Sign in to follow this  
Followers 0
Pandukht

Феликс Гзогян

2 posts in this topic

Наш товарищ навсегда

post-31580-1359610945.txt

"Самый священный из крестов, одновременно и самый тяжелый, - это судьба родного народа. Того, кто несет этот крест и горе, и чествовать следует семикратно... Только патриот может любить и человечество" (Гарегин Нжде)

Слова Нжде как нельзя уместны в отношении генерал-майора Рафаэла (Феликса) Оганесовича Гзогяна, которому исполнилось 70 лет. В поздравительном письме министра обороны РА Сейрана Оганяна подчеркнуто: "Вы из тех людей, кто, достигнув каких-либо высот, не ограничивается этим, а продолжает свою преданную деятельность для достижения новых успехов. И в 70-летнем возрасте вы ставите свой опыт и знания на службу в комиссии высшего офицерского состава при министре обороны... Пусть никогда не иссякнут ваши силы и рвение во имя могущества нашего государства и светлого будущего армянского народа".

Штрихи биографии

Рафаэл Гзогян родился 15 января 1943 года в селе Шамлуг (Лори). Его отец - из армянской деревни Барсум Шамхорского района Азербайджанской ССР. Р. Гзогян после окончания Ташкентского танкового высшего командного училища с 1963 года проходил службу в частях Советской Армии на различных должностях. В 1978 году был награжден орденом "За службу Родине" III степени.

В 1988 году демобилизовался и в звании подполковника переехал в Армению. Здесь он начинал с поста начальника штаба "Еркрапа" в Иджеване, затем в 1990 был начальником штаба сформированного в Ереване особого полка. Позже вместе с Шагеном Мегряном руководил обороной Шаумяновского района. В феврале 1992 г. назначен начальником штаба Сил самообороны Карабаха, а с октября 1992 г. по март 1993-го являлся командующим Юго-восточного направления, в которое входил фронт от Капана до Лачинского коридора.

Р. О. Гзогян сыграл большую роль в освобождении Шуши и подготовке и проведении наиболее важных операций Карабахской войны. Дослужился до чина генерал-майора (2002г.), награжден орденами "Боевой крест" РА (II степени) и "Боевой крест" НКР (I степени), многочисленными медалями. О боевом пути Рафаэла (Феликса) Гзогяна лучше других знают его соратники.

Седа Арутюнян

Генерал-майор Аркадий Тер-Тадевосян (Командос):

Посол по особо важным горячим точкам

- В Шаумяне Феликс Гзогян провел очень большую работу. Он был необходим в Арцахе и приехал туда. Надо понять, что Карабах был самостоятельной единицей со своими Силами самообороны, возглавляемыми Сержем Саргсяном и штабом под руководством Феликса Гзояна.

Силы самообороны сами отрабатывали в Карабахе все вопросы. У нас сейчас говорят, что Главный штаб из Армении руководил Карабахской войной, но это не так. Мы никакого отношения к Главному штабу в Армении не имели. Мы с Феликсом Гзогяном работали днем и ночью. Самый трудный период - Марага. Гзогян был потрясен тем, что увидел. Пришлось срочно изолировать его на 2 дня, чтобы он пришел в себя: он очень тяжело переживал эту трагедию. Туда, где было опасно, мы всегда посылали Гзогяна. Я его называл послом по особо важным горячим точкам, потому что все вопросы, которые требовали срочного решения, находили ответы в штабе Гзогяна. Все службы прекрасно работали: разведка, инженерные войска, саперы, оперативная связь, связисты во главе с Артуром Папазяном. Это заслуга Феликса Гзогяна. Он строго следил за тем, чтобы задания выполнялись, потом докладывал мне, а я - Сержу Саргсяну, который давал добро на боевые действия.

Сейчас Гурген Далибалтаян написал книгу, где говорит, будто Главный штаб в Армении отрабатывал карабахские операции и будто он сам руководил этим. Я утверждаю, что штаб в Карабахе работал благодаря Феликсу Гзогяну. Если из других штабов оказывали помощь, то это была именно помощь, а не руководство. Еще написали, будто, когда я брал Шуши, я доложил Далибалтаяну. А я с Далибалтаяном вообще не разговаривал.

