Sign in to follow this  
Followers 0
HOB

Исторические фальсификации

7 posts in this topic

Исторические фальсификации с политической подоплекой

Авторы:

Михаил МЕЛЬТЮХОВ, кандидат исторических наук,

Алла ТЕР-САРКИСЯНЦ, доктор исторических наук,

Георгий ТРАПЕЗНИКОВ, доктор исторических наук, профессор, академик МАИ ООН

Москва, 1999, ISBN 5-7820-0060-0

Сокращеный вариант данного материала был опубликован 22 июля 1998 года в приложении “Содружество” (N 7) к “Независимой газете”. Текст брошюры сопровожден приложениями – таблицами динамики численности населения АОНК/НКАО, АзССР, АрмССР и Нахичеванской АССР. Также содержится обзор истории Нагорного Арцаха, текст письма руководства НКР Генеральному Секретарю ООН (17.08.1997) с приложением данных о беженцах, перемещенных лицах и занятых в ходе боевых действий территориях в Нагорном Арцахе и Азербайджане. Приводится полный список использованной литературы.

Предоставлено Сумгаит.инфо представительством НКР в Москве.

Содержание:

1. Введение. Исторический обзор. Фальсификация истории Закавказья

2. Динамика численности населения АОНК/НКАО в 1923-1989 гг.

3. Динамика численности и национального состава населения Азербайджанской ССР, Нахичеванской АССР, Нагорно-Арцахской АО и Армянской ССР в 1959-1979 гг.

4. Письмо Генеральному Секретарю ООН, Кофи Аннану, от и.о. президента НКР Леонарда Петросяна 17 августа 1997 года, с приложением "Данных о беженцах, перемещенных лицах и занятых в ходе боевых действий территориях в Нагорном Арцахе и Азербайджане"

5. Список использованной литературы

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хорошая книга, спасибо за ссылку :victory:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Կարևորը, որ կարդացող լինի:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Новая историческая доктрина Азербайджана – угроза существованию армянской нации

В последнее время заметно обострилась дискуссия по поводу исторических аспектов принадлежности Нагорного Карабаха. Однако, в отличие от прошлых времен, в этой дискуссии наметилась новая тенденция. Речь идет о мощном идеологическом наступлении азербайджанских историков.

Раньше они в основном вели оборонительные бои, поскольку исторические права армян на землю Нагорного Карабаха в целом не подвергались сомнению. Обосновывалась лишь законность инкорпорации этого армянского анклава в азербайджанское государство на правах автономии. Сейчас фокус дискуссии сместился. Азербайджанская историческая наука стала делать основной упор на обосновании незаконности пребывания армян в Нагорном Карабахе вообще. На этом поприще азербайджанские историки менее чем за полгода сумели совершить определенный "прорыв". Им удалось поставить под сомнение некоторые, казалось бы, незыблемые и устоявшиеся представления, связанные с историей армянского народа. Они создали определенный плацдарм для написания новой истории Закавказья - истории, в которой армянам вообще не отводится места в этом регионе.

Данный "прорыв" в азербайджанской исторической науке произошел не случайно, не спонтанно и не стихийно. Он явился итогом государственных усилий бакинских властей, направленных на изменение общественного мнения за рубежом относительно сути и истоков карабахского конфликта. Ведь действительно, решить данный конфликт в пользу Азербайджана фактически невозможно, пока в мировом общественном мнении утвердился взгляд на то, что исторически Нагорный Карабах – армянская территория.

Поэтому-то некоторое время назад президент Азербайджана Ильхам Алиев призвал азербайджанских историков начать активную работу по обоснованию принадлежности Нагорного Карабаха Азербайджану. Видимо, эта работа дала определенные результаты, которые мы имеем возможность наблюдать в настоящий момент. Характерно также, что сам Ильхам Алиев и дал команду о наступлении на историческом фронте: новая историческая доктрина была изложена им 21 апреля сего года на встрече с представителями молодежных организаций Азербайджана. Там он заявил, что "нынешняя Армения возникла на азербайджанской земле".

"В Ереванском ханстве жили в основном азербайджанцы, Зангезурский край силой отторгнут от Азербайджана для того, чтобы расчленить тюркский мир, так оно и случилось. Но настанет время, когда эта несправедливость будет устранена. Не сомневаюсь в том, что мы восстановим нашу территориальную целостность", – подчеркнул президент Азербайджана. Таким образом, Алиев не только подтвердил свои претензии на территорию собственно Нагорного Карабаха, но и фактически поставил под вопрос само существование Армянского государства в Закавказье. А это уже – посыл с далеко идущими последствиями.

