Sign in to follow this  
Followers 0
HOB

23 марта 1920 года. Шуши

5 posts in this topic

"18-го марта мы похоронили отца на верхнем армянском кладбище. Справили поминки. Однако поминать отца на 7-ой день смерти нам уже не пришлось, потому что день 23 марта стал поворотным не только в нашей судьбе, но и в истории всего города." Читать рассказ очевидца событий

Много старых фотографий Шуши

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Карабахе отметили 86-ю годовщину шушинских погромов

23 марта в Шушинском гуманитарном техникуме состоялась научная конференция «Шушинская трагедия марта 1920-го года: причины и уроки». Конференцию созвал недавно созданный научный центр «Качар», председателем правления которого является кандидат исторических наук Мгер Арутюнян. По его словам, именно потому, что погромы в Шуши не получили политической оценки, азербайджанцы продолжают выступать с претенциозной политикой.

«Свою арменоненавистническую политику Турция всегда оправдывала мифом о мятежности армян. Такая же причина приводится тюркскими историками в отношении шушинских погромов. Говорят, группа армян в день Новруз-Байрама помешала празднику, и это стало поводом для того, чтобы мусульмане вырезали все армянское население города. Возможно, такой инцидент был, но ведь за день до этого в Шуши были сосредоточены турецкие войска, курдские и татарские банды. То есть, погромы были спланированы, и инцидент с армянами также был сфабрикован», - сказал М. Арутюнян. Как отметил начальник отдела культуры и образования Шушинской администрации Владимир Арутюнян, Азербайджан делает все, чтобы переписать историю в свою пользу. В ход пошло новое понятие – «дипломатическая историография». И в этом контексте стоит переосмыслить то, что произошло в Шуши в начале прошлого века.

Директор Шушинского историко-краеведческого музея Ашот Арутюнян в своем докладе отметил субъективные и объективные предпосылки трагедии в Шуши. Наряду с тем, что тогда в регионе сложились неблагоприятные для армян геополитические условия, армянское руководство, по мнению автора, предприняло недостаточно усилий для того, чтобы противостоять вызовам. Нерешительность, отсутствие военных навыков, единения в армянском истеблишменте позволили антиармянским силам одержать победу. Огромен был турецкий фактор в регионе, присутствие российских войск, формирование советской империи, противостояние английских войск коммунистическому движению. «Турецкие дипломаты умело использовали тот фактор, что во главе Бакинской коммуны стояли армяне. Поэтому коммунистическое движение для англичан ассоциировалось с армянами. Трагедия в Шуши имела огромный резонанс, о ней отзывались многие представители армянской и зарубежной интеллигенции, но все это стало гласом вопиющего в пустыне», - отметил А. Арутюнян. Конференция приняла заявление, осуждающее трагические события марта 1920-го года, сообщает Karabakh-online.

Напомним, что 23 марта 1920 года в Шуши имели место армянские погромы. Армянский квартал, который занимал большую часть города, был сожжен дотла, вырезаны 35 тысяч из 45 тысяч армянского населения

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шуши, 23 марта 1920 года

post-31580-1269544286.txt

Акты геноцида армян в Сумгаите, Кировабаде, Баку и других армянонаселенных городах и селах Азербайджана в конце XX века потрясли в свое время общественность, убаюканную пропагандой о дружбе народов и не представлявшую, что подобное может произойти в наши дни. Между тем в начале XX века многие армяне Баку и Карабаха подверглись жестокой резне фанатичными бандами мусульман. Историки Азербайджана всегда замалчивали либо фальсифицировали, в частности, события в Арцахе в 1918-1920 гг., когда азербайджанцы уничтожили 59 сел, убили 25 тысяч человек (20,1% армян Арцаха), оставили без крова 37 тысяч человек, разграбили около 7 тысяч хозяйств, уничтожили 90% фабрик и мастерских, сожгли армянскую часть Шуши. Сведения приведены из источников: («Хорурдаин Карабах», 1930, №31; Мариэтта Шагинян. «Нагорный Карабах», Москва, 1930, с. 9; «Революция и национальности», 1936, №11, с. 52).

Известно, что Шуши был третьим (после Тифлиса и Баку) крупным экономическим и культурным центром Закавказья. Вытерпеть этого азербайджанцы не могли. Вот почему они вымещали на нем свою злобу в 1905-1906 гг., в 1920 и позже - в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Самым трагическим днем в истории города является 23 марта 1920 года, когда армяне Шуши, истинные хозяева и основатели города, стали жертвой геноцида. Азербайджанцы намеревались полностью вырезать армян Карабаха, к чему, в частности, призывал в 1919 году дипломатический представитель Азербайджана в Армении Хан Текинский, прибавляя, что «надо за две недели свести счеты с Зангезуром и дойти до Камарлу, до подступов к Еревану» (Национальный архив Армении, ф. 200, оп. 1, дело 43, л. 53).

