Qwinto

Сумгаит

142 posts in this topic

Марина Григорян

Императив признания

В Национальном Собрании РА идет обсуждение проекта заявления «Об осуществленном в 1988-1992 годах со стороны властей Азербайджана геноциде по отношению к армянскому населению, проживающему во многих населенных пунктах Азербайджанской ССР и Нагорно-Карабахской автономной области». Фактически речь идет об официальном признании парламентом Армении совершенного Азербайджаном геноцида в отношении армянства Аз. ССР и Карабаха. На фоне последних событий, связанных как с урегулированием карабахского конфликта, так и армяно-турецким диалогом, необходимость подобной квалификации, остро ощущавшаяся еще 21 год назад - с момента совершения геноцида в Сумгаите, вырисовывается особенно четко и актуально.

Все эти годы публиковалось множество статей, в которых подробно рассматривались политические и правовые аспекты этой многогранной темы. Красной нитью проходила через них необходимость на законодательном уровне заявить о том, что политика властей Азербайджана в 1988-1992 гг. явилась продолжением политики Турции по истреблению армян на их же исторических территориях и что век Геноцида, начавшись в конце XIX столетия, продолжился вплоть до конца XX-го. При этом методы и цели политики Турции и Азербайджана в отношении армян оставались неизменными и полностью подпадают под правовое определение геноцида. Крайне важно при этом, что в обоих случаях речь идет не просто об этнических чистках, но и о лишении армян исторической родины, результатом чего явилось в начале века - образование армянской Диаспоры, в конце – наличие около полумиллиона беженцев-армян из различных населенных пунктов Азербайджана и Нагорного Карабаха.

Этот политико-правовой аспект проблемы автор проекта заявления депутат Лариса Алавердян непосредственно связывает с вопросом международного признания Нагорно-Карабахской Республики, который до сих пор не стоит в повестке дня во многом по причине пассивности армянской стороны. По ее мнению, одним из правовых оснований международного признания независимости Косово явилась квалификация действий сербов в отношении косоваров геноцидом. В силу этого официальное признание Арменией геноцидального характера действий Азербайджана в период 1988-1992 гг. может стать правовой основой для начала процесса международного признания НКР.

Следующее. Принятие подобного заявления может привести к изменению всего формата переговорного процесса вокруг урегулирования проблемы, поскольку сразу выдвигает в качестве одного из основных вопросов повестки дня проблему армянских беженцев. Парадоксально, но факт: до сих пор в процессе переговоров цинично игнорируется не только наличие почти полумиллиона армян-беженцев из Азербайджана и оккупированных территорий Нагорного Карабаха, не только методы и способы их насильственного изгнания и осуществленного в их отношении геноцида, причем неоднократно, но и то непреложное обстоятельство, что они были изгнаны с территорий своего исторического проживания, а значит, лишены Родины. Соответственно, и речи нет об их возвращении в родные места. Признание геноцидом действий Азербайджана в отношении армян неизбежно и логично поставит вопрос о включении всего комплекса вопросов армянских беженцев в повестку дня переговорного процесса в рамках Минской группы.

Следующее. Принятие заявления актуализирует вопрос правовой ответственности за совершение неоднократных действий геноцидального характера на территории бывшей Азербайджанской ССР и Нагорного Карабаха в отношении армянского населения. Опять-таки парадоксально, но факт: с обретением Арменией независимости начавшийся было процесс международного признания геноцида в Сумгаите был заморожен и с тех пор не возобновлялся. «Сумгаит» остался единственным актом геноцида, в отношении которого было возбуждено уголовное дело, которое, однако, было умышленно раздроблено руководством СССР на несколько мелких эпизодов, лишь по одному из которых были вынесены приговоры троим исполнителям. Между тем еще в советское время прокуратура Армении и ряд общественных организаций направили обращения в соответствующие структуры ООН – процесс развивался, но с приходом к власти АОД все было спущено на тормозах, и с тех пор в независимой Армении ни разу не ставился вопрос об обращении в международные инстанции с требованием признания геноцида армян в Азербайджане и привлечения к ответственности организаторов и исполнителей чудовищных актов геноцида в Сумгаите, Баку, Мараге, операции «Кольцо» и других – вплоть до беспощадных бомбежек мирного населения Арцаха.

Крайне важны и чисто политические аспекты заявления. В первую очередь Республике Армения необходимо наконец определиться со своей позицией в отношении целого пласта исторических событий, пусть даже уместившихся в короткий отрезок времени, но происшедших с армянским народом на его территориях и круто изменивших жизнь и судьбу сотен тысяч наших соотечественников, как и судьбу самой Армении. Принятие заявления, по мнению Л. Алавердян, даст возможность армянской дипломатии четко и однозначно ставить вопрос о том, что повторное насильственное включение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана невозможно вследствие еще и геноцидальных действий Азербайджана в отношении народа Арцаха, а также предъявить международному сообществу тот непреложный факт, что подобными действиями Азербайджан, как, впрочем, и Турция, лишил себя права принимать какое-либо участие в определении окончательного статуса Нагорно-Карабахской Республики.

Следующее. Молчание Армении на фоне небывалой активности Азербайджана привело к тому, что соседняя страна развязала беспрецедентную кампанию по искажению и переписыванию истории в собственных интересах. Более того, Армения своей пассивностью активно способствует этому преступному процессу, в результате которого многие события, участники и жертвы которых еще живы, преподносятся международному сообществу в совершенно ином, антиармянском ракурсе. Дальнейшее молчание может привести к тому, что уже через несколько лет жертвы геноцида станут его виновниками, а страна, совершившая геноцидальные действия, окажется в нимбе невинности, что повлечет за собой необратимые политические последствия.

Впрочем, уже сегодня вопиющим следствием политики Армении является отсутствие в переговорном процессе вопроса армянства Азербайджана как основной пострадавшей в ходе конфликта стороны. Вовсе не случайно инициатива принятия парламентом Армении такого заявления принадлежит нескольким общественным организациям, в первую очередь – НПО «Ассамблея азербайджанских армян».

Наконец, не менее важен моральный аспект проблемы. Тот факт, что за 20 лет Армения так и не удосужилась признать хотя бы один из актов геноцида армян в Азербайджане, сам по себе является позорным и безнравственным. Справедливо требуя от Турции признать совершенный 100 лет назад Геноцид, армянское государство упорно игнорирует факт совершенного 20 лет назад геноцида в отношении другого поколения армян – геноцида, повторюсь, методы и цели которого никак и ничем не отличались от событий начала века в Оттоманской Турции. Принятие заявления парламентом может стать началом активизации действий Армении на внешнеполитическом и пропагандистском фронтах, без чего невозможно справедливое решение сложнейшего комплекса вопросов Ай Дата.

Кстати, стоит в связи с этим упомянуть начатую Комитетом Ай Дата кампанию «Расскажи историю своей семьи...», целью которой является сбор информации об армянских семьях, пострадавших от геноцида в Азербайджане. Совместная координированная работа Армении и Диаспоры в направлении признания действий Азербайджана геноцидом на фоне навязываемых народу «принципов» и «протоколов» становится не просто необходимостью, а императивом - времени, поколению, властям и общественности Армении.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Всего лишь двадцать лет прошло с рубежа 80-90-х, а многое уже забыто. "Все течет.." - говорили древние. Видимо, были правы. Так и русоцид того времени в республиках СССР забыт. Не всеми, конечно, но многими. Многие не помнят, не знают, как изгоняли, убивали, мучили русских людей бандиты, объявленные властями новых независимых республик - героями. Молдова, Чечня, Таджикистан... многие ли помнят? многие ли знают? Баку - у кого шевельнется волос на голове при упоминании об этом городе? О городе, где азербайджанские нацисты устроили геноцид национальным меньшинствам.

Так получилось, что армяне "свой" погром января девяностого года помнят. А вот русские? Если бы семья моей жены накануне тех событий не бежала бы в Россию (сравнительно легко отделавшись, даже обменяв свою старую квартиру на такую же в Волгограде, причем поменявшись по иронии судьбы с армянином, не знавшим в какой Баку он едет, не поминимавшим, что 1987 год не 1986) знал бы об этом я? Поэтому давайте вместе вспомним те дни января 1990 года.

Отметим, что озверение части азербайджанцев началось не в девяностом, а раньше. Первыми жертвами погромов стали армяне, ненависть к которым с момента карабахского конфликта била через край. Достаточно сказать, что, когда в 88-м произошло страшное землетрясение в Спитаке и Ленинакане, Баку ликовал, и в Армению был отправлен поезд с топливом в рамках оказания помощи, к которому обязывались все союзные республики, на цистернах которого было написано: «Поздравляем с землетрясением! Желаем повторения!»

К 1988 году истерия набрала полную силу. Первым местом, где начались убийства оказался Сумгаит. В ответ на мирное и демократическое по своей сути волеизъявление карабахского армянства о воссоединении Нагорно-Карабахской автономной области с матерью-Арменией был организован геноцид. Целями организованной бойни и массовых погромов были запугивание как армян, так и союзного центра перспективой дальнейшего разрастания аналогичных кровавых акций и, тем самым, - отказ армян от борьбы за Карабах, а также отказ союзных властей от рассмотрения и справедливого решения карабахской проблемы. Основным лозунгом Сумгаита в те дни стал лозунг «Смерть армянам!».

Еще 14 февраля в ответ на мирные арцахские митинги зав. отделом ЦК КП Азербайджана Асадов на заседании бюро обкома партии заявил, что «сто тысяч азербайджанцев готовы в любое время ворваться в Карабах и устроить бойню». 22 февраля толпа азербайджанцев из Агдама, громя и сметая все на своем пути двинулась на Аскеран с целью «наказать» армян, но на подступах к поселку была остановлена отрядами милиции и группой карабахских ребят, при этом двое нападавших были убиты. А 26 февраля уже сам Горбачев высказал Сильве Капутикян и Зорию Балаяну: «А вы подумали о судьбе двухсот семи тысяч бакинских армян?». 26 февраля на первом, еще немногочисленном митинге выступила второй секретарь Сумгаитского горкома партии Байрамова, в речи которой содержалось требование к армянам незамедлительно покинуть Азербайджан, а поэт Аловлу закончил свое выступление словами: «Смерть армянам!». 27 февраля по Центральному телевидению выступил заместитель Генерального прокурора СССР Катусев с провокационным сообщением о том, что 22-го февраля в инциденте на подступах к Аскерану погибли двое молодых азербайджанцев. Это сообщение послужило своеобразным детонатором, приведшим в действие цепь дальнейших трагических событий; вечером того же дня после завершения митинга начались первые погромы, длившиеся до поздней ночи, а на следующий день – 28 февраля толпы людей (и среди них принимавшие непосредственное участие в совершенных накануне преступлениях) снова собрались на митинг. Этот последний митинг окончательно убедившихся в своей полной безнаказанности азербайджанцев, завершился тем, что первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-заде, взяв в руки флаг Азербайджанской ССР, повел за собой огромную толпу собравшихся на площади Ленина. Повел громить армян...

Остальное тут

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://news.mail.ru/politics/3425792/print/

24.02 2010, 11:33 ИА REGNUM

Посол Армении написал Пан Ги Муну письмо о погромах в Баку и Сумгаите

Постоянный представитель Армении в ООН, посол Карен Назарян, в связи с годовщиной погромов армянского населения в Сумгаите и Баку, распространил в ООН официальное письмо, адресованное Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну.

В письме, в частности, отмечается, «Азербайджан продолжает представлять себя так называемой жертвой “армянской агрессии”, с этой целью искажая не только известные всему миру события, но и свидетельства азербайджанских источников тех лет». Посол Назарян, в частности, цитирует известное интервью экс-президента Азербайджана Аяза Муталибова, где последний, касаясь событий Ходжалу, описывает, как оппозиция Азербайджана и милиция препятствовали выводу гражданского населения из зоны военных действий через горное ущелье. «Оппозиция надеялась путем бойни своих же соотечественников достичь власти в Баку», — отмечает армянский посол. В письме приводится также доклад организации The Helsinki Watch, сделанный ею в сентябре 1992 года, в котором указывается на свидетельства самих азербайджанцев о том, как милиция стреляла в спасавшееся гражданское население.

В письме также указывается, что «международная общественность неоднократно убеждалась в бесчисленных зверствах, осуществленных правительством Азербайджана в отношении беззащитного армянского населения»: «В ответ на мирное и конституционное требование народа Нагорного Карабаха воспользоваться своим правом на самоопределение, азербайджанские власти организовали и вооружили толпу, которая в 1988 году осуществила погромы проживающих в Сумгаите армян. Эти погромы стали первым случаем массовых убийств на территории Советского Союза, которые, соответственно, были зафиксированы в судебных делах. Азербайджан сразу же после обретения независимости освободил осужденных убийц и публично провозгласил их национальными героями».

«Доклад организации The Helsinki Watch свидетельствует, что события эти имели целью напугать армян, проживающих в других районах Азербайджана. Погромы, осуществленные в 1988-1991 гг. в Гандзаке, других городах Азербайджана, были еще более массовыми и варварскими, и привели к этническому истреблению и перемещению более полумиллиона армян. За этими зверствами последовали беспрецедентные наступательные действия азербайджанских вооруженных сил, направленные на истребление населения Нагорного Карабаха», — говорится в документе.

Письмо посла Армении, направленное также Совету безопасности ООН и Генеральной ассамблее, завершается следующей мыслью: «Должно раз и навсегда стать ясно, что сам Азербайджан развязал вооруженную агрессию против Нагорного Карабаха. Армения уверена, что в этой ситуации наилучшим решением является восстановление законного требования народа Нагорного Карабаха, с целью реализации неотъемлемого права наций на самоопределение».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Share this post


Link to post
Share on other sites

post-31580-1267275734.jpg

Это - сумгаит

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зияющая пустота сумгаита

26 февраля с. г. Генеральная Прокуратура Республики Армения сообщила о завершении работ по созданию электронного архива на основе материалов уголовных дел, возбужденных в связи с погромами армян в конце 1980-х годов на территории Советского Азербайджана.

В сообщении содержалось необходимое примечание о том, что свидетельства и показания размещаются с частичным сокращением:

«С учетом того, что, согласно свидетельствам, в отдельных случаях армянам удавалось спастись благодаря либо азербайджанским, либо русским соседям, не публикуются адреса бывших армянских жителей Сумгаита и имена протянувших им руку помощи азербайджанцев, в интересах безопасности последних».

Согласитесь, примечание далеко нелишнее, учитывая атмосферу тотальной ненависти к армянам, царящую в соседнем государстве, и соответствующее отношение к тем, кто эту ненависть не разделяет.

Между тем, данное сообщение Генеральной Прокуратуры Армении вызвало настоящую панику в геноцидальном государстве. 2 марта с. г. азербайджанское интернет-издание 1news.az опубликовало материал, в котором, в частности, говорится:

«Если не полениться и взглянуть на то, что уже успела собрать и выставить на свой сайт Генпрокуратура Армении, то сразу становится ясно, какую грубую провокацию и фальсификацию готовит армянская сторона».

Что же так взбудоражило азербайджанцев? Оказывается, их озаботили вышеупомянутые сокращения. И действительно – какая досада: как же теперь «вычислить» тех несознательных сограждан, в ком сохранялось человеческое участие к ни в чем не повинным соседям-армянам, и кто не уподобился своим потерявшим человеческий облик соотечественникам, убивавшим, истязавшим и грабившим безоружных людей.

