Sign in to follow this  
Followers 0
Karmir

Изменение границ стран Южного Кавказа в 1921-1929

2 posts in this topic

Перепечатано из журнала "Армянский вестник.", № 1-2 1999 г.

ВОПРОСЫ ИСТОРИИ

ПОД ФЛАГОМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМА И ДРУЖБЫ НАРОДОВ

Рожент ГРИГОРЯН

О чем рассказывают архивные документы

Рассекреченные в последнее время архивные документы, карты, схемы, а также сведения, почерпнутые из зарубежной армянской периодики, отчетливо рисуют перед нами картину того, что происходило в 1920-1930-е годы на границе между Арменией и Азербайджаном. Армянские земли одна задругой оказывались в пределах соседней республики, причем в посягательстве на территориальную целостность Армении большевистские лидеры Азербайджана ничем не отличались от своих предшественников-мусаватистов, разве что изменили в духе времени фразеологию. После установления советской власти целью "братского" Азербайджана по-прежнему оставался захват Нагорного Карабаха, Нахичевана, Даралагяза и Зангезура. Этой целью были призваны к жизни официальные и неофициальные средства, откровенные и "прикровенные" методы.

Сначала вошли в законную силу Московский и Карсский советско-турецкие договоры (март и октябрь 1921 г.), предусматривавшие передачу Азербайджану Нахичевана и Арцаха. При этом Нагорный Карабах подвергся искусственной административной перекройке: от области была отторгнута и объявлена собственно азербайджанской территорией вся ее северная часть - бывшие Шаумяновский, Ханларский, Дашкесанский, Гетабекский и Шамхорский районы, включавшие в себя сто семь армянских сел.

18 ноября 1921 года во время встречи представителей закавказских республик было решено передать Азербайджану две тысячи десятин земли, находящихся в пограничном Аскибарском (ныне Воскепарском) ущелье, а спорный пахотный участок близ села Готкенд (Коти) с "разрешения местной (азербайджанской. - Р. Г.) власти временно" передать по требованию армян последним(1).

Однако территориальные притязания Азербайджана простирались гораздо дальше. Прежде всего в повестку дня был поставлен вопрос отторжения от Армении исторической области Сюник с ее природными богатствами и важным стратегическим положением. В 1918-1921 гг. этому воспрепятствовали доблестные зангезурцы. Они многократно отклоняли предложения присоединиться к Азербайджану, а когда мусаватистские войска попытались покорить Зангезур силой, разгромили их.

Теперь Азербайджан в первую очередь нацелился на маленькие тюркские деревни, разбросанные между армянскими селами Зангезура. Действовал по принципу: где тюркская деревня, там азербайджанская территория. Это видно, к примеру, из письма Капанского уездного ревкома, адресованного уездному ревкому Зангезура: "Зангеланский исполком заявляет, что Халадж, Теджадин (тюрконаселенные деревни. - Р. Г.) входят в их (Азербайджана. - Р. Г.) пределы. Между тем эти деревни расположены в центре нашего района"(2). Азербайджанские власти принуждали жителей этих деревень представлять дело так, будто они подчиняются правительству Азербайджана(3). Об этом извещали Капанский уездный исполком сами тюрки. Пока в Баку разрабатывали планы расчленения Сюника "по этническому принципу" и создания Красного Курдистана, Зангеланского и Кубатлинского уездов -позднее осуществившиеся, - руководство приграничных армянских районов всеми силами старалось ввести в нормальное русло напряженные межнациональные отношения и сосредоточиться на социально-экономических и культурных преобразованиях. Имеющиеся на этот счет документы красноречивы и многообразны.

Азербайджан изначально стремился заполучить узловые отрезки путей сообщения в армянском приграничье, чтобы при удобном случае оторвать районы друг от друга, блокировать их экономически и стратегически, ослабить сопротивление и облегчить захват. Последствия этой политики мы видели на примере развернувшихся в последнее десятилетие на всем протяжении восточной границы Армении - от Ноемберяна до Мегри - кровавых событий, спровоцированных нападениями азербайджанских банд и воинских формирований.

Начиная с 1922 года между Зангезуром и Кубатлу разгораются споры по поводу пограничного, земельного и административного размежевания. Попытки армянской стороны уладить споры мирным путем не принесли результата по причине непомерных территориальных аппетитов Азербайджана. Примером может служить армянское село Тандзавер, находящееся на севере Капанского района. Прежде оно принадлежало тюркским бекам, что дало азербайджанским властям предлог претендовать на него. "Если Тандзавер достанется Азербайджану, тогда Капанский район навсегда будет отрезан от Зангезура (Горисского района. - Р.Г.) и Сисиана", - говорится в докладной председателя Зангезурского исполкома. Азербайджан стремился также завладеть лесным массивом, по которому проходит единственное шоссе, соединяющее Горис с Капаном и имеющее важное стратегическое значение.

