Sign in to follow this  
Followers 0
Harib

Человек интересной судьбы.

2 posts in this topic

"Глубокоуважаемый Михаил Фридонович, напрасно Вы так извиняетесь за молчание, пожалуйста, и впредь не тяготитесь поздними ответами, Вы и так слишком добры ко мне" (Иван Бунин)."Михаилу Фридоновичу скажите, что лишил он меня большого удовольствия поездить с ним по лесам и поговорить душевно! Чувствую я его редкостную для нашего времени закваску лучшей нашей интеллигенции" (Иван Шмелев).Кто же он такой - Михаил Фридонович, заслуживший такую оценку выдающихся русских писателей? На юге Швеции, в городе Лунде, в знаменитом университете, около сорока лет преподавателем русского языка был Михаил Фридонович Хандамиров - по воспоминаниям студентов, "исключительный педагог", "посланник русского языка и культуры среди шведов".В сборнике "Многонациоанальная Швеция" (Стокгольм, 1988) Хандамиров упоминается среди выдающихся русских, живших в Швеции. Ни в каком шведском источнике не указано его истинное происхождение. Правда, Хандамиров приехал в Швецию из России, но происходил он из армянского рода Хандамирянов. Это был знатный род из Арцаха (Карабаха). В истории армянской культуры известен "Театр Хандамирова" в городе Шуши, основанный Мкртичем Хандамиряном в 1891 году. В этот театр европейского типа, в нагорный городок, приезжали на гастроли русские и украинские труппы. "Театр Хандамиряна" был сожжен местными турками в 1905 году. Дед Михаила Хандамирова, Гянджум, в начале XIX века был коменадантом города Шуши. Как сообщила правнучка Хандамирова, Гянджум был в группе лиц, посланных в Персию для расследования убийства Грибоедова. Его сын, Фридон Хандамиров, был полковником царской армии. В семье Фридона Гянджумовича и Софии Амбарцумовны Долухановой, в деревне Манглис Тифлисской губернии, 20 июля 1883 года родился сын Микаел (Михаил). Кроме Микаела у них была дочь, Маргарита, и еще один сын, Габриел (Гаврил). В национальном историческом архиве Армении хранится метрическая книга от 1883 года Армянской церкви Св. Богородицы со списками рожденных, женатых и умерших. Там указано, что родившийся в 1883 году Микаел был крещен 5 ноября того же года рукой священника Якова Меграбянца, свидетелями были Саргис Хачатурян, Нурпекянц, а родителями являются "майор Фрейтон Канджумян Хандамирянц и его законная жена Софья Амбарцумян Долуханянц".Окончив в 1900 году гимназию в Тифлисе, Миша Хандамиров поступил в кадетский корпус в Москве. В 1904 году в звании офицера Михаил Фридонович получил командировку в гвардейский полк в Варшаве. В 1905 году он выехал во Францию, где учился французскому языку в Гренобле. В 1908 году по службе занимался научно-исследовательской работой в петербургских архивах и участвовал в докладах историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1910 году в качестве штатного слушателя Хандамиров поступил в Александровскую юридическую академию Петербурга. В 1911-1912 годах он был редактором "Вестника слушателей Александровской юридической академии".Хандамиров печатал статьи в газетах Тифлиса, Варшавы и Петербурга. В 1913 году Михаил Фридонович написал дипломную работу на тему "Вклад в историю русского военного права за период 1819-1877 годов", получил орден Святого Станислава третьей степени. В том же 1913 году он был назначен "казенным защитником" при военном суде Московского округа. Кроме того, Хандамиров посещал педагогические курсы в народном университете Шанявского в Москве. С началом Первой мировой войны Михаил Фридонович стал членом военного суда тринадцатого корпуса действующей армии. Во время похода русской армии в Восточную Пруссию в августе 1914 года Хандамиров был взят в плен под Алленштайном. В 1916 году он был интернирован в Вестерйотланд (Швеция) благодаря усилиям своей матери и по инициативе шведского Красного Креста. Здесь его уже ждала супруга, на которой он был женат с 1914 года. Жена Хандамирова, Надежда Сергеевна Найденко, была родом из деревни Черняки (Курская область). Супруги обосновались в Лунде. 