Вслед за этим последовал ряд статей азербайджанских авторов, обосновывающих данную историческую концепцию. На одной из них я хочу остановиться подробнее. Речь идет о статье Джамиля Гасанлы "Присоединение Карабахского ханства к Российской империи: Исторические реалии и мифы", которая была опубликована информационным агентством "Регнум" летом текущего года. Обращение именно к этой статье не случайно. Во-первых, в ней как в капле воды отражена суть новой азербайджанской исторической доктрины. Автор спокойно, без надрыва, сухим научным языком на основе вполне достоверных источников обосновывает тезис о том, что армяне в Закавказье – посторонние люди, пришлые чужаки, заселившие исторические азербайджанские земли при помощи правительства Российской империи. Во-вторых, в статье приведены те же самые аргументы, которые изложил мне недавно при личной встрече один азербайджанский историк. Причем наша с ним дискуссия пошла несколько глубже и затронула вопросы, которые Гасанлы в своей статье изящно обходит. Поэтому я решил продолжить эту дискуссию заочно и воспроизвести свою аргументацию на страницах печати.

Начнем с названия статьи. Автор рассматривает вопрос о присоединении Карабахского ханства к России, но сразу же сползает на тему о численном соотношении азербайджанского и армянского населения Закавказья в тот период. Это и становится основным вопросом анализа. В таком случае не совсем логично название статьи. Было бы более правильно назвать ее как-то так: "Об этническом балансе Закавказья в XIX веке". Но автор этого не делает по простой причине: в таком случае у читателя возникнет естественный вопрос - а почему, собственно, Гасанлы ограничивает свой анализ XIX веком? Ведь было бы логично проанализировать динамику изменения этнического баланса в Закавказье в более длительной исторической ретроспективе. Но тогда Гасанлы пришлось бы отвечать на ряд неудобных вопросов. А так, начав отсчет времени с выгодного для себя момента, он выстраивает достаточно стройную систему аргументации в поддержку основного тезиса своей статьи: армянское население закавказских ханств составляло меньшинство по сравнению с мусульманским. Посему все эти территории должны рассматриваться как исторически азербайджанские.

Первым аргументом автора является ссылка на этническое происхождение правителей Карабаха. Он указывает на то, что ханами Карабаха начиная с XVIII века являлись представители "знаменитого тюркского племени Джаванширов". "Ведь в истории нет тому аналогий, чтоб три процента населения могли построить свою государственность над девяносто семью процентами остального населения", – утверждает он.

Выдвигая данный аргумент, как якобы серьезное доказательство своей точки зрения, Гасанлы забывает некоторые общеизвестные исторические факты. На самом деле все колониальные империи мира представляли из себя господство незначительного меньшинства над громадным большинством - достаточно сослаться на опыт Британской империи, где несколько миллионов человек осуществляли владычество над половиной мира. А губернаторами различных районов Индии были этнические англичане-христиане. Если следовать методологии Гасанлы, Индия должна считаться второй Англией и ее борьба за национальное освобождение была полным абсурдом. Таким образом, данный аргумент автора нельзя считать убедительным: правители-тюрки вполне могли властвовать над покоренным коренным населением Закавказья.

Следующий аргумент Гасанлы также базируется на явной передержке. Он изящно смешивает этнический подход с религиозным и на этом строит свою дальнейшую аргументацию. Со ссылкой на письмо генерала Паскевича он утверждает, что в 1828 году, когда в пределах Ереванского и Нахичеванского ханств была создана "Армянская область", три четверти ее населения составляли мусульмане и приводит несколько цифр, подтверждающих этот факт. Например, в документе, подготовленном для Министерства внутренних дел России 19 июля 1811 года, указывалось, что в Карабахской области проживают 12 тысяч семей, из которых 2500 – армянские, а остальные мусульманские. А в "Описании Карабахской провинции" 1823 года, составленном царской администрацией, отмечалось, что в Карабахе имеется 600 селений. Причем 450 из них – мусульманские и только 150 армянские. Количество мусульманских семей также значительно превосходило армянские: первых насчитывалось 15.729, вторых – 4366.

С моей точки зрения, эти цифры доказывают нечто совершенно отличное от того, что пытается обосновать Гасанлы. Прежде всего приведенные факты не доказывают численного преобладания этнических тюрков над армянами. А ведь нынешняя официальная доктрина Азербайджана исходит именно из того, что азербайджанцы принадлежат к тюркскому этносу. Неудивительно поэтому, что Гасанлы легким движением руки объявляет все мусульманское население Закавказья тюрками и, с другой стороны, приписывает всех тамошних армян к христианской конфессии. Такое упрощение не выдерживает научной критики.

Проблему следует рассматривать либо под религиозным, либо под этническим углом. А смешение этих двух подходов по сути является фальсификацией. Закавказье было и остается полиэтническим регионом. В XIX веке помимо тюрков там проживало множество других этносов, исповедующих ислам – персы, курды, талыши, лезгины и др. С какой стати всех их записывать в тюрки? С другой стороны, известно, что Турция и Иран, которые контролировали этот регион, активно поощряли религиозную ассимиляцию местного населения. В итоге часть армян приняла мусульманство. Когда же стало безопасно быть христианином, они вернулись к своей изначальной конфессии. Поэтому объективная оценка соотношения тюркского и армянского населения региона на основе данных, приводимых Гасанлы, не представляется возможной. То есть выложенные им факты никак не подкрепляют исторических претензий нынешнего Азербайджана на Нагорный Карабах.