Кроме того, ньюсазовцы сокрушаются, что, дескать, Генпрокуратура Армении «пропустила» убитых во время сумгаитских погромов «5 азербайджанцев и 1 лезгина». Не знаю насчет лезгина, но шестеро погибших азербайджанцев, о которых вспомнили авторы статьи, как раз и входили в число тех самых погромщиков и убийц, и были задавлены водителем военного грузовика после того, как напав, пытались забить до смерти одного из военнослужащих Советской армии, спасавшего армян.

А еще на свет в который уже раз вытащен азагитпроповский штамп под названием «Эдуард Григорян». Честно говоря, уже несколько утомило повторяться, но вынужден напомнить: уголовник Григорян, армянин по отцу (отец оставил семью еще в детстве, поэтому армянского в Григоряне – разве только фамилия), участия в тяжких преступлениях не принимал (что нисколько не умаляет его вины), и считать его «организатором сумгаитских погромов», по меньшей мере, несерьезно. Хотя бы потому, что в насилиях, издевательствах, истязаниях, убийствах, сожжениях заживо, групповых изнасилованиях, нападениях и грабежах, отложив домашние дела в сторону, с удовольствием участвовала многотысячная масса азербайджанских тюрок, включая отцов семейств, домохозяек, студентов и школьников. К этому феномену мы вернемся чуть позже.

А тем временем в игру на ньюс.азе вступил еще один персонаж - некий бывший «обвинитель по сумгаитским событиям» Аслан Исмайлов:

«Мне сразу же стало ясно – дело расследовано не до конца. В частности, видно, что оно обрывается на самом интересном моменте – когда все идет к выходу на организаторов этих событий».

Да, Исмайлов прав, организаторы сумгаита остались за кадром, однако ищет он их где угодно, только не у себя под носом. Ведь сумгаитское дело неспроста было искусственно раздроблено на множество эпизодов, и уж конечно, сделано это было никак не для сокрытия Григоряна, который, как раз-таки, был полностью изобличен и осужден. Дело дробили, чтобы ни в коем случае не признать то, что всем с самого начала было ясно: в Сумгаите происходил геноцид армянского населения («действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью и пр…»). Именно геноцид. Приказ на его отрицание шел с самого верха, и совершенно прав Исмайлов, вспоминая, как Горбачев – дипломированный юрист - отбрыкивался от очевидной трактовки событий, обвиняя в содеянном некую анациональную толпу хулиганствующих элементов. Вот только выводы из своих воспоминаний бывший обвинитель делает на удивление нелогичные.

Хочу привести редкий по откровению советский документ – сообщение ТАСС, опубликованное в газете «Известия» от 10 марта 1989 г. В ней идет речь о расследовании фактов погромов армянского населения в Ходжалу 18 сентября 1988 г. (да-да, не удивляйтесь, за 3,5 года до взятия этого поселка карабахскими силами, там происходили погромы армян, о чем сегодня сопредельная сторона предпочитает не вспоминать, а наша не особо и напоминает):

«Следователи установили, что в массовых беспорядках в селе Ходжалу участвовало практически все его население азербайджанской национальности (здесь и далее выделено мною – Пандухт), но ограничили свою деятельность выявлением наиболее активных участников нападения («Было бы и юридически, и политически неверно привлекать к уголовной ответственности всех лиц, так или иначе вовлеченных в эти события»). В итоге под суд было решено отдать лишь двух человек. Кроме них в ходе расследования были изобличены в преступлениях еще восемь человек. Но, учитывая, что действия этих лиц не повлекли тяжких последствий, все они дали чистосердечные показания, раскаялись в содеянном, положительно характеризуются по месту работы и жительства, в отношении них уголовные дела прекращены. Этих лиц взяли на поруки трудовые коллективы. Принимаются во внимание и другие факторы».

Вдумайтесь: «практически все население азербайджанской национальности»! То есть, участвовали в избиениях, убийствах и погромах ВСЕ, включая женщин и детей! Какому «григоряну» под силу организация извержения такой всеобъемлющей ненависти и такая тотальная мобилизация масс? Это – не стихийное варварство неуправляемой толпы. Это – голос крови и зов предков – абдул-гамидов, энверов, талеатов, джемалей и нури. Это – всего-навсего продолжение «славных» турецких геноцидальных традиций.

А вот еще одно свидетельство (населенный пункт другой, методы, тотальность, национальность жертв и палачей - те же):

«Когда перед этим мы смотрели в надвигающуюся армаду, то впереди шли девушки и женщины, цепью держа друг друга за руки, и они кричали: «Эрмяниляря олюм, эрмяниляря олюм!» Некоторые были лохматыми, они как бы рвали свои волосы и били себя в грудь, а у некоторых была кровь на лице и разорванная одежда - рукав, воротник или еще что. Вторая цепь была страшная! Эти женщины орали: «Смерть армянам!», рвали на себе одежду и так кричали, что будто сын единственный умер... Мужчины были внутри цепи и они-то и кидали всякие предметы. Закидав аэрокассу, они так в нее и не вошли. Они шли туда, в сторону Черного города».

И еще:

«Я увидел, как человек 200 разного возраста с двух сторон бежали за голой женщиной лет 25-и. Они разъяренно кричали и смеялись. Женщина эта была полностью нагая. Примерно метрах в 200 от больницы, возле чайной, на остановке автобуса толпа окружила женщину, и не было видно, что там творится примерно в течение 10 минут. После этого толпа начала расходиться и бежать в разные стороны, а тело женщины лежало на земле. Тело этой женщины пролежало под сильным дождем примерно до полуночи, после чего уже не видно было из окна, там ли это тело или нет. Отмечу, что в дальнейшем из разговоров по городу я узнал, что женщина эта была армянка по имени Мила, и что она была беременна. Узнал, что до этого момента толпа водила ее в голом виде на площадь и заставляла там плясать. Тот момент, который я видел, оказалось, что женщина эта вырвалась с площади 45 квартала и бежала в сторону нашей больницы. Хочу заметить, что среди бежавшей за ней толпы были также и женщины (! – П.)».

Еще раз повторюсь: это не стихийность. Это голос крови волчьей стаи, ритуал турецкого единения и единый порыв вернувшегося из «развитого социализма» к своему естественному образу существования огузского, османского, сельджукского и прочего зверья. Существования, в котором убивать, резать, мучить, глумиться над безоружной жертвой – естественное и даже радостное занятие.

Таким образом, к концу 1988 года погромы, в результате которых более 300 тысяч армян было насильственно изгнано из своих домов, происходили во всех без исключения населенных пунктах Азербайджанской ССР, где проживал хотя бы один армянин, и участвовало в них огромное число лиц азербайджанской национальности всех возрастов и обоих полов при активной поддержке правоохранительных и иных государственных органов и структур республики. Понятно, что геноцидальные действия таких колоссальных масштабов, приведшие регион к гуманитарной катастрофе, не могли совершаться без участия и прямого руководства тогдашних политических властей Азербайджанской ССР.

Не пресеченное, не наказанное вовремя и не вырванное с корнем зло, подобно бумерангу, ныне, когда армян в Азербайджане давно уже не осталось, бьет по самим азербайджанским тюркам. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в ленту новостей и происшествий любого из популярных азербайджанских интернет-изданий: родители убивают своих детей, мужья расчленяют жен, взрослые насилуют детей, мелькают топоры, катятся отрубленные головы, льется кровь. Это - последствия оставшихся без воздаяния больших и малых сумгаитов.

Все это прекрасно осознают и автор ньюсазовской статьи, и руководитель пресс-службы Генпрокуратуры Азербайджана Эльдар Султанов, умудрившийся взять слова «погромы армян в Сумгаите» в кавычки, и азербайджанское общество в целом. Ведь живы и очевидцы событий - те, кто спасал, и те, кто предпочитал не вмешиваться, а также живы и спокойно бродят по улицам азербайджанских городов толпы оставшихся безнаказанными многочисленных погромщиков, насильников и убийц. Гуляют по улицам, сидят в чайханах, воспитывают детишек. Одни из них предпочитают молчать, другие беззастенчиво лгут, а третьи…

Третьи выдумывают свои собственные «геноциды» и «показания свидетелей» по ним. Один из таких писателей-фантастов – выпускник исторического факультета Бакинского университета Ризван Гусейнов. Это тот самый Гусейнов, который убеждал, что армянский христианский храм Агарцин - это «памятник архитектуры племен тюркских огузов», а совсем недавно, увлекшись, сам сознался в том, что фотографии жертв Агдамской трагедии на самом деле не имеют к ней ни малейшего отношения. Теперь вот, возжелав обрести персональный геноцид, и в качестве некоего противовеса материалам Генпрокуратуры Армении, Гусейнов родил статью под названием «Трагедия Ходжалы от первого лица – рассказы очевидцев и рассекреченные архивы». Надо сказать, что «рассказы очевидцев» в исполнении Гусейнова получились очень похожими на христианский храм в исполнении тюрок-огузов - столь незадачливый пропагандист и наврать-то более-менее правдоподобно не сподобился. Чтобы немного развеяться, предлагаю погрузиться в «рассекреченные архивы» от Гусейнова:

«В Ханкенди (Степанакерт – П.), куда нас в февральскую стужу полураздетых, босых с перевязанными колючей проволокой руками и ногами доставили армянские военные, я видел боевиков не только из Карабаха и Армении, но и сирийских армян, а также из других стран. Многие из них плохо понимали друг друга, потому что говорили на различных диалектах армянского языка».

Вот ведь какой пленный ходжалинский лингвист: сами армяне, видишь ли, плохо друг друга понимали, а он «с перевязанными колючей проволокой руками и ногами» сходу по «диалекту» определил, что армяне были из Сирии.

«Тут были наемники из Армении, Франции и стран Ближнего Востока».

Похоже, у нас еще один лингвист. Интересно, по каким критериям «наемник из Армении» отличался от «просто армянина»?

«Среди армянских бородачей были члены партии «Дашнакцутюн».

Следующий пленник, «рассекреченный Гусейновым», не лингвист, но тоже уникум - визуально определяет партийную принадлежность. Неужели по длине бороды?

«Армяне, пытавшие нас, говорили: «Мы не знаем никакого Азербайджана и азербайджанцев, и скоро создадим на этих землях «великую Армению». На наши вопросы армянам: «Зачем так мучаете нас?!» они отвечали: «Так надо!».

«Так надо!» - коротко и сердито. И то правда: какая ж Великая Армения без мучений?

«В Аскеране я видел иностранцев, говоривших на английском и французском, один их них управлял армянским БМП».

Я прихожу к выводу, что Ходжалу был средоточием полиглотов. Только вот интересно: неужели же иностранец, разъезжая по Аскерану на БМП, настолько громко разговаривал на английском и французском, что его слышали «томящиеся в аскеранских застенках» ходжалинские лингвисты?

«Только теперь, по прошествии многих лет, я понял, что армяне умышленно загнали и уничтожили жителей Ходжалы на этой полянке у реки Гаргар. Как выяснилось, именно тут была устроена массовая резня ходжалинцев со стороны армян в 1905 и 1918 гг. Армяне помнили это и умышленно устроили третий геноцид Ходжалы – в 1992 году на этом же месте».

Кем и когда это выяснилось, история, и Гусейнов вместе с ней, умалчивают. И, конечно, ничего, что первое упоминание о Ходжалу датируется 1909 годом, а по данным «Кавказского календаря» за 1917 год и переписи населения 1926 года, произведенной Азербайджанским центральным статистическим управлением, Ходжалу зафиксировано как армянское село. И ничего, что первые закавказские тюрки стали селиться в этой местности лишь в конце 50-х годов прошлого века. Какое это имеет значение, если очень хочется иметь свой карманный геноцид…

Но если серьезно, в свете последних событий азерагитпроп и потребители его тошнотворной продукции нынче пребывают в состоянии, близком к состоянию боксера после нокдауна. Еще бы, стремительно рушится вся выстроенная за два десятилетия причудливая пирамида из лжи, фальсификаций и инсинуаций.

А на ее месте – лишь зияющая пустота сумгаита и не проходящий смрад сожженной человеческой плоти…

http://pandukht.livejournal.com/94893.html

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правовые аспекты геноцида армян на территории Азербайджана в 1988-1990 гг. на примере Сумгаита

Когда речь заходит о массовых погромах армянского населения в конце ХХ века на территории Азербайджана, иногда высказывается мнение, что эти насильственные действия не подходят под определение геноцида. Между тем, факты и нормы международного права и, в частности, Конвенция ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него», принятая 9-го декабря 1948 года, свидетельствуют об обратном.

В конце 80-х годов политическая активность в Армении и Карабахе, протекавшая в основном в мирной форме, сопровождалась убийствами армян в Азербайджане. 27 февраля фанатичныe азербайджанцы устроили трехдневную бойню в Сумгаите, в новом промышленном городе в 20 милях от Баку, убивая местных армян и уничтожая их имущество. Согласно официальным данным, погибло 32 человека, однако по свидетельству очевидцев, их реальное число переваливало за сотни.

Резня в Сумгаите была лишь первой в серии антиармянских погромов в Азербайджане. Кировабадский район был явно спровоцирован ложными сообщениями азербайджанской прессы о том, что армяне в Карабахе якобы осквернили «священную рощу» и собирались строить на ее месте опасную с экологической точки зрения фабрику. 21 ноября 1988 года начались погромы армян второго по величине азербайджанского города Кировабада, число жертв не уточнено, 40.000 армян были изгнаны толпами азербайджанцев из своих домов и вынуждены были бежать в Армению. После одного инцидента в Кировабаде сотни армянских женщин и детей были вынуждены искать убежище в церкви, которую пыталась защитить группа храбрых, но безоружных советских солдат. В ходе столкновений несколько солдат были убиты.

Погром Кировабада совпал по времени с ростом антиармянской активности в Баку. 18 ноября 1988 года за участие в сумгаитской резне в Москве был вынесен смертный приговор одному из азербайджанцев[1]. На следующий день в Баку состоялась массовая демонстрация протеста против решения московского суда. Митинги охватили более 500.000 азербайджанцев. Наиболее характерными были «Смерть армянам!», «Армяне, вон из Азербайджана!» и другие подобного рода антиармянские лозунги.

Массовые убийства армян в Баку начались в января 1990 года, в результате согласно официальным, обычно заниженным данным, было убито 68 армян[2]. В Баку осталось лишь 1800 армян. Большая их часть – женщины, вышедшие замуж за азербайджанцев, или дети из смешанных браков.

Советские войска вошли в Баку 19 января. Антиармянски настроенные толпы превратились в антисоветские и окружили здание Центрального Комитета Коммунистической партии Азербайджана.

На Карабахе также был опробован такой варварский метод, как погромы, резня. С криками «Не отдадим Карабах» толпы азербайджанцев врывались в квартиры армян, выбрасывали их из окон, истязали, насиловали, сжигали живьем, забивали насмерть камнями, расчленяли топором. Такие погромы вспыхнули и в других городах и селах Азербайджана[3].

Согласно международному праву «под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-нибудь национальную, расовую или религиозную группу как таковую: а) убийством членов такой группы; б) причинением серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы и т. д.»[4]

Убийство армян в Сумгаите, Кировабаде, Баку и других городах Азербайджана, согласно Конвенции ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него» бесспорно является ни чем иным, как убийством «части[5] национальной группы как таковой» – армян, т. е. геноцидом со стороны азербайджанцев в отношении армян.

