Sign in to follow this  
Followers 0
Witch

Отец, Сын и Святой Дух

58 posts in this topic

Уважаемые мои, хотелось бы услышать от вас не богословское определение Божественной Троицы и их единости, а более мирские версии, интерпретациии, сравнения.

Лучшее из того, что мне приходилось встречать это аналогия с солнцем-

диск, нимб и свет. может кто знает , что либо подобное?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как раз вчера от српазана Езраса слышала сравнение, которое мне понравилось: с тремя состояниями воды - вода, лед, пар (как три ипостаси одного и того же).

Share this post


Link to post
Share on other sites
Как раз вчера от српазана Езраса слышала сравнение, которое мне понравилось: с тремя состояниями воды - вода, лед, пар (как три ипостаси одного и того же).

Спасибо Гаечка :flower:

Share this post


Link to post
Share on other sites

не помню где слышал,что когда проповедовали христианство на туманном альбионе сравнивали святую троицу с клевером-три листка соеденяющиеся в одно целое.

Share this post


Link to post
Share on other sites
не помню где слышал,что когда проповедовали христианство на туманном альбионе сравнивали святую троицу с клевером-три листка соеденяющиеся в одно целое.
Ирландцы, однако ;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

А еще вчера српазан Езрас сказал такое: цветок, цвет и запах.

А я в свою очередь знала: свеча, пламя, свет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все равно лучше рублевской "Троицы" никто ничего не придумал

Share this post


Link to post
Share on other sites
Все равно лучше рублевской "Троицы" никто ничего не придумал

Позволю себе заметить, что Рублев написал икону "Гостеприимство Аврамово". А вот потом ее переименовали в Троицу.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Все равно лучше рублевской "Троицы" никто ничего не придумал

Просто детям 10 лет Рублев не очень понятен. :flower:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пробовали демонстрировать?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Позволю себе заметить, что Рублев написал икону "Гостеприимство Аврамово". А вот потом ее переименовали в Троицу.

И?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Пробовали демонстрировать?

Честно нет, может я и неправа. вдруг поймут :hm: Спасибо за совет

Share this post


Link to post
Share on other sites

В "Комедии" Данте, (Ад, Песнь Третья с 5-го стиха) так описывает Троицу, (когда Ад говорит, что он сотворен Триединым Богом):

"Я высшей силой, полнотой всезнанья,

И первою любовью сотворен."

:)

Share this post


Link to post
Share on other sites
А еще вчера српазан Езрас сказал такое: цветок, цвет и запах.

А я в свою очередь знала: свеча, пламя, свет.

А еще один святой (только не помнб его имени) сжал кирпичь и из него вышли три состовляющии прообраз Святой Троици: глиная (земля), вода и огонь!

Share this post


Link to post
Share on other sites

А уважаемый српазан Езрас просто читает книги, читайте книги и будете больше знать.

А еще советую прочитать книги написанные монахами, там много можно подчерпнуть. Советую читать книги изданных в православном издательстве, а да еще почитайте Иоанна Златоуста, очень просто написанно, но сколько Божьей Мудрости через него вошло в книги.

Share this post


Link to post
Share on other sites

И?

А то что нет никакой троицы! Есть единый Бог (так и в "Символе веры" записано: "Верую во единого Бога, Отца... Сына... и в Духа Святого...", а не в троицу ). Троица - скрытое многобожие, введенное каппадокийцами под натиском полуариан.

Хотите аргументов? - зайдите на сайт: http://monotheism.narod.ru/. Автора где-то заносит, но в чем-то он прав...

Share this post


Link to post
Share on other sites

А то что нет никакой троицы! Есть единый Бог (так и в "Символе веры" записано: "Верую во единого Бога, Отца... Сына... и в Духа Святого...", а не в троицу ). Троица - скрытое многобожие, введенное каппадокийцами под натиском полуариан.

Хотите аргументов? - зайдите на сайт: http://monotheism.narod.ru/. Автора где-то заносит, но в чем-то он прав...

Нам ереси очередные не нужны, как ты думаешь разве за 2000 и более людям не стало понятно что есть истина? А если не понятно слишком много метаний и отвлечений. Читай там все понятно написанно:

"Символ Веры"

Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым

же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия,

Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света,

Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу,

Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с

небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша и погребенна. И

воскресшаго в третий день по Писанием. И восшедшаго на небеса, и

седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и

мертвым, Егоже Царствию не будет конца.

И в Духа Святаго, Господа Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже

со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во

едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино

крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни

будущаго века. Аминь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Уважаемый! Так и я про "Символ веры" написал: что нет там никакой троицы...

