Sign in to follow this  
Followers 0
Pandukht

Забытые армянские художники Тифлиса

15 posts in this topic

Шамшинян Арутюн Исаакович (21.02.1856—14.02.1914) - армянский художник реалистического направления. Уроженец Тифлиса, учился в Петербургской Академии художеств с 1877 по 1882 гг., а завершил свое образование, посетив Мюнхен, Вену и Париж. В 1884 г. он возвращается в родной город, и с этого времени начинается его творческая и преподавательская деятельность. В 1885 г. получил звание классного художника. Шамшинян увлекался изображением сцен колоритной уличной жизни Тифлиса. Наибольший интерес представляют жанровые картины художника: «Улица на Майдане» (1887), «Шайтан базар» (1890), «Кейноба» (1893) и др. Работал также в области пейзажа («Верховье реки Самур», 1886, «Привал горцев», 1902), а также портрета.

post-31580-1317206847.jpg

«Пастух с отарой овец в горах»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Амаяк Степанович Акопян (1871—9.12.1939)

В начале XX века имя Амаяка Степановича Акопяна было хорошо известно в художественных кругах. Уроженец Тифлиса, он свое художественное образование начинал под руководством Ф. А. Рубо, помогая ему в работе над картинами для Военно-исторического музея. По рекомендации Рубо, которого А. Акопян считал своим наставником, он выбрал для завершения своего художественного образования Мюнхенскую Академию художеств, где и учился с 1891 по 1895 гг. Вернувшись в Тифлис, он принимал активное участие в художественной жизни города. Тематика его работ — это портреты-этюды, типаж которых составляют городские ремесленники, крестьяне, представители национальных меньшинств («Курд», «Персиянин») и городские пейзажи. Значительное место в его творчестве занимает натюрморт, в основном, изображение овощей и фруктов. Тщательная пластическая разработка, несколько сумрачный колорит указывают на влияние голландской и фламандской художественных школ. «Натюрморт с бутылью, бокалом, яблоками и ножом», возможно, не самый лучший из написанного художником. Но ценность его в том, что он буквально был спасен от забвения и гибели А. Б. Пирадовым, которому удалось разглядеть в загрязненном и безымянном холсте почерк мастера.

post-31580-1317207561.jpg

«Фрукты», 1901

post-31580-1317207629.jpg

«Пахота на склонах Арагаца»

post-31580-1317207706.jpg

«Натюрморт», х/м, 1897.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Григорий (Гиго) Микаэлович Шарбабчян (4.04.1884—6.01.1942) — один из учредителей Союза художников армян — художник, чья жизнь и творчество неразрывно связаны с Тбилиси, в котором он родился. Закончив в 1905 году школу рисования и живописи при Кавказском Обществе поощрения изящных искусств, он с 1906 года учился в Париже в академии Жюльена. По возвращении в родной город в 1913 году он устраивает первую персональную выставку и плодотворно работает как живописец и график, а в 1930-е и как театральный художник. Его пейзаж, изображающий уголок старого Сурами, характеризует его как мастера уверенной композиции, обладающего тонким чувством цвета. «Уголок старого Сурами», как и еще 6 этюдов, написанных там же, экспонировался на II—й выставке Союза художников армян в 1919 году.

post-31580-1317207986.jpg

«Армянский уголок Сурами», к/м, 1918

Share this post


Link to post
Share on other sites

Трдат Оганезович Налбандян (1908—1988)

Родился в г. Ван. В 1923 г. окончил художественное училище и затем повышал свой профессиональный уровень в мастерской-студии Мосе Тоидзе. Большую роль в формировании его творческой индивидуальности сыграла дружба с Александром Бажбеук-Меликовым. Даже небольшой натюрморт «Груши» (1963) говорит о незаурядном колористическом даровании художника. Автор оформления многих грузинских журналов и книг, в частности книги Н. Кецховели и Н. Хомезурашвили "Плоды Грузии" (одна из первых работ в Грузии по цветной печати), "Атласа культурной флоры Грузии" и др.

post-31580-1317208291.jpg

«Груши», к/м, 1963

Share this post


Link to post
Share on other sites

Василий Богданович Пирадов (1865—1918) был активным участником художественной жизни Тифлиса. Не окончив Петербургской Академии художеств, откуда он был отчислен за участие в студенческих волнениях, он, вернувшись на родину, был вынужден преподавать рисование в тифлисских и бакинских гимназиях.

