Sign in to follow this  
Followers 0
Soghomon

Статьи Ариса Казиняна

201 posts in this topic

Синий мягкий

СТАЛИНСКИЙ КАРАНДАШ

В последнее время часто приходится сталкиваться с самыми разными попытками пересмотра исторических событий, в том числе и региональной истории, осуществляемых, как правило, на государственном уровне. Принципы развития историографической науки во все времена несли в себе отпечаток большой политики и всегда эволюционировали в полном соответствии с провозглашенными тем или иным государством, иногда даже отдельным диктатором, целями. В настоящее время мы вновь являемся свидетелями ревизионистских подходов по отношению к армянской истории, исходящих из Турции, Азербайджана и православной Грузии. Следует отметить, что грузинская политика в этом аспекте отнюдь не нова, на что в свое время обращал внимание еще Симон Врацян. В середине 20-го столетия при непосредственном покровительстве Иосифа Сталина грузинский академик С. Джанашиа вывел "научную формулу", с которой, причем еще со школьной скамьи, прекрасно были знакомы несколько поколений советских людей: "армянский, грузинский и азербайджанские народы являются наследниками великой культуры Урарту".

Отметим, что опубликованный в 1943 году учебник для старших классов "История Грузии. С древнейших времен до начала XIX века" под редакцией С. Джанашиа, равно как и другие "перлы" академика удостоились весьма четкой и однозначно негативной оценки со стороны Иосифа Орбели. Заметим также, что 40-е годы прошлого столетия стали "золотым веком" грузинской историографии, которая, помимо сугубо "научных" проявлений, нашла свое отражение и в исторических романах, воспитавших генерации грузинского народа. Таких, как например - "Давид Строитель" или "Десница великого мастера" Константинэ Гамсахурдиа. Кстати, последнее произведение мегрельского классика - отца будущего первого президента Грузии - с одобрения Сталина в 1944 году было переведено на русский язык для всесоюзного читателя. И тем не менее "большой ученый" в свою очередь был не прочь собственноручно "пройтись по всемирной истории", особенно когда она касалась прошлого армянского народа. Именно по этой причине в 1951 году жизнь выдающегося ученого, ученика Иосифа Орбели и его преемника на посту директора Эрмитажа, члена-корреспондента АН Армянской ССР Борис Пиотровского висела в буквальном смысле на волоске, о чем, кстати, стало известно совсем недавно.

Недовольство "вождя и учителя" персоной археолога впервые проявилось в 1944 году, когда в самый разгар "золотого века" грузинской историографии, в период поистине безраздельного господства в сфере региональной истории академика С. Джанашиа, в Ереване вышла в свет монография Б. Пиотровского "История и культура Урарту". Сам факт возможности такого издания был воспринят как непозволительная дерзость, ибо автор, практически не считаясь с догмами С. Джанашиа, позволил себе рассматривать культуру Ванского царства вне грузинского контекста.

В то же самое время впал в немилость и известный грузинский историк Ш. Амиранашвили, который в первом томе своего обширного труда "История грузинского искусства" осторожно намекнул, что Урарту не имеет прямого и непосредственного отношения к истории Грузии. Главного цензора империи разгневала в книге и проблема "вишапов" - древнеармянских каменных тотемных ирригационных столбов в виде рыб или навешенных бараньих шкур. На соответствующей странице издания Сталин собственноручно правит: "вешапы". Он, как пишет в своем исследовании "Тайная жизнь Сталина. По материалам его библиотеки и архива" (Москва, "Вече", 2003 г.) ведущий научный сотрудник Института истории АН РФ, профессор Борис Илизаров, "еще с юности читал и говорил по-армянски и, видимо, поэтому считал себя специалистом в этом языке".

В числе множества обнаруженных и обнародованных профессором весьма любопытных пометок Сталина, касающихся армянской истории, обращает на себя внимание "корректировка" статьи Б. Пиотровского "Урарту", вышедшей в свет в 1950 году. "Коба не возражал, - пишет Б. Илизаров, - когда Амиранишвили сближал древнейшие восточные, греческие и римские легенды с древнегрузинским эпосом. Но когда похожее и гораздо менее смелое сближение попытался сделать Пиотровский в рамках армянской истории, он возмутился.

Пиотровский предположил, что легенда о "Двери Мхера" и горе "Зымзым-даг" проникла в Западную Европу и трансформировалась там в знаменитый сказочный "Сезам, открой дверь". (Точнее было сказать, проникла через арабские сказки "Тысяча и одна ночь". - А. К.). "Сюжет этой легенды проник и в Западную Европу, причем в ней гора, скрывающая сокровища, называется созвучно "Зымзым": Земси или Сезам (т. е. - кунжут)". Сталин на полях справа начертал: "ХА-ХА-ХА".

"Среди уникальных наскальных памятников Урарту есть так называемая "Дверь Мхера", высеченная на склоне горной гряды Зымзым-даг, - отмечает Б. Пиотровский. - Так именуют этот памятник сами ванцы. В переводе с армянского - "Дверь Мхера". Мхер был одним из героев древнего армянского эпоса о четырех поколениях сасунских богатырей". Сталин дважды подчеркивает слова "армянского", и направляет стрелку к знаку "?", а от слова "дур" идет другая стрелка и комментарий: "это турецкое".

"Сталин явно ждал, что Пиотровский наконец-таки проговорится и открыто объявит Урарту исторической предшественницей Армении, - подчеркивает Б. Илизаров. - Тем более, что дальше автор повествовал о клинописных текстах Урарту. И при каждом новом упоминании клинописных табличек Сталин подчеркивал и буквально вскрикивал: "На каком языке?", "Какой язык?", "Язык?" и так почти двадцать раз".

Борис Пиотровский, сам того не подозревая, как бы больше дразнил Кобу, которого в его статье раздражало уже буквально все. В частности, когда он пишет о проведении Академией наук Армении совместных с Государственным Эрмитажем раскопок на Кармир-Блуре, Сталин в гневе вопрошает на верхнем поле листа: "Какая между ними связь?".

Историка, по мнению Б. Илизарова, спасла от репрессий интуиция: "В самом конце что-то, видимо, сработало в душе Пиотровского. Возможно, ему помогла годами выработанная интуиция, вовремя предостерегающая об опасностях советского идеологического минного поля. Или он был осведомлен, что как человек, близкий когда-то Марру, находится под особым подозрением? Скорее же всего, он, как и многие в стране, знал об антиармянских и грузинофильских настроениях вождя и поэтому сделал единственно правильный шаг. В самом последнем абзаце написал: "В процессе распада этого большого государства Передней Азии, на основе слияния народов мелких стран, входивших в состав Урарту, при освоении его культуры возникли современные народы Закавказья - армяне и грузины, создавшие в последних веках до нашей эры свои государства". Справа на полях Сталин поставил одобрительный знак и подчеркнул этноним "грузинский". Пронесло.

"В начале 70-х гг., будучи аспирантом Института истории СССР, я несколько раз слышал яркие выступления Б. Б. Пиотровского. Мог ли я или кто иной подозревать, что в 1951 году его судьба могла быть прервана одной чертой мягкого синего карандаша?", - заключает Илизаров.

Сегодня, спустя полвека, новые представители грузинской научной элиты - "ревизоров" армянской истории, исходят в своих исследованиях из постулатов именно "сталинской школы историографии", интересы которой не ограничивались лишь рамками древнейшего периода. Сталина очень интересовал также этногенез царского рода Багратидов (Багратуни-Багратиони), который как раз при нем и удостоился всесоюзного признания в качестве "однозначно грузинского", предопределив тем самым нынешнее явление грузинских "научных" претензий на земли армянских Багратуни, как, впрочем, и на многое другое.

Арис КАЗИНЯН

http://www.golos.am/2000/june_2004/01/st05.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арис Казинян

Треугольник футбольной дипломатии

post-31580-1242918471.jpg

Трибуны не обращали никакого внимания на вытворяемое безобразие; потеха между тем шла жаркая – мировой судья был избит и выдворен с поля. На носилках были вынесены и тела боковых арбитров. Игра без правил даже не забавляла болельщиков, они дремали или в лучшем случае безразлично наблюдали за беспределом. В тот страшный год никто ставок не делал: букмекеры откровенно зевали и проклинали свое неблагодарное ремесло. В самом скором времени выделявшаяся агрессивным нравом команда всем составом вывалилась на поле, чем и обеспечила себе не только численный, но и военный перевес. Соперник держал оборону, однако силы были на исходе, к тому же свирепые «чистильщики» в колпаках действовали не совсем аккуратно – ломали ноги, руки, головы, судьбы…

Адресованный ему из далекого прошлого мяч был размером со школьный глобус. К тому же этот глобус в свое время хорошо пинали, вероятно, зрители на трибунах. Футболист технично обработал его и ринулся вперед. Обыгрывая агрессоров одного за другим, он вплотную приблизился к штрафной площадке соперника, однако был повален. Красной карточки показано, конечно, не было – судья укрылся в здании дипломатического представительства своей страны, но было дозволено нанести штрафной удар: все равно от ворот очень далеко – расстояние в 80 лет. Именно в тот день Юрий Джоркаефф и вколотит глобус в сетку команды «молодых турок»…

Официальная Анкара заприметила футболиста давно: еще в групповом турнире Кубка УЕФА (сезон 1993-1994гг.) он в составе «Монако» отметился взятием ворот турецкого «Галатасарая», после чего не преминул заявить: «Это мой первый ответ на армянский Геноцид». Гол, следует напомнить, не имел решающего значения (он был вторым, первый забил Шиффо, а автором третьего станет Клинсман), но одного такого заявления, конечно, было достаточно для объявления Джоркаеффа нежелательной персоной в Турции. Уже в августе 1998 года Анкара заявила о неприемлемости его визита в Турцию в составе сборной мира в качестве участника матча с национальной сборной, посвященного 75-летию образования Турецкой Республики. Включение футболиста в состав прибывающей в Стамбул команды звезд было официально расценено как «личное оскорбление». Впрочем, к этому времени поборник международного признания Геноцида армян сам заявит о своем абсолютном нежелании ехать в Стамбул.

post-31580-1242918499.jpg

Нечто подобное произойдет и в 2000 году, когда Джоркаефф откажется от участия в намеченном на 15 ноября товарищеском матче между сборными Турции и Франции. Как писала тогда газета Turkiye, «беспочвенные армянские обвинения о Геноциде начали распространяться и на большой спорт». Спустя три месяца Юрий Джоркаефф вместе с другим членом звездной команды Франции, чемпионом мира Аленом Богосяном, поблагодарит президента Пятой Республики за официальное признание Геноцида армян.

С некоторых пор в региональном политическом лексиконе появилось новое словосочетание – «футбольная дипломатия». Каждый раз, когда умные люди строят свои умные рассуждения на эту тему, мне вспоминается история с Джоркаеффом. История, которая является подлинным отражением сути, направленности и характера турецкой версии «футбольной дипломатии». Впрочем, известна и азербайджанская версия. В конце 60-х годов, когда на волне национального пробуждения комплектовалась команда «Арарат», Комитет по физкультуре и спорту при Совете министров Азербайджанской ССР не отпускал в Ереван армянских футболистов, в их числе лучшего игрока бакинского «Нефтчи», участника чемпионата мира 1966 года Эдуарда Маркарова. Московский журналист О. Попов, посетивший в 1971 году Баку, написал материал, который так и не был одобрен цензурой и, к сожалению, остался неопубликованным. Уже в 2002 году очерк был напечатан в прекрасной книге А. Григоряна «Бразильцы» армянского футбола».

Приведем несколько цитат из неопубликованного материала московского корреспондента: «Республиканская газета «Спорт» (ранее – «Физкультурник Азербайджана») сочла возможным жестоко «высечь» и развенчать своего футбольного кумира после десятилетнего самозабвенного воспевания ему величественного «Славься!»

Не выстрадав до конца свою боль, не заглушив чувства обиды на любимца, взялись они за «разгромную» статью. А тут еще председатель Комитета по физкультуре и спорту при Совете министров Азербайджанской ССР М. Искандеров подлил масла в огонь: «Всыпьте ему как следует, чтоб другим неповадно было». Всыпали. В большой статье под заголовком «Где вы, Эдуард Маркаров?» бывший пять лет капитаном «Нефтчи» игрок обвинялся в коварстве и предательстве, во лжи и трусости, эгоизме и алчности…

post-31580-1242918533.jpg

Привожу дословно выдержку из статьи: «Говорят, Эдик уже получил в Ереване меблированную трехкомнатную квартиру. Но тогда пусть он сдаст две квартиры в Баку (по ул. Басина и по ул. Пушкина). А ему обещают «Волгу», всевозможные льготы, место в аспирантуре и – в будущем – маркаровскую школу». Газету рвали из рук…

Статья исторгала из уст болельщиков стоны, ругань, вопли, из глаз – слезы. Самые «темпераментные», оскорбленные «предательством» любимца, приходили к дому на улице Басина и бросали камни в окна его квартиры. Может быть, они не знали точно этаж, может, меткости лишало их «состояние аффекта», только стекла разлетались брызгами у соседей. В квартире же осужденного толпой кумира красивая молодая женщина в ужасе прижимала к себе очаровательного черноглазого малыша. Это были Стелла и Эрик Маркаровы». Почти Сумгаит…

А есть еще версия армянская. Подлинная, продиктованная не извне, а исключительно внутренним побуждением и пробуждением. На ней стоит, пожалуй, остановиться подробнее.

История порой развивается иррациональными витками - этакая инверсия национального давления и температуры. После Отечественной войны и репрессий, стоивших армянскому народу истребления второго вслед за чудовищным Геноцидом поколения, казалось, что адекватного национальным запросам воспроизводства ждать придется очень долго. Тем более что призванные консолидировать общество массовые акции, каковыми в советский период были обязательные парады, разные торжества и социалистические маевки, служили в большей степени интернациональному, нежели национальному сплочению. Именно в этот судьбоносный исторический отрезок на сцену общественной жизни армянского народа неожиданно для многих и выдвинется Спорт – наиболее легальный способ проявления приглушенных социалистическим рупором патриотических чувств.

post-31580-1242918561.jpg

Завоеванное в 1952 году в Хельсинки олимпийское золото гимнаста Гранта Шагиняна станет первым мощным зарядом общенационального пробуждения. Вслед за этим выдающимся достижением золотые медали олимпиад завоюют гимнаст Альберт Азарян и боксер Владимир Енгибарян. К началу 60-х большой спорт поистине станет одним из консолидирующих нацию факторов: сами спортсмены будут восприниматься в ранге настоящих национальных героев. Коронация же в 1963 году девятого шахматного чемпиона Тиграна Петросяна ознаменует апогей общенационального энергетического выброса: неспроста великий Мартирос Сарьян пишет портрет шахматиста, брови которого однозначно отражают панораму двуглавого Арарата. Именно в 1963 году ереванская футбольная команда «Спартак» и будет переименована в «Арарат».

И стоило ли нарекать клуб столь громким названием - ведь первой вершине человечества не пристало быть даже второй в чемпионате, по крайней мере, завоеванное в 1971 году серебро – уж, конечно, не библейский уровень Арарата. Впрочем, стоило! Ибо сам период национального пробуждения диктовал свои условия: именно для будущего чемпиона и был выстроен красавец стадион «Раздан»; выстроен на деньги Гюльбенкяна. К тому же легальное восклицание в 70 тысяч голосов одного лишь названия «Арарат», причем в считанных километрах от оккупированного национального символа – это похлеще любой политической манифестации.

Никите Симоняну предстояло решить еще одну задачу. Сам он едва ли догадывался об этой своей миссии, однако национальная мысль ожидала ответа на совершенно конкретный вопрос: способно ли нынешнее поколение армян на коллективное достижение? Успехи в индивидуальных видах спорта – гимнастика, бокс, шахматы… – есть констатация сохранности традиционно высокого потенциала отдельных составляющих нации, но не более. В этом отношении лучшего кандидата, чем заслуженный мастер спорта, чемпион Олимпийских игр, четырежды чемпион СССР, дважды обладатель Кубка СССР Никита Симонян просто не существовало. Ко всему прочему принципиальный и благородный человек, а самое главное – соотечественник. Осенью 1973 года он даст ответ на этот (далеко не спортивный) вопрос – при грамотном ведении дела «армянские индивидуалисты» способны на все - необходим Наставник!

10 октября 1973 года переполненные «Лужники» изливались араратской лавой: в драматическом финальном поединке со звездной командой киевского «Динамо» ереванский «Арарат» впервые станет обладателем Кубка СССР. Столь мощного вулкана страстей и эмоций московская синеклиза еще не видела. Спустя ровно 18 дней наша команда будет провозглашена и чемпионом страны. Нации необходим был дубль, ибо у Арарата две вершины…

«Я, признаться, не видел прежде такого проявления чувств, – вспоминает Никита Симонян. – Высыпали на поле болельщики, народные ансамбли – все верили в победу, готовились к ней, загремела музыка, пошли танцы. Улицы были запружены народом. Гуляли, пели, наверное, до четырех утра. Футболистов, не преувеличиваю, готовы были принять в каждом доме, все двери для них распахнулись. На тротуарах появились мангалы, поплыл запах шашлыков. Люди выносили из домов кувшины с вином, не жалея ради такого случая запасов. Выражали свой восторг самым разнообразным способом: ездили, сигналя, на машинах, пели песни…»

А мы говорим «футбольная дипломатия»…

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арис Казинян

ОККУПАЦИЯ: КИЛОМЕТР ЗА КИЛОМЕТРОМ

Рассмотрение карабахской проблемы без учета историко-правовой составляющей конфликта обусловило неиз­бежность представления предмета противостояния в искаженном свете, в результате чего провозгласившая свою независимость НКР в настоящее время предстает на международной политиче­ской арене в качестве спорного объекта армяно-азербайджанской территориальной вражды. Именно по этой причине мировое со­общество сегодня увязывает процесс поиска путей урегулирова­ния с соответствующей готовностью президентов Армении и Азербайджана. Игнорирование фактора Нагорного Карабаха как полноправного и первого субъекта конфликта не адекватно сути и характеру самой проблемы, и следовательно не в состоянии га­рантировать справедливый и относительно прочный мир, к чему на словах и стремится международное сообщество. Переговоры относительно статуса НКР не могут и не должны вестись между Ереваном и Баку, так как независимый Азербайджан не имеет ни­какого правового отношения к данному вопросу. Статус Нагорно­го Карабаха в полном соответствии с международными и союз­ными правовыми положениями был определен народом НКР, ко­торый и обладает исключительным правом обращения в опреде­ленные структуры с целью достижения международного призна­ния собственного выбора. Именно народ Арцаха и представляю­щее его политическое руководство - единственный истец данно­го производства, и если даже иск целого народа не будет удовле­творен в конкретной международной инстанции, то Азербайджан все равно не может иметь к этому какого-либо отношения. Официальный Баку, провозгласивший себя правопреемником су­ществующей в 1918-1920 годах АДР, утратил и право на облада­ние советским наследством, в том числе - и над Нагорным Кара­бахом, который только при СССР был субъектом Азербайджан­ской ССР. Субъектный (автономный) статус НКАО в свою оче­редь обуславливает невозможность вовлечения Баку в процесс, так как Нагорно-Карабахская Республика декларировала суверени­тет в соответствии со всеми международными нормами. Следо­вательно, Арцах является субъектом конфликта и ни в коем слу­чае - объектом армяно-азербайджанского территориального спо­ра. По вопросу определения его политического статуса Ереван и Баку не могут считаться правомочными договаривающимися сторонами. Игнорирование этого фактора чревато параличом пе­реговорного процесса, очевидцами которого мы и являемся на протяжении всех последних лет.

Предмет переговоров

Сказанное вовсе не означает, что между Арменией, Азербай­джаном и Нагорным Карабахом не должен вестись переговорный процесс. Но увязывать предмет переговоров с вопросом статуса НКР нельзя. Это две принципиально разные политические плос­кости, и любая попытка их искусственного смешения изначально обречена на неадекватное развитие событий. География предме­та трехсторонних переговоров объективно не может распростра­няться на территорию, охватывающую площадь бывшей НКАО и прилегающего к ней Шаумяновского района, которые и образуют НКР (в этой связи отметим, что 15% территории НКР до сих пор оккупировано Азербайджаном). Переговорный процесс в трех­стороннем формате правомочен обсуждать вопросы, касающиеся лишь территорий, не входящих в состав НКР, и только на этой плоскости уместно говорить о возможности взаимных уступок. В данном аспекте любая попытка лоббирования формулировок ти­па «территории взамен на статус» недопустима и абсурдна по сути. Предметом переговоров, таким образом, должны быть семь районов вокруг НКР, которые в период развязанной официаль­ным Баку войны против НКР и РА являлись форпостами армии Азербайджана. В настоящее время часть этих районов контроли­руется армянскими силами обороны, образуя пояс безопасности НКР и РА. Это именно та площадь, последующая судьба которой и должна обсуждаться в ходе трехсторонних переговоров.

Пространство обсуждений

Таким образом, предметом переговоров между Ереваном, Баку и Степанакертом должны стать районы, которые известны МГ ОБСЕ под следующими названиями - Агдамский, Физулинский, Джебраильский, Кубатлинский, Зангеланский, Кельбаджарский и Лачинский. Названия данных районов приводятся в соответствии с советской административной схемой, которая к моменту конфликта еще оставалась в силе. Суммарная площадь упомянутых единиц составляет 8810 кв. км, или чуть больше 10% от территории Советского Азербайджана (86600 кв. км). Данный расчет в свою очередь основан на статистике предконфликтного периода, которая оставалась неизменной вплоть до осе­ни 1994 года, когда посольство АР в РФ распространило книгу «Азербайджанская ССР - административно-территориальное де­ление» с указанием на площадь «оккупированных армянскими силами азербайджанских территорий».

Согласно этому источнику, упомянутые выше районы занима­ли следующую территорию: Кельбаджар - 1936 кв. км; Лачин - 1835 кв. км; Кубатлы - 802 кв. км; Джебраил - 1050 кв. км; Зангелан - 707 кв. км; Агдам - 1094 кв. км; Физули - 1386 кв. км. Принимая во внимание тот факт, что Агдам и Физули контролируются Арми­ей обороны НКР не полностью, а соответственно на 35% и 25% (383 кв. км и 347 кв. км), то общая площадь подконтрольных НКР территорий составляет 7060 кв. км, или менее 10% от общей пло­щади признанной мировым сообществом территории Азербайджа­на. Чем в таком случае мотивируется официально провозглашаемая властями Баку цифра в «20% оккупированных территорий»?

В традиционном русле

Помимо сугубо пропагандистского метода округления вы­годной статистики, мы имеем дело и с традиционным для Азер­байджана принципом периодической перекройки администра­тивных единиц. На этот факт хочется обратить особое внимание, так как он, хотя и становился у нас предметом публикаций, но преимущественно касался периода советской истории. В данном же случае мы имеем дело с новым проявлением старой традиции. В 1999 году в независимом Азербайджане была проведена первая перепись населения и были определены новые районы республи­ки. Официально территория страны включает 78 районов, в том числе 65 сельских и 13 городских. По опубликованным в 2000 го­ду данным, площадь, в частности, Кельбаджарского района «со­ставляет» уже 3054 кв. км, т. е. более чем на 1118 кв. км превос­ходит «бывшую» его территорию. Очевидно, что, указывая меж­дународным посредникам на факт «оккупации» Кельбаджарского района, официальный Баку сегодня имеет в виду новую версию своего административно-территориального деления. Путем осу­ществления таких несложных и традиционных для себя махина­ций Азербайджан и пытается представить с трибун факт оккупа­ции пятой части собственной территории. При подобном поло­жении вещей Ереван может вполне себе позволить и отказ от дальнейших переговоров, так как предмет обсуждений меняет свои контуры в соответствии с желанием на то властей Азербай­джанской Республики. Об этом следует поставить в известность самих посредников и, опираясь на данный факт, ознакомить меж­дународные структуры с историей подобных территориальных ухищрений.

В рамках исторических границ

Лигу Наций - предтечу ООН - весьма трудно назвать органи­зацией, в которой уважались права малочисленных народов. Од­нако даже эта организация не признала поддерживаемую Турци­ей Азербайджанскую Демократическую Республику (АДР) субъектом международного права. Причина в тех же территориаль­ных ухищрениях, которые позволяло себе это государство уже с первых дней своего существования. В частности, Лига Наций не признала границ АДР в том виде, в котором они наносились на карту самими татарами. В «тюркской редакции» карты АДР Нахичеван и Арцах, помимо прочих «спорных территорий», также числились в ее составе. Напомним, что правопреемником имен­но этого непризнанного международным сообществом государ­ства и провозгласил себя независимый Азербайджан. Отказав­шись 28 августа 1991 года от советского политического наследст­ва, Баку утратил и все свои сомнительные права не только на Арцах, но и на Нахичеван.

Те махинации, которые просто не могли быть приняты Лигой Наций, нашли понимание уже со стороны большевиков в пери­од советизации Закавказья, так как с точки зрения новой власти именно Азербайджан являлся форпостом социализма на окраи­нах бывшей империи. Арцах и Нахичеван были переданы Азер­байджану, которому также был дан карт-бланш на перекройку ре­гиона, причем не только территориальную, но и демографичес­кую. Уже в 1923 году от Карабаха, каким он понимался даже при принятии сталинского постановления Кавбюро от 5 июля 1921 года, были отчуждены Лачинский, Кельбаджарский, Кубатлинский, Джебраильский, Шаумянский, Ханларский, Гетабекский районы и другие территории, и на основе оставшейся площади была создана Автономная Область Нагорного Карабаха. И несмо­тря на тот факт, что часть отчужденных территорий была прине­сена в жертву виртуального образования «Красный Курдистан», их генетическая принадлежность к Карабаху практически не ос­паривалась. Таким образом, те площади, которые сегодня кон­тролируются Армией обороны НКР, не выходят за рамки Караба­ха, каким он понимался в период его искусственной передачи Азербайджанской советской республике. Следовательно, перего­воры на предмет политических перспектив указанных районов - это уже большая уступка со стороны армянских сторон.

И опять о махинациях

Осуществленные в 1921-1923 гг. махинации нашли свое про­должение и в последующем. В 1927 году 10 армянских населен­ных пунктов Гетабекского района были переданы Шамхорскому району. Примечательно, что все это имело место в период суще­ствования ЗСФСР, когда казалось, что для подобных переделов не должно быть особого повода. В начале 1930 г. армянское село Огер Гадрутского района было передано Физулинскому району, со смешной мотивацией – «далеко от райцентра». Село Гюлабли Мартунинского района было передано Агдамскому району ввиду того, что «местное население плохо понимает армянский». Местечко Лесное на территории Аскеранского района было выделено в качестве отдельного населенного пункта с названием Мешали. Подобные операции осуществлялись весьма часто, а абсурд заключался в том, что сам передел происходил на терри­тории исторического Карабаха. Причем новосозданные районы вокруг НКАО представлялись азербайджанским руководством уже как нечто иное, не имеющее никакой связи с Арцахом. При­мечательно вместе с тем, что волнения в отчужденных частях единой исторической территории все равно давали о себе знать. Еще в 1987 г. , за год до нового этапа карабахского движения, в се­ле Чардахлу (Северный Арцах) возникла напряженная ситуа­ция в связи с решением Баку передать соседним азербайджан­ским селениям часть угодий этой известной армянской деревни.

