Nazel

Роберт Элибекян

8 posts in this topic

Я мыслю, когда работаю, мастерская мне очень помогает.

В искусстве важнее всего переживание.

Ценю чистоту чувств, самобытность. Творцы, как природа, гроза, извержение вулкана. Ко всему отношусь так, как если бы оно было создано для меня...

Страшно, когда безразлично.

Посредственность - бич, тормоз.

Ужасно, когда посредственность диктует.

Удача, успех - это как острова в японском искусстве, идешь от одной удачи к другой, будто от одного острова к другому. Останавливаться нельзя, я иду вперед, не оглядываясь.

Роберт ЭЛИБЕКЯН

post-30908-1322422480.txt

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роберт Элибекян сегодня один из самых одаренных колористов Армении. Как никто, он владеет тайной цветовых гармоний. Его красочные созвучия утончены и разнообразны.

Прихотливые, извилистые арабески линий, их "каллиграфичность", калейдоскоп красок, образующих орнаментальные узоры, игра света и тени - все это придает работам Элибекяна не только театральный, но и восточный колорит. Восток - и в самих его персонажах, напоминающих то мифических цариц, то одалисок, воспетых европейскими мастерами от Энгра и Делакруа до Матисса.

Н. Апчинская

post-30908-1322422690.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
936b.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
936c.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
image_034.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
image_033.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роберт Элибекян: Память - исходная точка полета мысли

Рузан Закарян

Этот год для Роберта ЭЛИБЕКЯНА юбилейный. Юбилей, однако, он не стал превращать в повод для того, чтобы собрать осколки воспоминаний и составить из них роскошную цветовую мозаику, подобную его произведениям. Отнюдь.

Хотя подобная попытка была, причем инициаторы были людьми самых разных профессий: коллеги по искусству, государственные мужи, искусствоведы, фотографы, журналисты и т. д.,- знакомые и незнакомые. Любители и ценители его искусства и его личности каждый по-своему и разными способами хотели «создать» портрет той яркой индивидуальности, который поддерживает в чистоте ауру этой страны, этого города и который сделал бы гораздо больше, если б ему дали такую возможность. Он часто использует выражение «это чудесно!», и это для него не просто словосочетание. Он один из тех, кто способен воспринимать то или иное явление как чудо и искренне верить в то, что чудеса бывают. А значит, вовсе не удивительна и та реальность, которую Роберт Элибекян представляет в своих живописных работах. В его произведениях - за ними или в их глубине - есть нечто очень чистое, которое не всегда можно увидеть при первом и даже втором или третьем взгляде. Но даже «не видя», понимаешь, что жизнь - это не только то, что ты воспринимаешь: есть и другие глубинные слои и другие измерения, которые люди назвали духовностью, метафизикой или эзотерикой. Плод ли это воображения художника, субъективная трактовка пережитого или гвоздем засевшее в памяти стремление поведать правду?

- Память?.. Прожитый сегодня день завтра уже становится воспоминанием. Жестоко, правда?.. Завтра сегодняшний день превратится в воспоминание. И происшедшие год назад события тоже воспоминания. Память - исходная точка для полета мысли и времени. Хотя того, что называют «время», не существует для меня в качестве единицы измерения.

- Но разве можно относиться к времени с таким пренебрежением?

- А почему бы и нет? Что такое время? Одни лишь даты. На самом же деле человек живет неким внутренним движением, собственным механизмом - в зависимости от того, чему ты придал значение среди событий дня и что превращаешь в свою собственность, в то, что ты назвала памятью. Память - это еще и одна из человеческих слабостей, которая придумана для сохранения непрерывности жизни.

- Однако именно память предполагает основу…

- Да, память, но и настоящее и будущее тоже.

- То есть она поддерживает и ход самой жизни?

- Явление, обуславливающее движение? Нет, память - в моем сердце, в моей душе. Более материально - это место, где я родился, мое детство, моя мать, мой отец, моя бабушка Сирануйш и мой дед Ерванд, дед Арутюн с отцовской стороны и бабушка Епемия, которых я не видел. Но я не хочу, чтобы они стали всего лишь частью памяти. Поэтому я и говорю, что они во мне, и пока я есть, есть и они - как и Минас, и Аршил Горки, и Рослин, и Момик, Агаси Айвазян…

- Этот год для вас юбилейный, а такое событие становится поводом для того, чтобы человек обернулся и, как принято говорить, собрал воедино сделанное и несделанное, чтобы оценить их, вспомнить все важное в своей жизни.

