Sign in to follow this  
Followers 0
АРМ-КА

САЯТ-НОВА

7 posts in this topic

САЯТ-НОВА [attachmentid=28726]

Великий сын армянского народа, мощью своего гения превратил ремесло народного певца в высокое призвание поэта. Саят-Нова — это избранник провидения, кладущий благословение на свой век и на свою родину, его талант - великий дар неба, посылаемый не всем и не часто.” (В. Брюсов)

САЯТ-НОВА (Арутюн Саядян) (1712 - 95)- армянский поэт, ашуг, мастер любовной лирики. Писал песни на армянском, грузинском и татарском (азербайджанском) языках. Состоял придворным поэтом и певцом грузинского царя Ираклия II. До нас дошли стихи более чем 230 призведений Саят Новы, из которых на армянском языке - 66, на грузинском — 36, на татарском (азербайджанском) — 125 песен. Основной мотив поэзии Саят Новы — любовь, воспетая им в ярких красках.

Саят-Нова родился и вырос в Тифлисе. "Из Индии? Нет, отец мой из дальних стран жил в Алеппо, а мать - авлабарка, мне дан свет в Тифлисе - свою в нем нашел я судьбу..." Так писал Саят-Нова о своем происхождении. К несчастью эти строки и еще несколько фактов - подростком Арутюн поступил в Тбилиси на службу к ткачу, а в дальнейшем, когда проявились его исключительные способности певца и музыканта, был приглашен во дворец грузинского царя Ираклия в качестве придворного певца; но здесь обнаружилось противоречие между взглядами Саят-Новы и придворно-аристократическими понятиями, что и стало причиной его отдаления от двора; Саят-Нова уходит в народ, сочиняет стихи, близкие народу, поет задушевные любовные песни, потом становится священником и с 1768 живет в Ахпатском монастыре - единственные достоверные сведения о великом ашуге из сказочной страны Сакартавело, и только художественное воображение позволяет создать версию его биографии…

“Шел 1712-й год… Карапет – паломник из святых мест -оказался в Тифлисе и женился на местной красавице Сарре. Спустя время у них родился сын. Арутюн Саядян - так записал в книге регистрации о новорожденных местный священник тер-Согамон и тут же окрестил его.

Шли годы. Мальчик подрастал и ничто не омрачало его раннее детство. Он тогда еще не знал, что является сыном бедняков, не знал отчего так часто вздыхает отец. "Карапет, не горюй! Господь велик и всемилостив, поможет. Вон какой богатырь подрастает у тебя. Отдашь его в ученики к ткачу, подработает, заживете лучше, чем когда-либо" - советовали и подбадривали такие же бедные и обездоленные соседи, как и он сам. Но Махтеси Карапет и думать не хотел об этом. Он давно заметил, что у маленького Арутюна ох, какая страсть к музыке и слогу, песне и стиху. А годы все шли и шли. Вечная забота о семье, недоедание и изнурительный труд сгорбили Карапета, он стал слаб и немощен. Подросток Арутюн, пожалев родителей, тайно от отца обратился к устабаши (главному мастеру) с просьбой научить его ткацкому делу. Через некоторое время лучезарный юноша овладел этим трудным ремеслом, приобрел сноровку, смастерил себе новый станок и стал работать в закрытом помещении. "Горе мне, сынок! Вместо школы и учебы - изнурительный труд. Чтоб ослепла твоя мать и не видела тебя несчастным" - причитала Сарра, каждый день отправляя сына на работу. Несмотря на занятость у станка, Арутюну все же удается научиться читать и писать. Но где, когда и у кого - этого не знает никто.

Поэтический дар у Саят-Новы обнаруживается еще в раннем детстве. В свободное от работы время он пишет свои первые стихи, учится играть на восточных инструментах - кяманче и сазе, сам же сочиняет мелодии на собственные стихи. Потом приходит первое признание.

О его поэтическом и певческом даре пока знают только соседи и люди из близлежащих районов Ортачалы и Харпухи, Сололаки и Авлабара. "Маш алла! Шени чириме! Ис ки цави танем!” – это разноязычные возгласы восхищения тифлисцев, пришедших на Майдан послушать молодого ашуга, красавца-юношу, гордо сидевшего на высоком камне с сазом в руках. "Но кто он, этот новоявленный ашуг? Ни татарин, ни перс, ни грузин. Откуда он взялся?" - вопрошал старец,- с Шейтан базара, то ли бедуин, то ли сам ашуг?

"Я - Саят-Нова!" - звонко воскликнул поэт и толпа, подхватив его псевдоним, что означает - царь песнопений, оповестила мир о новом чуде в ашугском искусстве.