Только этого уже достаточно, чтобы действия азербайджанцев квалифицировались как геноцид, однако, кроме этого во время армянских погромов армянам, которые чудом спаслись и были депортированы из Азербайджана в Армению «причинялись серьезные телесные повреждения и умственное расстройство», что также входит в состав преступления геноцида.

Преступления такого рода, каковым является геноцид, как правило, совершаются с заранее обдуманным умыслом по тщательно разработанному плану, преследуя четкую цель. Для совершения этого преступления необходима определенная система действий. Во время истребления армянского населения Азербайджана четко соблюдалась следующая система действий из 4-х этапов, сначала в Сумгаите, а затем Кировабаде и Баку.

1. Создание соответствующего психологического настроя преступников

Антиармянские митинги в Сумгаите начались 26 февраля на центральной площади Ленина. На следующий день, 27 февраля на митинге присутствовало еще больше людей. Помимо обращений к митингующим с призывами «Смерть армянам», организаторы митинга применяли и другие средства, например, водка и наркотики в большом количестве бесплатно раздавались толпе прямо с грузовиков. Вечером «митинги» переросли в насильственные действия. Первые избиения и погромы длились до поздней ночи, а на следующий день сотни людей, принявших непосредственное участие в преступлениях, как ни в чем не бывало, собрались на свой последний «митинг»[6]. Таким образом, толпа «подготавливалась» к тому, что ей предстояло сделать, а именно – пойти убивать армян.

2. Создание условий для беспрепятственного осуществления задуманного преступления

Во время сумгаитских событий было очевидным бездействие и подстрекательство партийных, советских органов и сил государственной безопасности. Во время митингов 26-29 февраля в Сумгаите, явное содействие сумгаитской милиции погромщикам, наличие списков армян на руках у организаторов преступлений, отключение телефонов армян работниками городского узла связи, отключение электроэнергии в целых кварталах и микрорайонах в дни погромов, изготовление холодного оружия на промышленных предприятиях Сумгаита.

Резню, совершенную в Азербайджане не пресекли, более того, этому никак «не помешали» центральные власти.

На заседании Верховного Совета 18 июля Горбачев заявил, что трагедии в Сумгаите не было бы, если бы войска не опоздали на три часа, тогда как подразделения Министерства обороны и Министерства внутренних дел страны стали прибывать в Сумгаит вечером 28 февраля, а через сутки в вечерние часы 29 февраля в Сумгаите было убито по крайней мере десять армян, были совершены погромы десятков квартир[7]. Когда войска вступили в Сумгаит, беспомощные люди бросались за помощью к БТР-ам, на что военные отвечали, что у них нет приказа вмешиваться[8]. В таком случае возникает вопрос: для чего в Сумгаит были введены войска?

3. Заготовление орудий и средств убийства.

В цехах трубопрокатного завода Сумгаита, еще до известных событий изготавливались орудия убийства: топоры, ножи и другие предметы, которые использовались во время убийства армян.

У подъездов домов, где проживали армяне, останавливались бензовозы, из которых бутылки наполнялись бензином и раздавались преступникам, после чего эти бутылки использовались для сожжения квартир и имущества армян[9].

4. Сокрытие преступления и его участников.

Факт геноцида, совершенного в Азербайджане в отношении армянского населения, а также участников этого преступления, всячески пытались сокрыть как руководители Азербайджана, так и из центра.

Уже после сумгаитских событий по указанию ответственных работников ЦК КП Азербайджана производились вывоз и захоронение выброшенных из армянских квартир вещей, а также лихорадочно быстрый ремонт разгромленных квартир.

Уголовные дела по Сумгаиту были расчленены, убийства невинных людей по национальному признаку квалифицировались на судебных процессах как убийства из хулиганских побуждений[10]. Потерпевших вызывали в Сумгаит, где они потеряли своих родных, будучи уверенными, что они туда не поедут. Все это было сделано для того, чтобы прикрыть и как-нибудь пропустить дела через суд[11].

Генеральный прокурор СССР Сухарев на сессии Верховного Совета СССР заявил, что перед судом предстанут 94 человека, тогда как только по одному уголовному делу Ахмедова и других явствует, что только 29 февраля в нападениях только на 41-а квартал Сумгаита, где проживали армяне, участвовало около 400 человек[12].

Дело дошло даже до абсурда. Академик АН Азербайджана З. Буниятов полностью извратил суть и характер трагедии и дошел до того, что объявил виновниками, организаторами и зачинщиками преступлений самих армян и даже зарубежные армянские партии. Армяне были объявлены мазохистами, «выдумавшими» Сумгаит, где армян убивали сами армяне[13].

По рассказам пострадавших сумгаитские больницы в эти дни не принимали пострадавших от погромов армян. Убитых армян не позволяли хоронить до тех пор, пока родные не подписывали, что они умерли естественной смертью. Родным не выдавали свидетельства о смерти, в этих свидетельствах меняли причину смерти.

Существует ошибочное мнение, что под геноцидом понимается истребление представителей какого-либо народа, если это организовано на уровне руководства государства, а нет прямых доказательств, что руководство Азербайджана руководило погромами в городах Азербайджана.

На данное «утверждение» можно ответить по нескольким аспектам. Во-первых, на данную реплику дает четкий ответ сама Конвенция ООН: «Лица, совершившие геноцид или какое-либо преступление из перечисленных в статье 3 деяний (заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, покушение на совершение геноцида, соучастие в геноциде – А. М.) подлежат наказанию независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами (подчеркнуто нами – А. М.)»[14]. Таким образом, в конвенции констатируется, что необязательно, чтобы массовую резню национального меньшинства осуществили руководители государства, чтобы данное преступление можно было квалифицировать как геноцид, достаточно и того, чтобы массовую резню осуществили «частные лица». Во-вторых, организаторы такого тяжкого преступления, каковым является геноцид, стараются не оставлять прямых доказательств, которые позволили бы их привлечь к ответственности. Однако если на данный момент нет прямых доказательств организации геноцида армян в Азербайджане руководством республики, то косвенных доказательств хоть отбавляй:

1. Погромщики окончательно убедились в своей безнаказанности, когда митинг 28 февраля завершился тем, что первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-заде взял государственный флаг Азербайджанской ССР и повел за собой огромную толпу собравшихся на площади Ленина. Затем толпа разделилась, и уже вооруженная стала нападать на квартиры армян[15];

2. Бюро Сумгаитского горкома партии 10 мая 1988 года осудило руководство и коллектив Азербайджанского трубопрокатного завода за то, что в дни сложной ситуации в цехах завода имело место изготовление топоров, ножей и других предметов, которые могли быть использованы хулиганствующими элементами[16];

3. Сразу же после погромов по указаниям сверху, в частности, работника ЦК КП Азербайджана Ганифаева, производились вывоз и захоронение выброшенных из армянских квартир вещей, а также лихорадочно быстрый ремонт разгромленных квартир, объектов общественного назначения. То есть уничтожались вещественные доказательства, скрывались следы преступлений[17]. Это факты, которые говорят сами за себя.

По той же конвенции ООН, кроме осуществления самого акта геноцида, наказуемы также следующие деяния: заговор с целью совершения геноцида; прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида[18].

То, что, например, в Сумгаите имел также место заговор с целью совершения геноцида, доказывают следующие факты:

1. Всем руководителям предприятий дали указание – не оставлять армян на работе, отправлять их домой, чтобы отвести от руководства ответственность[19].

2. По подтверждению многих пострадавших в дни погромов по местному радио сообщили три номера телефонов, по которым нужно было позвонить при необходимости, а на звонки отвечали: «Сидите дома». После этих звонков через 10-15 минут следовало нападение на эту квартиру[20].

3. Беседы с пострадавшими сумгаитцами приводят к убеждению, что руководство республики допустило, если не способствовало созданию банд, которые состояли из «отрядов» с четко разграниченными функциями: кто-то убивал, кто-то крушил и выбрасывал домашнее имущество в окно, другие поджидали внизу и поджигали имущество армян. В этих отрядах использовались бывшие уголовники, и такое распределение функций в бандах было далеко не случайно, четкая дисциплинированность и иерархичность были на лицо[21].

Совершенно очевидно, что без ведома руководства республики такого рода действия произвести было невозможно, а это свидетельствует о «заговоре с целью совершения геноцида».

О том, что в Сумгаите имело место прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, свидетельствует хотя бы тот факт, что на митингах организаторы последних обращались к собравшимся с призывами: «Смерть армянам». Более того, в этих митингах участвовали первые лица города, например, первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-заде, который собирал подписи под заявлением: «Армяне, вон из Карабаха», а потом своими речами подстрекал митингующих на активные действия и лично повел толпу за собой, после чего и случились известные события.

В лучшем случае для руководства Азербайджана, учитывая то, что с их молчаливого согласия и «невмешательства» происходило истребление армянского населения Азербайджана, и наивно полагать, что о процессах в таких масштабах они не знали, их можно обвинить в соучастии в геноциде, что однако тоже наказуемо по международному праву.

Таким образом, можно констатировать, что в любом случае руководство Азербайджана по международному праву ответственно за геноцид армянского населения на территории Азербайджана в 1988-1990 гг.

Армен Марукян, к. и. н., доцент

--------------------------------------------------

[1] Продолжение геноцида армян? Ер. ,2006, стр. 7.

[2] Там же.

[3] Буркова И. Геноцид карабахских армян. Рязань, 1995, стр. 15.

[4] Конвенция ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказание за него», принятая 9 декабря 1949 года, ст. 2.

[5] К счастью азербайджанцам, как и младотуркам не удалось истребить весь армянский народ.

[6] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 13.

[7] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 18.

[8] Там же, стр. 46.

[9] Там же, стр. 27.

[10] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 19.

[11] Там же, стр. 38.

[12] Там же, стр. 16.

[13] Там же, стр. 19.

[14] Конвенция ООН, статья 4.

[15] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 14.

[16] «Коммунист Сумгаита» от 13 мая 1988 года.

[17] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 15.

[18] Конвенция ООН, статья 3.

[19] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 26.

[20] Лошак В. Сумгаит. Эпилог трагедии. // «Московские новости» от 22 мая 1988 г.

[21] Сумгаит...Геноцид...Гласность? Ер., 1990, стр. 53-59.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Новый фильм Ларисы Алавердян и Марины Григорян

Обыкновенный геноцид. Сумгаит. Февраль 1988

Полностью смотреть здесь:

http://merhayrenik.livejournal.com/29883.html

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не от редакции: «Фрустрация азербайджанского агитпропа»

post-31580-1273058977.txt

Прошла всего неделя, и азербайджанский агитпроп отреагировал на презентацию фильма "Обыкновенный Геноцид. Сумгаит 1988", представляющего неоспоримые факты о заведомо спланированных и реализованных погромах, учиненных азербайджанцами против сумгаитских армян.

Судя по всему, неделя понадобилась сотрудникам флагмана азербайджанской пропагандистской машины для организации мозговых штурмов и совещаний с целью выработки концепции креативного отрицания доказанных фактов. И как следствие, оказалось, что в Азербайджане существуют люди, которые, оказывается, осознают, что "есть определенные рамки, переступать через которые нельзя". Правда, осознавать они это начинают в ситуации, в которой азербайджанскому агитпропу, образно говоря, выворачивают матку наизнанку, тем самым лишая возможности воспроизводства и многократного тиражирования откровенной лжи и фальсификаций.

Представители азербайджанской агитационной мануфактуры, в которой за патриотизм, как многим известно, выплачивают чистоганом по сто манат за страницу, должны для себя раз и навсегда определиться в рамках, через которые переступать нельзя, и не казать оттуда носу.

Видимо кое-кому в Азербайджане, разглагольствующему о фашизме о том, что "нельзя оправдывать педофилов, насильников, серийных убийц и прочих отъявленных негодяев, бросающих вызов общечеловеческим принципам и морали", необходимо освежить память. Общеизвестно, что именно азербайджанцами, в том числе и политическим руководством, был спланирован и реализован геноцид армян в Сумгаите, где только за первую ночь было вырезано более ста человек. Именно азербайджанцы осуществляли этнические чистки в Кировабаде, не щадя женщин, стариков, детей. Именно Народный фронт Азербайджана реализовывал масштабную резню, изнасилования и мародерства в Баку, где по признанию азербайджанских же источников, люди Неймата Панахова свозили награбленное в свой штаб на заводе имени Шмидта (ныне им. Саттархана).

А чего только стоят предпринятые азербайджанским агитпропом тотальные фальсификации по ходжалинской и агдамской тематике, вплоть до продолжающегося по сей день циничного "присвоения" фотографий жертв трагедии в Косово и других конфликтов из других регионов. Не доблестные ли азербайджанские военные пытали и резали на части, сжигали беззащитных стариков, женщин и детей в армянском поселке Марага? Эти и другие примеры социальных повадок азербайджанской "элиты", проявившиеся и проявляющиеся как в военное, так и в мирное время, известны всем. И комментарии излишни.

Продолжать процедуры по освежению памяти азербайджанских пропагандистов можно сколь угодно долго. А тем, живущим во лжи, кто в потугах изменить реальность, надеются на углеводородные доллары, приведем цитату из горячо любимого Гейдаром Алиевичем Алиевым цитату из Оскара Уайлда: "Ни один человек не богат настолько, чтобы искупить свое прошлое". А идущим следом представителям азерпропа, чьи "учителя" любят цитировать всякие философские афоризмы, напомним народную мудрость: «Сидишь в дерьме - не чирикай».

panorama.am

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правда о Сумгаите

В течение тысячелетней истории армянский народ все время противостоял непрекращающимся заговорам внутренних и внешних врагов. Заговорам, которые в разных исторических условиях имели разные цели, начиная от физического уничтожения нашего народа и кончая его морально-психологической ассимиляцией.

Нас массово истребляли, пытались изменить нашу веру, закрывали наши школы, уничтожали исторические и культурные памятники, во что бы ни стало хотели стереть из памяти важнейшие страницы нашего исторического прошлого. Да, сегодня истребить нас, как в 1915 году, невозможно, как и пытаться заставить поменять веру, как хотел Шах Азкерт в V веке, или закрыть армянские школы, как сделал в 1905-м Николай Второй.

История помнит, как в ночь с 22 на 23 марта 1920 года турецко­-азербайджанские войска и банды курдов напали на Шушу (тогда в городе жило более 43 тыс. человек и по численности населения это был пятый город в Закавказье) и к вечеру 23 марта сожгли и разграбили город. Из почти 30-тысячного армянского населения города погибло и пропало без вести около 20 тысяч человек.

Разве может армянский народ забыть, как славный сын еврейского народа — русский поет Осип Мандельштам, посетивший Шушу в 1930 году (через десять лет после погромов), был потрясен видом истерзанных развалин города — немых свидетелей трагедии?..

В середине 1960-х годов, в советское время, в Баку было принято решение снести развалины армянской Шуши в целях расширения «жизненного пространства» для азербайджанских переселенцев в окончательной ликвидации следов армянского характера города. Во Второй мировой войне армяне были в стане победивших фашизм, потеряв почти столько же солдат, сколько США.