- Я не настолько серьезно отношусь к этим самым юбилеям. Для меня это немножко обыденное и немножко церемониальное явление. Конечно, есть и приятные 3переживания, и теплые чувства, но это все равно, что увидеть красивую женщину или восход солнца на рассвете - посмотрю, порадуюсь, и этот день уже тоже со мной. И я продолжу делать то, что делал до этого. Это все физиология. Человек - часть биологической системы: как ты дышишь, радуешься, печалишься, улыбаешься, так и творишь. Юбилей никак не действует на образ жизни человека. Я живу сегодняшним днем. У меня нет привычки дробить время на прошлое, настоящее и будущее. Настоящее для меня - это сегодня, а значит, и самое ценное. При этом совершенно неважно, буду я работать или нет, войдя в мастерскую. Главное - это проснуться утром и пойти в мастерскую, где я работаю вот уже несколько лет, где я мобилизую свои силы, собираю воедино мысли, куда зачастую иду, не зная, что буду делать и смогу ли что-либо сотворить, или нет…

- Хотите сказать, что этот вопрос до сих пор волнует вас?

- Его существование и придает мне сил. Я не люблю, когда упоминают музу или вдохновение - это все пустые вещи… Ты знаток своего дела. Данное Всевышним составляет не такой уж и большой процент, но именно благодаря этому создаются уникальные вещи. Мы только что говорили о памяти и времени. Есть опыт старинных мастеров, который в какой-то степени уже твой. Тебе придает силы то, что было создано за время существования человечества. Все то, что называется культурой. Музыка, театр, живопись, все области искусства для меня культура. Человеческие контакты, духовное общение, простая беседа - это тоже культура. Именно на этой основе художник выражает все то, что охватывает его взгляд, а также свои мечты. А время все скорректирует. В нынешнем веке субъективизма, когда у каждого свои убеждения, свои амбиции, художник должен иметь силы оставаться устойчивым - с осознанием собственной ценности. И горе тому художнику, который внутренне колеблется, мучимый вопросом: получится или не получится? Просто личность, выбравшая поприще искусства, работает много. Это движение, в котором бывают взлеты и падения. Это тоже прекрасно.

- Но разве может быть прекрасным отчаяние в миг падения?

- Я только сейчас, в этом возрасте, почувствовал, почему та или иная вещь у меня не получилась. Это значит, что все то, что было накоплено веками и что я унаследовал от предков, еще не переварилось во мне, и я еще не смог в данный период своей жизни покорить те вершины, которые они предопределили.

Кстати, в подобных случаях я всегда вспоминаю слова маэстро Кочара. Он говорил: художник, не мечтающий преодолеть путь к самой трудной вершине или хотя бы пройти половину его, никогда не достигнет значительных успехов.

- Есть ли какая-нибудь другая область искусства, настолько близкая вам, что ради самовыражения, самопроявления вы мечтали бы обладать этим талантом?

- Умение петь. Всегда мечтал об этом. Ведь человеческий голос - подлинное чудо, не так ли? Когда слушаешь певцов мировой величины… Ах, как это прекрасно!.. Это крик души, это наилучший способ с помощью мелодичных звуков избавиться от внутренних скоплений. Недавно транслировали из Аргентины концерт Доминго. С ума сойти: как умудряется один человек силой своего искусства собрать сто тысяч человек и сплести их в единый клубок?!.. С помощью какого такого могущества он дарует людям незабываемые мгновения радости, удостаиваясь бурных аплодисментов? То же самое и после хорошего спектакля, когда из зала кричат «браво, браво!» и аплодируют стоя. А какое это удовольствие для тех, кто на сцене! А художникам не аплодируют. Если произведение художника очень понравилось, то его просто могут купить. И только. Наши произведения аплодисментов, воодушевления, высоких порывов и выражений не удостаиваются.

- Любое высокое произведение искусства может оказать на людей такое воздействие.

- У живописи нет силы воздействовать в таком широком радиусе. Это тот вид искусства, который очень замкнут. Как и сам художник. Вот вам пример - я сам замкнутый человек. Вместо того чтобы общаться с людьми, я предпочитал погрузиться в работу и забыть о трудностях жизни. Это тоже очень интересно. Человек вообще-то одинок. Это для меня вопрос непостижимый. Как рождаешься один, так до конца и остаешься один. И это - самое лучшее состояние: не будь так, ничего бы и не было создано. Мне кажется, что мгновения одиночества - лучшая награда, дарованная художнику.

- Да нет, порой и художнику могут аплодировать,- уточняет супруга художника Мари Элибекян и рассказывает дальше:- В прошлом году в Музее современного искусства открылась выставка Роберта. В музей пришла группа грузин. Обойдя все залы, они вернулись в тот, где были выставлены работы Роберта, остановились и начали аплодировать. Я, побывавшая на великом множестве выставок, впервые слышала, чтобы в адрес автора живописных работ звучали аплодисменты. Этот человек удостоился аплодисментов, хотя избрал поприще, которое открыто лишь десяти процентам народа.

- Однако Элибекян-художник удостаивался аплодисментов и за оформление балетных и театральных постановок!