А очистить Христианство от ересей - не помешает никогда. Вот только в истину, которую дал Христос, привнесено столько человеческого любомудрия... Один Халкидон чего стоит...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Уважаемый! Так и я про "Символ веры" написал: что нет там никакой троицы...

А очистить Христианство от ересей - не помешает никогда. Вот только в истину, которую дал Христос, привнесено столько человеческого любомудрия... Один Халкидон чего стоит...

Но и с помощью Бога люди очищают ересь :) Почему всегда нужно видить только плохое? Ведь много и хорошего. А на счет Троицы: Троица - это три ангела посетивших Авраама - прообраз Ипостасий в Новом Завете. Ты что не знал? Троица она истинна, все написанно в Символе Веры. Есть Бог отец, который ни от кого не исходит, есть Бог - Сын, который исходит от Отца, и есть Бог - Дух Святый - который тоже исходит от Отца. Все взаимосвязанно, но что интересно - Бог Отец всегда был и будет, он не от кого не исходит он Альфа и Омега! Разве это дял узгого мозга не понятно, какие еще могут быть вопросы? А когда говорят Святая Троица, то думают о Боге Отце, Боге Сыне и о Духе Святом. Троица от слова - три, вот как раз вокруг Святой Троицы люди и придумывали ереси, например некоторые думали, что Святтой Дух сам по себе, или когда Христос пришел на Землю думали, что в Нем только одна сущность.

Share this post


Link to post
Share on other sites
А то что нет никакой троицы! Есть единый Бог (так и в "Символе веры" записано: "Верую во единого Бога, Отца... Сына... и в Духа Святого...", а не в троицу ). Троица - скрытое многобожие, введенное каппадокийцами под натиском полуариан.

да и единого Бога-то никакого, наверное, нет, если так рассуждать. Аргументы аргументами, а вера, наверное, (извините за каламбур) не из аргументов выклевывается. Так что аргументов не хотим. А во что и как верить, так или иначе, до людей доводит церковь. Если не верить в святость церкови, то как тогда отличить друг от друга божественное откровение, сатанинскую прелесть и шизофренические глюки?

Share this post


Link to post
Share on other sites

да и единого Бога-то никакого, наверное, нет, если так рассуждать. Аргументы аргументами, а вера, наверное, (извините за каламбур) не из аргументов выклевывается. Так что аргументов не хотим. А во что и как верить, так или иначе, до людей доводит церковь. Если не верить в святость церкови, то как тогда отличить друг от друга божественное откровение, сатанинскую прелесть и шизофренические глюки?

Да это точно

Share this post


Link to post
Share on other sites
А во что и как верить, так или иначе, до людей доводит церковь. Если не верить в святость церкови, то  как тогда отличить друг от друга божественное откровение, сатанинскую прелесть и шизофренические глюки?

Согласен, уважаемый. Но только и Церковь разделилась во мнениях и нет теперь единства в вере христиан, и каждый полагается на мнения разных церквей. Хорошо или плохо это - один Бог знает.

Вроде как в Символе Веры написано: "Верую во единого Бога Отца... Сына... и Духа Святого..." А если спросить большинство христиан, то выходит, что веруют в Троицу. Так ведь?

Так вот вопрос: христианство - монотеизм или многобожие? А если последнее, то как вы это объясните правоверным мусульманам и ортодоксальным иудеям? Прошу прощения за эти мои суждения...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ты тут много нагородил, давай по порядку.

1) Иудеи должны были вступить в новый завет, но они этого не сделали, хотя знают что пророчества сбылись. Говорить о иудеях нет смысла. Последним пророком был первосвященник Симеон - имя с ев. переводится как Богоприимец. Бог ему сказал, что увидешь Сына Бога, а потом благословляя его умрешь. Симеон до этого прожил 300 лет, хотя средний возраст уже был мал. Сегодня уже нет надобности в моисеевых законах. Но иудеи продолжают их исплнять зная что это не имеет смысла, и кстати обманываясь они ждут мессию, но Настаящего они не приняли.

Здесь Бог един

2) Мусульманство - это породия на христианство. Кстати Мухамед был христианином изначально. По истории он сопровождал караваны. Бывал в монастыре Св. Екатерины на Синайском по-ве. Он еще был болен эпилепсией, но это под вопросом, так как не понятно от кого он говорил. В христианстве вы не встретите пророков, апостолов которые были бы в экстазе или трансе, они всегда находились в сознании и четко представляле что делали. И потом вокруг было очень много арабских племен не имеющии религии но были язычниками, а постоянные войны. Вот лидером и стал у них Мухамед. Мусульмансвто зародилось в 9 веке. Про Христа в каране тоже есть. В этой

релинии произошел синтез религий и + много было добавлено отсебячины.

