Sign in to follow this  
Followers 0
HOB

Операция "Кольцо"

12 posts in this topic

Депортация населения армянских сел НКАО и прилегающих районов (апрель-июнь 1991 года)

Сборник, составленный Седой Вермишевой об операции "Кольцо", и предоставленный Арсеном Мелик-Шахназаровым для публикации на Сумгаит.Инфо, содержит доклад правозащитного центра общества "Мемориал", свидетельские показания очевидцев, выписки из протоколов допроса свидетелей, сообщения писательницы Инессы Бурковой.

Содержание:

ВЫПИСКА

из протокола №5 заседания исполкома

Нагорно-Карабахского областного Совета народных депутатов от 30.05.91г.

Доклад Правозащитного центра общества "Мемориал"

СПРАВКА

О насильственной депортации населения из армянских сел Нагорного Карабаха

СПРАВКА

О событиях, происшедших в селах Мартунашен и Геташен

СООБЩЕНИЯ ИНЕССЫ БУРКОВОЙ

ВЫПИСКИ

из протоколов допроса свидетелей

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

жительницы Геташена Эльмиры Акопян на встрече с представителями прессы в Москве 25 мая 1991 года

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

Даны 28 мая 1991г. в штаб-квартире "Мемориала" (г.Москва)

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Напротив больницы колонну остановили и молниеносно окружили омоновцы, одетые в пятнистую форму. Я почувствовал себя пленным. Перед порогом дома валялись окровавленные трупы. У некоторых из них отрезаны уши, лица исполосованы до неузнаваемости. Почти у всех - рваная ножевая дыра в горле.

Здание, изрешеченное пулями, пропахло смертью. В коридорах на полу и кроватях сидели и лежали люди, будто загипнотизированные. У одних прострелены руки, у других - ноги. У одного из мертвых снят скальп, а живые, затравленные, смотрели в пустоту. Говорила только крохотная девочка. Она сидела у изрубленного на куски женского трупа и что-то бормотала, бормотала. Увидев военный, девочка застыла в немом крике."

"Свидетельствую - в Геташене была бойня".Репортаж спецкора "Московских новостей" Вламириа Емельяненко о бойне, учиненной Советской Армией и азербайджанским ОМОНон непосредсвенно с места событий в Геташене. "Московские Новости". 12 мая 1991г., N 19

"Шаумяновский район - война по просьбам трудящихся?" Репортаж спецкора "Московских новостей" Михаила Шевелева о событиях, имевших место в феврале 1991-го года в Шаумяновском районе Азербайджанской ССР. "Московские Новости". 3 февраля 1991г., N 5

Edited by HOB

Share this post


Link to post
Share on other sites

15 лет назад в эти дни операция "Кольцо" была в самом разгаре, сопровождаемая бойней, террором и мародерством.

Доклад Правозащитного центра общества "Мемориал"

****

"Один кадр забыть нельзя - пожилая армянка со слезами на глазах благодарит азербайджанских омоновцев и советских солдат за то, что .они дают ей возможность наконец-то покинуть село, выехать и потушить навсегда родовой очаг. Думаю, любому нормальному человеку ясно, что люди плачут вовсе не от счастья, покидая родину, обрекая себя на неизвестность. Но топорно сделанный пропагандистский фильм призван убеждать, что слезы этой женщины, а также сотен армян, покидающих сегодня насиженные места, - от великой радости..."

****

"На вооружение ОМОН переданы:

автоматы АКМ 7, 62 мм - 3500 шт.

автоматы АК 5, 45 мм - 2000 шт.

пулеметы РПК 7, 62 мм - 120 шт.

пулеметы ротные ПК 7, 62 мм - 90 шт.

винтовки снайперские СВД - 60 шт.

пистолеты Макарова 9 мм - 4000 шт.

пистолеты Стечкина 9 мм - 350 шт.

По всем видам выдано по 2, 5 боекомплекта на ствол. Имеется бронетехника:

БТР 60-ПБ и БТР-70 - 15 шт.

БРДМ-1, БРДМ-2 - 6 шт.

БТР-152 - 11 шт.

танки Т-54 - 18 шт.

Генеральный прокурор Азербайджана Исмет Гаимов, выразив благодарность внутренним войскам, отметил, что "им следует действовать энергичнее и смелее, с большей поступательностью"

"Почему в Азербайджане нет боевиков?". Газета "Коммерсантъ", 20.05.1991

Edited by HOB

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арцах глазами корреспондента

Исходные кадры остались, материал сохранен

«Фильм «Арцах глазами корреспондента» пропал, но исходные кадры сохранились», - рассказал «ГА» член Комитета российской интеллигенции «Карабах» (КРИК) Кирилл Алексеевский.

- Мы отмечаем трагическую дату – 20-летие погромов армян в Баку в январе 1990 года. К сожалению, в новейшей истории мало говорится о том, какую роль сыграла советская армия в армянских погромах в Баку, а позже - в Шаумяновском районе. А роль была очень неблаговидная - я имею в виду взаимодействие советской армии с бакинским ОМОНом. Везде пишется о том, что советская армия якобы только разнимала армян и азербайджанцев, но это не так. Мы знаем: когда окружение Шаумяна было завершено, 23-я дивизия полковника Будейкина на неделю предоставила свои танки азербайджанцам, и эти танки просто-напросто смели партизанскую защиту Шаумяновского района.Танки врывались в поселки (особенно мне запомнился Верин Шен, с которым я был тесно связан), из незакрытых люков высовывались лица славянского типа и оттуда кричали армянам: бегите скорее, следом за нами следуют головорезы, если вы не убежите, то вас всех порежут. Люди хватали своих детей и документы первой необходимости и бежали – сначала в Гюлистан. «Будейкинцы» заработали на этом деле какие-то деньги, а потом сняли танковое вооружение… Армянам все-таки легче было противостоять омоновцам и азербайджанцам. И им удалось освободить часть Шаумяновского района – правда, очень маленькую часть. Зато многих людей удалось спасти от смерти – увы, не всех...