В начале XVII века по приказу персидского шаха Аббаса I в восточном Зангезуре возникло несколько курдских сел. В первые годы советской власти они-то и дали бакинским руководителям предлог отрезать у армянского Сюника новые территории. Этим предлогом стал созданный в 1923 году в пределах Азербайджана автономный уезд, известный как Красный Курдистан.

Перед нами карты Армении и Азербайджана 1926 года, помещенные в первом и третьем томах Большой Советской Энциклопедии. В междуречье Тартара и Арпы, в границах бывших Азизбекского и Мартунийского районов АрмССР, находились Большой Аллич, Малый Аллич и еще несколько мелких озер (лич по-армянски озеро). Как и другие сюникские земли, со временем отданные соседней республике, они получили новые имена: Большой Алагел, Малый Алагел и т. д. (гел - тоже озеро, но по-азербайджански). В 1923 году первая попытка Азербайджана завладеть ими закончилась неудачей. И вот сначала комиссия ЗакЦИКа по земельным и лесным спорам, а 18 февраля 1929 года президиум ЗакЦИКа постановили передать 12 тысяч десятин армянской территории Курдистану(4). Вскоре, в том же 1929-м, курдскую автономию упразднили, а курдское население на бумаге "слилось" с тюркским, однако эти и другие земли, потерянные Арменией, так и остались в составе Азербайджана.

Тутовые сады между горисскими селами Хнацах и Тех (семь десятин) отошли к Курдистану еще раньше, в 1924 году. До революции сады принадлежали армянам. Власти дали право бывшим владельцам использовать урожай тутовника, но новые владельцы, тюрки, всячески противились этому. Чтобы безраздельно здесь хозяйничать, они стали спиливать деревья. В 1924-1925 гг. было уничтожено 200 шелковиц. Возмущенные обращения местных и ереванских властей в вышестоящие органы остались без ответа.

В госархиве новейшей истории хранится карта-схема, скопированная на кальку. Здесь угодная Азербайджану граница на капанском и мегрийском участках проведена красной линией, граница, предложенная земельной комиссией ЦИК Закфедерации, - зеленой, а граница, устраивающая Армению, - синей. Четкий ответ на эти разночтения дан в решении президиума ЗакЦИКа от 18 февраля 1929 года, согласно которому вариант Азербайджана, присоединяющий к этой республике двадцать одну тюрконаселенную деревню Капанского района, фактически оставлен в силе. Отвергнуто лишь азербайджанское предложение по мегрийскому участку границы(5). Нетрудно заметить, что красная линия на карте вплотную подступает к Капану и включает в территорию Азербайджана исконно армянские земли: горы, возвышенности, луга.

Итак, двадцать с лишним населенных тюрками деревень со всеми земельными угодьями передавались новосозданному Джебраильскому району Азербайджана. Тогда же, вы неся приговор этим армянским землям, президиум ЗакЦИКа поручил соответствующей комиссии определить границу между Зангезурским и Мегрийским районами, с одной стороны, и Джебраильским - с другой. Попутно комиссии вменялось в обязанность решить "все спорные вопросы". Но вот ее мнение о том, что экономически и культурно тюркоязычные деревни Армении связаны с Капаном теснее, чем с Джебраилом, было на заседании проигнорировано.

Двадцать семь пунктов повестки дня на заседании, состоявшемся 18 февраля, были посвящены обсуждению споров о принадлежности пашен, лесов и пастбищ в приграничьях Азербайджана, Армении, Грузии. Были приняты следующие решения: "1. Всю территорию Шиних-Айрумского района, которая занимает 11.659 десятин (2.751 десятина - лес, 3.621 - пастбища и 5.287 - поле), передать Казахскому уезду АзССР, а спорный участок леса, около 4.000 десятин, который примыкает к лесному массиву, передать Дилижанскому уезду. 2. Принимая во внимание, что армянское село Башкенд (Арцвашен. -Р. Г.) вместе со своими земельными наделами является составной частью АрмССР, из западной части ШинихАйрумского района выделить для Башкенда полосу земли (пастбище), которая территориально свяжет его с Дилижанским уездом АрмССР"(6).

Итак, большое село Арцвашен (Башкенд) было, подобно полуострову, связано с Арменией полоской прилегающих к нему угодий. Помимо документов это запечатлено и на картах, изданных в 30-е годы. Зато в первом (1949) и третьем (1950) томах БСЭ на картах АзССР и АрмССР Арцвашен уже выглядит островом, оторванным от родины. Азербайджан проглотил-таки мало-помалу перешеек, связывавший село с Арменией.

Общая картина территориальных споров, которые велись в 1921-1929 гг. между закавказскими республиками, такова.

1. Азербайджан и Армения оспаривали шестьдесят один земельный участок общей площадью 17.816 десятин. К августу 1928 года президиум ЗакЦИКа вынес окончательное решение по пятидесяти пяти спорным участкам, согласно которому 3.754 десятины перешли к Азербайджану, 1.061 - к Армении.

2. Азербайджан и Грузия оспаривали четырнадцать участков, занимавших 122.230 десятин. Решением по шести участкам 64.437 десятин получила Грузия, 5.158 - Азербайджан. К вопросу о восьми участках высший орган власти Закавказья должен был вернуться позднее.