Почетный член Кавказского Общества поощрения изящных искусств и непременный участник его выставок, он был одним из учредителей и экспонентов Общества взаимопомощи кавказских художников. К сожалению, творческое наследие художника невелико, но живописный «Портрет сына» и графический «Портрет матери» дают представление о его творческих возможностях.

post-31580-1317208559.jpg

«Портрет сына», к/м

post-31580-1317208593.jpg

«Портрет матери», к/уголь, 1907

Share this post


Link to post
Share on other sites

Марали Григорьевна Бек-Мармарчева (1870—1937)

Имя Марали Бек-Мармарчевой незнакомо большинству любителей искусств. Она родилась в Тифлисе, но вся ее жизнь прошла вдали от родного города. Отправившись в Петербург для получения художественного образования, она занималась в Школе Общества поощрения художеств под руководством О. Э. Браза, а затем закончила Высшее художественное училище при Академии художеств, где ее наставниками были П. Е. Мясоедов и И. Е. Репин. Получив право преподавать рисунок и живопись в средних учебных заведениях, она уехала в Ревель (Таллин), где открыла собственную студию и преподавала в городских гимназиях.

post-31580-1317209429.jpg

«Автопортрет», х/м

Share this post


Link to post
Share on other sites

Аристакес Айрапетович Заргарян (1864—1935)

Родился в селе Акулисы (Нахичевань). В 1886 г. окончил Тифлисскую первую гимназию. В 1891 году он поступил на медицинский факультет Московского университета, завершив образование, вернулся в Тифлис (1898), где работал врачом-педиатром. В 1920-1923 гг. работал врачом на советско-персидской железной дороге (Тавриз). Скончался в Тифлисе. Доктор Заргарян был и интересным художником: в 1919 году на II—й выставке Союза художников-армян экспонировались две его работы — «Венеция» и «В Стокгольме». Является автором совершенно уникальной акварели «Тавриз» (1922). К сожалению, остальные его произведения остаются пока неизвестными, и честь открытия этого нового имени целиком принадлежит А. Б. Пирадову.

post-31580-1317210144.jpg

post-31580-1317210272.jpg

«Тавриз», б/акварель, 1922

Share this post


Link to post
Share on other sites

Давид Георгиевич Числиев (1878—1969) — архитектор, общественный деятель и меценат. Родился в Нахичевани-на-Дону. Талантливый зодчий, получивший профессиональное образование в Рижском политехническом институте, он является автором двух сохранившихся до наших дней зданий: это дом в стиле модерн по улице Галактиона Табидзе №17 и здания бывшего Дома офицеров на пр. Руставели. Числиев оказывал поддержку молодым художникам: приобретя несколько работ у М. Сарьяна, он помог ему укрепить материальное положение в первое время пребывания в Тифлисе. Числиев был одним из активных деятелей Союза художников армян, входил в число сотрудников издававшегося в Тифлисе в 1918—1919 гг. литературно-художественного журнала «ARS».

post-31580-1317210549.jpg

«Церковь», б/акварель, 1915

О Числиеве дополнительно можно прочесть здесь:

http://aidatiflis7.livejournal.com/38635.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Саркис Александрович Киракосян (1895—1984)

Родился Саркис Киракосян в Армавире на Северном Кавказе (ныне город Армавир Краснодарского края). В трехлетнем возрасте вместе с семьей переехал в Тифлис и с тех пор не покидал его. Выпускник тифлисской школы живописи и скульптуры при КОПИИ. Вся жизнь и деятельность Саркиса Киракосяна была связана с Тифлисом. С 1913 по 1918 гг. он учился в школе при Кавказском Обществе поощрения изящных искусств. Рисунки, акварели, эскизы плакатов, книжная графика — все привлекает художника, во всех этих видах искусств он стремится попробовать свои силы. Экспонируемые его произведения — акварель «Старый Тифлис. Мельница на Песках» и карандашный «Портрет композитора Тиграняна» — свидетельствуют как о хорошем профессионализме, так и о многообразии творческих интересов мастера.

post-31580-1317211124.jpg

«Портрет композитора А. Тиграняна», б/к, 1925

Share this post


Link to post
Share on other sites

Михаил Мнацаканович Хунунц (1883—1931)