Был такой страшный случай, когда женщина-армянка, бежавшая в Гюлистан с двумя дочерьми, видела, как ее настигают танки, а вслед за танками придут головорезы. Ей не хватило сил, чтобы продолжать бегство (ведь дорога в Гюлистан непростая), и она бросилась с обрыва вместе с дочерьми, чтобы не достаться азербайджанцам. Подразделения советской армии подчинялись высшему командованию, и указания давались сверху. И эти указания вовсе не заключались только в утихомиривании и разделении армян и азербайджанцев. Кстати, на бытовом уровне, уровне человеческих взаимоотношений этого зачастую и не требовалось. Об этом можно многое рассказать… Например, когда бакинские омоновцы захватили в плен армянского старика и хотели его заживо сжечь, азербайджанец Сариб договорился с омоновской молодежью, что он выкупит старика- армянина, зашедшего на нейтральную полосу. Договорились о цене выкупа – за одну корову. Азербайджанец сходил к армянам, взял корову и получил назад старика. Могу рассказать и другой показательный случай. Армяне перекрыли водоснабжение азербайджанцам, а те обратились с просьбой открыть воду, потому что без воды они обречены на смерть. И армяне открыли воду…

Я сам был свидетелем того, как армяне в бою не стреляли по тем, кто бросал оружие и спасался бегством. Я как-то спросил ребят, почему они так избирательно стреляют. И получил ответ: мы стреляем только в тех, кто пришел к нам с оружием, а в безоружных беглецов мы не стреляем. Такие случаи очень показательны и говорят о многом. А вот в том, что сверху ненависть к армянам подогревалась очень целенаправленно и изощренно, я совершенно твердо уверен… Разве случайно, что генерала Лебедя – единственного человека, которому удалось навести хоть какой-то порядок в Баку, сняли потом со всех постов и он погиб при таких странных обстоятельствах?! Когда-нибудь, возможно, все это выяснится. Хочется надеяться…

- Г-н Алексеевский, известно, что у вас есть колоссальное количество документальных материалов военного времени – ведь вы очень много снимали в Арцахе. Скажите, что сталось с этими пленками?

- Львиную долю оцифрованных копий мы передали автору исследований по истории Северного Арцаха и истории выселения армян из этого края, профессору Киму Каграманяну – они хранятся у него. В свое время по этим материалам был создан фильм «Арцах глазами корреспондента». К сожалению, у нас не хватило денег на его дубляж, и я отдал пленку Елене Боннер (супруге Андрея Сахарова), когда она собиралась улетать в США. Она пообещала его там размножить и помочь с продвижением фильма.

Это было в 1996– 1997 гг., если мне не изменяет память. К сожалению, по состоянию здоровья Елене не удалось сразу попасть в Штаты – болезнь уложила ее в больницу, а потом она уехала. Через года два я увиделся с ней в Москве и спросил, что сталось с фильмом. Оказалось, она забыла о пленке, но обещала выяснить. С тех пор я ее больше не видел, а о фильме ничего не слышал – непонятно, что с ним сталось. Кажется, фильм пропал. Жалко, конечно, но, с другой стороны, исходные кадры остались, материал в сыром виде сохранен…

Зара Геворкян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Депортация проводилась с особой жестокостью"

Накануне 20-летия операции "Кольцо" в Баку вспомнили о женевских конвенциях

28 марта азербайджанские СМИ опубликовали сообщение МИД своей страны относительно отчета полевой оценочной миссии ОБСЕ. Как известно, на сайте организации помещено только резюме к отчету, а вот основной текст широкой огласке пока не предан. Между тем в заявлении МИД АР фактически раскрываются многие пункты и данные отчета миссии. Насколько корректны и правомерны в данном случае действия внешнеполитического ведомства Азербайджана, пусть судят сами руководители ОБСЕ и сопредседатели. Нас в данном случае интересует содержание указанного заявления.

Дело в том, что в Баку внезапно решили вспомнить об основополагающих документах международного гуманитарного права, в частности о Женевских конвенциях, регулирующих нормы обращения с гражданским населением во время вооруженных конфликтов. МИД РА, в частности, заявляет, что "продолжение армянской стороной политики заселения армянами захваченных территорий, изменения инфраструктуры и незаконной деятельности на захваченных землях противоречит Четвертой Женевской конвенции по защите имущества населения в период войны от 12 августа 1949 года и дополнительному протоколу к ней".

Похвально, конечно, что в Баку вдруг вспомнили о гуманитарном праве. Однако одновременно здесь явно "забыли" о бесчисленных примерах грубейшего нарушения Азербайджаном и его вооруженными силами практически всех положений Женевских конвенций, хотя нет сомнений, что МИД Азербайджана, как и руководство этой страны, прекрасно осведомлен о "подвигах" своих вояк. Например, о бесчеловечной расправе азербайджанского ОМОНа с беззащитными жителями арцахского села Марага в 1992 году, когда за несколько часов с беспрецедентной жестокостью были вырезаны около 60 стариков, женщин и детей, более 50, в том числе малолетние дети, были взяты в заложники, подвергнуты пыткам, издевательствам и бесчеловечному обращению. Или о недавнем случае, более чем убедительно свидетельствующем о "приверженности" Азербайджана Женевским конвенциям: похищении гражданского лица, физическому и психологическому насилию над ним, публичному использованию в целях пропаганды, а затем жестокому убийству. Речь, конечно же, о 20-летнем Манвеле Сарибекяне, чей изувеченный труп был возвращен родным со следами пыток и издевательств. Этот вопиющий случай произошел спустя 16 с лишним лет после заключения соглашения о прекращении огня в зоне конфликта, но о Женевских конвенциях МИД АР и здесь, конечно же, предпочел не вспоминать.

Как известно, армянские стороны согласились на проведение оценочной миссии в районах НКР с условием, что аналогичная миссия состоится также в оккупированных районах Арцаха, в частности, Шаумяновском, части Мартунинского и Мартакертского. Через месяц в Арцахе и Армении будут отмечать 20-летнюю годовщину чудовищной по своей сути операции "Кольцо" – этнических чисток и насильственной депортации около 30 армянских сел именно в этих районах, осуществленных азербайджанским ОМОНом при поддержке советских войск. Подробности подготовки, проведения и последствий этого бесчеловечного по методам и целям акта государственного террора будут освещены в последующих статьях в "ГА", сегодня мы попытаемся посредством малой толики имеющихся официальных документов и свидетельств нейтральных источников напомнить МИД Азербайджана о том, как "соблюдались" Женевские конвенции при депортации гражданского населения ныне оккупированных районов Арцаха и как проводилось заселение покинутых коренными жителями селений.

Из доклада миссии ОБСЕ от 28.02.1992: "Особо серьезная эскалация имела место в апреле-мае 1991 года, когда Советская армия при участии подразделений МВД Азербайджана депортировала армян из многих деревень региона. Депортация проводилась с особой жестокостью". 1 мая 1991 года Сенат Соединенных Штатов Америки единогласно принял решение, осуждающее преступления, совершенные властями СССР и Азербайджана против армянского населения Нагорного Карабаха, Армении и Азербайджана. Учитывая, что "советские и азербайджанские вооруженные силы, нарушив признанные международные нормы, разрушили армянские села и депортировали армянское население из Нагорного Карабаха и окружающих его местностей", Сенат вынес решение "осудить нападения на невинных людей, женщин и детей в Нагорном Карабахе, прилегающих к нему армянских населенных пунктах и в Армении".

