство признало страны Балтии, однако это признание не было принято Союзными силами на том основании, что Советское правительство, в свою очередь, не является законно признанным [9]. Подобный подход дублируется судебными решениями. Так, в судебном деле «РСФСР против Сибрарио» (RSFSR vs. Cibrario) (1923 г.) суд США отказал в принятии иска Советскому правительству на основании, что последнее не является признанным[10]. Подобное решение на том же основании вынес и Верховный суд Швеции в судебном деле «Советское правительство против Эриксона» (Soviet Government vs. Ericsson) (1921 г.)[11].

Вышеуказанные и десяток других судебных вердиктов и правительственных решений подтверждают тот принцип международного права, что правительства, с юридической точки зрения, без признания не существуют, следовательно, не могут развертывать какую-либо юридическую деятельность (заключение договоров, присвоение или лишение гражданства, участие в судебном процессе и др.)[12].

б) Статус Великого национального собрания Турции в 1921 г.

По существу, сказанное выше о советской власти и правительстве, полностью относится и к так называемому правительству Великого национального собрания Турции, от имени которого турецкая сторона подписывала Московский договор. Памятно, что даже сами кемалисты не имели каких-либо претензий считать их полномочными представителями Турции в случае наличия законных властей. Они заключали договоры не от имени Турции или правительства Турции, а от имени «правительства» структуры, называемой «Великим национальным собранием Турции». Великое национальное собрание Турции по своему статусу являлось общественной организацией (NGO), и в ней были объединены бывшие депутаты, отставные военные и чиновники. Объединенные организации бывших чиновников были и есть в различных странах мира, в том числе, и в Армении, однако ни одна из них не имеет права заключать межгосударственные договоры от имени страны. Администрация Мустафы Кемаля не имела какой-либо правовой основы представлять турецкое государство в межгосударственных отношениях. Несомненно, по меньшей мере, до ноября 1922 г., то есть до отбытия султана Мехмеда VI из Турции, именно правительству последнего были предоставлены полномочия вступать в международные отношения, только султан мог поручить какому-либо лицу действовать от имени страны[13].

Вообще, движение кемалистов начиналось и протекало с ущемлением османской конституции и нарушениями международного права в виде восстания против законной власти страны – султан-халифа и нарушения Мудросского перемирия (30 октября 1918 г.). В 1921 г. Кемаль был просто находящимся в бегах уголовным преступником. И по этой причине еще 11 апреля 1920 г. фетвой (кондаком) высшего духовного иерарха империи – шейх-уль-ислама Кемаль был приговорен к смерти. 11 мая того же года вердикт о смертном приговоре в отношении него вынес также и турецкий военный трибунал. 24 мая 1920 г. этот приговор был утвержден султаном.

В дополнение к этому: часть Московского договора, относящаяся к Армении, является еще одним нарушением международного права, поскольку договоры могут касаться только сторон, подписывающих договор, и каких-либо обязанностей или прав для третьей стороны, не составляющей часть договора, не создают[14].

5. Следующий договор, относящийся к армяно-турецкой границе – Карсский договор, заключенный 13 октября 1921 г.

Карсский договор также незаконен и недействителен, поскольку ни одна из сторон, заключивших договор, не являлась субъектом международного права. В отрывке, относящемся к Александропольскому и Московскому договорам, о кемалистах уже говорилось. Обратимся к статусу Арм. ССР, которая и являлась одной из сторон, заключивших договор с кемалистами. Бесспорно, Советская Армения никогда не являлась субъектом международного права. Она никогда не была признана со стороны какого-либо иного субъекта международного права, никогда не могла вступать в отношения с другими странами. Проще говоря, она никогда не имела посольств, и никогда ни один посол не был аккредитован от имени Арм. ССР. А «возможность вступать в отношения с другими государствами» (to enter into relations with the other states) является одним из 4 признаков государственности, который закреплен в 4 пункте первой статьи Конвенции 1933 г. о правах и обязательствах государств в Монтевидео (Convention on Rights and Duties of States, Montevideo, 1933). В составе СССР просто имелась административно-территориальная единица «Арм. ССР».

6. Последний по хронологии договор, к которому мы считаем нужным обратиться, - Лозаннский договор, заключенный 24 июля 1923 г.

Вначале об одном очень распространенном заблуждении. С заключением Лозаннского договора Севрский договор не объявлялся недействительным. Какой-либо договор или международное обязательство в условиях заключения нового договора сами по себе недействительными не бывают. Договор становится недействительным не иначе как объявлением его недействительным. Причем договор может быть объявлен недействительным только согласием всех, повторяю: всех сторон, являющихся частью предыдущего договора, с четким объявлением об этом и закреплением данной действительности в следующем договоре. Лозаннский договор не объявлял недействительным Севрский договор. В Лозаннском договоре вообще нет какого-либо упоминания о Севрском договоре. Да, согласно международному праву, страны, заключившие договор, следующим договором правомочны подвергнуть пересмотру положения предыдущего. Однако измененные или нововведенные положения имеют юридическую силу только для стран, подписавших новый договор, для остальных же продолжают оставаться в силе положения предыдущего договора. Это четко закреплено в статьях 39, 40 и 41 Венской конвенции о праве Договоров. Севрский договор подписали 18 стран, а Лозаннский – всего 7. И именно для стран, не участвовавших в Лозанне, юридическим является Севрский договор, а для стран, подписавших Лозаннский договор, юридическими являются те положения Севрского договора, которые не изменились в Лозаннском договоре.

Более того, Лозанна не только не отменяла армянские права, но и, согласно 16-ой статье, переутверждала их. Так, Лозаннский договор возвращается к турецко-болгарской, турецко-греческой и турецко-сирийской границам, в соответствии с этим уточняет территории, принадлежащие Турции только в этих частях страны. А поскольку 16-я статья Лозаннского договора объявляет, что Турция отказывается от всех тех территорий, на которые по Лозаннскому договору не признавалось самовластие Турции, а по Арбитражному решению Вильсона на территориях, предоставленных Армении, Лозаннский договор не признавал турецкое самовластие, следовательно, Турция еще один раз подтвердила свой отказ от Вильсоновской Армении.

Сейчас обобщим результаты наших исследований и вернемся к многократно упоминаемому и, по моему убеждению, являющемуся опорой Ай Дата и гарантией его успеха Арбитражному решению президента США Вильсона.

Но перед этим одно уточнение:

Верно, что Венская конвенция о праве договоров была принята в 1969 г. и не имеет обратной силы, как объявлено в 4-ой статье конвенции, все-таки ясно, что все те стандартные концепции, с помощью которых мы взяли на рассмотрение вышеуказанные договора, в международном праве присутствовали и действовали века, то есть, говоря на латинском, были jus cogens – обязательными для всех и не подлежащими кассации. Они просто были перезакреплены в Венской конвенции. И как подтверждает 53-я статья той же конвенции, договор является недействительным, если в момент заключения была нарушена какая-либо, не подлежащая кассации и нашедшая признание в международном праве, концепция, то есть какое-либо jus cogens.

Следовательно, из 6 договоров, взятых на рассмотрение, 4 – недействительны, поскольку каждый из них был заключен с нарушением сразу нескольких jus cogens.

Недействительными договорами являются:

• Брест-Литовский договор,

• Александропольский договор,

• Московский договор и

• Карсский договор.

Севрский договор является законным и действительным, однако он не вступил в силу, поскольку не был полностью ратифицирован.

А действительный и законный Лозаннский договор, как было сказано, касается Армении косвенно.

Теперь, как я обещал, о являющемся опорой Ай Дата и гарантией его успеха Арбитражном решении (Arbitral Award) президента США Вудро Вильсона.

Сначала небольшой исторический экскурс. 25-26 апреля 1920 г. Верховный совет Союзников и союзнических сил (Supreme Council of Allied and Associated Powers), состоявший из представителей Великобритании, Франции, Италии и Японии, принял решение обратиться к президенту США с двумя просьбами:

1) принять мандат на Армению,

2) в соответствии с арбитражным решением определить границу Армении и Турции[15].

Та же просьба в виде 89-ой статьи была включена в Севрский договор, и уже от имени Армении и Турции, а также почти 20 стран, подписавших договор, направлена президенту США. Президент США, уполномоченные органы (госсекретариат, министерство обороны и администрация президента) и соответствующая рабочая группа (под руководством проф. Вестермана) тщательно изучили иск и утвердили арбитражное решение. Вудро Вильсон подписал арбитражное решение 22 ноября 1920 г. 6 декабря оно было официально направлено в Париж – в Верховный совет Союзных сил. Официальное и полное наименование этого решения – «Решение президента Соединенных Штатов Америки о границе между Турцией и Арменией, выходе Армении к морю и демилитаризации турецкой территории, прилегающей к армянской границе».

Содержание арбитражного решения

Согласно арбитражному решению, титул и права Республики Армения признавались в отношении провинций Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд бывшей Османской империи, - в общей сложности 103599 кв. км. Это было вдвое меньше той территории, на которую признавался армянский титул по 24-ой статье Мудросского перемирия. Подобное существенное сокращение было обусловлено тем обстоятельством, что уже в это время были выявлены огромные человеческие потери армян вследствие армянского Геноцида.