Здесь Бог един

3) И наконец христианство. В христианстве все знают что есть единый Бог, но кто будет спорить что у Бога нет Сына? Если таковые есть, тогда время не буду тратить зря. Сын на земле не родился он пришел. Но он был тоже рожден от Бога, Сам Бог нам это раскрывает. В ветхои завете очень много пророчествуют пророки об этом. В христианстве верят не в саму Троицу как название, просто она под собой обьединяет Божественные Сущности, Которые тварным существам иногда не понять.

Св.Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 1.

Глава I.

О том, что Божество непостижимо и что не должно с излишним любопытством доискиваться того, что не предано нам святыми пророками, апостолами и евангелистами.

    БОГА никтоже виде николиже. Единородный Сын, сый в лоне Отчи, той исповеда (Ин. 1, 18). Итак, Божество неизреченно и непостижимо; ибо никтоже знает Отца, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец (Мф. 11, 27). Также и Дух Святый ведает Божие, подобно тому как дух человеческий знает то, что в человеке (1 Кор. 2, 11). Кроме же Самого первого и блаженного Существа, никто никогда не познал Бога, разве только тот, кому Он сам открыл, – никто не только из людей, но даже и из премирных Сил, из самих, говорю, Херувимов и Серафимов.

    Однако Бог не оставил нас в совершенном неведении; ибо познание о том, что Бог есть, Он Сам насадил в природе каждого. И само создание мира, его сохранение и управление возвещают величие Божества (Прем. 13, 5). Сверх того, Бог, сперва чрез закон и пророков, потом через Единородного Сына Своего, Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа сообщил нам познание о Себе, какое мы можем вместить. Поэтому все, что предали нам закон и пророки, апостолы и евангелисты, мы принимаем, познаем и почитаем [1]; а выше того ничего не испытываем. Ибо если Бог благ, то Он и податель всякого блага, и непричастен ни зависти, ни другой какой страсти [2], ибо зависть не сродна естеству Божию как бесстрастному и единому благому. А поэтому Он как всеведущий и промышляющий о благе каждого то, что нам потребно знать, открыл нам, а чего не можем понести, о том умолчал. Этим мы и должны быть довольны, в этом пребывать и не преступать пределов вечных (Притч 22, 28) и предания Божия.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Дионисий Ареопагит. Об именах Божиих, 1 Migne, s. gr., t. III, coll 609–613.

[2] Григорий Богослов, слово 28. Migne, s. gr., t. XXXVI, col. 40. Перев. Моск. Дух. Академии, ч. III (1889), стр. 21.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Св.Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 1.

Глава VIII.

О Святой Троице.

      Итак, веруем во единого Бога, единое начало, безначального, несозданного, нерожденного, нетленного, равно и бессмертного, вечного, бесконечного, неописуемого, беспредельного, всемогущего, простого, несложного, бестелесного, чуждого истечения, бесстрастного, неизменяемого и непременяемого, невидимого, – источника благости и правды, свет умственный и неприступный, – в силу, никакою мерою неопределимую и только собственною волею измеряемую, – ибо все, что восхощет, может, – всех тварей видимых и невидимых создательницу, всеобъемлющую и сохраняющую, обо всем промышляющую, вседержительную, над всем начальствующую и царствующую царствием нескончаемым и бессмертным, не имеющую никакого соперника, все наполняющую, ничем не объемлемую, но всеобъемлющую, содержащую и все превышающую, которая проникает все сущности, сама оставаясь чистою, пребывает вне пределов всего и изъята из ряда всех существ как пресущественная и превыше всего сущая, пребожественную, преблагую, преисполненную, которая устанавливает все начальства и чины, а сама выше всякого начальства и чина, выше сущности, жизни, слова и разумения, которая есть сам свет, сама благость, сама жизнь, сама сущность, так как не имеет от другого ни бытия, ни чего-либо из того, что есть, но сама есть источник бытия для всего существующего, жизни – для всего живущего, разума – для всего разумного, причина всех благ для всех существ, – в силу, которая знает все прежде бытия всего, единую сущность, единое Божество, единую силу, единое хотение, единое действие, единое начало, единую власть, единое господство, единое царство, в трех совершенных ипостасях познаваемую и покланяемую единым поклонением, веруемую и почитаемую от всякой словесной твари (в ипостасях), неслитно соединенных и нераздельно разделенных, что и непостижимо, – в Отца и Сына и Духа Святаго, во имя Которых мы и крестились, ибо так Господь заповедал крестить Апостолам, сказав: крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф. 28, 19) [1].