17 июля 1991 года движение "Демократическая Россия" выступило с заявлением, констатировав, что "мероприятия по разоружению армянских партизан (…) в реальности превратились в акции военного террора, направленные против армянского населения, результатом которых стала его насильственная депортация из ряда сел Азербайджана. Военный террор включает в себя продолжительный обстрел сел из танковых орудий, вертолетов, с использованием обычных и реактивных снарядов, захват заложников, кровавую расправу над армянской милицией". Из доклада правозащитного центра "Мемориал": "В домах по окраинам жители Чайкенда (Геташена. – М. Г.) обнаружили трупы десяти убитых жителей села, а также более десятка раненых. Среди убитых были женщина Минасян Рипсиме (около 80 лет), мужчины Ахумян Ванес (около 83 лет), Гянджумян Бениамин (75 лет), Сейранян Папик (84 года) - люди, в отношении которых заведомо нельзя предположить, что они являются членами вооруженных группировок". Тот же "Мемориал" сообщает об обращении с заложниками-армянами: "Их избивали прикладами автоматов, деревянными и железными прутьями, резали бритвами и ножами кожу лица и головы, прижигали тело зажигалками, вырывали золотые коронки изо рта. Задержанных силой заставили подписать заявление о желании выехать из Чайкенда (Геташена)". "Мемориал" свидетельствует также об обращении азербайджанского ОМОНа и сотрудников МВД с врачами, находящимися, согласно Женевским конвенциям, под особой защитой в ходе вооруженных конфликтов: "Врачи Г. В. Григорян, В. М. Хачатрян, С. А. Акопкехвян и журналист В. Р. Оганесян, задержанные 6 мая в Чайкенде и содержавшиеся в следственном изоляторе г. Гянджа, сообщили, что систематически подвергались избиениям и были свидетелями избиений других задержанных".

Приводя многочисленные факты насилия, убийств, мародерства, угона людей, грабежа имущества, пыток и издевательств над мирными жителями в ходе депортации армянских сел, "Мемориал" подчеркивает: "Факты депортации жителей армянских сел НКАО и творимого при этом насилия со стороны сотрудников азербайджанского ОМОНа признали на слушаниях, проведенных Комитетом Верховного Совета РСФСР по правам человека".

Московская газета "Коммерсант" в №21 за 1991 г. сообщала: "Как бы ни были ужасны результаты депортации, они не могли удовлетворить ее вдохновителей. В Баку были недовольны темпами депортации, и руководство Азербайджана требовало еще более активных действий армии. 22 мая 1991 года в постоянном представительстве Совета министров Азербайджана в Москве состоялась пресс-конференция по предварительным итогам операции "Кольцо". Выступавший на ней член ЦК КП Азербайджана А. Даштамиров заявил, что "в ближайшее время из Карабаха необходимо будет выслать 32 тысячи человек". В газете "Бакинский рабочий" 14 июня 1991 г. приводилась информация о том, что "в Геташене уже проживают 3000 азербайджанцев". Факт ускоренного заселения армянских сел подтверждался и в упомянутом заявлении движения "Демократическая Россия": "Правительство Азербайджана ведет организованное заселение покинутых армянских сел азербайджанцами и турками" (имелись в виду месхетинцы). Остается лишь добавить, что с начала осуществления операции "Кольцо" прошло всего полтора месяца…

Спустя буквально день после появления сообщения МИД его пресс-секретарь Э. Полухов поспешил выступить с другим заявлением – о том, что "после освобождения оккупированных азербайджанских земель незаконно проживающие на этой территории люди должны будут покинуть ее". Прежде всего не полуховым решать вопросы, связанные с реинтегрированными территориями Республики Арцах и проживающими там беженцами, в том числе наверняка и теми, кто в 1991-1992гг. подвергся жесточайшей депортации из родных очагов. Заявление Полухова, надо полагать, призвано продемонстрировать неизменность приверженности "толерантного Азербайджана" политике этнических чисток и расправы с армянами Арцаха. Чтобы кто-то невзначай не подумал, что бакинские власти отныне решили помнить о международном праве и придерживаться его...

Марина Григорян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Операция Кольцо» – 20 лет спустя

Об этом трудно говорить, и еще труднее вспоминать очевидцам событий апреля – мая 1991 г. Двадцать семь дней из жизни жителей Шаумяновского и других районов Карабаха. Не полный месяц кошмара! Но это если считать по страницам календаря, а в жизни, для тех, кто оказался свидетелями, над кем творилось беззаконие – было ЦЕЛЫХ ДВАДЦАТЬ СЕМЬ ДНЕЙ. Но и они были не последними. Операция под названием «Кольцо», начавшаяся с их сел проводилась в несколько этапов по август 1991 года.

Прошли годы, но никогда не выветрится из памяти жителей Карабаха и тех кто там жил, тот ужас и то горе, которые они испытали в те кошмарные дни, известные сейчас под мало что говорящим для непросвещенного названием: «Операция "Кольцо”». Жители сел Геташен и Мартунашен, оказавшиеся первыми заложниками решений бессердечных, продажных лиц, даже в страшном сне не могли предположить, что их ожидает. И, как не хотелось забыть навсегда имена тех, кто все это устроил, но назвать их все же придется, хотя и заслужили они славу Герострата.

Еще в 1990–1991 годах ОМОН МВД АзССР, насчитывавший более 10 тысяч человек, вооруженный вертолетами и бронемашинами, делал, хотя и безуспешно, попытки захвата отдельных армянских сел Нагорного Карабаха.

В Азербайджанской ССР с конца 1980-х годов постоянно велась антиармянская пропаганда. В феврале 1991 года, выступая в Баку, второй секретарь ЦК Компартии Азербайджана В. Поляничко заявил: «1991 год будет объявлен годом Карабаха. Этот год будет последним годом в трудностях Азербайджана. Земля Карабаха – наша земля, и мы должны занять ее для наших детей». Кульминацией этой политики и стала операция «Кольцо».