Подобные, и даже более радикальные меры были приняты в отношении армянского населения Нахичевана. В частности, в 1926 г. власти Азербайджана, несмотря даже на факт существова­ния ЗСФСР, отказали армянским беженцам из Нахичевана в просьбе возвратиться в родные очаги, мотивируя отказ тем, что «Нахичеваньская АССР малоземельна». В итоге эта часть Арме­нии был полностью тюркизирована, и армянский этнический элемент практически перестал там существовать. В ходе перего­воров армянские стороны, конечно, должны привлечь внимание международного сообщества к данной теме и особо подчеркнуть, что «новая территориальная редакция», в частности Кельбаджарского района, является закономерным явлением политики Азер­байджана.

Потерянные территории

Вопрос территорий, который, как мы отметили выше, и дол­жен быть единственным предметом трехсторонних обсуждений - это отдельная проблема, не связанная с вопросом статуса НКР. И хотя он объективно вписывается в контекст азербайджанской территориальной агрессии против армянского народа, однако его развитие имеет свою специфику и историю. Отторжение армян­ских земель в пользу Азербайджана происходило не только за счет перекройки площадей Арцаха и Нахичевана, но и непосред­ственно - Советской Армении. В частности, постановление Пре­зидиума ЗСФСР от 18 февраля 1929 года передало Азербайджа­ну территорию в 4739 кв. км, до этого принадлежащую Арм. ССР (площадь которой составляла 34539 кв. км). Любопытно, что на изданных в 1926-1928 гг. картах (Атлас СССР, Москва, 1926 год; Большая Советская Энциклопедия, Москва, 1926 год; Карты Во­енно-технического ведомства Красной Армии, Ростов-на-Дону, 1926-1928 гг.) Армянская ССР и АОНК (Автономная область На­горного Карабаха) имеют общую и достаточно длинную границу именно в районах Кельбаджара и Лачина. (Кстати, тот же Арцвашен был потерян не в августе 1992 года, а гораздо раньше, когда, будучи одним из приграничных ар­мянских сел, он вдруг стал анклавом в Азербайджане. В середи­не ХХ столетия арцвашенские угодья были отобраны под азер­байджанское землепользование, в результате чего деревня и ста­ла островком армянской республики в Азербайджане. На картах 1970-1980 гг. он уже определялся как анклав. В то же самое вре­мя в пользу Нахичеванской АССР была урезана территория в Араратском районе Армении (село Кярки), оформившее свой «азербайджанский статус» на картах эпохи развитого социализма.) Очевидно, что обсуждая вопрос Лачина и Кельбаджара, связывающих сегодня НКР и РА, необходимо особо указать и на факт их силового отторжения от Армянской ССР. Позиция РА от­носительно невозможности анклавного существования НКР по­мимо прочих и не менее важных аргументов должна базировать­ся и на данном факте, в отношении которого существует доку­ментальная информация. Вопрос территорий обречен таким об­разом рассматриваться в отдельной плоскости, с привлечением всех необходимых данных. Важно также подчеркнуть, что азер­байджанская территориальная агрессия имела место и в последу­ющие десятилетия.

В последние годы СССР

Если официальный Баку отказывается от советского наслед­ства, то он, помимо прочих территорий, обязан вернуть РА и 506 кв. км, «приватизированных» им уже в последний период совет­ской власти. В конце 1960 гг. крестьянами азербайджанского села Кямарлу (Казахский район) были присвоены 700 га леса и пахот­ной земли армянской деревни Довех (Ноемберянский район). Причем на этих территориях находились и средневековые клад­бища армян. В 1970-1980 годы «Довехский вопрос» весьма часто вносился в повестку обсуждений, однако каждый раз «во избежа­ние межнациональных столкновений» не находил своего реше­ния. В 1984 году им занимались лично Карен Демирчян (первый секретарь ЦК КП Армянской ССР) и Владимир Мовсисян (заме­ститель председателя Совета Министров Армянской ССР), при­чем было доказано, что за прошедшие десятилетия у армян было отнято около 2100 гектаров лесных и сельскохозяйственных уго­дий, отмеченных на картах 1920 гг. в качестве армянских.

В Москве «Довехская папка» нашла свое «разрешение», одна­ко лишь на карте. Земли формально были возвращены Армении, но на самом деле азербайджанцы продолжали использовать эти территории. Более того, в районе села Баганис-Айрум вы­росли новые азербайджанские дома, скотные дворы и фермы. Нарушилась граница и у церкви Сурб Аствацацин в Воскепаре. В 1970 гг. Армянская ССР в районе ноемберянского села Коти по­теряла еще 700 га территорий, переданных азербайджанской де­ревне Ташсалахлор. Площадь эта имеет большую историческую ценность: у подножия одной из скал находится средневековое ар­мянское кладбище, а на ее вершине - построенная в XIII веке ча­совня Св. Саркиса. Часовня, кстати, была реставрирована в 1838 году жителем Коти Арзуманом Тер-Саакянцем. Еще несколько лет назад с армянских высот виднелся ее купол с водруженным на нем крестом. Отметим, что в последние годы СССР Армения таким образом лишилась более 500 кв. км территорий и стала единственной республикой СССР с площадью менее 30 тысяч кв. км. В данном материале мы попытались обратить внимание на тот факт, что вопрос территорий, который и должен стать глав­ным предметом трехсторонних переговоров, объективно не мо­жет и не должен влиять на процесс международного признания НКР. Всякого рода формулировки типа «территории взамен на статус» ущербны, так как не соответствуют реальной ситуации и международным правовым положениям. Территориальный во­прос должен рассматриваться в контексте приведенных выше (и прочих) данных, и только на этой плоскости он и может найти свое решение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арис Казинян

В лабиринте армянского вопроса

Обещания армянскому народу как своеобразный феномен американских политических (особенно – избирательных) кампаний берет начало еще с середины прошлого столетия. Еще раньше, в самом начале 1920 гг., с соответствующими заявлениями, но при иных политических условиях, выступал и президент США Вудро Вильсон, собственноручно подписавшийся под картой Независимой Армении и обозначивший выход «возрожденного армянского государства» к морю. Но этот, так и не одобренный Сенатом акт оказался не более чем пустым обещанием. Ни одно «армянское ожидание» до сих пор не обрело в США практического воплощения.На прошедших в США в 2004г. президентских выборах функционирующие в этой стране армянские организации поддержали кандидатуру демократа Джона Керри вовсе не по партийным соображениям: с некоторых пор, «армянский электорат» Америки традиционно имеет лишь один ориентир – данное претендентом обещание в случае его избрания «признать Геноцид армян». Именно по этому принципу калифорнийские армяне во время выборов губернатора штата поддержали в 2003 г. кандидатуру республиканца Арнольда Шварценеггера. Ранее армяне США неоднократно отдавали свои голоса в пользу кандидатов в президенты от Республиканской партии. Дважды они голосовали за того же Рональда Рейгана, который, помимо всего прочего, обещал армянам «независимость, избавление от русского гнета».Надеяться, что именно Джон Керри в 2004 г. мог стать первым «нарушителем» традиции, было бы просто несерьезно. Очевидно, что в случае своего избрания президентом США он вынужден был бы отказаться от данных обещаний, ибо суть дела заключается не в нем самом, а в региональной политике Вашингтона, где Турции уделяется особое место. Аналогичное можно утверждать и в отношении нынешнего претендента от демократов Барака Обамы, который также обещал признать Геноцид армян в случае своего избрания президентом страны.Однако, прежде чем представить читателю определенный срез наличествующих в этом непростом процессе нюансов, считаем важным обратиться к некоторым историческим вопросам.

ТУРЕЦКИЙ РАКУРС

Процесс дипломатической манипуляции великих держав интересами армянского народа имеет достаточно долгую историю. В основе своей он базируется на осознанности особой привлекательности так называемого Армянского вопроса в качестве удобного механизма давления на Турцию. Ввиду того, что неоднократно декларированная поддержка населяющих османский мир угнетенных народов являлась не более чем специальной разработкой заинтересованных в расчленении этой империи государств, исследование данной темы предполагает изначальный отказ от поисков некой нравственной составляющей. Данная политическая разработка известна под названием «Восточный вопрос», структура которого состоит из множества малых национальных вопросов, в том числе Армянского. Разветвленная структура Восточного проекта всегда позволяла держать Турцию в перманентном напряжении и вскрывала наиболее уязвимые позиции последней. Очевидно, что обособленное – параллельное или поочередное, представление арабского, греческого, курдского или армянского вопросов минимизировало, в свое время, возможности Турции на предмет цельного отстаивания собственных интересов. Оно расшатывало устои этой огромной лоскутной империи, вследствие чего Восточный вопрос и был назван «ахиллесовой пятой» Высокой Порты. Бедственное положение армянского народа на территории Турецкой Армении в период правления султана Абдул Хамида II-го использовалось и со стороны определенных политических кругов в самой Турции, в качестве серьезного средства на пути достижения конечного результата. В частности, армянский фактор подчеркнуто фигурировал в политике пришедшей к власти в результате военного переворота в 1908 г. младотурецкой партии «Единение и прогресс». Необходимость представления миру принципиально нового отношения к населяющим империю угнетенным народам обуславливалась адекватным осознанием младотурками истинного предназначения Восточного вопроса и стремлением избавиться от подобного механизма внешнего давления. Показательно, что на открывшемся 2 ноября 1908 г. первом заседании новоизбранного меджлиса количество собственно турецких парламентариев составляло всего 107 из 230; большинством же депутатских мандатов обладали представители «раннее угнетенных народов» – греки, албанцы, армяне, арабы, курды, евреи, болгары, сербы, друзы. Этот шаг младотурецкого руководства был вынужденной мерой, призванной разом покончить с понятием «Восточный вопрос». В первые дни после переворота лидеры младотурецкого правительства действительно посещали армянские церкви, школы, кладбища, отдавали дань памяти армянским гайдукам, погибшим в борьбе против султана, не скупились на высокопарные слова о солидарности, а некоторые члены правительства даже проливали слезы. Исмаил Энвер Паша упоминал об армянотурецком сотрудничестве и перспективах укрепления дружбы. Подобными высказываниями отмечался и Ахмед Джемаль Паша. В начальный период пребывания младотурок у власти стали выходить новые армянские газеты, издаваться запрещенные книги, оживилась театральная жизнь. По свидетельству Джона Киракосяна, один из очевидцев этого процесса вспоминал: «Когда пришла конституция, в первые дни большинство армян, и я вместе с ними, – все мы превратились по духу в членов партии «Единение и прогресс». Нашим общим убеждением было то, что партия, которая ввела конституцию, будет работать во имя прогресса и развития всей страны и всех народов. Мы были опьянены и возлагали большие надежды на то, что в течение считанных месяцев эта страна превратиться в Европу». Связавшие свою судьбу с турецким государством армянские чиновники и представители делового мира видели свое процветание в установлении капиталистических отношений благодаря младотурецкому правлению. Как отмечал Джон Киракосян, «они сдали в архив идею о создании армянского государства и, восхваляя «Единение и прогресс», посвящали себя делу служения «общей родине». Многие армяне, состоявшие в младотурецкой партии, оказывали ценные услуги стране. В частности, Мартикян наводил порядок в сферах почты и телеграфа, Барсегян – железнодорожного обслуживания, Норатунгян – внешнеполитического ведомства, Синапян – правосудия… Приведенные данные свидетельствуют о трансформации самого понятия «Восточный вопрос» в более сложную политическую материю. Дипломатическая разработка западных держав изначально была обречена на переосмысление со стороны практически всех заинтересованных сторон, в том числе и в самой Турции. Изощренная стратегия младотурецкого правительства по скорейшему разрешению этого важнейшего вопроса дипломатии, в свою очередь, была уязвимой. Она не могла поддерживаться бесконечно долго, ибо в таком случае противоречила бы проповедуемой партией идее пантюркизма. Хронологическая неопределенность данной политики оказала крайне негативное воздействие на внутрипартийную атмосферу, особенно с учетом наличия в рядах членов партии «Единение и прогресс» мощного и многочисленного слоя, изначально выступающего против предоставления «малым народам» гражданских прав. Наиболее радикально настроенный слой не разделял позиции партийных лидеров по части логики и механизма разрешения Восточного вопроса, предлагая свой способ избавления от извечной проблемы и создания исключительно моноэтнического государства – депортация или ликвидация подчиненных народов. Позже именно данная тенденция нашла отражение в форме чудовищного афоризма: «Не будет армян, не будет и Армянского вопроса». Следует отметить, что основанная на идеологии пантюркизма младотурецкая политика традиционно игнорировала религиозный фактор. Примечательны в этой связи высказывания одного из идеологов партии Джелала Нури об основоположниках ислама: «Земли, населенные арабами, должны полностью стать турецкими, там должен господствовать турецкий язык. Необходимо отуречить арабские земли и подавить в зародыше пробуждающийся у арабской молодежи национализм. Турецкий боевой конь лучше, чем пророк любой другой нации; арабы – несчастье для Турции». Политика, которую осуществляли в первые месяцы лидеры младотурецкого правительства, преследовала несколько целей, подчиненных главной задаче. Особое значение придавалось отчуждению интегрированных в правящую верхушку представителей той или иной нации от освободительной борьбы на окраинах империи. Хотя общее число армянских газет действительно увеличилось, но армяне не получили права издавать газеты на исторической родине. Типографии функционировали в западной части страны, причем некоторые периодические издания откровенно подпевали новому режиму (в частности, статьи Левона Аджемяна). Этот процесс роковым образом отразился на армянах, которые в силу своих интеллектуальных и деловых качеств раньше остальных интегрировались в систему управления и, таким образом, «космополитизировались» (параллельно, в ряде городов исторической Армении Ван, Эрзрум и др., выросло число выпускавшихся ротапринтным способом газет с правдивым отражением ситуации и призывами к продолжению национально-освободительной борьбы).

НА ГЛОБУСЕ МАНИПУЛЯЦИЙ

Бедственное положение армянского народа на территории Турецкой Армении не оспаривалось и внешними силами, и именно ввиду своей очевидности являло собой весьма привлекательное средство не только в аспекте давления на Османскую империю, но и заигрывания с уполномоченными представителями армянской нации с целью их конечного заманивания в соответствующий политический лагерь. Примечательна в этой связи статья наркома Иосифа Сталина «О Турецкой Армении», опубликованная в газете «Правда» в последний день 1917 г.: «Так называемая «Турецкая Армения» – единственная, кажется, страна, занятая Россией «по праву войны». Это тот самый «райский уголок», который долгие годы служил (и продолжает служить) предметом алчных дипломатических вожделений Запада и кровавых административных упражнений Востока. Погромы и резня армян, с одной стороны, фарисейское «заступничество» дипломатов всех стран как прикрытие новой резни, с другой стороны, в результате же окровавленная, обманутая и закабаленная Армения, – кому не известны эти «обычные» картины дипломатического «художества» «цивилизованных» держав? Сыны Армении, героические защитники своей родины, но далеко не дальновидные политики, не раз поддававшиеся обману со стороны хищников империалистической дипломатии, – не могут теперь не видеть, что старый путь дипломатических комбинаций не представляет путь освобождения Армении. Становится ясным, что путь освобождения угнетенных народов лежит через рабочую революцию, начатую в России в октябре. Теперь ясно для всех, что судьбы народов России, особенно же судьбы армянского народа, тесно связаны с судьбами Октябрьской революции. Октябрьская революция разбила цепи национального угнетения. Она разорвала царские тайные договоры, сковывавшие народы по рукам и ногам. Она, и только она, сможет довести до конца дело освобождения народов России. Исходя из этих соображений, Совет Народных Комиссаров решил издать специальный декрет о свободном самоопределении «Турецкой Армении». Это особенно необходимо теперь, когда германо-турецкие власти, верные своей империалистической природе, не скрывают своего желания насильственно удержать под своей властью оккупированные области. Пусть знают народы России, что русской революции и ее правительству чужды стремления к захватам. Пусть знают все, что империалистической политике национального угнетения Совет Народных Комиссаров противопоставляет политику полного освобождения угнетенных народов». Данная статья, написанная по поводу принятия Советским правительством России декрета «О Турецкой Армении» (29 декабря 1917 г.– 11 января 1918 г.) полностью вписывается в контекст времени. С одной стороны, она адекватно иллюстрирует процесс постоянной манипуляции армянским фактором, признает и поддерживает право нации на свободное самоопределение в рамках исторически сложившихся границ, с другой – являет собой хрестоматийный пример очередной подобной манипуляции. Фридрих Энгельс в ноябре 1894 г. отметит: «Армянский народ находится между деспотизмом турецкой Сциллы и русской Харибды, и почемуто именно русский царизм выступает в роли избавителя. Между тем, подлинное освобождение армян от гнета турок и русских возможно лишь после крушения царизма». Энгельс не напишет предисловия к армянскому изданию «Манифеста…», аргументируя это незнанием языка, но обратит внимание на военно-стратегическую важность расположения Армении, равно как и на ту двойственную политику (нынче это именуется «двойными стандартами»), которую в отношении армян традиционно осуществляют сильные мира сего. Критикуя подходы держав к Армянскому вопросу, он постарается призвать армян не надеяться на благосклонность последних, но почемуто всецело доверять марксизму. Расчет прост; крушение империй (Российской и Османской) непременно предопределит создание на их обломках новых государств, в том числе – свободной Армении. Заигрывание с Армянским вопросом в большей степени присуще западной дипломатии. В период Первой мировой войны представители Антанты провозгласили тезис о том, что одной из главных целей глобального военного противостояния было освобождение армян от турецкого ига. В заявлении, сделанном по поводу Армянского вопроса в Палате общин, руководитель британского внешнеполитического ведомства сэр Бальфур отметит: «Освобождение армян от турецкого произвола обсуждается как важнейшая часть ближневосточной политики Англии». Незадолго до окончания войны президент США Вудро Вильсон в свою очередь подчеркнет: «Армения получит то, что ей должна История». В аналогичном духе выскажутся английские государственные деятели – Ллойд Джордж и Керзон, французские – Клемансо и Бриан. Совершенно прав французский историк А. Вандаль, утверждающий, что «Восточный вопрос есть по существу вопрос Западный». Ни одна из заинтересованных держав не брезговала использовать армянский фактор в собственных интересах, обрамляя сам процесс нравственной оправой. Особенность ситуации заключалась в том, что подобные «заступнические» заверения пускали глубокие корни в армянском политическом сознании и обуславливали раскол в среде уполномоченных разными национальными советами представителей народа. Присутствие на одной и той же конференции сразу двух армянских делегаций (10 августа 1920 г., Севр) или параллельное подписание от имени армянского народа двух взаимоисключающих договоров (10 августа 1920 г. – Севрский и Московский) является констатацией факта наличия подобного раскола; поиск новой национальной идеологии разбивался о внешние приоритеты той или иной партии и корректировал противоречивые биографии лидеров.

АРМЯНСКИЙ ВЕКТОР АТАТЮРКА

В январе 1919 г. в Стамбуле начался судебный процесс по расследованию преступлений руководства партии «Единение и прогресс». Он предшествовал открывающемуся через месяц – 12 февраля – Военному трибуналу, в ходе которого главарям младотурецкого правительства должно было быть предъявлено также обвинение в истреблении армянского народа. По итогам январских слушаний, проходивших под контролем оккупационных войск Антанты, и в первую очередь Англии, было арестовано 120 членов этой партии. На слушания был приглашен в качестве свидетеля также будущий основатель и первый президент республиканской Турции Мустафа Кемаль (1881-1938 гг.). Позднее именно он станет вдохновителем турецкого нашествия на Армению (сентябрь 1920 г.) и резни греков и армян в Измире (сентябрь 1922 г.). Будучи президентом новой Турции (1923-1938 гг.) и лидером созданной им же Народно-республиканской партии, он заложит основу политики государственного капитализма (этатизм) и светского устройства общества (лаицизм). Современная Турция – дитя Мустафы Кемаля, не случайно прозванного Ататюрком – Отцом турок. Однако в январе 1919 г. его статус был несколько иным. Патриот и талантливый военачальник, 38-летний Мустафа Кемаль практически спасал остатки некогда могущественной Османской империи от полного дележа (или, как писал В. Ленин, «грабежа») и давал показания против ввергнувших страну в пучину Первой мировой войны младотурецких главарей. Впрочем, следует отметить, что он давно не скрывал своей неприязни по отношению к лидерам младотурок – Энверу, Талаату и Джемалу, называя их «людьми маленького роста». Мустафа Кемаль выступил перед Верховным трибуналом со следующим заявлением: «Паши, которые совершили невиданные и невообразимые преступления и довели тем самым страну до нынешнего состояния, для обеспечения своих личных интересов снова разжигают недовольство. Они заложили основу всякого рода тирании, организовали высылки и погромы, сжигали, облив нефтью, грудных младенцев, насиловали женщин и девушек, конфисковали движимое и недвижимое имущество, высылали женщин в Мосул, совершая над ними всяческие насилия. Они погрузили на корабли тысячи невинных и сбросили их в море. Через глашатаев они возвестили, что подданные Оттоманской империи не мусульмане обязаны отречься от своей веры и принять ислам. Они толкали на вероотступничество, заставляли стариков месяцами без пищи пешком покрывать большие расстояния, выполняя каторжные работы. Они отправляли женщин в публичные дома... Факт беспрецедентный в истории какой-либо другой нации». Это его заявление имело широкий резонанс, а он сам наконец-таки получил возможность отомстить людям, с которыми когда-то был связан. Происходивший из денме Мустафа Кемаль в первое время действительно претендовал на важную роль в руководящем младотурецком ядре. Будучи молодым офицером, он не гнушался критики в адрес режима Абдул Хамида II-го (однажды был даже арестован за чтение запрещенной книги Намыка Кемаля «Родина»), в результате чего был выслан в Дамаск. Там он организовал движение «Ватан ве Хюрриет» («Родина и свобода») и установил связи с другими младотурецкими организациями. Позже вступил в конфликт с Энвером, а в 1909 г. на младотурецком съезде выступил против вовлечения армии в политическую борьбу. Прервав с Энвером все отношения, Мустафа Кемаль постарался посвятить себя исключительно военному ремеслу. Во время своего исторического заявления будущий основатель республиканской Турции не преминул громогласно высказать свою ненависть представленному в лице Энвера, Талаата и Джемала младотурецкому триумвирату, называя их «пошляками, мелкими людишками, совершенно не способными руководить страной». Его заявление на Верховном трибунале было всего лишь дипломатической уловкой, ибо, как справедливо отмечает Е. Лудшувейт, «Мустафа Кемаль не хотел, чтобы его провозгласили продолжателем дела ложи «Единение и прогресс». Фактически этот клуб своими деяниями стал неприемлемым как для турок, так и для европейцев. Однако в действительности члены Иттихада сплотились вокруг Кемаля». Что касается позиции Мустафы Кемаля по Армянскому вопросу, то она ничем не отличалась от подходов младотурок. Известно, в частности, его письмо Али Фуад Джебесою от 14 сентября 1920 г.: «С армянами начать благоприятную войну с тем, чтобы присоединить Азербайджан к Турции». Он же позже напишет: «Однажды Россия потеряет контроль над народами, которые сегодня держит крепко в руках. Мир выйдет на новый уровень. В тот самый момент Турция должна знать, что ей делать. Под властью России находятся наши братья по крови, по вере, по языку. Мы должны быть готовы поддержать их. Но быть готовыми не значит ждать молча того момента. Надо готовиться. Но как же народы готовятся к такому моменту? Народы готовятся к такому моменту, поддерживая духовные мосты. Наш общий язык – наш мост. Наша общая вера – наш мост. Наша общая история – наш мост. Мы должны вспомнить о своих корнях и объединить нашу историю, волею судеб разделившею нас с нашими братьями». В этом отношении первый президент Турции был настоящим продолжателем и приверженцем идей Иттихада. Пропагандируемый на Западе пресловутый отход Кемаля от пантюркистской идеологии осуществлялся лишь на формальном уровне, что предполагало новую кадровую политику с привлечением «здоровых и высоких» младотурок и с выдворением «нездоровых пошляков маленького роста». На деле происходило обратное. Все больше выходцев из денме сплачивались вокруг нового лидера, все большее число бывших членов младотурецкой партии окружало Кемаля. В списке последних следует упомянуть и родившегося в 1883 г. в Салониках денме Моиса Коена, более известного под псевдонимом Текин Альп. В 1936 г. он опубликовал книгу «Кемализм» – хвалебную оду Мустафе Кемалю, в которой признал, что «идеи и дело тюркизма находятся в надежных руках». Практически говорилось о преемственности турецкой политики, и именно в этом ракурсе подчеркивалась выдающаяся роль президента. Весьма любопытно свидетельство Айрие-ханум – вдовы расстрелянного в марте 1921 г. в Берлине Согомоном Тейлиряном Талаатапаши, относительно характеристики, данной Мустафой Кемалем этому младотурецкому лидеру: «Знаете, Айрие-ханум, у меня нет вражды к Талаат-паше. Не считаю его виновным в нашем участии в Войне, мы вынуждены были принять в ней участие. В деле переселения национальных меньшинств, пытавшихся нанести удар в спину, Паша во время войны за независимость принес нам большую пользу».