3. Из 21.600 десятин, оспариваемых Арменией и Грузией, к указанному времени определилась судьба только 200 десятин. Их передали Армении. Вопрос об остальных угодьях, рассмотренный впоследствии, решился в пользу Грузии

4. Не был решен к августу 1928 года и спор из-за 35.917 десятин между Арменией и Нахичеванской автономной республикой. Он касался 967.5 десятин угодий, лежавших между селами Карчаван Мегрийского уезда и Килит Ордубадского уезда, а также самого Карчавана, который Нахичеванская автономия требовала передать ей в соответствии с Карсским договором. Кроме того, ссылаясь на тот же договор, Нахичеванская АССР претендовала на восемь армяно- и тюрконаселенных сел Даралагязского уезда Армении с их угодьями, занимавшими около 35 тысяч десятин(7). Зарубежная армянская пресса писала, что, сочтя вопрос о принадлежности Карабаха, Равнинного и Нагорного, решенным, Азербайджан не успокоился и отныне стремился расширить пределы Нахичеванской автономии.

Вот где собака зарыта, говорят в таких случаях. Бросается в глаза сходство пантюркистских планов Азербайджана тех лет и нынешних полов гобблов - обменять Зангезур на Нагорный Карабах, а еще лучше присвоить его. Впрочем, в 20-е годы в Азербайджане думали не об обменах - о том, чтобы постепенно подмять под себя все новые армянские земли, благо советское правительство и руководство Закфедерации относились к этому весьма сочувственно. К счастью, претензии Нахичевана на Карчеван и восемь даралагязских сел были все-таки отклонены.

"Вести с Кавказа все более убеждают в том, что живущие там народы под лозунгами коммунизма упрочивают свои национальные позиции и расширяют границы, - писал журнал "Айреник". - Сейчас на Кавказе сложилось положение, когда каждая нация спешит урвать у соседей и Центра что только возможно. Национальная зависть и привычка зариться на чужое по-прежнему живучи. Азербайджан и Грузия, пользуясь благосклонностью Москвы, собирают земли, организуются, укрепляются, Армения же заброшена и обделена"(8).

К 1929 году Азербайджан завладел семнадцатью тысячами квадратных километров с населением в 350 тысяч жителей - всем тем, что "по праву принадлежало Армении"(9). Имеются в виду Шарур-Нахичеван, Нагорный и Равнинный Карабах и переданные Красному Курдистану зангезурские земли. То есть у Армении Азербайджан отнял в три с половиной раза больше территорий и вдвое больше населения, чем у Грузии.

Армянские власти - как ереванские, так и местные - не раз протестовали против посягательств Азербайджана на территориальную целостность Армении. Из телеграммы, посланной 12 ноября 1923 года председателем совнаркома Армении Лукашиным (Саргисом Срапионяном) первому секретарю ЦК компартии

Азербайджана Кирову и председателю совнаркома Мусабекову, вытекает, что между Зангезуром и Красным Курдистаном на почве пограничных споров произошла перестрелка. Во избежание обострения обстановки в телеграмме предлагается оказать давление на руководителей Красного Курдистана и срочно пригласить на место происшествия комиссию Заккрайкома партии(10).

В своей докладной от 30 августа 1923 года, адресованной в республиканский ЦИК, нарком земледелия АрмССР А. Ерзнкян требует запретить комиссии ЗакЦИКа по пограничным спорам умышленно расчленять административное, хозяйственное и географическое единство Зангезура и тем самым обессиливать его. Ерзнкян ставит вопрос о сохранении Зангезура в прежних границах, о том, чтобы не создавать для Азербайджана новые уезды за счет армянских земель. Нарком возражал против создания Красного Курдистана и Кубатлинского уезда, считая это вопросом национального значения. Увы, все, чего так опасался Ерзнкян, в недалеком будущем сбылось.

В докладной от 8 сентября 1923 года, адресованной полномочной комиссии ЗакЦИКа по решению спорных вопросов между Зангезуром и Курдистаном и административному размежеванию, председатель Зангезурского исполкома обосновывает политическое и экономическое значение Шурнуха как составной части Зангезура и полагает недопустимыми попытки руководящих кругов Курдистана (читай: Азербайджана) завладеть зангезурскими землями. "Что касается границы Курдистана, предложенной комиссией, - говорится в документе, - то это результат националистической политики руководителей этого уезда... Им известно, что тюркское население Кубатлу и других районов поставило вопрос о присоединении к Зангезуру, для чего направило телеграммы в ЦК компартии и ЦИК Азербайджана"(11).

Позднее, 17 августа 1927 года, в докладной в наркомат земледелия АрмССР председатель Зангезурского исполкома подчеркивает грубые ошибки, преднамеренно допущенные комиссией ЗакЦИКа под председательством В. Стуруа, занимавшейся размежеванием Зангезурского и Мегрийского районов с Азербайджаном и Курдистаном(12).

