Sign in to follow this  
Followers 0
Bigoss

Сумгаит. Свидетельства очевидцев

93 posts in this topic

Свидетельствует Атаян Сергей Абрамович (показания взяты 20 марта 1988 г. в Ереване).

Атаян Сергей Абрамович, 1957 г. р., уроженец гор. Сумгаит, женат, на иждивении двое лиц. Проживал по адресу: г. Сумгаит, ул. С. Вургуна... Работал инженером технического отдела на Сумгаитской ТЭЦ-1.

27 февраля 1988 г. около 18 ч. я возвращался с города Баку в Сумгаит. Доехав до дома, я поднялся домой, где у порога меня встретила мама несколько взволнованно. Она объяснила, что на площади Ленина что-то происходит, какой-то митинг. Я хотел пройти на площадь, однако родители меня не пустили, побоявшись за последствия. Наутро, 28 февраля 1988 г, около 9 ч. утра, я вышел из дому и решил пройтись по городу, чтобы понять, в чем дело. Кстати, накануне, т. е. 27 февраля митинг длился до 23 ч. Наш дом расположен четвертым по счету от ГККП Сумгаита и на одной линии. Поэтому, все было слышно, т. к. были подключены динамики на площади.

Выйдя на улицу, я сел рядом с домом на троллейбус и решил проехать до автовокзала. Я сошел на остановке у автовокзала и прошел по улице в сторону ГККП г. Сумгаита. Проходя по улице Ленина, я увидел поломанные витрины магазинов, киосков. Поломаны были также деревья, кусты. Вернувшись домой, я рассказал об увиденном. Через некоторое время в районе 11 ч. 00 мин. я вновь услышал выступления на площади. Из любопытства я вышел и прошелся на площадь. Здесь я увидел большое скопление людей, которые выкрикивали разное. На трибуне я увидел весь аппарат ГККП Сумгаита, а также ответственных работников ГККП Азербайджана. За полтора часа (1 ч. 30 мин.) моего пребывания, я услышал выступления разного характера. Так как я свободно владею и понимаю азербайджанский язык, мне было понятно каждое выступление. В частности, неизвестные лица, выдававшие себя за приезжих из г. Кафана Армянской ССР, говорили о том, что их там убивают и сжигают дома армяне; мы остались без дома и семьи. Выступали о том, что надо убивать всех армян, проживающих в г. Сумгаите и прогнать их отсюда.

Выступал также первый секретарь Сумгаитского ГККП т. Муслим-заде Д. М., который сказал так: «Что угодно делайте, но не ломайте достопримечательности города, вы в этом городе живете, и не надо его портить».

Мне довелось увидеть также, как масса, которая стояла на площади, вдруг увидев на крыше ДК завода «СК» неизвестного человека, фотографировавшего их, рванулась к ДК и стала ломать стекла, чтобы поймать его. Поймав его, они стали его избивать. Тут вмешались какие-то лица, которые его спасли и втолкали в ГККП Сумгаита. Проходя за трибуной домой, меня встретили инструктора ГККП, которые срочно попросили меня удалиться, т. к. оставаться на площади было крайне опасно. Уходя домой, я заметил среди массы лиц, вооруженных ножами и топорами. В этот день 28 февраля 1988 г. так называемый «митинг» длился до 16 ч. 30 мин. Это завершение я заметил, выходя на балкон со стороны улицы. Люди шли и выкрикивали: «Убивай армян!», а также разное другое. Это были азербайджанцы, среди них шли также подростки, держа в руках разные предметы. Вообще, «Убивай армян!» - это был самый решительный их лозунг, лозунг, который пробуждал в каждом злость и ненависть среди лиц азербайджанской национальности.

28 февраля 1988 г. около 23 ч. 15 мин. неизвестные лица порядка 80 человек вошли в наш подъезд и стали вламываться в наш дом при помощи лома, требуя открыть дверь. Услышав шум, в подъезд вышла соседка с сыном азербайджанской национальности, которая всячески с сыном уговаривала оставить нас в покое. Однако неизвестные лица попросили ее с сыном войти домой и не мешать им. Умоляя их, она бросила на лестничной площадке платок с головы и стала снова их умолять. Подобного рода просьба их, в какой-то степени, остановила, и они спустились вниз. В нашей квартире в этот момент происходило что-то невыносимое. Очень сильно были напуганы все. Все в слезах, мы не могли найти себе места; ребенок (сын 2,8 лет) плакал, его кидало в дрожь. Через некоторое время в дверь постучалась эта самая соседка с сыном, попросив нас успокоиться. Она рассказала все подробно, что творилось в подъезде. По их рассказу выяснилось, что с этими неизвестными лицами были и милиционеры 8 (восемь) человек, которые просили эту женщину с сыном не вмешиваться во все это и закрыться дома. Также выяснилось из ее рассказа, что все эти неизвестные лица были вооружены ножами, металлическими предметами, камнями и т. д. Во время налета я неоднократно звонил к дежурному ГККП, требуя какой-либо помощи, но, увы, помощи так и не было.

В эту ночь неизвестные лица еще дважды попытались взломать дверь. Однако та же самая соседка с сыном выходила в подъезд и уговаривала их, а они в свою очередь убеждали ее в необходимости нас убить.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Макян Анатолий Сергеевич (показания взяты 19 марта 1988 г. в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Макян Анатолий Сергеевич, 1958 г. р., уроженец гор. Сумгаит Азербайджанской ССР, женат 2 детей. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал аппаратчиком.

Мой отец родом из Нагорного Карабаха. В г. Сумгаит он приехал после службы в армии в 1952 или 1953 г. Здесь он женился. Я и три сестры родились в гор. Сумгаите. После окончания восьмого класса пошел работать, продолжал учебу в вечерней школе. Женился в 1982 году. Имею двоих детей: сын Сергей - 2 года и дочь Марина - 4,5 года. Отношения с сослуживцами и соседями нормальные. На работе у меня был один случай, когда я подрался с азербайджанцем за то, что он назвал меня оскорбительным образом «армянином», вместо того, чтобы обратиться ко мне по имени. Больше таких случаев не было.

После того, как на работе узнали о событиях в Нагорном Карабахе, ко мне отношение не изменилось. Но в коллективе начали распускаться разные сплетни. Говорили, якобы, что армяне в Карабахе устроили резню, что якобы задержали три грузовика с оружием для карабахцев, что армяне хотели подмять г. Агдам. Одним словом, сплетен было много, всех не перечесть. Но всему этому я не верил.

До 27 февраля 1988 года обстановка в городе вроде была спокойная. 27.02.88 года я вернулся с работы около 16 часов. Из дома вышел около 20 час. 30 мин. И пошел за хлебом. Перед зданием горкома на площади Ленина стояли тысячи людей. Я этому не придал значения. Купив хлеба, вернулся домой. Жена в 22 часа должна была идти на работу.