    (Веруем) во единого Отца, начало всего и причину, не от кого-либо рожденного, Который один только не имеет причины и не рожден, Творца всего, но Отца, по естеству, одного Единородного Сына Его, Господа же и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа и в изводителя Всесвятого Духа. И во единого Сына Божия Единородного, Господа нашего, Иисуса Христа, рожденного от Отца прежде всех веков, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, чрез Которого все произошло. Говоря о Нем: прежде всех веков, – мы показываем, что Его рождение – безвременно и безначально; ибо не из не сущего приведен в бытие Сын Божий, сияние славы и образ Ипостаси Отчей (Евр. 1, 3), живая премудрость и сила, Слово ипостасное, существенный, совершенный и живой образ невидимого Бога; но Он присно был с Отцем и в Отце, из Которого родился вечно и безначально. Ибо Отец никогда не существовал, когда не было бы Сына, но вместе Отец, вместе и Сын, от Него рожденный. Ибо Отец без Сына не назывался бы Отцем, если бы существовал когда-либо без Сына, то не был бы Отцем, и если после стал иметь Сына, то также после сделался Отцем, не будучи прежде Отцем, и подвергся бы изменению в том, что, не быв Отцем, стал Им, а такая мысль есть ужаснее всякого богохульства, ибо нельзя сказать о Боге, чтобы Он не имел естественной силы рождения, а сила рождения состоит в способности родить из себя, т.е. из собственной сущности, существо, подобное себе по естеству [2].

    Итак, нечестиво было бы утверждать о рождении Сына, что оно произошло во времени и что бытие Сына началось после Отца. Ибо мы исповедуем рождение Сына от Отца, то есть из Его естества. И если мы не допустим, что Сын изначала существовал вместе с Отцем, от Которого Он рожден, то введем изменение ипостаси Отца в том, что Отец, не будучи Отцем, после сделался Отцем. Правда, тварь произошла после, но не из существа Божия; а волею и силою Божиею приведена из небытия в бытие, и поэтому не произошло никакого изменения в естестве Божием. Ибо рождение состоит в том, что из сущности рождающего производится рождаемое, подобное по сущности; творение же и создание состоит в том, что творимое и созидаемое происходит извне, а не из сущности творящего и созидающего, и есть совершенно неподобно по естеству [3].

    Поэтому в Боге, Который один только бесстрастен, неизменяем, непреложен и всегда одинаков, бесстрастно как рождение, так и творение. Ибо, – будучи по естеству бесстрастен и чужд истечения, потому что прост и несложен, – Он не может подлежать ни страданию, ни истечению ни в рождении, ни в творении, и не имеет нужды ни в чьем содействии. Но рождение (в Нем) безначально и вечно, так как оно есть действие Его естества и происходит из Его существа, иначе рождающий потерпел бы изменение, и был бы Бог первый и Бог последующий, и произошло бы приумножение. Творение же у Бога, как действие хотения, не совечно Богу. Ибо приводимое из небытия в бытие не может быть совечно Безначальному и всегда Сущему. Бог и человек творят неодинаково. Человек ничего не приводит из не сущего в бытие, но, что делает, делает из прежде существовавшей материи, не только пожелав, но и прежде обдумав и представив в уме то, что хочет сделать, потом уже действует руками, принимает труды, утомление, а часто не достигает цели, когда усердное делание не выходит так, как хочется; Бог же, только восхотев, вывел все из не сущего в бытие: равным образом не одинаково и рождают Бог и человек. Бог, будучи безлетным и безначальным, и бесстрастным, и свободным от истечения, и бестелесным, и единым только, и бесконечным и рождает безлетно и безначально, и бесстрастно, и без истечения, и вне сочетания, и непостижимое Его рождение не имеет ни начала, ни конца. Безначально рождает Он, потому что неизменяем; – без истечения потому, что бесстрастен и бестелесен; – вне сочетания потому, что опять и бестелесен, и есть един только Бог, не имеющий нужды в ком-либо другом; – бесконечно же и непрестанно потому, что и безлетен, и безвременен, и бесконечен, и всегда одинаков, ибо, что безначально, то бесконечно, а что бесконечно по благодати, то отнюдь не безначально, как, напр., Ангелы [4].

    Итак, присносущный Бог рождает Слово Свое совершенное безначально и нескончаемо, чтобы не рождал во времени Бог, имеющий высшие времени и естество, и бытие. Человек же, как очевидно, рождает противным образом, потому что подлежит и рождению, и истлению, и истечению, и размножению, и облечен телом, и в естестве человеческом заключается пол мужской и женский, и муж имеет нужду в пособии жены. Но да будет милостив Тот, Который выше всего и Который превосходит всякую мысль и разумение [5].