Молва о растущей популярности молодого барда эхом отозвалась в покоях грузинского царя Ираклия Второго. "Этот юноша достоин внимания. Дворец - ему место, а не Сираджхана!" -- заключил великий царь и сделал Саят-Нову своим придворным певцом. Полюбил "владыка мира и солнце Востока" пиита своего, куда б не шел Саят-Нова с ним, везде и всюду. Со временем завязалась тесная дружба Льва и Соловья. А двор ревновал, а двор негодовал. …Но отчего так грустен поэт, о ком плачет его каманча, какая грусть камнем легла на его душу? Кругом поползли слухи: "Саят-Нова влюблен!.. В кого, в кого?". А поэт молчит - предмет его любви так недосягаем, где-то вблизи, совсем-совсем рядом и где-то вдали. Озлобленным вельможам царя все же удается разнюхать тайну поэта. "Как? В родную сестру самого царя?" А Арутюн Саядян, царь песнопений, вздыхал и угасал, совершенно безучастный к миру и клеветникам. "Я в жизни вздоха не издам, доколе джан ты для меня! Наполненный живой водой, златой пинджан ты для меня!.." - Так жалостно страдает его душа, так печально льется ее мелодия...

Дворцовые интриги коварных вельмож достигли цели. Поэт, весь охваченный величайшим чувством любви, был выдворен из дворца.

…Тифлис объят тревогой - персидский кровожадный правитель Ага Мухамед-хан собирается напасть на Грузию. Воздух был насыщен гарью войны. Царь Ираклий Второй в раздумьях - как предотвратить предстоящее кровопролитие... Он задумывает объединить силы трех основных народов Закавказья - грузин, армян и азербайджанцев в единый фронт против свирепого врага, но для претворения этой мудрой задумки нужен человек, любимец этих народов, авторитет, проникновенное слово которого сплотит их против общего ненавистного врага... Во чтобы то ни стало, надо срочно вернуть во дворец Саят-Нову... Желание царя осуществлено - Саят-Нова опять во дворце. Он счастлив и благодарен царю за подаренную ему возможность еще раз увидеть свою возлюбленную-яр, свою заветную мечту Анну Батонишвили. Обезумев от счастья, поэт восклицает: "Разве голоден был и едой подкрепиться пришел я? Слышать голос твой жаждал, беседой упиться пришел я, сам не помню, зачем, бестолковый тупица, пришел я?.."

Но райское счастье Саят-Новы длилось недолго. Придворные царя злоумышляют новые козни и добиваются своей черной цели. Ираклий Второй, и на этот раз удачно попав на удочку дворцовых интриг, разгневан, да так, что даже не позволяет Саят-Нове оправдаться. Он непоколебим. Поэт выдворяется из дворца раз и навсегда.

Саят-Нова в полном отчаянии. Тоска по Анне Батонишвили гложет его чувствительное сердце...

Он еще не знает, что коварная судьба преподнесет ему новые боли и муки, одна круче другой - высылку в далекую Персию, неожиданное кратковременное возвращение на родину для острижения в монахи и долгое служение священником в глухой провинции вдали от близких и дорогих ему людей, неожиданную смерть жены Мармар, подарившей ему сыновей Огана и Меликсета, а также дочерей - Сарру и Мариам, в сане вардапета вторую и последнюю высылку в Ахпатский монастырь.

А Тифлис тем временем все еще в тревожном ожидании предстоящей, никак неотвратимой войны. Весть о нависшем ужасе достигает и до стен Ахпата. Заботливый отец четырех детей спешит в Тифлис, чтобы спасти их от верной и неминуемой гибели. Он спешно их отправляет в Моздок, но вернуться в Ахпатский монастырь не успевает. Вторгшийся в город враг перерезает ему путь. Великий ашуг запирается в церкви. Взломав железные ворота святилища, кровожадные головорезы Мухамеда-хана настигают поэта, молящегося у алтаря, требуют выйти и отречься от своей веры. "Я христианин и армянин, христианином и армянином же умру" -- произносит он и начинает петь одну из своих песен. Саят-Нова поет, как никогда, с чувством негодования и собственного достоинства, поет с гордо поднятой седой головой: "Не всем мой ключ гремучий пить, особый вкус ручьев моих! Всем мои писанья чтить: особый смысл у слов моих! Не верь: меня легко свалить! Гранитна твердь основ моих!.."

Следует резкий удар меча. Потом второй, третий... А поэт все еще поет, не умолкая. Еще удар! Еще, еще, еще... Потом наступает необъяснимо тяжелая тишина и все замирает вокруг. Замолкает поэт, еле слышен последний шепот Гения: "Боже праведный, я раб твой навеки веков, прими грешную душу мою! Аминь!"

Это произойдет в один из теплых и ласковых сентябрьских дней 1795 года”- так представлял себе жизненный путь Саят-Новы заслуженный деятель искусств Грузии Михаил Григорян.

Рассказывают, что знаменитый ашуг Персии Шаади приходит как-то в Гюрджистан (Грузию) померяться силами с Саят-Новой в ашугском искусстве. Первым выступает Шаади. Он задает Саят-Нове тридцать вопросов, и на все тридцать вопросов Саят-Нова отвечает правильно, после чего начинает задавать вопросы сам. На двадцать пять его вопросов Шаади дает верные ответы, а на двадцать шестом начинает запинаться, путаться. А условие состязания такое: что кто не ответит на три вопроса, тот, значит, потерпел поражение. Саят-Нова задает следующие свои два вопроса. И не сумев ответить на них, Шаади признает себя побежденным и кладет свой саз на землю перед Саят-Новой - Никто не сравнится с Саят-Новой! А Саят-Нова подходит к нему, кладет ему на плечо руку и говорит: "Честь ашуга в его сазе, я не могу лишить тебя твоего инструмента - держи свой саз и знай: мы братья разной веры". Шаади тут же слагает песню и поет:

Много стран я обошел,

Много людей я видел,

Много ашугов я победил,

Никто не сравнится

с Саят-Новой!