Хочу привести строки из книги де Ваала «Черный сад», который встречался с иностранцами, находившимися в то время в Азербайджане, Армении и Карабахе. Он писал, что Поляничко был олицетворением этой помеси советского патриотизма и грубой силы. У Скотта Хортона, члена американской правозащитной делегации, побывавшей в Карабахе в июле 1991 года, создалось впечатление, что Поляничко никакого особого расположения к Азербайджану не имел, а просто верил, что, провоцируя разлад в регионе, он укрепляет Советскую власть. Во время недолгого полета из Баку в Степанакерт Хортон разговорился с Поляничко о его прошлом:

«Он стал рассказывать мне о войне в Афганистане и о том, какую важную роль он сыграл в этой войне. Он был ученым-востоковедом, понимал племенную психологию афганцев и отвечал за формирование и осуществление советской стратегии, призванной извлечь выгоду из этого или что-то в этом роде. Я спросил: «Что это означало?» Он ответил, что они, например, переселяли разные этнические группы с места на место. Они брали группу, враждующую с какой-то другой группой, и помещали ее в самую гущу чужаков так, чтобы она оказалась в их окружении. Это делалось с целью вызвать разногласия и напряженность, и тому подобное. Тогда я сказал: «Это очень интересно, потому что это очень похоже на «Операцию «Кольцо» – на то, как там осуществляют переселение разных этнических групп». Но он не захотел больше говорить об этом».

Из этих воспоминаний можно сделать вывод, что, скорее всего, именно Поляничко принадлежит идея операции «Кольцо». Да, в который раз убеждаюсь, что КПСС постоянно выращивала кадры неадекватных людей, убежденных в том, что они якобы действуют ради породившего их строя. Я жил, учился и работал в годы советской власти, и ничего не забыл, ни исключения из педагогического института, ни обысков. Я до сих пор помню ту травлю, которой я подвергался не одно десятилетие от партийных деятелей крупного и малого калибра, за свое несогласие с идеями социализма, в те кошмарные для меня годы. Но мои личные переживания и неудачи таких же как я, ничто по сравнению с тем, что пережил практически каждый житель Карабаха в те годы.

В 1991 году вступил в завершающую фазу процесс развала СССР, который был призван выполнять и с успехом выполнял М. Горбачев; ему, мало разбиравшемуся в тонкостях внутренней политики кавказских республик, было все совершенно безразлично. Он слушался сегодня одного советника, завтра другого, а принимал решения совершенно противоположные. Политический авантюризм и национализм азербайджанского партийного и советского руководства, давший о себе знать в середине 1980-х годов, нарастал и привел в действие скрытые пружины антиармянской политики.

На протяжении полутора лет, предшествовавших трагическим событиям, в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) под прикрытием режима чрезвычайного положения ликвидировались местные органы власти, а управление было передано в руки «Оргкомитета Азербайджанской ССР по НКАО» во главе со вторым секретарем ЦК Компартии Азербайджана Виктором Поляничко. Опираясь на подчиненные руководству АзССР внутренние войска военной комендатуры «района чрезвычайного положения» (НКАО и прилегающие районы АзССР), Оргкомитет стал исполнителем воли официального Баку в организации широкомасштабного террора против армянского большинства Нагорного Карабаха.

16 апреля в Баку, на совещании с участием руководителей КГБ, МВД и Прокуратуры республики Муталибов предложил в случае неповиновения депортировать жителей армянонаселенного Шаумяновского района, сел Геташен и Мартунашен.

Когда решение из центра достигло Карабаха, руководство личного состава внутренних войск МВД СССР, комендатуры особого района НКАО пыталось протестовать. 18 апреля 1991 г. на общем собрании личного состава они приняли заявление на имя М. Горбачева, Л. Тер-Петросяна, А. Муталибова, В. Крючкова и Б. Пуго с требованием дать политическое решение проблемы Нагорного Карабаха. Но ни Горбачев, ни Крючков, ни Пуго, ни тем более Муталибов не ответили военным. Да, именно эти лица в первую очередь несут вину за начало операции «Кольцо», за пролившуюся кровь невинных детей, женщин и мужчин всех возрастов.

Это с санкции Президента СССР М. Горбачева и председателя Верховного Совета Азербайджана А. Муталибова была проведена тотальная этническая чистка армянского населения Карабаха.

19 апреля руководство внутренних войск СССР комендатуры особого района НКАО получило приказ немедленно вывести войска, охранявшие села Геташен и Мартунашен. Освободившиеся позиции тут же были заняты подразделениями ВВ СССР Бакинского полка из города Гянджа. ОМОН Азербайджана тут же начал обстрел Геташен и Мартунашен. Жители этих сел оказались в полном смысле во вражеском окружении. В ходе этой операции была задействована 4-я армия, базировавшаяся в Гяндже, и ее 23-я дивизия, укомплектованная танками и артиллерией. Именно ей были приданы части азербайджанского ОМОНа и группы азербайджанских ополченцев из соседних деревень, которые начали грабеж и террор местного армянского населения.

Что происходило в этих и еще 24 селах – сохранилось в памяти армянского народа, и в тех скупых строках воспоминаний очевидцев, которые удалось собрать через несколько лет.

Только после этого Председатель Верховного Совета Республики Армения Л. Тер-Петросян 22 апрелянаправил письмо М. Горбачеву и другим высшим руководителям страны, в котором писал, что начатые в Геташене, Мартунашене крупномасштабные операции свидетельствуют о намерении депортировать коренное армянское население.

21 апреля отряды ОМОН атаковали обе деревни, но потерпели неудачу. После этого главная роль в ходе операции была окончательно отведена частям внутренних войск МВД СССР и армии, под прикрытием которых подразделения ОМОН и МВД Азербайджана совершали в «проверяемых» селах убийства, акты насилия, грабежа, изгоняли сельчан, из их домов, лишая их всего имущества. После этого села отдавались на разграбление мародерам из азербайджанских деревень, деливших оставшееся имущество и дома депортированных армян.

Имена главных виновников преступлений, совершенных в ходе операции «Кольцо», известны. Депортацию карабахских армян готовили президент Азербайджанской ССР Аяз Муталибов и второй секретарь ЦК КПА Виктор Поляничко (впоследствии убит в районе осетино-ингушского конфликта в Пригородном районе Северной Осетии). А. Муталибов согласовывал план операции с М. Горбачевым, который несет личную ответственность за депортации и погромы в Карабахе. Можно вспомнить, как на совместной пресс-конференции с президентом Франции Ф. Миттераном в ходе визита последнего в СССР летом 1991 года советский лидер на вопрос о событиях в Геташене заявил о намерении пройти таким же образом «село за селом».

Непосредственное решение о проведение операции «Кольцо» принимали министр внутренних дел СССР Б. Пуго, председатель КГБ СССР В. Крючков, министр обороны СССР Д. Язов. Они же давали приказы своим подчиненным на проведение операции и поддержку действий МВД Азербайджана.