    Итак, святая Кафолическая и Апостольская Церковь учит вместе и об Отце, и о Единородном Его Сыне, из Него рожденном безлетно, без истечения, бесстрастно и непостижимо так, как ведает это один только Бог всяческих. Как вместе существуют и огонь, и свет, из него происходящий, – не прежде огонь, а потом уже свет, но вместе – и как свет, всегда рождающийся из огня, всегда есть в огне и никогда от него не отделяется, – так и Сын рождается из Отца, никак не отделяясь от Него, но всегда пребывая в Нем. Но свет, неотделимо рождающийся от огня и всегда в нем пребывающий, не имеет собственной, по сравнению с огнем, ипостаси, ибо он есть природное свойство огня; Сын же Божий Единородный, из Отца рожденный нераздельно и неразлучно и в Нем всегда пребывающий, имеет Свою собственную ипостась, сравнительно с ипостасью Отца [6].

    Итак, Сын называется Словом и сиянием, потому что рожден от Отца без всякого сочетания и бесстрастно, и безлетно, и без истечения, и неразлучно; (называется) же Сыном и образом Отчей ипостаси потому, что Он совершен, ипостасен и во всем подобен Отцу, кроме нерожденности (αγεννησια); (называется) Единородным потому, что Он один только от одного Отца рожден единственным образом, ибо никакое другое рождение не подобно рождению Сына Божия, и нет другого Сына Божия. Дух Святый, хотя исходит от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Здесь другой образ бытия, также непостижимый и неведомый, как и рождение Сына (Божия). Поэтому все, что имеет Отец, имеет и Сын, кроме нерожденности, которая означает не различие в сущности или в достоинстве, а образ бытия – подобно тому как Адам, который не рожден, ибо он – творение Божие, и Сиф, который рожден, ибо он – сын Адамов, и Ева, которая вышла из ребра Адамова, ибо она не была рождена, различаются друг от друга не по природе, ибо они – люди, но образом бытия [7].

    Должно знать, что слово αγενητον, когда пишется через одно ν, означает нечто несотворенное, т.е. не происшедшее; когда же чрез два νν (αγεννητον), то означает нерожденное (μη γεννηθεν). И по первому значению слова сущность от сущности различается: ибо иное есть сущность несотворенная, означаемая словом с одним ν, и иное, – сущность произведенная (γενητη) или сотворенная. По второму же значению сущность от сущности не различается. Ибо первая ипостась всякого вида животных не рождена (αγεννητος), а не несотворена (ονκ αγενητος); ибо все они сотворены Создателем и приведены в бытие Словом; но не родились, ибо прежде не существовало другого однородного существа, из которого они могли бы родиться.

    Итак, что касается первого значения, то слово αγενητος приличествует трем пребожественным ипостасям Святого Божества, ибо они единосущны и несозданны; второе же значение αγεννητος – никак. Ибо один только Отец нерожден, потому что Он имеет бытие не из другой какой-либо ипостаси; и один только Сын рожден, потому что из сущности Отца родился безначально и безлетно; и один только Дух Святый исходящ, потому что из сущности Отца не рождается, но исходит. Так учит Божественное Писание, хотя образ рождения и исхождения пребывает для нас непостижимым [8].

    Должно знать и то, что наименования отечества, сыновства и исхождения не от нас перенесены на блаженное Божество, но, напротив, нам переданы оттуда, как говорит божественный Апостол: сего ради преклоняю колена моя ко Отцу, из Него же всяко отечество на небесех и на земли (Еф. 3, 14–15) [9].

    Если же говорим, что Отец есть начало Сына и больше Его (Ин. 14, 28), то этим не показываем, что Он первенствует пред Сыном по времени или по естеству; ибо чрез Него Отец веки сотвори (Евр. 1, 2). Не первенствует и в каком-либо другом отношении, если не в отношении причины; то есть потому, что Сын родился из Отца, а не Отец из Сына, что Отец есть виновник Сына по естеству, подобно тому, как не говорим, что огонь происходит из света, но, напротив, свет от огня. Итак, когда услышим, что Отец есть начало и больше Сына, то должны разуметь Отца как причину. И как не говорим, что огонь – одной сущности, а свет –другой, так нельзя говорить, что Отец – одной сущности, а Сын – иной, но (оба) – одной и той же. И как говорим, что огонь сияет чрез выходящий из него свет, и не полагаем, что свет, происходящий из огня, есть служебный его орган, а, напротив, есть естественная его сила; так говорим и об Отце, что все, что делает Отец, делает чрез Единородного Сына Своего не как чрез служебное орудие, но как чрез естественную и ипостасную Силу; и как говорим, что огонь освещает и опять говорим, что свет огня освещает, так все, что творит Отец, и Сын такожде творит (Ин. 5, 19). Но свет не имеет особенной от огня ипостаси; Сын же есть совершенная ипостась, неотлучная от Отчей ипостаси, как это мы выше показали. Невозможно, чтобы среди тварей был найден образ, во всем сходно показывающий в себе самом свойства Святой Троицы. Ибо сотворенное и сложное, скоротечное и изменчивое, описуемое и имеющее образ и тленное – как в точности объяснит чуждую всего этого пресущественную Божественную сущность? А известно, что всякая тварь подчинена большей части таких свойств и по самому естеству подлежит истлению [10].