- …Обо мне часто говорят, что я пришел из театра, что мое предпочтение - театр. Нашли для себя легкий путь и, говоря о моих произведениях, до сих пор развивают эту мысль. А я убежден, что тема для художника не важна. Какое имеет значение, что ты рисуешь - пейзаж или что-то другое? Главное - выразительность. В начале прошлого века Кандинский, Малевич, а до них Сезанн, Ван Гог и другие доказали, что все сущее в природе может стать произведением искусства. Даже трагедия, даже счастье! Аршил Горки, гениальный художник, доказал это своим творчеством. Не могу забыть тот день, когда его сестра Вардуш приехала в Ереван и в Союзе художников показала фотокопии его работ. До этого мы видели только репродукции. Впечатление было огромным, мы были потрясены и сказали: «Какой армянский художник!» Я хочу сказать, что главное - дух, чувство, которое изливается из произведений искусства. Я в это верю. Когда я любовался в больших музеях мира работами мастеров, то мне казалось, что я их современник. Воистину великим могуществом должен обладать художник, чтобы через века суметь перенести зрителя в свое время! Известная истина: человек, особенно наделенный способностью к творчеству, не может жить без мечты. В своих мечтах я часто уношусь в прошлые эпохи.

- А в будущие?

- Будущее? Если от меня останется несколько работ…

- Вы скромничаете, говоря «несколько работ».

- Да какая там скромность! Я прекрасно понимаю, на какое поприще пришел, и знаю о том культурном наследии, которое накопило человечество за минувшие тысячелетия, так что несколько работ - это немало. Почему я вспомнил Аршила Горки? Какие задачи он решал - как в своих рисунках, так и в живописи! Какие произведения создал Сарьян, вдохновленный Египтом! Он был великим мастером, гениальным художником. Но какой художник сумел до конца раскрыть и выразить себя? Для человека, особенно для человека творческого, важно познать самого себя, и это то, что почти никому не удалось.

- Вы замечали, что, говоря о культурном наследии и об отдельных творцах, создавших основу этого культурного наследия, обычно легко раздают высокие оценки, а вот в отношении современников как будто скупятся на добрые слова... Насколько я заметила, вы в этом смысле выгодно отличаетесь от других: говоря о художниках различных поколений, вы очень часто их хвалите.

- Есть накопившиеся внутри тебя культурные слои, о которых следует говорить. Я всегда считал, что следует должным образом оценивать не только создателей этих слоев, но и тех, кто рядом с тобой, кто только-только пришел и встал рядом с тобой. Это для меня весьма важно, тем более, что у нас много очень интересных художников. Если я не скажу об этом вслух, если не обосную свои слова, не оценю, то это будет ненормально прежде всего для меня самого.

- Но в какой-то степени создается впечатление, что сегодняшняя молодежь не особенно и нуждается в словах и оценках представителей старшего поколения, и, в отличие от вас, не испытывает особого благоговения и почтительного восторга к словам и делам великих. И непонятно даже, времена ли такие, или надо искать какие-то другие причины…

- Просто нашему поколению, в особенности художникам, повезло. В глубинном смысле у нас есть богатые и мощные традиции, да и наша генетическая память сильна. Именно поэтому наша живопись пережила в 1960-е годы такой взлет: потому что рядом с нами были Ерванд Кочар, Сарьян, Бажбеук-Меликян, Арутюн Каленц - была целая армия величайших мастеров, и сила, энергия, которую мы от них получали, была необыкновенной. Вы удивляетесь? Но я говорю истинную правду. Эти люди жили рядом с нами. Их приход на наши выставки и беседы с молодыми были незабываемыми уроками.

- Но сегодня молодые художники, кажется, не нуждаются в уроках старших.

- У нас есть очень хорошие молодые художники, а придут еще лучшие. В этом наш секрет. Раньше взаимоотношения поколений были другими. В те времена отношения между людьми были проще. Наряду с этим все мы жили в одной системе и назывались советскими людьми.

Сейчас прекрасные времена для молодежи. Для них не важны непосредственные контакты с художниками старшего поколения, потому что двери мира открыты перед ними. И это сегодня - величайшее из всех достижений. Мы могли бывать только в галереях Москвы, Ленинграда или какого-нибудь другого российского города, и все! Почему я потом поехал во Францию и жил там месяцами? Я уезжал туда не только чтобы писать. Имелся огромный разрыв, который я должен был заполнить, посещая знаменитые музеи и смотря на оригиналы картин великих художников. Так что это действительно время диктует, какой образ жизни в тот или иной период должен выбирать человек. Изменились движущая сила жизни, взгляды людей и мера восприятия этих взглядов. И хорошо это или плохо, уже неважно. Может быть, это непонятный процесс. Ясно лишь одно: жизнь - она как кардиограмма человеческого сердца. И это тоже прекрасно!

Share this post


Link to post
Share on other sites
67kult1.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now