Еще 10 июля 1922 года в письме в Кубатлинский исполком председатель Капанского исполкома, напоминая о размежевании двух районов, снова перечисляет приграничные местности и заявляет, что совместно проведенная граница и без того значительно уступает той, которая установлена при Гарегине Нжде(13), "хотя зангезурские власти имеют согласно декрету полное право занять границу времен Нжде... Документы или мандаты относительно означенных территорий, выданные кубатлинскими властями, считаю незаконными, они уничтожаются зангезурской властью"(14), - сказано в документе.

Между прочим, факты свидетельствуют о хищническом уничтожении жителями Курдистана шурнухского леса, об организованном Кубатлинским исполкомом хищении стройматериалов из приграничных лесов Армении, о телеграммах, записках и т. п., отправленных ЗакЦИКом властям Азербайджана в попытке пресечь эти неприглядные действия(15).

Эти записки и телеграммы не ставят, однако, под сомнение проазербайджанскую позицию, которую руководство Закфедерации занимало в 20-е годы. Существенное воздействие на нее оказывали антисоветские выступления и даже восстания, имевшие место в некоторых пограничных с Арменией местностях Азербайджана. За выступлениями, произошедшими в 1920-1922 гг., стояли недовольные советской властью элементы, в том числе и коммунисты, камуфлировавшие свои пантуранские взгляды. Обратимся к фактам, прежде всего к декларации Азербайджанского ревкома, согласно которой "Нагорный Карабах, Нахичеван и Зангезур признаются составной частью Армянской Социалистической Республики"(16). Декларация, как и следовало ожидать, оказалась фальшивкой, имеющей целью ввести в заблуждение армянские отряды, которые, стремясь удержать Зангезур в составе Армении, противостояли объединенным силам Красной Армии и Азербайджана. Именно в связи с этой лицемерной декларацией в начале декабря 1920 года в Нахичеван прибыл член ревкома и нарком юстиции Азербайджана Б. Шахтахтинский. Здесь он "с открытым сердцем" выступил перед участниками митинга протеста. "Азербайджан продал вас, - заявил он. -Если бы я был в Баку, я бы этого не позволил... Как член ревкома Азербайджана я беру сегодня с собой товарища Велибекова (чрезвычайного комиссара и уполномоченного 11-й Красной Армии. - Р. Г.) и уезжаю. Мы с Велибековым не виноваты в случившемся. Теперь вы взирайте на турок, они ваше единственное спасение, крепче держитесь за них"(17).

В середине марта 1922 года взбунтовавшиеся жители деревни Алиянлу Кубатлинского уезда начали захватывать повозки, проезжавшие по дороге в Шушу и обратно, и убили двух должностных лиц - армян.

В октябре 1922 года несколько деревень того же уезда организованно выступили против властей. Сбежавшие от расправы представители азербайджанской администрации обратились за помощью в подавлении бунта к советским, партийным и военным органам Зангезура.

Кроме того, в высший партийный орган Закфедерации поступили заявления от азербайджанцев, содержавшие жалобы на антигосударственное, антинародное поведение и злоупотребления служебным положением ряда азербайджанских должностных лиц.

Так, например, председатель сельсовета деревни Вахуди близ Сисиана в докладной от 25 июня 1922 года, адресованной в Зангезурский райком компартии, приводит факты антисоветской и антиармянской пропаганды, которую турецкие агенты ведут среди армянского и азербайджанского населения. Он, в частности, пишет: "Пропаганда Султана Ирзаева заключается в следующем. Он уверяет сельчан-тюрок и беженцев, будто скоро Зангезур перейдет в руки турок, после чего зангезурских армян переселят в окрестности Еревана, а на их местах устроятся тюрки. Ирзаев уверяет, будто турецкое правительство действует заодно с Европой, советское правительство в России скоро будет свергнуто и власть в России перейдет в руки европейцев, а на Кавказе - Турции и Азербайджана".

Какой характерный образчик пантуранской пропаганды! В условиях нынешней социально-экономической и политической нестабильности на Кавказе было бы ошибкой считать эти пропагандистские уроки устаревшими и неактуальными.

"После такой агитации, - говорится далее в докладной, - армяне совершенно забросили свои посевы, только и делают, что стерегут свое добро от турецких бандитов"(18).

По нашему мнению, антигосударственная деятельность пантюркистов оказала серьезное влияние на территориально-земельное размежевание, осуществлявшееся в последующие годы. Шантажируя, по сути дела, власть, угрожая беспорядками, восстаниями и т. п., пантюркисты вынуждали ее потакать их амбициям. И шантаж удался. Недаром от перекройки межреспубликанских границ более всего, как известно, выиграл Азербайджан.

По статистике в Закавказье на один квадратный километр приходилось 31,7 жителя, а в сельской местности - 24,1. При этом в Армении плотность населения была чуть ниже, чем в среднем по Закавказью, в Азербайджане - много ниже, тогда как в Грузии - гораздо выше. В Грузии на одном квадратном километре сельской местности хозяйствовали 30 человек, в Армении -23, а в Азербайджане - 19,7. При этом последний занимал больше пригодных к обработке и обрабатываемых земель, нежели Грузия и особенно Армения. Значительная часть Армении представляла собою голые скалы и каменистые неудобья. Вдобавок земли в Азербайджане были несравнимо плодороднее и богаче, чем в Грузии и Армении(19).