Мусаватистский Азербайджан в конце 1919 - начале 1920 гг. разместил свои военные силы во всех стратегических точках Карабаха. Против армян планировалось использовать не только аскеров и офицеров, но и курдские банды губернатора Карабаха (курда по национальности, врача, но по своей сущности палача армян) Хосровбека Султанова, а также служащих в мусаватистской армии русских офицеров. В эти дни пантюркистская партия «Иттихат» предложила правительству Азербайджана собрать с богачей 1 млрд. рублей, организовать 200-тысячную армию и покончить с армянами (там же, дело 427, л. 241).

Планам мусаватистов активно содействовал старший брат - Турция. Понимая всю опасность положения, созданный в те дни для отражения агрессии Центральный орган самообороны Карабаха пытался всеми средствами предотвратить резню и найти какой-нибудь мирный способ выхода из положения.

Однако правительство Азербайджана, крайне недовольное решениями 8 съезда армян Карабаха (конец февраля - начало марта 1920 г.), поспешило решить вопрос армян с позиции силы.

post-31580-1269544309.jpg

23 марта 1920 г. мусульмане отмечали Новый год - Новруз байрам. В канун этого праздника ряд армянских семей покинули Шуши, предчувствуя ужасную опасность. В села отбыли также члены Национального совета и армяне - члены совета при губернаторе. По существу армяне Шуши оказались заложниками Султанова. Город был окружен армейскими подразделениями и курдскими бандами. Генерал-комиссар Зангезур-Карабаха С. Мелик-Елчян 20 марта обращается с призывом к воинству и крестьянству Зангезура, указывая, в частности: «Азербайджан ...хочет в последний раз подавить Карабах, уничтожить Зангезур и на развалинах нашей страны объединиться с Турцией. Герои Зангезура, обращаюсь к вам в последний раз и призываю: к оружию! Призываю защитить наш исторический Зангезур-Карабах, покрытый вековыми памятниками армянства, окропленный кровью наших славных предков и потом наших тружеников... Без Зангезур-Карабаха нет Армении» (газета «Сюник», Горис, 21.03.1920 г.).

23 марта 1920 года в Шуши вошел курдский отряд, наводящий ужас на армян. По приказу Султанова азербайджанцам заранее были розданы нефть и спички для поджога домов армян. Султанов также особо распорядился, чтобы руководители полицейских участков армянских районов явились поздравить губернатора с праздником. («Айреник», Бостон, 1923, №11, с. 116). Под предлогом участия в праздничном параде в Шуши вошли азербайджанские военные формирования из Агдама, Варарака и других мест (НАА, ф. 200, оп. 1, дело 563, л. 102).

Нападение Азербайджана на Карабах началось в ночь на 23 марта 1920 г., фронт военных действий простирался от Гандзака до Зангезура. Азербайджанцы попытались вторгнуться в Джрабердский район в тартарском направлении. Джрабердцы отбросили их мощным контрударом, одновременно придя на помощь гюлистанцам и хаченцам, азербайджанцы потерпели также неудачу в Дизаке и Варанде.

Мусаватисты сосредоточили свои основные силы по линии Агдам - Аскеран - Шуши, где развернулись наиболее тяжелые бои на Аскеранском фронте протяженностью 15 км (от Варазабуна до Караглуха). Дали Казар, который прибыл в Карабах еще в январе 1920 года с 350 военными из окрестностей села Кятук, непрерывно атаковал позиции противника. По свидетельству начальника штаба армянских подразделений, действовавших в направлении Аскерана, Арутюна Тумяна, противник сосредоточил на аскеранском направлении не менее 30 тысяч регулярных и нерегулярных вооруженных лиц (Матенадаран, Архив разных авторов).