В это же время я услышал звук громкоговорителя. Мы смотрели телевизор, ужинали. Что говорили, я не обращал внимания. Когда жена ушла на работу, выключив телевизор и свет, начал укладывать спать детей. Митинг продолжался, отчетливо доносились возгласы на азербайджанском языке: «Бейте, режьте армян!». Это меня не встревожило, ибо я не думал, что так все серьезно обернется. Утром около 7 часов меня разбудила жена и начала говорить: «Как ты можешь спокойно спать, когда режут армян?». Услышав это, с меня как будто рукой сняло сон. Жена также сказала, что она чуть живая сидела на работе, ибо от подруг узнала о имеющих место погромах. От них она узнала, что в городе останавливают автобусы, требуя показывать армян, убивая их, если таковые были. Жену до дома проводили подруги – по национальности азербайджанки. Услышав все это, я очень расстроился. Весь день мы сидели дома, как на «иголках». Никуда не выходили. Приходил сосед-азербайджанец и предложил у него ночевать. Мы ему сказали, что как только возникнет опасность, мы к вам придем. Я сам приготовил топоры для оказания сопротивления.

Около 13 часов дня я услышал шум. Посмотрев в окно, увидел, что по ул. Азизбекова рядом с нашим домом идет толпа парней в возрасте от 16-17 лет, приблизительно 100 человек. Они несли азербайджанский государственный флаг, транспаранты. Транспаранты я видел с обратной стороны, по шрифту я прочитал, что там было написано: «Долой армян!». Эти парни шли и смотрели на окна домов, кричали: «Ура!», «Долой армян!». Впереди них шел 30-летний парень и размахивал руками. Он был примерно роста 170 см, средней полноты. Волосы у него были черные, лицо худощавое, усы черные. Был одет в синего цвета куртку. Возможно, что если я его увижу, то смогу опознать. В этой толпе я знакомых не заметил. Через 7-8 минут, как они прошли, сидя в комнате, мы услышали крики. Подбежав к окну, я и жена увидели, что бежит девушка, на которой вся одежда была разорванная. Спина вся была оголена. За ней гналась эта же толпа ребят, били ее палкой, камнями. При этом кричали: «Бейте, это армянка!». Кто конкретно ее бил, я не могу сказать, так как их лиц не видел. Сколько ей конкретно ударов было нанесено, я не могу сказать (но не менее ...). Это невозможно точно сказать, ибо ей сразу наносились удары разными лицами. Она убегала в сторону дома, который стоит напротив нашего. В поле нашего зрения она была две-три минуты, и все это время ей наносили удары руками, ногами, палкой. Одним словом, кто чем мог. Что с ней было дальше, мы не видели. Но вся эта толпа побежала за ней и вошла во двор домов 14 квартала. Больше в этот день я ничего не видел. До утра следующего дня я практически не спал. Ждал, что вот-вот придут к нам. Лица девушки я не видел, опознать ее я не смогу.

29.02.88 года около 9 часов утра приехал муж сестры Славик. Мы вместе с ним поехали в 17 микрорайон навестить тещу. Однако родителей жены дома не оказалось. Дверь была закрыта. Соседка по лестничной площадке тоже не знала, где они находятся и что с ними случилось. Выйдя на улицу, увидел, что окна у них целые. Это меня немного успокоило. Потом навестили семью дяди, который проживает в 1... микрорайоне. У них погромов не было. Обстановка там была спокойная. Выйдя от них, поехали на заправку. Залив в бак бензин, собрались уехать. В это время подъехала автомашина «Жигули» серого цвета, номер которой я не запомнил. Водитель автомашины, признав в нас армян, начал грозить пальцем. Испугавшись, мы быстро уехали. Проезжая через автовокзал, я видел, что на улицах Дружбы и Мира было очень много людей на тротуарах, а их оцепили солдаты с дубинками и пластиковыми щитами. Никаких выкриков я не слышал. Недалеко от горисполкома на ул. Нариманова стояли автобусы с разбитыми окнами. В них и рядом были видны солдаты.

Приехав домой, я сказал жене, что ее родителей мы не застали дома. Ее утешило то обстоятельство, что квартира не была разгромлена. 29.02.88 года мы ночевали дома. 1 марта 1988 года вновь приехал на машине Славик и предложил отвезти нас в пос. Приморск, однако мы отказались. Тогда он сказал, что в горкоме собирают армян. Мы решили идти туда, так как оставаться дома было небезопасно. В горкоме накопилось очень много людей, в основном, армян.

В тот же день нас перевели в Дом культуры завода синтетического каучука. Люди разместились, где могли. Спали, где попало. Многие - сидя на лестницах, на полу. Дом культуры охраняли войска. 1 марта питались за свой счет, а в следующие дни пищу нам давали солдаты. В первый день организовали продажу продуктов у Дома культуры. Я купил две банки сметаны, лимонад, сыр, хлеб. За сметану я переплатил 20 копеек. Продавца я не запомнил, но по разговору и внешнему виду понял, что он был азербайджанец. 2 марта привозили ... продукты, но уже раздавали бесплатно. После этого дня больше продуктов не приносили.

В Доме культуры стали распускаться слухи, что якобы нас Армения не примет. Приходили разные комиссии, в т. ч. первый секретарь горкома партии Муслим-заде, просили нас остаться, разойтись по домам. Однако люди не хотели оставаться в Азербайджане. Требовали, чтоб вывезли нас всех за территорию Азербайджана. Кто имел возможность, то есть машины или деньги, в сопровождении солдат уезжали из города.

2 марта я свою семью на автобусе в сопровождении солдат отправил в гор. Баку.

Следует отметить, что кроме Дома культуры людей поселили в школе ДОСААФ, в воинской части пос. Насосный, на военном заводе, в призывном пункте Яшма, в санаториях «Металлург», «Энергетик» и «Химик».

3 или 4 марта в Дом культуры приезжал Сеидов – председатель Совета министров Азербайджанской ССР. К нему обратился известный в г. Сумгаите врач Акопян и сказал, что он лично в дни погромов звонил в милицию, но те положили трубку. При этом сказали: «Как хотите, так и спасайтесь».

В Доме культуры нам полковник, фамилии которого я не знаю, рассказал, что он одного и того же человека ловил несколько раз и отдавал местной милиции. Однако он после этого оказывался на свободе.

3-4 марта я заходил домой, в квартире обстановка не была нарушена.

5 марта в Доме культуры я читал газету «Коммунист Сумгаита» за 4 марта. В газете была помещена статья о том, что перед нами выступали Багиров – первый секретарь ЦК КП Азербайджана и Демичев – первый заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР, что в городе обстановка нормализовалась и люди разошлись по домам. Хотя ничего такого не было, и мы находились в Доме культуры. А 3-4 марта я ходил домой в сопровождении двух солдат.