Это сопоставление позволяет заключить, что наши восточные соседи были озабочены не тем, чтобы приобрести новые земли для азербайджанских крестьян - те не испытывали в них острой необходимости, - а своего рода зудом отнять у слабой и беспомощной в тот период Армении побольше территорий.

Что еще заботило азербайджанских руководителей, так это вопрос, как разместить в летние месяцы кочевое и полукочевое тюркское население на горных лугах и пастбищах Армении. Этот вопрос также нашел отражение в постановлениях президиума ЗакЦИКа и других официальных документах.

По количеству лугов и пастбищ Азербайджан занимал первое место в Закавказье. В процентном отношении маленькая Армения не уступала ему по этим показателям. Однако пастбища составляли 49,8 проц. всех ее земель и 29 проц. - полезных, обрабатываемых земель(20). И тем не менее армянское руководство и в этом пункте не хотело (да и не могло) уклониться от лозунга пролетарского интернационализма и дружбы народов и всячески старалось угодить азербайджанским кочевникам и полукочевникам с их стадами. К тому же имелись и директивные указания вышестоящих органов о том, чтобы надлежащим образом встречать и провожать кочевые хозяйства. Вот отрывок из обращения секретаря Зангезурского уездного комитета в ЦК компартии Армении (июнь 1923): "Начиная с 15 м'ая из соседнего Азербайджана прибывают кочевники и поднимаются в наши горы. Прибывают они спокойно и мирно. Эксцессов нет. Они очень довольны советскими властями Армении. Их имущество регистрируется возле армянских сел. Количество скота, поднявшегося в горы до сего дня, - 900 тысяч голов. Это на 20 процентов больше, чем в минувшем году"(21).

Тюркское кочевое и полукочевое население, верное вековым обычаям, переходило с места на место, а жарким летом с миллионами своих овец находило приют в прохладных армянских горах. "Зангезур - край пастбищ, - писала 16 июня 1927 года газета "Заря Востока". - С незапамятных времен сюда стекаются скотоводы из самых дальних уголков Азербайджана, даже из Ленкорани и Закатал. Чудесные горные пастбища, вкусные воды и тенистые леса привлекают сюда сотни тысяч овец, остающихся здесь до октября, чтобы нагулять жир и мясо. А местное население, наоборот, каждую зиму в массовом порядке устремляется в Баку, на нефтяные и рыбные промыслы. Невообразимое малоземелье каждый год толкает на чужбину около 10 тысяч рабочих рук из 76 тысяч местного населения".

"Из имеющихся в районе 60.373 десятин пастбищ кочевникам из Азербайджана выделено 31.759 десятин, из Дилижана - 25.294 десятины, из Лори-Памбака - 3.088 деятин", - пишет в своем отчете (июль 1925) секретарь Даралагязского уездного комитета партии, добавляя, что недостаток пастбиш вызывает недовольство армянских крестьян(22).

Страдая на родине от нехватки земли, пустилась в странствия горстка армян, оставшаяся на перешедших Азербайджану территориях. Чтобы выжить, армяне в большинстве своем уехали в Россию. "Это значит, что на Кавказе проводится антиармянская политика, поскольку смешно говорить о малоземельности, когда население Шурур-Нахичевана наполовину сократилось и ныне значительнейшие пространства остаются невозделанными. Почему крестьянин должен бежать в Россию вместо того, чтобы получить поле в тридцати-сорока верстах от дома?"(23) - недоумевали соотечественники в диаспоре.

Обратимся к еще одному заслуживающему доверия документу. Его автор - официальный представитель Армянского комитета помощи Левон Даниэлян. Ознакомившись осенью 1921 года с экономическим состоянием Капанского и Мегрийского районов, он 24 ноября представил в правление своего комитета докладную. В ней описывалась нависшая над этими районами угроза голода. Причину Даниэлян усматривал в малоземельности армянских сел и нехватке, вследствие беженства, рабочих рук. "Эмиграция еще не носит массового характера, - писал он, - однако не потому, что голод еще далеко, а потому что армянский народ не в состоянии с легкостью расстаться с родным очагом. Кроме того еще не до конца ясна политическая судьба Нахичеванского края и нет гарантий физического существования для армянского Гохтана и Нахичевана... В начале ноября я лично видел на Нахичеванском вокзале группу беженцев из ста человек, - продолжает Даниэлян. - По большей части это были женщины и дети. Однако среди них находилось и немало здоровых мужчин. Все они покинули пограничные с Нахичеваном села, разрушенные во время войны, и направлялись по железной дороге на жительство в Баку, Закаспийские земли либо на Северный Кавказ. Ничего не было для них на вокзале - ни пищи, ни приюта. Эмиграция из их краев ото дня на день нарастает. Если бы в разоренных армянских селах восстанавливались дома, если бы пострадавшим вовремя доставляли хлеб и одежду, ясно, что они не побежали бы целыми семьями в дальние города, где зимой будут обречены на голодную смерть"(24).