Я благодарен, что в трудную минуту рядом со мной оказался Феликс Гзогян, большой патриот, друг, альтруист. Он готов для товарища сделать все. Он не ограничивался своими функциональными обязанностями. Если человек приходил к нам, он должен был его накормить, напоить. У нас прекрасно работали столовая, охрана, комендантская рота. Он всем этим руководил как хозяин в доме. Когда приезжали из других стран, он умел сразу ввести в курс дела, объяснить сложившуюся ситуацию. Самое главное - он любит людей. Он понимал, что самые лучшие из этих людей должны погибнуть. И он как-то по-детски долго-долго переживал смерть наших близких и товарищей. Он очень нужен нашему народу. В первую очередь офицерам, солдатам и генералам.

Генерал-майор Артур Симонян, командир миротворческой бригады МО РА:

Ему многое из своего опыта надо передать

- С Феликсом Оганесовичем я впервые встретился в Мартакерте. Тяжелое было время. Уже тогда я заметил его организаторские способности: он сумел за короткий срок собрать отступающих, занял позиции, воодушевил. Помню, тогда по нему стреляли из вражеского танка, но он чудом остался жив.

Человек его ранга мог руководить из штабов, но он всегда находился на первой линии. Для командиров такого высокого ранга в других войнах это не принято, но наша война имела свои особенности. Позже мы с Гзогяном встретились и ближе познакомились в Кельбаджаре, когда он был назначен командующим левофланговой группировкой. Он принял пост, и в короткий срок после инструктажа войск начались действия. И мы двинулись вперед. В очень сжатые сроки потерянные позиции были возвращены, и в этом очень большая заслуга Феликса Оганесовича.

На передовой, когда отвечаешь за целый фронт, главная задача - держать линию обороны. И здесь, если не проявишь строгость, встанешь перед проблемой невыполненного задания. Он не был мягким, бывало, и ругался, но он не "солдафон" в том смысле, чтобы за счет человеческих потерь делать карьеру. Поэтому мы, выполняя под его командованием боевые действия, всегда несли малые потери или вообще не имели, т.к. каждый шаг, каждая деталь специально прорабатывались, каждому конкретно объяснялись и на местности, и на карте суть задания и способ выполнения.

Во время нашей послевоенной службы достаточно долгое время я как командир полка специального назначения служил под непосредственным руководством заместителя начальника Главного штаба полковника, впоследствии генерал-майора Гзогяна. Несмотря на то что еще до Карабахской войны у меня был 2-летний опыт войны в Афганистане, однако до сих пор я считаю Феликса Оганесовича своим учителем. Я этого не скрываю и при каждом удобном случае не упускаю возможности сказать об этом. Я рад, что служил под его началом. Ему еще многое из своего опыта надо передать, желаю ему оставаться в строю, на службе.

Подполковник, заместитель начальника управления инженерных войск ВС РА Сурен Саргсян:

Ему дорога жизнь каждого солдата

- Гзогяна мы с любовью называем "народный генерал - наш Фело". Он был одним из ведущих командиров Карабахской войны и первым начальником штаба Армии обороны НК. 23 года прошло с тех военных дней. Изменились обстоятельства, изменились некоторые ценности, но Фело остался таким же хорошим человеком, хорошим товарищем, каким был в те тяжелые годы. С Фело мы еще не были знакомы, но постоянно слышали, что в Шаумяновском районе руководят Фело с Шагеном Мегряном. О нем уже рассказывали героические истории.

Молодец Фело, что настоял на осуществелении ходжалинской операции. Именно с Ходжалу начались все остальные освободительные бои. Именно с согласия Фело мы быстро начали эту операцию, где я был командиром Мехтишенского направления. Он тщательно разрабатывал все детали боевых действий и поэтому на любом направлении было очень мало потерь. Мы воспитывались в его духе, твердо зная, что не нужно ради взятия одной сопки жертвовать жизнями. Лучше обороняться, сохранять пусть малое, чем идти за большим и погибнуть. Не имеет смысла. Фело руководствовался этим принципом. Величие Фело в том, что жизнь каждого солдата очень дорога для него, а ценность сделанного и в том, что немногочисленные отряды он старался объединить в армейскую структуру. Ему должны были досрочно присвоить звание генерала. Он один из первых героев, достойный высокой оценки.

Гзогяну 70 лет, но для нас он еще молод, энергичен, силен - как в те карабахские дни. Любит разведку. Пока не проведет разведку, шагу не ступит. Если говорить принципиально, то у него мы многому научились. Мы не знали, что он кадровый офицер. Узнали только потом. С фидаинами он был фидаином, с офицерами - офицером. Он наш Фело - настоящий командующий фронтом и командир окопа. Наш товарищ навсегда...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0