Современный статус арбитражного решения

Арбитражное решение окончательно и обязательно для исполнения[16]. Оно не имеет временного ограничения[17], и его статус не зависит от дальнейшей судьбы решения. Международное право, в частности, 81-ая статья Гаагской конвенции (1907 г.), в которой был обобщен и зафиксирован статус арбитражных решений, вообще не предусматривает отмены решения[18]. В соответствии с международным правом, стороны, соглашаясь представить свой спор на арбитражное решение, раз и навсегда принимают, что любое решение арбитра будет обязательным для исполнения с их стороны[19]. Отказ одной из сторон от исполнения арбитража не влияет на подлинность решения. Таким образом, поскольку арбитражный иск был представлен не только со стороны Армении и Турции, но и 16 других стран, следовательно, решение обязательно для всех истцов, которыми на данный момент являются следующие страны: Соединенное Королевство, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Индия, Пакистан, Бангладеш, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Греция, Польша, Португалия, Румыния, Чехия, Словакия, Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония и Черногория. Оно обязательно также для арбитра – Соединенных Штатов, поскольку любая официальная позиция президента США является позицией страны[20], и шаги, предусмотренные арбитражем, обязательны для исполнения[21].

Сейчас о самом важном.

Какими должны быть наши дальнейшие шаги?

В первую очередь мы не только должны объявить, что мы – нация, имеющая государство, но и действовать должны, как таковая. То есть должны воспользоваться нашим статусом международного субъекта.

Поскольку международное право и многочисленные межгосударственные документы, такие, как, например, Хельсинкский заключительный акт по безопасности и сотрудничеству в Европе (часть 10, §1), под которым имеется также и подпись Турции, требуют от обязующихся стран «добросовестного выполнения» принятых на себя международных обязательств, «вытекают ли они из общепризнанных принципов и норм международного права, или же вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются», следовательно, Республика Армения может и обязана на основе международного права защищать свои интересы, то есть должна обратить внимание Совета Безопасности на то обстоятельство, что Турция не выполняет обязательства, взятые на себя по Арбитражному решению Вильсона, следствием чего стали - международное, то есть, армяно-турецкое, противостояние и спор. Республика Армения как страна-член ООН на основе 1-го пункта 35-ой статьи Устава ООН полностью правомочна «привнести вниманию Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи любой спор или ситуацию, которая по своему характеру соответствует указанному в 34-ой статье [данного Устава]». А 34-я статья Устава ООН констатирует: «Совет Безопасности может взять на рассмотрение любой спор или ситуацию, которая может привести к международной напряженности или вызвать спор - для решения: может ли продолжение данного спора или ситуации угрожать международному миру и сохранению безопасности». Очевидно, что нынешняя ситуация уже привела к армяно-турецкому противостоянию и разногласиям, и все это – следствие невыполнения международных обязательств, взятых на себя Турцией. В то же время, Армения при помощи посредника, например, - США, может обратиться к Турции, чтобы совместно обратиться в Международный Суд ООН (на основе подпунктов а) и б) 2-го пункта 36-ой статьи устава Международного суда) для уточнения нынешнего статуса Арбитражного решения Вудро Вильсона. Параллельно Армения должна представить иск в Генеральную Ассамблею ООН, чтобы последняя, согласно 65-ой статье устава Международного суда, обратилась в Международный суд для разъяснительного мнения (advisory opinion) об Арбитражном решении Вильсона.

Хочу подчеркнуть, что стремление Армении разрешить армяно-турецкое противостояние привлечением международных структур, не может рассматриваться как стремление обострить отношения, но напротив, может расцениваться, как волевой и положительный шаг в направлении решения текущих задач на основе международного права и эхо участившихся в последнее время призывов к армяно-турецкому примирению. Это по части РА.

Спюрк, в частности, армянская община США, тоже может обратиться к действенным шагам. Согласно 10 пункту 8 части 1 статьи Конституции США, Конгресс США правомочен определять нарушения международного права и наказывать нарушителя. «The Congress shall have power to define and punish offenses against the law of nations». Тем более, это касается тех случаев, когда в принятии решений на основе международного права участвовало высшее должностное лицо США - президент страны Вудро Вильсон. В соответствии с этим, каждый член Конгресса или группа членов любой из палат Конгресса может выступить со следующей интерпелляцией:

Является ли невыполнение со стороны Турции Арбитражного решения президента Вудро Вильсона об армяно-турецкой границе (22.XI.1920 г.) нарушением международного права? Если да, то какие шаги предпринимает исполнительная власть США для наказания нарушителя международного права?

Конгресс не может с легкостью отказаться от рассмотрения этого вопроса, поскольку, по существу, это является пересмотром вопроса, а Конгресс правомочен время от времени возвращаться к судьбе объявленных им установок и рекомендаций.

Хочу напомнить, что еще в 1927 г. Конгресс, точнее, одна из его палат – Сенат уже один раз четко выразил свою установку по Арбитражному решению Вильсона. Так, 18 января 1927 г. Сенат США, в полномочия которого входит ратификация международных договоров, отказался ратифицировать американо-турецкий договор (Лозанна, 6 августа 1923 г.) и, следовательно, признать нынешнюю Турецкую Республику[22]. Для отказа от договора имелось три причины, и первой из них было невыполнение Турцией взятых на себя обязательств в отношении Армении по Арбитражному решению президента США Вильсона: «Failed to provide for the fulfillment of the Wilson award to Armenia»[23].

Учитывая, что в двух палатах нынешнего Конгресса США именно демократы составляют большинство, можно использовать также партийный фактор. Программа Демократической партии 1928 г. не только снова подтверждала права армян, но и выражала поддержку тем последовательным усилиям, которые будут направлены на осуществление обещаний и обязательств, данных Армении и армянскому народу во время Первой мировой войны и после этого со стороны США и Союзных сил: «We favor the most earnest efforts on the part of the United States to secure the fulfillment of the promises and engagements made during and following the World War by the United States and the allied powers to Armenia and her people».

Сегодня наше национальное существование вступило в новую фазу. Мы вновь завоевали нашу государственность, снова стали полноправным членом избранной семьи наций, имеющих государство. Мы справедливо гордимся нашей национальной государственностью, однако, к сожалению, еще не полностью используем возможности, предоставленные данной государственностью. Государственность подразумевает носителя международного права, то есть субъект, который может защищать свои интересы и достигать своих целей на основе международного права. Ай Дат, то есть вопрос достижения справедливых прав армян, в первую очередь, вопрос, касающийся государств Армения и Турция, следовательно, он международный - межгосударственный, он - вопрос права. Международное право, которое сегодня нам, армянам как нации, и РА как государству, дает не подлежащее торгу право стать хозяином своего наследия. В последние 50 лет Ай Дат преимущественно являлся работой, направленной на международное признание Геноцида армян. И это было совершенно понятно, поскольку зависело от нашего состояния отсутствия государственности. В то же время полагаю, что он был скорее способом, чем целью. Ныне настал момент от признания геноцида постепенно переместить акцент на истинное владение своими требованиями. И сколь невероятно бы это не прозвучало, на поле владения требованиями наши позиции более сильны и аргументы более мощны, чем даже в процессе признания геноцида, потому что права на территориальную и материальную компенсацию базируются на двусторонних и многосторонних межгосударственных документах, взятых на себя не подлежащих торгу обязательствах государств в отношении Республики Армения и, в первую очередь, не подлежащих кассации обязательствах турецкого государства перед РА и самыми могущественными современными государствами мира – привести в исполнение Арбитражное решение.

Процессы в мире развиваются со всевозрастающей скоростью, и не всегда эти процессы нам на пользу. У нас нет времени на промедление.

Настало время принятия серьезных решений и более серьезных шагов.