Этот документ наглядно подтверждает, что в Шарур-Нахичеване, как и во всех населенных армянами районах Азербайджана, методично осуществлялась программа выдавливания коренных обитателей. Программа эта была успешно выполнена. В 1988 году из Нахичевана бежали последние армяне.

Что касается скотоводов-азербайджанцев, они каждый год иногда тайком, иногда в открытую разбивали на армянских землях поначалу одну-две, затем и по нескольку стоянок, обживали их, давали своим кочевьям и всей местности турецкие названия. Так осуществлялся план азербайджанизации все новых территорий. Он претворялся в жизнь при попустительстве армянских горе-руководителей, под их благожелательным гостеприимным присмотром.

В свою очередь партийные и советские структуры Закфедерации и не помышляли покончить с отсталыми явлениями, создав азербайджанским скотоводам условия для оседлости. Своими директивами они фактически поощряли кочевничество. К примеру, решением президиума ЗакЦИКа от 26 ноября 1928 года соответствующим органам поручалось представить план мероприятии по улучшению хозяйствования кочевого населения, уладить споры между республиками относительно пастбищ, обратить серьезное внимание на медицинское обслуживание кочевников и т.д.(25).

Между тем азербайджанские руководители, маскируя свои экспансионистские устремления, подыскивали повод обвинить армянских коллег в попрании принципов. Например, некто Ибрагимов пожаловался президиуму Заккрайкома на национальную дискриминацию в Армении. Для проверки сигнала крайком назначил комиссию. Проведя в Армении считанные дни и даже не побеседовав с ее лидерами, та в своем явно пристрастном заключении обвинила парторганизацию республики в том, что тюрки здесь пребывают в кочевом состоянии, и прочих грехах. Был поставлен вопрос о замене партийного руководства Армении. Против ошибочности и необъективности этих выводов выступил первый секретарь КПА Агаси Ханджян. Оперируя фактами, он доказал, что тюркам в Армении созданы сравнительно лучшие условия, чем армянам. Скажем, в Степанаванском и Воронцовском (Калининском) районах на одного армянина приходилось 1,03 десятины пашни и 0,34 десятины пастбищ, на одного русского соответственно 1,76 и 0,56 десятины, а на одного тюрка - 2,05 и 0,33 десятины. В Даралагязе армянин имел в среднем 0,72 десятины пашни и 3 десятины пастбищ, а тюрок - 0,88 и 5,21 десятины. В более предпочтительных по сравнению с армянами условиях тюрки находились и в Басаргечарском, Ленинаканском, Красносельском и других районах. Помимо того в 1926 году закрепились на земле и стали оседлыми полторы тысячи кочевых курдов(26).

В декабре 1925 года в закавказских республиках состоялись съезды компартий. Из армянских изданий диаспоры (государственные архивы на этот счет молчат) узнаем интересную подробность. "На съезде Азербайджанской компартии, - сообщает журнал "Айреник", - армяне, представлявшие Гандзак (Гянджу) и Нахичеван, пожаловались, что в земельном вопросе не соблюдается равенство: земли, отнятые у помещиков, поделены между крестьянами-тюрками, поливная вода также предоставляется тюркам, школы, больницы и дороги строятся в равнинных тюркских районах, а армянские села брошены на произвол судьбы. Эти разоблачения вызвали бурные споры, но ситуация не изменилась". Факты дискриминации армянского населения в Грузии и Азербайджане, продолжает журнал, не отрицались и были сочтены "недостатками в работе". Первый секретарь Заккрайкома С. Орджоникидзе охарактеризовал их как отрыжку национализма грузинских и татарских властителей, а секретарь ЦК Азербайджанской компартии С. Киров объяснил их нехваткой материальных ресурсов и квалифицированных кадров(27).

С помощью рассекреченных архивных документов стало возможным составить определенную картину того, что происходило в Закавказье в 1920-е годы.

Во-первых, откровенно антиармянский образ действий официальных кругов Азербайджана при советской власти не изменился. Он проявился, в частности, в земельно-пограничном размежевании, что наложило четкий отпечаток на односторонние решения, принятые президиумом центрисполкома Закфедерации, а также в антигосударственных выступлениях и бунтах азербайджанцев, инспирированных руководящими кругами соседней республики и турецкими агентами.

Во-вторых, процесс, в результате которого под давлением всесоюзных и закавказских органов от армянской земли там и тут отторгали по клочку, представлял собой односторонние уступки, а не обмен по взаимному согласию. Могли ли армянские руководители воспротивиться этому постоянному нажиму? Разумеется, нет, хотя многочисленные архивные документы свидетельствуют о принципиальном поведении ряда ереванских и периферийных деятелей - они обоснованно возражали против ущемления интересов Армении и армянского народа. Многие честные работники жизнью заплатили за свою принципиальность.