НА АМЕРИКАНО-ТУРЕЦКОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОСИ

Выше было отмечено, что обещания армянскому народу как феномен американских (в частности) избирательных кампаний берет начало еще с середины прошлого столетия. В полном соответствии с устоявшейся традицией, с аналогичными обещаниями выступают и нынешние претенденты на президентское кресло. Вместе с тем, очевидно, что каждый из них, в случае своего избрания, вынужден будет отказаться от данных обещаний, ибо суть дела заключается не в нем самом, а в региональной политике Вашингтона, где Турции уделяется особое место. В этой связи, обращает на себя внимание заявление сенатора-демократа Адама Шиффа: «Я уверен, что если мы энергично возьмемся за решение вопроса о Геноциде армян, то он будет решен в контексте фундаментальной переоценки отношений США с Турцией. Меня не удовлетворяет тот факт, что существующие сегодня отношения с Турцией не служат ни интересам США, ни американским ценностям. Почему наше правительство, представляющее американский народ, так долго старалось не замечать отказ Турции от признания Геноцида армян, блокаду нашей гуманитарной помощи Армении, военную оккупацию Кипра, насилие против курдов, ограничения, направленные против христианских общин, и нарушения прав человека? Почему мы – самая мощная страна в мире – позволяем запугивать себя? Это потому, полагаю я, что мы выбрали политику поблажек, отказываясь, вот уже более пяти десятилетий, от требований к Турции соблюдать основные правила международной жизни и права человека. Вопрос признания Геноцида армян должен быть решен в контексте фундаментальной переоценки отношений США с Турцией». Следует специально акцентировать внимание на этом заявлении американского сенатора, так как признание Геноцида армян действительно будет означать кардинальный пересмотр турецко-американских отношений, к чему не готов и, разумеется, не стремится Вашингтон. Официальная Анкара неоднократно заявляла о реальной возможности разрыва дипломатических отношений с США в случае подобного признания.В частности, американский предвыборный ажиотаж 1984 г. не обошел вниманием и этот вопрос. 10 сентября 1984 г. Палатой представителей Конгресса была одобрена резолюция о проведении 24 апреля 1985 г. «Международного дня памяти жертв бесчеловечного обращения с человеком и армянской резни». С трибуны законодательного органа США было произнесено много речей по поводу этой проблемы. Среди ораторов был и лидер большинства от демократической партии в Конгрессе О'Нил, кандидат в вице-президенты США от демократической партии. Упомянутая резолюция могла быть принята Конгрессом США еще в апреле 1983 г., но тогда турецкому правительству удалось оказать решающее воздействие на Госдепартамент. Принятое 10 сентября 1984 г. Палатой представителей Конгресса США решение о проведении 24 апреля 1985 г. «Международного дня памяти жертв бесчеловечного обращения человека с человеком и армянской резни», в свою очередь, вызвало широкий резонанс в Турции. Президент Турции Кенан Эврен отреагировал на это гневным письмом в адрес Pональда Рейгана, в котором обратил внимание американского коллеги на неизбежность негативных последствий в сфере двусторонних отношений при условии такого «неосмотрительного шага». Тогда же, 12 сентября, посол США в Анкаре Штраус Хьюпе был вызван в МИД Турции, где глава внешнеполитического ведомства В. Халефоглу вручил ему ноту протеста. В настоящее время, когда Государственный департамент США осуществляет политический проект построения «Большого Ближнего Востока», Турции отводится более масштабная, чем когда-либо, роль. Осознание собственной значимости открывает турецкому политическому истеблишменту новые возможности по внесению корректив в двусторонние отношения, которые в турецком восприятии подчинены идее создания «Великого Турана». Инициируемые штатами региональные проекты изначально рассматриваются Анкарой в ракурсе Главного интереса, чем нередко провоцируют и известные разногласия. В частности, такие противоречия имели место в начале иракской кампании 2002 г. – по вопросу использования дислоцированного в Турции военного контингента. Примерно то же самое происходило и в начале 1980 гг., после подписания 29 ноября 1982 г. в Брюсселе турецко-американского «Меморандума доверия», предполагающего использование военно-воздушной базы в Инджирлике для переброски в Ливан американских воинских подразделений.Начало 2007 г. ознаменовалось очередным приливом оптимистических настроений в рядах влиятельных армянских организаций на предмет возможного принятия Конгрессом США резолюции о Геноциде армян. Этот оптимизм, в первую очередь, был обусловлен победой демократов на последних выборах, а также известным заявлением новоизбранного председателя Палаты представителей о том, что до 24 апреля 2007 г. на рассмотрение Палаты представителей будет представлен проект соответствующей резолюции. Ненси Пелоси сдержала обещание: проект резолюции №106 о признании Геноцида армян был внесен на рассмотрение Палаты представителей уже 30 января. Именно тогда инициативная группа в составе известных конгрессменов Адама Шиффа, Джорджа Радановича, Фрэнка Палоуна, Джо Нолленберга и др. заявила, что проект предложенной резолюции соответствует по духу резолюции №316, одобренной Комитетом по внешним отношениям Палаты представителей Конгресса США предыдущего созыва. Напомним, что в октябре 2000 г. этот документ так и не был представлен в Палате представителей. В настоящее время Турция пытается повторить именно этот сценарий. По общему мнению, проект резолюции №316 был заблокирован главой Палаты, республиканцем Денисом Хастертом. В корне неправильная позиция…Не пытаясь ставить под сомнение искренность слов отдельных представителей Демократической партии США, следует вместе с тем отметить, что «армянская надежда» перманентно находится между «демократической Сциллой» и «республиканской Харибдой», противоречия между которыми каждый раз нивелируются планкой стратегических интересов официального Вашингтона.

МЕЖДУ «СЛОНОМ» И «ОСЛОМ»

Необходимо подчеркнуть, что в понимании янки само понятие «демократ» никак не ассоциируется с человеколюбием или пацифизмом.Прекрасно известно, что 11-й президент США, демократ Джеймс Нокс Полк вел войну против Мексики (1846–48 гг.), захватил более половины ее территории и неоднократно вторгался в Колумбию. Примечательно, что один из организаторов захватнической американо-мексиканской войны Джеймс Бьюкенен вскоре сам станет президентом США именно от Демократической партии; 15-й глава республики, помимо всего прочего, содействовал и усилению рабовладельческого Юга. 17-й президент США – демократ Эндрю Джонсон, приобретший Аляску у России, был известен своим империалистическим аппетитом. Другой представитель Демократической партии, Стивен Гровер Кливленд проводил политику «панамериканизма». Данный список можно продолжить, однако обратим внимание на более близкий нашему времени период: в частности, демократ Гарри Трумен (33-й президент США) отдал приказ об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки. Он также один из инициаторов создания военно-стратегического блока НАТО. На демократе Гарри Трумене можно остановиться и отдельно, так как именно в его бытность президентом США в Нью-Йорке и начал свою работу Всемирный армянский конгресс (30 апреля – 4 мая 1947 г.); на форуме принимали участие 715 делегатов из 22 стран и 31 церковной епархии с целью «возбуждения в условиях создавшихся после Второй мировой войны вопроса о возвращении захваченных Турцией армянских земель». Перед началом работы было зачитано знаменитое послание Католикоса Всех Армян Геворга VI-го и обращение правительства Советской Армении. Впрочем, к моменту открытия Конгресса Гарри Трумэн уже представил миру известную доктрину, разработанную вместе с Черчиллем; особым пунктом в ней значилась необходимость оказания военно-политической и финансовой поддержки Турции в связи с возможной «коммунистической агрессией». Именно в 1947 г. МВФ и МБРР в «спешном порядке» примут в ряды своих членов Турцию, а Вашингтон заключит с ней военное соглашение. Уже на Всемирном армянском конгрессе представитель Госдепартамента США заявит, что доктрина Трумэна «базируется на непоколебимости территориальной целостности Турции». В 1949 г. Анкара вступит в Совет Европы, а в 1952 г. станет полноправным членом НАТО. За укрепление военных блоков и усиление военной мощи США выступал и президент-демократ Джон Фицджералд Кеннеди. Его преемник, 36-й глава Белого дома Линдон Джонсон (также демократ) начал войну во Вьетнаме и осуществил вооруженное вмешательство в Доминиканской Республике. В пылу предвыборной гонки демократы не любят вспоминать и то, что их последний представитель в Белом доме Бил Клинтон теми же методами, как и в случае с Ираком, – с применением военной силы против мирного населения – пытался решить региональный кризис на Балканах и бомбил Белград. На Билле Клинтоне также следует остановиться особо. Военно-стратегические партнерство между Вашингтоном и Анкарой действительно не обусловлено партийной принадлежностью американских сенаторов или президента этой страны. В октябре 2000 г. именно демократ Билл Клинтон лично воспрепятствовал принятию резолюции №316, хотя политические круги склонны были винить в этом именно республиканца – бывшего спикера Палаты представителей Конгресса США Денниса Хастерта. В условиях доминанты именно этой версии многие забывают, что роль последнего явно преувеличена – президент США демократ Билл Клинтон был первым, кто выступил против внесения резолюции.Еще 9 октября 2000 г. правовой комитет Палаты представителей Конгресса США принял решение назначить на 17 октября голосование по Армянской резолюции №316, содержащей призыв к президенту США квалифицировать массовые истребления армян в Османской империи в 1915-1923 гг. именно как Геноцид. Тогда же Правовой комитет утвердил окончательную версию документа, не допускающую более какие-либо изменения или поправки. Именно в это время президент США Билл Клинтон и встретился со спикером Палаты представителей Конгресса США Деннисом Хастертом и «попросил» его не принимать резолюцию. Из заявления бывшего споксмена Совета национальной безопасности США Кроули: «Президент Клинтон и спикер Хастерт обсуждали вопросы, связанные с Армянской резолюцией с глазу на глаз. Президент отметил, что в случае принятия резолюции могут возникнуть серьезные нежелательные последствия». Именно тогда радиостанция BBC обнародовала следующую информацию: «Возможность принятия резолюции вызвала такую озабоченность в Белом доме, что президент Клинтон немедленно вмешался лично. Он обратился в Конгресс с письмом, а также лично позвонил спикеру палаты республиканцу Деннису Хастерту. Вашингтон опасался того, что Турция, возмущенная принятием резолюции, может принять меры, которые сильно повредят американским интересам в регионе. В качестве одной из ответных мер Турция рассматривала отказ на продление аренды военной базы в Инджирлике, с которой самолеты ВВС США и Великобритании вылетают на патрулирование территорий северного Ирака». Свое возмущение по поводу отклонения резолюции №316 выразили некоторые демократы. В частности, Адам Шифф тогда заявил: «Я глубоко разочарован и оскорблен действиями спикера Палаты Представителей Денниса Хастерта и республиканского руководства Палаты, которые привели к отказу от постановки на голосование резолюции о Геноциде армян». Несмотря на тот факт, что в заявлении прослеживается попытка смещения вектора негодования в сторону республиканцев, тем не менее, конгрессмен все равно принципиален: «Вместе с тем я считаю, что и администрация США несет большую долю ответственности в этом вопросе. Вместо того чтобы уступать давлению турецкого правительства, администрация должна была попросту игнорировать эти угрозы. Я никогда не смогу простить представителя власти – независимо от его партийной принадлежности, – который не оправдает доверия армянской общины США». В своем заявлении Адам Шифф прямо не указывает на демократа Билла Клинтона, однако сам факт критики президентской администрации действительно свидетельствует о последовательности его позиции. Чего нельзя сказать о самом бывшем президенте: уже после своей отставки Билл Клинтон вновь выступил апологетом признания и международного осуждения Геноцида армян; 22 апреля 2005 г. демократы Б. Клинтон и Дж. Керри призвали Буша признать это преступление.

ОТ ОЗАЛА ДО РЕЙГАНА

Как-то бывший президент Турции Тургут Озал заметил: «Вопрос геноцида армян теснит наши сердца. Не лучше ли нам признать его на государственном уровне и разом покончить со всеми вопросами». Этот неординарный политик время от времени действительно прибегал к сенсационным откровениям, чем собственно и поддерживал постоянную напряженность в сплоченных рядах турецкого политического истеблишмента. Как-то он публично признал непродуманность реакции официального Баку на требование армянского народа Нагорного Карабаха о самоопределении: «Добрый жест наших братьев, именно – удовлетворение подобного требования, был бы с огромным воодушевлением принят армянами, а уже лет через двадцать вся Армения превратилась бы в тюркское государство». Президент имел в виду не только более высокий прирост азербайджанского населения Армении, но и растворение армян в тюркской среде в условиях прозрачности границ. Так или иначе, но именно в 1991 г. в ходе приема в нью-йоркской гостинице «Медисон», на котором присутствовали также журналисты, Тургут Озал впервые заявил: «Не лучше ли было признать Геноцид армян и избавиться от головной боли?» Это предложение президента было обнародовано бывшим послом Турции в США Ньюхзетом Кандемиром и удостоилось широкого освещения на полосах турецких газет. Несколько позже стамбульская «Мармара» процитировала самого Кандемира: «Тургут Озал любил иногда выражать оригинальные идеи, для того чтобы вызвать дискуссию. Вопрос о Геноциде армян был подобной идеей. Позднее мы поговорили с президентом и уговорили его отказаться от этого». Между тем, сам факт признания Геноцида армян представлялся тогдашним президентом Турции (скончался в 1993 г.) в качестве политического жеста, который ни к чему не обязывал, но зато избавлял страну от жесткого пресса армянского лобби. 18 октября 1983 г. в Белый дом на встречу с высокопоставленными чиновниками администрации США были приглашены редакторы радиостанций и газет этнических общин США. Из армянских газет на встрече были представлены «Миррор спектейтор», «Айреник», «Армениен обззервер» и «Нор кянк». Перед собравшимися выступили представители Белого дома и Госдепартамента. Президент Рональд Рейган также ответил на ряд вопросов присутствовавших. Редактор лос-анджелесской газеты «Армениен обзервер» Ошин Кешишян задал вопрос об официальной позиции американского правительства в отношении Геноцида армян 1915 г. (к этому времени уже прошло два года после избрания Рейгана президентом США, однако вопреки своим обещаниям глава официального Вашингтона не проявлял намерений признать и осудить это преступление). Отвечая на вопрос редактора, президент отметил: «Я вынужден верить, что сегодня не осталось почти никого, кто жил в те ужасные времена». Ответ Рональда Рейгана, естественно, не удовлетворил Кешишяна, и он отправил ему письмо с требованием яснее осветить позицию США в отношении Геноцида. Однако, что именно имел в виду Рейган и что имел в виду Озал? Очевидно, что между этими двумя позициями существует определенная связь. В ноябре 1968 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности. Конвенция вступила в силу 11 ноября 1970 г. Документ незамысловатый. В частности, ст. I гласит, что никакие сроки давности не могут быть применимы к таким преступлениям, каковым, например, является геноцид. Интересно другое: ни в одной из статей Конвенции, а их всего 11, нет ни слова об ответственности того или иного виновного в преступлении. Образно говоря, сей документ призван констатировать нечто весьма аморфное. 3 декабря 1973 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию (№3074), которая, вероятно, была призвана восполнить этот очевидный пробел. Название резолюция имела длинное – «Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества». Какая-никакая, но конкретика в данном документе уже присутствовала: «Военные преступления и преступления против человечества, где бы они ни совершались, подлежат расследованию, а лица, в отношении которых имеются доказательства в совершении таких преступлений, – розыску, аресту, привлечению к судебной ответственности и в случае признания их виновными – наказанию» (пункт I резолюции 3074). Содержание процитированного предложения, являющегося, заметим, гвоздем данной резолюции, следует, видимо, толковать не иначе как следующим и тоже весьма расплывчатым образом: если непосредственных виновных физически уже не существует, однако существуют все последствия – и политические, и национальные, и территориальные, и демографические, и прочие, то дело за неимением подсудного просто-напросто можно прекращать. Именно в этом контексте и следует трактовать смысл процитированного выше ответа президента Рональда Рейгана журналисту О. Кешишяну («я вынужден верить в то, что сегодня не осталось почти никого, кто жил в те ужасные времена»). Сама Конвенция 1948 г., о которой нынче так часто говорится, не Бог весть что. Принятая Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г. и вступившая в силу 12 января 1961 г., она имеет более перспективный, нежели ретроспективно-карательный характер. Конвенция главным образом нацелена на предотвращение возможных в будущем преступлений против человечности, иными словами – умерщвление в зародыше: а) геноцида; б) заговора с целью совершения геноцида; в) прямого и публичного подстрекательства к совершению геноцида; г) покушения на совершение геноцида; д) соучастия в геноциде (Статья III, «Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него»). Относительно же ответственности за совершение преступления геноцида говорится в четырех из 19-и статей Конвенции. Речь, заметим, опять-таки о лицах. «Лица, совершающие геноцид, подлежат наказанию независимо от того, являются ли они ответственными или частными лицами» (ст. IV); «Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении сторон настоящей Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда» (ст. VI); «В отношении выдачи виновных геноцид и другие перечисленные в ст. III деяния не рассматриваются как политическое преступление» (ст. VII). Об ответственности же отдельного государства (а не отдельного лица или группы лиц) за геноцид косвенным образом говорится лишь в одной статье (IX) указанной Конвенции. За эту статью, надо полагать, и ухватилась официальная Анкара. В зависимости от развития событий в рамках данной статьи и становится возможным очертить ближайшую перспективу. По всей вероятности, становление печально известной Турецко-армянской комиссии по примирению в основе своей базировалось на ст. IX Конвенции ООН 1948 г.: «Споры между договаривающимися сторонами по вопросу толкования или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или иного государства за совершение геноцида, передаются на рассмотрение Международного суда по требованию любой из сторон в споре». В анналах международного права нет ни одного другого предложения, которое, так или иначе, но предполагает именно государственную, а не личную ответственность за совершение геноцида. Именно это обстоятельство и имел в виду бывший президент Турции Тургут Озал в процитированном выше заявлении.

POST SCRIPTUM

Международный интерес к Армянскому вопросу характеризуется приливно-отливным характером и обостряется в преддверии весьма значительных политических событий. В частности, 19 июля 1989 г. Комитет по иностранным делам Сената США принял резолюцию, одно название которого полностью выдержанно в контексте известных обещаний начала века – «О содействии США в мирном урегулировании спора вокруг Нагорного Карабаха согласно желанию народа Советской Армении». В данном документе нашла отражение следующая ключевая формулировка: «Призвать президента СССР Михаила Горбачева обсудить с представителями Нагорного Карабаха, а также представителями демократического движения (включая недавно освобожденных из-под стражи членов комитета «Карабах») требование о воссоединении с Арменией. В двусторонних переговорах с Советским Союзом призвать, чтобы расследования случаев насилия над армянами проводились самыми высшими инстанциями и чтобы были выявлены и наказаны ответственные за убийства и кровопролитие».

Столь однозначная поддержка армянскому народу была продиктована осознанием необходимости скорейшего развала СССР и важности поддержания стабильного очага напряженности. Одним из механизмов достижения подобного результата представлялась национальная борьба народов, населяющих Советский Союз. Уже 19 ноября Сенат США принял резолюцию по Нагорному Карабаху, которая в свою очередь поддерживала армянский народ области. «Ввиду того, что 80% армянского большинства, проживающего на территории Нагорно-Карабахской автономной области, выражает обеспокоенность…, а Комитет особого управления НКАО оказался неэффективным… содействовать в ходе двухсторонних дискуссий с Советским Союзом справедливому урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха, которое действительно отражало бы взгляды народа этой области».

Знаменательно, что с развалом СССР подобные документы уже не принимались, а с развитием топливной дипломатии в Азербайджане и представлением последнего в качестве братского Турции государства – отвергались априори. Данные примеры также являются образцовым показателем манипуляции Армянским вопросом. Все это свидетельствует о том, что армянская нация должна избавиться от пагубной «традиции упования» на благосклонность той или иной державы, и выявить способность к разработке собственной национальной идеологии в новом мире. Это очень сложный и болезненный вопрос, однако иного выхода просто не существует.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арцах под зеленым абажуром

Когда речь заходит об эффективной деятельности Минской группы ОБСЕ как компетентном органе, призванном решить карабахскую проблему, это вызывает только смех. Причем подобная реакция абсолютно не связана с уважением или неуважением к самой структуре, которая с тем же успехом могла бы называться киевской, варшавской или мадридской.

Вопрос в другом: решением карабахской проблемы во все времена занимались люди, а в их лице и структуры, куда более компетентные, куда более осведомленные, куда более серьезные, знающие вопрос досконально, но даже при этом ровным счетом ничего не решившие.

Когда потсдамский Сталин вершил судьбы планеты и своим синим химическим карандашом вычерчивал контуры послевоенного мироустройства, он и предполагать не мог, что на этом новом глобусе окажется клочок земли, не согласный с его карандашом.

Победителю подпевала вся Вселенная, он мог дарить и дарил союзникам огромные куски лучшей территории, казалось, он мог позволить себе все... Но даже он – повелитель своего подозрительного времени - и подозревать не мог, что в том же победном сорок пятом на его кремлевский стол под зеленым абажуром ляжет черным по белому написанное письмо такого содержания: «Исходя из желания населения Нагорного Карабаха ЦК и Совнарком Армении вносят на рассмотрение ЦК ВКП (б) и союзного правительства вопрос о включении в состав Армянской ССР Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в качестве Карабахской области…» Человек, голос которого в далеких двадцатых определил, как ему казалось, «окончательный статус» Нагорного Карабаха, понял, что ничего, тем более окончательного, его голос не определил.

Когда карибский Хрущев барабанил по ооновскому дереву и посылал «проклятых милитаристов» куда подальше, он и предполагать не мог, что мат застигнет его по возвращении в Москву. На черно-белой доске советского территориального деления генсеку единственной в стране партии уже во второй раз будет предложено присоединить к Советской Армении Нагорный Карабах, землю, подаренную Азербайджану человеком, чей культ и вознамерился разоблачить Никита Сергеевич. Вот пусть и разоблачает…

На закате власти тот же генсек вновь будет яростно барабанить, но уже по кремлевскому столу: «Я готов предоставить 12 тысяч военных грузовиков для переселения армян НКАО в Армению в течение одних суток, чтобы никто уже не поднимал этого вопроса». Истолковать ярость не мудрено: Хрущев понял, что ничего он не разоблачил.

Когда любвеобильный Брежнев целовал планету в губы и коллекционировал ордена за каждый такой поцелуй, он тоже предполагать не мог, что когда-нибудь у него на столе появится не поздравительное письмо по поводу очередного поцелуя, а послание несколько иного содержания: «Вследствие ряда исторических обстоятельств несколько десятилетий назад Нагорный Карабах искусственно был присоединен к Азербайджану. При этом не были учтены историческое прошлое области, ее национальный состав, желание народа…

Прошли десятилетия, но вопрос о Карабахе продолжает склоняться… Надо присоединить Нагорный Карабах («Арцах» по-армянски) к Армянской ССР. Тогда все станет на свои законные места».

Леонид Ильич понял, что зря его предшественник не послал 12 тысяч военных грузовиков. И на всякий случай поехал в Баку. За, как выяснилось, последними и самыми горячими поцелуями.

Когда перестроечный Горбачев затевал свои опасные игры, он тоже не догадывался, что мина замедленного действия под названием «Нагорный Карабах» уже задействована и радиус ее поражения – шестая часть обитаемой суши. Советский Союз придумал карабахскую проблему, и карабахская проблема взорвала Советский Союз.

Когда сегодня поднимается вопрос о виновниках Карабахской войны, о тех, кто несет ответственность за многочисленные ее жертвы, то в первую очередь нужно говорить о Сталине и Хрущеве, Брежневе и Горбачеве - всемогущих правителях советского государства, каждый из которых мог отключить «карабахский детонатор» своим одним, пусть непростым решением. Мог, но не сделал этого. Так и получается, что перед Нагорным Карабахом - уникальной и неотъемлемой частью страны Армения - капитулирует каждый, кто принимает в его отношении неправильные решения.

Так что нынешнее армянское руководство вполне может позволить себе довести до сведения сопредседателей проверенную историей и вершителями этой самой истории незамысловатую истину: в случае повторения советских ошибок карабахская мина взорвется вновь. И ответственность за это будут нести уже Минская группа и ее сопредседатели.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

20 лет сотрясение эфира

«Проармянские» резолюции Сената США

«Проармянская» деятельность АОД

«Проармянские» позиции демократической камарильи

Ровно двадцать лет назад произошло событие, о котором не очень любят вспоминать в Вашингтоне, но которое, как ни одно другое, вскрывает сущность внешнего (в данном случае американского) интереса к проблеме Нагорного Карабаха. 19 июля 1989 г. Комитет по иностранным делам Сената США принял резолюцию, одно название которой – «О содействии США в мирном урегулировании спора вокруг Нагорного Карабаха согласно желанию народа Советской Армении» - сегодня кажется фантастикой.

Но это было, и это не было фантастикой.

В документе нашло отражение следующее ключевое определение: «Призвать президента СССР Михаила Горбачева обсудить с представителями Нагорного Карабаха, а также с представителями демократического движения (включая недавно освобожденных из-под стражи членов комитета «Карабах») требование о воссоединении с Арменией».

Там же фигурировало и руководство: «в двусторонних переговорах с Советским Союзом призвать, чтобы расследование случаев насилия над армянами проводилось самыми высшими инстанциями и чтобы были выявлены и наказаны ответственные за убийства и кровопролитие».

Это мы сегодня такие умные и не сомневаемся, что однозначная поддержка армянскому народу, о которой, кстати, нынче и мечтать не можем, была продиктована лишь осознанием необходимости скорейшего развала Советского Союза, соответственно - важности поддержания очага напряженности. Но тогда нам и в голову не приходило, что проблема Нагорного Карабаха как раз и была прекрасным механизмом достижения подобного результата, тем более на фоне параллельных национальных движений. Были, конечно, и понимающие люди - впрочем, они особо и не стремились публично демонстрировать свою осведомленность, так как движение нуждалось во внешней огласке, в союзниках, в сочувствующих, в друзьях. Вот тогда-то и появились у Нагорного Карабаха свои вещатели и союзники, свои сочувствующие, свои друзья. Все они были разные-преразные, но наивные армяне всех их принимали с одинаковым восторгом и ликованием.

С таким же наивным ликованием мы встретили принятую американским Сенатом новую резолюцию по Нагорному Карабаху, о которой, известное дело, тоже не очень любят вспоминать в Вашингтоне. Она появилась на пятый месяц после первой, очевидно, с тем, чтобы не дать народу нашему расслабиться, перевести дух, оклематься, отдышаться, оглянуться. Плюс еще надо было что-то решать с Аркадием Вольским, дискредитировать его, морально уничтожить…

Отсюда и эмоциональность резолюции плюс его конкретика: «Ввиду того, что 80% армянского большинства, проживающего на территории Нагорно-Карабахской автономной области, выражает обеспокоенность,.. а Комитет особого управления НКАО оказался неэффективным… содействовать в ходе двусторонних дискуссий с Советским Союзом справедливому урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха, которое действительно отражало бы взгляды народа этой области»

Всеармянское ликование, естественно, вновь не знало пределов, впрочем, в отличие от деятельности комитета Вольского, совсем не случайно упраздненного на десятый день после пресловутой проармянской американской резолюции. Наш народ и наша новая демократия вновь одержали блестящую победу, ибо принудили саму Москву отозвать из Карабаха «своего кремлевского прислужника». Но особенно ликовали новые вещатели, новые союзники, новые сочувствующие и новые друзья Нагорного Карабаха…

Это мы сейчас такие умные и прекрасно знаем, что «демократические силы», которые действительно выступали за уважение прав и требований армянского народа НКАО, в подавляющем большинстве были всего-навсего простыми агентами влияния, поддерживающими все очаги напряженности на территории разлагающегося государства. Неспроста же, в конце концов, после ареста членов комитета «Карабах» Галина Старовойтова была выдвинута кандидатом в народные депутаты СССР от Армении, причем к этому моменту у нее были аналогичные предложения из других «метастазов» - Татарстана и Эстонии.