5 марта около 19 часов за мной приехал на такси двоюродный брат жены и увез меня в гор. Баку. 9 марта я был в гор. Сумгаите, застраховал имущество. В квартире обстановка не была нарушена. Был на работе, написал заявление об увольнении по собственному желанию в связи с выездом из города. Побудил нас уехать из города страх за жизнь - как свою, так и детей.

В Ереван я со своей семьей приехал 12 марта. Нас поселили в комнату №14 пансионата «Дом Симпозиумов АН Армянской ССР». В гор. Сумгаите остались семьи моих сестер, точнее, семья старшей сестры находится в пос. Приморск, а что стало с семьей средней сестры Раисы, я до сих пор не знаю. Они проживали в 1 микрорайоне, адреса точного не знаю, но визуально дом я найду.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Бабаян Эдуард Ервандович (показания взяты 18 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Бабаян Эдуард Ервандович, 1935 г. р., уроженец с. Акаку Гадрутского р-на НКАО, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал плотником в СМУ МПСМ Гарадагского р-на.

28 февраля, в воскресенье утром я взял сына и поехал в пос. Насосная станция, после чего я с сыном решил вернуться домой. Не доезжая примерно полкилометра до города, я увидел стоящий на обочине дороги автобус марки «Икарус» с перебитыми стеклами. Возле него собралась толпа азербайджанцев численностью примерно 100 человек. В основном были молодые парни лет 20-25. Они разъяренно что-то кричали и махали руками. В руках у них были железные ломы, камни и другие предметы. Они перекрыли нам дорогу. Нашу машину пропустили через толпу, и я видел, как неподалеку догорала автомашина марки «Жигули». Толпа разъяренно кричала: «Режьте, убивайте армян!». Мы доехали до автовокзала, где численность толпы достигала примерно 500 человек. Водитель сказал, что дальше ехать невозможно. Я от него тоже скрыл, что я армянин. По дороге видели горевшие автомашины и дома. Мы испуганно добрались до своей квартиры и заперлись, жена была дома. Мы испуганно смотрели из окна и боялись, что разъяренная толпа азербайджанцев ворвется в наш дом. Я и жена увидели, как напротив нашего дома - дома №22 собралась толпа примерно 200 человек. Все они возбужденно что-то скандировали. В этот момент я заметил, как с пятого этажа IХ подъезда дома №22 с балкона выбросили мужчину вниз, и на балконе собралось много азербайджанцев. Выброшенный сверху мужчина неподвижно лежал на земле. После того, как его выбросили с балкона, на балкон вышли дети и плакали, кричали: «Папа, папа». После этого дети куда-то исчезли, и я видел, как с того же балкона азербайджанцы выбрасывали имущество этого дома. Во дворе они сожгли все имущество, рядом с которым лежал мертвый потерпевший. После этого толпа разбежалась. Затем все они подошли к нашему дому. Собравшаяся толпа неизвестно откуда знала, что на четвертом этаже живет армянская семья.

Затем толпа двинулась к другому дому - дому №16. Они путем взлома дверей зашли в квартиры на втором и третьем этажах второго подъезда. Я знал эти семьи. Это были армянские семьи, работающие в продуктовом магазине. Было примерно 16 часов. Впоследствии оказалось, что эти семьи успели заранее скрыться, и у них ограбили только имущество, а также дома устроили погромы. Имущество этих семей выбрасывали с балконов. В это время позвонил к нам домой внук моего дяди - Славик, и поинтересовался, живы ли мы. Они жили в 9-м микрорайоне. Славик сказал мне, что в IV квартале разъяренные азербайджанские толпы, взломав дверь, ворвались в дом моего дяди и убили моего племянника Бабаяна Артюшу. Впоследствии оказалось, что его вначале кололи ножами во многие места, в плоть, руки, ноги, лицо и прочие части тела, и он умер у себя на квартире в течение четырех часов, истекая кровью. Квартиру его полностью ограбили. Убийцы остались неизвестными.

На следующий день, в понедельник, 29 февраля, я с семьей скрывались опять у своих соседей. В этот день бесчинства в городе продолжались. Примерно к 16 часам к нашему дому опять собралась толпа численностью около 70-80 человек. В руках у них были ножи, арматура и другие предметы. Я все это видел из окна. Они призывали азербайджанцев нашего дома не скрывать в своих квартирах армянские семьи. Угрожали, что если в семье азербайджанца найдут армянина, то убьют также азербайджанскую семью. Призывали сжигать и убивать армян. Они снова подошли к нашему подъезду. На этот раз в руках у толпы был письменный список жильцов-армян нашего дома. Толпа двинулась к первому подъезду и с выкриками вошла в этот подъезд, зашла в квартиру №6. В этой квартире жил мой сосед-армянин Бабаян Робик, который со своей семьей успел скрыться в другом микрорайоне у соседей-азербайджанцев. Разъяренная толпа, взломав двери его квартиры, учинила погром. В основном все имущество разгромили, а когда удалялись от нашего дома, я в руках у них заметил некоторые домашние предметы, магнитофоны и прочее.

На вопрос отвечаю, что в течении 4 дней в городе продолжались бесчинства и погромы, и на протяжении всех этих дней со стороны власти и милиции мы никакой помощи не получали. Они вообще не вмешивались.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Пхакадзе Константин Михайлович (показания взяты 18 марта 1988 г. в пансионате "Арарат" с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Пхакадзе Константин Михайлович, 1957 г. р., уроженец г. Сумгаит, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал электриком на суперфосфатном заводе г. Сумгаита.

26 февраля 1988 г. после окончания смены в 15:00 я пошел домой. Я живу рядом с площадью г. Сумгаита, и мне надо было идти через площадь. Там я увидел толпу людей примерно 40-50 чел., средний возраст которых составлял 25-27 лет. Из-за любопытства я подошел поближе. Из толпы раздавались лозунги: «Долой армян с азербайджанской земли!». Минут через 15 вынесли микрофоны из здания горкома.

Вокруг основной толпы собралось в течении указанного времени много народу, практически на площади собралось примерно до 1500 чел. Где-то в 18:30 основная толпа двинулась по ул. Ленина в сторону ул. Дружбы. В это время Муслим-заде сошел с трубуны и слился с толпой и пошел с ними. По пути следования к основной толпе (200 чел.) присоединялись отдельные лица.

Толпа кричала «Смерть армянам!», и когда прошли примерно 50 метров и перешли ул. Низами, я заметил, как толпа набросилась на двух прохожих. Одному удалось вырваться и бежать в ближайший двор 4 квартала, а после, когда толпа разошлась, то на улице остался лежать человек.

На следующий день, то есть 28 февраля 1988 г. с самого утра стали к нам домой звонить близкие и родственники, и говорили о том, что убивают, жгут и насилуют армян.