А был момент в 1945-м, когда, казалось, восторжествует справедливость, и Армении вернут исконные армянские земли, захваченные Турцией, когда на границу с Турцией Сталиным были стянуты советские дивизии, когда уже были губернаторы районов, прилегающих к СССР. Но Сталин, не без давления все тех же главных исторических персонажей Запада, дал отбой, а чуть позже «вознаградил» нас в 1949 году массовой депортацией десятков тысяч армян в Алтайский край.

Казалось бы, это было последним испытанием для армян в XX веке. Но не тут-то было. В советское время, в 1988-1990 годах был совершен геноцид против армян в Азербайджане, начавшийся с Сумгаита. История этого города следующая. Накануне Великой Отечественной войны в крохотном поселке Сумгаит в 40 километрах от Баку проживало менее пяти тысяч человек. Через 10 лет этот населенный пункт на Апшеронском полуострове был включен в перечень «великих строек коммунизма».

В Арцах (Нагорный Карабах) зачастили миссионеры из Баку, соблазнительно зазывая молодежь на новый трудовой фронт. Из 150-тысячной армянской автономной области 45 тысяч ушли на фронт. Половина из них пала смертью храбрых, поэтому в карабахских селах был невероятный дефицит женихов. На таком трагически демографическом фоне, да еще при послевоенном голоде и безработице, многие мужчины, в том числе демобилизованные и безусые юноши, подались на заработки в Сумгаит. За первые 20 лет строительства «города химиков» население Сумгаита выросло в 25 раз.

В тогдашних газетах писали: «Рабочий язык строителей Сумгаита армянский». В республиканских «Новостях дня» регулярно показывали киносюжеты веселых и шумных свадеб и новоселий армянских семей. «Счастливые армяне» вряд ли тогда могли догадываться, что руководители Азербайджанской ССР претворяли в жизнь два коварнейших замысла: притягательными и соблазнительными рекламами продолжать при помощи искусных армянских мастеров строить быстро развивающийся город и различного рода посулами привлекать туда как можно больше армян­-строителей, чтобы под шумок осуществить этническую чистку коренного населения Нагорного Карабаха.

К февралю 1988 года в Сумгаите проживало более 20 тысяч армян. Практически все они были родом из Нагорного Карабаха. Поверив щедрым посулам и сказке о том, что строят для себя «город солнца», армяне искренне посвятили себя Сумгаиту. Вот почему они глазам и ушам своим не верили, что погромы армян возведены в ранг государственной политики, ибо на митингах среди тех, кто призывал начать резню, были государственные и партийные лидеры города. Трое суток подряд, днем и ночью, в Сумгаите осуществлялся организованный геноцид армян.

Во время событий в Сумгаите озвучивали листовки-призывы: «Не жалеть ни детей, ни женщин, ни стариков! Армянин есть армянин!», «Изгоняя с нашей родной земли армян, мы должны ставить патриотические чувства выше, чем материальные интересы!», «Азербайджан для азербайджанцев!» — чуть ли не слово в слово списали с Талаата.

Сумгаитские погромы начались 26 февраля 1988 года, а 29-го состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС. В рабочей записи выступлений на заседании есть гриф «Совершенно секретно. Экземпляр единственный. Обсуждается проблема Нагорного Карабаха и Нахичевани». Заодно, походя, идет разговор и о Сумгаите. И председательствующий на заседании генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев обращается к министру обороны СССР Д. Т. Язову: «Расскажи, Дмитрий Тимофеевич, как убивают?» — «Двум женщинам груди вырезали. Одной голову отрезали. А с девочки кожу сняли. Вот такая дикость. Некоторые курсанты, увидев такое, в обморок падали...».

Никто из присутствующих на заседании Политбюро даже не сказал ни слова. А Горбачев, будучи главой государства, не выразил соболезнования армянам. В своей книге «За державу обидно» тогдашний командующий Тульской дивизией Александр Лебедь констатировал: «Тогда, в феврале­-марте 1988 года, начала писаться непредсказуемая, неожиданная, дикая, кровавая, местами предельно подлая, страница Отечества и моей личной биографии. Самое печальное заключается в том, что подлость, нечистоплотность, неразборчивость в выборе средств проистекали от людей, занимавших высшие посты в государстве».

Кремль упорно продолжал настаивать на том, что речь идет не о геноциде, а о хулиганстве.

В самом Азербайджане, после того как на следующий день по центральному телевидению показали веселую свадьбу в Сумгаите (жених - ­азербайджанец, невеста - армянка), поняли, что наказания не будет.

Это означало, что дано «добро» продолжать насилие и в других районах с компакт­ным проживанием армян. В 1988 году в бывшей столице Арцаха — Шуше уже не осталось ни одного армянина. Вскоре азеры продолжили геноцид армян в Кировабаде (Гандзаке), Ханларском, Дашкесанском, Шамхорском, Кедабегском, Казахском и других районах республики. После этого грянули события и погромы в январе 1990-го в Баку.

Как в такой день не вспомнить слова Валентина Оскоцкого, сказанные на вечере памяти Левона Мкртчяна, проведенном Союзом писателей в Центральном доме литераторов 9 декабря 2001 года: «Не календарно, а событийно XXI век начался 253 сутками после встречи 2001 года — 11 сентября, когда человеконенавистничество и вандализм, вырвавшись из узких, тесных для них территориальных границ, обрели глобальный характер терроризма международного и массового, громко заявили о своих разбойных притязаниях на управление миром, по законам и нормам не гуманизма, а всеистребляющей злобы, всесокрушающей ненависти.

Но этот роковой день общемировой катастрофы предвосхищен, даже запрограммирован кровавыми событиями в Сумгаите. Потому и твой громкий голос протеста против сумгаитской резни с ее выплесками фанатизма ослепленных, обезумевших толп погромщиков звучит и как гуманистическое сострадание жертвам 11 сентября». Прошло после событий в Сумгаите уже 19 лет, и за это время официальный Баку ни разу не упоминал об армянах из Азербайджана, ставших жертвами организованных черными силами варварских погромов и убийств. Словно не было этих людей, словно не были убиты, изувечены, сожжены на кострах и насильственно депортированы более 250 тысяч армян.

А ведь после январских событий 1990-го за последующие два года из Баку выехало около 55% русских и 70% евреев. Никакого покаяния, никакого соболезнования. Даже наоборот — азербайджанцы поднимают вопль на весь мир, обвиняя армян в организации погромов, обвиняя генерала Лебедя в расстреле азербайджанской «демократии» в Баку, обвиняя всех русских царей от Петра I до президента СССР М. Горбачева в геноциде азербайджанского народа, хотя этот народ появился только в советское время.

Не зря каждый год в канун трагической даты для армян в Азербайджане причисляют сумгаитских варваров к лику святых. Совершенно противоположного мнения о сумгаитских событиях был известный кинодраматург Рустам Ибрагимбеков. Мы друзья по институту, по спорту и общественной работе (до ВГИКа Рустам окончил неф­тепромышленный факультет института нефти и химии в Баку, которую окончил и я).

Как известно, после сумгаитских событий он обратился к руководству ЦК КП Азербайджана с предложением, чтобы азербайджанская интеллигенция выступила с осуждением того, что произошло в Сумгаите. Он говорил, что «Баку потерял потрясающих бакинцев, несколько сотен тысяч замечательных специалистов, любящих очень Азербайджан и Баку (я имею в виду армян) и вынужденных отсюда уехать. Город сильно от этого потерял».

Естественно, его «не поняли». И конечно, средства массовой информации выступили с серьезными обвинениями в адрес Рустама Ибрагимбекова. Правда о страшной резне армян в Азербайджане необходима в первую очередь нашим соседям, среди которых немало людей, ничем себя не запятнавших.

Отдавая дань памяти нашим родным и близким, замученным и убитым в Азербайджане, мы делаем это не из-за желания сыпать соль на свои раны, а для того, чтобы призвать наших соседей начать диалог исходя не из политических интриг и замалчивания «неудобных моментов», а на основе признания реальных фактов и конкретной ситуации.

Мертвых не воскресить, однако, думая о жизни, надо помнить о них. Об этом хорошо знали древние: «Раскаяние в постыдных делах есть спасение жизни». Дорога к миру пролегает через покаяние. Оно действеннее всего упреждает войну, которой, я глубоко убежден, не хотят ни армянский, ни азербайджанский народ.

Юрий Цатурян

2007

(Цатурян Юрий Амаякович приехал в Америку как беженец в феврале 1992 года после известных событий в Азербайджане. Прожил в Баку более 50 лет, 27 из которых преподавал в Институте нефти и химии (доцент). В течение 5 лет преподавал в Алжирском институте нефти (обучение велось на французском языке). Был многократным чемпионом Азербайджана и города Баку по академической гребле).

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

тот конец февраля без ля ля

топоры арматура заточки

и эти костры во дворах

и такие скупые терцины

лишь из трёх - криво сцепленных строф

но с одной точной рифмой - молчи

...да молчу я молчу я молчу

...как точильные камни

...молчу

http://lesgustoy.livejournal.com/2266282.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сумгаит - ответ Азербайджана

За три дня до начала сумгаитских погромов Соня Акопян справила новоселье и въехала в новую квартиру. Армяне жили по всему Сумгаиту, и лишь в дни погромов Соня поняла, как много армян живет в рабочем городке, раскинувшемся на берегу Каспийского моря. Семья Сони и еще около пяти тысяч армян под охраной морских пехотинцев нашли приют в огромном здании Дома культуры, расположенном по соседству с площадью Ленина.

Сумгаит должен был послужить «жестоким уроком» для других народов Советского Союза, также выдвигавших национальные требования.

«В Ереване продолжались митинги - Карабах требовал воссоединения с Арменией. Это и послужило причиной погромов. Мы даже в страшном сне не могли представить, что могут вот так забраться в наш дом и вышвырнуть нас оттуда. 12 лет мы ждали новой квартиры: работали с мужем на заводе, получили, наконец, трехкомнатную квартиру, в которой прожили-то три дня. Сейчас в нашей квартире проживает азербайджанская семья, выехавшая из Амасии», - рассказывает Соня. Ее семья вместе с несколькими десятками сумгаитцев обосновалась в селе Мугни, расположенном неподалеку от города Аштарак.

Эмиссара Кремля Григория Харченко, который прибыл в Сумгаит уже на второй день погромов, кроме ужасающих картин, потрясло еще то, что армяне изъявляли желание выехать не в Армению, а в Россию.

«Никто из тех, с кем мы тогда беседовали, не изъявил желания вылететь в Армению. Все просили вывезти их в Краснодар, Ставрополь или Ростовскую область. Почему? «Мы никому в Армении не нужны. Они не считают нас настоящими армянами, да мы и не настоящие армяне», - говорили многие».

Лишь незначительная часть армян, проживавших в Сумгаите, в основном, карабахцы по происхождению, переехали в Карабах и Армению.

Лида Алексанян также переехала в Армению. Она рассказывает, что семью ее спасли азербайджанцы - друзья ее сына, служившего в армии. «Сын служил тогда в Германии. После погромов мы пошли с мужем в военный комиссариат и заявили, что собираемся переезжать в Ереван. Попросили сообщить сыну об этом, чтобы он не возвращался в Сумгаит. Нет, сказали они нам, он должен вернуться к месту проживания. Так после погромов нам пришлось жить здесь еще 10 месяцев. В ноябре из армии вернулся сын, и на следующий день мы переехали в Армению. Через некоторое время оба моих сына уехали в Россию, потому что здесь жить было не на что».

Весной 1988 года Самвел Шахмурадян записал десятки историй людей, переживших трагедию в Сумгаите. В Азербайджане утверждают, что армян в Сумгаите, якобы, убивали беженцы-азербайджанцы из армянского города Капан. В рядах погромщиков действительно могли быть азербайджанцы, покинувшие Армению. Однако, в числе более чем восьмидесяти азербайджанцев, привлеченных к судебной ответственности за погромы в Сумгаите, не было ни одного из Капана. Для того, чтобы оправдать убийства армян, погромщики использовали слово «Капан» лишь для подстрекательства к насилию.

Константин Пхакадзе, этнический грузин, проживавший в Сумгаите со своей женой-армянкой, рассказал о том, что 21 февраля услышал от своего друга–азербайджанца: через неделю ожидается антиармянский митинг. Вечером 26 февраля на площади Ленина Пхакадзе увидел толпу в несколько десятков человек. Один из них, не называя ни своего имени, ни фамилии, рассказывал, будто они бежали из Капана. Армяне, якобы, убили его родных и родных жены.

«Мы едва унесли ноги из Капана», - рассказывал собравшимся на площади азербайджанец с длинным лицом и тонкими усиками. Он и являлся организатором митинга. На следующий день к старой истерии прибавились новые: рассказывали, якобы, армяне в Капане насиловали азербайджанских девушек, отрезали им груди. Азербайджанец, представившийся капанцем, завершил свою речь призывами: «Армяне, прочь с азербайджанской земли! Смерть армянам!».

В полдень 27 февраля второй секретарь сумгаитского горкома Байрамова обращается к участникам митинга: «Нет никакой надобности резать армян. Горбачев обещал, что никто у нас отнимать Карабах не станет, земля была и останется азербайджанской. Дайте армянам покинуть Азербайджан. Дайте им возможность выехать».

Сумгаитские армяне утверждают, что толпа бесчинствовала, выкрикивая упреки в адрес армян, требующих Карабах. Но через пару часов о Карабахе подзабыли: преступные группировки безнаказанно убивали армян, грабили дома, мародерствовали.

Владимир Григорян рассказывает: «Я взглянул в окно: на площади Ленина проходил митинг. Я открыл окно, чтобы послушать. Говорили о том, что армяне никогда не получат Карабах. Кто-то из выступавших рассказывал, будто в Карабахе армяне убили двоих азербайджанцев, одному было 16 лет, другому 22 года». Жена Владимира Марина добавляет, что азербайджанцы рассвирепели еще больше после слов Катусева.

Находящийся в Баку военный прокурор СССР Александр Катусев объявил 27 февраля по азербайджанскому телевидению, что пять дней назад были убиты два молодых человека, подчеркнув при этом их азербайджанское происхождение. Эта весть еще более подогрела толпу, готовую к убийствам армян и мародерству.

В течение трех последних дней февраля 1988 года в результате спланированных погромов в Сумгаите, по официальным данным, было убито 29 армян и 6 азербайджанцев. Около 400 человек, в основном армяне, получили телесные повреждения различной степени тяжести. 18 тысяч сумгаитских армян стали беженцами. Шестеро азербайджанцев, видимо, были убиты советскими войсками, атаковавшими группу погромщиков, собравшихся на автовокзале. Но это произошло вечером 29 февраля, когда погромы армян уже стихли. Возможно, атака на азербайджанцев была предпринята для того, чтобы стереть с убийств в Сумгаите национальный оттенок.

О том, что погромы были спланированы заранее, свидетельствует и то, что погромщики были вооружены однотипными металлическими прутьями, на руках у них имелись адреса армян, проживающих в Сумгаите, и действовали они отдельными группами. С другой стороны, очевидно, что число убитых и раненых армян было бы больше в несколько раз, если бы рядовые азербайджанцы не приютили армян в своих домах. Советские войска получили команду вмешаться и, в случае необходимости, применить оружие для спасения тысяч армян лишь днем 29-го февраля.