Самые ужасные события этих дней произошли в Шуши. В полночь Султанов, узнав, что в город проник армянский отряд и попытался разоружить турок-аскяров, приказывает «предать огню и мечу армянский квартал» (НАА, фонд 314, оп. 1, дело 34, с. 223). Фанатичная толпа мусульман во главе с аскерами и офицерами вторгается в армянские кварталы города, поджигает, грабит дома, магазины, общественные здания, безжалостно убивает беззащитное население, насилует женщин и девушек. Мусульмане-офицеры, ночевавшие в домах армян, убивают хозяев дома, поджигают дома и с воплями выбегают на улицу. Очевидец этих ужасов позже напишет: «...А то, что происходило в Шуши, описать невозможно: на рассвете, в 4 часа, полуодетый, под градом пуль, в густом тумане, вероятно, с помощью чуда я успел вырваться из этого ада и переулками, дворами пробраться в село Каринтак, что и спасло меня от неминуемой смерти» (там же, ф. 4041, оп. 1, дело 103, л. 14)

Русскоязычная газета «Слово», выходившая в Тифлисе, в те дни писала: «В армянской части города не осталось камня на камне... Вечером 24 марта она представляла из себя море огня... По улицам лежали тела убитых». («Слово», 16.04.1921 г.).

Из более чем 7 тысяч армянских домов уцелели казарма, реальное училище, церкви и еще несколько зданий. В эти дни в Шуши погибли руководитель большевиков Карабаха Александр Цатурян, предводитель Карабахской епархии Ваан Тер-Григорян, известный врач Ярамишян, поэты Джанумян, Пирджанян, педагоги Тавризян, Тер-Габриелян и многие другие представители интеллигенции. Оставшихся в живых армян пригнали в мусульманский квартал, собрали во дворе русской церкви, часть разобрали в качестве пленных, часть бросили в тюрьму. По свидетельству очевидца Константина Арутюняна, в тюрьмах людей не кормили, постоянно избивали. А когда Аскеран пал, в тюрьму ворвалась вооруженная толпа фанатиков и принялась безжалостно истреблять всех армян. (НАА, ф. 314, оп. 1, дело 34, л. 228-229). День был пасмурным, и это позволило некоторым выскользнуть из этого ада, спастись, убежав по тропе в село Каринтак. Таких, по сообщению, посланному из Арцаха правительству Армении, было 5-6 тысяч. По подсчетам известного статистика Бахши Ишханяна, в эти дни только в Шуши погибли 8988 армян (газ. «Арач», 1.04.1920 г.).

...Читая архивные свидетельства о зверствах азербайджанцев в Шуши 90 лет назад, понимаешь, что 70 лет советской власти ничего не изменили. И Сумгаит был звеном из той же вековой цепи преступлений, направленных на полное искоренение армянского этноса. Сегодня, чтя память загубленных в 1920 году шушинцев, мы должны сделать все, чтобы этот город вновь стал видным экономическим и культурным центром, символом возрождающейся армянской государственности.

Грант Абрамян, доктор исторических наук, профессор

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фотографии разрушенного города с сайта музея Геноцида:

post-31580-1269544653.jpg

post-31580-1269544672.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Из 35 тысяч армян не осталось в Шуши ни одного...»

В марте 1920 года был разрушен и сожжен прекрасный армянский город

Мы почему-то редко говорим об этих событиях - даже у себя в стране. Редко вспоминаем о той трагедии, что произошла в армянском Шуши 87 лет назад, в 20-х числах марта. Наверное, инстинкт самосохранения предупреждает появление еще одной трагической даты в календаре, которая вряд ли добавит что-то новое в нашем восприятии собственной истории. В отличие от соседей, усиленно рыскающих по своей короткой истории в поисках «геноцидов», нам, к несчастью, не приходится долго думать: чуть ли не каждый год начала прошлого века несет в себе трагедию - а то и несколько - одной из частей армянского народа либо части исторической Армении.

Таковым было начало века и для Шуши - города-крепости, обладавшего уникальными для конца XIX - начала XX века городской культурой и традициями. Пантюркистские и панисламистские идеи проникают в этот период и сюда, сея рознь и ненависть среди армян и турок-шиитов, составлявших две основные части населения города и живших до того относительно мирно. Уже в 1905, 1906 и 1918-1919 гг. турки совершают периодические набеги на армянское население Шуши, происходят вооруженные стычки. Роковым для судьбы города становится март 1920 года. Именно в этот период турок по национальности губернатор Елисаветпольской губернии, в состав которой входил и Шуши, пишет в одной из депеш: «Настоящий момент самый удобный, по-моему, для окончательной ликвидации вопроса о Нагорном Карабахе, так как патронов у них имеется в малом количестве». И действительно, армяне Карабаха в этот период значительно уступали по степени вооруженности туркам.