Командующий внутренними войсками МВД СССР генерал-полковник Ю. Шаталин лично контролировал ход операции «Кольцо». Заместитель министра внутренних дел СССР генерал Б. Громов, грозивший «обнести Карабах «берлинской стеной», по некоторым сведениям, также был непосредственно причастен к разработке операции.

Да, случилось непоправимое. Если совсем недавно они смотрели на советского солдата как на спасителя, то теперь он выступил в роли пособника карателей. Да, солдат обязан выполнять приказы, молча, не обсуждая, какими бы кровавыми и неправедными они не были. А что делали их командиры, отдававшие бесчеловечные приказы, что у них не хватило решимости позвонить вышестоящему начальству и хотя бы спросить и объяснить – что на самом деле происходит в карабахских населенных пунктах? Что нет здесь врагов Советской власти, нет здесь международных террористов. Ведь речь то шла не о каких-то вымышленных партизанах, которые напали на твою землю, а о людях, живших с тобой в одном доме – в Советском Союзе.

По оценкам правозащитников, в ходе первой фазы операции, 5 тысяч армян были депортированы, несколько десятков – убиты.

Операция «Кольцо» ознаменовала начало открытой, военной фазы карабахского конфликта. Вместе с тем сама по себе она стала, вне всякого сомнения, первой и последней «гражданской войной советского периода», в которой части советской армии участвовали в боевых действиях на советской территории.

В. Захаров

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Последний этап "Кольца": Атерк, август 1991

Одно из самых крупных и богатых сел Мартакертского района, да и всего Арцаха, Атерк, расположено по две стороны красивейшего каньона над долиной реки Тартар. Сегодня здесь тихо и мирно – жизнь в Атерке относительно благополучна и благоустроена. Но ровно 20 лет назад в селе разворачивались драматичные события: Атерку предназначено было стать практически последним этапом зловещей операции "Кольцо" в том судьбоносном для СССР 1991 году.

К августу чудовищная по жестокости и методам осуществления террористическая операция азербайджанского ОМОНа и подразделений советской армии добралась сюда – позади были падение и насильственная депортация Геташена и Мартунашена, нападения на села Шушинского, Гадрутского, Мартакертского, Шаумянского районов и приграничные села Армении. Атерк оказался в осаде и его жителям ежедневно угрожала опасность изгнания с родной земли. Подобно всем остальным селам, в Атерке также захватили в плен и увезли в неизвестном направлении почти всех мужчин – вплоть до преклонного возраста. И атеркские женщины пошли на отчаянный шаг: захватили в заложники 40 советских солдат и 3 офицеров, заявив, что не вернут их, пока не будут возвращены их мужья и сыновья.

Из отчета о поездке в село Атерк Мартакертского района Нагорного Карабаха 24-27 сентября 1991г., подготовленного членом Национального фонда мира Вашингтона Дж. Томасом Бертрандом.

"Около 3500 солдат 23-й дивизии 4-й армии, состоящей в значительной степени из азербайджанцев, окружили село Атерк с явным намерением нейтрализовать этот стратегически расположенный армянский населенный пункт. После того как жителям Атерка удалось захватить и разоружить 40 солдат, конфронтация была предотвращена благодаря посредничеству генерала Смирнова и двух депутатов ВС СССР.

Несомненно, что одной из причин того, что жителям села удалось избежать репрессий со стороны советской армии, явилось совпадение по времени с неудавшимся переворотом в Москве и последовавшим за этим приказом советским войскам сохранять нейтралитет.13 августа армянский защитник был захвачен в поле, вблизи Атерка, и его изрубленное тело было обнаружено на близлежащем холме, где он и был похоронен. 18 августа войска ОМОНа захватили в заложники восемь человек и переправили их в Баку. Пятеро из них были освобождены 21 августа, трое осуждены по сфабрикованным обвинениям и остаются в Баку".

В августе 1991 г. в Атерке находились российские правозащитники, стремившиеся не допустить эскалации насилия. Рассказывает Елена Лунина, представлявшая Московский комитет солдатских матерей.

"Объезжая село на машине, мы видели стоявшие на высотках БМП, БТРы. Солдаты и азербайджанские омоновцы вели себя как оккупанты. Они ездили по дорогам не снижая скорости, залезали в виноградники, заезжали на поля… Меня поразило, что жители вели себя в целом очень сдержанно и мужественно. Страха у людей не было, хотя все понимали, что Атерк может быть просто уничтожен бомбежкой с воздуха. Село было зажиточное, богатое и для азербайджанцев там было, конечно, много соблазнов.

18 августа армейское командование потребовало безоговорочной выдачи солдат, в противном случае они грозили принять самые суровые меры. Но 19 августа внезапно прекратилась связь, перестали работать телефоны, радио и телевидение. Мы поняли, что что-то произошло…"

"Что-то произошло" – это был путч ГКЧП, который, кстати, горячо приветствовало и поддержало азербайджанское руководство. По словам Луниной, в условиях неопределенности военные не осмеливались действовать. "Еще через пару дней, когда стало ясно, что перевес в Москве на стороне Ельцина, жители села решили без каких-либо условий отдать заложников – это был акт доброй воли с их стороны", - вспоминает Елена Владимировна.

... Гюхапет Атерка Николай Искандарян везет нас высоко в горы – отсюда все село как на ладони. И показывает небольшие, заросшие травой углубления – вырытые карателями окопы по всему периметру, откуда легко можно было стереть село с лица земли прицельным огнем. Если бы не самоотверженные действия российских депутатов В. Смирнова и А. Шабада, которые переговорами оттянули депортацию Атерка, если бы не крах ГКЧП, все могло закончиться весьма трагично. События в Москве именно здесь остановили операцию "Кольцо". Продолжение последовало спустя ровно год - Атерк был захвачен азербайджанцами и освобожден уже в 1993 году.

Там, за высокими горами – остающийся в оккупации знаменитый Геташен. А здесь, в Атерке, кипит жизнь и о событиях 20-летней давности напоминают разве что следы обстрелов на памятнике погибшим в Великой Отечественной войне. По словам гюхапета, эмиграции из села нет, наоборот, в последние годы сюда вернулись многие прежние жители. Мужчины работают на расположенном недалеко заводе 'Бейз Металс'' и на Сарсангской ГЭС. Население Атерка увеличивается, и село можно по праву считать одним из наиболее благополучных во всем Арцахе. Рядом с новым зданием сельской администрации – детский сад, который посещают более 100 детей. Уютные помещения, чистота и порядок, а главное – прекрасные детские лица. Много светловолосых и голубоглазых детишек – мартакертцы вообще славятся северными красками, а девочка Виктория с огромными глазами и пухлыми губками имеет все шансы лет этак через 15 стать Мисс Мира...