Другой связанный с этим вопрос – появление тюрок в Закавказье. Общепризнанно, что они не являлись автохтонными жителями этого региона и впервые пришли туда в XI веке как завоеватели. Надо отметить, что Армения к тому моменту, выйдя из-под опеки соседних империй, уже почти два столетия существовала как суверенное царство. Таким образом, турки-сельджуки захватили не какую-то отдаленную провинцию некой империи, а вполне независимое государство. С этого момента и начался многовековой процесс вытеснения армянского населения тюркскими племенами.

Тюркская захватническая политика строилась на насильственной ассимиляции покоренных народов и истреблении тех из них, которые такой ассимиляции не поддавались. Стержнем тюркской политики стал принцип "истребляй и властвуй". Именно благодаря крайней жестокости в подавлении национального самосознания других народов тюркский этнос смог сохранить контроль над обширными районами Евразии даже в условиях значительного отставания от уровня технологического и культурного развития соседних стран.

Учитывая это обстоятельство, совершенно неудивительно, что численность армянского населения на собственно армянской территории оказалась ниже, чем численность завоевателей. Но можно ли рассматривать этническую чистку коренного населения той или иной страны как справедливую основу для исторических претензий завоевателей на данную территорию? Думаю, что такой подход не выдерживает критики ни с гуманитарной, ни с правовой точки зрения. Поэтому даже если в XIX веке тюркское население мусульманских ханств Закавказья и превышало армянское, то это нельзя считать историческим основанием для претензий Азербайджана на данные территории. Напротив, вся история появления тюрок в Закавказье являлась основанием для того, чтобы заставить их подвинуться и высвободить территорию для автохтонных народов региона. Это касается, кстати, не только армян, но и других этносов, завоеванных тюрками.

Джамиль Гасанлы этот аспект проблемы в своей статье, естественно, не рассматривает. Но в дискуссии с азербайджанским историком, о которой я упоминал выше, мы его затронули. На мой аргумент, что тюрки завоевали Закавказье и установили свое господство над коренным армянским населением, мой оппонент высказал совершенно сногсшибательную версию: мол, армяне в Закавказье вообще никогда не проживали. А жили они в нынешней Турции вокруг озера Ван. Что касается территории Карабаха и нынешней Армении, то проживали там древние албаны. Такое игнорирование известных исторических фактов меня просто поразило. Ведь большинство древнегреческих и древнеримских источников, включая официальные документы Римской империи, указывают на границу между Кавказской Албанией и Арменией по реке Кура. Таким образом, вся территория современного Нагорного Карабаха находилась в составе Армении, не говоря уже о Ереванской области. Правда, в 387 г. н. э. во время раздела Армении между Персией и Римом персы передали своим албанским союзникам области Арцах и Утик. Тогда Нагорный Карабах, действительно, оказался в составе Албании. Но армянское население региона ведь никуда не делось. Это подтверждают антропологические исследования, проводившиеся в СССР в конце 40-х годов прошлого века и показавшие, что современные карабахские армяне являются прямыми физическими потомками древнего населения области.

Конечно, можно утверждать, что в незапамятные времена армяне покорили племена, проживавшие на правобережье Куры, и ассимилировали их. Однако каких-либо научных данных, подтверждающих принадлежность этих племен к албанскому этносу, просто не имеется. Но даже если теоретически предположить такую возможность, то встает вопрос: какое отношение имеют албаны к тюркам? Ведь албаны – автохтонный кавказский народ, и только официальные азербайджанские идеологи пытаются, вопреки всякой логике и фактам, приписать албанам тюркское происхождение.

В этой связи совсем по-другому видится политика массового переселения армян в Закавказье, проводившаяся русским правительством. Гасанлы считает, что это была политика искусственной христианизации региона. "Видимо, чрезвычайно было сильно желание полностью христианизировать Закавказье. Но своеобразие обстановки побуждало русских действовать осторожно", - отмечает он. В подтверждение своей точки зрения Гасанлы приводит следующие факты: за период 1823-1832 гг. пропорция армянского населения Карабаха выросла с 21,7% до 31,6%. А в Шуши этот рост был еще больше – с 27,5% до 44,9%.

Со ссылкой на русского военного историка В. Потто Гасанлы отмечает, что первое большое переселение армян в Карабах состоялось в 1828 году. Если перед присоединением к России в Ереванской области проживали 49.875 мусульман и 20.073 армянина, то немедленно после образования "Армянской области" из соседних стран сюда переселили 45.200 армян. Также приводятся данные из книги русского исследователя Н. И. Шаврова, изданной в 1911 году. Шавров, опираясь на документы, отмечал, что в 1828-1830 годах в Закавказье переселились 40 тыс. армян из Ирана и 84,6 тыс. – из Турции. Их расселили в Елизаветпольской и Ереванской губерниях. А в общей сложности из 1,3 млн армян, проживающих в Закавказье, более миллиона были переселенцами.