    Подобным образом веруем и во единого Духа Святаго, Господа животворящего, из Отца исходящего и в Сыне почивающего, Отцу и Сыну спокланяема и сславима, как и единосущного и совечного; в Духа от Бога, Духа правого, владычествующего, источника премудрости, жизни и освящения; в Бога, со Отцем и Сыном сущего и называемого, несозданного, Полноту, Творца, Вседержителя, всесовершающего, всесильного, бесконечно могущественного, обладающего всякой тварью и не подчиненного господству, в Духа боготворящего, и небоготворимого; наполняющего, не наполняемого; сообщающего, но ничего не заимствующего; освящающего и не освящаемого, Утешителя, как принимающего моления всех; во всем подобного Отцу и Сыну; от Отца исходящего, чрез Сына подаваемого и воспринимаемого всею тварью; чрез Себя Самого творящего и осуществляющего все без изъятия, освящающего и сохраняющего; ипостасного, существующего в Своей собственной ипостаси, неотлучного и неотделимого от Отца и Сына; имеющего все, что имеет Отец и Сын, кроме нерожденности и рожденности; ибо Отец безвиновен и нерожден, потому что не есть от кого-либо, но Сам от Себя имеет бытие и из того, что имеет, ничего не имеет от другого; напротив, Он Сам есть для всего начало и причина того образа, как оно существует от природы. Сын же от Отца – по образу рождения; Дух же Святый, хоть также от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Что, конечно, различие между рождением и исхождением есть, это мы узнали; но какой образ различия, этого никак не постигаем. [Знаем только, что] и рождение Сына, и исхождение Святаго Духа происходят одновременно [11].

    Итак, все, что имеет Сын, и Дух имеет от Отца, даже самое бытие. И если что не – Отец, то не есть ни Сын, ни Дух; и если бы чего не имел Отец, того не имеет Сын и Дух; но чрез Отца, то есть потому, что существует Отец, существует Сын и Дух, и чрез Отца имеет Сын, также и Дух, все, что имеет, потому, то есть, что Отец имеет все это, – кроме нерождаемости и рождения, и исхождения. Ибо одними только ипостасными свойствами и различаются между собою три святые ипостаси, нераздельно различаемые не по сущности, а по отличительному свойству каждой ипостаси [12].

    Говорим же, что каждое из этих трех лиц имеет совершенную ипостась, для того, чтобы нам не принять совершенной природы за одну, сложенную из трех несовершенных, но за единую простую сущность в трех совершенных ипостасях, которая выше и впереди совершенства. Ибо все составляемое из несовершенного необходимо есть сложно, но из совершенных ипостасей не может произойти сложение; почему мы и не говорим, что вид из ипостасей, но – в ипостасях. Из несовершенного сказали, т.е., из того, что не представляет собою целого вида той вещи, которая из него составляется, – так камень, дерево и железо – сами в себе совершенны по своей природе, но в отношении к дому, который из них строится, каждое несовершенно, потому что каждое, отдельно взятое, не есть дом [13].

    Итак, мы называем ипостаси (Св. Троицы) совершенными, чтобы не ввести сложности в Божеское естество, ибо сложение – начало раздора. И опять говорим, что три ипостаси находятся одна в другой взаимно, чтобы не ввести множества и толпы богов. Исповедуя три ипостаси, признаем несложность и неслитность (в Божестве); а исповедуя, что эти ипостаси единосущны одна другой, и признавая в них тождество воли, действия, силы, власти и, если можно сказать, движения, мы признаем их нераздельность и то, что Бог есть един; ибо Бог, Слово и Дух Его истинно один Бог [14].