Эти детишки не видели ужасов войны, они мирно живут на родной земле, окруженные любовью и заботой взрослых. Их миновала участь геташенских и шаумянских детей, которые родились вдали от малой родины. "Посреди насилия и лишений этот стойкий народ продолжает вести жизнь, полную достоинства и находчивости. Его сила духа перед лицом жестоких обстоятельств - настоящее чудо. И тем не менее в этом нет никаких чудес. Суровые горы породили в них неукротимую силу и любовь к земле. И когда они заявляют, что скорее погибнут в бою, нежели сдадут высокогорные села Арцаха, которые их предки населяли с незапамятных времен, в это нельзя не поверить", - такими словами завершает свой отчет Томас Бертранд.

20 лет назад американский правозащитник понял, что никаких чудес в жизнестойкости и высоте духа народа Арцаха нет – всего лишь порожденная суровыми горами неукротимая сила и любовь к земле. Чем раньше поймут эту простую истину в соседней стране, чем быстрее осознают ее нефтелюбивые дяди из других стран мира, тем прекраснее станет эта древняя земля и эти люди, вот уже 2 десятка лет твердо стоящие на своем: они "скорее погибнут в бою, нежели сдадут высокогорные села Арцаха, которые их предки населяли с незапамятных времен..."

Марина Григорян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Валерий Газарян

“Это была одна из самых позорных операций Советской Армии”

...Я хотел бы начать c роспуска Комитета особого управления под руководством Аркадия Вольского (постановление от 28 ноября 1989 г.) и создания Оргкомитета по НКАО Азербайджанской ССР под руководством Виктора Поляничко. Незадолго до выхода этого постановления к нам в Арцах приезжали различные эмиссары республиканского и союзного уровней и говорили о необходимости признания конституции Азербайджанской ССР, переговоров с азербайджанскими властями. Все это отвергалось. В преддверии 28 ноября Аркадий Вольский выехал в Москву с намерением расширить полномочия Комитета особого управления, что должно было позволить оградить Арцах от провокационных визитов представителей азербайджанского руководства. Однако вместо ожидаемого улучшения мы получили из Москвы совершенно другое решение.

Вскоре после упразднения Комитета особого управления в Арцах приехали Бакатин и Язов, тогдашние секретарь Совета Безопасности и министр обороны. Некоторые из союзных депутатов от НКАО дали согласие, чтобы комендатура, которая до этого находилась в здании железнодорожного вокзала, то есть вне Степанакерта, заняла здание обкома партии в центре города.

Поляничко прибыл в город ночью 24 января 1991 года, опираясь на штыки Сафонова. Сразу же был ужесточен режим комендантского часа. До этого была предпринята первая попытка Поляничко въехать в Степанакерт вместе с секретарем ЦК КПСС Гиренко и Председателем палаты Союза Верховного Совета СССР Рафиком Нишановым. Они тогда прилетели в аэропорт и хотели прибыть в Степанакерт. Однако благодаря политическим и дипломатическим способностям Вольского удалось убедить их отказаться от своего намерения. Вольский объяснил, что это может обернуться большим кровопролитием, и они улетели обратно. Даже после того как вопрос роспуска Комитета особого управления и ухода Вольского был решен, он еще некоторое время оставался в Арцахе. Он был ответственным человеком, государственным деятелем, стремившимся уклониться от катастрофических сценариев и не допустить крови.

Некоторые из союзных депутатов в обмен на московские блага обязались вести в Арцахе нужную союзным властям линию, в первую очередь линию на принятие Поляничко в качестве руководителя и подчинение его политике. И все это, естественно, из “благих намерений”. Ситуация казалась безвыходной. Азербайджан сильнее нас по всем параметрам, и нужно соглашаться с тем, что Арцах остается в составе Азербайджана. Все, чего мы можем добиться, — гарантий безопасности, соблюдения гражданских прав, культурного самоуправление и пр. Именно задачу подчинения Арцаха Баку должен был решить Поляничко. Заняв здание обкома партии, он немедленно водрузил на него флаг Азербайджана и приступил к обработке армейских частей и внутренних войск МВД СССР, чтобы склонить их на сторону Баку. Поляничко предпринял попытки выйти на контакт с нашими ветеранами Великой Отечественной войны. Предпринимались попытки вербовки людей из числа бывших работников обкома партии и директорского корпуса, состоялось несколько секретных встреч Поляничко с ними, но практически никто не согласился сотрудничать. Более полутора лет усилий, вплоть до проведения операции “Кольцо”, не дали желаемых результатов.

В то время принял невиданные ранее масштабы разбой. Например, только за 1991 год было угнано десятки тысяч голов скота (крупного, мелкого, свиней), из-под села Чартар вывезли 1300 тонн зерна. Неоднократно взрывались водозаборники Степанакерта, вода отравлялась креолином и химическими удобрениями, соляркой, а власти разводили руками, говоря, что они не в силах обеспечить охрану водоснабжения и могут только восстановить его после очередного взрыва. Все бесчинства военных, нарушения элементарных основ советского законодательства имели целью подавить в народе инстинкт самосохранения, вынудить на ошибочный политический шаг. Благодаря стойкости народа все это не удалось претворить в жизнь. К сожалению, надо сказать, что некоторые соотечественники, которые участвовали в проведении соглашательской политики, подчеркивали, что все шаги согласованы с руководством в Ереване, с Левоном Тер-Петросяном.

Незадолго до начала “Кольца” 27 апреля по окраине Степанакерта в направлении границы с Арменией, к Лачинскому коридору, выдвинулись системы залпового огня “Град”. Будучи еще советскими людьми, мы предположили: международная ситуация настолько ухудшилась, что СССР выдвигает военную технику поближе к границе. Нам не приходило в голову, что “Град” планируется применить против советских граждан в Армянской ССР.

Тем временем подразделения Советской армии и внутренних войск были усилены бронетехникой и ужесточились так называемые “проверки паспортного режима”, под прикрытием которых у населения изымалось все наличное охотничье оружие, чтобы лишить его возможности самозащиты. Вслед за союзными частями двигались бандиты из азербайджанского ОМОНа. Шел этап подготовки к операции “Кольцо”. Операция была тщательно отработана, план был согласован союзными министерствами обороны и внутренних дел, КГБ, азербайджанским руководством. Муталибову удалось утвердить его у Горбачева. Все дали добро.