Я опять-таки не буду ставить под сомнения факты, приводимые Гасанлы. Однако мое понимание политики русского правительства принципиально отличается от его интерпретации. Россия видела свою задачу не в "христианизации" региона, а в восстановлении исторической справедливости. Выражаясь современным языком, Россия устраняла последствия этнической чистки, которую провели в Закавказье тюркские завоеватели. Похожая политика, кстати, проводилась Россией и на Балканах.

Современные изыскания азербайджанских историков вполне вписываются в логику активизации тюркского реваншизма. Именно поэтому я посчитал важным написать комментарий к статье Гасанлы. Как я уже отмечал, мы имеем дело с формированием новой государственной идеологии Азербайджана. Идеологии, которая, как это ни прискорбно, имеет своим истоком практику средневековых тюрок. По существу, эта идеология закладывает основы масштабной этнической чистки, нового геноцида армян в Закавказье. Очень печально, что нынешнее руководство Азербайджана и его президент Ильхам Алиев, закончивший, кстати говоря, МГИМО, не нашли ничего лучше, как взять на вооружение именно эту идеологию.

С другой стороны, нет никаких оснований полагать, что власти Азербайджана намерены скорректировать свой подход, привести его в соответствие с уровнем современного развития мировой цивилизации. Поэтому существует опасность, что данная доктрина прочно утвердится прежде всего в самом Азербайджане. А это может дать такой же эффект, какой в свое время возымела на немцев идеология нацизма. Тогда уничтожение расово неполноценных людей не только не рассматривалось как преступление, но, наоборот, считалось почетным. А в нынешнем Азербайджане, видимо, не будет считаться преступлением уничтожение "чужаков", "армян-переселенцев", якобы захвативших "исконную" тюркскую землю*.

По этим причинам оставлять без ответа новые изыскания азербайджанских историков являлось бы верхом легкомыслия. И это касается не только этнических армян, но и всех людей доброй воли, не желающих появления в Закавказье нацистского государства. А ведь все условия для возникновения такого государства в Азербайджане уже есть. Это прежде всего политический режим полудиктаторского типа, отсутствие политических и гражданских свобод, политической конкуренции, жесткий контроль государства над СМИ и многое другое из того же репертуара. Не хватает только соответствующей идеологии. Но и, похоже, появилась. Между тем исторический опыт показывает, что нацистские государства являются источниками внешней агрессии и развязывания мировых войн. Поэтому нынешние тенденции в Азербайджане представляют угрозу не только для самих граждан этой страны, не только для их соседей-армян, но и для международного мира и безопасности.

Впрочем, на аргументы Гасанлы могли бы лучше ответить сами армянские историки. Но от них не исходит скоординированной реакции на идеологическое наступление Азербайджана.

Проигрывая Азербайджану в демографическом и экономическом плане, Армения до последнего времени могла выравнивать баланс за счет морального и идеологического превосходства. Однако сейчас это преимущество может быть легко утеряно. В мировом общественном мнении начнет формироваться проазербайджанская моральная позиция. Этот процесс неизбежно затронет и Россию. В такой ситуации сохранение армянского контроля над Нагорным Карабахом будет становиться все более проблематичным. И в конечном итоге дело может не ограничиться только потерей Карабаха - под угрозой окажется само существование армянского национального государства.

Михаил Александров, политолог

* От редакции. Напомним, что на судебном процессе в Будапеште в апреле 2006 г. адвокат Р. Сафарова заявил, что "убийство армянина не считается преступлением в Азербайджане"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Артак Магалян

Кончина азербайджанской историографии началась с выявления "поздних албанцев"

Одной из важнейших составляющих армянской истории по праву является история меликств Арцаха (здесь и далее Карабаха - ред.). В условиях потери Арменией государственности, Арцахские меликства оставались той единственной силой и платформой, на базе которой при благоприятных возможностях могло бы возродиться армянское государство. Не секрет, что азербайджанская историография долгие годы не щадит сил и стараний, чтобы в кривом зеркале доморощенной исторической науки извратить и исказить историю Армении и всего армянского наследия.

В этом контексте, по понятным для всех причинам, основной мишенью азербайджанского "историостроительства" стало прошлое и настоящее армянского Арцаха. Практически нет ни одного периода арцахской истории, который не был бы сфальсифицирован азербайджанскими горе-историками. Одним из основных объектов профессионального подлога последних стала, в частности, история меликств Хамсы, выступивших ярким проявлением сохранения армянской государственности в Арцахе. На эту тему в Азербайджане и за его пределами публикуются "сочинения", в которых меликства Арцаха, вопреки научно-исторической литературе и многочисленным историографическим первоисточникам, представляются как так называемые албанские образования. Азербайджанская пропагандистская машина эти антинаучные трактаты переводит на различные языки и распространяет по всему миру.