С 15 мая 1914 года, согласно прекрасной традиции, заложенной Ованесом Туманяном, каждый год, в последнее воскресенье мая, у могилы Саят-Новы, что у центрального входа собора Сурб Геворк, собираются люди на Праздник роз в честь гениального ашуга, царя песнопений. Участники торжества приходят с алой розой на груди и чествование Саят-Новы обращают в вечный праздник высокой поэзии.

Каждый из них, взяв слово, отмечает, что Саят-Нова не был обычным ашугом, обычным певцом, а настоящим философом и мудрым пророком, гениальнейшим поэтом и златоустым певцом, а также Учителем и заботливым наставником, глашатаем братства и дружбы между народами, непревзойденным влюбленным, для которого понятие Любовь являлась высшим земным и небесным даром, вечным праздником, который всегда с тобой.

post-23014-1152613232.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

АРМ-КА, արդեն կար Սայաթ-Նովային նվիրված թեմա: Տես այստեղ՝ http://forum.hayastan.com/index.php?showtopic=3034

2 Lateralis - միգուցե միացնեք այս թեմաները, քանի որ հարմար կլինի ընթերցողների համար նայել մի տեղում և ոչ թե թափառել թեմաներով:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Romeo shnorhakalutyun! :) Sa im chgitutyan hetevanqn er. Chishtn asac minjev teman [email protected] es poiski mijocov pordzeci pntrel, bayc apardyun. Incheve….

Lateralis, ete dgvar che, xndrum em ays [email protected] miacreq :)

АРМ-КА,

առաջ չգիտեիք, իսկ հիմա արդեն տեղյակ եք: Անտեղյակությունը մեղք չէ: :flower:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Romeo, SAS evs mek angam shnorhakalutyun! :flower:

Արթար դատե, չէ՞ վուր թաքավուր իս դուն,

Վրաստանում տեր ու զորավուր իս ղուն.

Մեկն ինձ կոսե՝ «գընա մաշված շուր իս դուն»,

Մեկն էլ կոսե՝ «մե հոտած ջըրհուր իս դուն...»։

Վուչ հարսնախոս ունիմ, վուչ էլ կողակից,

Մեջլիսումն էլ նուր խաղք արին, ծաղրեցին.

Յիս ռամիկ իմ, ինձի վուխչ-վուխչ թաղեցին.

Ո՞ւմ առաջ էլ սրտիս ցավը մաղեցի,

Վուխչն ինձ ասին՝ «մե անպատիվ հուր իս դուն»:

Սազը քոքած, ձեռիս բռնած, հազըրված,

Թաքավուրի մոդ գընացի զարթըրված.

Ինձ յիդ տըվին, վունցոր փուշըս կոտըրված.

էրնեկ լիզուն չիմանայի յիս նըրանց.

Ասին՝ «գընա, էրեսըտ սիվ մուր իս դուն»։

Աստծու կամոք մարթըս օղորմած պիտի.

Սարն էլ սարին կու հանդիպի, ով գիտի,

Է'րնեկ մենակ ինձ ծեծելով խըրատիր,

Կամ քու ձիռով ինձ յիդ տայիր, անպատվիր,

Իմ հոքևուր մինձ ծնուղքը վուր իս դուն։

Թեգուզ չարթին, ջանըս փետով վեր հատին,

Շունչըս բիրնիս յիս ինձ քիզնից չիմ զատի.

Ծովը կընգնիմ, թե վուր Քուռն ինձ ազատի...

Սայաթ-Նովա, քու լիզվովըն ցավ դատի,

Հալբաթ դարդ ու ցավի մե ախպուր իս դուն։

Share this post


Link to post
Share on other sites

Заветных тайн своих врагу не доверяй,

Когда-нибудь за грош продаст их негодяй.

Не будь завистником, чужого не желай

Отплатят этим же в недобрый час тебе.

Верь другу честному, люби его, как брат,

Не слушай клеветы, пусть за спиной шипят,

Не тронь змею ногой – ужалит, пустит яд

И пламенную кровь отравит в раз тебе.

Ты безумное сердце мне внемли:

Скромность возлюби, совесть возлюби!

Мир на что тебе? Бога возлюби,

Душу возлюби, деву возлюби!

Божий глас внемли и твори добро,

В житиях святых слово серебро!

Святых цели три: возлюби перо,

Возлюби письмо, книги возлюби.

Сердце, пусть тебя скорби не гнетут!

Знай, что хлеб и соль люди чести чтут!

Но не будь смешным, возлюби свой труд,

Мудрость возлюби, правду возлюби!

Так Саят-Нова, мудрость жить велит.

Что нам эта жизнь? Страшный суд грозит!

Душу сбереги: возлюби и скит,

Келью возлюби, камни возлюби!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0