В-третьих, на заселенных армянами территориях Азербайджана продолжалась дискриминационная политика, целью которой было вытеснение коренных жителей с их исконных земель.

Все это привело к тому, что территориальная целостность Армении беззастенчиво попиралась. Выходило, что пролетарский интернационализм и дружба народов - это лозунги, камуфлирующие национализм азербайджанских руководящих кругов и позволяющие не считаться с интересами и правами маленькой Армении, и без того ограбленной и обессиленной. Членам президиума Закфедерации не помешали бы некоторые сведения по истории Армении, особенно средневековой. Им стоило бы знать, что территории Джебраила, Зангелана, Кубатлу и Красного Курдистана суть исконно армянские земли. В свое время в составе Сюника и Арцаха они входили в состав Армянского государства. Стоило бы вспомнить, что правительство только-только получившего свое имя Азербайджана было сформировано 17 июня 1918 года в Гяндже (которую армяне добрых тысячу лет именовали Гандзаком) по приказу турецкого генерала Нури-паши. Это марионеточное правительство, возглавляемое ХанХойским, взяло на себя все расходы по содержанию вторгшихся в Закавказье и приступивших к массовой резне армян турецких войск, поскольку намеревалось овладеть с их помощью Карабахом и Зангезуром.

Попрание территориальной целостности Армении не носило бы, пожалуй, столь откровенный и разнузданный характер, если бы не антиармянские настроения высокопоставленных деятелей Москвы и Закфедерации. В частности, доля вины лежит и на грузинских коммунистах. Крайне щепетильные во всем, что имело какое-либо касательство к интересам Грузии, по вопросу восточных границ Армении они действовали, мягко говоря, беспринципно. "По примеру своих предшественников-меньшевиков грузинские коммунисты потакали азербайджанцам и всячески старались ослабить Армению. Весомую часть ответственности за решения 20-х годов, нанесшие ей колоссальный ущерб, нужно возложить именно на них"(28), - пишет Л. Мкртчян в книге "Арцах-Карабах в прошлом и настоящем", и мы разделяем его мнение. Вспомним Сталина, поставим рядом с ним Миху Цхакая, Вано Стуруа и некоторых других. Нередко как раз им принадлежало решающее слово на заседаниях президиума ЗакЦИКа.

О сугубо негативной роли Сталина в судьбах армянского народа сказано много. Приведем здесь мнение профессора Оливье Рея из Национального центра научных исследований Франции: "Прежде всего заметим, что Кавказ всегда выступал как место настоящих этнических торгов Сталин, по сути дела, обострил национальный вопрос. Исходя при создании республик из соображении безопасности Советского Союза и древнего принципа "разделяй и властвуй", он искусственно перетасовывал этнические группы. Армения в национальном отношении однородна, тем не менее населенный армянами Нагорный Карабах был отдан Азербайджану -по той простой причине, что, стремясь установить хорошие отношения с кемалистской Турцией, Сталин действовал во благо мусульман"(28).

Присмотримся к организованной 2 мая 1921 года комиссии Кавказского бюро ВКП(б), которой предстояло заняться пограничными вопросами. Ее председателем был Киров, а членами - грузины Сванидзе, Тодриа, азербайджанцы Гусейнов, Гаджинский, Расулзаде и армянин Александр Бекзадян. Национальный состав комиссии предопределял исход возникавших в ней споров. К тому же архивные документы говорят о проазербайджанской позиции грузинских коммунистов. Упомянутый выше Тодриа сыграл важную роль в подготовке известных нам февральских резолюций. А в 1935 году, в бытность его секретарем ЗакЦИКа, новое размежевание Зангеланского и Капанского районов было проведено так, что территория капанцев ужималась в пользу соседей. Характерный пример. Жителям армянского села Верин Анд запрещалось отныне вспахивать принадлежавшие им прежде наделы, которые перешли к азербайджанцам, и косить там сено(29).

Вано Стуруа был наркомом земледелия Грузии, председателем ревизионной комиссии Заккрайкома, членом ЦИК Грузии, Закфедерации и СССР, одно время возглавлял комиссию по земельно-пограничным спорам. Именно он произнес окончательное слово, когда решался вопрос о приграничных районах Армении. Против ошибок в работе руководимой им комиссии резко выступали, в частности, горный инженер Агаси Кнтехцян и писатель Аксель Бакунц(30).

Что касается председателя Закавказского ЦИКа Михи Цхакая, то процитируем еще раз журнал "Айреник" (1928, № 9): "Никогда ни при какой другой власти не могли быть столь тяжкими нанесенные по Армении и армянству удары. Ни меньшевики с мусаватистами, ни даже самые махровые грузинские и татарские националисты не осмеливались подвергнуть армянство и Армению такой экспроприации, какую под покровительством Москвы именем коммунизма проделали с нами наримановы и цхакаи. Будущим хозяевам Азербайджана и Грузии остается придумать способы, каким образом удержать в руках имущество, принадлежавшее армянам, и всякого рода собственность".