28-го февраля всесоюзная информационная программа «Время» квалифицировала погромы армян как «хулиганские действия». На следующий день в ходе заседания Политбюро Горбачев проинформировал советскую руководящую элиту: «На улицы в Ереване вышло не менее полумиллиона человек. В Карабахе произошла стычка между азербайджанцами и армянами, двое погибли. В Ереване уже распространяются листовки с призывами: армяне, хватит митинговать, беритесь за оружие и давите турок. Но даже когда на улицах Еревана было полумиллиона людей, дисциплина была чрезмерно высокой, ничего антисоветского не произошло. Массы выступали под нашими флагами, с портретами членов Политбюро. И лишь экстремисты выкрикивали лозунги о самоопределении. Дело не доходило ни до антисоветизма, ни до враждебных выпадов. Была лишь тема Карабаха, его присоединения к Армении. Люди говорили, что вопрос при Сталине был решен неправильно, что решение навязано народу в известных условиях и нужно решить его в рамках демократизма и перестройки. Но есть факты отъезда из Армении азербайджанских семей. Правда, цифры противоречивые: Капитонов докладывает, что выехало 55 человек, а Разумовский говорит, что 200. Что касается армян в Азербайджане, то 200 семей, опасающихся гонений, разместили в школе, набирается еще около 500».

Министр обороны Дмитрий Язов предлагает ввести в Сумгаите военное положение, обосновав это тем, что в городе творятся бесчинства: «Двум женщинам вырезали груди, одной отсекли голову, а с девочки сняли скальп. Варварство».

Харченко и заместитель руководителя КГБ СССР Филипп Бобков первыми среди должностных лиц прибыли 28 февраля из Москвы в Сумгаит и воочию увидели трагедию. Харченко не принимает оправданий Горбачева, утверждающего, будто войска в Сумгаит опоздали всего на три часа. Они опоздали на целый день, потому что ждали решения об отправке войск: «Я не хочу показывать фотографии. Я их просто уничтожил. Но я своими глазами видел растерзанные трупы: одного расчленили топором, ноги отрублены, руки, от тела практически ничего не осталось. Они засыпали трупы палой листвой и поджигали. На это невозможно было смотреть».

История Советского Союза полна кровавых эпизодов, но события в Сумгаите отличаются особой жестокостью. Во-первых, погромы произошли в мирное время. Во-вторых, они носили не политический, а этнический характер. В-третьих, центральные советские и республиканские власти организовали их не сами, как спустя год в Тбилиси, они просто позволили их осуществить своим бездействием.

В ходе заседания Политбюро 29-го февраля Горбачев отметил: «Главное, надо сейчас немедленно включить в борьбу с нарушителями общественного порядка рабочий класс, людей, дружинников. Это, я вам скажу, останавливает всякое хулиганье и экстремистов. Как в Алма-Ате (1986 г.). Это очень важно. Военные вызывают злобу».

Разумов (зам. зав. Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС) реагирует: «В Алма-Ате все решил рабочий класс, там была другая обстановка, толпу сдержали отряды рабочих, в основном, русских».

Язов удивляется: «Но, Михаил Сергеевич, в Сумгаите надо вводить, если хотите, может, не то слово - военное положение».

«Комендантский час»,- предлагает Горбачев.

Но Язов настаивает: «Надо твердо провести эту линию, Михаил Сергеевич, пока дальше не пошло. Надо ввести войска туда и наводить порядок».

По свидетельству Пхакадзе, лидер компартии Сумгаита Джагангир Муслимзаде 27 февраля на площади занял место Байрамовой. Азербайджанец, выдававший себя за жителя Капана, вновь рассказал о жестокости армян, о том, что армяне якобы убили его родных и родных его жены, о том, что в общежитии были изнасилованы азербайджанские девушки. Затем слово взял Муслимзаде и повторил слова Байрамовой:«Братья, мы должны позволить армянам свободно уйти».

Азербайджанский ученый Зардушт Ализаде пишет, что 27-го февраля в Сумгаит прибыли первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Багиров и председатель Совета Министров Сеидов. «Они встретились с горожанами и беженцами из Армении. Но что они могли сказать этим людям? Ответить пустыми, гладкими и далекими от реальности словами постановлений ЦК КПСС и заверений генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева? Вопли и крики обиженных, оскорбленных и изгнанных с родины людей заглушили речи лидеров. Они вышли через черный ход клуба и буквально спаслись бегством в Баку».

«28-го февраля Муслимзаде направился на злополучный митинг, где кипела яростная толпа. Здесь он выступил с речью, сказав, что никогда Карабах не отдадут Армении, что оснований для беспокойства нет, есть 78-я статья Конституции СССР, что, если ее нарушат и примут решение «отнять Карабах», то он сам вольется в ряды митингующих. Тут его вручили в руки флаг Азерб. ССР и потребовали показать, как он пойдет с народом на демонстрацию. Оставшийся один, без привычного окружения, с флагом республики в руках, в окружении возбужденных и кричащих людей, Муслимзаде подчинился воле толпы и пошел с ними туда, куда его вели. Как только колонна во главе с обреченным Муслимзаде двинулась с места, подготовленные команды погромщиков с кусками арматуры в руках разбежались по городу громить армянские квартиры», - пишет Ализаде.

Власти Советской Армении преступления в Сумгаите осудили спустя три с половиной месяца после погромов. 15 июня Верховный Совет принял это решение, конечно, не без давления вышедших на улицу митингующих. До этого в марте руководство Азербайджана распространяет сообщение, согласно которому «выражает глубокое соболезнование и искреннее сожаление семьям погибших, родным и близким, а также всем пострадавшим в следствие беспорядков, имевших место в Сумгаите».

12 марта Первопрестольный св. Эчмиадзин посещают представители духовного лидера мусульман Кавказа Шейха уль ислам Аллахшукюр Пашазаде и передают Католикосу Всех армян послание, в котором выражается боль и сожаление в связи с трагедией в Сумгаите.

Пленум горкома компартии Азербайджана, на котором принял участие и первый секретарь Центрального комитета Багиров, в середине марта «за проявленную политическую халатность, за крупные промахи в организаторской и политической работе и непартийное поведение, которые привели к трагическим последствиям в городе», освобождает Муслимзаде от обязанностей первого секретаря сумгаитского горкома партии.

В Сумгаите, считающемся интернациональным городом, за убийства, насилие и изнасилования, а также по другим обвинениям перед судами разных советских городов предстало около 9 десятков преступников. Только в отношении одного из них был вынесен смертный приговор –высшая мера наказания. Советское правосудие делало все, чтобы в ходе судебных слушаний не затрагивался и не обсуждался бы национальный характер преступлений.

Спасшаяся от сумгаитских погромов супружеская пара –Майор Арзуманян и Лариса Захарян – вначале обосновались в Спитаке, а затем переехали в Мугни. Корнями они из села Арачадзор Мартакертского района. В Сумгаите они жили с 1959 года, когда город только строился. Однако для этой семьи истиная трагедия призошла позже. Их дочь, 28 –летняя Мариетта, погибла во время спитакского землетрясения, оставив сиротами 4-х и 5-летнего сыновей. Муж Мариетты, Валерий Петросян, сам также был родом из Арачадзора и вместе с тысячами других карабахцев переехал и обосновался в Баку, был убит в ходе крабахской войны. В августе 1992 года он вместе с 12-ю парнями попадает в окружение и погибает в селе Магавуз Мартакертского района.

Татул Акопян

Из книги "Зеленое и черное: карабахский дневник"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что произошло в Капане?

В азербайджанских источниках есть утверждения, согласно которым стычки между армянами и азербайджанцами начались еще перед февральскими митингами 1988 года. Историк Ариф Юнусов последовательно, однако без каких-либо серьезных доказательств, утверждает, что выселение азербайджанцев из Армении и их миграция начались не спустя восемь месяцев после сумгаитских погромов, а намного раньше - в ноябре 1987 года, затем 25 января. Ни Юнусов, ни другие азербайджанские и зарубежные авторы, которые слово в слово повторяют его, не приводят слова ни одного азербайджанца из нескольких тысяч, якобы выселенных из Армении до сумгаитской резни.

В свое время Ашот Манучарян попытался выяснить, действительно ли азербайджанцы еще до сумгаитских погромов оставили Капан и Мегри? «Все факты, которые мне удалось собрать, свидетельствуют о том, что в Капане был продавец мяса по имени Ислам, который в среде местных азербайджанцев пользовался авторитетом. Он был богат. С какого-то момента он начал раздавать деньги и уговаривать людей садиться в автобусы и уезжать в Азербайджан. В 1988 году предпринять такое без ведома КГБ было просто невозможно. Вот эти люди и уехали в Сумгаит и рассказывали там, что были подвергнуты насилию. В Армении по отношению к азербайджанцам не применялось насилие вплоть до ноября 1988 года. Когда в Кировабаде 22 ноября произощли погромы армян, поток беженцев прошел через Кировакан, Спитак и ярость беженцев-армян вылилась на местных азербайджанцев».

Амбарцум Галстян в 1993-94 годах в одной из своих статей, не указывая источников и не делая ссылок, пишет: «В промежуток между 15-ым и 25-ым февралем 1988 года, в течении 10 дней из южных районов Мегри и Капана, несколько сот азербайджанцев организованно уехали в Азербайджан. Насколько нам позволяют судить скудные материалы, имеющиеся у нас под рукой, подавляющая их часть руководством республики была размещена в городе Сумгаит и именно они стали там основными подстрекателями и исполнителями совершенных антиармянских преступлений».

Затем Галстян задается рядом вопросов:

«В чем причина того, что когда лжебеженцы из Капана и Мегри рассказывали в Сумгаите о предпринятых в их отношении беспределе, убийствах и насилии, о зарезанных младенцах, о вагонах на станции Баладжара, полных обезглавленных трупов, в городе, состоящем из около 200 тысяч жителей, не нашлось ответственных лиц, которые могли бы на фактах доказать, что все рассказы «беженцев» не соответствуют действительности?».

Ныне покойный член комитета «Карабах» утверждал, что массовая миграция азербайджанцев из Армении началась осенью 1988 года, что хронологически последовало за происходящими погромами армян в армянонаселенных районах Азербайджана и осуществленному уже на государственном уровне их выселению.

Томас де Ваал пишет, что в ноябре 1987 года из Капана на железнодорожную станцию Баку прибыли два товарных вагона. Об этом инциденте очень мало известно, в прессе об этом не писали, но есть очевидцы. Света Пашаева, армянка-вдова из Баку, рассказала британскому исследователю, в каком состоянии она видела беженцев.

«Пришли люди и сказали, что из Кафана (Капан) прибыли два вагона с голыми, раздетыми детьми, и мы пошли туда посмотреть. Это были азербайджанцы из Кафана. Я была на вокзале. И сама видела два товарных вагона. Двери были раскрыты, а к стене были прибиты две длинные доски, вроде перил, чтобы из вагона на ходу люди не вывалились. Нас попросили принести что можно, чтобы помочь беженцам. И я - не только я одна, а очень многие - собрали старую детскую одежду, вещи какие-то. Я сама их видела. Там были мужчины, такие деревенские, грязные, с длинными волосами и бородами, старики, дети».

Почему «пожилые люди с длинными волосами и бородами, дети» были изгнаны из Капана, где были их сыновья и отцы? Должна была быть причина, по которой их выгнали из их домов. Если причина была, то какая? Ни Юнусов, ни какой-либо другой исследователь не встречались, не ссылались и не приводили свидетельств ни одного азербайджанца, насильственно выселенного из Армении до сумгаитских погромов.

Каждый, кто видел сельчан-азербайджанцев или просто бывал южнее Кавказского хребта, сразу заметит элемент лукавства, который может пройти разве что на Западе или в России, но никак не Закавказье, пишет исследователь Арсен Мелик-Шахназаров.

«Речь идет о «мужчинах, деревенских, с длинными волосами и бородами». Мужчины-азербайджанцы, тем более сельские жители, никогда не носили «длинных бород», а тем более «длинных волос»: они коротко стриглись и в массе своей носили усы. Последние всегда считались у них символом мужественности, в то время как длинные волосы- чем-то неприличным, постыдным для мужчины».

Жора Мкртчян до 1992 года являлся начальником железнодорожной станции Капана, однако до сумгаитских событий он не помнит ни одного азербайджанца, который был насильственно перемещен. «Только после погромов, когда началась паника, азербайджанцы начали уезжать. Они писали заявления, а я звонил вышестоящему в Нахичеван, брал разрешение. Кто хотел вагон, тому мы предоставляли вагон, кто хотел контейнер, давали контейнер, грузились, брали билет, уезжали».

Второй секретарь областного комитета Капана Арамаис Бабаян говорит, что в сентябре 1987 года в среде местных азербайджанцев распространились слухи о том, что в Азербайджане строится новый город и нужна рабочая сила. «В это время из Капанского района уехала группа азербайджанцев. На месте выяснилось, что никакого города там не строится, никаких возможностей для проживания нет, и часть уехавших вновь возвратилась. В то время уехавших с семьями не было», - отмечает Бабаян.

Согласно этим сведениям, осенью 1987 года около 200 азербайджанцев из районов Сисиана, Капана и Мегри на несколько месяцев переехали в Апшерон. Власти Азербайджана обратились к соотечественникам, проживающим как в Азербайджане, так и в Армении, предложив на льготных условиях поработать в создающихся в Апшероне советских и коллективных хозяйствах.

Григор Арутюнян в 1987-1990 гг. был вторым лицом района - председателем исполкома райсовета. Он утверждает, что только после сумгаитских событий азербайджанцы с семьями начали покидать район. Он также отмечает, что и до, и после 1980-1985 гг. азербайджанская молодежь уезжала в Баку учиться и часть из них не возвращалась, впрочем, как и армяне, которые ехали учиться в Ереван из разных областей Азербайджана. Арутюнян исключает, что азербайджанцы с семьями в 1987 году из района Мегри могли уехать и он об этом бы не знал.

«После Сумгаита некоторые азербайджанцы из страха уехали из Мегри и Каджарана в соседние области – Нахичеван и Зангелан, но вновь вернулись. Через некоторое время они начали обменивать квартиры. Процесс уже начался, и ни азербайджанцы не хотели оставаться в Армении, ни армяне –в Азербайджане. В Мегринском районе ни один азербайджанец не пострадал, а Нювади был последним азербайджанским селом на территории Армении, из которого уехали азербайджанцы. Село охраняли российские войска и силы азербайджанской полиции», - говорит Арутянян.

Юнусов утверждает, что до событий в Сумгаите азербайджанцы высылались из Капана и на автобусах. 25-го января 1988 года он по дороге на работу по соседству со зданием правительства видел четыре красных «Икаруса», полных беженцами: «Все они были в ужасном состоянии. В основном там были женщины, дети и старики. Молодых было мало. Многие сильно избиты. Они кричали».

В одном из интервью в армянской прессе Юнусов отметил точное число азербайджанцев, выселенных из Армении насильственным путем в январе 1988 года: «Я впервые встретил беженцев из Капана намного раньше сумгаитских событий. Бежали 400 человек, они были избиты».

Вновь встает тот же вопрос. Как произошло, что из Капана и Мегри были изгнаны в основном дети, старики и женщины? А где были мужчины, отцы семейств? Как поместились в 4-х автобусах 400 человек? В течение 1988-90 гг. из районов Капана и Мегри не был убит ни один азербайджанец. Самое терпимое отношение к азербайджанцам было именно в Капане и Мегри.