В настоящей статье мы обратились к двум подобным публикациям, авторами которых являются член-корреспондент НАН Азербайджана О. Эфендиев и кандидат исторических наук Г. Мамедова . Их статьи размещены в сборнике "Гарабаг: Курекчай - 200", изданном в Баку институтом истории им. А. Бакиханова НАН Азербайджана, в честь 200-летия подписания Курекчайского договора. Несмотря на то, что настоящая работа обращена к вышеназванным историкам, она, в тоже время, адресована и иным авторам, занимающихся фальсификацией истории меликств Арцаха.

В нашей статье, под неоспоримым свидетельством многочисленных достоверных фактов, обнажаются подлоги и фальсификации азербайджанских псевдоисториков, касающиеся истории Арцахских меликств XVII-XIX веков, а благодаря историографическим первоисточникам и научной литературе демонстрируется несостоятельность их искусственных "теорий".

В самом начале своей статьи О. Эфендиев пишет: "В армянской историографии эти Гарабагские меликства безоговорочно считаются армянскими, полностью игнорируется их происхождение от кавказских албан". Каждому человеку, более или менее знакомому с историей Арцаха, ясно, что это голословное заявление азербайджанского историка не имеет ничего общего с действительностью. По этому поводу хотелось бы напомнить О. Эфендиеву и его собратьям по перу общеизвестные строки из государственной грамоты российского императора Петра I Великого от 10 ноября 1724 г., начертанной в ответ на прошение-обращение меликов Арцаха: "Мы оной Армянской народ во особливую Нашу Императорскую милость и протекцию приняли" (4). Трудно представить, что найдется хоть один здравомыслящий человек, убежденный в том, что Петр Великий не знал, какой народ он берет под свое покровительство. Лишь одного этого факта вполне достаточно, чтобы разрушить вышеизложенные ложные "тезисы" азербайджанских лже-историков. Отметим также, что в дошедших до нас российских документах, охватывающих период армянской национально-освободительной борьбы 1720-ых годов, Армянский сигнах (территориально-оборонительное объединение) переводился как "Армянское собрание".

В нашем распоряжении имеется бесчисленное количество подобных фактов, достоверность которых выше всяческих сомнений. В данном случае хотелось бы привести отрывок из "Описания сопредельных с Грузией областей и городов" грузинского царя Ираклия II, где он пишет об Арцахе следующее: "Хамс составляетъ владение, и во оныхъ... народ весь армянскаго закона (данная цитата и последующие выделены нами - А. М.)... в том владенй находитца армянской патриарх (Гандзасарский католикос - А. М.)... Армяне имеют болшую крепость, места гористые, лесные, а притом поля плодовитые; жаванширскаго народу выступит на воину две тысячи пятьсот человек, а армян четыре тысячи пятьсот... Армяне хамские к воинству весьма храбры" (5). Надеемся, что грузинского царя никто не сможет обвинить в пристрастности, а тем более в том, что он недостаточно хорошо знал своих соседей. Надеюсь, что Г. Мамедова, О. Эфендиев и их сподвижники также согласятся с нами и в том, что Ираклий II прекрасно знал и не мог перепутать национальность меликов Арцаха, с которыми постоянно поддерживал личные контакты.

К сведению азербайджанских лже-историков, отметим также, что мелики Арцаха считали себя "наследниками, оставшимися от благородных воинов царей армянских". Так, общий правитель меликств Хамсы, владыка меликства Дизак Мелик-Еган высек на входе в свою приемную следующую лапидарную надпись: "Я не допустил, чтобы из Армении увели пленных. Могучий шах Надир пришел со своим войском из Арага и отвоевал страну у османов. Я оказал ему столько услуг, что он назначил меня ханом и бекларбеком над шестью христианскими магалами (провинциями - А. М.) - Талышом, Джарабердом, Хаченом, Варандой, Кочизом и Дизаком". Владыка меликства Дизак Мелик-Еган скончался в 1744 г. и был похоронен в притворе церкви села Тох, где находился фамильный склеп Мелик-Еганянов. А вот стихотворная эпитафия, высеченная на его могильном камне:

"Это могила храброго князя,

Великого мелика по имени Еган,

Сына благочестивого вардапета по имени Гукас.

Был он любим всеми и шахом Надиром,

Он владел страной Агванк с провинциями

Весьма уважаем был персидским народом

Как князь земли Армянской /1744/".

Как говорят в подобных случаях - комментарии излишни. Не случайно также и то, что видный иранский историограф Мухаммад-Кязим упоминает о Мелик-Егане как о мудром деятеле, заслужившем любовь и доверие Надир-шаха. Кроме того, анализируя ситуацию, сложившуюся в Закавказье в 1723 г., Мухаммад-Кязим считал Мелик-Егана лучшим армянским полководцем того времени. На надгробном камне еще одного современника Мелик-Егана - владетеля провинции Варанда Мелик-Хусейна Мелик-Шахназаряна, находящегося в притворе-склепе пустыни Кусанац села Аветараноц начертано: "Это могила Мелика Хусейна - сына Мелика Шахназара, год смерти ՌՃՁԵ (1736), воспоем хвалу делам его, и во славу Мелик-Хусейна высечена надпись на этой могиле. Был он владыкой земли Варанда, с тридцатью пятью селениями, и стол его был полон хлеба, и всем он подавал милостыню, внешностью был он прекрасен, не платил он дани ни одному царю, был мощным оплотом всей страны, венец, гордость армянского народа, разгромивший во время войны с османами народ турецкий".