Я пошел на пощадь и там встретил Бахадура и Кямрана, вместе с которыми я работал. Не помню, в этот момент Бахадур был там или отошел, но Кямран похвалился, что вчера с Гумметовым Илгамом, о котором говорилось выше, заскочили в квартиру и выкинули деда в окно.

Около двух часов дня, 28 февраля 1988 г. ко мне домой пришел мой друг-азербайджанец.

На следующий день, 29 февраля 1988 г. я вместе с другом-азербайджанцем вышел, пошел к нему на работу, чтоб он отпросился. По пути в районе автовокзала мы увидели следующую картину: два сожженных «Икаруса», сожженный рефрежиратор, сожженный микроавтобус, сожженный «Жигули». Выйдя на улицу Мира, увидели груду металла, подошли поближе и определили, что это бывший милицейский мотоцикл, далее, следуя в направлении трубопрокатного завода, у обочины дороги стоял сожженный «Жигули», проходя мимо него мы почувствовали резкий запах жаренного мяса. Подойдя поближе, в скелете «Жигулей» мы увидели обожженные человеческие кости. Затем, следуя дальше, увидели еще один обожженный «Жигули», в камышах валявщийся.

Выходя с площади, увидели, как солдат на руках нес девушку лет 14-16, у которой ноги были в крови, за ними шла женщина, по всей вероятности ее мать, она рвала на себе волосы и плакала.

28 февраля около 10 час. утра мне домой позвонила сослуживица Валентович Елена, прож. в 8-ом микрорайоне и сообщила, что из их соседнего подъезда азербайджанцы выгнали девушку-армянку, раздетую догола, и пинками погнали по улице.

Из моих знакомых были убиты мои два друга:

1. Аванесян Альберт, 32-33 года, прож. 5 квартал, могу показать его квартиру, работал инженером где-то в г. Баку.

2. Аванесян Валерик, младший брат Альберта, 1957 г. р. раб. водителем в ДОСААФ, возил начальника.

Была изнасилована их сестра, не могу указать ее имя, она была младшая. Был проломан череп у отца семейства моих друзей. Убийство моих друзей-братьев совершалось на глазах у их матери, она в настоящее время находится в психиатрической больнице.

Я стал очевидцем и того факта, как один офицер-майор, ведя за шиворот одного азербайджанца лет 25-26-ти, обратился к местной милиции, это было 2 марта 1988 г., обругал их матом, местных милиционеров, и сказал, что третий раз ловит этого парня, и каждый раз вооруженного, и провел этого парня в горком, где находился особый отдел.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Абраамян Саркис Айрапетович (показания взяты 19 марта 1988 г. в пансионате Госплана в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Абраамян Саркис Айрапетович, 1919 г. р., уроженец с. Саркисашен Мартунинского р-на НКАО, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Пенсионер.

…1988 г. наши соседи и знакомые азербайджанцы начали предупреждать нас, армян, чтобы из дома не выходили, даже у нас брали деньги и за нас делали покупки в магазинах. Они говорили, что на углах стоят группы хулиганов, которые могут опознать вас как армян и избить, а милиция не вмешивается и не удерживает их. Наш сосед по имени Г. А., живущий напротив в квартире №8, рассказал, что его с завода послали в сожженные дома и квартиры армян закрывать краны газо- и водоснабжения. Он рассказывал, что видел варварски убитых, зарезанных армян мужского и женского пола, изуродованные квартиры, поломанную мебель, утварь. Он сказал также интересные вещи, что из ЖЭК-ов приезжали специальные группы на самосвалах, которые грузили выброшенные на улицу сожженую мебель, вещи, смывали места пожаров, кровь убитых, чтобы следы не оставались и чтоб кто-нибудь их не фотографировал.

С 27-го февраля 1988 г. уже узнали от соседей, что в городе положение очень тяжелое, армян убивают и режут направо и налево, независимо от возраста и пола. Вечером к нам пришла женщина (русская). Эта русская сказала, что на работе азербайджанцы между собой говорили, что они этой ночью будут нападать на армян, живущих в 1-ом квартале. Всю ночь мы с сыном с топорами в руках сидели и ждали как бы нашей участи.

28-го февраля в пределах 15-16 часов я, услышав шум с улицы, вышел на балкон и услышал крики, которые шли со стороны площади, которая от нас находилась на расстоянии 200-300 метров. По улице шли толпы азербайджанцев с красным флагом в руках, которые по-азербайджански скандировали: «Не дадим Карабах армянам! Долой армянский народ, да здравствует Азербайджан!» По микрофону начали требовать, чтобы на трибуну вышел 1-й секретарь горкома партии Сумгаита Муслим-заде. Потом по микрофону начал кто-то выступать. Стоящие рядом азербайджанцы сказали, что говорит Муслим-заде, который начал кричать: «Долой всех армян, надо их всех уничтожить!» Мы не поверили, что 1-й секретарь, коммунист может такие слова говорить и призывать к прямой нескрытой резне. Один из соседей, точно не помню кто, вышел на площадь и, вернувшись, сказал, что Муслим-заде с флагом в руках в первых рядах демонстрантов пошел в сторону рынка.

29-го февраля утром услышал по радио, что армянам для получения защиты явиться в клуб «СК». Повсюду рассказывали, как резали армян, насиловали женщин, девушек и даже малолетних детей. Последних бросали из окон, сжигали, ломали все, что можно было поломать, грабили. Из рассказов армян прояснялись очень интересные и, на мой взгляд, довольно-таки важные моменты и факты-доказательства:

1. азербайджанцы прекрасно знали дома армян и даже, не спрашивая у соседей, прямо поднимались в квартиры армян, даже если это была единственная квартира армянина в данном доме; такую точную информацию могли получить только из домуправлений и ЖЭК-ов;

2. в дни резни – с 27-ого по 29-е февраля почему-то телефоны армян были выключены, телефоны соседей-азербайджанцев все работали и были исправны, как-будто нарочно выключили со станции все телефоны армян, чтобы не смогли предупредить друг друга об опасности или же обратиться за помощью к кому-либо;

3. всего лишь некоторые единичные квартиры сжигали, в основном, - отдельные собственные дома, как бы, с одной стороны, боялись, чтобы пожар не перекинулся в дом соседа-азербайджанца;

4. вещи, утварь армян сжигали не дома, а выбрасывали на улицу и потом только сжигали, как бы сохраняя дома армян, чтобы потом смогли сами их использовать;

5. на улицах, во дворах места пожаров, расправ, крови тут же соответствующие бригады как бы по команде приезжали на грузовиках, поломанное грузили и вывозили, а шлангами с водовозов смывали кровь и пепел с улиц и домов, чтобы смести все следы;

6. в указанные дни погромов и резни армян почему-то никакой милиции не было в городе, как бы город весь вымер, и армян умышленно дали на растерзание бандитам, убийцам, грабителям;

7. в последние дни, когда появились уже солдаты, их почему-то направляли не в районы города, где были убийства и погромы, а отправляли совершенно в другой район, где было спокойно, как бы всего лишь создавали имитацию оказания нам помощи, на самом же деле, как таковой, не было. Из солдат и офицеров, охранявших нас, с недоумением рассказывали, что были многочисленные случаи, когда они захватывали и сдавали милиции убийц и погромщиков, однако на следующий день тех же убийц снова видели в городе, т. е. их почему-то отпускали, вместо того, чтобы привлечь к ответственности, что еще раз доказывало то, что все это было заранее запланировано, заранее азербайджанцев предупредили о погромах; им дали наши адреса и поучили, как действовать, милиция и другие органы куда-то пропали и т. д.