[1] Manual of Terminology of Public International Law (by Paenson I.), UN, NY, 1983, p. 38

[2] Wildhaber L. Treaty Making Power and Constitution. Basel-Stuttgart, 1971, p. 150

[3] Վրացեան Ս. Հայաստանի Հանրապետութիւն. Թեհրան, 1982, էջ 501-2. То, что договор был подписан 3 декабря, подтверждено также Ататюрком (Ataturk. A Speech delivered by Mustafa Kemal Ataturk 1927. Istanbul, 1963, p. 418)

[4] Vienna Convention on the Law of Treaties, 1969. UNO, NY, Article 52

[5] Toynbee A. J. Survey of International Affairs 1924. London, 1926, p. 491

[6] Moore J. B. Digest of International Law. Washington, 1906, vol. I, p. 73. Имевшие место до 1 февраля 1924 г. так называемые признания не создают каких-либо юридических последствий, поскольку они исходили от непризнанных стран или властей: Эстония 02.02.1920; Литва 30.06.1920; Латвия 11.08.1920; Польша 12.10.1920; Финляндия 14.10.1920; Иран 26.02.1921; Афганистан 28.02. 1921; Турция 16.03.1921; Монголия 05.11.1921 (Schuman F.L. American Policy toward Russia since 1917: A Study of Diplomatic History, International Law and Public Opinion. London, 1928, p. 351)

[7] Papers Relating to the Foreign Relations of the United States, 1920. Washington, 1936, v. III, p. 462 (The Secretary of States (Colby) to the Ambassador in Great Britain (Davis), August 2, 1920, p. 461-3)

[8] Hudson M. O. Annual Digest of Public International Law. Cambridge, 1931-1932, сase No. 28, p. 114; Chen T.-C. The International Law of Recognition. London, 1951, p. 137

[9] Chen T.-C. Ibid, p. 137; Hudson M. Annual Digest... 1919-22, сase No. 30

[10] Chen T.-C. Ibid, p. 138

[11] O’Connell D. P. State Succession in Municipal Law and International Law. Cambridge, 1967, v. I, p. 211

[12] Jankovic B. M. Public International Law. NY, 1984, p. 302

[13] The Treaties of Peace, 1919-1923. NY, 1924, vol. I, p. xxxii

[14] A Dictionary of Arbitratiion and its Terms (ed. K. Seide). NY, 1970, p. 32

[15] Wildhaber L. Ibid, p. 98

[16] Manual... Ibid, p. 693-4

[17] A Dictionary... Ibid, p. 27

[18] Wright Q. The Control of American Foreign Relations. NY, 1922, p. 38

[19] Collier J. The Settlement of Disputes in International Law. Oxford, 1999, p. 265

[20] Unperfected Treaties of the United States of America (1776-1976) (ed. & ann. Wiktor C. L.), 1919-1925. NY, 1984, v. 6, p. 421; Gordon L. J. Turkish-American Political Relations. Am Polit Sci Rev 1928; 22(3): 721

[21] Lausanne Treaty is Defeated. Davenport Democrat, 19 Jan 1927, p. 1.

Ереван, 13 марта 2007 г.

Перевод с армянского - Пандухт

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Экспертиза Московского российско-турецкого договора (16 марта 1921 г.) согласно международному праву

В эти дни - 16 марта 1921 года большевики заключили договор с Кемалем, по которому передали Турции часть Республики Армения, две других части отдали Азербайджану, а на оставшееся прилепили ярлык «Советская Армения» и насильственно присоединили к России.

Джеймс Джерард, посол США в Германии (1913-17 гг.)[1]

Сегодня, 16 марта, исполняется 86-ая годовщина Московского российско-турецкого договора (16 марта 1921 г.). Поистине годовщина, поскольку производным от указанного договора является Карсский договор (13 октября 1921 г.), которым, по мнению некоторых, «определяется» армяно-турецкая граница.

Десятки книг и сотни статей были написаны о Московском договоре, однако, как это ни странно, никогда не делалась экспертиза договора с точки зрения международного права - для определения его действительности либо недействительности (valid or not valid).

Согласно официальному указателю-руководству ООН, «международные договоры есть соглашения между субъектами международного права, посредством которых они создают, подвергают изменению либо прекращают взаимные права и обязанности»[2]. Это закреплено в Венской конвенции 1969 г. о договорном праве. Статья 2 {1} {а} данной Конвенции квалифицирует договор как «должным образом заключенное и базирующееся на международном праве международное соглашение между государствами». То есть для законности договора решающим является соответствие его международному праву. Согласно этому, необходимо, чтобы каждая из сторон, заключающих договор, была полномочным представителем законного правительства международно признанного государства.

Как записано в преамбуле Московского договора, он был заключен между «правительством РСФСР и правительством Великого национального собрания Турции». Поскольку статус каждого договора является производным от юридического статуса его заключающих, следовательно, в первую очередь, необходимо прояснить статус каждого из них по состоянию на 16 марта 1921 г.

1. Статус Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) в 1921 году.

В момент заключения договора не существовало признанного государства «РСФСР» и, следовательно, такого субъекта международного права. Естественно, его правительство не имело полномочий на заключение какого бы то ни было международного договора. Законное международное признание РСФСР – уже в виде СССР – началось только с 1924 г. признанием Великобританией (1 февраля 1924 г.)[3]. «Признания», имевшие место до 1924 г., не породили каких-либо юридических последствий, поскольку, в свою очередь, исходили от непризнанных стран или правящих режимов. Чтобы признание считалось таковым законно, оно должно быть совершено в свою очередь признанным законно субъектом международного права[4]. К примеру, в 1920 г. Советское правительство признало балтийские страны, однако это признание не было принято Союзными силами на том основании, что Советское правительство, в свою очередь, не являлось законно признанным [5,6]. Подобный подход дублировался судебными решениями. Так, в судебном деле «РСФСР против Сибрарио» (RSFSR vs. Cibrario) (1923 г.) суд США отказал в принятии иска Советскому правительству на том основании, что последнее не является признанным[7]. Подобное решение на том же основании вынес и Верховный суд Швеции по делу «Советское правительство против Эриксона» (Soviet Government vs. Ericsson) (1921 г.)[8].

Вышеуказанные и десяток других судебных вердиктов и правительственных решений подтверждают тот принцип международного права, что правительства, с юридической точки зрения, без признания не существуют, следовательно, не могут развертывать какую-либо юридическую деятельность (заключение договоров, присвоение или лишение гражданства, участие в судебном процессе и др.)[9].

2. Статус Великого национального собрания Турции в 1921 г.

По существу, написанное выше о советской власти и правительстве, полностью относится и к так называемому правительству «Великого национального собрания Турции», от имени которого турецкая сторона подписала Московский договор. Памятно, что даже сами кемалисты не имели каких-либо претензий на то, чтобы считать их полномочными представителями Турции в случае наличия законных властей. Они заключали договоры не от имени Турции или правительства Турции, а от имени «правительства» структуры, называемой «Великим национальным собранием Турции». Великое национальное собрание Турции по своему статусу являлось общественной организацией (NGO), и в ней были объединены бывшие депутаты, отставные военные и чиновники. Объединенные организации бывших чиновников были и есть в различных странах мира, в том числе, и в Армении. Администрация Мустафы Кемаля не имела какого-либо юридического основания представлять турецкое государство в международных отношениях. Несомненно, по меньшей мере, до ноября 1922 г., то есть до отбытия султана Мехмеда VI из Турции, именно правительству последнего были предоставлены полномочия вступать в международные отношения, и только султан мог, согласно 7 статье конституции Османской империи, поручить какому-либо лицу действовать от имени страны[10].

Вообще, движение кемалистов начиналось и протекало с ущемлением османской конституции и нарушениями международного права, которыми стали восстание против законной власти страны – султан-халифа и нарушение Мудросского перемирия (30 октября 1918 г.). В 1921 г. Кемаль был просто находящимся в бегах уголовным преступником. И по этой причине еще 11 апреля 1920 г. фетвой (кондаком) высшего духовного иерарха империи – шейх-уль-ислама Кемаль был приговорен к смерти. 11 мая того же года вердикт о смертном приговоре в отношении него вынес также и турецкий военный трибунал. 24 мая 1920 г. этот приговор был утвержден султаном. Кстати, уголовное преследование в отношении Кемаля и кемалистов было прекращено только 24 июля 1923 г. – соответствующим объявлением о прощении[11].

В дополнение к этому: часть Московского договора, относящаяся к Армении, является еще одним нарушением международного права, поскольку «договоры могут касаться только сторон, подписывающих договор, и каких-либо обязанностей или прав для третьей стороны, не составляющей часть договора, без согласия последней не создают»[14]. Эта концепция закреплена в 34 статье Венской конвенции о договорном праве: «A treaty does not create either obligations or rights for a third State without its consent».

Таким образом, в соответствии с вышеизложенным, Московский договор:

а) незаконен и недействителен;

б) он не мог заключать в себе каких-либо обязательств для Республики Армения, тем более, определять армяно-турецкую границу (в договоре – статья 1) или передавать как протекторат Нахиджеван Азербайджану (в договоре - статья 3), поскольку Московский договор был заключен с открытым попранием нескольких, действующих века, обязательных и не подлежащих кассации, концепций (jus cogens) международного права. А как закреплено в 53 статье Венской конвенции о договорном праве, «договор является недействительным, если в момент заключения он противоречил не подлежащим кассации концепциям публичного международного права».

[1] Report [Pursuant to H. Res. 346 & H. Res. 438]. Communist Takeover & Occupation of Armenia, 83rd Congress 2nd Session, House of Representatives, Rept. 2684, Part 8, 31 Dec 1954, p. 14

[2] Sorensen M. Manual of Public International Law. New York, 1968, p. 38

[3] Toynbee A. J. Survey of International Affairs 1924. London, 1926, p. 491

[4] Moore J. B. Digest of International Law. Washington, 1906, v. I, p. 73

[5] Имевшие место до 1 февраля 1924 г. так называемые признания не создают каких-либо юридических последствий, поскольку они исходили от непризнанных стран или властей: Эстония 02.02.1920; Литва 30.06.1920; Латвия 11.08.1920; Польша 12.10.1920; Финляндия 14.10.1920; Иран 26.02.1921; Афганистан 28.02. 1921; Турция 16.03.1921; Монголия 05.11.1921 (Schuman F. L. American Policy toward Russia since 1917: A Study of Diplomatic History, International Law and Public Opinion. London, 1928, p. 351).

