Sign in to follow this  
Followers 0
Pandukht

Abdullah Freres

1 post in this topic

Abdullah Freres - мастера из мастеров

post-31580-1339180832.jpg post-31580-1339180852.jpg

Семейное имя Абдулла принял дед братьев-фотографов Аствацатур Юрмюзян, работавший закупщиком для двора султана Абдул-Хамида I (1774-1789). Его склоняли к принятию ислама, но он не мог отречься от своей веры. Чтобы сгладить впечатление от своего отказа, он принял имя Абдулла, “слуга Аллаха”. Затем оно перешло по наследству к его потомкам, заменив фамилию Юрмюзян.

Абраам Абдулла, отец братьев Абдулла, родился в Стамбуле в 1792 году. У Абраама и его супруги Розы Бенглиян было три дочери и пятеро сыновей. Трое из сыновей — Вичен, Овсеп и Кеворк — сделали карьеру в искусстве.

Семья проживала в районе Ортакей, где обитали многие армянские интеллектуалы и видные члены общины. Кеворк, родившийся в 1839 году, посещал известную школу Лусаворчян, где ему преподавал Мкртич Пешикташлян. К 10 годам он уже проявил себя как трудолюбивый и способный ученик и мечтал о том, чтобы пойти по стопам своего учителя — поступить в училище Мурад-Рафаэлян, основанное мхитаристами в Венеции.

Кеворк и в Венеции показал лучшие результаты в учебе — на экзаменах в 1857 году он был первым по армянскому, английскому, французскому языкам, метафизике, химии, искусству, фортепиано и вторым по итальянскому языку. Отмечая его дарование в живописи, учителя предложили направить его на два года в Рим для продолжения учебы, однако по семейным обстоятельствам ему пришлось вернуться в Стамбул.

К тому времени старший брат Вичен стал уже известным в столице художником. Его портреты на перламутре и слоновой кости вызывали всеобщее восхищение. Среди заказчиков были султан Абдул-Меджид и его преемник, султан Абдул-Азиз. Когда немецкий химик Рабах в 1856 году открыл в районе Беязид студию дагерротипов, он нанял на работу Вичена в качестве ретушера.

После возвращения Кеворка из Венеции три брата — Вичен, Овсеп и Кеворк — стали владельцами этой студии. Они были полны решимости использовать последние достижения в фотографическом деле, но достигнутые результаты их не удовлетворяли, и братья решили отправиться в Париж, центр развития фотографии. Вичен и Кеворк отправились в путь через Италию. По пути они остановились в Венеции, чтобы посетить о. Гевонда Алишана. Бывший учитель снабдил его рекомендательным письмом к барону Тейлору, члену Парижской Академии, с просьбой помочь братьям.

В Париже барон оказал им очень теплый прием. В своих мемуарах Кеворк отметил: “Многое из рассказанного не стало для нас новым, но немало было и полезного”.

В течение месяца, проведенного в Париже, Кеворк и Вичен изучали новые технологии фотографирования, тесно общались с графом и другими французскими фотографами, с которыми он их познакомил. Перед отъездом они подарили графу альбом со своими фотографиями, а он передал им свое письмо французскому послу в Стамбуле маркизу Мустье с предложением представить способных молодых людей турецкому султану.

Вооруженные знаниями новейших достижений, Кеворк и Вичен вернулись в Стамбул, где их фотографии стали непревзойденными по живости и четкости изображения. Известность студии “Братья Абдулла” росла день ото дня. В начале 1860-х они открыли новую студию в квартале Пера. Пера некогда пользовался дурной славой, его улицы представляли опасность для прохожих, но в середине XIX века он стал быстро менять свой социальный статус. Здесь начали строиться огромные здания иностранных посольств и элегантные особняки богачей, стали открываться театры, кафе, кондитерские, магазины, продающие западные товары и одежду. Этот район принял фотоискусство с распростертыми объятиями, как и все другие новинки из Европы.

Не прошло и года, как мы подняли искусство фотографии до самого высокого уровня”, — объявил Кеворк вскоре после переезда в квартал Пера. Он превосходил двух своих братьев в художественном даре, применял собственные методы и формулы мокроколлоидного процесса, его портретные снимки стали привлекать всеобщее внимание мастерским использованием света.

Ни султан Абдул-Азиз, ни его окружение не были довольны фотопортретами султана, сделанными французским мастером Дерэ, который работал в то время в Пере. Получив рекомендацию от великого везира Фуада-паши, султан в 1863 году пригласил братьев в свой охотничий домик в Измите, где они должны были его сфотографировать. Результат оказался блестящим, султан присвоил братьям Абдулла титул императорских художников и приказал с этого момента считать их своими официальными фотографами и тиражировать только сделанные ими снимки.

27 февраля 1863 года на площади Султанахмет была организована первая османская выставка, где экспонировались продукция промышленности и сельского хозяйства, одежда, ювелирные изделия, военное снаряжение и предметы искусства. На выставке были представлены и фотографии братьев Абдулла, посвященные жизни империи.