    О различии трех ипостасей; и о деле, и уме, и мысли. Надобно знать, что иное есть рассматривать предмет на самом деле, и иное – умом и мыслию. Так, мы на самом деле видим различие неделимых во всех тварях: на самом деле Петр представляется отличным от Павла. Но общность, связь и единство созерцаются умом и мыслью; так мы умом постигаем, что Петр и Павел одной и той же природы, имеют одно общее естество. Ибо каждый из них – животное разумное, смертное; и каждый есть плоть, одушевленная душою, как разумной, так и одаренной рассудительностью. Итак, эта общая природа постигается умом; ибо ипостаси не существуют одна в другой, но каждая особо и порознь, т.е. сама по себе, и каждая имеет много такого, чем одна от другой отличается. Ибо они и местом отделяются, и временем различаются, и отличаются умом, силой, видом или образом, нравом, темпераментом, достоинством, поведением и всеми характеристическими свойствами; более же всего тем, что существуют не одна в другой, но отдельно; поэтому и говорится: два, три человека и многие [15].

    Это же можно видеть и во всей твари; но в Святой и пресущественной, и высшей всего, и непостижимой Троице иное; ибо здесь общность и единство усматриваются, на самом деле, по причине совечности лиц и тождества их сущности, действия и воли, по причине согласия познавательной способности и тождества власти и силы, и благости – я не сказал: подобия, но тождества – также единства происхождения движения, потому что одна сущность, одна благость, одна сила, одно хотение, одно действие, одна власть; одно и то же, не три, подобные одно другому, но одно и то же движение трех ипостасей; ибо каждая из них едина есть с другой, не менее как с самой собою; ибо Отец и Сын и Святый Дух во всем едино, кроме нерожденности, рождения и исхождения, мыслью же разделенное, ибо мы знаем единого Бога, но замечаем мыслью различие только по свойствам, т.е. отчеству, сыновству и исхождению, как различаем причину, зависящее от причины и совершенство ипостаси, или образ бытия. Ибо в отношении к неописуемому Божеству мы не можем говорить ни о местном расстоянии, как в отношении к нам, потому что ипостаси находятся одна в другой, не сливаясь, впрочем, но соединяясь, по слову Господа, сказавшего: Аз во Отце и Отец во Мне (Ин. 14, 11), – ни о различии хотения, или мысли, или действия, или силы, или чего другого, что производит в нас действительное и совершенное разделение. Поэтому об Отце, Сыне и Святом Духе говорим не как о трех Богах, но, вернее, как об едином Боге, Святой Троице, так как Сын и Дух возводятся к одному Виновнику, но не слагаются и не сливаются, как сливал Савелий; ибо Они соединяются, как мы говорили, не сливаясь, но совокупно друг с другом пребывая и друг друга проникая без всякого смешения и слияния, и так, что не существуют один вне другого или не разделяются в сущности, согласно Ариеву разделению; ибо, чтобы сказать кратко, Божество нераздельно в разделенном, подобно тому, как в трех солнцах тесно друг к другу примыкающих и никаким расстоянием не разделяемых, одно и смешение света, и слияние [16].

    Поэтому, когда смотрим на Божество, на первую причину, на единодержавие, на единство и тождество Божества и, так сказать, на движение и хотение, на тождество сущности, силы, действия и господства, – тогда воображаем себе одно. Когда же смотрим на то, в чем есть Божество, или, чтобы сказать точнее, что есть Божество, и на то, что оттуда – из первой причины существует вечно, равнославно и нераздельно, то есть на ипостаси Сына и Духа, – то будет три, Коим покланяемся. Один Отец – Отец и безначальный, т.е. безвиновный; ибо Он – не от кого-либо. Один Сын – Сын, но не безначальный, т.е. не безвиновный; ибо Он – от Отца; если же взять начало во времени, то и безначальный; ибо Он – Творец времен и не подчинен времени. Один Дух – Святый Дух, происходящий из Отца, но не по образу сыновнему, а по образу исхождения. Так ни Отец не утратил нерождения чрез то, что родил, ни Сын – рождения чрез то, что родился из нерожденного – ибо как иначе? – ни Дух не преложился ни в Отца, ни в Сына чрез то, что Он произошел и потому, что Он Бог. Ибо свойство неизменяемо; иначе как бы оно оставалось свойством, если бы изменялось и прелагалось? – Если Отец есть Сын, то уже не Отец в собственном смысле; ибо в собственном смысле только один Отец; и если Сын есть Отец, то Он не есть в собственном смысле Сын; ибо один в собственном смысле Сын; один и Дух Святый [17].