[6] Papers Relating to the Foreign Relations of the United States, 1920. Washington, 1936, v. III, p. 462 (The Secretary of States (Colby) to the Ambassador in Great Britain (Davis), August 2, 1920, p. 461-3)

[7] Hudson M. O. Annual Digest of Public International Law. Cambridge, 1931-1932, сase №28

[8] Ibid, сase №30

[9] Chen T.-C. The International Law of Recognition. London, 1951, p. 138

[10] O’Connell D. P. State Succession in Municipal Law and International Law. Cambridge, 1967, v. I, p. 211

[11] Amnesty Declaration and Protocol, signed 24 July 1923

[12] Jankovic B. M. Public International law. NY, 1984, p. 302.

декабрь 2007 г.

Перевод с армянского - Пандухт

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Блокада Республики Армения со стороны Турецкой Республики как грубое нарушение международного права

С июля 1993 г. Турецкая Республика в отношении Республики Армения осуществляет классические военные меры (War Measure) [1], поскольку международное право блокаду рассматривает именно так. До сегодняшнего дня стремление Армении разблокировать свою западную границу никаких результатов не дало. Пока наше справедливое требование не базируется на международном праве, то есть не использованы определенные рычаги, наши слезливые призывы к Турции открыть так называемую «армяно-турецкую границу» будут продолжать игнорироваться или оговариваться абсолютно неприемлемыми предусловиями. А рычаги, предоставленные международным правом, имеются. Так,

1. Турецкая Республика первым же ею заключенным межгосударственным документом – Лозаннским договором (24 июля 1923 г.) заявила о приверженности Барселонской конвенции, уставу и дополнительному протоколу, обеспечивающим свободные и антидискриминационные транзитные перевозки (Барселонская конференция, 1921 г.) (Convention, Statute and supplementary Protocol, Conference of Barcelona, April 1921)

101 статья Лозаннского договора констатирует:

«Турция обязуется придерживаться Конвенции и устава о свободе транзита, которые были приняты Барселонской конференцией 14 апреля 1921 г., а также Конвенции, уставу и дополнительному протоколу о режиме судоходных путей международного значения, принятых на той же конференции 19 апреля 1921 г.».

2 статья упоминающегося в 101 статье Лозаннского договора Барселонского устава о свободе транзита (Statute on Freedom of Transit, Barcelona) однозначно заявляет, что обязующаяся сторона должна «содействовать осуществлению транзита по железным дорогам, водным либо наземным путем по территории, находящейся под ее суверенитетом (sovereignty) или властью (authority). Не должно допускаться никакой дискриминации, основанной на гражданстве лиц, принадлежности судов (flag), происхождении товаров, пункте отправления, ввоза, вывоза либо пункте назначения или каких-либо иных обстоятельствах, относящихся к собственности на товары или суда, складированию грузов либо способу грузоперевозки».

По другой – 104 статье Лозаннского договора Турция обязуется «придерживаться рекомендаций (recommendations), данных Барселонской конференцией о международных железных дорогах (20 апреля 1921 г.)».

Турция подтвердила свое обязательство придерживаться Барселонской конвенции и уставу о свободе транзитных перевозок 27 июня 1933 г., непосредственно присоединившись к вышеуказанным документам.

2. 656-ое пленарное заседание Генеральной Ассамблеи ООН (20 февраля 1957 г.) в своей резолюции 1028 (XI) впервые обратилось к проблеме стран, не имеющих выхода к морю[2] и расширению международной торговли (Land-locked countries and the expansion of inter­national trade). Резолюция, признавая необходимость обеспечения соответствующих транзитных возможностей странам, не имеющим моря, для развития международной торговли, «призывает правительства государств-членов [ООН] полностью осознать нужды стран-членов, не имеющих выхода к морю, в области транзитной торговли, и потому обеспечить надлежащие транзитные возможности на основе международного права и практики».

3. 25 мая 1969 г. Турецкая Республика присоединилась к Конвенции о транзитной торговле государств, не имеющих выхода к морю (Нью-Йорк, 8 июля 1965 г.) (Convention on Transit Trade of Land-locked States). Первый принцип данной Конвенции признает, что «свободный доступ к морю каждой из стран, не имеющих выхода к морю, является важнейшим принципом для расширения международной торговли и экономического развития».

Третий принцип той же Конвенции однозначно признает право свободного доступа к морю для неморских стран: «Для того чтобы пользоваться свободой морей на равных правах с прибрежными государствами, государства, не имеющие морского берега, должны иметь свободный доступ к морю».

Более того, четвертый принцип указанной Конвенции твердо настаивает, что «за транзитные товары не должна взиматься какая-либо пошлина». А «транспортные средства, осуществляющие транзитные перевозки, не должны уплачивать специальные налоги или подвергаться сборам, которые выше уплачиваемых транспортными средствами транзитных стран».

Кстати, Грузия также присоединилась к Конвенции о транзитной торговле государств, не имеющих выхода к морю (2 июня 1999 г.). Следовательно, грузинские власти, устанавливая более высокие сборы для армянских грузоперевозчиков в сравнении с грузинскими, бесспорно пренебрегают взятыми на себя международными обязательствами.

Вышеупомянутые принципы закреплены во 2-ой и 3-ей статьях указанной Конвенции. Первый пункт 2-ой статьи отмечает: «В соответствии с положениями настоящей Конвенции, право свободного транзита должно быть предоставлено перевозкам и транспортным средствам. (...) В соответствии с положениями настоящей Конвенции, не должно допускаться никакой дискриминации, основанной на происхождении, пункте отправления, ввоза, вывоза либо пункте назначения или каких-либо иных обстоятельствах, относящихся к собственности на товары или суда, наземные транспортные средства либо иные используемые средства».

Третья статья данной Конвенции относится к таможенным и транзитным сборам: «Транзитные перевозки не должны подвергаться таможенным пошлинам со стороны властей транзитной страны, уплате налогов на какой-либо импорт или экспорт или каким-либо иным специальным сборам, связанным с транзитом».

Республика Армения пока не присоединилась к Конвенции о транзитной торговле государств, не имеющих выхода к морю. Чтобы наша республика была в состоянии полноценно защищать свои интересы в вопросе свободного транзита, в первую очередь нужно присоединиться к указанным и приложенным документам.

Вместе с тем, учитывая то, что Турецкая Республика, блокируя Республику Армения, грубо попирает:

101 и 104 статьи Лозаннского договора (Treaty of Lausanne) (24 июля 1923 г.);

2 статью Барселонского устава о свободе транзита (Statute on Freedom of Transit) (20 апреля 1921 г.);

резолюцию 1028 (XI) Генеральной Ассамблеи ООН (Resolution of General Assembly of the UN) (20 февраля 1957 г.);

1-ый, 3-й и 4-ый принципы, а также 2-ую и 3-ю статьи Конвенции о транзитной торговле стран, не имеющих выхода к морю (Convention on Transit Trade of Land-locked States) (8 июля 1965 г.);

и учитывая, что

Устав ООН (статья 55, пункт б) требует от ООН поощрения создания таких условий, которые будут способствовать «разрешению международных проблем в области экономической, социальной, здравоохранительной и подобных проблем и международному культурному и образовательному сотрудничеству»;

Хельсинкский заключительный акт (часть 10, §1) требует от заинтересованных стран «добросовестного выполнения» взятых на себя обязательств, «вытекают ли они из общепризнанных принципов и норм международного права, или же вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются»;

следовательно, Республика Армения может и должна на основе международного права защищать свои интересы, осуществлять целенаправленные и последовательные шаги в направлении разблокирования Армении.

Республика Армения как страна-член ООН на основе 1 пункта 35-ой статьи устава ООН полностью правомочна «довести до сведения Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи о любом споре или ситуации, имеющей характер, указанный в статье 34».

34 статья устава ООН констатирует: «Совет Безопасности уполномочивается расследовать любой спор или ситуацию, которая может привести к международным трениям или вызвать спор, для определения того, не может ли продолжение данного спора или ситуации угрожать поддержанию международного мира и безопасности».

Привлечение внимания Совета Безопасности ООН по инициативе Республики Армения на последовательное невыполнение Турцией взятых на себя международных обязательств и, таким образом, на очевидные, грубые, систематические и злонамеренные нарушения ею международного права, - серьезный аргумент в политическом процессе по разблокированию Республики Армения.

[1] Plano J. C., Oltan R. The International Relations Dictionary. Santa Barbara, 1988, p. 194

[2] В то время таких стран было 5, сейчас – 32.

апрель 2007

Перевод с армянского - Пандухт

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Материальные потери армянского народа во время Геноцида армян

«Преступление, осуществленное против армянского народа, еще ждет ответа со стороны Турции: геноцид должен быть признан, и урон должен быть возмещен. Это не утопические цели. Как правопреемник Османской империи турецкое государство имеет международные правовые обязательства. Согласно международному праву, ответственность за преступления падает на страну, их осуществившую, а также, по принципу преемственности и ответственности – на ее правопреемника».