Первый международный успех пришел к братьям на Парижской всемирной выставке 1867 года, на открытие которой был приглашен султан Абдул-Азиз. В богатой османской экспозиции были представлены и фотографии, сделанные братьями Абдулла.

Газета “Таймс” писала: “В фотографическом отделе выставки можно видеть несколько снимков с подписью “Братья Абдулла”. Неизвестно, какой они нации, но фотографии у них превосходные”.

В своем путеводителе Мюррей писал: “Самая большая и знаменитая студия принадлежит братьям Абдулла, которые признаны в качестве придворных фотографов. Они происходят из знатной семьи, их мастерство принесло им международную известность. Никому еще не удавалось приблизиться к ним в области фотографии".

В 1869 году принц Уэльский, будущий английский король Эдуард VII прибыл в Стамбул с официальным визитом, во время которого посетил студию братьев Абдулла и выразил удивление техническими и эстетическими достижениями фотографов. Он пригласил Кеворка Абдуллу в британское посольство, чтобы сфотографировать самого принца вместе с супругой, принцессой Александрой и свитой. Принц попросил, чтобы снимки были готовы через восемь дней, к моменту его возвращения из Севастополя. 8 апреля 1869 года газета “Levant Herald” сообщила: “...Принц оценил негативы как отличные и попросил напечатать как можно больше копий ко времени его возвращения из Крыма. Он также обещал оказать личную поддержку в том случае, если братья Абдулла откроют в Лондоне отделение своего ателье”.

Когда через восемь дней принц с супругой вернулись в Стамбул, Кеворк показал им свои работы. Они настолько влюбились в фотографии, что заказали отправку их большого количества в Лондон. Ободренный восторгами, Кеворк признался, что хотел бы открыть отделение в британской столице, надеется удостоиться в Лондоне посещения принца и уверен в своем успехе в таком большом городе. Принц ответил, что не только лично посетит новое ателье, но направит туда всех своих друзей. Прежде чем Кеворк сошел на берег, его окружили люди из свиты принца. Вручая фотографу свои визитные карточки, они просили известить их в случае приезда Кеворка в Лондон.

Слава братьев постоянно росла. 18 июня 1869 года газета “Levant Herald” сообщала: “Братья Абдулла, фотографы султана, отправились во дворец, чтобы сделать несколько портретных снимков форматов визитной карты и кабинетной фотографии. Султан был крайне удовлетворен итогом съемок, которые продолжались более получаса. Вчерашние изображения в профиль будут выбиты на медали”.

Во время визита в Турцию французской императрицы Евгении братья Абдулла сфотографировали ее и подарили ей альбом своих работ. Газета “Levant Herald” сообщила об этом 16 октября 1869 года: “Повсеместно заслуженно знаменитые братья Абдулла имели честь представить императрице Евгении красиво переплетенный, украшенный гербом султана альбом фотографий “Древняя и современная Турция”.

Саркис Бальян, назначенный султаном Абдул-Азизом главным архитектором, поручил братьям Абдулла сфотографировать дворец Чираган, завершенный в 1871 году. Тридцать один из этих снимков вошли в альбом, подаренный Саркисом Бальяном испанскому королю.

4 июля 1873 года вышел султанский указ о запрещении имитировать работы братьев Абдулла. Через год газеты сообщали о том, что Вичен Абдулла приглашен во дворец Долмабахче, чтобы сфотографировать султана для вышивки его портрета золотой и серебряной нитями.

В начале 1870-х годов в студии братьев Абдулла сфотографировался великий князь Николай Романов, восхищенный своим портретом, как и все другие ее клиенты. Братья тогда не могли предполагать, что знакомство с великим князем приведет к утрате звания придворных фотографов.

Когда война 1877-1878 годов завершилась поражением османской армии, российские войска 26 февраля 1878 года достигли Сан-Стефано, сегодня это западный пригород Стамбула Ешилкей. Великий князь Николай поселился в доме Аракел-бея Дадьяна и пригласил Кеворка Абдуллу сделать групповые снимки 107 российских офицеров и должностных лиц. По окончании съемки Кеворк предложил сделать новый портрет князя Николая. Воодушевленный, он весьма необдуманно пригласил российских генералов к себе в дом на обед...

Новость о том, что Кеворк и его братья находятся в дружеских отношениях с врагами государства, вскоре достигла ушей султана Абдул-Гамида II, который лишил их права использовать султанскую монограмму. Хотя сам великий князь Николай и посол России Игнатьев обратились с просьбой к великому везиру Ахмеду Вефик-паше и получили заверения, что инцидент исчерпан, тем не менее, право на монограмму не было восстановлено вплоть до 1890 года.

Братья Абдулла фотографировали многих известных людей, посещавших Османскую империю: французскую императрицу Евгению, германского императора Вильгельма II, шведского короля Густава V, итальянского короля Виктора-Эммануила, австрийского императора Франца-Иосифа, принца Уэльского (будущего короля Эдуарда), сербского князя Милана Обреновича, болгарского князя Фердинанда, трех хедивов Египта — Исмаила (1863-1879), Тевфика (1879-1892), Аббаса Хильми (1892-1914), иранского шаха Наср-эд-дина. Также они фотографировали трех османских султанов — Абдул-Азиза, Мурада V и Абдул-Гамида II.