Ночь на 23 марта, ставшая началом безжалостной резни, погромов и разрушения армянского Шуши, была выбрана неслучайно: именно в эти дни мусульмане отмечают «новруз байрам», и армянские погромы стали, по всей вероятности, «подарком» к празднику. Цветущий, благоустроенный город был предан огню и мечу. Турецкое население Шуши, бойцы азербайджанской армии и курдские разбойничьи банды напали на армянские кварталы, охваченные жаждой крови и наживы. Несколько дней подряд длилась вакханалия, в ходе которой была разрушена, разграблена и сожжена вся армянская часть Шуши: 7 тысяч благоустроенных домов, памятники истории и культуры, библиотеки, типографии и магазины города превратились в пепел, была выведена из строя первая на Кавказе канализация. Существует немало доказательств того, что погромы и резня армянского населения были хорошо подготовлены и организованы властями Азербайджана под руководством опытных турецких эмиссаров.

Невозможно без содрогания читать рассказы очевидцев об ужасах резни армян Шуши, как невозможно точно подсчитать число жертв. Лишь немногим удалось спастись бегством. Статистика неумолима: если в 1914 году в Шуши проживало более 22 тысяч армян, то через год после погромов - в 1921 году - их здесь оставалось не более 300 человек. Фотографии развалин армянского квартала Шуши до сих пор оставляют гнетущее впечатление. О том, какое впечатление производил разоренный и обугленный Шуши на современников, узнаем из свидетельств посетивших его с разницей в три года Мариэтты Шагинян и супругов Мандельштам. Знаменитое стихотворение Осипа Мандельштама «Фаэтонщик» продиктовано именно жуткими ощущениями от вида разрушенного Шуши.

Так в Нагорном Карабахе

В хищном городе Шуши

Я изведал эти страхи,

Соприродные душе.

О страхах поэта вспоминала Надежда Мандельштам: «На рассвете мы выехали автобусом из Гянджи в Шуши. Город начинался с бесконечного кладбища, потом крохотная базарная площадь, куда спускаются улицы разоренного города. (. . .) в этом городе, когда-то, очевидно, богатом и благоустроенном, картина катастрофы и резни была до ужаса наглядной. Мы прошлись по улицам и всюду одно и то же: два ряда домов без крыш, без окон, без дверей. (. . .) Говорят, после резни все колодцы были забиты трупами.(. . .) внизу - на базарной площади - копошилась кучка народу, но среди них ни одного армянина, только мусульмане. У Осипа Мандельштама создалось впечатление, будто мусульмане на базаре - это остатки тех убийц, которые с десяток лет назад разгромили город, только впрок им это не пошло: восточная нищета, чудовищные отрепья, гнойные болячки на лицах. Люди на базаре предлагали нам переночевать у них, но я боялась восточных болячек, а Мандельштам не мог отделаться от мысли, что перед ним погромщики и убийцы». Подчеркнем, что супруги посетили Шуши спустя 10 лет после погромов.

Нет сомнения в том, что погромы армян в Шуши стали очередным звеном политики младотурок, стремившихся уничтожить армянский народ на его же исторической территории. Кровавый март 1920 года стал месяцем падения армянского Шуши, который с тех пор так и не оправился от ран. Официальная армянская пропаганда, однако, хранит упорное молчание о трагедии Шуши, что тем более поразительно на фоне той агрессивной антиармянской кампании Азербайджана и Турции, которая с беспардонной наглостью, не ограничивая себя в масштабах лжи, разворачивается на наших глазах.

Между тем еще в 1927 году Мариэтта Шагинян писала: «Но пройдут годы, а может быть, и десятилетия, и в Шуши станут ездить туристы - уже не ради ее красоты и климата, а ради исторического урока, разыгравшегося в ней как бы в поучение всему Закавказью, урока, подобного тому, что мы видели в Помпее и Геркулануме. Только там действующим лицом была слепая стихия природы, а здесь слепая стихия зверя, разбуженная в человеческой массе при помощи человеческого слова. . . . я увидела остов Шуши.(. . .) Здесь в течение трех дней в марте 1920 года было разрушено и сожжено 7000 домов и вырезано - цифры называют разные. . . одни говорят - три-четыре тысячи армян, другие - свыше двенадцати тысяч. Факт тот, что из тридцати пяти тысяч армян не осталось в Шуше ни одного. Кой-где в канавах еще можно увидеть пучки женских волос с запекшейся на них черной кровью. Человеку с воображением здесь трудно дышать: идешь, идешь, идешь сплошным рядом обугленных стен, точнее - кусков стен, торопишься идти и боишься никогда не выйти...»

О трагедии Шуши необходимо не только помнить, но и реально усвоить тот «исторический урок», о котором 80 лет назад писала Шагинян. И, пожалуй, лучшим усвоением этого урока станет скорейшее восстановление Шуши, который сможет, наконец, избавиться от ран-развалин, вот уже 87 лет уродующих его некогда прекрасное лицо, и возродиться - для новой жизни в новой, независимой Армении.

Марина Григорян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0