И неспроста Анатолий Собчак выразил ошарашившую всех армян публичную готовность «сдать свой депутатский мандат любому представителю НКАО». Это уже потом, много позже, мы узнаем, что эта харизматическая личность - член клуба «Ротари» и ложи «Магистериум». Это уже потом мы догадаемся, что главной особенностью формирования армянской власти стала завуалированность национально-освободительного движения персоналиями, имеющими армянское происхождение и призванными якобы способствовать делу становления и развития исторической родины. Конечно, на деле все обстояло иначе: люди, работающие в Армении, были фактически командированы Госдепартаментом и лишь в лучшем случае являлись законопослушными гражданами своего государства, исполнявшими «свой гражданский долг».

Конечно, трепетное отношение к Карабахскому движению не позволяет нам публично сомневаться в искренности хотя бы некоторых из этих людей, но, тем не менее, все прекрасно понимают, что «проармянские» резолюции американского Сената, с одной стороны, «проармянские» позиции лидеров российского демократического движения – с другой, «проармянская» деятельность комитета «Карабах» - с третьей, - это тот же дракон о трех головах, те же звенья одной цепи. (Естественно, с развалом советского государства ни американский Сенат, ни какой-либо лидер «демократической России», ни, в первую очередь, первый армянский президент уже не допускали и намека на перспективу политического самоопределения Нагорного Карабаха).

Это то, что сегодня все мы прекрасно понимаем.

Но парадокс в том, что до сих пор мы ничего не понимаем.

Не пытаемся на всех уровнях системно представить собственное видение проблемы, не считаем нужным искать союзников среди нас самих, не читаем наши отечественные публикации, но дословно цитируем любую идиотскую заметку про Карабах на страницах зарубежного издания, полагая, что нынешние дипломаты и политики нравственнее своих отцов, вновь и вновь уповаем на внешнюю благосклонность, впадаем в эйфорию от каждого, не задевающего или не оскорбляющего наше национальное самолюбие иностранного высказывания, безгранично радуемся, если какой-то сонный зарубежный источник по ошибке поместил Нагорный Карабах где-то не в составе Азербайджана, придумываем специально для этой глупой ошибки умный и симптоматичный заголовок, несмотря даже на то, что сама ошибка давно уже исправлена…

Но это уже не наивность конца 80-х, это стократно повторяющаяся патологическая тупость, вероятно, главная причина всех наших бед. Получается даже стократная ошибка: понимаем, что ничего не понимаем…

Анекдот

- Почему в США не бывает цветных революций?

- Потому что в Америке нет посольства США...

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Жизнь Декларации

23 августа 1990 г. Парламент РА принял Декларацию о независимости Армении. Несмотря на то, что Республика Армения официально провозгласила суверенитет ровно через месяц после этого исторического события (по итогам состоявшегося 21 сентября референдума), сам процесс суверенизации страны стартовал со второй половины 80-х годов и был обусловлен осуществляемой президентом СССР Михаилом Горбачевым политикой децентрализации власти. Впрочем, то обстоятельство, что Армения, как и все остальные союзные республики бывшего СССР, получила независимость «сверху», конечно же, никак не умаляет ее ценности, тем более что, в отличие практически от всех союзных республик, армянский народ десяток раз выявлял способность заявлять о своем политическом суверенитете именно в период распада империй или ослабления региональных позиций метрополий.

Собственно, этим диктовалась и обоснованная эмоциональность самого документа. По замыслу своему и содержанию она основывалась на трех базовых позициях:

а) Республика Армения и Нагорный Карабах - неделимое политическое целое;

б) восстановление исторической справедливости;

в) единая история, единая нация, единая перспектива.

Касаясь первой позиции, отметим, что именно она была заложена в основу декларации. Преамбула документа не оставляет на сей счет никаких сомнений: «Верховный Совет Республики Армения, основываясь на совместном постановлении Верховного Совета Армянской ССР и Национального совета Нагорного Карабаха от 1 декабря 1989 года «О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха», провозглашает начало процесса утверждения независимой государственности». Это крайне важное положение, которое необходимо декларировать и сегодня, особенно на фоне активизации процесса урегулирования проблемы.

Первый президент, который сегодня, обуреваемый реваншистскими страстями, позиционирует себя едва ли не в качестве основателя Третьей Республики, стал также первым, кто открыто выступил против этого положения, заявив, что «нас не поймет международное сообщество».

Относительно второй позиции пункт 11 декларации недвусмысленно заявляет: «Республика Армения поддерживает дело международного признания Геноцида армян 1915 года в Османской империи и Западной Армении». Первый президент выступил и против этого принципиального пункта, заявив во вторую годовщину декларации: «Я уверен как ученый, политический деятель и президент республики, что войной мы ничего не добьемся. Она не будет иметь никаких хороших последствий для Армении. Итог войны будет тот же, что и в 1920 году, когда Армения была государством в 60 тысяч кв. км. Тогда была серьезная возможность сохранить на этой территории государство, но, вместо того чтобы решать вопросы непосредственно с Турцией, мы погнались за совершенно нереальными мечтами и потеряли половину территории».

Примечателен и 4-й пункт декларации, имеющий непосредственную связь уже с третьей основополагающей позицией, - единая нация, единая перспектива: «Армяне, проживающие за пределами Республики Армения, имеют право на гражданство Республики Армения». Это тем более интересно, так как «настоящая декларация служит основой для разработки Конституции Республики Армения...» (пункт 12-й.)

Однако Конституция, в основу которой должны были быть положены соответствующие пункты декларации, в корне видоизменила этот постулат: «Гражданин Республики Армения одновременно не может являться гражданином другого государства» (Конституция РА, глава 2, статья 14). Таким образом, принятая 23 августа 1990 года декларация так и осталась невостребованной по всем основным позициям.

Второй президент республики, безусловно, возвратился к провозглашенным в декларации положениям. При всей справедливой критике относительно принципов ведения его внутренней политики мы не можем не признать, что именно Роберт Кочарян:

а) официально заявил о невозможности пребывания Нагорного Карабаха в составе Азербайджана и безальтернативности наличия сухопутной связи между двумя армянскими республиками;

б) официально провозгласил с трибуны ООН курс страны на достижение международного признания и осуждения Геноцида армян в Турции;

в) выступил инициатором проведения всеармянских форумов «Армения – Диаспора», и вместе с тем при нем были приняты конституционные поправки, в которых разрешался вопрос гражданства.

Можно, конечно, бесконечно долго рассуждать о том, что далеко не все протекало в нужном русле (впрочем, об этом и писалось неоднократно), но в целом попытка возврата к декларации предпринималась со всей очевидностью. В любом случае, это был безусловный шаг вперед (в данном случае – назад).

Время показало, что принятая 19 лет назад декларация и по сей день остается, видимо, самым грамотным, продуманным и вместе с тем эмоциональным документом нашей новейшей истории.

Share this post


Link to post
Share on other sites

2 сентября 1914 года началась Первая мировая война

95 лет назад началась Первая мировая война, унесшая много десятков миллионов жизней: немецких, русских, французских, британских, итальянских, австрийских, сербских…

А еще жертвами этой войны стало около двух миллионов армян, в том числе более полутора миллиона мирных жителей. Именно в период Первой мировой армянский народ лишился большей части своей Родины.

Год 1914-й: эпистолярный ракурс

В первый год войны Государь Российский Николай II скажет в Тифлисе Католикосу армянскому Геворгу V-му: «Передайте Вашей пастве, святой отец, что армян ждет блестящее будущее». Искренность слов российского монарха под сомнение не ставится (он всегда был искренен в своих постоянных заблуждениях), однако чем были продиктованы сами слова?

Ровно 95 лет назад, 2 сентября 1914 года, наместник Кавказа Илларион Воронцов-Дашков – политик, безусловно, выдающийся, разбиравшийся в вопросах войны и тыла настолько, что в свое время в известной полемике с министром внутренних дел (после – премьером) Петром Столыпиным (столь страстно воспеваемым ныне мелкими буржуа) спокойно вскрывал пагубность его антиармянской (по терминологии того периода – «антидашнакской», по терминологии самого Петра Аркадьевича – «антиэсеровской») политики, – написал некое письмо Католикосу армянскому Геоворгу V-му. С высоты прошедших десятилетий именно оно и представляется в качестве редкого усилия по предотвращению той катастрофы, которая именуется ныне Геноцидом армян.

Текст этого письма приводит известный публицист, юрист и новонахиджеванский депутат Гр. Чалхушьян в своей «Красной книге», изданной в 1919 году (как ответ на турецкую «Белую книгу» от 1916 года). «Считаю своим приятным долгом уведомить Вас, что Ваше письмо от 5 августа сего года за №1131 с ходатайством о покровительстве и защите турецких армян и об осуществлении их судьбы, мною было представлено в подлиннике председателю совета министров. Ныне статс-секретарь Горемыкин уведомил меня, что русским правительством ни в коем случае не будет сделано уступок на почве армянского вопроса в смысле проведения в армянских областях Турции по первоначальной русской программе и под исключительным контролем России».

Что предлагал Католикос Геворг V российскому правительству? Духовный пастырь нации прекрасно осознавал неизбежность армянской резни именно на фоне начавшейся войны и не питал никаких иллюзий на предмет сглаживания как русско-турецких отношений, так и отношений между политическими элитами армян и турок. В преддверии войны турки предложили Армении автономию (в пределах Карсской области Эриванской губернии, части Елисоветпольской губернии, Ванской области и части Эрзрумского вилайета).

Аналогичное предложение поступило и в адрес грузинской элиты: ей предоставлялась автономия в границах Кутаисской и Тифлисской губерний, Батумской области, части Трапезундского вилайета. Татарам же «даровались» Дагестан, горные области до Владикавказа, Бакинская губерния и часть Елисаветпольской. Все это в случае объединенного армяно-грузино-татарского выступления против России.

Дашнакцаканы в Эрзруме выступили против этой идеи, на что турецкая делегация, как передает Гр. Чалхушьян, отреагировала следующим образом: «Точка зрения дашнакцаканов есть не что иное, как русофильство, что такого исторического момента в другой раз не представится, что настала пора, наконец, посчитаться с Россией за все прежние унижения и низвести ее до второстепенной державы в русских границах, что все это будет сделано и без помощи армян, но тогда последние пусть не пеняют на них, если судьба их сложится печально».

Наверное, никто тогда не осознавал масштабов нависшей над армянским народом катастрофы, как Католикос. Уже в самом начале войны он, судя по всему, впервые заявит о том, что армянская жизнь на территории Западной Армении не может иметь никакой перспективы, если эти земли в ходе войны не будут присоединены к России.

На четвертый день войны Католикос Геворг V обратился с письмом на имя Иллариона Воронцова-Дашкова, в котором изложил свое видение ситуации. Письмо это также представлено в выдающейся книге Гр. Чалхушьяна. Ниже приводим отрывок из обращения армянского Католикоса.

«Ваше Сиятельство, Милостивый Государь, Граф Илларион Иванович…

Разразившаяся ныне великая война вновь подвергает судьбу турецких армян и судьбу реформ большим испытаниям. Но как пастырь своего народа я не могу не указать без волнения Вашему Сиятельству, что армянскому населению в Турции предстоит пережить глубоко скорбные дни, если внимание России к армянскому вопросу даже временно ослабнет…

Имея в виду многочисленные данные, получаемые мною от Константинопольского Патриарха и Армянского Национального Собрания, я прихожу к печальному заключению, что не представляется возможности поверить, чтобы Турции при существующем там правительственном режиме можно было вводить в жизнь какие-либо реформы для улучшения положения армян…

Пока Турецкая Армения состоит в пределах Турции, для окончательного разрешения этого мучительного для всего армянского народа вопроса мое личное и всей армянской нации мнение заключается в следующем:

а) Образовать из армянских провинций Анатолии одну нераздельную область;

б) Во главе управления этой областью должно быть поставлено лицо христианского вероисповедания, независимо от Порты, с высоким титулом или чином…;

в) Ввести в эти области внутреннее широкое самоуправление;

г) Для того, чтобы армянское население верило в прочность и в жизненность новой организации и порядка управлений, право контроля над введением и осуществлением реформ предоставить исключительно России».

Остается только удивляться мудрости и дальновидности армянского Католикоса. Впрочем, он был оптимистом и искренне полагал, что «введение описанного порядка управления (практически переход всех армянских земель под юрисдикцию России) возможно лишь по окончании нынешней войны». Никто тогда и не знал, сколь долго продлится сама война, и уж тем более мало кто мог предположить, что в решающие месяцы в России произойдет революция и новое советское правительство подпишет с Германией договор о мире.

В 1914 году разъединенное армянство действительно надеялось на избавление и, возможно, оно никогда не было так близко к нему. Ровно 95 лет назад, 2 сентября 1914 года, Воронцов-Дашков предоставил Католикосу армянскому официальное заверение. Государь Российский Николай II в свою очередь заявил: «Передайте Вашей пастве, святой отец, что армян ждет блестящее будущее». Увы, последний российский монарх искренне заблуждался практически во всех вопросах…

Share this post


Link to post
Share on other sites

НКР 18 лет

Совершеннолетие Арцаха на фоне несовершенства мира

2 сентября 1991 года совместная сессия областного Совета народных депутатов НКАО и Шаумянского (сельского) районного Совета народных депутатов с участием народных депутатов Советов всех уровней приняла Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Еще до принятия декларации Верховный Совет Армянской ССР и Национальный Совет НКАО приняли 1 декабря 1989 года совместное постановление «О воссоединении Армянской ССР и Нагорно-Карабахской автономной области».

Несмотря на то что этот важнейший политический акт не был одобрен «советской общественностью» и союзным руководством, он стал констатацией необратимости естественного желания расколотой на два советских субъекта нации жить вместе и строить единое государство.

В начале 1990-х советское государство оказалось несостоятельным на предмет принятия грамотного «графика неотложных мер» по поддержанию собственной жизнеспособности, однако проявило немалую изощренность в деле пресечения прав армянского народа воссоединиться, причем в рамках единой союзной республики.

Страна интенсивно агонизировала, а процессы развивались своим путем. 30 августа 1991 года советские азербайджанцы приняли Декларацию о восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики. Соответственно, нашим соотечественникам в Арцахе не оставалось ничего другого, кроме как на третий день после этого непродуманного шага принять в Степанакерте историческое решение. А непродуманной азербайджанская декларация была потому, что Азербайджанская Республика 1918-1920 гг., правопреемницей которой провозгласила себя АР, не являлась субъектом международного права, ее границы так и не были признаны Лигой Наций, а Нагорный Карабах не входил в состав этого искусственного объединения. Однако в суматохе политических будней международное сообщество и мировое руководство, представшие в качестве достойнейших сменщиков своих советских аналогов, не пожелали обратить внимания на это принципиальное несоответствие, чем уподобились канувшим в Лету дряхлым механизмам советской «народной демократии» и перенесли «железный занавес» из Берлина на линию карабахского противостояния.

К моменту принятия совместной декларации политическая карта мира походила на деление живой клетки. Плазматическая мембрана западной демократии дышала под микроскопом сумеречного неба, цитоплазма Госдепартамента истекала мощным аминокислотным потом по системе своих новых союзников, всеми вакуолями глаз демократическая публика взирала на Ист-Ривер, митохондрии уже были открыты в предвкушении очередного членства, аппарат Гольджи, как это обычно бывает перед очередным политическим митозом, отбивал барабанную дробь. Внимание составляющих Великую клетку белков также было приковано к Ядру: сейчас оно опять спирализует хромосомы, и все в мире начнет делиться в алфавитном порядке.

Азербайджан, Андорра, Армения, Босния и Герцеговина, бывшая Югославская Республика Македония, Грузия, Киргизия, Кирибати, Литва, Маршалловы острова, Микронезия, Молдавия, Монако, Науру, Палау, Республика Корея, Сан-Марино, Сербия, Словакия, Словения, Таджикистан, Тимор-Лешти, Тонга, Тувалу, Туркменистан, Узбекистан, Хорватия, Черногория, Чешская Республика, Швейцария, Эритрея, Эстония - более тридцати субъектов международного права стали членами ООН за истекшие восемнадцать лет.

Ни одно из этих государств, в том числе Республика Армения, не проливало столько крови за свою независимость, сколько НКР. Тем не менее, ей не нашлось места в «элитном списке» внутри плазматической мембраны.

Сначала представляющие международное сообщество структуры, опьяненные, помимо прочего, и запахом нефти (той самой, которая, по образному выражению Керзона, «перевесила кровь армян»), стали подпевать бакинским властям: мол, где это видано, чтобы одна нация имела два государства? Но, как назло, тогдашний азербайджанский президент вел политику по идентификации своего народа с оттоманским, и даже официальным языком в своей республике провозгласил турецкий. Позже Гейдар Алиев попытается пересмотреть этот подход, придумает специальный термин «азербайджанлыг», но поезд, как говорится, ушел. Полная несостоятельность изначальной версии западных подпевал обнажилась, как нефтяная скважина. А тут еще арабский мир заявил о том, что, несмотря на наличие двадцати государств, «все мы являемся одной нацией».

Одним словом, назрела острая необходимость придумать что-то новое; тогда лидер «азербайджанлыга» заявил, что его республика уже принята в Организацию Объединенных Наций в рамках своих советских границ. Но, как назло, и на этот раз практика рассмеялась в лицо алиевской теории: от полноправных членов ООН, таких как Индонезия, Эфиопия или Сербия, откололись, соответственно, Тимор-Лешти, Эритрея и Черногория. Плюс еще советский, балканский, германский прецеденты - что делать с ними, было и вовсе непонятно. А тут еще перспектива косовского, абхазского, югоосетинского…

Потом придумалось что-то вообще оригинальное: оказывается нужно, чтобы уровень армянской демократии соответствовал бы «международным стандартам», коими, видимо, и пропитана вся внутренняя жизнь Кирибати, Микронезии, Науру, Тимор-Лешти, Палау, Тонга плюс еще как минимум ста стран... Вот так и обдумывает этот вопрос бедное международное сообщество в течение целых восемнадцати лет.

Восемнадцать лет – это возраст совершеннолетия. Сегодня на охрану границ Нагорно-Карабахской Республики вступает первое поколение граждан независимого государства, первые призывники, родившиеся в условиях суверенной жизни. Их мало интересует, как там обстоят дела с соблюдением демократических норм в Палау и Тиморе. И если даже за прошедшие восемнадцать лет переговорный процесс окончательным успехом не увенчался, они куда больше заинтересованы в другом: чтобы ни на шаг не продвинулся враг.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Политика обрезания, или Сладкая конфетка

«...А потому к рукоятке меча я прикладывался только тогда, когда была возможность нанести удар Турции, существование которой я считал и продолжаю считать злом. Кто с Турцией - тот враг моего народа и его прав на свою историческую территорию, враг, с которым меня и сам Бог не сможет примирить - вот формула моего политического поведения…

Все стратегически важные позиции маленькой Армении обозначены, она окружена нашим извечным врагом. Это окружение осуществлено с расчетом, имеющим очевидный смысл, а именно: при удобном случае в самое краткое время и с наименьшими потерями уничтожить армянство.

Армения уязвима в нескольких различных позициях, и всего за несколько часов Турция может перерезать эти позиции, отделить друг от друга армянские провинции и соединиться с Азербайджаном. Враг полон решимости нас уничтожить, а у нас нет программы самозащиты…

Нынешняя Армения едва ли составляет 1/12 часть исторической Родины. Это не Родина, а родимый угол…» (Гарегин Нжде).

Турция всегда готовилась к распаду Советского Союза и очень давно заготовила несколько сценариев в отношении независимой Армении. Они, конечно, различались тактически, но стратегия у всех была одна: любым способом заблокировать (и политически, и экономически, и географически, и исторически) республику, истощить ее национальный ресурс, аналитическую мысль довести до умопомрачения и только потом сделать ей предложение, от которого представляющие страну власти уже не откажутся.

Стратегический курс был определен еще Ататюрком. «Однажды Россия потеряет контроль над народами, которые сегодня держит крепко в руках. Мир выйдет на новый уровень. В тот самый момент Турция должна знать, что ей делать. Надо готовиться. Наш общий язык - наш мост. Наша общая вера - наш мост. Наша общая история - наш мост.

Мы должны вспомнить о своих корнях и объединить нашу историю, волею судеб разделившую нас с нашими братьями. Россия в один прекрасный день падет. В тот самый день Турция станет для наших братьев страной, с которой они будут брать пример… Горе Турции - горе Азербайджана, горе Азербайджана - горе Турции».

Уже сегодня один из современных идеологов пантюркизма Сабирджан Бадретдин опубликовал в лондонском журнале «Тюркоман» статью («Пантюркизм: прошлое, настоящее, будущее»), вскрывшую сущность турецкого интереса к открытию армянского отрезка бывшей советско-турецкой границы (которую у нас почему-то называют «нынешней армяно-турецкой») и интеграции армянской экономики в региональную.

Автор вполне откровенно заявляет: «Учитывая известные предрассудки и враждебность, пантюркизм должен будет развиваться в постепенной и скрытой манере... Тут должен будет применяться «принцип обрезания». Во время обрезания мальчика отвлекают конфетками и игрушками. Когда неизбежное случается, уже поздно плакать или сопротивляться. В связи с вышесказанным… на первом этапе будет благоразумнее прилагать усилия к укреплению главным образом экономических, культурных, социальных и экономических связей… Политические цели могут быть отложены до следующего этапа движения, когда экономическое и культурное взаимодействие уже будет достигнуто».

Вот, собственно, и все. То, что мы наблюдаем все последнее время, – демонстрация подобного подхода. Конфетки и игрушки – это по сути те же заблокированные коммуникации, которые, кстати, и были заблокированы только для того, чтобы позже стать «сладкой конфеткой региональной политики». Конечно, нынешняя активизация продиктована внешним давлением, но вопрос в том, что Турция изначально была готова к любым развитиям на своем армянском векторе и всегда могла вставить ту или иную заготовку в «текущий момент».

Таким образом, какие-то армяно-турецкие протоколы по «нормализации отношений» рано или поздно должны были прийти в движение. Конечно, еще будет повод детальнее разобрать отдельные положения уже подписанных протоколов и наверняка в сотый раз поймать себя на мысли относительно изощренности турецкой дипломатии. Никогда Турция не подписывалась под тем или иным актом в ущерб собственным интересам, хотя все они анонсировались как «во имя мира и стабильности в регионе». И если она не шла на этот шаг даже в отношениях со своими стратегическими партнерами, то что тут говорить об Армении.

Важнейшей миссией руководителей независимой Армении объективно являлась подготовка поколения, которое могло бы достойно принять неминуемый вызов. В этом отношении продолжительность замороженного состояния двусторонних отношений должна была быть на руку Армении, ибо только в этом случае появилась бы возможность взрастить и обучить это поколение. Речь должна была идти о подготовке нового лидера, прекрасно осознающего, что:

1. Турция – государство, которое лишило армян Родины.

2. Турция – государство, которое лишило армян Родины путем физической ликвидации более полутора миллионов армян.

3. Турция – государство, которое планомерно уничтожило цвет армянской общественно-политической элиты: писателей, поэтов, музыкантов, педагогов, журналистов, ученых, политиков, врачей.

4. Турция – государство, которое сровняло с землей памятники культурного наследия армянской нации.

5. Турция – государство, которое лишило рассудка последующие поколения армянского народа, сбило их с более или менее естественного русла.

6. Турция – государство, которое приостановило демографическое развитие нации.

7. Турция – государство, которое не признает содеянного.

8. Турция – государство, которое поддерживает Азербайджан в карабахском и во всех других важнейших вопросах.

9. Турция – государство, которое готовилось к распаду Советского Союза и разрабатывало специальную политику в отношении независимой Армении.

Это должен был быть лидер, о котором Нжде писал: «Сердце апостола, голова поклонника истины, рубиновое чело - вот совершенный предводитель. Его нет - и превратился в толпу, несет потери наш народ. Его нет - значит сегодня и завтра враг в Араратской долине может безнаказанным образом в тени похоронить остаток армянства.

Нет совершенного предводителя - и внешняя угроза становится сильней, и поэтому удар врага может быть беспрецедентным и смертоносным.

Нет его, иначе бы непонятным осталось наше безобразное и безнадежное положение сегодня…

Нет его, но должен прийти, так как есть кричащая и острая необходимость его существования. Нет его, но он должен прийти, так как армянин не хочет умереть.

Должен прийти, должен объявиться Новый Армянин, как государственный управляющий в ролях военного, государственного руководителя, культурного деятеля».

К сожалению, к нам пришел лидер совершенно противоположный (антилидер), и вовсе не удивительно, что именно при нем Турция уже почти устанавливала с Арменией в 1992-1993 гг. дипломатические отношения. Официально тенденция заморозилась якобы из-за Кельбаджарской операции весной 1993 года, но на самом деле все обстояло несколько иначе: турецкие власти осознавали, что к тому моменту «армянское общественное сознание» еще не размыто «в необходимой и достаточной мере» и поэтому «конфетка» могла бы оказаться не такой уж и сладкой. Решено было отложить с этим вопросом.

В последующий пятнадцатилетний период Армения стала ареной осуществляемой крупнейшими геоэкономическими корпорациями политики, ориентированной на курс однозначно функционального противопоставления двух важнейших факторов региональной жизни: интернационально-коммуникационного и национально-территориального. Несмотря на тот факт, что данный курс явственно обозначился достаточно давно, тогда он дал о себе знать с большей подчеркнутостью. Именно тогда в этот процесс и вовлеклись весь армянский политический истеблишмент, а также разного рода активисты, общества и организации, апологеты толерантности, не перестававшие тиражировать тезис о противопоказанности идейных и материальных положений.

Несомненно, искусственная постановка вопроса имела цель нивелировать очевидные различия между абсолютными и относительными ценностями, чем и предопределить спад уровня этнокультурного иммунитета армянской нации. Прекрасно осознавалось, что публичные обсуждения «деликатных тем», предполагавшие наличие разных подходов, мнений и приоритетов, способны были расшатать сформированные логикой самой истории устои. Это именно тот расклад сил, при котором процесс регионального передела осуществляется в наиболее благоприятной среде.

Двадцатилетие армянской независимости не взрастило этого поколения. Армения сегодня катастрофически отстает от Турции практически во всех аспектах, в том числе пресловутом «интеллектуальном» (у нас даже не существует геноцидоведения как науки, нет ни одного османоведа), меркантильные настроения завоевывают все новые позиции, ученые, писатели, архитекторы - все просят поддержки у возведенных в ранг национальных деятелей досточтимых олигархов…

Почему бы тогда не предложить «конфетку» сегодня, особенно когда того требует «международное сообщество»? Самое время…

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Был первый раунд

На фоне резкой активизации международных усилий по установлению дипломатических отношений между Арменией и Турцией, наверное, есть смысл обратиться к некоторым страницам нашей недавней истории, тем более что они полностью вписываются в контекст актуализировавшихся нынче угроз и вызовов в отношении как ближайших, так и долгосрочных перспектив армянской государственности.