На кладбищах поломали все надгробные камни армян. Хочу особенно отметить, что местные власти никоим образом нам не содействовали и не помогали, а оказывали помощь только военные. В эту в/ч пос. Насосный приехали следователи из Москвы, Ленинграда, Омска, которые нас также по поводу этих событий, резни, убийств и погромов допрашивали.

На Ваш вопрос отвечаю, что участниками демонстрации были лица мужского пола от 20-30 лет, были также среди них женщины, но не так уж много, и все азербайджанской национальности, что было понятно из их речи, криков и призывов, были также пьяные среди них. В руках демонстрантов были палки, камни. Некоторые армяне рассказывали, что работают на заводе БТЗ - Бакинский трубопрокатный завод (в Сумгаите его филиал), где за несколько дней до этих событий им по наряду дали изготовить из арматуры, прутьев своего рода пики с обостренными концами, говоря, что это для частокола кладбища, но впоследствии этими же самыми арматурными прутьями азербайджанцы убивали армян; фактически самим армянам дали их изготовить и ими же их самих поубивали, т. е. еще один конкретный пример заранее подготовленной и до мельчайших подробностей продуманной операции.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Бархударян Тамара Манвеловна (показания взяты 18 марта 1988 г. в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Бархударян Тамара Манвеловна, 1927 г. р., уроженка Степанакертского р-на НКАО, замужем. Проживала по адресу: г. Сумгаит... Работала рабочей зала в столовой №21 общ. питания г. Сумгаита.

По поводу событий, произошедших в г. Сумгаите, мне известно следующее: в 1988 г., 27-го февраля я, как обычно, утром пошла на работу. Место моей работы находится напротив горкома партии г. Сумгаита. Приблизительно около 17-18 часов я и работавшая вместе со мною Аракелян Нора, которая работает поваром, увидели с окна столовой, что по улице проходят толпы людей, у которых на руках были флаги и транспаранты. После, через минут 15, выкрикивали, требуя микрофон, при этом они одновременно выкрикивали также слова «Смерть армянам!» и всякую ругань по отношению к армянской нации.

На пути в столовую я увидела с двух сторон разъяренную толпу людей, у которых в руках были транспаранты, на которых было написано «Смерть армянам». Толпа направлялась к площади, количество людей направляющихся на площадь я не могу сказать, так как их было очень много, наверно, несколько тысяч человек. Среди этих людей были и взрослые люди, примерно 30-35 лет, юноши, даже интеллигенция.

...В клубе я увидела нечто ужасное, т. е. сам факт подвергших людей к насилию я не видела, но я видела последствия этого насилия, а значит людей, подвергшихся вандализму со стороны азербайджанской нации по отношению к армянам. В клубе были только армяне. Там были женщины, дети, пожилые люди, а вокруг клуба ходили русские солдаты, которые охраняли нас от азербайджанцев. В клубе был также русский полковник, который тоже был очевидцем людей, пострадавших от бесчестия и насилия. В клубе я встретила учительницу средней русской школы №11 Гретту Андреевну, которая рассказала мне, как азербайджанцы издевались над ее дочерью и под конец они убили ее. Гретта Андреевна в Сумгаите проживала во 2 квартале, а точный дом я не знаю. В настоящее время Гретта Андреевна находится в Москве у мужа, адреса которых я не знаю.

3 марта в клубе я встретила сына моей сестры Сергея Аванесяна, который мне сообщил, что его племянника Колю и Седу, которая является его супругой, зверски убили. У них было перерезано горло, а на лице был ножом порезан крест. Сергей сообщил мне, что он вместе с русскими солдатами похоронил племянника и его жену, а сын покойных, нашли которого, пострадал от насилия. У него были ножевые удары в области головы. Находится в бакинской больнице. В настоящее время в г. Сумгаите у меня остались сестра, невестка и двое ее детей. На Ваш вопрос отвечаю, что во время разбойных нападений азербайджанцев на армян, я за помощью к властям не обращалась, так как с 29 февраля в нашей квартире, где проживали армяне, была оборвана телефонная связь, интересен был тот факт, что мои соседи-азербайджанцы в эти дни имели телефонную связь, а мы нет. У меня сложилось впечатление, что все бесчестие было организовано по предварительному сговору. Скажу больше, по приказу руководителей города, потому что ни одна милиция, видя их настроения, не предотвращала их действия.

Хочу сообщить, что если в последние дни власть в городе не перешла бы в руки русских офицеров, то было бы убито еще больше молодых армян, и все мы были бы уничтожены. По поводу материального ущерба у меня претензий нет, так как они … разгромят наш квартал, благодаря солдатам. На Ваш вопрос отвечаю, что среди моих родственников нет без вести пропавших.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Саркисян Эдуард Михайлович (показания взяты 20 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Саркисян Эдуард Михайлович, 1959 г. р., уроженец г. Сумгаит, женат. Прживал по адресу: г. Сумгаит... Работал экскаваторщиком в спецРСУ горисполкома гор. Сумгаита.

27 февраля 1988 г. до больницы доносился гул демонстрации, но я так и не узнал, в чем дело. 28 февраля утром в больнице уборщица рассказала, что в городе происходят массовые демонстрации азербайджанцев против армян. По ее рассказам везде шли погромы, убивали армян и ломали их имущество. Напротив больницы - перед зданием банка стояли человек 8 работников милиции. Они спокойно стояли и разговаривали между собой, и я удивился, что не принимают никаких мер против подобных разбойничьих лозунгов. Я видел, как по этой улице три раза проезжала грузовая машина марки ГАЗ-52. Гос. номера на машине не было. Каждый раз эта машина привозила полный кузов людей.

Каждый раз эта автомашина привозила все новых людей. Работники милиции напротив банка видели эту автомашину. Кабина автомашины была зеленого цвета. Спереди кабины облицовка была желтого цвета, на бортах кузова краска была старая, местами потертая. Если увижу эту автомашину, смогу опознать. Эта автомашина возила людей со стороны 8-го микрорайона к площади 45 квартала.