Первый крупный митинг в Капане состоялся 22 февраля 1988 года на городском стадионе. До этого незначительные митинги проходили на разных площадях, группы студентов шествием проходили по городу, выкрикивая: «Карабах, объединение». «После митинга на стадионе чувствовалось, что азербайджанцы напуганы. На следующее утро, т. е. 23 февраля, когда мы пришли на работу, нам позвонили из Баку и спросили, что делают ваши граждане на территории Азербайджана? Из разговора выяснилось, что в ту же ночь 276 азербайджанцев поездом Капан-Баку выехали из города. Их, по всей вероятности решением Москвы, остановили на полпути, на территории Агджабада, и потребовали возвратиться в свои дома»,- говорит Бабаян.

Партийное руководство Капанского и Зангеланского районов договорилось встретиться на границе. Бабаян вспоминает: «Когда мы доехали до условленного места, никого не было. Нам сообщили, что нас ждут в Зангелане. Мне было предложено пересесть в их автомашину, поскольку на нашей машине ехать было опасно, по их словам, в селе Раз-Дара молодежь собралась с ружьями и камнями. Я пересел в их машину, и мы доехали до Зангелана. На мой вопрос, где же люди, мне ответили, что только что все разошлись. Единственным азербайджанцем из Капана, которого мне удалось встретить в этот день, был бывший мастер профтехучилища. В тот день ни одного азербайджанца не удалось вернуть в Капан».

На следующий день Бабаян, первый секретарь райкома Роланд Гонян и другие руководители вновь отправились на границу, захватив с собой автобусы. Руководство Зангеланского района обещало довезти до границы азербайджанцев, покинувших Капан. «На этот раз азербайджанцы что-то организовали, людей доставили на автобусах до границы, откуда на трех автобусах «ЛАЗ», из которых два были заполнены, а третий оставался полупустым, мы привезли обратно в Капан. Из них не все были жителями Капана, среди них были и пьяные, преступные элементы. Именно они предприняли первую попытку дестабилизировать ситуацию, однако, к чести сотрудников правоохранительных органов Капана, их удалось дружески утихомирить. Вместе с ними приехали и сотрудники правоохранительных органов Зангеланского района, ознакомились с ситуацией, удостоверились в том, что полученная ими информация не соответствует действительности: в Капане не был ранен ни один азербайджанец, никто не был избит, это была всего лишь провокация», - говорит Бабаян.

Отголосок произошедшего в Капане очень быстро доходит до Кремля. Прибывшие из Москвы представители организуют прием для азербайджанцев. Из подотдела Центрального Комитета по межнациональным отношениям некто по фамилии Слободнюк прибывает в Капан. В ходе консультаций с руководством области были приглашены и выслушаны азербайджанцы.

Бабаян нам предоставил список пассажиров–азербайджанцев поезда Баку-Капан-Баку (номер 672-671) , которые 22 февраля выехали из Капана и окрестных сел. В данный список, который составила азербайджанская сторона и представила руководству Капанского района, включены фамилии 276 человек. Бабаян предоставил нам еще один список, в котором по селам отмечены фамилии азербайджанцев, которые в течение пяти дней с 24-го по 29-е февраля уехали из Капанского района. Согласно данному списку, который также может содержать в себе ошибки, число уехавших азербайджанцев составляет 97 человек. В это число не вошли 276 человек, уехавшие 22 февраля поездом, часть которых, около ста человек, вновь вернулась в Капан.

В своих воспоминаниях Фаддей Саркисян пишет об имевшем место 10 марта 1988 года заседании Политбюро, на котором приняли участие три первых лица Армении и Азербайджана. «Багиров доложил, что они проводят большую работу с целью нормализовать ситуацию, но сталкиваются с одним явлением – с беженцами. Он сообщил, что у них уже 3000 беженцев, которые еще более нарушили равновесие. Он назвал их слабым звеном Сумгаит, где было много уголовников».

Демирчян, отношения которого с Горбачевым были напряженными, возразил ему и утверждениям его коллег о том, что в рядах участников ереванских митингов немало преступных элементов. «Из Армении уехало всего 500 азербайджанцев, неужели это ни о чем не говорит», - ссылается на слова Демирчяна участник заседания Фаддей Саркисян.

До 10 марта, до того как состоялось заседание Политбюро, число 500, отмеченное Демирчяном, кажется логическим. В течение последующих после Сумгаита 10-ти дней возможен отъезд из Армении нескольких сотен азербайджанцев. 29 февраля по телевидению Демирчян призвал уехавших из Армении азербайджанцев вернуться в свои дома.

Татул Акопян

Из книги "Зеленое и черное: карабахский дневник"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лидия Графова

Без покаяния

Свобода убивать была провозглашена три года назад в Сумгаите

«В день оленевода опять были угрозы расправы, обещали «устроить Карабах». Мы с мужем и сыном сидели, погасив свет и задраив окна, как в войну. Боялись выстрелов. Казалось, что это последний день оленевода в нашей жизни и вообще — последний... Кому мы нужны, отщепенцы и изгои? Ну, станет на одну семью в Союзе меньше, какая разница?»

Это пишет из маленького якутского поселка учительница Людмила Степановна Мамедова, русская, проживавшая ранее в г. Сумгаите и считавшая, что «лучше Азербайджана места на свете нет». Муж у нее тоже учитель, азербайджанец...

Что за путаница? Кто выгнал азербайджано-русскую семью из Азербайджана? С какой стати им грозят Карабахом? Как занесло этих южан к оленеводам на Крайний Север?

Никто не выгонял, сами уехали. «...Потому что после резни в Сумгаите невозможно было жить как прежде, и мы понимали, что рано или поздно свихнемся от мысли «кто виноват?» Уехали, спасая душу единственного сына, «чтобы с детства ему не вдалбливали, что человек другой нации — твой личный враг». Уехали, гонимые чувством невольной своей вины и причастности, и вдруг... «В Краснодарском крае, когда узнавали, что мой муж азербайджанец, на нас смотрели, будто мы и есть те самые убийцы...» На Крайний Север они подались, потому что там жили знакомые, «а главное — надеялись хоть в такой дали найти моральное успокоение».

В первую же неделю на новом месте учительнице Мамедовой пришлось разнимать в клубе пьяную драку: двое эвенков и двое русских выясняли, кто кого завоевал... «И все это на глазах у детей!».

Это письмо, отнюдь не самое трагическое в моей беженской почте, выбираю потому, что в нем — тот мучительный вопрос, на который до сих пор не ответило себе наше общество: можно ли было жить «как прежде» после того, как произошел Сумгаит?

...Издевка судьбы: Сумгаит был единственным городом в стране, где существовал музей «Дружбы народов», помпезное сооружение... Что произошло в Сумгаите?

Официальной статистики нет, поэтому привожу цифры, собранные одним из азербайджанских общественных деятелей, у которого болит совесть. Итак:

За три дня в Сумгаите было совершено 193 погрома и поджога.

32 убитых, 130 раненых граждан, 275 раненых военнослужащих.

Нанесен ущерб в 7 миллионов рублей.

Привлекалось к суду 97 человек.

Осуждены — 67. К высшей мерe наказания — один.

11 осужденных сегодня уже на свободе.

Мы знаем, что сумгаитские дела были раздроблены на множество отдельных процессов и разбросаны по разным городам Союза. Это был не суд, а фарс. В Москве потерпевшие в знак протеста покинули здание Верховного суда СССР. Чем закончились суды, пресса так и не сообщила. Стыдно сообщать? Ведь правосудие «не заметило» всего-навсего главного: сумгаитские погромы — не стихия разбушевавшихся «хулиганствующих элементов», а тщательно организованный геноцид против армянского народа.

«Мы опоздали всего на три часа», — посетовал Горбачев по поводу сумгаитских погромов. Вакханалия насилия началась 27 февраля, а войска, введенные только 29 февраля, на третий день, опоздали, оказывается, «всего на три часа». Услышав это циничное заявление, армяне стали обвинять Горбачева в заведомой лжи, в бесчеловечной жестокости к жертвам. Но кто тогда прислушался к их «субъективному мнению»? Шел 1988 год, пик гласности, время надежд. Общество не вздрогнуло, когда после Сумгаита мы вступили в эпоху наглой перестроечной лжи.

Из показаний свидетелей-азербайджанцев:

«...его окружило человек 15—20 и стали бить топорами, ножами, палками. Потом один из парней вытащил матрас и накрыл им мужчину.

...девушку раздели и бросили в ящики… Она раздвинула ящики и закричала. Тогда к ней подошел парень с чайником белого цвета с мелкими цветочками. В этом чайнике был бензин. Парень облил девушку бензином и сам поджег ее.

...Подойдя к своим ребятам, я заметил... как из подъезда этого дома вытащили женщину. Она была совершенно голая. Несколько человек взяли ее за руки и за ноги, оторвали от земли, стали растягивать за руки и за ноги. К этим ребятам подошел Н. А., у которого в руках откуда-то оказалась совковая лопата, и он концом черенка стал тыкать этой женщине между ног...».

В сознании массового читателя и телезрителя замолченная прессой сумгаитская трагедия (до сих пор скрываются ее масштабы!) осталась как нечто производное от Карабаха. Армяне, мол, первые начали, а Сумгаит уже был ответам азербайджанской стороны.

Ничего себе «ответ»!

Посмотрите, какая дикая логика: автономная область захотела выйти из состава республики, заявила о своих требованиях законно и мирно (решением областного Совета), а ее за это урезонивают… погромами. Где Карабах, а где Сумгаит... Где «армянские боевики», о которых нам прожужжала уши пропаганда, а где мирные сумгаитские жители армянской национальности... Значит, если кто-то где-то захотел независимости, можно в любом другом месте (за это!) убивать беззащитных людей...

Кому это выгодно? После прибалтийских событий уже не осталось сомнений, что Центр всюду крепит единство Союза испытанным «сумгаитским методом»: пытаясь разыгрывать национальную карту... В Прибалтике это не удалось, в Закавказье было проще. Но почему мы так легко поддались тогда на обман, почему вслед за президентом старались уравнять палача и жертву? Нас убеждали, что межнациональные распри — это так сложно, запутанно, особенно у народностей южных кровей, там сам черт голову сломит... Получалось, до сих пор пoлучается, что все кровопролития это какое-то колдовство, накатывающее невесть откуда на тот или иной регион нашей родины.

Чем дальше отдаляется Сумгаит, тем явственней становится вероломство организаторов трагедии. Тем труднее смириться, что никто из них не наказан.

...Еще 14 февраля 1988 года, сразу после первой демонстрации в Степанакерте на ночном заседании бюро обкома партии зав. отделом ЦК КП Азербайджана Асадов высказал угрозу: «Сто тысяч азербайджанцев готовы в любое время ворваться в Карабах и устроить бойню».

Партийный руководитель знал, что говорил. Действительно, 22 февраля многотысячная толпа азербайджанцев из Агдама ворвалась в НКАО, громила дома, избивала население. Двое ворвавшихся погибли. Одного из них, как потом выяснило следствие, убил милиционер-азербайджанец. Но выступивший 27 февраля по ЦТ зам. генерального прокурора СССР А. Катусев не стал ждать выводов следствия, он подчеркнул: «Убиты двое азербайджанцев, молодые люди». Кем убиты — не сказал. Но само собой подразумевалось, что — армянами и, разумеется, боевиками, раз погибли молодые.

Может быть, высокий прокурорский чин не понимал, что подносит спичку к огню? Нет, он перед выступлением советовался с руководителями НКАО, и его предупреждали. В историю Сумгаита это выступление Катусева вписалось как сигнал к погромам.

В тот же день, 27-го, состоялся митинг в городе. Людей свозили на машинах предприятий, организованно. Призыв «Смерть армянам!» — стал рефреном ряда выступлений. Присутствовали и городские власти, давали, как потом указывалось, «разъяснения» гражданам. «Разъяснительный» митинг следующего дня закончился эффектно: первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-заде взял государственный флаг Азербайджанской ССР и повел за собой огромную толпу. Суд не выяснил, да и не выяснял, какая часть этой толпы устремилась потом в квартал 41«а», где были совершены главные зверства. Суд не интересовало, по чьему указанию на заводах города изготовлялись массовыми партиями металлические прутья...

Накануне, как известно, в Сумгаит были завезены под видом кафанских беженцев уголовники из разных регионов. (Никаких вспышек в Кафане, которые могли бы спровоцировать потоки беженцев, тогда не было. И вообще Армения долго держалась, прежде чем на беззакония ответить беззакониями). «Беженцы» из Кафана распространяли по Сумгаиту жуткие легенды о надругательстве армян над азербайджанскими семьями. Как реагировали на эти слухи городские власти? На суде многие свидетели показывали, что в жэках составлялись списки армян с адресами. Когда начались погромы, у большинства армян оказались отключенными телефоны. Причем обычно телефон отключался после того, как семья звонила в милицию или в горком партии с просьбой о защите.

Самый мучительный вопрос: откуда брались, по чьей команде действовали эти четко организованные тучи убийц? Что вы скажете на это, товарищ президент? За 3 года мы не услышали вашего ответа.

«...На нас напало 80 — 100 человек, все одетые в черную форму... Подъехал автобус, милицейская машина. Но что милиция? Сейчас наши вещи носит милиция, а дети мои лежат в азербайджанской земле». (Р. Аванесян, мать двоих погибших сыновей).

Все это делала озверевшая толпа, одержимая массовым психозом? Но вот на одном из сумгаитских судов шла речь о преступнике, который уводит прячущихся армян из квартиры соседей и после убийства, буквально не смыв кровь с рук, возвращается в ту же квартиру и просит у хозяев-азербайджанцев прощения за «причиненное беспокойство». Он их побеспокоил, он извиняется. Эта вежливость спокойного убийцы страшнее, чем иные буйные ужасы. Он просто работал.

Как впоследствии работали «омоновцы» на улицах Вильнюса.

Почему нам так долго нужно понимать самое очевидное? Почему мы сразу не почувствовали, что сокрытие сумгаитского геноцида — не случайность, а закономерность в поведении государства, совершающего, как и прежде, свои государственные преступления против личности? В годы репрессий неповинных жертв убивали штатные палачи. Теперь общество перешло... на самообслуживание.

Нельзя винить за сумгаитские погромы весь азербайджанский народ, но, безусловно, на всем народе, на всех нас лежит позор прощения убийств. И из Москвы раздавались только одинокие голоса — Сахаров и несколько других ученых, писателей. Остальные демократы были увлечены разоблачением сталинщины, обдумыванием аргументов для «круглого стола» с правительством... Сумгаит был испытанием на человечность, но демократы были слишком увлечены... политикой.

Через два года погромы повторились в Баку, и на этот раз войска «опоздали» уже на 6 дней! Зато как спешили танки в ту кровавую ночь с 19 на 20 января 1990 года, когда Центр почувствовал угрозу коммунистическому режиму! Под гусеницами танков погибло 160 мирных жителей-азербайджанцев, а погромы пригодились Центру как оправдание этого варварства.

Вся психологическая ситуация в Азербайджане, да и во всей стране могла бы измениться, если бы тогда, сразу же был осужден геноцид в Сумгаите. Если бы организаторы насилия увидели, что все тайное немедленно становится явным. И не было бы тогда этой кровавой бесконечности: Сумгаит - Фергана — Баку — Ош — Тува... Где еще взорвется и хлынет?