Дело в том, что уже однажды, а именно на рубеже 1992-1993гг., Республика Армения, как никогда, была близка к установлению дипломатических отношений с Турцией. Конечно, и тогда Анкара ставила свои жесткие предварительные условия, и в этой статье мы постараемся вспомнить некоторые из них.

Первое условие было озвучено еще в июне 1992 года турецким премьер-министром Демирелем. От армянского руководства требовалось немедленное прекращение оборонительных действий на карабахском фронте и официальное признание территориальной целостности Азербайджана. Данное требование было предъявлено в ходе очной встречи между турецким премьером и армянским президентом, кстати, по личной инициативе первого. Для прессы данное сообщение было передано в более мягкой форме, однако суть и направленность беседы выявлялись вполне отчетливо.

Ниже приводим небольшой отрывок из речи Сулеймана Демиреля:

«Войной вы ничего не добьетесь. Спустя 1000 лет у вас вновь возникла возможность создать независимую Армению. Но вы не сможете создать это государство на мести, ненависти и войне. Ваши соседи - Азербайджан и Турция. Если вы не установите с нами дружественные отношения и не уберете ваши воинские подразделения с территории Азербайджана, ваше положение окажется трудным».

Это было сказано в самый разгар карабахского противостояния, практически сразу после взятия Шуши и, кстати, в преддверии падения Арцвашена и неудач на карабахском фронте. Несколько позже турецкая газета «Хюрриет» позволила себе такую характеристику июньского диалога: «Беседа Демиреля с Тер-Петросяном напоминала отеческие наставления сыну».

Вторым условием было неотложное осуществление мер по минимизации воздействия армянской диаспоры на внутреннюю жизнь страны, в частности, полной (по возможности) изоляции деятельности и влияния АРФ «Дашнакцутюн». Этому вопросу турецкие власти уделяли самое пристальное внимание. Еще один отрывок из выступления Демиреля: «Я долгие годы занимался дипломатией. Нельзя допускать, чтобы мир управлял Арменией, надо постараться, чтобы вы сами управляли своей ситуацией».

Турецкий премьер, очевидно, имел в виду богатую и «националистически настроенную» армянскую диаспору, видные представители которой выразили готовность участвовать в процессе становления армянской государственности.

Примерно тогда же турецкая пресса распространила следующее высказывание армянского президента Левона Тер-Петросяна: «Дашнакцаканские вооруженные отряды не сумеют оказывать влияния в Карабахе. Нашей независимой республике всего год. Мы стремимся избавиться от прежних прогнивших порядков и утвердить новые. Мой народ не прислушается к подобным бездумным голосам. Никто не сможет помешать нашим усилиям по созданию хотя бы нормальных отношений с Турцией».

Так или иначе, но уже 29 июня 1992 года (через две недели после встречи с Демирелем, и едва ли это простое совпадение) Левон выдворил из республики дашнакцаканского лидера Грайра Марухяна. Опальный политический деятель позже заметит: «Тер-Петросян опустился с уровня президента республики до уровня президента АОД. Многие президенты, президенты стран гораздо больших, чем Армения, признавали свои ошибки, когда понимали, что ошиблись. А в остальном бог с ним, с президентом… не знаю, верует он или нет, ибо его семейные обстоятельства могли препятствовать его вере в нашего Бога. Но придет время, не такое далекое, и наш народ узнает, каков истинный облик некоторых людей, и тогда все прояснится».

Третье условие, предъявленное тогда турецким правительством, заключалось в необходимости согласованных действий по вычерчиванию перспективных векторов развития армянской государственности. Согласованность, естественно, должна была проявляться именно на турецком направлении, причем за счет отношений с Европой и даже с США. Мы не располагаем сведениями относительно реакции армянского президента, но с такой постановкой вопроса полностью перекликается его ереванское высказывание от августа того же года:

«В 1920 году была серьезная возможность сохранить независимую армянскую государственность, если бы власти проводили гибкую политику, если бы они не обманывались лживыми заверениями, такими, как документы Севрского договора, если бы они не доверялись США, Англии, Франции, а пытались решить свои вопросы непосредственно с Турцией. Вместо этого потянулись за совершенно нереальными мечтами и потеряли половину Армении, потому что в то время Армения вела войну с тремя соседями: и с Азербайджаном, и с Турцией, и даже с Грузией - нашим традиционным другом и союзником».

Четвертое условие касалось уже темы Геноцида армян. Турецкие власти, естественно, требовали предать этот вопрос «политическому забвению», однако ввиду сложной внутриполитической обстановки в самой Армении, особенно на фоне захлестнувших правящий аппарат интриг, вопрос этот даже был вынесен на международную трибуну. 10 сентября, практически сразу после августовского заявления Левона, глава армянского МИД Раффи Ованнисян заявил на стамбульском заседании Совета Европы: «Несмотря на трагедию Геноцида, президент Левон Тер-Петросян активно добивается установления добрых отношений с Турцией. Между тем и поныне Турция отвергает армянские инициативы по установлению дипломатических отношений и открытию армяно-турецкой границы». Днями позже он подчеркнет: «Очищение поможет Турции в международном плане. Многие турки сознают эту проблему, однако это осознание еще не достигло политического уровня. Если Турция желает вновь поднять вопрос Геноцида 1915 года, мы готовы к этому».

Происходило данное событие в преддверии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке и, разумеется, турецкое правительство не могло не высказаться «по данному казусу» в ходе встречи с армянским президентом. В Нью-Йорке глава турецкого МИД Химкет Четин сделал заявление для прессы: «Турция осталась недовольной агрессивным тоном министра и, в частности, высказываниями относительно прав человека в Турции и Геноцида». Любопытно, что 16 октября 1992 года, в годовщину своего президентства, Левон Тер-Петросян специальным указом уволил Раффи Ованнисяна с занимаемой должности.

Таким образом, к осени 1992 года «обоюдными усилиями» уже было сделано очень немало для установления дипломатических отношений между Ереваном и Анкарой. Именно тогда Химкет Четин официально заявил: «Политическое соглашение с Арменией будет подписано в ближайшие дни. Армения официально заявила об отсутствии территориальных претензий к Турции, а проблема Геноцида станет достоянием истории. МИД Турции через посольство в Москве направил в Армению проект соглашения, который включает оба эти пункта. Он должен лечь в основу документа об установлении дипломатических отношений».

В том же заявлении он еще раз подчеркнул: «Цена наших отношений с Арменией - проблема Азербайджана. Условием является вывод вооруженных сил с территории Азербайджана. В отправленном нами проекте обо всем этом сказано, и я со стороны Левона Тер-Петросяна встретил горячую поддержку».

Со второй половины 1992 года Армения и Турция находились в шаге от установления дипломатических отношений. Глава официального Еревана исправно выполнял возложенные на него турецким правительством обязательства, Турция же в страшную зиму 1992-1993 гг. предоставила свой коридор на Армению и позволила переправить в обесточенную, холодную и голодную страну продовольственную помощь Евросоюза.

Но какова была цена этой «открытой границе»?

Экс-советник первого президента РА по внешним делам Жирайр Липаритян вспоминал, что двусторонние переговоры по установлению дипломатических отношений продолжались в течение всей зимы и были прерваны Кельбаджарской операцией в конце марта 1993 года. Именно тогда Турция уяснила для себя одну очень важную деталь: глава армянского государства уже не контролирует ситуацию в собственной стране в той «необходимой и достаточной степени», чтобы и далее выступать гарантом реализации «общих усилий».

Через три недели после занятия армянами Кельбаджара Левон Тер-Петросян был уже в Турции. Формально он принимал участие в похоронах скончавшегося 17 апреля президента Тургута Озала, однако на деле вел переговоры с правительственными кругами Анкары по поводу сложившейся ситуации. Более того, 21 апреля Левон встретился в Стамбуле с новым главой Азербайджана Абульфазом Эльчибеем, и тем не менее его «поезд доверия» уже ушел.

В настоящее время турецкое правительство не отказалось ни от одного из своих прежних предусловий, но вместе с тем полагает, что действующий президент Армении, в отличие от первого, полностью контролирует ситуацию в стране, а посему является надежным переговорщиком. Именно поэтому Турции «очень важно» как можно быстрее подписать Протокол о неизменяемости существующих границ и их признании.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Под ядовитым микроскопом

«Ничтожный, словно камешек брошенный в Арарат...»

Егише Чаренц

На днях украинский историк польского происхождения «Стефан Мадалински», под маской которого скрывается бакинский провокатор Вугар Сеидов, окопавшийся в Берлине, обрушился на Гарегина Нжде, Драстамата Канаяна и других наших выдающихся соотечественников. Мерзавец позволил себе обвинить их в «предательстве», в «терроризме», в «пособничестве нацистам» и во всех прочих грехах, которыми «наградила» мучеников советская историография. Примерно в тех же тонах он отозвался о деятелях, к которым советская историография проявляла более лояльное отношение (Андраник Озанян) или даже отзывалась в хвалебных тонах (Степан Шаумян), впрочем, также извращая суть и характер их деятельности.

Поводом для такого выступления стало высказывание духовного наставника польских армян Тадеуша Исаковича-Залеского о необходимости добиваться признания геноцида поляков в Волыни, как, например, это делают в своих случаях евреи и армяне.

Нет необходимости вдаваться в этот вопрос, тем более давать оценку деятельности Степана Бандеры, однако считаем нужным вновь обратиться к одной проблемы из нашей «внутренней кухни», о которой писалось не раз. Тем более что высказывания мерзкого пана основываются хотя и на советских, но тиражируемых ныне «нашими вещателями» стереотипах.

В целом индифферентное население, конечно же, склонно утрировать многое и даже такие серьезные понятия, как «преступник» и «герой», опускать на уровень обыденности, меркантильности и, соответственно, трактовать в зависимости от настроения. Между тем армянское общество до сих пор испытывает колоссальный вакуум информированности относительно деятельности своих сынов, трагедия жизни и смерти которых непосредственно связана с нынешними угрозами, а также с принципами осмысления дня сегодняшнего. Именно в этом и кроется прикладное значение представления подлинных образов национальных деятелей. Не вымышленных, не придуманных, не вылепленных, не разрисованных в угоду особому гебешному отделу, а настоящих - со всеми их пороками и добродетелями.

В этом вопросе у нас до сих пор почти мирно сосуществуют две крайности: с одной стороны, планомерные и последовательные инъекции в совокупный общественный мозг все тех же советских стереотипов с какими-то «новыми», а на самом деле старыми и даже дряхлыми (теми же гебешными, просто архивы открыты) вкраплениями «о сотрудничестве с нацистами», с другой - представление героев в некой легендарной оправе, правда, при этом почему-то деликатно дистанцируясь от «сомнительных эпизодов». Все остальное (более редкое, глубокое и честное), как правило, до заинтересованного общества не доходит.

Сегодня, когда спекуляции на данную тему приняли нестерпимый характер, когда даже ущербный ксендз бормочет что-то в микрофон, необходимо довести до нашего «общественного сведения» простую истину: сотрудничество ряда виднейших армянских национальных деятелей с нацистским режимом обуславливалось всеми теми соображениями, коими диктовалась биография каждого из них - во имя спасения и сохранения армянского народа.

Их было не так уж и много, чтобы остерегаться излишнего пафоса и, кстати, никто из них случайно в плен не попадал. Все нужно рассматривать в историческом контексте: в течение столетий национальная элита вынуждена была маневрировать между интересами держав, и едва ли сегодня кому-то взбредет в голову осуждать спарапета Теодороса Рштуни за переговоры с Муавией и за заключение Дамасского договора в VII веке.

Спрашивается, а с кем должны были сотрудничать в зоне германской оккупации армянские мартиросы прошлого века ради сохранения жизней десятков, а то и сотен тысяч своих соотечественников? Со Сталиным, который даже бежавших из немецкого плена советских солдат в лучшем случае направлял в штрафбаты? Или с Лаврентием Павловичем?

Кстати, о них: 29 мая 1944 года Берия пишет Сталину: «Крымские армяне обвиняются в том, что в Симферополе они создали организацию коллаборационистов «Дромедар» под руководством армянского генерала Дро, которая кроме религиозных и политических вопросов занималась еще мелкой торговлей и промышленностью, создавая фонды для военных нужд Германии».

Спрашивается вновь: почему Дро Канаяну так срочно понадобилось оставить принадлежащие ему нефтяные промыслы в фашистской Румынии (обещавшие, кстати, совсем неплохой достаток до конца жизни) и искать пути сотрудничества с немцами?

Евреи превозносят члена нацистской партии Оскара Шиндлера ровно за то, за что наши враги и подпевающие им такие же «наши» соотечественники обличают, например, Дро Канаяна. Судетский промышленник спас почти 1200 евреев на своих заводах в Польше и Чехии. Дро же спас многие тысячи армян, потомки которых - из Канады ли, Австралии - еще долго отправляли такие же благодарственные письма своему спасителю, какие евреи «Праведнику Мира» своего. Или, может быть, Шиндлер не рапортовал рейхсфюреру о том, что «все то, что производится здесь, производится во благо Рейха»? Смешно...

Кажется, что принципиальной разницы между деятельностью Шиндлера и Дро действительно нет, но разница есть и она огромная: Драстамат Канаян - командующий II Армянским добровольческим отрядом в составе русской армии, организатор знаменитого Ванского похода, комиссар Армянского корпуса, победитель турок в сражении под Баш-Апараном, военный министр Республики Армения, исполняющий обязанности командующего войсками Советской Армении и т. д. и т. п. А еще до этого, когда ему шел 23-й год, он покарал известного на весь Кавказ негодяя, бакинского губернатора Накашидзе - одного из главных организаторов армянской резни в Баку в 1905 году. Дро действительно воевал, но только против турок.

Впрочем, есть еще одна существенная разница: тот же Шиндлер - безусловно достойнейший образ - прекрасно осознавал неизбежное - очень скоро он будет понят не только евреями, но и немцами, тем более что против Рейха особых выступлений у него и не было. В принципиально иной ситуации находились те немногие армянские деятели, которые взошли на алтарь с призрачными надеждами относительно адекватного понимания их поступка уже со стороны поколений «советских армян». Объяснения дает Нжде: «Относись к себе как к обреченному, который ради защиты своей страны и своего народа должен быть готов в любое мгновение принять смерть». С таким пониманием, а не в надежде быть понятыми «здесь и сейчас», армянские мученики рисковали своими жизнями в зоне оккупации.

Недопустимо под «ядовитым микроскопом» искать, находить и вырывать эпизоды жизни того или иного национального деятеля, чтобы потом тенденциозно, однобоко, лживо и пристрастно преподносить их вне биографического контекста. Каждый эпизод, каждый нюанс - взаимодополняемы, и ценность поступка следует мерить на фоне всего жизненного пути. Только в этом случае возникает живой образ человека со всеми колебаниями, сомнениями, компромиссами и подвигами, в основе которых - принятое однажды решение посвятить жизнь национальным интересам.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Синдром календаря

Есть очень большие основания думать, что принятые 31 августа Протоколы по армяно-турецкому примирению были готовы (по крайней мере, в общих чертах) еще в период подписания апрельской «дорожной карты». Лично у меня на сей счет сомнений нет почти никаких, и даже более того: ранее уже писалось о том, что анонсирование последующего документа будет непременно увязано с какой-либо очередной значимой датой «общей армяно-турецкой истории».

Почерк американского госдепартамента очень давно и очень навязчиво выдает себя именно в контексте так называемого внешнеполитического календаря, разработанного профессиональными любителями исторической нумерологии. Главная особенность подобного календаря заключается в приурочивании важнейших событий актуальной жизни той или иной курируемой страны к каким-то базовым датам из истории данной страны. Суть этой изуверской политики доподлинно не известна, однако есть любопытное мнение, что такие календарные увязки способствуют расщеплению национального самосознания «контролируемых народов».

Например, выдача сербским правительством бывшего президента Милошевича непременно должна была состояться 28 июня – в день знаменитой Косовской битвы 1389 года, совпадающего также с днем всесербской солидаризации «Видов дан». Именно этот день столетиями ассоциировался в сербском сознании с идеей национальной консолидации (не случайно, что как раз 28 июня 1914 года член организации «Молодая Босния» Гаврила Принцип застрелил австрийского эрц-герцога Франца Фердинанда и его супругу при циничном въезде в отторженный Сараево, чем предоставил великим державам casus belli – благовидный предлог для начала войны). Соответственно, выдача сербами именно в этот день своего, пусть даже непутевого лидера призвана была трансформировать дату национальной консолидации в юбилей национального позора.

Подобные хронологические накладки, естественно, не могут быть случайностью.В частности, бывшего иракского лидера Саддама Хусейна совсем не случайно казнили рано утром 30 декабря 2006 года, за несколько минут до начала праздника Курбан Байрам. Совершенно очевидно, что время казни специально было приурочено к этому дню (в конце концов, Высший уголовный трибунал Ирака еще 5 ноября приговорил Саддама к смертной казни через повешение и вполне мог выбрать другой день).

Очевидно, что исламский праздник окончания хаджа, отмечаемый в 10-й день двенадцатого месяца исламского лунного календаря в память жертвоприношения пророка Авраама, отселе ассоциируется в сознании иракских арабов (и не только) уже с иным событием, призванным, помимо прочего, констатировать и подчиненное положение арабского календаря.

Почерк американского Госдепартамента явно ощущается и в нашем регионе. В частности, Грузинская Православная Церковь особенно торжественно отмечает религиозный праздник – день Святого Георгия (Георгоба). Культ Святого Георгия, каппадокийца, который был подвергнут мукам за христианское вероисповедание, распространен во всем христианском мире, но в Грузии он особенно почитаем. В отличие от других стран, здесь этот праздник отмечается два раза в году – 23 ноября и 6 мая.

Можно ли считать случайностью, что американский ставленник Михаил Саакашвили осуществил два переворота именно в эти дни? 23 ноября 2004 года им был осуществлен переворот в Тбилиси, стоивший Эдуарду Шеварднадзе отставки, а 6 мая 2005 года новый грузинский президент отстранил от власти аджарского лидера Аслана Абашидзе. Естественно, что таких «случайностей» в истории просто не бывает, тем более что все эти накладки прекрасно вписываются в единый контекст.

В Армении такая политика впервые, видимо, была апробирована в 85-летнюю годовщину Первой Республики и майских побед армянского оружия над турецкими оккупантами. Участие турецких офицеров на военных учениях казалось тогда верхом политического цинизма.

Историк из будущего наверняка заострит свое внимание на этой аномалии в юбилейный год, попробует вскрыть причины приглашения турецкого офицера на полигоны Араратской долины. Он же попытается понять: почему, по какой именно главной причине вопрос об участии Турции в учениях НАТО Corporative Best Effrots-2003 в Армении не стал в стране внутриполитическим фактором и оказался на обочине предвыборной борьбы?

Возможно, гипотетическому исследователю удастся найти ответы на эти вопросы, однако нам предоставляли разные данные. В частности, два ключевых представителя правительства РА - министры ИД и обороны Вардан Осканян и Серж Саргсян - предоставили обществу две разные информации относительно «генезиса» инициативы. Глава внешнеполитического ведомства Армении, выступая на организованном партией АРФ «Дашнакцутюн» форуме Ай Дата, заявил, что «решение об участии Турции в учениях было принято руководством НАТО и Армения согласилась с этим решением». Днями же позже глава оборонного ведомства РА Серж Саргсян, выступая по Общественному телевидению, заметил, что «было бы неверно не приглашать на учения одного из членов НАТО».

Уже в преддверии 24 апреля 2009 года – самого черного выходного армянской истории - была обнародована весть о подписании между Арменией и Турцией «дорожной карты». Стоит ли удивляться тому, что 24 апреля мировые средства информации представляли тему Геноцида лишь на фоне потепления отношений «между двумя соседними странами» и в контексте выработки пресловутой «дорожной карты», о которой ровным счетом ничего не сообщалось. Именно тогда мы и написали, что «анонс в канун 24 апреля констатирует становление нового международного календаря для отдельно взятой сферы армяно-турецких отношений».

Соответственно, очередное громкое заявление также должно было быть приурочено к какому-то знаковому событию, причем сам анонс, как правило, дается по вашингтонскому времени (этим и объясняется пресловутое полуночное оповещение). Именно таким событием и следует считать заключенный 13 октября 1921 года Карсский договор между кемалистской Турцией (с одной стороны) и советскими республиками Закавказья (с другой). На основе этого пакта (вторившего духу и букве Московского договора от 16 марта 1921 года) Советская Армения отказывалась в числе прочего от Севрского договора, и именно в соответствии с новыми положениями (Карсский договор состоял из преамбулы, двадцати статей и трех приложений) были вычерчены контуры нынешней «армяно-турецкой границы».

Очевидно, более подходящего дня для данного проекта просто не существовало. Фишка здесь в том, что установленный Протоколами срок в 6 недель для их подписания истекает именно к полуночи 13 октября, а уже на следующий день намечен визит армянского президента в Турцию.

Стоит ли после этого сомневаться в том, что принятые 31 августа Протоколы по армяно-турецкому примирению были готовы еще в период подписания апрельской «дорожной карты».

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Во мраке цивилизации

В ночь на 16 сентября в Баку были убиты 30 тысяч армян

История знает не много примеров массовой девальвации человеческих жизней, когда в промежутке очень ограниченного временного отрезка - всего лишь нескольких часов - жизнь сразу десятков тысяч людей исчислялась минутами.

Варфоломеевская ночь – наиболее известный пример рубки масс – была устроена католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня Святого Варфоломея. Традиционно полагается, что ее спровоцировала Екатерина Медичи на шестой день после свадьбы дочери своей Марго с протестантом Генрихом Наваррским. Количество жертв этой страшной ночи до сих пор служит предметом горячих споров среди историков и варьируется в весьма широких пределах - от 5 до 30 тысяч протестантов.

Так уж повелось, что именно Варфоломеевская ночь и стала неким критерием (звучит, согласимся, цинично) для определения масштабности и катастрофичности любого последующего примера забивания масс. Так, например, разыгравшаяся в ночь на 23 сентября 1997 года в Алжире трагедия лет уже десять, как именуется не иначе как «Алжирской Варфоломеевской ночью». Тогда группа мусульманских боевиков вырезала около 200 жителей столичного района Бараки.

Каждая подобная ночь имеет свое название. «Хрустальной», или «Разбитых витрин», называется ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, когда нацистами была осуществлена первая массовая акция прямого физического насилия по отношению к евреям на территории Германии. Тогда за одну ночь жертвами гитлерюгенда стали около 100 евреев, сотни были ранены и покалечены, тысячи подверглись унижениям и оскорблениям, около 3500 арестованы и отправлены в концентрационные лагеря Заксенхаузен, Бухенвальд и Дахау.

И вместе с тем история знает лишь два достоверных случая массового убийства более двадцати тысяч представителей одной национальности в течение одного дня или одной ночи. Название второго случая известно широко. Это Бабий Яр - один из символов «окончательного решения еврейского вопроса» на всей территории Европы. Огромный овраг, раскинувшийся между тремя киевскими районами - Лукьяновкой, Куреновкой и Сырцом, до войны слыл любимым местом игр окрестной ребятни. Захватив Киев, оккупанты сочли это место очень полезным (критерий был прост - в Бабьем Яру могло поместиться очень много трупов). До позднего вечера 29 сентября 1941 года киевских евреев расстреливали в Бабьем Яру; согласно отчету зондеркоманды, за день было уничтожено 33771 человек (Альтман И. А. «Жертвы ненависти»).

Первый же случай, прокатившийся по улицам Баку в ночь на 16 сентября 1918 года, известен международному сообществу куда меньше. Впрочем, достоверные сообщения о катастрофе есть, вот лишь некоторые из них:

«В ночь на 16 сентября в Баку было вырезано около 35 тысяч армян» («Кавказское слово», 12 октября 1918).

«Численность истребленных в Баку армян составила от 20 до 30 тысяч» (Wilhelm Litten. Persische Flitterwochen…).

«Есть данные о том, что количество жертв достигло 20 тысяч человек» (Е. Лудшувейт, «Турция в годы Первой мировой войны», Москва, 1966).

«Во время погромов и резни было зверски убито 30–35 тысяч мирных жителей, главным образом армянские рабочие; всюду на улицах валялись трупы» («Известия ВЦИК», 23 апреля 1919).

Чем может быть обусловлено «невнимание» цивилизованного мира к этой трагедии? Почему оно так и не удостоилось своего места и своего названия в исторических анналах позора рода человеческого? В первую очередь это политический мотив - апшеронская нефть, влиятельные попечители скважин, но что особенно важно - интеллектуальная и нравственная ущербность кавказских татар именно как организованного социума. Граница между теми же немцами и, увы, тюркскими племенами Кавказа все еще пролегает на водоразделе цивилизации: если первые до сих пор содрогаются при одном упоминании таких понятий, как Бабий Яр, Холокост, Освенцим, то вторые до сих пор приходят в экстаз от равнозначных им по сути понятий Сумгаит, Кировабад, Баку.

Поражает преемственность дикарского экстаза.

«Шайки убийц появились одновременно в разных частях города. Загремели выстрелы… Застигнутые на улицах армяне спасались бегством. Вслед им гремели выстрелы. Несчастные падали, не добежав иногда несколько шагов до дверей своего дома…

Жертвы среди армян насчитывались уже десятками. В то время, когда большинство мирного армянского населения в страхе ждало со стороны полиции и войск избавления от грозящей беды, раздраженная горячая молодежь рвалась мстить за убитых родичей и единоплеменников… Когда на улицах больше некого было убивать, татары кинулись громить армянские лавки. Взламывали двери, стреляли внутрь лавок залпами, вытаскивали неосторожно оставшихся в лавках торговцев и зверски расправлялись с ними» («Русское слово», 22 февраля 1905).

«По улице двинулась толпа, состоявшая из босяков, безработных и нескольких, по-видимому, интеллигентных лиц. Один армянин был зарезан прямо у подъезда генерал-губернаторского дома. Было сожжено до двух десятков армянских домов. В Баилове толпа осадила дом с 200 обитателями-армянами. В последний момент солдаты спасли обитателей от верной смерти, переведя в казармы Сальянского полка; дом же был разграблен и сожжен» («Новое обозрение», 23 ноября 1905).

«Три дня Балаханы, Забрат, Раманы напоминали ад: озверевшая толпа била, грабила, расстреливала, жгла. Некоторых русских щадили. Других истребляли вместе с армянами. Раненых швыряли в горящие мазутные ямы или дорезывали. Подле промыслов Манташева окружили безоружную толпу человек в 30 и всех искрошили кинжалами и бейбутами. В Раманах замучили, перестреляли, сожгли более 300 человек» («Тифлисский листок», 11 сентября 1905).

