Sign in to follow this  
Followers 0
Pandukht

Летчик Арутюн Давтян

1 post in this topic

Забытый герой?

post-31580-1323779160.jpg

Летчик Арутюн Давтян считает, что подвиг — это простое человеческое стремление быть полезным своей стране.

Он не бьет себя в грудь, не требует, чтобы родина оценила его заслуги, не ждет он и компенсации от правительства за потерянное здоровье. Правительство, похоже, это вполне устраивает... Он действительно очень скромен, наверное, поэтому и незаслуженно забыт. При этом его хорошо знают в Арцахе, его помнят все, кому он помог, рискуя своей жизнью. Но почему никто не поинтересуется, как живет этот герой?!

Живет Арутюн со своей семьей из четырех человек в квартирке в общежитии аэропорта “Эребуни”. Подвиг, на который он пошел ради спасения армянского самолета и фидаинов, сделал его инвалидом, а пенсии он лишился, когда прекратили свое существование “Армянские авиалинии”.

...Родители были категорически против, чтобы он поступал в летное училище, но Арутюн просто бредил небом. Проучившись год в Политехническом институте, он в период экзаменационной сессии вдруг натыкается на объявление в газете, в котором говорится, что идет набор абитуриентов в Институт гражданской авиации.

До окончания приема оставалось всего два дня. И тут Арутюн срывается — молниеносно собирает все необходимые документы и заявляет родителям: “Все — либо иду в армию, либо в летное училище!

Арутюн успешно сдает все приемные экзамены и становится курсантом Рязанского Летного училища. Было это в 1973 году.

По окончании учебы его направили в Ереван, где он стал командиром Ан-2. Совершал как пассажирские, так и грузовые перевозки. Потом был Як-40, где Арутюн сначала был вторым пилотом, потом командиром. В 1988 году во время Спитакского землетрясения он перевозил грузы помощи в зону бедствия. Сутками не спал. “Было не до сна, надо было срочно помогать людям. До сих пор думаю, мог ли сделать больше в те дни...” — говорит мой собеседник. Мысли о жизни, ее переосмысливание стали основным его терзанием с тех пор, как он стал инвалидом и вынужден все больше времени проводить дома.

...Во время войны А. Давтян совершал систематические вылеты из Еревана в Степанакерт. Он был на хорошем счету у властей, ему доверяли. Рискуя жизнью, Арутюн перевозил оружие для бойцов самообороны Нагорного Карабаха. Как-то его попросили перевезти автомат. Пилот привязал его на спину под толстой курткой. Но когда увидел большой омоновский кордон в Степанакерте, вернулся в самолет, отвязал автомат и поставил под мышку, решил: если станут проверять, то вытащит оружие — и будь что будет. Благо он удачно миновал омоновцев... Был еще такой эпизод: его попросили перевезти детское питание. Коробки “местами” были начинены патронами. В Степанакерте груз выложили на асфальт и стали штыками проверять его содержимое. Несколько коробок проткнули — пусто. Арутюн начал возмущаться: мол, не стыдно вам, а если бы это питание было для ваших детей, которые умирают с голоду... Словом, пронесло. Пилот вспоминает, что однажды он вместо 40 штук снарядов для “Града” (каждый весом в 80 кг) загрузил под свою ответственность вдвое больше. И довез. Правда, ему пришлось отрываться от преследования азербайджанского самолета, и посадил он свою машину с большим трудом — так, что снаряды все перегородки в самолете снесли.

9 мая 1992 года, когда освободили Шуши, Арутюн Давтян и второй пилот Миша Андреасян вылетели в Карабах. Только приземлились, как Арутюн увидел, что азербайджанский Су-25 зашел на Шуши, нос опустил и ракеты сбросил на площадку, где стояли 4 армянских самолета. Снаряды упали между самолетами. И тогда наш пилот решил хотя бы один самолет спасти. Посадил 25 фидаинов на борт и поднялся в воздух. Когда самолет был уже над облаками, на высоте 5400 метров, обнаружилось, что горит крыло. Далее сошлемся на официальный документ, согласно которому “9 мая 1992 года после вылета из аэропорта Степанакерт самолет Як-40 №87532 под управлением КВС Арутюна Вагановича Давтяна был атакован и сбит самолетом Су-25 Азербайджанских ВВС. Арутюн пытался увести самолет и скрыться на высоте 5 тысяч метров в облаках. Но безуспешно. В результате атаки загорелось правое крыло. Экипаж совершил аварийную посадку без выпуска шасси и закрылков в аэропорту Сисиан, который не оборудован средствами для ночных полетов. В результате посадки самолет получил значительные повреждения, разломился напополам и сгорел. На борту его находились 25 пассажиров, которые не пострадали благодаря самоотверженным и грамотным действиям КВС и экипажа”.

post-31580-1323779194.jpg

Тогда командир воздушного судна А. Давтян получил ушиб шейного позвонка, компрессионный перелом четвертого позвонка, ушиб спинного мозга, что сделало его инвалидом второй группы. В больницу к нему пришел Первый секретарь Совмина, который, восклицая “Вы — герои!”, обещал и звание, и квартиру, и дачу, и машину. В итоге обещания остались лишь обещаниями. Миша Андреасян, который был инструктором, подсуетился и получил Крест первой степени, Арутюн Давтян — Крест второй степени. Хотя, казалось, должно было быть наоборот. Конечно же, Давтян награжден медалью “За Отвагу”. Но только ли об отваге речь?..

...Владимир Путин в бытность своего президентства наградил пилотов, совершивших аварийную посадку в аэропорту в Москве, присвоив им звание Героя России. А год назад глава РФ Дмитрий Медведев вручил государственные награды экипажу самолета Ту-154, совершившему в сентябре 2010 года аварийную посадку в Республике Коми. На борту авиалайнера находились свыше 70 пассажиров, никто не пострадал. За мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга в экстремальных условиях, пилоты получили звание Героя России. Неужели подвиг Арутюна Давтяна менее значим?!

С 1992 года у Арутюна начались хождения по мукам — из больницы в больницу. На нервной почве открылась еще и язва двенадцатиперстной кишки, стало пошаливать сердце — он перенес два инфаркта. ...Пока существовали “Армянские авиалинии”, Арутюн получал пенсию по инвалидности, сейчас он нуждается в дорогостоящих лекарствах, в нормальном уходе (недавно его сразил и инсульт). Абсурдно, но факт: герой прозябает в общежитии, не имея средств к существованию. Да, он не бьет себя в грудь, не требует, чтобы родина оценила его заслуги... Он тихо-молча влачит свое существование — и это укор всем нам.

В его скромном жилище на столе стоят обгоревшие часы с того самого самолета. Самолет сгорел, а часы остались, и вот уже почти двадцать лет продолжают отмерять время. Арутюн Давтян радуется, что для Арцаха и Армении время тоже не остановилось. Только вот очень жаль, что часы эти отмеряют также наше равнодушие и черствость, наше неумение ценить героев при жизни. А ведь им именно при жизни нужно внимание — без посмертных почестей они как-нибудь обойдутся.

Елена Шуваева-Петросян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0