Полвека почти живем без войны, а потоки беженцев гуще, чем в военные годы. Вирус изгнанничества захватил уже и Россию. Та учительница Мамедова, покинувшая Сумгаит из страха сойти с ума от вопроса «кто виноват?», умоляет теперь помочь ее семье уехать за границу. «Нужно же хоть душу сына спасать, а здесь негде. От системы не убежишь...»

Что с нами происходит? Неужели мы обречены жить в потоках крови? Задавая эти роковые вопросы, надо напоминать себе: мы простили Сумгаит, мы не ужаснулись, до сих пор не покаялись. Российская интеллигенция проявила терпимость к расизму, и это стало началом перестроечного Апокалипсиса.

«Демократическая Россия», 22 марта 1991 года

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Резня

Государство рухнуло не в Беловежской Пуще – там делили власть, а не страну; Советский Союз развалился в тот самый миг, когда приравнял геноцид к бытовому хулиганству

Это для поэта трещина мира проходит через сердце.

Для Советского Союза трещина прошла через Сумгаит

Нас подняли по тревоге. Ничего не объяснили. Начальство так любит. В ружкомнате выдали автоматы, по 20 холостых патронов. Вывезли на военный аэродром. Там мы четыре часа маялись в безделье и неизвестности. Ходили разные слухи. Самый устойчивый: в Азербайджане режут армян и нужно разогнать погромщиков.

Прапорщик Чаладзе ходит мрачный. Он дружит со штабной телефонисткой Катей и знает лучше нас, что так оно и есть. Понятно, что ему в Закавказье, считай, к себе на родину, с такой миссией ехать не хочется. Но что делать. Служба наша такая: мы – это отдельный полк Внутренних войск.

Началось с ментовской дури. На границе Агдамского и Аскеранского районов милицейский капитан, разгоняя группу то ли дерущихся, то ли митингующих, залез на подножку грузовика, размахивая своим табельным “макаром”. Они на Кавказе привыкли, даже танцуя лезгинку, в потолок палить. Вот и он неожиданно для себя выстрелил. И убил одного из толпы. Милиционер – азербайджанец. Застрелил тоже азербайджанца. Кто бы мог подумать, что начнется такое...

У толпы появилась идея, ставшая материальной силой. Толпа решила: во всем виноваты армяне. И запал, миновав Баку, влетел в Сумгаит.

Самолеты один за другим заходили на посадку. Ребята расплющили носы о выгнутые чешуи иллюминаторов, вглядываясь вниз. Облака остались где-то вверху, и мы впервые за полтора часа полета смогли увидеть землю. Землю, на которой никогда еще не были...

Половину ее закрывает туман. Это парит теплое Каспийское море-озеро. Лишь холодной свинцовой корягой распласталась внизу река. И город на ней – словно нарост на березе. Это на незатуманенной половине. И река, и город называются одинаково – Сумгаит.

Река старая-старая, как и те Кавказские горы, через которые мы перевалили в сплошной молочной пелене. А город совсем новый. Это видно с высоты особенно хорошо. И не похож на обычный город Закавказья. Привычные и горьковчанину, и воронежцу кубики белобетонных домов. Привычные дымящиеся трубы. Сколько их тут...

Примечание автора. Сумгаит – город (с 1949 г.) в Азербайджанской ССР. Население 230 тыс. человек по переписи 1989 года. Крупнейший промышленный центр республики и всего Закавказья. Основные предприятия: трубопрокатный и алюминиевый заводы, завод органических продуктов им. 50-летия Великого Октября. Развита промышленность по производству стройматериалов. Город и его промышленные объекты сооружался методом комсомольской стройки, для чего привлекались трудовые ресурсы со всей страны. Население многонациональное, но 80% составляют азербайджанцы.

Первое сообщение о беспорядках, по традиции несколько смягченное, поступило в ЦК КПСС в тот же день. Сначала в оперативной сводке МВД СССР за сутки, а через несколько часов – особо, по каналам КГБ СССР. Генеральному секретарю доложили немедленно. С прогнозами специалистов КГБ и МВД, которые просчитали возможную динамику развития ситуации. Доложили, что есть первые девять убитых, начинаются погромы, местные органы правопорядка беспомощны; процесс приобретает необратимый характер.

Генсек, получив информацию, связался с Баку.

Я думаю, азербайджанские товарищи сами справятся, – вынес он вердикт.

Многотысячная толпа на главной городской площади в ущелье между Дворцом культуры и зданием горкома партии бурлила и не собиралась расходиться. Все резче были слова, все откровеннее угрозы в адрес армян.

Одновременно группы обкурившихся анашой людей шастали по домам, пока вдали от центра, выспрашивая, где живут армяне. Уже выламывали двери, врывались в квартиры, грабили, избивали, насиловали, убивали.

Очередная сводка пришла в Кремль утром. Не менее 20 убитых. Погромы приняли массовый характер. Местные органы власти не могут взять ситуацию под контроль.

Министру внутренних дел СССР было отдано распоряжение принять меры по локализации и ликвидации конфликта. Председателю КГБ – обеспечить содействие.

Наш самолет сел вторым. Ребята из первой машины стояли в две шеренги. Мы тоже молча построились. Рядом со взлетно-посадочной полосой – колонна автобусов. Видно, сняты с городских маршрутов. Вдали маячила большая группа офицеров. И генералы. Наш капитан коротко проинструктировал роту:

Мы в Сумгаите. Это Азербайджан. Здесь начались массовые волнения, грабежи на межнациональной почве. Азербайджанцы с армянами все никак не помирятся.

Наша задача – успокоить, разогнать, обеспечить порядок. Взять под охрану мирное население. Стрелять только в крайнем случае и в воздух.

Чудак капитан. У нас же холостые. Он что – забыл? Главное наше оружие – щиты и дубинки. И локоть друга.

Сели в автобусы. Нет водителей. Сбежали. С ключами. Сидим, ждем. Наконец какой-то начальник принимает решение:

Кто имеет водительские права – за баранку. Зажигание замкнуть напрямую. Я отвечаю.

Это у нас умеет Валек. Он выдергивает из-под приборного щитка провода, скручивает их...

Едва въехали в город – остановились. Улицу запрудила толпа. Кто-то кинул булыжник в ветровое стекло нашего автобуса, третьего в колонне. И понеслось. Толпа плотно обступила автобусы и давай бить окна, стараясь дотянуться до нас.

Это, наверное, и есть крайний случай.

Я дергаю затвор и даю короткую очередь над головами. Мгновенно отхлынули остолбенев. Мы быстро выгрузились и начали оттеснять толпу.

Вдруг позади что-то полыхнуло. Я оглянулся – наш автобус горит.

Потом я видел их зажигательные “гранаты”. Изымали при обысках. Наполненный бензином 250-граммовый пузырек с делениями – такие в детской молочной кухне моя жена получала – заткнут пробкой, залитой лаком. К пузырьку примотан изолентой небольшой, сантиметров 10, кусочек геологического бикфордова шнура. Готовились.

Первым упал Сашка. Он со мной призывался из Кургана. И шел рядом в цепи. Я даже не понял, что с ним случилось. Лицо его стало белее мела. И стянулось какой-то неподвижной маской. Только рот открыт широко и хрипло хватает воздух. И помочь нельзя. Орущая толпа, готовая растерзать, вплотную. Мы чуть сдвинулись, его нишу в строю закрыв, и еще бешенее начали молотить.

Потом еще пара ребят из моего взвода упала. В толпе кто-то крикнул:

Да у них холостые. Бей гадов!

Теперь мы спасали только себя. Отбивались прикладами автоматов, ногами, тычком стволов в оскаленные физиономии.

Нас оттеснили. Мы уходили, унося раненых ребят.

Потом выяснилось, что “демонстранты” были вооружены кусками заточенной арматурной стали и проинструктированы. Они всаживали свои заточки снизу вверх, под бронежилет, едва лишь намечалась щель между щитами: за два дня наш полк потерял ранеными 96 человек. Благо что не было убитых.

А толпа зверела, чувствуя не столько свою силу, сколько безнаказанность. Зверела, зная, что у нас одни холостые, и те кончились.

Может быть, главное, что мы сделали, – это отвлекли злобу толпы на себя. Об армянах вроде как и забыли. Нас же – всего полк безоружных на громадный город. Попробуй усмири. И все же усмирили.

Генерал-лейтенант Краев, армейский начальник штаба Южного направления ЗакВО, которого после введения военного положения назначили военным комендантом города, увидев развитие событий, взял ответственность на себя. И нам помогли братишки Каспийской флотилии. Их тоже сюда бросили.

Армян оказалось в городе тысячи полторы. Их собрали на площади. Оцепили морской пехотой. Охраняли круглосуточно.

Но главной задачей начальство почему-то ставило сохранить банк и сберкассу. Их тоже отстояли. Правда, без окон.

Наша беспомощность толпу ободряла. Она уже не обращала внимания на то, что подошли морские пехотинцы и даже подразделение бакинской милиции. Толпа орала:

Стреляй, русская скотина!

БМП, после предупреждений через мегафоны, все-таки двинулись вперед. Как и положено, по проезжей части дороги.

К ночи по городу отловили человек 400–500 наиболее злобствующих, сгребли их на городской стадион. Утром начали проводить идентификацию, всех фотографировали. Но этим занимались уже другие люди, прилетевшие из Баку и из Москвы.

Со спасенными армянами поступили так. Каждого спрашивали, куда он хочет выехать на жительство, просили назвать хотя бы одного знакомого в том месте – и отправляли.

Кое-что мне показалось удивительным.

Во-первых, многие армяне просились в Россию, в основном в Краснодарский край, в Ростовскую область. И второе. Следователи из Москвы просили их анонимно, так, что никто не узнает, назвать людей, участвовавших в погромах. И ни один не назвал. Хотя многие знали. Многих грабили их же соседи. Ведь город, в сущности, не такой уж и большой.

Недавно я прочитал: два американца из штата Техас заявили о желании собирать подписи граждан штата для отделения Техаса от США. Американская Фемида сработала мгновенно и жестко: каждый из них уплатит по 20 000 долларов штрафа и получит пожизненное заключение.

В Сумгаите было убито 32 человека. Несколько человек осудили за мордобой, одного приговорили к высшей мере, но и он давно уже на свободе.

Все наши ребята выжили, хотя некоторые остались калеками.

Анатолий Мостовой

1999 г.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Божий агнец"

Эта быль мучает меня 5 лет, с первых посиделок на берегу Воротана, когда мы ловили рыбу и рассказывали вечерами при свете газового фонаря друг другу разные истории. Прошу прощения у читателя за этот рассказ. С другой же стороны - виню себя за то, что столько лет молчал о том, о чем нельзя молчать.

...Воротан нес свои воды, учительница математики Каринэ говорила о том, что пережил ее бывший ученик Г. Б. Он служил в армии, когда 1 марта 1988 года их часть ввели в Сумгаит, где уже 3 дня шли погромы армян. Их группе солдат с офицером дали адреса квартир армян и поручили пройтись, проверить, при необходимости спасти. Г. Б. был единственным армянином в группе. Дверь в одной из первых квартир была заперта. Они по инструкции взломали ее. Г. Б., не находивший себе места от волнения, вошел первым, крикнул по-армянски, мол, не бойтесь, выходите. Он увидел разбитую мебель и разбросанные вещи. Потом в тишине поднял голову вверх, к люстре - и потерял сознание.

Ребята подхватили товарища, повезли в госпиталь. Он очнулся там полностью потерявшим слух, потом были операции, досрочная демобилизация. Сейчас он живет в Шинуайре, пользуется слуховым аппаратом, женат, имеет троих детей.

Но перед тем, как отвезти товарища в госпиталь, солдаты, потрясенные не меньше Г. Б., сняли подвешенное к люстре вниз головой тельце армянского мальчика двух-трех лет с содранной заживо кожей. Не знаю, где похоронен этот божий агнец и почему он не фигурирует в так называемом списке армян - жертв Сумгаита. Официально считается, что тогда было убито около 30 армян. Но я слыхал от беженца из Баку, что разыскиваемый, к примеру, его родственник, убитый в Сумгаите, обнаружился в морге Баку в шеренге таких же безымянных мучеников под 70-м номером. Кто вообще держал им тогда счет?! Политбюро?

...Когда "опоздавшего со вводом войск в Сумгаит на 3 часа" Горбачева похоронят, стоит украсить его могилу памятником в виде подвешенного вниз головой божьего агнца и приписать, что именно за это (и за события в Кировабаде, Баку, Тбилиси, Оше, Фергане, Вильнюсе...) ему и вручили Нобелевскую премию. Вы хотите, чтобы после всего этого я уважал Нобелевскую премию и тех, кто ее вручает?!

Александр Товмасян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сумгаит: зло порождает зло

Это было двадцать пять лет назад. В СССР после смерти Сталина произошло, возможно, самое невероятное. В стране, где о геноциде, погромах, массовой резне знали лишь из уроков истории или понаслышке, вдруг стало известно, что прямо под носом у столицы Азербайджана, в небольшом городе Сумгаите, озверевшие дикари врывались в армянские дома (имея на руках не только адреса, но и заранее заточенные арматурные прутья) и безнаказанно сжигали, убивали, насиловали… Происходило это 26 февраля вечером, круглые сутки 27 и 28 и всю ночь, весь световой день 29 февраля 1988 года. И все это – под прикрытием милиции на глазах у всех жителей города.

Для Советского Союза было действительно неожиданно. Академик Сахаров признается потом: "Узнав об этом, мы ахнули!" Андрей Дмитриевич, пожалуй, первым оценил всю опасность ситуации, первым осудил злодеяние, констатировав, что если Кремль не даст "сумгаиту" не только юридической, но и политической оценки, то невозможно будет предупредить всеобщую беду, которая неизбежно приведет к распаду СССР.

Увы, слова Андрея Дмитриевича оказались пророческими. Ведь именно "сумгаит" спустя два года привел к трагедии еще более чудовищной, на сей раз уже в Баку, а впоследствии – к жестокой полномасштабной войне между Азербайджаном и Карабахом.

Открытые призывы к армянским погромам в Сумгаите начались вечером в пятницу, 26 февраля 1988 года. Лишь потом мы узнаем, что все кровавые акции в Азербайджане против армян планировались исключительно на самый конец недели. Чтобы мы не могли дозвониться до руководителей страны, которые, как правило, уже в пятницу вечером отправлялись на дачи. Впоследствии все крупномасштабные акции руководство Азербайджана по опыту "сумгаита" планировало и осуществляло только и только с ведома партийных и советских властей.

А тогда в Сумгаите накануне трагических событий организаторы и идеологи нового геноцида формулировали свои лозунги уже весьма четко: "Армяне, убирайтесь в свою жалкую Армению!", "Очистим Сумгаит от армян!" Ораторы заявляли о том, что азербайджанцы построили город для азербайджанцев, а сегодня его строители живут в бараках "Нахалстроя".