Федерико Андреу-Гузман, главный юристконсульт Международной комиссии юристов (Женева)[1].

Человеческая жизнь – высшая и исключительная ценность. Она бесценна. Естественно, говоря о Геноциде армян, мы, в первую очередь, и почти исключительно, подчеркиваем человеческие потери армянского народа. Однако в годы Геноцида армянский народ понес также и колоссальные материальные потери. Бесспорно, что одной из производных целей геноцида являлось присвоение личной и коллективной собственности армянского народа. Международное право провозглашает: Ex injuria non oritur jus (латин.)[2], то есть преступник не должен воспользоваться плодами своего преступления. Иными словами, последствия преступления erga omnes[3] не могут быть признанными или узаконенными[4].

В этом смысле очень важно прояснить, какими в суммарном отношении были потери армянского народа в годы Геноцида армян - 1915-1923 гг. Возьмем на рассмотрение некоторые официальные документы, в которых были зафиксированы материальные потери армянского народа и закреплено его право на получение возмещения.

11 ноября 1918 г. официально вступило в силу перемирие, окончательно прекращающее военные действия в Первой мировой войне. Спустя два месяца - 18 января 1919 г. в Париже начала свою работу Парижская мирная конференция (The Paris Peace Conference), целью которой было подвергнуть всеобъемлющему рассмотрению все вопросы, касающиеся войны, и подготовить мирные договоры. К числу важнейших принадлежал вопрос репараций (reparations) материальных потерь со стороны стран, виновных в разжигании войны. В соответствии с этим в составе Парижской конференции была особая Комиссия по вопросу репараций (The Commission on Reparations of Damage /Valuation of Damage/). После длившихся почти 2 месяца работ стало ясно, что материальные потери понесли не только страны, непосредственно участвовавшие в войне. Поэтому 7 марта указанная комиссия сформировала отдельный орган – Специальный комитет (Special Committee)[5], целью которого было обобщить материальные потери стран и народов, не представленных в комиссии, и дать официальный ход их возмещению. Специальный комитет имел следующий состав: члены: генерал МакКинстри (McKinstry) (США), полковник Пил (Peel) (Великобритания), госп. Жуассе (Jouasset) (Франция); секретари: Х. Джеймс (H. James) (США), госп. П. Лор (P. Laure) (Франция). На следующий же после формирования комитета день – 8 марта он обратился к делегациям Боливии, Бразилии, Китая, Эквадора, Гватемалы, Гаити, Хеджаза (ныне – Саудовская Аравия), Либерии, Панамы, Перу, Сиама (ныне – Таиланд) и Республики Армения (Delegation of the Armenian Republic of the Conference of Peace), запросив сведения о понесенных материальных потерях. В течение одного месяца Специальный комитет обобщил документы, представленные делегациями, а также добытые из иных источников, и 14 апреля 1919 г. представил свой предварительный доклад. Хотя для западных и восточных армян расчеты были выполнены по отдельности, однако потери были представлены единой окончательной цифрой. В соответствии с этим, в общем и целом потери армянской нации в 1914-1919 гг. по ценам 1919 г. составили 19.130.982.000 французских франков[6] или 3.693.239.768 долларов США[7]. Согласно докладу, материальные потери армянского народа имели следующий вид:

1. Западная Армения (или, как записано в документе, - Turkish Armenia):

а) личные материальные потери сельского населения – 4.601.610.000

б) личные материальные потери городского населения - 3.235.550.000

в) коллективные материальные потери – 6.761.350.000

всего – 14.598.510.000 франков

2. Республика Армения и другие армянонаселенные территории Кавказа:

а) потери населения тех пунктов, население которых было полностью изгнано – 1.831.872.000

б) потери населения тех пунктов, население которых не было изгнано – 1.293.600.000

в) иные материальные потери – 1.407.000.000 франков

всего – 4.532.472.000 франков

Oбщие материальные потери – 19.130.982.000 франков.

Необходимо подчеркнуть, что в эту цифру не включены материальные потери армян 1920, 1921 и 1922 гг. (соответственно – Восточная Армения, Киликия, Смирна и др.). Если учитывать также потери указанного временного отрезка, то вышеуказанная цифра должна увеличиться по меньшей мере на 15-20%.

Нужно cказать, что Республика Армения никогда не отказывалась от причитающейся ей репарации (reparation). Даже после утраты государственности, когда она была завоевана иностранными вооруженными силами (11-ой русской + 3-ей турецкой армиями), законные представители Республики Армения продолжали отстаивать права армянского народа, в частности, на материальное возмещение. Так, сразу после подписания Лозаннского договора (24 июля 1923 г.) на Парижской конференции руководитель делегации Республики Армения Аветис Агаронян обратился с официальным письмом (8 августа 1923 г.)[8] к министрам иностранных дел Верховных союзнических сил и подтвердил верность правам армян.

В вопросе репараций необходимо выделить одно важное обстоятельство: временной фактор отнюдь не является основой для уклонения от материальных обязательств. Финляндия выполнение своих материальных обязательств в отношении США, оставшихся с Первой мировой войны, завершила только в 1969 г., в отношении Великобритании – только в 1965 г.[9] Нынешняя Россия до сих имеет проблемы в плане обязательств царской России. Сама Турецкая Республика, несмотря на огромные уступки, смогла погасить долг Османской империи лишь к июню 1944 г.[10] Страховое общество «Нью-Йорк Лайф» (NYLIC) объявило об обязательных выплатах потомкам своих вкладчиков 1875-1915 гг. лишь в январе 2004 г., и то после длительных судебных разбирательств.

Данное судопроизводство[11], хотя непосредственно не касается возмещения наших общих материальных потерь в процессе Геноцида армян, вместе с тем, чрезвычайно важно. Этим судебным решением был закреплен расчетный курс для аналогичных дел: 1 французский франк периода Первой мировой войны равен 2,17 доллара США[12]. То есть, используя судебный прецедент, мы можем вычислить размер материальных потерь армянства вследствие Геноцида армян: 19.130.982.000 французских франков Х 2,17 = 41.514.230.940 долларов США.

Таким образом, обязательства по репарациям Турецкой Республики как правопреемницы Османской империи в отношении нынешней Республики Армения как правопреемницы Первой Республики Армения составляет, самое меньшее, 41 миллиард 514 миллионов 230 тысяч 940 американских долларов.

[1] Andreu-Guzman F. Senior Legal Advisor, International Commission of Jurists (Geneva), Preface, p. 9. In: Alfred de Zayas. The Genocide against the Armenians 1915-1923 and the Relevance of the 1948 Genocide Convention. Brussels-Geneva, 2005.

[2] Brownlie I. Principles of Public International Law. Oxford, 5th ed., 2001, Glossary.

[3] В международном праве преступлениями erga omnes (против всего международного сообщества) считаются преступления, попирающие jus cogens (не подлежащие кассации принципы международного права). Однозначно, что геноцид – преступление, попирающее jus cogens, следовательно Турция ответственна не только перед армянским народом, но и перед всем международным сообществом.

[4] Alfred de Zayas, Ibid, p. 11.

[5] О подробностях работы Специального комитета см.: Burett P. M. Reparation at the Paris Peace Conference, From the Standpoint of the American Delegation. NY, v. II, 1965, p. 583-9.

[6] Burett P. M. Ibid, p. 585.

[7] По состоянию на 14 апреля 1919 г. 5,18 французских франков были равны 1 доллару США (19.130.982.000 FFR Х 5,18 = $ 3.693.239.768 USD).

[8] Английский перевод официального письма был опубликован в ежедневной газете «Нью-Йорк Таймс» 12 сентября 1923 г. Armenia Denounces Lausanne Treaty, Note to the Powers Formally Reserves All Grants under the Treaty of Sevres. The New York Times, 12 Sep 1923, p. 30.

[9] Gilbert M. A History of the Twentieth Century, 1900-1933. Toronto, 1997, v. I, p. 551.

[10] Оттоманский долг. Дипломатический Словарь. Москва, т. II, 1950, с. 295.

[11] Marootian et al. vs. New York Life Insurance Company. Case No. C99-12073 CAS (MCx), United States District Court, Central District of California (Los Angeles).

[12] «The Settlement Agreement requires that each claim be paid in the amount of the death benefit under the policy, converted to current U.S. dollars at the rate of $2,17 U. S. Dollars per French Franc or $24,96 U. S. Dollars per British Pound» (See: The Statement of Armenian Insurance Settlement Fund Board, 9 Sep 9, 2005, p. 3.).

апрель 2007 г.

Перевод с армянского - Пандухт

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Посеешь ветер, пожнешь бурю

Интервью сайту Lragir.am

Господин Папян, зарубивший топором армянского офицера Гургена Маркаряна азербайджанский убийца Рамиль Сафаров экстрадирован на родину. Ожидался ли такой шаг и где была совершена ошибка?