Именно благодаря победам, одержанным над турками-османами, современники нарекли его "венцом, гордостью армянского народа".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хотелось бы здесь привести также пример достославного владетеля провинции Джраберд Мелик-Адама /Хатама/ Мелик-Исраэляна, который в 1783 г., перед своей смертью, обратившись к посланцу русского царского двора, завещал: "Чтоб донести в. высокопр. о неоставлении здешних пределов благополучным своим для общества армянскаго посещением, без дальняго отлагательства времени и не отчаять народ армянской от полагаемаго в том благонадежнаго упования". Очевидно, что на смертном одре подобное завещание мог озвучить только человек, безагранично преданный своей Родине и наделенный высоким чувством национального самосознания.

Стремящаяся одним росчерком пера "албанизировать" чистокровных армянских меликов Г. Мамедова, должна была знать об этих и многочисленных других подобных фактах, хотя мы не питаем надежд, чтобы данный автор ссылался на них в своих любительских сочинениях. Чтобы дать представление о ее "профессиональной" подготовке, отметим, что она считает Лори районом "албанского" Сюника. Азербайджанские псевдоисторики даже не удосужились взглянуть на карту перед написанием подобного вздора, а, скорей всего, просто понадеялись на неосведомленность читателя.

Для нас очевидна причина подобного "географического озарения" Г. Мамедовой: поскольку ей никоим образом не удавалось "албанизировать" армянское Лори и вышедших оттуда армянских меликов, то она сподвиглась "решить" этот вопрос оригинальным способом - ввела Лори в состав Сюника. Что и говорить, подобный стиль действий может лишь вызвать улыбку.

Последующее заявление Г. Мамедовой о том, что мелик Кашатага Айказ был, якобы, также "албанцем" является ничем иным, как полнейшим абсурдом. Здесь азербайджанский фальсификатор игнорирует ту общеизвестную истину, что имя мелика - Айказ означает ничто иное как армянин или принадлежащий к армянам и ясно свидетельствует о его национальной принадлежности. Кроме того, согласно армянскому видному историографу Аракелу Даврижеци, с работой которого, кстати, знакома и Г. Мамедова, среди депутации князей, обратившихся в 1603 году к иранскому властителю Шах-Аббасу I с просьбой об их спасении от османской деспотии, был также "армянин по нации... Мелик Айказ из края Кашатаг, из селения Ханацах".

А безосновательное утверждение автора о том, что "албанец" Мелик-Айказ способствовал также развитию интеллектуальной жизни "пришлых" армян, построив для них в Большой Пустыне Сюника армянскую школу, является обычной ложью, посредством которой Г. Мамедова, не ведая, выдает саму себя. Прежде всего, непонятно, с какой целью кто-либо из албанцев должен был возводить армянскую школу, да к тому же для "пришлых" армян. Более того, сохранился гимн одного из первых выпускников этой школы, видного армянского поэта Нерсеса Мокаци, посвященный учреждению и основателям Большой Пустыни, который предваряется следующими словами: "Да будет благословен Иисус-Спаситель". Вот, что он там пишет о Мелик-Айказе:

"Персидский государь Шах-Аббас, властитель страны Восточной

Рать персидских воинов отборных вывел против османов наступивших.

И выделялся христианин в строю отборном

Муж могучий, храбрый воин против врагов многочисленных.

И понравился он властителю и похвалил шах его перед всеми

А затем с любовью, его преданность и отвагу почитая

Назначил князем страны за доблесть проявленную.

И чествовал его во славу, провозгласив сердцу своему любезным

Которого отец Ахназар нарек именем родовым

Его Айказном как Тиграна Айказна назвав".

Очевидно, что армянский мелик, которого поэт сравнивает с Айказном Тиграном, учреждал школу для своих соотечественников из патриотических мотивив. А этот факт для Г. Мамедовой крайне неприятен.

Что касается лишенного аргументации утверждения О. Эфендиева о том, что на его взгляд меликства Арцаха не имели границ, то это является либо самообманом, либо следствием недостаточного владения темой собственного "сочинения". Для ознакомления с границами меликств Арцаха рекомендую О. Эфендиеву и подобным исследователям ознакомиться с хроникой армянского историографа Мирзы Юсуфа Нерсесова (Овсеп Нерсисянц). "Тарих-е сафи" ("Правдивая история"), азербайджанский перевод которой был размещен в изданной в 1991 г. в Баку книге "Гарабагнамелер". В разделе этой работы, озаглавленной "Магалы Карабахской Хамсы и происхождение ее меликов" имеются подробные сведения о границах меликств Арцаха. Восьмая глава того же сочинения, которая озаглавлена "Об историческом прошлом Армянского царства, о магалах Хамсы и Зангезура, происхождение и генеалогия их меликов и ханов" начинается следующими словами: "Земля Карабаха - армянская территория". Сказано четко и ясно...