Я узнал от больного из Кировабада – армянина из села Зурнабад (имени его не помню), о том, что примерно к 17 часам разъяренная толпа демонстрантов пыталась проникнуть в больницу с расспросами, кто из больных армяне. Врачебный персонал не пустил их в больницу, сказав, что армян нет.

Как ни странно, но среди демонстрантов были такие, которые знали, на каких этажах на лечении находятся армяне. Врачи их обманули, сказав, что в связи с демонстрацией эти армяне уже убежали из больницы.

Примерно к 19 часам я смотрел с окна коридора 3-го этажа инфекционного отделения больницы. Я увидел, как человек 200 разного возраста с двух сторон бежали за голой женщиной лет 25. Они разъяренно кричали и смеялись. Женщина эта была полностью нагая. Примерно метрах в 200 от больницы, возле чайной, на остановке автобуса толпа окружила женщину, и не было видно, что там творится примерно в течение 10 минут. После этого толпа начала расходиться и бежать в разные стороны, а тело женщины лежало на земле. Тело этой женщины пролежало под сильным дождем примерно до полуночи, после чего уже не видно было из окна, там ли это тело или нет. Отмечу, что в дальнейшем из разговоров по городу я узнал, что женщина эта была армянка по имени Мила, и что она была беременна.

Узнал, что до этого момента толпа водила ее в голом виде на площадь и заставляла там плясать. Тот момент, который я видел, оказалось, что женщина эта вырвалась с площади 45 квартала и бежала в сторону нашей больницы. Хочу заметить, что среди бежавшей за ней толпы были также и женщины.

На вопрос отвечаю, что на все это чудовищное зрелище я смотрел из окна больницы, все это происходило метрах в 200 от больницы. На утро 29 февраля толпы демонстрантов снова начали собираться. Рядом с нашей больницей находится морг, я из окна больницы видел, как у морга собрались молодые парни-азербайджанцы. Весело разливали из бутылки водку и распивали.

Хочу также отметить, что когда я четыре дня проживал в клубе СК, там увидел моего приятеля Давидяна Сержика, который рассказал мне, что имеет сведения о том, как убили армянскую девушку по имени Карине в чайной. По рассказу Сержика, ее раздели догола, издевались над ней, а потом залили кипятком и убили ее. Там же я узнал, что убили также жильца 41 квартала водителя такси по имени Сергей. А также узнал, что из членов его семьи убили еще четверых. Узнал также про убийства моего друга Баблояна Валерика и его брата.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Хачатурян Оганес Владимирович (показания взяты 21 марта 1988 г. в пансионате Госплана в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР)

Хачатурян Оганес Владимирович, 1961 г. р., уроженец г. Сумгаит, член ВЛКСМ, женат, двое детей. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал слесарем на заводе СК гор. Сумгаита.

В конце февраля в субботу я вышел из дома. По дороге услышал сильный шум, который шел со стороны площади. Я увидел, что в площади собралось около 5-6 тысяч людей. В толпе говорили, что на трибуне стоят руководители города. Выступающие требовали отомстить, убить всех армян Сумгаита.

После этого подъехал грузовик. Из грузовика высыпали заранее приготовленные железные арматуры. Как потом выяснилось, эти арматуры были нарезаны и изготовлены в заводе БТЗ г. Сумгаита. Эти арматуры сразу были разобраны, и стоявший на трибуне призвал двинуться вперед и бить армян. Когда я подошел поближе, то увидел, что впереди толпы идет первый секретарь Сумгаитского горкома Муслим-заде. Он говорил, что толпа может делать все, что захочет. Толпа двинулась в сторону вокзала, ломая и круша, в основном, будки-мастерские, где работают армяне. Движение толпы регулировали работники ГАИ, они останавливали машины и открывали дорогу для толпы. После того, как разломали магазин «Спутник», кто-то в толпе указал на армянина. Толпа набросилась на него, и я своими глазами увидел, как его стали избивать арматурой и чем попало. Когда избивали этого парня, на расстоянии 5-и метров стояли милиционеры, их было очень много, но никто из них не пытался воспрепятствовать убийству этого парня.

Интересно было то, что толпа входила именно в те подъезды и квартиры, где жили армяне. Было ясно, что они действовали по заранее составленному плану и знали, где живут армяне.

С квартир выбрасывали имущество армян, их избивали, убивали и насиловали. Толпы азербайджанцев выволакивали армян из квартир на улицу, и там начиналось их массовое избиение до смерти. А в это время стоявшие рядом милиционеры были простыми наблюдателями.

28 февраля я увидел, как толпа набросилась на молодого парня на автовокзальной площади, начали избивать его, а после, взяв его, оттащили и бросили в кусты.

Вечером, когда я пошел за сигаретами, я увидел , как около 5-этажного дома, у подъезда стояли около 50 милиционеров, а рядом лежал труп мужчины. С третьего этажа этого дома выбрасывали вещи во двор. В этот момент из подъезда выволокли молодую девушку, которая была полностью голой. Ее избивали, когда она падала, ее заставляли подняться. Потом мне рассказали, что эту девушку завели в чайхану, заставили танцевать на столе, изнасиловали и убили.

1 марта я с семей добрался до горкома. Когда спросил у замминистра здравоохранения о семье моего дяди, он мне сказал, что моя тетя в больнице. Жена дяди - Ася Аракелян рассказала, что азербайджанцы ворвались в квартиру, схватили ее и выволокли в подъезд. Со слов тети, последнее, что она помнит, это то, что ее ударили по голове и начали таскать вниз во двор. Во дворе ее полностью раздели и нанесли много ножевых ранений. Затем обмотали в половую дорожку, облили бензином и подожгли. Ее спас сын, вовремя успев к полумертвой матери.

Сын дяди потом узнал, что его отца убили. Он труп нашел в морге через неделю и опознал отца по зубам, так как его сожгли, до этого ударив по голове.

Хочу отметить, что ни партийные, ни советские органы собравшимся армянам ничем не помогли, в частности, питанием: привезенную сметану продавали по завышенным ценам. Армян кормили солдаты, делились сухим пайком.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Агаджанян Альберт Карапетович (показания взяты 26 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Агаджанян Альберт Карапетович, 1948 г. р., уроженец г. Степанакерт НКАО, женат, двое детей. Проживал по адресу: г. Сумгаит, 9 микрорайон... Работал слесарем в Сумгаитском СУ-104 ДСК-3.