В конце концов, урезав приграничные районы Армении, президиум ЗакЦИКа, из шестнадцати членов которого семеро были грузины, пятеро - азербайджанцы, двое - армяне и двое - русские, провозгласил:

"а. Разъяснить заинтересованному населению соответствующих уездов, что решение Закцентрисполкома от 18 февраля 1929 года является окончательным, причем никакие заявления относительно него не принимаются... д. Обязать соответствующие исполкомы подвергать уголовной ответственности нарушителей настоящего решения"(31).

Таким образом, официально лишив советскую Армению 13,5 проц. ее территории, то есть 4.739 квадратных километров, экспроприаторы грозили уголовным преследованием всякому, кто выступил бы против этого.

Примечания:

(1) Центральный государственный архив общественных и политических организаций РА (ЦГА ОПО РА), фонд I, опись 1, дело 105, листы 14-15.

(2) ЦГА новейшей истории РА, ф. 146, on. 1,д. 76, л. 6-7.

(3) Там же, ф. 132, on. 1, д. 144, л. 5.

(4) Там же, ф. 113, on. 3, д. 703, л. 195-198.

(5) Там же, ф. 132, on. 1,д. 1014,л. 130.

(6) Там же, ф. 132, on. 2, д. 1766,'л. 171-178.

(7) Там же, ф. 113, on. 3, д. 703, л. 195-198.

(8) Журнал "Айреник" (Бостон, на арм. яз.), 1927, № 19, с. 143-144.

(9) Там же, 1929, № 11, с. 112.

(10) ЦГА ОПО РА, ф. 1, on. 3, д. 20, л. 83.

(11) ЦГА новейшей истории РА, ф. 112, on. 1,д.62,л. 129-130.

(12) Там же, ф. 132, on. 1,д. 1014, л. 226.

(13) Гарегин Нжде (Тер-Арутюнян, 1886-1955) - политический и военный деятель. Благодаря ему в 1921 г. Зангезур остался в составе Армении.

(14) ЦГАОПОРА,ф.8,оп. 1,д.11б, л. 24.

(15) ЦГА новейшей истории РА, ф. 132, on. 1,д. 1014, л. 41, 63.

(16) Газета "Коммунист" (на арм. яз.) от 7 декабря 1920 г.

(17) ЦГА новейшей истории РА, ф. 114,оп. 1,д.67,л. 10-15.

(18) ЦГА ОПО РА, ф. 8, on. 1, д. 116, л. 4, 11, 79 и др.

(19) Журнал "Айреник", 1929, № 11, с. 112-113.

(20) Там же, 1928, № 7, с. 114.

(21) ЦГАОПОРА,ф. 1,оп.3,д.91, л. 12.

(22) Там же, ф. 1, on. 1, д. 57, л. 76.

(23) Журнал "Айреник", 1926, № 4.

(24) "Вестник архивов Армении", 1990, № I, с. 141. О вынужденном скитальчестве зангезурских армян еще в 1910 г. писала горисская газета "Га-вар" (№ З): "Древний Сюник, кормивший в XII веке 600 армянских сел, не в состоянии сегодня прокормить и 90, поскольку в том же самом веке турки отняли у армян лучшие земли, согнав их в горы. Содержать там растущее население затруднительно. По переписи 1840 года в Зангезуре насчитывалось 35 тысяч армян, теперь их свыше 80 тысяч. Вот отчего не найти семьи, в которой хотя бы один человек не уехал на чужбину".

(25) ЦГА новейшей истории РА, ф. 112,оп.2,д. 1405, л. 157-158.

(26) ЦГА ОПО РА, ф. 1, on. I, д. 42, л. 1-5.

(27) Журнал "Айреник", 1926, № 4.

(28) Газета "Айк" (на арм. яз.) от 25 марта 1990 г.

(29) ЦГА новейшей истории РА, ф. 112, on. 1,д.866,л. 13.

(30) Там же, ф. 112, on. 2, д. 62, л. 18 и др.

(31) Там же, ф. 112, on. 2, д. 1766, л. 171-178.

Share this post


Link to post
Share on other sites

“Правительство Азербайджана постановило для присоединения Карабаха и Зангезура к Азербайджану отпустить 200 миллионов рублей”. Далее: “До сих пор еще не обезоружены 90 процентов зангезурских деревень. Это печально. Но более печально то, что до сих пор не обезглавлено (не оставлено без вождей) зангезурское армянство. Его интеллигенция и военные главари до сих пор остаются в деревнях. Работайте день и ночь. Постарайтесь, чтобы все видные и нужные армяне были арестованы. Оставьте человеколюбие – этим нельзя создать государство, завоевать страны... В богатых вояками местах с целью ослабления армян убейте одного русского воина и обвините в этом армян. Знаете, что сделают русские! Не оставляйте в Зангезуре ни порядочных людей, ни богатства, чтобы это проклятое племя не могло подняться на ноги”.

Асад Караев

первая директива была спущена 19 июля 1920 года

вторая двумя днями позже – 21 июня.

Aрхив - ЦПА ИМЛ, ф.64, оп. ед. хр.10.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0