Родился в г. Шуша (Нагорный Карабах, ныне Арцах). Вскоре после его рождения семья переехала в Тифлис, купив на Вознесенской (Давиташвили) большой хороший дом. Обучался архитектуре в Киеве с 1907 по 1912 гг., а затем продолжил свое образование в Германии, в Дрездене. С 1914 года он уже в Тифлисе, где занимается преподавательской деятельностью, одновременно принимая участие в художественных выставках, экспонируя, в основном, орнаментальные мотивы, иллюстрации к сказкам, акварельные пейзажи.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роберт Гегамович Налбандян (1914—1974) - Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР (1955)

Родился в Караклисе (уездный городок в Армении). Окончил Художественное училище в Ереване. С 1939 года и до конца жизни оставался главным художником Тбилисского армянского драматического театра им. С. Шаумяна. Будучи экспонентом выставок в Тбилиси, Баку, Ереване, Москве, он все-таки никогда не изменял своему истинному призванию — быть театральным художником, и это четко прослеживается в изысканной декоративности и изобретательной технике графического листа «Арарат». Спектакли: "Уриэль Акоста" (1940); "Георг Марзпетуни" по Мурацану

(1942), "Хатабала" Сундукяна (1958), "Вернулся человек" Абшилава (1960). Оформлял также спектакли в Тбилисском русском театре им. А. Грибоедова, в Кироваканском арм. театре. Его работы имеются в театральных музеях Тбилиси, Еревана, Москвы, а также в частных коллекциях.

post-31580-1317211969_thumb.jpg

«Арарат», б/г

Share this post


Link to post
Share on other sites

Маргарита Михайловна Хунунц (1916—2002)

М. М. Хунунц - дочь Михаила Хунунца, выпускница Тбилисской Академии художеств. Жила и работала в том же доме, что и ее отец. Работала на киностудии «Грузия-фильм», и знание специфических особенностей искусства кино придает ее коллажу «Старая грузинка» неповторимый колорит. Привлекают своим мягким лиризмом и акварели «Портрет девушки» и «Пионы».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нина Михайловна Вермишева-Киласонидзе (1908—1992)

Н. М. Вермишева - выпускница Тбилисской Академии художеств. Полностью посвятила себя театру: она была главным художником Театра юного зрителя, оформляла спектакли в Театре имени А. С. Грибоедова и в Армянском драматическом театре. Автор оформления спектаклей Тбилисского театра музыкальной комедии им. Абашидзе, театров гг. Чиатура и Цхинвали. Член Союза художников СССР. Много и плодотворно работала в грузинском мультипликационном кино. В художественных работах она неожиданно предстает оригинальным графиком со своим особым взглядом на мир, воспринимая его остро и очень субъективно.

Рисунок «Городская улица», так же как и набросок «Ночь в городке» — это лаконичный и в то же время насыщенный по содержанию рассказ о суетливой и шумной жизни большого города. А очаровательные в своей миниатюрности черно-белые, выполненные тушью и пером пейзажики (собственность семьи художницы) пленяют изысканной точностью линий, виртуозной передачей воздушной среды, ощущением покоя и единения с природой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эмма Аркадьевна Лалаева (1904—1991)

Эмма Лалаева была в числе первых выпускников Тбилисской Академии художеств, организованной в 1922 году. Ее учителями были известные художники — Е. Лансере, Г. Габашвили, Е. Татевосян. Э. А. Лалаеву без преувеличения можно назвать художником-экспериментатором: ее акварель «Сололакский дворик» своей безыскусной правдивостью кажется почти натуралистической, а рядом с ней соседствуют работы, свидетельствующие о поисках в области формы и цвета: беспредметные композиции и натюрморт «Хлеб и настурции» (собственность Г. Зукакишвили). «Абстрактные мотивы» — так обобщенно хотелось бы именовать эти попытки манипулировать цветовыми плоскостями — как бы нащупывают подходы к передаче природного разнообразия предметов, объединенных цветовой гармонией. В натюрморте «Хлеб и настурции» тяжелая плотная фактура хлебного кругляша, вступая в противоречие с нежной невесомостью лепестков настурций, уравновешивается и объединяется гармоничным сочетанием коричневых и мерцающе-розовых тонов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Возвращение Амаяка Акопяна

post-31580-1323779908.jpg

В Национальной галерее проходит выставка Амаяка Акопяна (1871-1939) — художника, незаслуженно обойденного вниманием...

“Обойденный вниманием”, конечно, понятие растяжимое. Чтобы представить творчество одного, достаточно одного небольшого альбома и пары выставок, другого — не хватит и десятка. Все относительно. Амаяку Акопяну как-то совсем не повезло. В экспозиции Национальной галереи, а до того — Госкартинной галереи, лишь пара его работ — вот, пожалуй, все.