С 1971 г. постоянно проживаю в г. Сумгаите. Являюсь техническим агитатором бригады. Мои братья и сестры проживают в г. Степанакерте и, по телефону разговаривая с родными, от них узнавал, что положение в Степанакерте напряженное. Об этом также говорили по телевидению, что в Степанакерте происходят демонстрации, на которых армянское население подняло вопрос воссоединения Карабаха с Арменией. Эту информации по радио и телевидению почти каждый день по нескольку раз передавали все время. Я на работе имею довольно-таки весомый авторитет, меня все уважают и слушаются. Однако после этих сообщений по поводу событий в Карабахе азербайджанцы как-то стали косо смотреть на армян, даже один из азербайджанцев - бригадир плотников Магарамов Фарман мне даже пригрозил, что "ты будешь моей долей", т. е. когда начнутся драки или что-то в этом роде, то он меня убьет. Я рассердился на него, говоря, чтобы он со мной не шутил так, т. к. мои родные в Карабахе, я очень взволнован и рассержен, и не надо меня провоцировать. Это напряжение между нами, т. е. армянами и азербайджанцами все время возрастало, и чуть не подрались. В нашей бригаде армянами были только я и сварщик Айдинян Эдик, кроме этого армянином был также начальник участка Акопян Сергей, который был нашим парткомом.

27 февраля 1988 г. в субботу были дома и не работали, а в воскресенье жена пошла на работу в ЖЭК №14, где работала лифтершей и, вернувшись в пределах 12 часов домой, сказала, что в городе очень напряженное положение, избивают и убивают армян, сжигают и ломают армянские машины. В пределах 14 часов мы из квартиры наблюдали, как движение по улице приостановлено, стоят около 10 автобусов. Весь день у нас телевизор и радио было включено, выступал 1-й секретак ЦК компартии Азербайджана Багиров, который сообщил о беспорядках, погромах и убийствах в Сумгаите, и что все виновные будут строго наказаны. Всю ночь мы не спали и с женой были начеку.

В понедельник 29 февраля я детям и жене запретил выходить и идти на работу или же в школу. В переделах 10 часов по радио сообщили, чтобы армяне из дома не выходили. После этого к нам зашла соседка с 7-го этажа - квартира №12 - Маша (Ф.И.О. не помню) и, плача, сказала, что в городе - в районе магазина «Спутник» и в 3-ем микрорайоне по улице Мира азербайджанцы толпой нападают на армян, громят их квартиры, убивают, сжигают их трупы. Она рассказала, как сама видела, что сожженный труп ребенка, как факел, выбрасывали из окна. Она просила, чтобы мы перебрались семьей к ним в квартиру, но мы решили подождать, чтобы немножко стемнело, после этого перебраться к двоюродному брату, жившему в нашем микрорайоне (дом возле здания нарсуда) - Агаджаняну Яше Павловичу, т. к. там жили несколько армянских семей, и при необходимости можно было вместе обороняться. Мы так и сделали и перебрались к Яше, где и переночевали. Сын Яши - Агаджанян Арнольд (30 лет) рассказал, что в субботу он был недалеко от площади, возле трамвайной остановки было полно народу - азербайджанцев, которые кричали: «Долой всех армян!» Затем выступал 1-й секретарь Муслим-заде, который призывал убивать армян, но предупреждал, чтобы государственных учреждений не трогали и вред государству не причиняли. Его кто-то опознал, что он – армянин, но он прыгнул в трамвай и смог убежать от погнавшихся за ним азербайджанцев. Затем Арнольд рассказывал, что в городе видел, как избивают армян, потом их убивают, насилуют девушек, сам видел, как возле 2-й больницы в чайхане раздетых армянок насилуют, издеваются над ними. Другая же толпа разъяренных азербайджанцев сожгла раздетую молодую армянку у остановки недалеко от этой же больницы. У соседа Яши - армянина Гриши мы часто звонили в горком по данным ими телефонам и просили помощь, мужчина же оттуда сказал: «Подождите до утра!» Мы все время звонили к родным и родственникам, но их телефоны были отключены и не работали.

На следующий день - 1-го марта утром (т. к. жена беспокоилась за родителей) я, Арнольд решили пойти в 20-й квартал за родителями моей супруги. По дороге все улицы были оцеплены бронетранспортерами и солдатами. Мы забрали родителей жены и возвращались по улице, точнее на перекрестке пр. Ленина и ул. Дружбы были видны разгромленные с разбитыми окнами квартиры армян, то же самое было в 3-ем микрорайоне и около магазина «Спутник». Вернувшись, дома был только Яша, который сказал, что приехали солдаты и на бронетранспортерах забрали наши семьи в здание горкома. Эвакуационный пункт был рядом с домом Яши – во дворе Химиков. Мы пошли туда и нас также подвезли в горком, где собирали всех армян, затем нас перевезли в клуб «СК». В клубе было полно избитых, израненных армян, а также раненных солдат около 30 человек, с пораненными конечностями, головами. В клубе я встретил своего друга - Оганяна Валерика (живет в 41-ом квартале в единственном кооперативном доме на 2-ом этаже), который рассказал, как ему удалось выскочить из дома и спрятаться у соседей на 3-ем этаже, и его квартиру полностью разграбили и разгромили, а потом подожгли. Валерик также рассказал, что в их соседнем доме жила семья Мелкумянов, из которых я был знаком с Игорем. Валерик сказал, что они жили в соседнем доме, где на первом этаже был хлебный продуктовый магазин, и их всю семью – отца - Согомона Мелкумяна, мать - Раису, сыновей - Эдика и Игоря, сестру- Ирину, а также находившегося в это время у них дома музыканта Мишу (из 4-го квартала, ему около 45-46 лет) - их всех убили, а мать и дочь перед этим еще и насиловали и надругались в присутствии родных. Там из многочисленных разговоров в клубе еще с горечью рассказывали, что убили еще парня Артура (армянина) из 3-его микрорайона (квартиру и дом не знаю) и говорили, что был очень красивым, его тело бросили в огонь. Из клуба нас переселили в пансионат «Металлург», где женщина-армянка, работавшая начальником ЖЭК-а (если не ошибаюсь, в 17-ом микрорайоне), рассказывала, что на них тоже нападали, и им удалось скрыться на крыше, однако не успели спрятать и бабушку (имя не помню), и после разгрома, спустившись домой, увидели, что вся квартира разгромлена и ограблена, а бабушка (около 70 лет) была разрублена на куски, и голова отделена от тела. Нас все время агитировали, что в городе уже все спокойно и можем возвращаться в свои дома, но из города доносились выстрелы и над городом постоянно летели вертолеты (штук 5-6), что доказывало о неспокойстве в городе.

8-го марта организовали выход в город для тех, кто хотел возвратиться домой или же купить билеты. Я выехал вместе с ними в город за билетами и, возвращаясь из кассы предварительной продажи билетов на самолет, проезжая между 41-ым кварталом и 3-им микрорайоном, около кассы агентства у 12-ти этажного дома лежал солдат с закрытым лицом, рядом стояли машина скорой помощи и милиции и фотографировали все это.

10-го марта я с семьей вылетел в Ростов к брату, а оттуда, узнав, что в Ереване принимают беженцев, вылетел в Ереван, где меня разместили в пансионате “Масис”. Жена и двое моих детей находятся пока что у брата. На вопрос отвечаю, что армянку - начальницу ЖЭК-а не выпустили из пансионата.