14 ноября 1917 года у них родилась единственная дочь Ирина.В Швеции Хандамиров попал в санаторий, где познакомился с доцентом, преподававшим славянские языки в Лундском университете, Сигурдом Агреллем. Он помог Хандамирову устроиться в книжный магазин продавцом. Чуть позже, в 1924 году, Хандамирову предложили вести уроки русского языка в университете Лунда, где он проработал почти до самой смерти. Короткое время он преподавал русский язык в Кафедральной гимназии Лунда. Кроме педагогической работы он писал статьи о России для шведского эциклопедического словаря. Был редактором перевода романа Достоевского "Идиот" на шведский язык, впервые вышедшего в свет в 1928 году в Мальмё и далее неоднократно переиздававшегося, а также автором статьи о жизни и деятельности Достоевского.Шведским славистам имя Хандамирова известно из-за переписки с некоторыми русскими писателями, а также в связи с пропагандой русской литературы. Осенью 1922 года при его участии был создан "Кружок славистов Лундского университета". У членов кружка возникла мысль перевести на шведский язык произведения некоторых современных писателей. И Михаил Фридонович от имени всего кружка вступил в переписку с Буниным, Всеволодом Ивановым, Мережковским, Иваном Шмелевым и другими. Переписка со Шмелевым опубликована в ежегоднике лундских славистов Slavica Lundensia (1973) по инициативе профессора славянских языков Л. Дуровича.Хандамиров организовал переводы на шведский язык многих произведений русских авторов. Чтобы привить интерес к русскому языку и литературе, он предлагал студентам переводить короткие новеллы русских прозаиков, особенно - Зощенко и Аверченко, которые как юмористы были более доступны. Переводы эти печатались в шведской периодике. У Михаила Фридоновича была идея издать отдельным сборником новеллы русских писателей, переведенные студентами. Увы, идея эта не осуществилась.Известно, что Хандамиров играл активную роль в деле выдвижения Ивана Бунина на Нобелевскую премию. Он неоднократно писал в Шведскую академию, а также просил профессора Сигурда Агрелля, чтобы тот поддержал кандидатуру Бунина. После празднеств в Стокгольме Бунин прислал Хандамирову карточку с текстом: "Спасибо за все". Михаил Фридонович очень радел и за кандидатуру Мережковского. По этому поводу Мережковский писал Хандамирову: "...Сердечно тронут был Вашим вниманием. Для меня было бы большим счастием и честью, если б хлопоты ваши увенчались успехом".Главная трудность была в том, чтобы набрать учеников. Одной из первых оказалась талантливая студентка Рут Ведин Ротштайн, которая впоследствии много переводила с русского на шведский. Другим студентом Хандамирова был Гуннар Яринг - известный шведский востоковед и дипломат. Вот как он описывал своего учителя: "Михаил Фридонович, учитель русского языка, капитан императорской гвардии, своей восточной внешностью привлекал внимание на улицах Лунда. Он был похож на кавказского или персидского князя своими почтенными чертами смуглого лица и черными волосами... Хандамиров был исключительным педагогом. Большинство его уроков проходило не в университете, а у него дома - на улице Тулгатан, 5. Он очень старался привить хорошее русское произношение. Кроме того, у него был свой оригинальный метод преподавания русской грамматики (см. Under Lundagårds kronor, del 1, Lund, 1991, стр. 88-91).Хандамиров - по образованию не лингвист и не педагог - все больше стал увлекаться своей работой. Он применял самые наглядные методы в преподавании русской грамматики. Цветными красками, карандашом и мелом он обозначал префиксы и суффиксы, ударения и прочие грамматические трудности.