В свое время кто-то пытался убедить, что цюрихские протоколы полезны, особенно экономически. Но есть ли у Армении моральное право идти на установление отношений с Турцией по ее требованию и без установления справедливости? Тогда еще многие послы стран, которые признали геноцид, говорили мне: вы нас кинули - то убеждали, что геноцид надо признать, говорили о моральных нормах, а сами все забыли, как только Турция поманила пальцем. Сейчас происходит то же самое. Как говорится в Библии, посеешь ветер, пожнешь бурю. Мы еще не такое увидим. Мы подверглись геноциду, понесли большие потери, но в мире позиционировали себя как нация высоких моральных убеждений. Но и это уже утеряно. Если вы заметили, сейчас нас вообще нет на международной политической арене. Венгрия вела переговоры с Азербайджаном, наших обводили вокруг пальца как пионеров. Это оскорбление. Были вещи, которые зависели от нас, но уже не зависят. Потому что мы ничего не сделали.

Как только Азербайджан открыл посольство в Венгрии, они тут же заявили, что сделают все для экстрадиции Сафарова. Но мы и тогда ничего не сделали. Те жесткие шаги, которые мы готовы предпринять сейчас, надо было сделать тогда. Надо было предупредить Венгрию. А сейчас эти шаги бесплодны. С другой стороны, Венгрия чувствительна к общественному мнению. Наше министерство диаспоры, на которое мы тратим столько денег, должно было проводить работу за рубежом.

Когда пришла первая информация, наши не поверили. То есть, государственные органы не смогли адекватно оценить информацию. Если бы мы смогли оценить, организовать протесты, поднять шум, вот тогда можно было предотвратить этот шаг.

Как это событие может психологически сказаться на армянском обществе?

Я вижу здесь опасную тенденцию. Слишком важны символические победы. Азербайджанцы уже пишут, что раз им удалось вернуть Сафарова, приговоренного в Европе к пожизненному заключению, значит, они могут и Карабах вернуть. И начинают в это верить. Эта вера прибавляется к оружию, которое они закупают, и оно может выстрелить. Сейчас их общество в экстазе, а у нас, наоборот, психологически сломлено.

Армения разорвала дипотношения с Венгрией. Какими будут дальнейшие шаги?

Вопрос Сафарова уже закрыт, никто его уже никогда не вернет в Европу и наши тоже не смогут с ним расквитаться в Баку. Но разрыв отношений был нужен, чтобы предотвратить подобные события. Мир должен понять, что Армения способна ударить кулаком по столу. Многие говорят, что у нас после этого случая улучшился имидж. Мы что – девушку замуж отдаем, чтобы думать об имидже? Мы говорим о реальном интересе государства, в том числе, национальном духе. Признание геноцида тоже немногое меняет в мире, но дает нашему народу веру и бдительность.

Фактически, европейские страны вступили в сделку с Азербайджаном. Неужели экономический фактор настолько мощен?

Об объемах этого экономического интереса мы можем только делать предположения. Есть данные, что Азербайджан и Турция согласились закупить долговые обязательства Венгрии, внедрить инвестиции. Но я не думаю, что сыграло роль только это. Люди работали, наладили отношения. Долгие годы они твердили, что Сафаров не виновен, потому что он воевал против армянина-оккупанта. Возможно, решающим действительно оказался экономический интерес Венгрии, но не только это. Наша основанная ошибка состоит в том, что мы не знаем, чего хотим. Мы превратили государство в префектуру, которая только и делает, что собирает налоги, асфальтирует улицы и проводит канализацию. Государство должно преследовать национальную идею. Иначе оно будет либо форпостом другого государства, либо префектурой.

Венгрия действительно не знала, что Сафарова тут же помилуют?

Я убежден, что азербайджанцы дали и письменные, и устные заверения. Но венгры не так наивны, чтобы не понимать, что Сафарова помилуют. Опять хочу повторить – я не исключаю, что тут была личная заинтересованность, и кто-то сделал что-то за несколько миллионов долларов. Мы не знаем, кто их венгерских чиновников разбогател и насколько. Венгрия ничего не потеряла. Государство выиграло, чиновники выиграли, и она пошла на этот шаг. Они увидели, что со стороны Армении нет реакции. Они ведь сначала сделали зондаж, и как только увидели, что нет реакции, пошли дальше. Если б Армения тогда отреагировала жестко, они бы еще раз подумали. А сейчас поздно.

Беседовала Роза Ованнисян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вардан Айвазян или США?

Интервью Lragir.am

Какие правовые последствия может иметь дело Вардана Айвазяна, по которому в Службу исполнения судебных актов Нью-Йорка поступил исполнительный лист на конфискацию более 37 млн. долларов?

Я не знаю подробностей, но я думаю, что скоро о них станет известно. Мне кажется, последствия могут быть серьезные, хотя многие придерживаются иного мнения.

Во-первых, американский суд направит Айвазяну исполнительный акт, он, естественно, откажется выплатить сумму. После этого суд через Госдепартамент обратится в Министерство юстиции Армении. И вовсе не важно, есть ли у нас двусторонний договор, есть масса международных конвенций, которыми могут воспользоваться США.

О каких конвенциях речь?

США могут обратиться в Интерпол, обвинив Айвазяна в уклонении от исполнения судебного решения. И тогда Айвазяну будет закрыт въезд в 190 стран.

Хочу напомнить, что США не игнорируют решения своего суда. Скажем, на основании приговора суда от 1977 года в отношении известного режиссера Романа Полански он был арестован 32 года спустя в Швейцарии.

Были ли в Армении подобные прецеденты?

Сейчас я не могу вспомнить. Но уверен, что у США масса рычагов давления на Армению. Если дело дойдет до международных отношений, думаю, Армения уступит.

Армения должна выбирать между Айвазяном и США. Кого она выберет?

Если дело дойдет до такого выбора, то США.

Достаточно ли будет финансовых компенсаций или в таких случаях предусмотрен арест?

Если Айвазян внесет деньги, никаких других вопросов не будет. Если нет, может возникнуть ситуация «препятствования правосудию», которая уже предполагает уголовную ответственность. Независимо от того, где совершено преступление, американское законодательство позволяет защищать права своих граждан как в США, так и за их пределами.

Беседовала Темине Енокян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армянский вопрос связан с курдским

Американо-турецкие отношения можно назвать взаимоисключающими. Турция становится все более притязательной, более самостоятельной, и это представляет серьезную угрозу для отношений между двумя странами. С одной стороны, Турция, развиваясь, имеет все большее значение для США, а, с другой стороны, Турция пытается проводить более самостоятельную политику. США должны создать рычаги для воздействия на Турцию. Очевидно, что сегодня курдский вопрос находится на ранней стадии, и он станет решающим в американо-турецких отношениях. Армянский вопрос, по сути, связан с курдским, поскольку если курды решат создать определенную государственность, то они будут претендовать и на территории, принадлежащие Турции. Единственный документ, в котором определены границы курдского государства – это статья 62 Севрского мирного договора, в котором четко обозначено, что северная часть Курдистана является южной границей Армении.

Что касается армяно-американских отношений, они являются производной от цепочки США-Иран-Россия, как и в турецко-американских отношениях. Америка пытается создать единый Южный Кавказ, чтобы продвигать свои интересы. Но это нереалистично, поскольку налицо наши глубокие противоречия с Азербайджаном, с другой стороны, отношения с Турцией, эти злополучные протоколы, которые Турция не ратифицировала и которыми она постаралась унизить Армению, как политический фактор.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Почему радио для талышей вещает из Карабаха?

В Шуши начало вещать радио "Голос Талышстана" на талышском языке. Целевой аудиторией новой радиостанции являются азербайджанские талыши, которые насчитывают около 2 млн человек.

Основателями радиостанции являются центр Modus Vivendi и кафедра иранистики Ереванского государственного университета (ЕГУ). Радио работает на общественных началах и все слухи о поддержке извне абсурдны. Новая радиостанция, которая действует уже две недели, не выпускает политические программы и не несет пропагандистский характер. Радио три часа в день вещает программы культурного характера на талышском языке и ставит национальные талышские песни. Запуск данного проекта свидетельствует о том, что Армения хотя бы на общественном уровне осознает свою миссию в регионе и начала мыслить масштабнее.

Базой вещания был выбран Шуши по двум основным причинам: еографическая близость Шуши к Азербайджану и символическое значение, поскольку город в свое время был культурным центром Кавказа. Радио преследует несколько целей: защита прав национальных меньшинств в регионе, укрепление мира посредством познания друг друга и сохранение самобытности талышей. Радио поможет укреплению мира в регионе, поскольку из интересов Еревана исходит, чтобы 2 млн. человек в Азербайджане лучше узнали Армению и не были настроены против нее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Совсем иная перспектива развития

- Г-н Папян, с чем пришли к скорбной дате 24 апреля в нынешнем году? Наметились ли в преддверии 100-летия Геноцида новые тенденции, новые акценты в нашей борьбе за признание Геноцида Турцией и преодоление его последствий?

