Sign in to follow this  
Followers 0
Pandukht

Хачатур Есаян

2 posts in this topic

Мастер лирических красок

К 100-летию художника Хачатура Есаяна

post-31580-1254208933.jpg

Есть люди, о которых можно вспоминать и без всякого повода. В данном случае налицо двойная причина рассказать к юбилею о художнике, с которым мне довелось общаться и беседовать многие годы, учитывая родство и любовь к живописи: его - выдающегося профессионала, и мою - зрительскую.

- Моя жизнь художника, - вспоминал Хачик, - началась в далекий полузабытый день, когда 10-11-летним мальчиком в Карсе я вдруг почувствовал огромное желание нарисовать что-то своими руками...

Спустя годы трудно определить, чем было вызвано это желание и какие красоты и картины Карса подтолкнули мальчика: чугунный мост над рекой, пестрые группы женщин, полощущих одежду на берегу, могучие стены крепости или церковь Аракелоц... У родителей, впрочем, были свои планы насчет будущего Хачика - выучить его на инженера. Юноша вернулся из Москвы с дипломом инженера-электрика. Вернулся уже, увы, не в родной Карс, а в Гюмри, в город ремесел и искусств. Родные почувствовали, что кисть и холст перевешивают любовь к электричеству и не противились выбору Хачика.

...Мне приходилось быть на многих персональных выставках художника. Хочу упомянуть одну из них - в сентябре 1959-го, к полувековому юбилею. В Картинной галерее посетители ждали слова Мартироса Сарьяна: «Кисти Есаяна принадлежит множество изящных миниатюр, которые по своему богатому и глубокому содержанию превосходят многие объемные полотна. Талантливый художник, Хачик имеет свое особое лицо». Чтобы заслужить это признание, потребовались годы труда и поиска.

- Моими учителями были Седрак Аракелян и Ваграм Гайфеджян, а Егише Татевосян был моим духовным отцом, - говорил Есаян, прибавляя, что его восхищает и творчество импрессиониста Клода Моне. Действительно, в работах художника заметны воздушная прозрачность, причудливая гармония света и тени, присущая импрессионистам. Однако Есаян не повторял их, а шел своим путем.

В 60-70-е годы ему удалось, преодолев железный занавес, побывать в Англии, Франции, Италии, Греции, Румынии, Турции. Эти поездки сыграли огромную роль в его развитии как художника. Можно утверждать, что он заложил у нас основы урбанизма.

В декабре 1972 года в Париже в здании армянского музея прошла выставка работ Есаяна - 34 холста на армянскую тематику. В 1976-м там же организовали вторую, которую высоко оценил Гарзу, близко знавший Есаяна. Вообще творчество и характер художника притягивали к нему людей как за рубежом, так и дома.

Мартирос Сарьян, Грачья Нерсисян, Ваграм Папазян, Армен Гулакян, Вардан Аджемян, Микаэл Тавризян... Эта плеяда мастеров была средой, питавшей художника Х. Есаяна, который работал и во многих постановках спектаклей, был в один период главным художником-постановщиком Оперного театра, прекрасно знал и оформлял национальные костюмы Ансамбля песни и пляски Татула Алтуняна. Мне особенно запомнились декорации к опере И. Стравинского «Царь Эдип», поставленной у нас в 1963 году и показанной потом с успехом в разных городах СССР. В Ереване премьеру высоко оценил Дмитрий Шостакович.

С В. Папазяном художник дружил более 40 лет. Но этот солидный стаж не мешал им порой ссориться. Как-то Есаян осмелился спросить, а была ли актриса Сирануйш действительно столь великой? «На колени! - встрепенулся Папазян и, подскочив к художнику, крепко зажал ему рот руками: - На колени, грешник!»

«Пришлось встать на колени и покаяться, не то задохнулся бы», - написал потом с любовью Есаян в книге воспоминаний «Папазян – вблизи» (изд. «Айастан», 1972 г.)

Уже в последние годы своей жизни художник как-то признался, что пишет мемуары, набралось уже 20 печатных листов. Но, к сожалению, напечатать их он не успел, а рукопись куда-то подевалась. Жаль, там наверняка было много интересных эпизодов из жизни людей искусства его эпохи. Так, мне запомнилось его особое отношение к таланту певицы Заруи Долуханян. Ее концерты были праздником для Хачика. Не писавший портретов, Есаян сделал в порядке исключения небольшой холст, где певица в одеянии абрикосового цвета стоит у рояля. Эта картина хранилась на почетном месте в доме художника.

...26 апреля 1977 года Ереван провожал в последний путь народного художника Армении Хачатура Есаяна. Из Москвы приехали Заруи Долуханян, Арам Хачатурян, Яков Флиер, звучал «Крунк», множество цветов украсило могилу мастера цвета, чьи картины оставили незабываемый след в истории армянской живописи.

P. S. К 100-летнему юбилею художника хорошо было бы установить мемориальную доску на стене дома, где жил и творил Х. Есаян.

Рафаэл Аветисян-Серобян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есаян Хачатур Акопович (1909-1977). Армянский советский художник. Заслуженный деятель искусств Армянской ССР (1956). Член Коммунистической партии с 1943 г. Оформил ряд спектаклей в театрах Армении: "Дура для других, умная для себя" Лопе де Вега (1943, Т-р им. Сундукяна), "Фархад и Ширин" Вургуна (Азерб. театр им. Джабарлы), "Геворг Марзпетуни" по Мурацану (1942, Ленинаканский театр), "Сое и Вардитер" В. Тиграняна (1957), "Давид-бек" А. Тиграняна (1956) в Театре оперы и балета им. Спендиарова (совм. с М. Сарьяном, А. Мирзояном) и др. Оформления художника отличаются лиризмом пленерных сцен, лаконизмом решения сценического пространства. Художественный рейтинг 3В.

post-31580-1254209142_thumb.jpg

"Арарат". 1951 г. Холст, картон, масло.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0