...До Великой Отечественной войны в Сумгаите проживало пять тысяч человек. И мало кто мог тогда знать, что спустя десять лет этот населенный пункт будет включен в перечень объектов "великих строек коммунизма". До того как мы в Арцахе впервые услышали о Сумгаите, самой популярной "великой стройкой" была Мингечаурская ГЭС. Сразу после Второй мировой войны в Арцах зачастили миссионеры из Баку, зазывая молодежь на новый трудовой фронт, дабы к "медалям за бой" прибавить "медаль за труд". Из 150-тысячной армянской автономной области 45 тысяч человек ушли на фронт, половина из них пала смертью храбрых. И в карабахских селах был невероятный дефицит женихов. На таком драматическом демографическом фоне, да еще в условиях хорошо известного послевоенного голода многие мужчины, в том числе и демобилизованные фронтовики, и безусые юноши подались на заработки в Мингечаур, а затем и в Сумгаит.

Очередная перепись населения 1959 года показала, что поселок вырос в город, где уже проживали более 50 тысяч человек, а к следующей переписи 1970 года – 125 тысяч. В газетах писали, что "рабочий язык строителей Сумгаита – армянский". Регулярно показывали в республиканских "Новостях дня" сюжеты веселых и шумных новоселий армянских семей. Две цели преследовали руководители Азербайджанской ССР: первая – продолжать строительство бурно развивающегося города, который по промышленному значению очень скоро занял второе место после Баку; вторая – под шумок продолжить этническую чистку коренного населения НКАО.

К февралю 1988 года в Сумгаите проживали более двадцати тысяч армян, практически все родом из Арцаха. Поверив щедрым посулам и сказке о том, что строят для себя "город солнца", армяне посвятили себя Сумгаиту. А посему 26 февраля 1988 года глазам и ушам своим не поверили, что погромы армян могут быть возведены в ранг государственной политики, ибо на митингах они видели партийных и советских руководителей города. И, уж конечно, им в голову не могло прийти, что о начинающейся резне, по логике вещей, не мог не получить информации Горбачев.

26 февраля ровно в 10 часов утра в Москве на Старой площади в своем кабинете генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Горбачев принял поэтессу Сильву Капутикян и меня в связи с событиями в Карабахе. Сам по себе прием писателей из союзной республики на столь высоком уровне был явлением беспрецедентным. Состоялся он, конечно, потому что и причина, и повод были беспрецедентными. Шутка ли, уже две недели кряду шли многотысячные митинги в НКАО и неделю в Армении. А в Ереване количество митингующих дошло до полумиллиона. Казалось, глава одной из самых могущественных империй в мире должен был выслушать нас, вдуматься в проблемы доведенных до отчаяния армян. Но вместо этого он произнес: "А вы подумали о судьбе двухсот семи тысяч армян в Баку?" Вовсе не случайно хозяин кабинета назвал не какую-нибудь там круглую цифру, скажем, двести тысяч, а именно "двести семь тысяч". Такая конкретная цифра запоминается. Несомненно, в донесениях, поступавших из Баку, подчеркивалась кроме всего прочего и шантажная мысль о том, что в столице Азербайджана проживают 207 тысяч армян, которых вырежут азербайджанцы. Я обратил внимание, как Горбачев был глубоко поражен тем, что о Нахиджеване я говорил не меньше, чем о Баку. Забегая вперед, скажу, что через три дня на заседании Политбюро он почти слово в слово озвучил мой рассказ.

2 марта 1988 года рано утром в ЦК Компартии Армении пригласили нескольких "представителей интеллигенции". По телефону сообщили, что с нами хотят встретиться командированные самим Горбачевым В. И. Долгих и А. И. Лукьянов. Встреча состоялась в кабинете первого секретаря ЦК К. С. Демирчяна. Бодро, без всяких увертюр начал Владимир Иванович Долгих: "Ну что, дождались?". Мы, наверное, оказались первыми, кто узнал о "сумгаите". Долгих приводил страшные цифры и факты. Я же ловил себя на мысли, что никак не могу врубиться в суть и смысл информации.

Присутствовавший на встрече один из самых авторитетных и активных деятелей карабахского движения, Игорь Мурадян, сказал: "Вот именно: нельзя судьбы народов отдавать во власть необузданной и дикой стихии, зверей, способных лишь на погромы и геноцид, а не на мирные митинги с портретами Горбачева и проперестроечными лозунгами. В создавшейся ситуации вам придется взять Карабах под протекторат Москвы".

В тот же день стали приземляться в Ереване самолеты с беженцами из Сумгаита. К вечеру мы узнали, что 72 часа кряду, трое полных суток днем и ночью осуществлялся организованный геноцид армян, как это было в 1915 году в Османской империи. А генеральный секретарь ЦК КПСС на заседании Президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года заявил на всю страну, что "трагедии в Сумгаите, организованной хулиганами, не было бы, если бы войска не опоздали на три часа".

Удивительно, на что рассчитывал Михаил Горбачев, когда так открыто и откровенно лгал? У меня имеется ксерокопия документа: "Рабочая запись выступлений на заседании политбюро ЦК КПСС 29 февраля 1988 года". Гриф "Совершенно секретно. Экземпляр единственный". Обсуждается проблема Нагорного Карабаха и Нахиджевана. Заодно, так сказать, походя идет разговор и о Сумгаите, где третьи сутки продолжаются погромы, однако, судя по всему, собравшиеся еще не совсем владеют ситуацией. И тогда генеральный секретарь как профессиональный юрист, хорошо знающий, что "Бог в деталях", обратился к маршалу Язову: "Расскажи, Дмитрий Тимофеевич, как убивают". "Двум женщинам, – отвечает Язов, – груди вырезали, одной голову отрубили, а с девочки кожу содрали. Вот такая дикость. Некоторые курсанты, увидев такое, в обморок падали".

Я убежден, что уже тогда у министра обороны были данные о том, что 27-летняя Авакян Лола Павловна, проживавшая в Сумгаите по адресу: квартал 45, дом 10/13, кв. 37, была выведена на улицу голой, ее заставили танцевать, изнасиловали, кололи ножами, резали грудь. На том заседании члены Политбюро могли бы узнать, что кожа была содрана с нескольких человек, в том числе и с 86-летней Ерсилии Бахшиевны Мовсесовой, что труп 27-летней Ирины Согомоновны Мелкумян был обуглен и обезглавлен. Боже, если бы кто знал, как тяжело писать обо всем этом!

О трагедии "сумгаита" выпущено множество книг, брошюр, сборников, документов, сотни статей. В капитальном двухтомнике Самвела Шахмурадяна "Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев" до обидного мало рассказывается о семье Мелкумянов. И вина здесь не автора. Погибла вся семья 29 февраля. Генеральный секретарь ЦК КПСС получал сведения о сумгаитских погромах начиная с 27 февраля, а семья Мелкумянов была вырезана 29 февраля.

Другой исследователь, Грайр Улубабян, опубликовал тридцать документов о смерти. Часть из них заполнена на бланках с русским текстом "Врачебное свидетельство о смерти", другая – с русским и азербайджанским: "Свидетельство о смерти". Диагнозы у всех практически одинаковые: "Оскольчатые переломы костей черепа, проникающая колото-резаная рана живота, ожоги", Такие же диагнозы у всех пятерых Мелкумянов, проживавших в Сумгаите по адресу: квартал 42-а, д. 26, кв. 21. Отец Согомон Маркарович 1931 года рождения, мать Раиса Арсеновна 1934 года рождения, сын Игорь 1957 года рождения, сын Эдуард - 1960 года, дочь Ирина - 1961 года. Так 29 февраля 1988 года исчез целый род. Это и есть геноцид. В переводе с греческого "ген" означает "род" и с латинского "цид" означает "убить", "уничтожить". Они погибли одними из последних.

Очевидцы рассказывают, что безнаказанность с каждым часом делала головорезов все наглее и смелее. Не случайно больше всего жертв и погромов было именно на четвертый день – 29 февраля. Если 137-й Рязанский полк Тульской воздушно-десантной дивизии не подоспел бы наконец в Сумгаит, число жертв неисчислимо возросло бы. Полковник Александр Лебедь, принявший в марте командование дивизией, в своей книге "За державу обидно" напишет: "Тогда, в феврале-марте 1988 года, начала писаться непредсказуемая, неожиданная, дикая, местами кровавая, местами предельно подлая страница и в истории ВДВ, и в истории отечества, и в моей личной биографии. Самое печальное заключается в том, что подлость, нечистоплотность, неразборчивость в выборе средств проистекали от людей, занимавших высшие посты в государстве. Они там, наверху, преследовали какие-то свои высшие стратегические цели, интриговали, заключали любые сделки, в том числе и с сатаной, а внизу с их подачи, при их активном участии и преднамеренном неучастии происходило стравливание народов, ширился и рос кровавый беспредел, закладывались основы (если это можно назвать основами) развала и краха великого государства... В Сумгаите я впервые после Афганистана на родной своей (как я тогда считал) земле увидел сожженные грузовики и автобусы, горевшие дома, природно-черные, но побелевшие от пережитого ужаса волосы людей, и глаза, глаза... Тогда же запахло средневековым садизмом, звериной, нечеловеческой жестокостью, густо перемешанной с глупостью..."

"Сумгаит", казалось, всей своей сущностью должен был открыть глаза инициатору перестройки Горбачеву, обладавшему и реальной (если не сказать безграничной) властью, и осязаемыми механизмами ее применения, чтобы не только сурово наказать зло, но и найти для того времени оптимальное решение карабахского и нахиджеванского вопросов. Справедливости ради надо сказать, что на упомянутом заседании Политбюро 29 февраля Михаил Горбачев довольно обстоятельно говорил об острейшей проблеме армянской автономной республики Нахиджеван: "Я у Виктора Михайловича (Чебриков, председатель КГБ СССР - З. Б.) спрашиваю: что ты там сделал с пограничной полосой? Он мне сказал, что в Нахичевани, где проходит граница, у пограничников есть своя полоса, где расположены заставы. А всю глубину пограничной зоны определяют местные органы, в данном случае республиканские (азербайджанские - З. Б.). И какое решение было принято? Вся Нахичевань была отнесена к пограничной зоне. Свободный въезд туда был запрещен. А ведь там жертвы геноцида были захоронены, там находятся все их могилы. Там было 90 памятников армянской культуры, из которых один остался. И все. Никого не пускают под предлогом, что это пограничная зона". Кстати, почему-то он ничего не сказал о тысячах и тысячах хачкаров – надгробий Джуги. Ведь и об этом я говорил Горбачеву.

В первые дни после сумгаитских погромов руководство Азербайджанской ССР было в шоке. По логике вещей оно ожидало хоть какой-то политической оценки с организационными и юридическими выводами. Однако буквально через день, словно сговорившись, центральные газеты стали писать исключительно "о событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него". Все больше писали о дружбе народов. По Центральному телевидению показывали веселую свадьбу: жених –азербайджанец, невеста – армянка. Новобрачные артисты говорили перед камерой пламенные интернациональные речи. Особую активность по части заметания следов преступления проявляла Прокуратура СССР. Все чаще повторяли: "Были жертвы – представители разных национальностей". В день массовых убийств газета "Коммунист Сумгаита" (от 28 февраля 1988 г.) писала в передовице: "Горячий отклик у сумгаитцев, как и у всех трудящихся нашей республики, вызвало обращение генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении. Тысячи людей слушали его в рабочий полдень, обсуждая на работе и дома с коллегами и друзьями. Буквально через несколько часов после того, как было передано обращение Михаила Горбачева, в редакцию стали приходить люди разных национальностей..."

А в бакинских партийных и комсомольских газетах печатались материалы, в которых создавался образ армянина как заклятого врага Азербайджана. Вина же погромщиков сводилась к тому, что "Сумгаит был превращен в экологический ад". И уж совсем распоясались, когда на заседании Президиума Верховного Совета СССР Горбачев, начисто отвергая термин "геноцид" в отношении "сумгаита", произнес на всю страну: "Геноцид – это организованное преступление, а в Сумгаите действовали лишь отбросы общества". И это – руководитель государства, которое ратифицировало принятую Генеральной Ассамблеей ООН "Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказания за него".

В качестве аргумента председатель Президиума Верховного Совета СССР приводил и количество жертв. Мол, тридцать два убитых – это мало, хотя, согласно декларации Генеральной Ассамблеи, "количественная характеристика не является определяющей при преступлении геноцида. Геноцидом считается убийство нескольких представителей национальной группы, если это убийство совершено с целью уничтожения данной национальной группы как таковой". Так что события в Сумгаите и Баку по всем международным нормам квалифицируются как геноцид.

После печально знаменитого заседания президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года, показанного по Центральному телевидению, появились публикации, в которых во всех смертных грехах обвиняли саму жертву. Оскорбительные выпады против армян можно было наблюдать не только в советской печати, но и за рубежом. Азербайджанский поэт писал в "Фигаро" (24 октября 1988 года): "Если бы даже "сумгаита" не было, армяне все равно придумали бы его. Армянский народ — мазохист. Ему надо вечно бороться, упиваться смертью и несчастьем". Не случайно, что в феврале 1989 года, в первую годовщину трагедии, на митингах в Баку сумгаитские головорезы были объявлены героями, в их честь устраивали пирушки - по Тютчеву: "И снова прав пирующий палач, а жертвы преданы злословью".

Безнаказанность организованного преступления, являющегося аргументом тотальной лжи и насилия и действенным средством решения национальных вопросов, стала первопричиной начавшейся в огромной стране цепной реакции "сумгаитов". Профессор Сурен Золян, как только выяснилось, что Кремль даже и не думает выразить соболезнование родным и близким жертв Сумгаита, одним из первых перечислил географические названия будущих "сумгаитов": Шуши, Кировабад, Ош, Туркмения, Фергана, Северный Кавказ.

Увы, инициатор перестройки так и не понял, что политической и юридической оценке "сумгаита" не было альтернативы. В качестве народного депутата последнего советского парламента мне множество раз доводилось встречаться с Горбачевым, Яковлевым, Лукьяновым и другими руководителями государства. И всякий раз я тщетно пытался убедить их, что одним из самых опасных последствий безнаказанности "сумгаита" и "сумгаитов" является то, что в народе уже смешивают и валят в одну кучу понятия "советское" и "русское". Антирусские настроения или даже их единичные всплески на многотысячных митингах в Ереване были для нас явлением невероятным, если не сказать - нонсенсом. А после провокационных публикаций или телепередач, или непродуманных выступлений государственных мужей, после судебных фарсов над организаторами "сумгаита" стали раздаваться пусть вялые, но антирусские нотки. В то же время не трудно было догадаться: распространение по стране "сумгаитов" приведет к тому, что и беду, и вину, и даже ответственность за кровопролитие взвалят на русских.

Сверхзадачей закона является неотвратимость наказания. А к геноциду неприменим принцип срока давности. Вот уже четверть века жертвы сумгаитского геноцида, живые и мертвые, ждут суда над истинными организаторами этого тягчайшего преступления перед человечеством. Нет ничего опаснее для будущего, чем короткая память настоящего.

Вспомним, как Гитлер в августе 1939 года, посылая своих головорезов в Польшу, восклицал им вослед: "Не бойтесь суда истории! Кто сегодня помнит о резне армян?!" И семьдесят миллионов жителей планеты стали жертвой цепной реакции ненаказанного зла.

Согласно статье 1 конвенции Генеральной Ассамблеи ООН "О предупреждении преступления геноцида и наказании за него", принявшие ее государства обязаны упреждать и карать это чудовищное зло, сознавая, что величайшая твердость в этом подходе и есть величайшее милосердие, что только зло, не получившее воздаяния, порождает зло.

Зорий Балаян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now