Небольшая студия быстро стала одним из наиболее процветающих столичных предприятий, здесь обучались мастерству многие фотографы. Благодаря трем искусным и предприимчивым братьям, фотография постепенно стала привычной для всех слоев общества частью константинопольской жизни.

Знать и моряки, монархи и клерки, государственные чиновники и торговцы — все жаждали быть запечатленными на фотоснимках. Хотя значительную долю их работ составляли портреты, братья Абдулла также фотографировали множество дворцов, павильонов, мечетей, фонтанов, церквей, фабрик, казарм, больниц и пр. в самом Стамбуле и вокруг него, снимали панорамные виды.

Пособия для путешественников рекомендовали своим читателям посетить стамбульскую студию братьев Абдулла, ставя ее в один ряд с такими местными достопримечательностями, как Айя-София и Босфорский пролив.

По предложению хедива Египта Тевфик-паши, желавшего развивать у себя в стране искусство фотографии, Кеворк и Овсеп Абдулла в 1886 году отправились в Египет, чтобы открыть новую студию. Их тепло приняли в Каире сам хедив и его супруга Эмине-ханум. Каирская студия с самого момента открытия пользовалась необычайной популярностью.

Вскоре хедив попросил сопровождать его в поездке по Верхнему Египту и провести по дороге фотосъемки. Кеворк был рад возможности запечатлеть египетские древности, о которой мечтал много лет.

Караван судов отправился в плавание по Нилу в январе 1887 года, пассажирами были хедив и его гости, а также Кеворк и Абраам. Две из пяти речных барж везли оборудование и запасы провизии. Путь до Вади-Халфа на границе с Суданом насчитывал почти 850 километров.

Кеворку не терпелось попасть в Луксор, увидеть храмы Карнака. Так он описывал свои первые впечатления: “Нигде в мире нет строений такого великолепия и такого размера. Даже самый грубый и бесчувственный человек будет поражен этими историческими реликвиями и больше всего полуразрушенным храмом в Карнаке”.

Фотографии египетских древностей, выполненные Кеворком, представляют собой вершину его художественного дара и профессионального мастерства. Тридцать девять дней провели путешественники в Верхнем Египте, прежде чем вернуться в Каир. Здесь Кеворк составил альбом из снятых им фотографий и подарил его супруге хедива Эмине-ханум.

22 мая 1890 года, когда Кеворк находился в Каире, принц Уэльский официально дал право ему и его братьям пользоваться на территории Египта званием “королевского фотографа”. Братья Абдулла никогда не упоминали это звание на обороте своих студийных фотографий. Они использовали султанскую монограмму, право на которую им было возвращено в том же году.

Не все были довольны восстановлением положения братьев при дворе. Был произведен рейд полиции с обыском студии под тем предлогом, что армяне и другие христиане снимались здесь в мусульманской одежде. В султанском указе от 19 января 1892 года говорилось, что это было сделано “с целью оклеветать мусульманское сообщество и очернить ислам”. Фотографические пластины были разбиты, и другие студии получили соответствующее предупреждение.

В 1893 году главам Великобритании, США и Франции были отосланы подарочные наборы из 51 альбома, где содержались различные фотографии по Турции, снятые главным образом братьями Абдулла.

Каирская студия братьев Абдулла закрылась в 1895 году после девяти лет успешной работы. Кеворк вернулся на постоянное место жительства в Стамбул, оставив в Египте множество друзей. За время его отсутствия репутация стамбульской студии начала падать. Рост числа фотостудий в столице стал причиной жесткой конкуренции, и студии “Братья Абдулла” не удалось удержаться наравне с соперниками. Главным из них был Богос Таркулян, владелец студии “Фебус”, прекрасный художник, который первым в Стамбуле применил технику раскрашивания снимков. Он получил покровительство султана Абдул-Гамида II и многих других бывших высокопоставленных клиентов студии “Братья Абдулла”, был удостоен звания придворного фотографа султана.

Кеворк еще четыре года старался продлить существование своей студии, но, в конце концов, в 1900 году, когда возникла необходимость рассчитаться с долгами, ему пришлось все продать своим конкурентам. В этом же году вышли мемуары знаменитого французского декоратора, художника и фотографа Надара, где, перечисляя знаменитых коллег, он называет братьев Абдулла мастерами из мастеров.

* * *

4 апреля 1918 года газета “Бюзандион” сообщила, что Кеворк Абдулла скончался после причащения утром 2 апреля, похороны были назначены на 4-е число. Человек, который оставил наиболее важную визуальную информацию об Османской империи в XIX веке, по его собственным словам, “отправился в полет, чтобы увидеть зарю новой жизни”.

Братья Абдулла, получившие так много наград, медалей и слов восхищения за свою работу, были наделены необычайным талантом и художественным чутьем, которые вознесли их к вершинам профессии.

Энгин Озендес, отрывок из книги “Братья Абдулла. Придворные фотографы Османской империи”

На снимках: мужчина в женском наряде, изображающий восточную красавицу (студийная фотография 1880-х гг.); Кеворк Абдулла

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0