Начались акции против армян Геташена, а с 13 мая операция советских силовых структур и азербайджанского ОМОНа стала проводиться и на территории НКАО. Только за одни сутки 14 сел Гадрутского района были опустошены, население депортировано. Десятки убитых, изнасилованные женщины. Руководство обкома и облисполкома было парализовано и не могло действовать. Вся тяжесть легла на плечи формирующихся лидеров арцахского движения.

Первоочередной задачей было остановить маховик депортаций. Говорить о вооруженном сопротивлении не приходилось — силы были, мягко говоря, слишком неравными. После депортации армянских сел Бердадзора и вторжения внутренних войск, а следом за ними и азербайджанского ОМОНа в села Аскеранского района решили попробовать информационными методами воздействовать на ситуацию. Было подготовлено заявление к мировой общественности, что арцахское армянство в связи с угрозой уничтожения просит предоставить ему политическое убежище. Заявление удалось довести до Москвы через степанакертского корреспондента Интерфакса Бориса Геворкяна. Не надо забывать, что в 1991 году не было ни мобильной связи, ни интернета. Информацию можно было передать по телефонным линиям, выходящим во внешний мир через Азербайджан, и нескольким закрытым каналам связи, находящимся в распоряжении КГБ. Но сделать это все же удалось, и буквально в тот же вечер мы услышали на всех радиостанциях мира о том, что советское руководство вместе с руководством Азербайджана творят бесчинства в Карабахе. Через несколько минут после этого была полностью отрезана телефонная связь Арцаха с внешним миром, но эффект уже был достигнут — депортации остановились. План, спущенный из Москвы Горбачевым, не сработал.

...Это была одна из самых позорных и унизительных операций Советской армии, которая в свое время сломала хребет фашизму. Унизительная потому, что насилие совершалось над арцахским армянством, героическое участие которого в Великой Отечественной войне общеизвестно. Нужно четко сказать, что антироссийских настроений такое поведение не вызвало. Появились антисоветские настроения — против руководства страны и лично против Горбачева. Вероятно, именно в Арцахе родилось понимание того, что Советский Союз не имеет будущего — ни одно государство не может иметь будущего, если пытается уничтожить народ, который дал стране стольких маршалов, генералов и героев-рядовых.

После операции “Кольцо” наступили самые трудные дни. Операция была хорошо продумана. Нанесли удар по юго-западной части Гадрутского района и Бердадзорскому подрайону, чтобы окончательно ослабить и просто обезлюдить районы Арцаха, территориально наиболее близкие к Армянской ССР. От депортированных сел до границы с Армянской ССР было всего несколько километров, а в результате операции расстояние до ближайших сел стало 50-60 км. Кстати, план операции повторял сценарий событий 1918-1920-х годов. Удары были нанесены по тем же селам, с той же целью, только с одним отличием. Вместо турецких военных деятелей — Джевад-бея, Энвера и Нури-паши — операцию организовывали и проводили политическое руководство и силовые структуры СССР, опираясь на таких людей, как военный комендант района особого положения генерал-майор Владислав Сафонов и генерал Генрих Малюшкин.

Перед тем как началась эскалация, по приказу союзного руководства в Арцах прибыла группа специалистов. Чем они занимались, — Бог знает, работали закрыто. Но, как нам удалось узнать, они собрали для анализа 1400 показателей и исходных данных, характеризующих состояние сельского хозяйства, промышленности, коммуникаций и пр. Можно себе представить 200-300 показателей, но как можно набрать 1400? При Поляничко работали специнституты МВД, которые оценивали количество и численность вооруженных отрядов и пр., и выводы представлялись вполне логичными. Армянские отряды в лучшем случае закрепятся в нескольких деревнях, но затем вооруженные силы армян до подхода помощи из Армении будут уничтожены вместе с гражданским населением. Смогут выжить только несколько горных сел. Операция должна была закончиться возвращением Арцаха в состав Азербайджана.

В ходе операции “Кольцо” можно сказать, что планы союзного руководства частично реализовались, так как СССР имел богатый опыт такого рода операций. Однако далее появился новый, точнее — неизвестный союзному руководству, ресурс — стойкость арцахского армянства.

В Центре недооценили готовность народа идти на жертвы ради свободы. В том, что операция стала возможной, в чем-то виновата и армянская сторона, точнее, наши политические недальновидность и незрелость. Когда при председателе Верховного Совета СССР Лукьянове (со слов бывшего секретаря обкома партии НКАО и народного депутата СССР Генриха Погосяна) зашел разговор об Арцахе, он откровенно заявил, что интересы государства выше интересов области, республики. И вот в такой ситуации Левон Тер-Петросян и АОД заявляют, что проведут референдум по вопросу выхода республики из СССР. Азербайджан же в лице Муталибова сумел создать у союзного руководства впечатление, что он сторонник сохранения Союза. Как следствие, имперское мышление генералов, которые непосредственно планировали операцию, сыграло против армян и конкретно арцахского армянства.

Это было недальновидно с нашей стороны. Возможно, руководство АОД было использовано силами, которые вели дело к ускоренному развалу СССР. Но факт остается фактом — в результате такого поведения Арцах оказался в несравненно худших условиях, нежели в начале освободительного движения. Под ударом оказались не только арцахское армянство, но и весь армянский народ.

Я с первого дня не питал каких-либо иллюзий и не связывал надежд с руководством Республики Армения — АОД и Левоном Тер-Петросяном, которые, хотя и пришли к власти на арцахской волне, имели весьма смутное представление об Арцахе. Левон Тер-Петросян всего несколько раз приезжал в Арцах, а этого совершенно недостаточно, чтобы понять арцахских армян — кто они, как смотрят на мир и армянство.

После операции “Кольцо” появилось понимание, что надо готовить народ к войне. Если против тебя совершается насилие, ты должен найти способы его остановить, пока тебя не уничтожили. Стали формировать отряды самообороны, изготавливать в подпольных цехах самодельное оружие, любыми путями доставать оружие. В Карабахе нашлись патриотические силы, лидеры движения, начал работать Координационный совет, в который входили представители Дашнакцутюн — Аркадий Карапетян, Жанна Галстян, а также Роберт Кочарян, Серж Саргсян, Паркев Србазан и др. Приходилось анализировать ситуацию и на фоне разваливающегося СССР предпринимать конкретные шаги по организации самообороны.

Вот в такой атмосфере в конце декабря 1991 года были проведены выборы, которые сопровождались эскалацией военных действий — бомбили вовсю и Степанакерт, и пограничные с Азербайджаном села. Это были на моей памяти самые демократичные выборы, потому что под пулями никто не подумает пойти и проголосовать не по убеждениям. Народ голосовал за свое будущее. Демократичность выборов подтвердили и международные наблюдатели. Был сформирован парламент, 6 января созвана сессия, и 8 января Верховный Совет НКР принял декларацию о независимости. Артур Мкртчян был избран председателем Верховного Совета. Все было достаточно эмоционально и напряженно. Присутствовали международные наблюдатели — организация “Международная христианская солидарность”, баронесса Кокс, российские депутаты.