    Должно же знать, что мы не говорим, что Отец происходит от кого-либо, но Самого называем Отцем Сына. Не говорим, что Сын – причина, не говорим и того, что Он Отец, но говорим, что Он и от Отца, и Сын Отца. И о Святом Духе говорим, что Он от Отца и называем Его Духом Отца, но не говорим, что Дух и от Сына, а называем Его Духом Сына, как говорит божественный Апостол: аще кто Духа Христова не имать, сей несть Его (Рим. 8, 9), и исповедуем, что Он и открылся нам, и преподается нам чрез Сына; ибо сказано: дуну и глагола им (ученикам Своим): приимите Дух Свят (Ин. 20, 22); подобно тому, как луч и сияние (происходят) от солнца, ибо оно есть источник и луча и сияния; но сияние чрез луч нам сообщается, и оно освещает нас и приемлется нами. О Сыне же не говорим ни того, что Он – Сын Духа, ни того, что Он – от Духа [18].

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Григорий Богослов, слово 22, 42, 6, 31 и 40.

[2] Григорий Богослов, слово. 29, 30. Кирилл Александрийский.. Сокровище,. 4–5.

[3] Григорий Богослов, слово 20.

[4] Григорий Богослов, слово 20, 29. Кирилл Ал.. Сокровище, 5, 6, 7, 16, 18.

[5] Григорий Богослов, послание к Евагрию.

[6] Григорий Нисский, Против Евномия, кн. 1-ая. Перевод Моск. Дух. Академии, ч. V (1863), стр. 136–150.      Кирилл Ал.. Сокровище, 5.

[7] Григорий Богослов, слово 25, 29, 30, 31, 39. Афанасий Александр., Изложение веры. Migne, s. gr., t.      XXV, coll. 200–208. Перев. Моcк. Дух. Акад., ч. 1 (1902), стр. 264–267.

[8] Кирилл Ал., Сокровище, 1. Григорий Богослов, слово 29.

[9] Кирилл Ал., Сокровище, 32. Дионисий Ареоп., Об именах Божиих, 1.

[10] Григорий Богослов, слово 22, 37 и 31.

[11] Григорий Богослов, слово 31, 20.

[12] Григорий Богослов, слово 25 и послание к Евагрию.

[13] Григорий Богослов, слово 23, 20.

[14] Григорий Богослов, слово 20, 28, 40.

[15] Григорий Богослов, слово 31.

[16] Григорий Богослов, слово 20, 31, 39 и 40. Василий Великий, письмо 38. Дионисий Ар., Об именах      Божиих, 2.

[17] Григорий Богослов, слово, 20, 31, 39.

[18] Григорий Богослов, слово 31. 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Св.Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 1.

Глава V.

Доказательство, что един есть Бог, а не многие.

      Итак, достаточно доказано, что Бог есть, и что существо Его непостижимо. А что Бог един есть, а не многие, это несомненно для верующих Божественному Писанию. Ибо Господь в начале Своего законоположения говорит: Аз есмь Господь Бог твой, изведый тя от земли Египетския, да не будут тебе бози инии разве Мене (Исх. 20, 2); и снова: Слыши, Израилю: Господь Бог твой, Господь един есть (Втор. 6, 4); и у Исаии пророка: Аз Бог первый и Аз по сих, кроме Мене несть Бог (Ис. 41, 4) – Прежде Мене не бысть ин Бог, и по Мне не будет... и несть разве Мене (Ис. 43, 10–11). И Господь в Святых Евангелиях так говорит к Отцу: Се есть живот вечный, да знают Тебе единаго истиннаго Бога (Ин. 17, 3).

    С теми же, которые не верят Божественному Писанию, мы так будем рассуждать: Бог есть совершен и не имеет недостатков и по благости, и по премудрости, и по силе, – безначален, бесконечен, присносущен, неограничен, и, словом сказать, совершен по всему. Итак, если допустим многих богов, то необходимо будет признать различие между этими многими. Ибо если между ними нет никакого различия, то уже один, а не многие; если же между ними есть различие, то где совершенство? Если будет недоставать совершенства или по благости, или по силе, или по премудрости, или по времени, или по месту, то уже не будет и Бог. Тождество же во всем указывает скорее единого Бога, а не многих.

    Сверх того, если бы много было богов, то как бы сохранилась их неописуемость? Ибо где был бы один, там не был бы другой.

    Каким же образом многими управлялся бы мир и не разрушился и не расстроился ли бы, когда между управляющими произошла бы война? Потому что различие вводит противоборство. Если же кто скажет, что каждый из них управляет своей частью, то что же ввело такой порядок и сделало между ними раздел? Этот-то собственно и был бы Бог. Итак, един есть Бог, совершенный, неописуемый, Творец всего, Содержитель и Правитель, превыше и прежде всякого совершенства [1].

    К этому должно присоединить, что и по самой естественной необходимости единица есть начало двоицы [2].

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Григорий Богослов, слово 29. Migne, 76. Перев., 43.

[2] Дионисий Ареопагит. Об именах Божиих. Migne, 820, 841. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0