Подобный научный подход демонстрировал также Аббас-Кули-ага Бакиханов, считающийся отцом азербайджанской историографии, который в своем произведении "Гюлистан-Ирам" пишет: "Сообразив разные обстоятельства и показания историков, можно полагать, что правый берег реки Куры до впадения Аракса составлял границу Армении" (21). В том же сочинении на другой странице читаем: "Панах-хан, усиливаясь день ото дня, подчинил своей власти армянских меликов". Приходится с сожалением констатировать, что сотрудникам института истории им. А. Бакиханова НАН Азербайджана "неизвестно" знаменитое сочинение А. Бакиханова.

А сейчас посмотрим, что писали об армянских меликствах кавказские татары - историографы, работы которых нынешние азербайджанцы считают своими. Так, везирь Карабахского ханства Мирза Джамал Джеваншир в своем сочинении "История Карабага", которое, кстати, было написано по заказу представителя Гюлистанского меликского дома, полковника Шамирхана Мелик-Бегларяна, отмечает: "Во времена пребывающих [ныне] в раю сефевидских государей, находившихся в Иране, Карабагский вилайет, илаты (кочевые племена - А. М.), армянские магалы Хамсе, состоящие из магала [магалов] Дизак, Варанда, Хачин, Чилябурд /Джраберд - А. М./ и Талыш, подчинялись ганджинскому /Гандзакскому - А. М./ беглярбеку". Еще один татарский историограф - Мирза Адигезаль-бек в своем произведении "Карабаг-наме" пишет, что Надир-шах вывел меликов Хамсы из под подчинения Гандзакских ханов, известных по имени Зияд-оглу и подчинил их себе. Фактически, татарский историограф сообщает об образовании армянского самоуправляемого княжества, независимого, благодаря Надир-шаху, от Гандзакского бегларбекства. Данный факт представлен в подлинно научной версии и в академическом томе "Истории Азербайджана", изданном АН Азербайджанской ССР в 1958 г.: "Армянским меликам Карабаха - Варандинскому, Джрабердскому, Гюлистанскому, Дизакскому и Хаченскому - было велено не повиноваться гянджинскому беглярбеку". В заключение отметим, что другой историограф из кавказских татар - Ахмед-бек Джаваншир в своем сочинении "О политическом существовании Карабахского ханства (с 1747 по 1805 год)", также однозначно констатирует: "армянские Хамсемелики". Таким образом, все историографы Карабахского ханства однозначно представляли меликства Арцаха в качестве армянских образований.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сложилась ситуация, при которой Г. Мамедова, О. Эфендиев, Ф. Мамедова и другие современные азербайджанские историостроители предпочитают тенденциозно "забывать" об этих свидетельствах. Приведенные факты выставляют в смешном свете азербайджанских лже-истороков, потерявших чувство реальности, и говорят об охватившей историков этой страны потере памяти - склерозе. Как-же получилось, что еще несколько десятилетий назад азербайджанские историки (даже увенчанные лаврами академики) и понятия не имели о так называемых "поздних албанцах", а их современные коллеги-фальсификаторы только и заняты их "выявлением". Что ж это за "албанцы" такие, о которых слыхом не слыхивали историографы-кавказские татары. Остается лишь добавить, что в действительности труды современных азербайджанских псевдоисториков являются ничем иным, как своеобразным проявлением беспримерного цинизма.

С целью демонстрации более развернутой картины, приведем также примечательное свидетельство турецкого официального (назначенного государством) летописца (vakaa-nuvis) Исмаила-Асема эфенди Челеби-Заде из его произведения "Тарихи Челеби-Заде". Описывая вторжение османской армии в Арцах в 1726 г., Челеби-Заде в главе "Уничтожение армян Сигнаха" пишет: "Несмотря на то, что после завоевания (османами) Гянджи армяне Сигнаха выразили нам покорность и приобрели, благодаря Османскому правительству, мир и безопасность, они, свыше пятнадцати лет охваченные мятежом и разрушившие кызылбашские аулы в своих районах, вновь начали разбойничать и нанесли ущерб ряду поселений по соседству с их районами... Глава сигнахцев, армянин по имени Аван, укрепился с пушками и ядрами в Сигнахе. Победоносная (османская - А. М.) армия со своим командующим вошла в село Шуши, обстреливаемое ядрами Сигнаха и предприняла неожиданную атаку, забросав ядрами сигнахцев из нескольких пушек. В эту ночь сигнахец и находящиеся в его распоряжении армяне бежали". Затем Челеби-Заде с восторгом рассказывает о грабежах и убийствах, совершенных османской армией: "На следующий день исламские воины захватили их имущество и товары, а из пойманных беженцев убили 400 неверных армян". Беспристрастность султанского летописца, восхваляющего убийства армян-"гявуров" османской "победоносной" армией, более чем очевидна. В объективности турецкого официального историографа касательно данного вопроса не может сомневаться даже самый фанатичный азербайджанский придворный историк.