«Погромщики потянули армянина в сторону насосной станции. Мы тоже направились туда, и по дороге я нашел топор. Подошли к толпе, которая возле насосной будки избивала армянина, и я топором нанес ему удар в лоб. Али Агаяров в это время где-то нашел арматуру и нанес три удара ему по голове. Потом я бросил топор и вернулся» (Из протокола судебных заседаний. Из свидетельств Закира Рзаева, «Сумгаитская папка», том 9-13, л. д. 7; 04 апреля 1988).

Поражает сходство методов и форм истребления армянского населения на территории современного Азербайджана. При ознакомлении с документальными описаниями погромов, отдаленных друг от друга несколькими десятилетиями, крайне сложно не сбиться с «хронологического курса» и не запутаться в датах, событиях, лицах.

«Резня продолжалась три февральских дня. Всего в первый день было убито до 35 человек, из них 3-4 татарина, остальные – армяне» («Санкт-Петербургские ведомости», 25 мая 1905).

«Он ударил потерпевшего Аванесяна Валерия обухом топора. Видел, как человек ударил Валеру топором и тот упал. Бросил ли потом он топор на дорогу, я не знаю» (Из протокола судебного разбирательства по факту убийства 28 февраля 1988 года в Сумгаите Валерия Аванесяна. Показания Агаева Алавсат Ахмед-оглы, «Сумгаитская папка», том 8, л. д. 143-148; 04 апреля 1988).

Трансформация Апшеронского полуострова в остров невежества и зла началась с того самого момента, когда он постепенно начал обживаться пришлыми и разрозненными племенами. Полуостров некоторое время еще сопротивлялся, ибо мощно представленные здесь культурные слои не собирались так легко и быстро оформлять на клички диких кочевников местную, весьма специфичную цивилизацию. Впрочем, время, видимо, работало на дикарей и, как отнюдь не случайно писал татарский историк В. Худадов: «Близок день, когда от ряда национальностей, населяющих Закавказский Азербайджан, останется лишь воспоминание… Ассимиляция эта может выиграть с созданием независимой Азербайджанской Республики с тюркским государственным языком. Таким образом, в Восточном Закавказье создается новая единая национальность».

Возможно, прошлый век и оказался способным объединить разрозненные племенные союзы в искусственное понятие «азербайджанец», однако его не хватило на то, чтобы наделить это новое понятие гуманизмом и цивилизованностью. В этом отношении XX век оказался, увы, немилосердным в первую очередь по отношению к ним.

Однако вопрос сегодня в другом: необходимо нам самим довести до сведения «цивилизованного мира» суть и характер Бакинской ночи на 16 сентября и дать ей свое «историческое название».

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

По клавишам памяти

Вот уже целую неделю, как департамент О-де-Сен напоминал настоящий "парижский писсуар". По крайней мере именно так окрестили его местные трубочисты, острый язык коих обладал удивительной способностью пролезать через самый узкий дымоход и проникать в плотно занавешенные дома, даже сквозь замочную скважину.

Семь дней и семь ночей в городке Аньер моросило. Мелкий дождь не прекращался ни на минуту, чем и завоевал себе почетнейшее право стать предметом принципиального спора между ветеранами Первой мировой. Спорщики не сходились во мнениях вокруг важнейшего вопроса истории: не точно ли такой дождь в августе 1914 года заставил их целую неделю отсиживаться в грязных траншеях в сражении при Шарлеруа?

Вопросы истории волновали маленького Мишеля в куда меньшей степени: усевшись перед окном своего дома, он тоскливо созерцал давно опустевшую улицу и независимо от себя аккомпанировал на подоконнике ритму бесконечных осадков - наигрывал Блюз недельного дождя. Втайне мальчик надеялся на воскресное прояснение: ведь завтра опять на улицу Жан Гужон, а у него даже собственного зонтика нет. Конечно, есть большой дедовский, который уж никак не позволит промокнуть, но ведь это все равно не его.

В отличие от внука, дед Саркис историей, разумеется, интересовался, но уж как-то по-своему - не как ветеран, скорее как жертва Первой мировой. Вне зависимости от погоды, он каждое воскресенье навещает Армянскую церковь на Жан Гужон и часто водит туда маленького Мишеля. Внук внимательно прислушивается к церковному песнопению, литургию знает уже почти наизусть, но ему ужасно претят долгие, как дождь, беседы в притворе церкви: собеседниками деда Саркиса являются такие же хмурые мсье – его соотечественники, которые даже в самый пасмурный день почему-то не обсуждают сражение при Шарлеруа.

Свой зонтик Мишель найдет много позже – 19 февраля 1964 года: именно в этот день Франция впервые увидит отснятый им вместе с Жаком Дэми фильм "Шербурские зонтики". Это будет похлеще кампании под Шарлеруа – сражены все; безоговорочная и полная капитуляция зрительского контингента! Нескончаемый дождь оваций!

Первый в истории кинематографа полностью спетый музыкальный фильм обеспечит композитору мировое признание. Впрочем, еще за одиннадцать лет до премьеры "Шербурских зонтиков" молодой Мишель уже имеет известность: он автор альбома "Мой Париж" – бестселлера среди альбомов инструментальной музыки. Спустя годы число таких альбомов достигнет ста…

Он напишет музыку к более 200 кинофильмам и трижды удостоится "Оскара"; пять раз получит премию "Грэмми". Режиссеры Жан-Люк Годар, Агнус Варда, Жак Деми станут его друзьями. Виртуоз джазовой и фортепьянной музыки, он будет работать с Морисом Шевалье, Майлсом Дэвисом, Фрэнком Синатрой, Стеном Гетцем, Эдит Пиаф, Барбарой Стрейзанд… Но все это произойдет позже…

А пока маленький Мишель, усевшись перед окном своего дома, тоскливо смотрит на давно опустевшую улицу и независимо от себя аккомпанирует осадкам: наигрывает Блюз недельного дождя. Втайне он все еще продолжает надеяться на прояснение: ведь завтра опять на улицу Жан Гужон, а у него нет собственного зонтика.

В комнате играет старый граммофон – поет египетский певец Ом Калсум, которого дед обожает, но который уже успел порядком надоесть Мишелю. Едва уцелевший от армянской резни, Саркис Тер-Микаэлян любит навязывать внуку какие-то уж совсем не детские ценности: "Не забывай, Мишель, в тебе течет и кровь древнего армянского народа".

Чтобы засвидетельствовать любимому внуку склонность народа армянского к разным искусствам, дед Саркис частенько водит его на концерты местного оркестра под управлением Жана Хеляна – дяди Мишеля. Все это, конечно, ужасно тоскливо, но что поделать… Мальчик вглядывается в глаза деда и понимает: старик выполняет какую-то миссию.

Как-то ему подарили дудук. Произошло это неприметное на первый взгляд событие, разумеется, в Ереване – мировой столице столь популярной уже сегодня "абрикосовой флейты", где он гастролировал вместе с сестрой – певицей Кристин Легран.

Мишель, страстный поклонник и большой ценитель народной музыки, весьма обрадовался этому, как ему тогда показалось, сувениру. Музыкант, вероятно, не знал, что армяне называют дудук не иначе, как самым духовым в мире инструментом, "ибо он поддерживает национальный Дух и не позволяет забыть про истоки". По всей видимости, дед Саркис не успел открыть своему послушному внуку тайну этого магического инструмента. Впрочем, даритель знал цену подарку: дудук призван был стать эстафетой, переданной Мишелю Леграну от имени деда одним из миллионов рассеянных по миру армян.

Самый духовой инструмент потом сделает свое дело, а пока…

"Я не верю в прошлое, – констатирует уже маститый композитор Мишель Легран. – Я никогда не слушаю собственную музыку, никогда, никогда. Если что-то остается в прошлом, я пытаюсь его забыть. У меня нет прошлого!"

В свободное время он летает на самолете, ездит верхом, плавает на яхте… И, конечно же, пишет музыку и дает концерты. Он очень уверенно смотрит в завтрашний день – безоблачный и ясный. Дождь его детства давно прекратился, а если вдруг и капнет ненароком, так у него же есть Зонтик. Свой, собственный.

Гром среди ясного, безоблачного неба грянет, как и полагается, неожиданно: "Турцию никогда не примут в Европейский Союз, этому будет противиться Франция и народ республики: французы не забыли чудовищного Геноцида армян и помнят, что Турция аннексировала часть Армении". Эта строгая композиция слов принадлежит не политологу и не дипломату. Под ней – подаренным когда-то дудуком – расписался маэстро Мишель Легран: великий композитор, который тяжелому року всегда предпочитал легкий джаз.

Обрамленная натянутыми струнами общественного протеста громкая музыкальная публицистика никогда не притягивала к себе композитора: от нее слишком много эпохального шума. Противоречивым эрам мятежных площадей он противопоставляет секунды "под зонтиком" – без рупоров и даже микрофона. Философия его искусства – отражение психологии самого автора: он никогда не пишет за фортепьяно, ибо "за инструментом – всего 10 пальцев, а в воображении – бесконечность".

Он слышит музыку в тишине и в тишине же ее пишет; за самым заурядным столом или даже на подоконнике. Но именно в тот день музыкант почему-то изменил своей традиционной философии: он взял в руки рупор и в новом для себя амплуа обвинителя вынес конечный Приговор. Это уже не джаз, это самый тяжелый, судьбоносный рок.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Три республики в призме времен

Судьба распорядилась так, что за три четверти прошлого столетия - исторически ничтожный срок - на нынешней территории Армении возникли, сменяя друг друга, три республики. К сожалению, власть каждой последующей республики, вопреки ощущению народом своей истории как непрерывного процесса, пыталась из сиюминутных идеологических и политических соображений опорочить, исказить, в лучшем случае предать забвению общее национальное прошлое. В этом собственно и следует искать истоки многих наших бед. Причем сам принцип "ретроспективного взгляда" остался по сути неизменным: базирующееся на измышлениях и лжи официальное отношение Третьей Республики ко Второй является зеркальным отражением соответствующих подходов Второй Республики к Первой.

Зло подобного агрессивно-нигилистического отношения к собственному прошлому не только в том, что с каждой новой республикой нарастало идеологическое противостояние в армянском обществе - возможно, это в определенной степени историческая неизбежность. Важнее то, что этот процесс не позволяет нам трезво и объективно, исходя из наших национальных интересов, осознать опыт собственного прошлого, извлечь из него необходимые уроки, оценить то лучшее, к чему стремились и что успели сделать наши предшественники, и не повторять их трагических ошибок.

В прошлом столетии календарь армянской государственной жизни действительно выдался очень динамичным. По сути он оказался передвижным календарем - зеркальным отражением тех главных сдвигов, которые имели место в национальной жизни.

В самом конце мая 1918 года была восстановлена армянская независимость в форме республики. На призыв "построить собственными силами собственное государство" откликнулись тогда многие наши соотечественники. Египетский миллионер Мелконян вместе с семьей принял армянское гражданство и безвозмездно передал в бюджет республики 6 млн долларов. Бакинский банкир Аршак Гукасян переправил в казну государства 8 млн рублей золотом. 25 млн рублей подарил республике российский банкир армянского происхождения Попов (Погосян). Галуст Гюльбенкян обещал начать строительство целого ряда крупных государственных зданий. Ростовские (новонахиджеванские) армяне (семьи Каялянов, Кистянов, Хрмачянов и др.) выразили готовность спонсировать строительство железнодорожного полотна Батум-Карс-Сардарапат. Инициатор проекта, инженер К. Аргутинский-Долгоруков в конечном итоге намеревался связать порты Черного моря и Персидского залива именно через территорию Армении.

1918-1920 гг. - это период, когда в условиях существования национального государства протекал процесс становления национальной буржуазии. Два года важнейший государственный праздник официально отмечался 28 мая, позже - с установлением Советской власти в Армении - он "перекочевал" в Диаспору.

В течение последующих семи десятилетий главный праздник армянской действительности отмечался уже в другой день - 29 ноября.

Ранним утром 29 ноября 1920 года Революционный комитет Армении вместе с подразделениями большевистской армии вступил в Иджеван и провозгласил в городе Советскую власть. В тот же день он опубликовал Декларацию о провозглашении Армении Советской Социалистической Республикой. "Волею и желанием восставших масс Армении Коммунистическая партия Армении с сегодняшнего дня объявляет Армению Советской Социалистической Республикой…

Красное знамя свободной Советской Республики Армения извлечет из пучины горя и отчаяния ее трудовые массы. С первыми звуками победного Интернационала навсегда исчезнет призрак разъедавших Армению племенных и национальных распрей и водворится братство народов в их повседневной трудовой жизни. Крестьянство Советской Армении получит в свое трудовое пользование всю землю, принадлежавшую бекам, ханам и меликам, а также монастырям, церквам и мечетям... Трудовая интеллигенция получит полную возможность применять в деле советского строительства свой опыт и интеллектуальную силу…"

Декларация стала и первым проявлением идеологического искажения истории. "Трудовая интеллигенция" и ранее имела полную возможность применять свой опыт и интеллектуальную силу. В частности, еще 8 мая 1920 года при Министерстве попечения было учреждено Управление главного архитектора под руководством Александра Таманяна. Во главе группы крупнейших знатоков своего дела (в группу входил и выдающийся специалист по стройматериалам, геолог Айвазян) Таманян начал работу над Генеральным планом Еревана. Управление спроектировало также архитектуру деревень, а также - в лучших традициях национального зодчества - школ, больниц, домов культуры, государственных и общественных зданий. Оно исследовало и систематизировало все памятники средневековой армянской архитектуры в районе Ани и взяло под свой контроль их охрану.

Тем не менее приоритеты нового времени не особо считались с исторической достоверностью, а посему переиначивалось абсолютно все: новонахиджеванские семьи Каялянов, Кистянов, Хрмачянов, миллионеры Мелконян и Гукасян были официально названы "классовым врагом", а наиболее ранний период деятельности Александра Таманяна в Ереване был "смещен" ближе к середине 20-х годов.

Вместе с тем руководство Советской Армении развернуло деятельность в невероятно сложных условиях. Первые мероприятия осуществлялись в обстановке, когда значительная часть республики была оккупирована враждебными силами - Александропольский уезд продолжал оставаться в руках турок, а большая часть Лори занята войсками меньшевистской Грузии. И тем не менее в сравнении с Первой Республикой стартовые условия Второй были куда предпочтительнее. Советская Армения была не одна, и это, наверное, было самым принципиальным отличием. Ведь с первых дней существования она ощущала поддержку и мощнейшую опеку большевистской России.

Сразу после провозглашения Советской власти в Армении правительство России выделило республике огромную денежную ссуду в 3 млрд. рублей. В страну было послано 40 вагонов товаров первой необходимости, 12 вагонов медикаментов, 325 тысяч пудов зерна, 7 вагонов риса, 5 тысяч пудов сахара, 1500 голов скота, 26 тысяч пар белья, свыше 1 млн. 200 тысяч пудов нефти и бензина. В начале 1921 г. республика вновь получила от Советской России 600 тысяч рублей золотом, значительное количество зерна, медикаментов и прочих товаров.

В 1922 г. Москва вновь направила в Армению хлеб, семенное зерно, сахар, медикаменты; кроме того, Армения получила некоторое количество сельскохозяйственных орудий и машин, оборудование для предприятий связи, станки для текстильной фабрики, строительство которой вскоре началось в Александрополе. Россия продолжала оказывать Армении существенную финансовую помощь.

Именно этим обстоятельством и были обусловлены первые и скорые успехи. В сентябре 1921 г. правительство республики издало Декрет о ликвидации неграмотности. За 1921 - 1940 гг. в Армении было обучено грамоте около 1 миллиона неграмотных и малограмотных, т. е. подавляющее большинство трудящихся. По данным переписи 1897 г. процент грамотных среди взрослого населения Армении составлял 9,2; в 1926 г.- уже 38,7. К 60-м годам прошлого века республика превратится в один из интеллектуальных центров Советского Союза.

О беспрецедентных достижениях армянского народа в годы Второй Республики написаны тома, и мы не будем перечислять их. Обратим внимание на главное: именно в период существования Советской Армении весь спектр национальной культуры - музыка, литература, живопись, наука и пр. - впервые за многие века "вернулся на Родину". Именно Советская Армения стала центром армянской жизни и поддержания этнокультурного иммунитета нации.

В административных границах СССР, и в первую очередь Советской Армении, в пределах ее интеллектуальной мысли по-новому стала складываться и наша историческая память. В конечном итоге именно Советская Армения стала Родиной рассеянного по миру национального гена.

Постепенно все большую роль в формировании национального духа и характера стали играть наши соотечественники, прибывающие со всех концов света. Уже в 1927 г. в Армению прибывает первый караван зарубежных армян, в 1946 г. и в последующие годы еще тысячи и тысячи.

Видимо, только такая Армения могла выполнить возложенную на нее историей функцию национальной плавильни, котла, в котором исторически сформировавшиеся различные армянские "ментальности", часто остановившиеся в своем развитии или обретшие откровенно чужеродные черты, переплавлялись в органичное целое - в прообраз армянина будущего, носителя общенационального менталитета и государственного мышления... Этого значения Советской Армении и ее столицы Еревана не могли не признать и те наши зарубежные соотечественники, которые так и не приняли Советскую власть, и те, которые Советскую Армению настоящей Арменией не считали…

История Советской Армении закончилась в 1991г. Вот уже восемнадцатый год главный государственный праздник - День независимости - мы отмечаем 21 сентября.

С первых дней существования Третьей Республики очередное "молодое руководство", вопреки ощущению народом своей истории как непрерывного процесса, пыталось из сиюминутных идеологических и политических соображений опорочить, исказить, предать забвению общее национальное прошлое.

Теперь уже "врагами" стали называться не только дашнакцаканы, но и коммунисты. Столь однозначные оценки неоднозначного прошлого и поныне не позволяют нам трезво и объективно, исходя из наших национальных интересов, осознать опыт прошлых десятилетий, извлечь из него необходимые уроки, оценить то лучшее, к чему стремились и что успели сделать наши предшественники, и не повторять их трагических ошибок.

Сегодня у нас нет национальной буржуазии, той, которая начала складываться в период Первой Республики, нет у нас и интеллектуального поколения, столь характерного для Второй (Советской). Армянское общественное сознание ныне пребывает в состоянии интеллектуально-нравственной деградации. Следствием этого процесса и является формирование принципиально новой культуры с доминантой чужеродных, часто откровенно примитивных ценностей. Противоречия в армянском обществе уже настолько глубоки, что республика иногда представляется территорией, где совместно проживают абсолютно несовместимые в цивилизационном аспекте группы людей. Парадоксально, но внутренний антагонизм между отдельными слоями армянского общества, между проповедуемыми ими ценностями и преследуемыми целями проявляется глубже, острее и болезненнее, чем официальный антагонизм между Ереваном и Анкарой, Ереваном и Баку.

Принципиально новая культура, становление которой происходит непосредственно на наших глазах, нередко отвергает духовные, моральные, эстетические категории и чревата вырождением самой идеи независимой армянской государственности. Очевидно, что если процесс формирования этой новой культуры не пресечь на корню, то уже очень скоро численность граждан, способных поддерживать и отстаивать идею суверенной Армении, окажется недостаточной для того, чтобы сформировать "фактор противодействия".

Особенно сегодня, когда в повестке дня армянской истории появились непонятные протоколы по примирению с Турцией и неопределенные перспективы решения вопроса Нагорного Карабаха - по сути, единственного и бесспорно важнейшего национального приобретения в период существования Третьей Республики.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Армянская палитра в ООН – результат нашего бездействия

В Нью-Йорке стартовала 64-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН, на которой, возможно, будет обсуждаться и вопрос Нагорного Карабаха: запланировано выступление главы азербайджанского внешнеполитического ведомства, не исключается также возможность принятия новой резолюции по Нагорному Карабаху. Грузия, Молдавия и Украина, а также страны Организации Исламской конференции уже выразили готовность поддержать Азербайджан в случае вынесения на голосование подобной резолюции. Ожидается, что азербайджанский министр затронет в своей речи и некоторые положения подписанных 31 августа армяно-турецких Протоколов, в которых в числе прочего подчеркивается признание сторонами территориальной целостности государств.

Официальный Баку всегда использует возможность выступить с ооновской кафедры, чем выгодно отличается от армянских властей. Складывается впечатление, что армянским властям просто нечего сказать международному сообществу, которое и без того смутно представляет себе характер и содержание карабахской проблемы. Более того, за весь период членства Армении и Азербайджана в этой влиятельной организации (с марта 1992 года) заседатели в ООН не приняли ни одного более или менее сбалансированного документа. Но едва ли стоит этому удивляться, а уж тем более обвинять ООН в предвзятости, так как все резолюции принимались по азербайджанской инициативе.

За семнадцать лет своего членства в ООН Армения ни разу не выступала инициатором обсуждения своей темы и лишь в лучшем случае бойкотировала или налагала вето на тот или иной пункт (что представлялось в качестве выдающегося «дипломатического достижения»).

В 1993 году Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции по Нагорному Карабаху, ни одна из которых не отражала характера и природы конфликта. Все они были выдержаны в безапелляционном тоне и изначально отвергали саму возможность международного признания новых региональных границ и новых политических реалий:

«Совет Безопасности ООН требует немедленного вывода всех оккупирующих сил из Кельбаджарского района и других недавно оккупированных районов Азербайджана» (№822, от 30 апреля 1993 г.);

«Совет Безопасности ООН осуждает захват Агдамского района и всех других, недавно оккупированных районов Азербайджанской Республики; ...требует незамедлительного прекращения всех военных действий и немедленного, полного и безоговорочного вывода участвующих в конфликте оккупационных сил из Агдамского района и всех других, недавно оккупированных районов Азербайджана» (№853, от 29 июля 1993 г.);

«Совет Безопасности ООН, вновь подтверждая суверенитет и территориальную целостность Азербайджана и всех других государств в регионе, вновь подтверждая также нерушимость международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территории, вновь выражая свою серьезную обеспокоенность в связи со страданиями людей, вызванными конфликтом и чрезвычайной гуманитарной ситуацией в регионе, и выражая, в частности, свою серьезную обеспокоенность в связи с перемещением большого числа гражданских лиц в Азербайджане, призывает заинтересованные стороны сделать эффективным и постоянным прекращение огня…» (№874, от 14 октября 1993 г.)

«Совет Безопасности ООН, подтверждая суверенитет и территориальную целостность Азербайджана и всех других государств в регионе, подтверждая также нерушимость международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территории, выражая серьезную обеспокоенность по поводу самого последнего случая перемещения большого числа гражданских лиц и возникновения чрезвычайной гуманитарной ситуации в Зангеланском районе и в городе Горадизе на южной границе Азербайджана… ...осуждает недавние нарушения установленного сторонами прекращения огня, которые повлекли за собой возобновление военных действий, и, в частности, осуждает оккупацию Зангеланского района и города Горадиза, нападения на мирных жителей и обстрел территории Азербайджанской Республики» (№884, от 12 ноября 1993 г.)

Конечно, можно успокаивать себя «утешительной ооновской статистикой», согласно которой каждая четырнадцатая резолюция Совета Безопасности ООН, как правило, не выполняется.

В частности, в 2002 году Израиль не выполнил четыре резолюции, Турция – одну, в 2001-м Индонезия, Турция и Марокко не выполнили по одной резолюции, в 1999-м Турция и Индонезия не выполнили по две резолюции, в 1998-м Турция и Марокко не выполнили по две резолюции, в 1997-м Турция не выполнила одну резолюцию, в 1996-м Турция, Хорватия, Израиль, Марокко не выполнили по одной резолюции, Судан не выполнил сразу три…

Более того, всегда можно вспомнить, что не Армения, а именно Турция и Израиль являются лидерами «по невыполнению резолюций», однако проблема в том, что Армения – это далеко не Турция и не Израиль и, в отличие от них, никогда не вносила в повестку обсуждений «свою тему».

Да и с международным имиджем республики дела обстоят, мягко говоря, неважно. Ведь помимо указанных выше четырех резолюций Совета Безопасности ООН свои резолюции принимала и Генеральная Ассамблея ООН, о которых у нас почти не вспоминают:

20 декабря 1993 года была принята резолюция (№48/144) под названием «Чрезвычайная международная помощь беженцам и перемещенным лицам в Азербайджане»;

7 сентября 2006 года (на 60-й Генассамблее ООН) – резолюция (№60/285) под названием «Положение на оккупированных территориях Азербайджана», в связи с участившимися пожарами лесов и, как следствие, нанесением огромного ущерба экологии региона;

14 марта 2008 года (на 62-й Генассамблее ООН) – резолюция (№62/243) под названием «Положение на оккупированных территориях Азербайджана».

Все эти документы имеют ту же направленность, что и резолюции Совета Безопасности ООН. В частности, принятый в 2008 г. последний документ - резолюция №62/243 – «вновь заявляет о неизменном уважении и поддержке суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики в пределах ее международно признанных границ; требует немедленного, полного и безоговорочного вывода всех армянских сил со всех оккупированных территорий Азербайджанской Республики; подтверждает неотъемлемое право населения, изгнанного с оккупированных территорий Азербайджанской Республики, на возвращение в свои дома и подчеркивает необходимость создания надлежащих условий для этого возвращения, включая комплексное восстановление на пострадавших от конфликта территориях».

Именно такой выглядит «армянская палитра» в ООН со дня вступления нашей республики в эту организацию. Конечно, можно бесконечно долго судачить, что современным чиновникам международного права очень недостает своего Фритьофа Нансена, но это совершенно другой вопрос. В первую очередь важно самим осознать, что мы и только мы должны представлять наши интересы на мировой арене, избавиться от мысли об изначальной предвзятости эмиссаров глобальной политики и, в конце концов, признать, что сложившаяся палитра – логический результат нашего собственного бездействия.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Война и мир

В одной из публикаций обозреватель Рубен Маргарян метко заметил, что в последнее время (а именно после подписания 31 августа известных армяно-турецких Протоколов) воинственная риторика, столь свойственная политическому лексикону главы Азербайджанской Республики, уступила место более умеренным высказываниям. С этим наблюдением перекликается и острый спор в ходе последних парламентских слушаний в Ереване по вопросу установления дипломатических отношений с Анкарой. В частности, представители правящих коалиционных партий вновь реанимировали такие понятия, как «партия войны» и «партия мира», отмечая, что в случае неодобрения подписанных документов Армения встанет перед реальной угрозой военной агрессии со стороны соседей, «а мы – партия мира». Все это, конечно, не может быть простой случайностью.