- Пока я не вижу никаких ключевых, реальных изменений, но я вижу ростки этих изменений. Да, в среде политологов, ученых, да и народа все больше и больше говорят не о необходимости признания Геноцида армян, а о преодолении его последствий. На протяжении последних 50 лет преимущественно Диаспора, а потом и Армения требовали признания Геноцида, что было первым шагом к преодолению его последствий. Между тем после обретения независимости Республика Армения как субъект международного права имеет и территориальные права, и права на компенсацию материальных потерь. На сегодняшний день наблюдается тенденция акцентировать полагающуюся нам материальную компенсацию и определенные территориальные требования.

- Но пока речь идет только о тенденции. Ничего конкретного…

- Помочь наследникам тех, кто в свое время спасся от Геноцида, получить компенсацию – таково одно из направлений деятельности государственной комиссии по подготовке мероприятий к 100-летию Геноцида армян. То есть даже на уровне государственной комиссии работа идет – правда, очень медленными темпами. В конце концов разговоры об этом мы слышим уже как минимум 2-3 года, но реальных сдвигов я не вижу.

- Я задаю этот вопрос многим специалистам и, конечно, не могу не задать его вам: до 2015 года осталось очень мало времени. Почему у нас до сих пор нет государственной концепции, четко определяющей все наши шаги в преддверии 100-летия Геноцида? Почему все пока действует на уровне разговоров? Если мы собираемся требовать у Турции возмещения ущерба за осуществленный Геноцид, входить в Гаагский международный суд, то почему работа в этом направлении, требующая времени и привлечения колоссального количества специалистов из разных областей, не началась задолго до 2015 года?

- Признаться, я не знаю, почему… Этот вопрос интересует и меня тоже. Еще в 2006 году, когда мне уже было ясно, что государство не может или не хочет перейти от стадии требования признания Геноцида Турцией к стадии требования компенсации, я, будучи дипломатом, подал в отставку с целью попытаться изменить существующее положение конкретной работой в этом русле. Я ошибочно полагал, что мне хватит полгода, но в процессе понял, что предстоит огромная работа, и 6 месяцев – очень маленький срок. С тех пор моя деятельность сфокусирована именно на направлении, о котором вы сказали: это сбор документов не просто о Геноциде, но и о наших правах, зафиксированных на уровне международных конференций, международных правовых документов, правах Республики Армения – в частности, территориальных. Два года назад мне удалось найти и издать в оригинале арбитражное решение Вудро Вильсона о границе Армении и Турции. Уже вышел в свет перевод на испанском, в этом году документ будет издан в русском переводе, в процессе работа над турецким и армянским вариантами. Именно вышеупомянутое арбитражное решение фиксирует территориальные права РА. Речь идет о конкретной территории, оккупированной турецкими войсками в сентябре-ноябре 1920 года.

- Однако нелегальная оккупация в рамках международного права ведь не изменяет статус территории?

- Совершенно верно. Зачастую приходится слышать разговоры о том, что, дескать, 1920 год – это уже так давно. Между тем с точки зрения международного права это вовсе не срок. Множество документов, договоров, подписанных, скажем, в XVII, XVIII веках, действуют до сих пор. Что касается арбитражного решения, давайте вспомним его ключевые акценты. 25-26 апреля 1920 года Верховный совет союзников и союзнических сил, состоявший из представителей Великобритании, Франции, Италии и Японии, принял решение обратиться к президенту США с двумя просьбами: принять на себя мандат на Армению и, в соответствии с арбитражным решением, определить границу Армении и Турции. Вильсон подписал арбитражное решение 22 ноября 1920 года. А 6 декабря оно было официально направлено в Париж – в Верховный совет союзных сил. "Решение президента США о границе между Турцией и Арменией, выходе Армении к морю и демилитаризации турецкой территории, прилегающей к армянской границе" – таково официальное и полное название арбитражного решения, по которому титул и права Республики Армения признавались в отношении провинций Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд бывшей Османской империи, что составляло в общей сложности 103599 кв. км. Это было вдвое меньше той территории, на которую признавался армянский титул по 24-й статье Мудросского перемирия. Подобное существенное сокращение было обусловлено тем обстоятельством, что уже в это время были выявлены огромные человеческие потери армян вследствие Геноцида.

- Арбитражное решение окончательно и обязательно для исполнения, оно не имеет временного ограничения и его статус не зависит от дальнейшей судьбы решения – я правильно излагаю?

- Абсолютно правильно. Международное право, в частности, 81-я статья Гаагской конвенции 1907 года, в которой был обобщен и зафиксирован статус арбитражных решений, вообще не предусматривает отмены решения. В соответствии с международным правом стороны, соглашаясь представить свой спор на арбитражное решение, раз и навсегда принимают, что любое решение арбитра будет обязательным для исполнения с их стороны. А отказ одной из сторон от исполнения решения арбитра не влияет на подлинность решения. Следовательно, поскольку арбитражный иск был представлен не только Арменией и Турцией, но и 16 другими странами, решение обязательно для всех истцов, а также для арбитра - США. Армения как страна-член ООН может посредством Международного суда ООН засвидетельствовать достоверность арбитражного решения Вильсона и этим восстановить свой титул на территорию, предоставленную Армении арбитражным решением. К сожалению, у нас по традиции ученые и политологи до сих пор фокусируют внимание на историческом аспекте Геноцида армян, хотя геноцид – вопрос международного права, а не исторический вопрос. В контексте геноцида речь идет о нарушении международного права, преступлении против человечности.

- На каких же уровнях мы должны предъявить наши права Турции и международной общественности?

- Первый уровень – это уровень частных лиц, наследников тех, кто спасся от Геноцида. Они могут требовать компенсации за потерянное имущество, недвижимость и т. д. Для этого есть правовая основа. Нужно собрать и подготовить все документы, сначала пройти через турецкие суды, получить отказ, после чего должно последовать обращение в Европейский суд по правам человека. Второй уровень – требование компенсации на уровне организаций или общин – то есть церквей, школ и т. д. Только по официальной статистике Османской империи 1913 года, мы имели 2225 функционирующих армянских церквей. Но не только церкви владели собственностью, имелись также десятки тысяч школ, больниц и т. д. Если я делаю больший упор на церквях, то потому, что правонаследник до сих пор существует, и никогда эта правонаследственная линия не прерывалась. Киликийский католикосат владел недвижимостью в Киликии, и все документы сохранены, в том числе, и в Иерусалиме. Эчмиадзинский престол тоже имел церкви на территории Османской империи. Это всего лишь пара примеров, а их множество.

И, наконец, третий уровень – это территориальное право Республики Армения в соответствии с арбитражным решением Вильсона, о котором было сказано выше. Вопрос границы между Арменией и Турцией не является двусторонним вопросом между нашими странами, это международный вопрос, который должен быть решен с участием всех стран, причастных к арбитражному решению, являющемуся окончательным и не подлежащим обжалованию. Кстати, все контрдоводы в плане имеющихся других документов - так называемых договоров между большевиками и кемалистами - абсолютно несостоятельны, ибо они не могут изменить сути арбитражного решения. Тот же Московский договор вовсе не был русско-турецким. Это был большевистско-кемалистский договор, в котором одна сторона являлась группой, захватившей власть в России, но не признанной. Другая группа стремилась к власти в Турции, но ее не имела. То есть речь идет о соглашении между двумя восставшими группами. И кемалисты, кстати, и по международному праву, и по Конституции Османской империи, и по решению суда Османской империи являлись военными преступниками.

10 апреля 1920 года решением суда сам Кемаль был приговорен к смерти как военный преступник – только в 1923 году он получил амнистию. Так что, как ни поверни, у нас с точки зрения международного права есть очень солидная основа, используя которую, мы можем актуализировать наши требования в международных инстанциях и выйти победителями. Даже если мы не получим сполна то, что нам положено, весомые приобретения у нас все равно будут, что позволит подойти к вопросу об открытии армяно-турецкой границы с гораздо более выгодных для нас позиций, нежели они зафиксированы в Цюрихских протоколах.

- А есть предпосылки к актуализации замороженных армяно-турецких протоколов?

- Сейчас нет. Но боюсь, к 2015 году Турция вернется к этому вопросу, а он не в нашу пользу. Реалистично или нет смотрится на сегодняшний день решение Армянского вопроса, но мы не должны закрывать возможности для будущего. Никто не может сейчас предугадать, что ожидает Турцию через 10 -20 лет, как никто, скажем, в 1985 году не мог предугадать развал Союза. У Турции много проблем, остро стоят и курдский, и алевитский факторы. И фактор Запада нельзя сбрасывать со счетов. Западные страны не заинтересованы в сильной Турции, потому что сильная Турция становится все менее послушной и все более капризной. У этой страны сегодня проблемы со всеми – и с США, и с Израилем, и со всеми соседями. Покладистой она станет, только если территориально, экономически и демографически обретет меньшие размеры.

- Вы очень убедительно представили правовые основания, в соответствии с которыми работа над ликвидацией последствий Геноцида армян из области политической риторики может перейти в конкретное русло. Почему же мы топчемся на месте?