Произведение "Об истории страны Персидской", перевод которой осуществлен голландской газeтой и ныне хранится в Ереванском Матенадаране им. Маштоца, также затрагивает героическую борьбу сигнахов Арцаха, которая велась с турецкими войсками в середине 1720-ых годов, и вот что здесь можно прочитать: "Вновь османцы желают, чтобы армянские юзбаши покорились им, но не покорены они, так как владеют крепостью Шуша (31) и крепость та хорошо укреплена. Сколько раз бесчисленные османы шли на приступ, чтобы захватить ее, но, с Божьей помощью, не смогли этого. И много раз против них выходил армянский Аван хан с многочисленным войском армянским и всегда побеждал в войне с османами, так что и ныне боится государство османское длани воинов горных сигнахов армянских. Не пытаются более нападать на них, так как бесстрашны армяне Сигнаха". Вот еще одно сведение о национальной принадлежности сигнахцев Арцаха, но свидетельствуют об этом уже европейцы - современники тех событий.

После этого документа вновь хотелось бы обратиться к сведениям об Арцахских меликствах, оставленных русскими государственными и военными деятелями. Так, великий русский полководец Александр Васильевич Суворов пишет о меликствах Хамсы в своих бумагах следующее: "От великого армянского государства (Великой Армении - А. М.) осталась после шаха Аббаса перед двумя веками самовластная провинция Карабаг. В ней ныне известны пять меликов (меликств - А. М.)...". А государственный деятель России, князь Григорий Александрович Потемкин послал 6 апреля 1783 г. своему племяннику, генералу Павлу Потемкину следующее предписание: "Шушинского хана Ибрагима свергнуть должно, ибо после сего Карабаг составит армянскую независимую, кроме России никому неподвластную область". А.В. Суворов и Г.А. Потемкин являлись ключевыми фигурами в развитии армяно-русских отношений в 1780-ые годы и их переписка имеет крайне важное значение. Не случайно, что запутавшиеся в паутине историостроительства азербайджанские авторы последовательно уклоняются от цитирования сведений, изложенных вышеназванными государственными деятелями.

Что касается сочинений русских историков досоветского периода, то здесь картина более чем ясна. Так, видный историк, академик П. Г. Бутков об Арцахе пишет: "Карабаг есть страна лежащая между левого берега Аракса и правого реки Куры, выше Муганского поля, в горах. Главнейшие обитатели ее - армяне, управляемые наследственно пятью своими меликами или природными князьями, по числу сигнагов или кантонов: 1.Чараперт, 2. Игермидорт /Гюлистан - А. М./, 3. Дузах, 4. Варанд, 5. Хачен. Каждый может выставить до 1 тысячи человек военных. Эти мелики, по учреждению Надыра, непосредственно зависели от шаха".

Другой известный автор, русский военный историк В. А. Потто на первой же странице своего сочинения "Первые добровольцы Карабага" пишет: "Среди обломков некогда великого армянского царства Карабаг, принадлежавший персиянам, один сохранил у себя, как памятники минувшего величия, те родовые уделы армянских меликов, которые занимали собой все пространство от Аракса до реки Курак". Уверяем, что подобная точка зрения представлена и в работах иных русских авторов, однако, чтобы не злоупотребить предоставленным форматом, будем довольствоваться вышеизложенным.

Каждому здравомыслящему человеку ясно, что в вопросе национальной принадлежности меликов Арцаха не могли одновременно ошибаться многочисленные армянские, русские, грузинские, европейские, персидские, турецкие авторы, также как и их коллеги из кавказских татар, уступая, тем самым, "лавры истины" современным азебайджанским фальсификаторам истории, "произведения" которых, в действителности, говорят лишь о кончине историографии в этой стране.

В заключение, хотелось бы обратиться еще к одной вызывающей оторопь статье из того же злосчастного сборника, автором которой является печально известная Фарида Мамедова, занимающаяся присвоением чужой истории. В своей статье она "раскрывает" причины ожесточенных нападок азербайджанских ученых, направленных, прежде всего, против армянских освободительных движений 1720-ых годов и армянских меликств Арцаха. "Кроме истории этих меликств в арсенале истории армянского народа ничего другого нет" (39), - самодовольно раскрывает свои карты опытный фальсификатор истории.

Перед написанием своей статьи, потерявшей чувство меры и такта Ф. Мамедовой следовало бы осознать, что если история, украденная у армян и ныне живущих на территории Азербайджана других народов, вернется к их настоящим хозяевам, то азербайджанской истории придется довольствоваться лишь хрониками правления отца и сына Алиевых.

Артак Магалян,

кандидат исторических наук, ИИ НАН РА

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0