В данном материале мы постараемся понять логику приливов и отливов воинственной риторики Баку, а также «кардиограмму» армянской позиции по этому вопросу. История последнего пятнадцатилетия прекрасно иллюстрирует причинно-следственные факторы в этом важном вопросе. Более того, это своеобразный индикатор «повестки политического дня».

В армянском обществе широко распространено мнение о том, что воинственная риторика азербайджанских властей является следствием осознания ими своего поражения в Карабахской войне; подобной позиции придерживается и большинство международных структур. Это в корне неправильный подход, который не только обрамляет подобные заявления некой естественной оправой, но и порождает преступное равнодушие в отношении к такого рода выступлениям.

Свидетельством изначально искаженной природы столь расхожего мнения является тот факт, что, по крайней мере, до 1998 года внешнеполитический лексикон официального Баку не знал воинствующей риторики или (в случае своего фрагментарного наличия) она не представлялась дипломатическим фактором. Это в высшей степени важное обстоятельство практически не учитывается при рассмотрении данного вопроса и никоим образом не расшатывает устои доминирующего мнения.

Очевидно между тем, что отсутствие агрессивной акцентуации в промежутке первых четырех лет после подписания соглашения о приостановлении активных боевых действий имеет политическую подоплеку и свидетельствует о том, что в указанный период официальный Баку возлагал конкретные надежды на деятельность Минской группы ОБСЕ относительно решения карабахского вопроса посредством сохранения территориальной целостности Азербайджана в границах бывшей союзной республики. Есть основания полагать, что такая политика являлась для данного периода вполне оправданной (с точки зрения интересов официального Баку), ибо с момента своего образования МГ ОБСЕ оказалась неспособной что-либо противопоставить агрессии Азербайджана в отношении Нагорного Карабаха и Республики Армения.

Азербайджан был вполне удовлетворен и формой участия ООН в урегулировании конфликта – воздержание от прямого участия, но при учете сохранения территориальной целостности Азербайджана. Подобное положение действительно устраивало официальный Баку, а посему поводов для тиражирования воинственной риторики просто не существовало. Более того, в процессе коренного перелома в ходе активных боевых действий в 1993 году СБ ООН принял сразу четыре резолюции, осуждающие действия Армии обороны Нагорного Карабаха. В промежутке же предшествующего года, когда судьба народа Нагорного Карабаха практически висела на волоске, Совет Безопасности ООН не принял ни одной подобной резолюции в отношении Азербайджана. В частности, никакой реакции не удостоились факты резни армянского населения села Марага (10 апреля 1992 года) и последующая оккупация Шаумяновского (12 июня 1992 года), а также части Мартакертского и Аскеранского районов Нагорного Карабаха.

Вполне благоприятная ситуация на дипломатическом фронте складывалась для Азербайджана и после подписания майских соглашений 1994 года о приостановлении боевых действий по всей линии фронта. Несмотря на то, что итогом навязанной армянскому народу со стороны официального Баку военной агрессии стала утрата контроля последнего над территорией Нагорного Карабаха и рядом прилегающих районов, международные организации (в частности МГ ОБСЕ и ООН) продолжали оказывать Азербайджану поддержку.

В начале ноября 1994 года в Армению прибыл Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос-Гали, предоставивший МГ ОБСЕ мандат на осуществление миротворческих усилий в Карабахе. 30 ноября - 2 декабря в Будапеште состоялась первая встреча представителей Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха в присутствии членов президиума Минской группы. На Будапештском саммите, видимо, впервые нашли свое место в политическом лексиконе такие понятия, как «пакетное» и «поэтапное» решение карабахского вопроса.

Общий фон будапештских заявлений свидетельствовал, что без освобождения «оккупированных» территорий и возврата всех перемещенных лиц в родные очаги никакого конкретного статуса Нагорного Карабаха принято быть не может. Естественно, что такой подход вполне устраивал Азербайджан, вследствие чего никаких радикальных выступлений представляющий эту страну президент не делал.

Спустя два года после Будапешта состоялся саммит в Лиссабоне. Обязующего решения в Португалии принято не было: Армения заблокировала подписание принципов по обеспечению территориальной целостности. В частности, Ереван поставил вето на 20–й пункт решения саммита, указывающий на территориальную целостность Азербайджана в границах, принятых ООН. (В этой связи следует отметить, что еще 8 июля 1992 года, на третий день после того, как представители НКР покинули совещание СБСЕ в знак протеста против нежелания этой организации дать политическую оценку азербайджанской агрессии и определить статус НКР в переговорном процессе, Верховный Совет Армении вынес постановление, гласящее: «Считать неприемлемым любой международный… документ, в котором Нагорно-Карабахская Республика будет отмечена в составе Азербайджана»).

Лиссабонский форум учредил институт трех сопредседателей МГ ОБСЕ в составе делегируемых РФ, США и Францией дипломатов. В апреле 1997 года состоялся последний раунд прямых переговоров в трехстороннем формате в рамках Минской группы ОБСЕ. Таким образом, общая атмосфера на дипломатическом фронте Карабахской войны действительно удовлетворяла Азербайджан. Более того, в июле и декабре 1997 года посредники представили на суд конфликтующих сторон предложения по урегулированию карабахской проблемы на основе уважения территориальной целостности Азербайджана.

Очевидно, что эти документы – их общая направленность и акцентуация - полностью соответствовали интересам Азербайджана, чем, собственно, и объясняется отсутствие агрессивной риторики в политическом лексиконе официального Баку в «мирном промежутке 1994 – 1997 гг.». Это важнейшее обстоятельство, которое объективно призвано рассеять доминирующее и поныне общее мнение о природе агрессивных высказываний азербайджанских властей.

Принципиальное изменение риторики наступило после смены власти в Армении (февраль 1998 год), когда официальный Ереван заявил о невозможности пребывания Нагорного Карабаха в составе Азербайджана. Именно данное обстоятельство и имел в виду первый президент РА Левон Тер-Петросян, который в своем последнем выступлении в качестве главы армянского государства заявил, что «уходит партия мира и приходит партия войны».

Иными словами, он счел целесообразным довести до сведения общественности, что неуступчивая политика Роберта Кочаряна в карабахском вопросе, если даже она в большей степени отражает чаяния рассеянной по миру нации, все равно способна спровоцировать новую войну с Азербайджаном. В промежутке последующего десятилетия этого не произошло, однако именно с 1998 года в заявлениях представителей азербайджанского руководства, в том числе президента Гейдара Алиева, появились ростки «воинствующей дипломатии».

Провозглашение более радикального курса официального Баку стало, таким образом, следствием смены власти в Армении и первых заявлений и. о. президента РА Роберта Кочаряна о невозможности пребывания Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, равно как и необходимости признания и международного осуждения Геноцида армян. Именно в этот период глава АР Гейдар Алиев впервые стал заявлять о возможности «возвращения оккупированных земель», в том числе силовым способом.

Более того, 26 марта 1998 г. (менее чем через два месяца после отставки первого президента Армении) он издал указ, по которому день 31 марта был провозглашен «днем геноцида азербайджанского народа». То обстоятельство, что до 1998 года Гейдар Алиев не обращал особого внимания на «учиненные армянами массовые убийства азербайджанцев в Баку, Шемахе и других городах», также вписывается в контекст нового внешнеполитического курса официального Баку.

Проявления воинствующей риторики особенно стали заметными после представления (10-11 ноября 1998 года) сопредседателями Минской группы ОБСЕ третьего предложения по урегулированию, которое обнаружило принципиальное отличие от двух предыдущих. Оно в известной степени иллюстрировало изменение общего подхода к данному вопросу, которое имело место после отставки первого президента Армении. Принципиальным отличием указанного варианта от предыдущих является попытка Минской группы синтезировать в одном документе два принципа международного права – территориальную целостность государств и национальное самоопределение. Ранее о таком синтезе не могло быть и речи: карабахский вопрос рассматривался исключительно в контексте нерушимости международно признанных государственных границ.

Предоставление Нагорному Карабаху статуса республики («общее государство») явилось, по сути, первой международной констатацией правомочности существования НКР, а следовательно, частичным, но отражением наличествующих реалий. Именно это обстоятельство и имел в виду глава официального Баку Гейдар Алиев, охарактеризовавший третье предложение МГ ОБСЕ «провокацией против Азербайджана». Нагорный Карабах (каким он подразумевался в данном документе) никоим образом не являлся автономной республикой.

Вместе с тем существует другой, не менее важный фактор, свидетельствующий об изменении общего подхода к карабахской проблеме, сразу после отставки первого президента Армении. Если Левон Тер-Петросян соглашался с первым предложением МГ, предполагающим односторонние по сути уступки, то новое руководство официального Еревана отвергло третий вариант, предоставляющий Нагорному Карабаху статус республики и очерчивающий контуры перспективной азербайджанской конфедерации. Модель так называемого общего государства была принята Арменией исключительно в качестве основы для ведения дальнейших переговоров, так как в ней констатировалось существование Нагорно-Карабахской Республики.

С этого периода агрессивная риторика в лексиконе азербайджанских президентов стала только возрастать, причем подобными заявлениями отмечались уже не только президенты, но и министры обороны Азербайджана, как, например, Сафар Абиев, заявивший на саммите СНГ в Астане о почти 100%-ной вероятности возобновления Карабахской войны. В казахстанской столице впервые за историю карабахского противостояния высокопоставленный представитель одной из враждующих сторон позволил себе высказать степень вероятности возобновления активных боевых действий, причем этот коэффициент был приравнен им почти к абсолютному. Очевидно, что в Астане министр обороны Азербайджана выполнял поручение Верховного главнокомандующего, каковым является, согласно Конституции АР, президент страны Ильхам Алиев.

И вот после подписания августовских армяно-турецких Протоколов воинственная риторика последнего уступила свое традиционное место более умеренной и выжидающей. Не означает ли это, что переговорный процесс вновь вернулся в исходное (устраивающее Баку) положение, иными словами - турецкие и азербайджанские власти возлагают конкретные надежды на эти документы? Гадать не будем, но ясно одно: воинствующий тон заявлений Алиева (в частности) снова даст о себе знать (причем в более радикальной форме), если Ереван в конечном итоге откажется от окончательного признания и одобрения предъявленных ему Протоколов. Именно этим и пугают нас сегодня «отечественные апологеты мира».

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Под знаком азербайджанского вектора

21 октября в парламенте Турции начались обсуждения армяно-турецких протоколов

Следует отметить, что наиболее проблематичным направлением первого дня слушаний стал «азербайджанский вектор». По мнению оппозиционных депутатов, «открытие армяно-турецкой границы и разблокирование Армении произойдут в ущерб интересам братского Азербайджана».

Вот только некоторые цитаты.

«Мы не против мира с армянами, но не ценой Карабаха, - заявил один из лидеров оппозиции, глава Республиканской народной партии Гюрсель Текин. - Если оккупация азербайджанской земли со стороны Армении продолжится, то протоколы останутся на бумаге».

«Если Армения не уйдет из Нагорного Карабаха, турецкий парламент не ратифицирует протоколы», - отметил руководитель Центра стратегических исследований Турции Синан Оган. Он представил данные опроса, согласно которым дружбу с армянами поддерживают лишь 28% опрошенных, тогда как против этой дружбы выступают 52%. «Основная причина - солидарность с Азербайджаном», - отметил политолог.

Лидер крайне правой партии «Национальное движение» Девлет Бахчели был менее дипломатичен: «Турция стала пешкой в игре иностранных сил и продала интересы братского народа». Шенол Бал, депутат от той же партии, подчеркнула: «Подписание протокола о нормализации отношений Турции и Армении является началом раскола турецко-азербайджанского братства». Обращаясь к министру иностранных дел Ахмету Давутоглу, она саркастически заявила: «Пусть Давутоглу подарит своим внукам ручку, которой он подписал протокол с Арменией».

Позиция Сулеймана Демиреля, который в бытность свою премьер-министром вел успешные переговоры с главой Армении Левоном Тер-Петросяном, а будучи уже президентом страны, встречался в Ялте и со вторым главой нашей страны - Робертом Кочаряном: «Турция не станет предпринимать шаги во вред интересам Азербайджана, - заявил Демирель. - Между Азербайджаном и Турцией не может быть кризиса, потому что эти два государства - братья. Турция сделает все, что пообещала Азербайджану».

Правящая партия была готова к подобным развитиям. За день до парламентских слушаний «Партия справедливости и развития» провела свое собрание. Во главе этой партии стоят близкие соратники - президент Гюль и премьер-министр Эрдоган, которые еще с юных лет являлись членами исламистских объединений. Проблема в том, что часть турецкой политической элиты не желает видеть при власти откровенно исламистские силы и поэтому может не одобрить их инициативы, в том числе подписанные 10 октября армяно-турецкие протоколы.

Во главе оппозиционных сил многие, по традиции, видят офицеров турецкого Генерального штаба. Победа «Партии справедливости и развития» на парламентских выборах 2007 года так и не была поддержана армией. Нового премьер-министра Эрдогана и президента Абдуллу Гюля турецкий генералитет принял в штыки. Представители Генштаба отсутствовали на церемонии президентской присяги Абдуллы Гюля и не пригласили на военный парад его жену. Более того, самому президенту не стали отдавать честь, поднимаясь на трибуну.

Победа правящей «Партии справедливости и развития» в ходе парламентских выборов 2007 года тем не менее оказалась более чем убедительной. Получив поддержку почти 47% принявших участие в голосовании избирателей, она практически разгромила Республиканскую народную партию, основанную самим Кемалем Ататюрком. Политологи предсказывали тогда смену руководства страны и отставку правящей верхушки посредством прямого вмешательства Генерального штаба республики.

Турецкий генералитет радикально вмешивается во внутреннюю жизнь страны именно в периоды возникновения реальных угроз, способных расшатать устои государственности и провозглашенные Кемалем Ататюрком принципы. В частности, турецкая армия трижды совершала военные перевороты (в 1960, 1971 и 1980 годах). Кроме того, под давлением военных в 1997 году от власти был отстранен глава правительства, лидер исламистов Недждметтин Эрбакан.

Исходя из этих реалий некоторые политологи считают, что представители турецкого генералитета будут использовать факт подписания армяно-турецких протоколов для того, чтобы расшатать позиции правящей партии. Сами протоколы уже преподносятся на фоне «измены братскому Азербайджану».

Именно поэтому 20 октября в ходе партийного собрания премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган заявил: «Мы будем защищать интересы Азербайджана так же, как и интересы Турции». Он также подчеркнул, что в настоящее время в Турции появились силы, заинтересованные в расколе братских отношений между двумя родственными народами. «Существуют силы, которые хотят навредить азербайджано-турецким отношениям, и эти силы находятся в Турции». Турецкий премьер счел также необходимым процитировать известное изречение Ататюрка: «Радость Азербайджана - это радость Турции, горе Азербайджана - горе Турции».

Уже на следующий день, непосредственно в ходе слушаний, официальную позицию вновь озвучил глава МИД Турции Ахмет Давутоглу: «Турция всегда поддерживала Азербайджан, и нет ни одной страны в мире, которая бы так сильно поддерживала Азербайджан. Для нас территориальная целостность Азербайджана так же дорога, как и территориальная целостность Турции». Депутат от правящей «Партии справедливости и развития» Омер Челик в свою очередь заявил: «Без решения нагорно-карабахского конфликта и освобождения оккупированных территорий Азербайджана об открытии турецко-армянской границы не может идти и речи».

Тем не менее в первый день обсуждения шли достаточно напряженно. Так, один из бывших руководителей Турции - экс-премьер, а ныне депутат парламента Месут Йилмаз подчеркнул: «Подписание протоколов между Турцией и Арменией является отрицательным для Турции, протоколы расшатывают устои государственных принципов Турции».

Цитированный уже депутат Омар Челик в этой связи заявил: «Некоторые группы думают, что, подписав протокол, Турция отказалась от Карсского соглашения и создает обманчивый имидж, якобы Нахиджеван находится под угрозой армян. Но Турция никогда не отступала от Карсского соглашения. Некоторые группы просто превратили турецко-армянский протокол в объект спекуляции».

После этого заявления турецкая оппозиция покинула зал заседаний. 22 октября парламент Турции продолжил обсуждения.

Согласно законодательству Турции, решение о ратификации протоколов может быть принято как президиумом парламента вместе с парламентской комиссией по внешним сношениям, так и парламентом в целом. Это дает руководству страны возможность дипломатического маневрирования. Например, если Анкара не заинтересована в скорейшей ратификации, она может на вполне законных основаниях растянуть процесс, заявив, что решение будет принимать парламент в целом. Если же она склонна к скорейшей ратификации, то может ратифицировать протоколы на уровне президиума парламента и комиссии по внешним сношениям.

Интрига в том, что премьер-министр Турции заявил в сентябре, что нет необходимости в принятии решения парламентом в целом, а председатель турецкого парламента заявил обратное.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

На защиту государства от внешней агрессии направлен принцип территориальной целостности

Армянский народ сегодня строит версию собственной государственности на менее чем десятой части своей родины. В разные исторические эпохи армянские земли находились под юрисдикцией разных держав, однако, вне зависимости от политического статуса самой страны, она всегда обживалась автохтонным хозяйственником.

Геноцид армян полностью изменил расклад вещей, и в настоящее время армянская нация – единственная, которая вынуждена строить государство на мизерной части исторической родины. Именно поэтому ни один из принятых международным сообществом документов, регламентирующих политический статус той или иной нации, не является всеобъемлющим с точки зрения интересов армянского народа. Тем не менее, даже такое международное право достаточно четко отвечает на вопрос, почему Азербайджан не имеет права претендовать на отдельно взятый Нагорный Карабах.

Существенного противоречия между принципами национального самоопределения и территориальной целостности государств не существует. Это очень важная деталь, особенно с учетом того, что сам факт тупикового состояния переговорного процесса по урегулированию как раз и объясняют невозможностью «совместить несовместимости». В основном подобные суждения основываются на простом восприятии титульных определений (названий) этих принципов, хотя на самом деле все обстоит несколько иначе.

Право наций на самоопределение получило международное признание в процессе распада колониальной системы и было закреплено в «Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам» от 14 декабря 1960 года. Принятие Декларации в значительной степени ускорило ликвидацию колониальных режимов, и на развалинах колониальных империй тогда возникло около 100 новых государств.

Позже были приняты и другие резолюции, дополняющие первую. В частности, в «Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах» и «Международном пакте о гражданских и политических правах» от 19 декабря 1966 (статья 1) сказано: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие… Все участвующие в настоящем Пакте государства… должны в соответствии с положениями Устава ООН поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

«Декларация о принципах международного права» (от 24 октября 1970 г.) в свою очередь гласит: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава».

В той же Декларации указывается, что способами осуществления права на самоопределение могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса». Более того, аналогичные принципы закреплены в Хельсинкском Заключительном акте 1975 года; итоговом документе Венской встречи 1986 года; Документе Копенгагенского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года и других международно-правовых актах.

Таким образом, современная политическая карта мира и современные контуры государственных границ являются следствием применения именно принципа национального самоопределения. Сам факт признания в промежутке только последних двадцати лет более двадцати новых государств свидетельствует о том, что процесс образования независимых субъектов международного права протекает и в наши дни и что он протекает именно на основе принципа национального самоопределения. Или, если иначе – на базе изменяемости государственных границ.

Что в таком случае означает принцип «территориальной целостности»? Представители центральной государственной власти обычно именно его приводят в качестве аргумента в защиту своей позиции и даже (несмотря на историю последних пятидесяти лет) заявляют о приоритете данного принципа по отношению к праву на национальное самоопределение.

Весь вопрос в том, что принцип территориальной целостности направлен исключительно на защиту государства от внешней агрессии. Этот важнейший фактор обычно игнорируется, хотя как раз он и является основополагающим. Именно с этим связана его формулировка в п. 4 ст. 2 Устава ООН: «Все члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций»; и в Декларации о принципах международного права: «Каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства или страны».

Применение принципа территориальной целостности фактически подчинено осуществлению права наций на самоопределение - так, согласно «Декларации о принципах международного права», в действиях государств «ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов».

Более того, Хельсинкский Заключительный акт 1975 года (VIII. Равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой) в этой связи отмечает: «Государства-участники будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая те, которые относятся к территориальной целостности государств. Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. Государства–участники… напоминают о важности исключения любой формы нарушения этого принципа».

Таким образом, на оси армяно-азербайджанского противостояния принцип территориальной целостности государств «ставился под сомнение» именно Азербайджаном, который не только постоянно обстреливал приграничные районы Республики Армения, но и устами самого президента обещал встретить новый, 1993-й, год на берегу Севанского озера.

Что касается международно-признанной территории Азербайджана, то ее нынешнее состояние – следствие героической самообороны армянского населения Нагорного Карабаха, а посему ни о какой внешней агрессии, тем более нарушении территориальной целостности, речи быть просто не может.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Зондаж

Мюнхен еще долго будет разжевываться и пережевываться региональным сознанием, не исключается, что это новая точка счисления, и тем не менее сегодня хочется поговорить о предвосхитившем его алиевском ультиматуме.

В преддверии мюнхенской встречи азербайджанский президент выступил с ультиматумом: «Эта встреча должна быть решающей, но если она вновь окажется безрезультатной, то тогда наши надежды на переговоры будут исчерпаны. В таком случае мы имеем полное право военным путем освободить свои земли. У нас просто не останется иного пути». Мировые информационные агентства, естественно, не могли обделить своим высоким вниманием подобное заявление, оно транслировалось, дискутировалось, анализировалось.

Если исходить из факта несомненной осведомленности Ильхама относительно «несовместимости» армянских и азербайджанских позиций по Нагорному Карабаху, то его ультимативное обращение могло иметь только одного адресата – мировая общественность. Иными словами, его заявление – в известной степени зондаж международной политической почвы, так сказать, «в преддверии вторжения». В определенной мере это и вызов декларативным заявлениям минских сопредседателей о недопустимости возобновления войны, индикатор прочности всякого рода «международных гарантий».

Ультиматум Ильхама в данном случае никак не был ориентирован на «внутреннего потребителя». В конце концов, Азербайджан – это авторитарное государство, в котором «жить стало лучше, жить стало веселей» и где «от песков до каспийских морей – наша армия всех сильней». Причем авторитаризм там только усугубляется и, наверное, недалек тот день, когда в сознании «благодарного народа» лики отца и сына сольются воедино.

Ультиматум азербайджанского президента – детище нынешнего «регионального времени», исчисление которого началось с грузинской войны. Именно после августа 2008 года Ильхам окончательно рассеял все свои сомнения относительно того, что именно война остается реальным способом решения вопросов. Несмотря на многочисленные заявления о том, что «августовские события вскрыли полную несостоятельность урегулирования споров посредством войны», многими (и не в последнюю очередь азербайджанским президентом) осознается почти обратное: «югоосетинский вопрос вполне мог быть разрешен в течение нескольких дней, если б не Россия».

Именно этим и объясняется «информационный взрыв» азербайджанского интереса к некоторым новым положениям российского законодательства. В начале месяца президент РФ подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обороне». Согласно одной из поправок, российская армия может быть использована в стране, обратившейся к России за военной помощью («отражение или предотвращение вооруженного нападения на другое государство, обратившееся к Российской Федерации с соответствующей просьбой»). Следует полагать, что именно этот вопрос (позиция России в случае нападения Азербайджана на Нагорный Карабах) больше всего и волнует азербайджанское руководство.

Азербайджанское агентство day.az в этой связи замечает: «Поправки таят в себе определенную опасность для Азербайджана. Несмотря на то, что они были внесены в связи с вводом российских войск в пределы независимого государства Грузия в августе прошлого года, однако к кому, как не к России обратится Армения в случае силового решения карабахского конфликта?!»

Вместе с тем алиевское заявление – детище и подписанных армяно-турецких протоколов, которыми Анкара и Ереван «подтверждают свои… обязательства уважать принципы равенства, суверенитета, территориальной целостности, нерушимости границ, невмешательства во внутренние дела других государств». Расчет Ильхама прост: военные действия в Нагорном Карабахе - это «контртеррористическая операция» в международно-признанных границах Азербайджана, следовательно – внутреннее дело «другого государства», в которое Армения обязалась не вмешиваться. Более того, согласно протоколам, стороны осуждают «любые формы терроризма, насилия и радикализма вне зависимости от их причин и обязуясь воздержаться от стимулирования и терпимого отношения к подобным действиям, сотрудничать в борьбе против них». Не может быть никаких сомнений в том, что в случае возобновления войны азербайджанское руководство будет апеллировать к этим протокольным положениям.

Вместе с тем, признавая принципы «территориальной целостности и нерушимости границ», Ереван, с точки зрения новой азербайджанской стратегии, лишается правовой возможности обращаться за помощью к третьей стране (той же России), так как все происходящее в Нагорном Карабахе пока не может быть истолковано в качестве акта военной агрессии против Республики Армения. Таким образом, появление алиевского ультиматума полностью вписывается в контекст последних развитий в регионе, ни в коем случае не является абстракцией, но вместе с тем в первую очередь рассчитано на зондаж международной политико-правовой почвы и выявление степени прикладного значения некоторых новых постулатов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Одним ударом – «Путем установления братской солидарности между трудящимися Армении, Турции, Азербайджана»

Судьба распорядилась так, что за три четверти прошлого столетия на нынешней территории Армении возникли, сменяя друг друга, три формы армянской государственности. К сожалению, власть каждой последующей республики, вопреки ощущению народом своей истории как непрерывного процесса, пыталась из сиюминутных идеологических и политических соображений опорочить, исказить, в лучшем случае предать забвению общее национальное прошлое.

В этом, собственно, и следует искать истоки многих наших бед. Причем сам принцип «ретроспективного взгляда» остался по сути неизменным: базирующееся на измышлениях и лжи официальное отношение Третьей Республики ко Второй является зеркальным отражением соответствующих подходов Второй Республики к Первой.

Зло подобного агрессивно-нигилистического отношения к собственному прошлому не только в том, что с каждой новой республикой нарастало идеологическое противостояние в армянском обществе; важнее то, что именно подобная тенденция не позволяет нам трезво и объективно, исходя из наших национальных интересов, осознать опыт собственного прошлого, извлечь из него необходимые уроки, оценить то лучшее, к чему стремились и что успели сделать наши предшественники, и не повторять их трагических ошибок. Тем более что история развивается по спирали и что-то подобное когда-то уже происходило.

...Ранним утром 29 ноября 1920 года Революционный комитет Армении вместе с подразделениями большевистской армии вступил в Иджеван и провозгласил в городе Советскую власть. В тот же день он опубликовал Декларацию о провозглашении Армении Советской Социалистической Республикой:

«Волею и желанием восставших масс Армении Коммунистическая партия Армении с сегодняшнего дня объявляет Армению Социалистической Советской Республикой...