Был сформирован президиум из Председателя Верховного Совета, заместителя председателя и представителей постоянных комиссий. Мы знали, что в условиях войны не сможем часто созывать сессию, так как депутаты заняты вопросами обороны, организационной работой и пр. Президиум наделили полномочиями принимать законодательные акты с последующим вынесением их на сессию. Законы получали силу, после того как их примет Президиум. Фактически 10 человек, вместе с председателем — 11, сосредоточили в своих руках всю полноту законодательной власти. Я был избран председателем постоянной комиссии по экономическим и финансовым вопросам. Кстати, я не хотел занимать этот пост, но согласился после того как Артур Мкртчян дважды переговорил со мной.

Среди депутатов относительное большинство составляли дашнаки, и они пользовались уважением. Говорить об арцахских дашнаках того времени надо достаточно условно. Для многих из этих ребят главным делом была не партийная принадлежность, мало кто из них читал хотя бы программу или устав партии. Я тоже состоял в Дашнакцутюн, но всегда говорил и говорю, что для меня судьба армянства превыше судьбы какой-либо партии. Думаю, у этих людей было такое же отношение. Они не находились в плену партийных рамок, они готовились идти в бой за Родину, за свой народ. Поскольку оружие в первую очередь появилось у дашнаков, многие примкнули к ним не из идеологических соображений, а ради возможности получить автомат и пойти в бой.

Я не раз говорил: сегодня жизнь меняется не по годам, а по дням и часам, при этом программы наших традиционных партий не меняются десятилетиями. В мире, где царит закон перемен, с таким багажом ты всегда будешь отставать. Мы живем в мире, где невероятное вчера становится очевидным сегодня — история арцахской борьбы армянского народа это наглядно подтверждает. Невероятный для многих на бумаге, “в теории” сценарий противостояния армянства Азербайджану обернулся не только освобождением территории НКАО, но и части низинного Арцаха, когда реальность превзошла все мыслимые ожидания начала движения. В Арцахе армянство убедилось, что невозможное с точки зрения рациональной логики может стать реальностью при разумной и адекватной национальной политике. Руководство Республики Армения и даже некоторые военные специалисты — армяне, патриоты своего народа, считали, что шансов победить у нас нет. Превосходство Азербайджана по всем показателям чересчур велико. Эти люди мыслили теми категориями, которым их обучали в военных училищах и академиях, исходя из своего опыта, но в Арцахе была уже другая реальность, работали другие законы.

Арцахское движение оказалось жизнеспособным, так как арцахское армянство было политизированным, нацеленным на политику. Идеи находили отклик в сердцах людей, решения, которые принимались, осмыслялись и поддерживались практически всем населением. Также было политизированным и армянство Республики Армения. После событий в Сумгаите и Баку, увидев звериный оскал тюрка, окончательно проснулся спюрк. Без этого, без политической активности всего армянства мы не смогли бы организовать сопротивление вначале советской карательной машине, а затем агрессии Азербайджана.

Мы сразу же столкнулись со сложнейшим комплексом вопросов. С избранием Артура Мкртчяна Карабах получил возможность предпринимать самостоятельные шаги в политике. Причем, наверное, сразу же появилось понимание того, какой должна быть политика Арцаха — действительно независимой и неподконтрольной каким-либо силам вне Арцаха, включая Армения. Арцах не должен управляться из Еревана и, тем более, из Москвы, Вашингтона и пр. Если выстраивать свою линию в ином ключе, то в случае прямой военной агрессии, неизбежного международного давления на Республику Армения могут быть предприняты шаги с непоправимыми последствиями. Решать должны те, кто находится перед угрозой уничтожения. В этих условиях начинают действовать другая мораль и другие законы. Мы не имели необходимой теоретической подготовки и проигрывали в этом профессиональным политологам и политикам, но в практическом плане оказались в состоянии вырабатывать и проводить решения, которые не могли прийти в голову теоретикам.

В руководстве Армении склонялись к решению арцахской проблемы путем переговоров. Но какие могут быть переговоры, когда против тебя уже развязана агрессивная война, имеющая целью физическое уничтожение? Важным и во многом судьбоносным в этом плане стало совещание 27 января 1992 года, проведенное в бывшем здании КГБ. Оно состоялось на следующий день после атаки азербайджанцев на село Каринтак, когда они оставили на поле боя свыше ста трупов. Ситуация была сложной, ответственность огромной. Речь шла фактически о принятии судьбоносного для арцахского армянства решения. И тут свою роль лидера сыграл Артур Мкртчян. Выслушав все мнения, он взял на себя всю полноту ответственности и решительно сказал: “Нам навязана война, в которой нам ничего не остается, кроме как победить. И мы победим”. Это стало переломным моментом — было принято решение идти на войну. Как показало время, выбранная линия оказалась единственно правильной.

Власти Азербайджана, их советники — в азербайджанском Генштабе были десятки российских и турецких офицеров — рассчитывали полностью уничтожить нас, а мы доказали миру и себе обратное: без активного участия третьих сторон в состоянии решить не только свои внутренние задачи, защитить арцахское армянство, но можем и перейти в наступление. Выходит, Азербайджан и его советники не были знакомы с классикой стратегической мысли, иначе сами бы открыли нам Лачинский коридор.

* * *

Сразу после открытия Лачинского коридора Левон Тер-Петросян пригласил нас в Ереван. Мы вошли в кабинет. Он вставил в мундштук “Мальборо” и сказал нам надменно и раздраженно: “Здравствуйте... Это о скольких вы головах, что приняли решение военным путем освободить Шуши? Я в Тегеране договорился мирным путем решить вопрос. Кто будет отвечать за последствия?” Эти слова адресовались фактически всему Президиуму Верховного Совета. Того самого Президиума, под руководством которого Арцах и армянство в целом одержали столь блистательную победу. Любой другой руководитель, президент, поздравил бы людей, которые освободили хотя бы одну деревню, а Тер-Петросян начал нас отчитывать. Я не стерпел и говорю: “Наверное, вы в курсе, что в Степанакерте ежедневно бывало до 25 жертв от обстрелов из Шуши. Решение принято нами, и нам за него отвечать...

Вот так... В это сложно поверить, но порой народы выживают не благодаря, а вопреки политическому руководству.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0