От Мальмё до Копенгагена - морем совсем близко, и Михаил Фридонович часто возил студентов в столицу Дании, где есть русская церковь. Там студенты вслух читали старославянские тексты. Хандамиров беседовал со священником, а студенты прислушивались к их беседам, одновременно наслаждаясь красивыми песнопениями. Иногда Хандамиров приглашал студентов на "русское лото", а потом угощал их чаем со специально испеченными по такому случаю печеньями в форме русских букв, которые заказывались в кондитерской. Чтобы его не заподозрили в советской пропаганде, он через университет выписывал русские фильмы. Тексты-диалоги размножались и изучались на уроках, и, нанимая маленький кинематограф, Хандамиров потом показывал фильм. Это было до времен видео. Хандамиров все делал за свой счет.Михаил Фридонович Хандамиров был довольно энергичным человеком. Когда в 1926 году у него возникли затруднения, Шмелев стал убеждать его переселиться во Францию. "Первое время будет трудно, но энергией Вашей можно делать жизнь сносной",- писал он Хандамирову. Михаил Фридонович послал шведский перевод Шмелева "Неупиваемая чаша" Сельме Лагерлёф, попросив написать две-три страницы предисловия. Однако Лагерлёф отказала, сославшись на то, что очень занята...Неординарный образ Хандамирова не будет полным, если не упомянуть о его странностях. Будучи суеверным человеком, он не мог пройти по парку Лундагорд без того, чтобы не ударить по каждому фонарю. Если он проводил дома урок, а в другой комнате жена громко разговаривала с дочерью, Хандамиров тут же прекращал урок и извинялся... Это был, скорее всего, не комплекс эмигранта, "чужого", как это часто воспринималось, а рана души человека, психологически сломанного во время плена.Гуннар Яринг в своих воспоминаниях описал одну трагикомическую историю из жизни Хандамирова, которая дополняет его облик. Однажды Михаил Фридонович готовился ехать в Мальмё. Он чуть-чуть опоздал, начальник станции уже дал сигнал, состав, состоящий всего лишь из пары вагонов, уже двинулся. Но вот машинист увидел Хандамирова, который в каракулевой шапке стремглав несся по лестницам. Машинист сжалился над пожилым человеком и остановил поезд. Кондуктор открыл дверь последнего вагона и позвал Михаила Фридоновича. Но тот отказался: "Нет, нет, не стоит останавливать поезд из-за меня". "Ну, поскорее!", - крикнул машинист. Хандамиров упирался: "Вовсе не надо было останавливать поезд из-за меня". Машинист рассердился: "Слушай, я уже остановил поезд, чтобы ты вошел, так садись!" Но Михаил Фридонович продолжал свои извинения. Наконец его силой втолкнули в вагон, паровоз тронулся, а Хандамиров, сидя в последнем вагоне, продолжал кричать на своем ломаном шведском: "Вовсе не надо было останавливать поезд из-за меня! Извините, извините!".В последние годы службы при Лундском университете Хандамиров был уже "лектором иностранных языков". Это обеспечивало более стабильное положение и более высокое жалование. Шведское государство присудило ему персональную пенсию - что случается весьма редко - и даже пожаловало ему орден "Васа". После выхода на пенсию, будучи уже очень больным, Михаил Фридонович все еще продолжал давать индивидуальные уроки желающим, уже бесплатно. Общение ему уже было не по силам, но проводить уроки он все же мог, опираясь на выработанный многолетный опыт.Михаил Фридонович Хандамиров скончался 23 ноября 1960 года в Лунде. Его личность всегда будет вызывать интерес специалистов, занмимающихся славяноведением в Швеции, русско-шведскими литературными отношениями, а также тех, кто интересуется армянскими и русскими переселенцами в Швеции.Кстати, дочь Михаила Фридоновича - Ирина Хандамирова - долгое время работала учительницей в школе, где преподавала шведский язык шведам.Арцви Бахчинян, ЕреванСм. http://www.fennoscandia.ru/russ/10020401.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Этот человек мне импрнирует следуя этому краткому описанию его биографииТаким и должен наверно быть армянский интеллегент

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0