Красное знамя свободной Советской Республики Армения извлечет из пучины горя и отчаяния ее трудовые массы. С первыми звуками победного Интернационала навсегда исчезнет призрак разъедавших Армению племенных и национальных распрей и водворится братство народов в их повседневной трудовой жизни. Крестьянство Советской Армении получит в свое трудовое пользование всю землю, принадлежавшую бекам, ханам и меликам, а также монастырям, церквам и мечетям. Народу будут предоставлены все лесные богатства, богатства недр, рек и озер для удовлетворения нужд всего трудящегося населения Армении. Для этой же цели будут объявлены собственностью Социалистической Советской Республики Армения все более или менее крупные фабрики и заводы; и творцы, и рабочие станут хозяевами свободного труда... Трудовая интеллигенция получит полную возможность применять в деле советского строительства свой опыт и интеллектуальную силу...

Принимая на себя всю ответственность и тяжесть власти в эту небывало серьезную для страны минуту, мы призываем народные силы Армении к поддержке нас в борьбе против врагов рабоче-крестьянской власти и в неутомимой творческой советской работе».

30 ноября повстанцы заняли Дилижан. Отсюда Революционный комитет Армении направил телеграмму председателю Совета народных комиссаров РСФСР Владимиру Ленину с просьбой оказать помощь повстанцам. В телеграмме говорилось:

«Да будет известно вождю мировой революции, что крестьяне Дилижанского и Каравансарайского районов, возмущенные преступной политикой дашнакского правительства и углубляющейся анархией в стране, подняли знамя восстания. Коммунистическая партия Армении сейчас же взяла на себя руководство этим стихийным движением и создала Ревком Армении, объявив Армению Социалистической Советской Республикой. Нанесен первый удар - город Дилижан в наших руках. Воодушевленные повстанцы рвутся дальше для окончательного свержения ненавистного врага - агента Антанты.

И, исполняя волю их, мы, составив Ревком, двигаемся вперед в полной надежде, что освободительница угнетенных народов Востока - героическая Красная армия великой социалистической России - окажет нам реальную помощь в этой нашей трудной борьбе. От лица всех рабочих и крестьян Армении мы просим Совнарком оказать эту помощь».

Армянская советская историография очень любила ссылаться на это обращение. Оно цитировалось с особым нажимом, причем непременно указывалось, что «Советская Россия, несмотря на гражданскую войну и тяжелейшие экономические условия, вняла просьбе армянских коммунистов и поддержала их как в военном, так и в хозяйственном аспекте». Собственно, так оно и было: правительство Советской России приказало находящимся в то время в Советском Азербайджане частям XI Красной армии (в Военный совет которой входили Серго Орджоникидзе, Сергей Киров и Анастас Микоян) «оказать помощь революционным рабочим и крестьянам Армении». 30 ноября 1920 г. Орджоникидзе уже телеграфировал в Москву: «Армянские части переходят на сторону восставших, и до сих пор не было ни единого выстрела».

Ленин, конечно же, горячо приветствовал победу революции уже во второй кавказской республике. 2 декабря он направил телеграмму на имя председателя Ревкома Армении Саргиса Касьяна, в которой говорилось: «Приветствую в лице вас освобожденную от гнета империализма трудовую Советскую Армению. Не сомневаюсь, что вы приложите все усилия для установления братской солидарности между трудящимися Армении, Турции, Азербайджана».

Акцент «на установление братской солидарности между трудящимися Армении, Турции, Азербайджана» был наиболее популярным в тот период. На третий день после ленинского обращения газета «Правда» (№273) опубликовала письмо Иосифа Сталина «Да здравствует Советская Армения!», в котором также был специально затронут этот аспект. «Армения, измученная и многострадальная, отданная милостью Антанты и дашнаков на голод, разорение и беженство, эта обманутая всеми "друзьями" Армения ныне обрела свое избавление в том, что объявила себя Советской страной. Ни лживые заверения Англии, «вековой защитницы» армянских интересов, ни пресловутые четырнадцать пунктов Вильсона, ни широковещательные обещания Лиги Наций с ее «мандатом» на управление Арменией не смогли (и не могли!) спасти Армению от резни и физического истребления. Только идея Советской власти принесла Армении мир и возможность национального обновления...

Вековая вражда между Арменией и окружающими ее мусульманами решилась одним ударом - путем установления братской солидарности между трудящимися Армении, Турции, Азербайджана. Пусть знают все, кому ведать надлежит, что так называемую армянскую проблему, над которой тщетно ломали голову старые волки империалистической дипломатии, оказалась в силах разрешить только Советская власть. Да здравствует Советская Армения!»

Как была «решена одним ударом ... вековая вражда» и действительно ли Советская власть «оказалась в силах разрешить так называемую армянскую проблему», хорошо известно.

В марте 1921 года в Москве был подписан русско-турецкий договор «О братстве…», который определил векторы урезывания армянских территорий в угоду проекту «Красный Восток». Первой жертвой этого договора стал Нахиджеван. В июле того же года Кавказское бюро приняло решение о передаче Нагорного Карабаха социалистическому Азербайджану, причем инициатором принятия этого решения был именно Сталин.

В 1923 году от Карабаха, каким он понимался даже при принятии постановления Кавбюро от 5 июля 1921 года, были отчуждены и административно определены Лачинский, Кельбаджарский, Кубатлинский, Джебраильский, Шаумяновский, Ханларский, Гетабекский районы и другие территории, и лишь на основе оставшейся площади была создана Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК).

В 1926 г. власти Азербайджана, несмотря на факт существования Закфедерации, отказали армянским беженцам из Нахиджевана в просьбе возвратиться в родные дома, мотивируя отказ тем, что «Нахичеваньская АССР малоземельна». В итоге эта часть Армении была полностью тюркизирована, и армянский этнический элемент практически перестал там существовать.

Подобные примеры можно продолжать вплоть до середины 1980 гг., когда Советскому Азербайджану передавались участки земель Ноемберянского района. Тогда практически все гарантии оказались фикцией.

Не прогадать бы сегодня…

Share this post


Link to post
Share on other sites

К чему референдум, если игнорируются итоги уже состоявшегося?

Историческому референдуму 18 лет

За двадцать дней до этого важнейшего политического события азербайджанские власти подписали указ «Об упразднении НКАО», но этот документ был лишен юридической силы.

ВО-ПЕРВЫХ. В контексте советского права и ввиду наличия последнего при СССР правового статуса области – «Особой формы управления» - карабахский вопрос уже не рассматривался как внутреннее дело Азербайджанской ССР. ВО-ВТОРЫХ. Карабахский вопрос не мог стать ее внутренним делом и по той причине, что сама республика к тому моменту уже отказалась от правопреемства Азербайджанской ССР, соответственно, - и от «советских прав» на Нагорный Карабах и Нахиджеван. В ТРЕТЬИХ. Административно-территориального образования, об упразднении которого азербайджанские власти и подписали 23 ноября 1991 года соответствующий указ, к тому времени уже не существовало. На территориально-правовой базе НКАО уже была провозглашена НКР. В ЧЕТВЕРТЫХ. Провозглашение НКР произошло в полном соответствии с положениями Союзного закона от 3 апреля 1990 года – «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Это именно тот закон, который стал не только юридической базой политического распада СССР, но и конкретизировал принципиальные положения, связанные с перспективой автономных образований.

Статья III закона гласила: «В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии.

За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе».

В ПЯТЫХ. Азербайджанское государство сегодня не может игнорировать этот закон, так как именно он предоставил ему право на проведение референдума о независимости.

Статья II закона гласила: «Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования).

Решение о проведении референдума принимается Верховным Советом союзной республики по собственной инициативе или по требованию, подписанному одной десятой частью граждан СССР, постоянно проживающих на территории республики и имеющих право голоса согласно законодательству Союза ССР».

Провозглашение НКР было ратифицировано путем проведенного 10 декабря 1991 года референдума, итоги которого не могут быть оспорены. Голосование проходило в характерной демографической обстановке. В нем приняло участие 82,2% от общего числа зарегистрированных избирателей.

Несмотря на все усилия руководителей Советского Азербайджана, армянское население в Арцахе к моменту конфликта все еще составляло порядка 80%. В случае, если бы даже все зарегистрированные в Карабахе азербайджанцы (включая детей, которые не имеют избирательного права) приняли бы участие в референдуме, то и тогда «азербайджанский показатель» не превысил бы 20%. В списки избирателей были включены 132328 человек - все население Нагорного Карабаха, обладающее избирательным правом. 82,2% избирателей (108736 человек) приняли участие в голосовании, из которых 99,89% высказались за независимость НКР. Тот факт, что более 24 тысяч азербайджанцев бойкотировали голосование никоим образом не может ставить под сомнение итоги референдума. Бойкот азербайджанского меньшинства как раз и был обусловлен изначальным осознанием итогов голосования. Ни в одной другой бывшей союзной республике или советской автономии итоги референдумов не были столь убедительными. В той же Абхазии референдум был проведен лишь после ухода грузинского большинства (по данным последней советской переписи населения 1989 года, общее население Абхазии к моменту конфликта составляло 525061 человек, из коих на долю грузин приходилось 45,7% (239872 человека), абхазцев – 17,8% (93267 человек).

Всенародное голосование (референдум о независимости и президентские выборы) было проведено в Абхазии уже после войны (26 ноября 1994 года), после оттока грузинского большинства, и именно по этой причине оно было расценено мировым сообществом как нелегитимное. (Из заключения наблюдателей: «Большая часть населения была исключена из голосования и выселена из Абхазии».)

Демографический компонент являлся определяющим. 19 июля 1989 года Комитет по иностранным делам Сената США принял Резолюцию «О содействии США в мирном урегулировании спора вокруг Нагорного Карабаха согласно желанию народа Советской Армении», основываясь именно на факторе армянского большинства в НКАО. В том же ключе было выдержано и Женевское заседание Подкомиссии ООН по правам человека (от 7 августа 1989 года), которое рекомендовало правительству СССР провести в НКАО референдум «с целью определить волю большинства населения региона».

Сразу после этой рекомендации специальным распоряжением от 3 ноября 1989 года советское руководство приняло решение о расселении в НКАО десятков тысяч реабилитированных турок-месхетинцев (это был едва ли не первый проект, относящийся к размещению турок-месхетинцев именно в армянских районах). В самом начале 90-х казалось, что, за исключением кремлевского руководства, азербайджанских властей и официальной Анкары, все мировое сообщество солидаризовалось с законными требованиями армянского населения.

Уже 19 ноября Сенат США принял Резолюцию по Нагорному Карабаху, призывающую к «справедливому урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабахе, которое действительно отражало бы взгляды народа этой области». Особым предложением подчеркивалось, что «80% населения НКАО составляют армяне».

За неимением другой возможности противостоять выбору армянского народа азербайджанские власти пошли на беспрецедентное преступление: обстреливать избирательные участки и самих избирателей. Едва ли найдется в мировой истории случай, когда подлинно демократическая форма всенародного волеизъявления стоила бы 10 жизней, 11 раненых и 18 лет региональной дестабилизации.

Из Заключения международной наблюдательской миссии: «Наблюдатели считают необходимым отметить, что референдум проводился в условиях вооруженной агрессии против НКР, которая выражается в непрекращающихся обстрелах города Степанакерта и других населенных пунктов с применением различных видов оружия, включая ракеты и артиллерию. В день голосования от обстрелов погибло 10 армян, ранено - 11. Большинство женщин и детей Степанакерта ночуют в подвалах, закрыты детские сады и ясли, школы. Взорван городской водопровод, нет хлеба и медикаментов...

Тем не менее, подготовка, проведение и подведение итогов референдума осуществлялись в полном соответствии с "Временным положением о проведении референдума Нагорно-Карабахской Республики". Исходя из результатов голосования и принимая во внимание положения Всеобщей декларации и международных пактов по правам человека, независимые наблюдатели заявляют: население НКР подавляющим большинством голосов высказалось за независимость Нагорно-Карабахской Республики».

Сегодня, спустя 18 лет после этого исторического события, мы вынуждены задаться вопросом: что стало с мировым сообществом? Почему международное общественное мнение, которое на заре Карабахского движения выражало солидарность с армянским населением Арцаха, сегодня не признает независимость НКР? Через какие еще войны и правовые формальности должен пройти народ Арцаха, чтобы доказать свое право на суверенное существование?

Никогда еще за прошедшие годы исторический референдум о независимости НКР не подвергался столь издевательскому подходу, не был столь игнорирован, как сегодня, в день своего совершеннолетия.

Восемнадцатая годовщина голосования нынче сопровождается очередным «презентом» от Минской группы, от гнусных толкователей кризисного менеджмента в форме ультимативного поздравления: «Для определения окончательного правового статуса Нагорного Карабаха в будущем предусмотрено проведение референдума или всеобщего голосования, сроки проведения которого не определены».

Армения, увы, кажется, принимает этот подарок…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Наследие армянских политиков

Хроника Третьей Республики – это хроника поисков внешнего покровителя. Кто-то искал его в Анкаре, кто-то - в Париже, кто-то – в Москве, кто-то - в Страсбурге. И никто – в Ереване. И это несмотря на то, что процесс становления самой республики сопровождался колоссальным выбросом внутренней энергии, который, между прочим, предопределил единственное реальное достижение последних двадцати лет – создание Нагорно-Карабахской Республики. Как однажды – победу над Сардарапатом…

Впрочем, почему только хроника Третьей Республики? Вся наша национальная история (за редкими исключениями) - история поиска внешней ориентации. Не внутренней…

"Не столь катастрофично нести потери, если при этом наставляешься, приобретаешь опыт, трезвость, - писал Нжде. - Но не быть способным к переоценкам – катастрофа… Мы должны подвергнуть переоценке не только реальную природу событий, но и в особенности субъективные стороны нашей духовной жизни. Действительно, почему проиграл и оказался брошенным своими друзьями армянский народ?

… Мы проиграли, потому что, вместо того чтобы целиком использовать духовные силы нации, стали искать покровителей. Завтра при таких умонастроениях мы исчезнем окончательно".

В последнее время все чаще ловишь себя на той мысли, что наш народ окончательно утратил способность трезво оценивать мир вокруг себя и мир внутри себя. Все роковые ошибки прошлого, в том числе недалекого прошлого, стоившие армянам утраты не только независимой государственности, но и независимого, а следовательно – смелого мышления, веры в собственные силы, а значит - в достойное будущее, с математической точностью повторяются и сегодня. И такое положение дел не может не настораживать. Ориентир на внешних арбитров, упование на благосклонность и поддержку последних приобрело в настоящее время совершенно угрожающие масштабы. И это касается не только девушки в Страсбурге…

Кстати, о столице европейских парламентариев. "Европейские нации и государственные деятели устали от бесконечно тянущегося армянского вопроса, - писал Фритьоф Нансен. - Конечно, ведь в нем они терпели поражение за поражением. Одно напоминание о нем пробуждает в их спящей совести отвратительную историю о невыполненных обещаниях, обещаниях, для выполнения которых практически ничего не было сделано. В конце концов, это была всего лишь одна истребленная нация, хотя талантливая и маленькая, но не имевшая ни нефтеносных месторождений, ни золотых рудников. Горе армянам, когда-либо втянутым в европейскую политику. Было бы гораздо лучше, если бы имя "Армения" никогда не произносилось ни одним европейским дипломатом".

Таким был европейский взгляд на вопрос.

Армянский взгляд был представлен Гарегином Нжде: "К Европе у нас было христианское чувство, и по причине нашего странного мистицизма - нашей национальной болезни - наши собственные настроения мы приписали европейцам и глубоко верили, что все войны они ведут во имя нашего спасения. Этот самообман сделал нас политическими попрошайками, а поскольку мы к тому же были слабы, то и плаксами. Попрошайничество и плаксивость - психология целого периода, наше единственное политическое оружие. Однако плаксивость является доказательством духовной незрелости или трусости. Попрошайничество вообще отвратительно. Попрошайке помогают не только побуждаемые состраданием, но зачастую из брезгливости".

Кажется, ничего не изменилось с первой четверти прошлого века. По крайней мере европейские политики остались такими же, только значительно менее образованными. А какими стали армянские политики?

В аспекте преклонения перед западными эмиссарами ничего, конечно, не изменилось. Но есть одно существенное различие: армяне третьего тысячелетия разучились работать.

Кто нынче помнит о весенней сессии Парламентской ассамблеи в 2001 году, в которой впервые принимали участие делегации из Армении и Азербайджана? Практически сразу после вступления в Совет Европы члены азербайджанской делегации распространили документ "О геноциде азербайджанцев, совершенном армянами". Он был подписан 29 депутатами из 9 стран - Великобритании, Латвии, Норвегии, Польши, Болгарии, Македонии, Турции, Люксембурга и Албании (тогда как, согласно процедуре, и десяти подписей из четырех стран уже было достаточно, чтобы зарегистрировать этот документ в секретариате СЕ и распространить среди участников сессии ПАСЕ в качестве официального документа СЕ). Армянская делегация ничем не отметилась.

На своей второй (летней) сессии азербайджанские парламентарии распространили сразу четыре документа. В первом была затронута экологическая ситуация в Нагорном Карабахе и "семи оккупированных армянами районах вокруг НК". В документе говорилось об уничтожении заповедников, отравляемых реках, опасности, исходящей от Армянской АЭС, и возможном захоронении ядерных отходов на "оккупированных территориях". Свои подписи под этим документом поставили 16 депутатов от 8 государств.

Второй документ касался "разрушения и незаконного присвоения армянами азербайджанских культурных ценностей на оккупированных территориях". Подписи под ним поставили 18 депутатов от 8 государств.

Согласно процедуре СЕ, каждый депутат ПАСЕ имеет право на депутатский запрос. Член азербайджанской делегации Гюльтекин Гаджиева не преминула воспользоваться и этим правом: она подготовила письменный запрос по поводу признания Арменией территориальной целостности Азербайджана. Этот запрос был направлен в Комитет министров СЕ.

Четвертый документ, распространенный азербайджанскими парламентариями, был отредактированной версией апрельского документа "О геноциде азербайджанского народа". На этот раз свои подписи под ним поставили также делегаты из Испании, Румынии, Словении, Италии (всего более 40 подписей членов ПАСЕ из 13 стран).

Армянская делегация ничем, разумеется, не отметилась. И так на протяжении восьми лет.

Стоит ли после всего этого удивляться европейской неосведомленности по "армянскому вопросу", если даже эти европейские политики и остались такими же черствыми? И стоит ли так набрасываться на одну отдельно взятую девушку в Страсбурге, если до нее "бравые ереванские парни" занимались там лишь тем, что в перерывах между "сонными", как им казалось, заседаниями, прожевывали "Страсбургер" - главный бутерброд армянских парламентариев. По крайней мере они оставили после себя именно такое "наследие"…

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Малый народ" в "большой игре"

В дни майских побед армянского народа, и особенно в день великого сражения на Аварайрском поле, есть смысл обратиться к одной проблеме, которой изначально не существовало вообще, но которая, в том числе и старанием некоторых наших соотечественников, все же возникла. Несколько десятилетий назад она еще была маленькой, как вирус под микроскопом. Позже стала разрастаться, как самая настоящая эпидемия, и уже в наши дни приобрела совершенно недопустимые размеры и масштабы.

Вопрос касается планомерного принижения значения Аварайрской битвы в истории армянского народа и публичном "редактировании" целей, задач и итогов сражения. Кажется, кто-то невидимый правит здесь на сатанинском балу и направляет толпы сумасшедших невежд по курсу переоценки истории предков. И лишь в лучшем случае носителями этого вируса являются дилетанты, с неестественным воодушевлением "констатирующие" факт (известный только им) отсутствия описаний этого события в анналах иранской хроники. Тем самым, по убеждению толкователей на рынке, "доказывается" незначительность самого сражения, со всеми вытекающими отсюда "умозаключениями".

Никто из представителей данного контингента фактов Истории, конечно же, не знает. Не знает, например, о том, что знаменитая битва при Каррах (53 г. до н. э.), стоившая, между прочим, головы самого Марка Красса, была предана забвению римской историографией не ввиду ее "незначительности", а как раз "значительности" (подобных примеров в истории немало: в частности, планомерное уничтожение посвященных Тиграну II греческих и понтийских трактатов полностью вписывалось в пропагандистскую политику Рима, о которой, кстати, очень точно сказал Цицерон: "Позвольте мне тут, Квириты, последовать примеру наших поэтов-летописцев и умолчать о нашем поражении").

Никто из отечественных "вирусоносителей" не обременяет себя подобным "сравнительным анализом", равно как и ознакомлением со средневековой иранской хроникой. Он даже не удосуживается перелистать армянские первоисточники. Ему - этакому среднестатистическому армянскому "малонароднику" (о нем речь ниже) - вполне достаточно уже того, что при "каких-то обстоятельствах кто-то когда-то об этом уже громко заявлял".

Таинственный "кто-то" - это в том числе профессор арменистики Гарвардского и Оксфордского университетов Роберт Томсон: "Егише лжет, когда говорит о своем участии в Аварайрском сражении. Он мог жить только в конце VI века, а может, и позднее... Для исследователей военной и политической истории армян очаровательное литературное повествование Егише не содержит сколь-нибудь достоверной информации. Свидетельства и утверждения Егише нельзя принимать за чистую монету, ибо написаны они не современником этих событий".

И не только Томсон - пресловутый "некто". Это весьма обширный контингент, один из представителей которого, доктор Роберт Бедросян, утверждает: "Из списка первоисточников мы обязаны выкинуть две книги, традиционно воспринимаемые как продукция V века: это сочинение Егише "О Вардане и армянской войне" и приписываемая Мовсесу Хоренаци "История Армении" (обращает на себя внимание крайне агрессивный и категоричный тон западных арменоведов; кстати, 15 сентября 2003 года Ричард Ованнисян заявит в Ереване: "Если западный арменовед армянского происхождения позволяет себе нежелательные для всех или неблизкие вашему сердцу подходы к тому или иному научному вопросу, вы его называете изменником, если же это не армянин - врагом"). "Вы" - это мы.

Можно привести еще немало примеров циничного и пренебрежительного отношения современных арменоведов к армянской истории. Таким образом, прошлое одного из древних культурных народов последовательно редактируется и уже в искаженной форме выносится не только на мировой интеллектуальный рынок, но и на внутренний, потребительский - в самой Армении. Цель "внутреннего оборота" обозначается ясно: рубка корней единого генеалогического древа создает необходимые предпосылки для разложения и загнивания национальной жизни и прорастания на новой идеологической почве новых схем по перекройке региональных границ, амбиций и интересов уже в более благоприятных и менее болезненных условиях.

Идеологическая агрессия, с завидным постоянством претворяемая в жизнь, - четко распланированная акция, ориентированная на полное вытеснение из сознания армянского народа собственных национальных достижений и ценностей. Именно поэтому мишенью "интеллектуальных агрессоров" чаще всего становится одна из наиболее преемственных страниц армянской истории - Аварайр. Впрочем, как было отмечено выше, сами "местные носители" вируса не обременяют себя поисками очага распространения заболевания (в Армении этот вирус подхвачен представителями так называемого малого народа, которые существовали всегда, но громче заявили о себе в период горбачевской перестройки, призванной представить в альтернативном свете историю народов).

Носителями новой идеологической политики стали радикально настроенные в отношении всех и вся представители "либеральной ветви" советской интеллигенции, традиционно придерживающейся западной ориентации и буржуазного мировоззрения. Именно такой контингент и именуется в актуальной политологии "малым народом". Само понятие впервые вывел Огюстен Кашен на примере Великой Французской революции. Позже термин был заимствован другими историками, и в результате дальнейших исследований выработалась общая характеристика "малого народа". Общепризнано, что он разделяет людей на "элиту" (в своем лице) и "тупую инертную массу", причем последняя "не способна понять текущие запросы и идеи элиты" и ввиду своей "немой стадности" должна поддерживать элиту. "Жвачное сообщество", таким образом, представляется исключительно в качестве механизма прихода представителей "малого народа" к власти. "Малый народ" презрительно отвергает традиционные ценности масс и презирает историю "большого народа", его достижения.

Рассуждая о современной российской истории, Шафаревич отмечает, что "малый народ" всегда сосуществует с обществом и часто воздействует на его духовную жизнь. Например, последовательно внедряет в массовое сознание мысль о том, что Куликовская битва 1380 года была неэффективной, иными словами - стала "поражением" или "катастрофой", ибо спустя всего два года Тохтамыш завоевал Москву. К счастью для русских, у них все еще есть Институт российской истории, директор которого Андрей Сахаров вполне спокойно заявляет: "Куликовская битва - это не дискуссионная проблема. Она давным-давно отработана на основании многочисленных источников, в подлинности которых нет никаких сомнений. Это русские летописи - поэма "Задонщина", "Сказание о Куликовской битве" и ряд других. Летописи писали монахи, и врать для них было большим грехом".

Почему-то у нас многие так не думают и в правдивости описаний армянских монахов сомневаются. В частности, Карен Торосян пишет: "Историю, в том числе и армянскую, писали и пишут люди. Не ангелы. Люди, которым ничто человеческое не чуждо. Корюн, Егише, Езник Кохбаци, Агафангел, Фавстос Бузанд, Мовсес Хоренаци, Лазар Парпеци, Овнан Мандакуни, Киракос Гандзакеци, Иованнес Драсханакертци... много их, разной степени и уровня профессионализма и объективизма - личные и корпоративные интересы и предпочтения, страхи и надежды, карьерные и материальные устремления. И все они трудились в монастырских кельях, в условиях тоталитарной церковной вертикали власти, где не пахло плюрализмом и свободой слова, а Католикос решал все".

"Малый народ" творчески импотентен. "В основном его ценности заимствованы на стороне, из другой культуры, которую представители "малого народа" считают передовой по отношению к традиционной культуре, - пишет Шафаревич. - Вместе с тем этот "малый народ" обычно претендует на интеллектуальное лидерство". В своих разработках американский Госдепартамент делает ставку на местах именно на представителей "малого народа", контингента, который является незаменимым сырьем для приготовления "наднационального продукта" во многих "экспериментальных странах".

"Малый народ" всегда восприимчив к веяниям извне и, имея критические взгляды на "национальную жизнь", способен (в случае внедрения во власть) расшатать традиционные устои. Это прекрасно вписывается в контекст теории хаоса, чем, собственно, и объясняется тот факт, что именно в хаотичные периоды лидеры "малых народов" начинают вдруг спекулировать базовыми национальными ценностями.

Только и только этим обстоятельством мотивируется стремление отдельных армянских деятелей использовать Аварайр в качестве предмета внутриполитической спекуляции. Например, Левон Тер-Петросян свою обычную борьбу за обладание политическими и экономическими рычагами называет "новым Аварайром" и призывает народ оказать ему поддержку. Таким образом, привнесенный когда-то вирус стал постепенно разрастаться, как настоящая эпидемия, и уже в наши дни приобрел электоральные масштабы и характер . Окончательный диагноз этой болезни еще не поставлен, но однозначно одно: необходим какой-то карантин.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0