- Причин много. Первая из них заключается в том, что арбитражное решение Вильсона, свидетельствующее о международном праве в пользу Армении, не стало национальной идеей. Очень узкий круг знает об этом и очень узкий круг работает в этом направлении. Признание Геноцида воспринимается как общенациональная идея, на ее реализацию тратятся энергия, время, деньги. Арбитражное же решение было издано только два года назад, причем на английском. Те, кто не знает английского, не знают и документа. Кроме того, существует инерция политики. Вопрос признания Геноцида – эмоциональный вопрос, озвучивая который, легче собрать народ, финансы и т. д.

- А по-моему, перспектива извинения гораздо более эфемерно может восприниматься человеческим сознанием, нежели конкретная компенсация.

- Согласен с вами. Каждый год мы ждем, что Обама назовет Геноцид армян Геноцидом, хотя американцы, как известно, уже трижды признавали Геноцид армян. В 1951 году было заявление правительства США и дважды признал Рейган. Ну назовет Обама Геноцид Геноцидом. Что это реально даст? Почему-то нам кажется , что если американцы и другие западные страны признают Геноцид армян, то и Турция его признает. Лично я не вижу взаимосвязи. Но даже если Турция признает и извинится, это вовсе не означает, что она будет готова что-то компенсировать. Мы должны понимать это и правильно расставлять акценты.

- Нужен ли нам единый координационный центр, который занимался бы исключительно вопросами компенсации, вхождения в Международный суд в Гааге? И если да, то должен ли он быть государственным?

- Конечно, такой центр нам нужен, и еще как! Хотелось бы, чтобы он был государственным. Впрочем, я не верю, что на данный момент это возможно. Думаю, процесс надо разделить на три этапа: на первом должен быть сбор и издание необходимых документов, создание специальных сайтов, информирующих о наших правах, основанных на международном праве. Этим могут заниматься общественные организации, этим занимается и наш "Модус вивенди". Второй этап – экспертиза. Когда будет собран большой пакет документов, надо привлечь к работе группу специалистов по международному праву, желательно не армян по происхождению, заказав им юридическую оценку имеющихся документов. Важно также, чтобы специалисты начертили последовательные шаги – что делать дальше. И уже на третьем этапе, когда придет время поставить вопрос перед международным сообществом, участие государства необходимо. По моему глубокому убеждению, мы не должны предъявлять территориальных требований Турции – в этом нет никакой необходимости…

- Нужно только получить от Международного суда ответ на вопрос: остается ли в силе арбитражное решение Вильсона?

- И если ответ будет положительным, а он будет положительным, то следующим шагом должно быть обращение в Совет Безопасности ООН по факту решения суда. Какие меры будут предприняты далее Советом Безопасности, дабы утвердить армян в их правах, пусть решает ООН. Будут бомбить Анкару, как бомбили Белград, или введут санкции против Турции, или вопрос решится путем переговоров – не нам решать. Повторюсь еще раз: вопрос границы – международный вопрос, никоим образом не зажатый рамками двусторонних отношений.

- Вопрос, возможно, несколько парадоксальный и не имеющий прямой связи с тем, о чем мы говорили… Может ли, на ваш взгляд, идея компенсации, при условии что она станет доминирующей в обозримом будущем, консолидировать армянское общество и способствовать тому, что люди будут меньше эмигрировать из страны?

- Однозначно - да... Ибо основной причиной эмиграции является вовсе не то, что наши сограждане очень плохо живут, а то, что они не видят перспективы. И если Армения останется в своих нынешних размерах, то перспективы действительно мало. Но если знать, что наши права будут утверждены, и если даже "вильсоновская" Армения не будет частью Армении, но права армян на этой территории будут зафиксированы, то картина в плане перспективы радикально меняется. Потому что фиксация наших прав в соответствии с арбитражным решением означает свободный и бесплатный транзит, свободную экономическую деятельность, свободный рынок для Армении, выход к морю и т. д. Если определенные параметры откроются через арбитражное решение, у Армении появится совсем иная перспектива развития и, конечно, это в разы сократит эмиграцию. Многие уезжали из Армении в начале 90-х, потому что была война, было страшное, тяжелое время. Но подавляющее большинство уезжало на время – с твердым намерением вернуться на родину. Сейчас же уезжают насовсем. А озвученная вами доминирующая идея не только консолидирует народ, но и даст ему перспективу, конкретную цель, надежду и возможности развития.

Беседовала Зара Геворкян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Высший пилотаж

После участия в упомянутой тюркологической конференции (4-ая научная конференция программы тюркологических исследований американского университета Юты, прошедшая 5-8 июня 2013 г. в Тбилисском государственном университете - Пандухт) в некоторых армянских кругах меня подвергли резкой критике, назвали предателем, а саму конференцию назвали "антиармянской" и "направленной против признания Геноцида армян".

Во-первых, подчеркиваю, что эта научная конференция не была армяно-турецкой, ее организовал американский Университет Юты в рамках своей программы. Во-вторых, когда меня обвиняют в том, что я принял в ней участие одновременно с турками, не признающими Геноцид армян, я заявляю, что научная конференция не предполагает согласия всех ее участников. В-третьих, злые языки отмечают, что конференция была профинансирована турецкой стороной. Отчасти это так, но ведь это тюркологическая конференция - кому еще ее оплачивать? Арменоведческие оплачивает армянская сторона.

Я выступил на научной конференции с докладом, в котором абсолютно четко, ясно и аргументировано ставится вопрос о территориальных претензиях Армении к Турции. Существует Арбитражное решение президента США Вудро Вильсона. Существует карта Вудро Вильсона, к которой это решение имеет непосредственное отношение. Согласно этому документу, сегодня Турция присвоила себе часть армянских земель и выступает в роли оккупанта. Этот доклад был представлен среди множества турок, азербайджанцев и представителей других стран. Доклад войдет в сборник материалов, который будет опубликован по итогам научной конференции, распространен в США. Более того, сборник будет опубликован на турецкие деньги, то есть турки сами на свои средства опубликуют научный доклад, подготовленный автором из Армении, в котором выдвигаются конкретные территориальные претензии в Турции. Это же высший пилотаж.

В научной конференции в Тбилиси практически не обсуждалась тема Геноцида армян в Османской Турции. Был всего один доклад на эту тему. Некоторые из участников мероприятия в своих выступлениях несли ахинею. Была некая девица из Азербайджана. Ее доклад был о геноциде азербайджанцев в 1918 году. Даже участвующие в конференции турки восприняли тему доклада, скажем так, с юмором. В итоге эта писанина никуда не войдет, а ее автора уличили в ненаучности. К примеру, она ссылается на газетную статью тех лет, где говорится о резне мусульман. В ее же докладе "резня мусульман" превращается в "геноцид азербайджанцев" со всеми вытекающими. Это так, частный пример. На самом деле в рамках конференции была как чепуха, так и достаточно интересные научные работы, выдержанные на высоком уровне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армения должна взять на себя роль защитника прав коренных народов региона

Азербайджан в силу своей этнической и религиозной разношерстности, где власти всячески подавляют голос коренных народов (лезгины, талыши и аварцы), может расколоться на несколько частей. Армения, содействуя сохранению идентичности коренных народов в Азербайджане, выступая в защиту их прав, может только ускорить этот процесс.

В краткосрочной перспективе правление клана Алиевых в Азербайджане исходит из интересов Армении, поскольку доходы от продажи энергоресурсов сконцентрированы в руках одной семьи, которая их тратит на бессмысленные международные проекты. В долгосрочной же перспективе Баку избрал тактику ослабления, капитуляции Армении, втягивая ее в гонку вооружений в регионе по причине неразрешенности нагорно-карабахского конфликта.

Баку на самом деле преследует цель не решить нагорно-карабахский конфликт, а добиться распада армянской государственности. Близкие к указанной идее положения существуют также в Военной доктрине Азербайджана. Поэтому Ереван должен мыслить масштабнее, взять на себя роль защитника прав коренных народов региона, содействовать сохранению их идентичности и, тем самым, ослабить Азербайджан изнутри. Для Армении в плане сохранения идентичности коренных народов в Азербайджане есть огромное поле работы. Ситуация там усугубится со спадом объемов добычи нефти, что наблюдается уже несколько лет. Азербайджан - искусственно основанный со стороны Турции в начале ХХ века и пока незавершенный государственный проект.

Пограничные столкновения в зоне карабахского конфликта могут участиться перед выборами, однако это не может привести к полномасштабной войне. Градус милитаристской риторики Баку возрастет, перестрелки на линии соприкосновения участятся, однако о военных действиях говорить рано. Война не может начаться по нескольким причинам. Во-первых, этого не допустит Запад, поскольку сделал огромные инвестиции в отрасли энергоресурсов Азербайджана. В случае войны все инфраструктуры, предназначенные для транспортировки энергоресурсов, будут сравнены с землёй. С другой стороны, у Баку нет военного превосходства, поэтому азербайджанские власти не уверены в победе в случае военных действий. Таким образом, рост напряжения на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск может иметь место, однако это не может перейти в фазу войны. В отношении Турции также необходимо действовать по той же схеме. Если не получается наладить отношения с указанным государством, Ереван должен работать с проживающими там национальными меньшинствами (заза, курды). Это очень важно, поскольку в случае обострения там центробежных процессов, с указанными группами уже необходимо иметь тесные контакты и нормальные отношения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0