Судьба Амаяка оказалась весьма нелогичной, с крутыми поворотами. Родился он в семье преуспевающего и уважаемого в Трапезунде купца Степа-ага. В какой-то день тот решил перебраться в Россию, конкретно — в Тифлис. Там Амаяк, как и приличествовало армянскому юноше, проучился в школе Нерсесян. Продемонстрировав недюжинные способности к изящным искусствам, начал участвовать на выставках в Тифлисе и Эривани. Иначе говоря, обладателю природного дара оказалось достаточно школьных уроков рисования, чтобы достичь выставочного уровня. Выбор был сделан и после школы он подался не куда-нибудь, а в знаменитую Мюнхенскую Академию художеств (Кстати, там же училась и его сестра). Ездил в Швейцарию, живописал тамошние красоты. Академическая выучка обещала вполне радужные перспективы, однако Амаяк не остался в Европе, а почему-то вернулся в провинциальный Тифлис, что было очевидной ошибкой. Работал, тем не менее, достаточно плодотворно и разок приехал в Армению — на этюды.

После Первой мировой — в 1916 году — стал членом Союза армянских художников Тифлиса. Далее в акопяновской жизни не происходило ничего выдающегося, настолько ничего, что следующая строка в биографии — это время смерти — 9 декабря 1939 года. Как жил свободный художник — не очень-то известно, факты весьма скудны. Семьей он не обзавелся, наследников не оставил. Хорошо хоть все работы описали и переправили потом в Ереван. Впервые их показали в 48-м году, пара-другая работ, подаренных им знакомым, были приобретены, в галерейную экспозицию поместили несколько небольших картин и... И оставили в покое на несколько десятилетий. В книгах и альбомах, посвященных армянскому искусству, ему посвящали одну-две строки, иногда появлялась одинокая репродукция. Вот, пожалуй, все. Обидно...

Амаяк Акопян, конечно, не гигант отечественного искусства, но мастер весьма добротный, по крайней мере учиться в Мюнхенской Академии довелось только некоторым армянам, прежде всего это Суренянц. Работал в реалистической манере — другой и не требовалось. Рисовал портреты — заказные и прочие; писал бесчисленные пейзажи — городские и прочие; разнообразные натюрморты. Многие из них имеют высокое живописное качество. Среди почти 500 картин есть великолепные портреты, тончайшие пейзажи и множество виртуозных этюдов. Акопян выискивал характерных натурщиков, а также модели. Отметим хотя бы портрет отца, этакого библейского патриарха, окруженного книгами, персонажей тифлисского арт-общества. Среди них и импозантный автопортрет: внимательный умный взгляд, борода, мягкая шляпа, дымящаяся трубка — очень даже европейский типаж. Несомненное историческое значение имеет портрет Католикоса Хримяна-айрика. А сколько сохранилось артистичных рисунков! В их числе и те, что были сделаны в Мюнхене. Не думаю, что таких рисунков пером, карандашом и акварелью слишком много в армянском искусстве. Есть в их числе и отмеченный 1921 годом набросок карандашом, очевидно, для идеологически выдержанной картины “Въезд Красной Армии в Тифлис”. Подобных в фондах еще несколько, но стали ли они картинами — неизвестно. Вскоре после советизации Грузии талант и академическая выучка Амаяка Акопяна сильно померкли. Понятно — где Мюнхен, где Кура...

Он умирал в одиночестве, обнаружили мертвого художника лишь через несколько дней, хоронили всем миром. Почему его искусство осталось вне интересов армянских искусствоведов — трудно сказать. Не хочется думать, что это некий снобистский максимализм. В смысле не тот, мол, масштаб. Но ведь, заметим, немало художников, уступающих Амаяку Акопяну, упоминаемы и всегда перед глазами. Речь, конечно, об искусстве того, акопяновского времени. Недоглядели, не копнули поглубже, не захотели выйти за однажды очерченные границы? Но разве мы так чрезвычайно богаты? Каждый профессионал — камень в мозаике национального искусства. Впрочем, теперь это неважно. Амаяк Акопян вернулся в лоно армянского искусства теперь, думается, навсегда. К своему 140-летию. Жаль только, что не успели с каталогом выставки, подготовленному сотрудником Национальной галереи Кнарик Аветисян. Может, стоило повременить с выставкой?

Карен Микаэлян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0