Забыл отметить, что в пансионате я встретился с моим знакомым, с которым я в 1971 г. работал в ПМК-17, его зовут Бармен (фамилию и адрес не знаю), и он рассказал, что 27-28 февраля было 40 дней отца невестки Стеллы (Стелла), работающей секретаршей в нашем ДСК-3, и в полдень к ним в подъезд ворвалась разъяренная толпа азербайджанцев, он успел спрятать семью в количестве 11 человек в погреб и вход в подвал укрыл ковром-паласом, а сам спрятался в спальне и дверь в спальню закрыл гардеробом. В квартиру ворвались бандиты, которые начали пить и кушать все то, что осталось после поминок 40 дней, потом начали играть на пианино, причем так играли, что чувствовалось, что играющий был профессиональным музыкантом, затем начали разбивать всю посуду, мебель, выпивку, пианино. После этого они ворвались в спальню, где чем-то ударили по голове, с кармана пиджака украли 300 руб., сорвали с пальца обручальное кольцо, сняли пиджак, раздели, хотели вывести на улицу, зверски избили, и расслышал, как один из них сказал, чтобы его бросили в костер (до этого они подожгли палатку, где поминали 40 дней отца невестки Миши). Его выволокли в подъезд, но там он ногой зацепился за перила, смог встать на ноги, вырваться из рук этих убийц и выбежать на улицу в сторону больницы №2, но на дороге увидел милицейскую ГАЗ-24 и, подбежав, схватился за ручку двери, но машина рванулась, оставив его. В машине сидели работники милиции. Отсюда он снова побежал, а за ним те бандиты, которые по-азербайджански кричали: «Держите армянина!» Двое удержали его, а остальные, прибежав, снова начали его избивать железными прутьями, палками, пинали ногами, от чего он потерял сознание. Очнулся, не помнит через сколько времени, было уже темно, и одна русская бабушка, толкая его, спрашивала: «Сынок, живой?» Она помогла ему встать на ноги, и он дошел до приемной больницы №2, где опять-таки побоялся, чтобы азербайджанцы не убили его ядовитой инъекцией, но там сестрой оказалась армянка. Затем их – 5 потерпевших армян на машине скорой помощи вывезли из больницы в Баку, но по дороге толпа азербайджанцев напала на машину, из-за чего им еле-еле удалось заехать во двор больницы скорой помощи, куда заехав, быстро закрыли ворота, но толпа начала разбивать их. Здесь он увидел сгоревшую легковую машину с несколькими (кажется, пять) сгоревших трупов в ней.

На вопрос отвечаю, что в Сумгаите остались родители жены, т. к. теща больна и нетранспортабельна, без вести пропавших среди наших нет. Мы выехали из Сумгаита, т. к. после всего этого, что азербайджанцы учинили в отношении армян, там оставаться - означает обречь себя на верную смерть. Я обращался к зампредседателя Президиума Верх. Совета Азербайджана Фаталиеву, чтобы нам оказать материальную помощь, т. к. денег не было, чтобы выехать, он обещал, что с места работы нам выдадут. На работе же, узнав, что я выезжаю, сказали: «Завтра приходи», зная, что я сегодня вылетал. Но из их поведения (нач. ДСК Мамедов) чувствовалось, что если я и завтра бы пришел, то они ничем опять не помогли бы.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Алахвердян Валерий Алексеевич (показания взяты 26 марта 1988 г. в с. Карашамб Разданского р-на Армянской ССР).

Алахвердян Валерий Алексеевич, 1963 г. р., уроженец г. Сумгаита, холост, член ВЛКСМ. Проживал по адресу: г. Сумгаит, 4 микрорайон... Работал крановщиком в СУМ-8 г. Сумгаита.

Живу с матерью и братом в Сумгаите с рождения. Был свидетелем следующих событий в городе: в пятницу после работы я спустился с крана, и с товарищем Асряном Маилом шли на автобусную остановку «18 микрорайон». По ходу мы услышали разговор на азербайджанском языке: «Их тоже надо прикончить». Я заметил, что толпа из 6 человек преследует нас, и сзади высказывались угрозы в адрес армян. Однажды кто-то из них крикнул «Эй!» и, повернувшись, я увидел шестерых молодых ребят 23-25 лет. Однако на мою реакцию группа не отреагировала. Мы ускорили шаг и пошли по длинной дороге и, к удивлению, группа продолжала преследовать нас. Ускоренным шагом мы дошли до остановки и, дождавшись автобуса, сели в него. Группа в наш автобус не села, вокруг было много народа и, видимо, из-за этого мы остались нетронутыми. Эти ребята мне не были знакомы, и опознать их я не смогу. На протяжении 4 дней бесчинств я неоднократно видел шествие толп, скандирующих «Смерть армянам!», однако среди этих людей знакомых мне лиц я не видел. Преобладающее большинство так называемых демонстрантов были молодые ребята возрастом 20-25 лет, среди них редко можно было встретить малолетних детей. Видел, как в нашем дворе горела «Волга» ГАЗ-21 соседа из дома №17, имя которого не помню. Вокруг горевшей машины стали 25-30 человек и наблюдали. Мать позвонила военным, и через 20-30 минут въехали в наш двор бронетранспортеры, после чего все разбойники разбежались.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Аракелян Сергей Сократович (показания взяты 20 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Аракелян Сергей Сократович, 1954 г. р., уроженец с. Нижний Чайлу Мардакертского р-на НКАО, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал электросварщиком в Закавказском управлении треста "Союзкислородмонтаж".

27 февраля 1988 года я весь день был дома. В этот день я слышал только доносившийся со стороны площади Ленина шум и голоса говорящих в микрофон, но что именно говорили, я не мог разобрать. С того места, где я находился, до автовокзала было примерно метров 50-60, там, у автовокзала, собралась огромная толпа, которая сначала что-то кричала. Рядом с толпой стояла пожарная машина, из которой водой поливали в толпу.

Потом пожарную машину стали закидывать камнями, и она сразу же уехала. В это время над толпой поднялось пламя, это горел автобус. Чуть раньше мой отец ушел на базар, чтобы сделать необходимые покупки, а я дождался брата, и вместе с ним ушли домой. Он пришел примерно через час после нас, очень взволнованный, и рассказал, что, возвращаясь с базара, он сел на трамвай. У площади Ленина трамвай остановили, и собравшаяся у трамвая толпа потребовала, чтоб из трамвая все вышли. Спускавшихся с трамвая людей они спрашивали о их национальной принадлежности. И тогда эти бандиты потребовали, чтоб он пошел вместе с ними. Отцу ничего не оставалась, как выполнить их требования. Потом пришла с работы моя сестра Лариса, которая рассказала, как толпа озверевших бандитов избивала какого-то молодого парня.

Через два дня, после нашего возвращения домой, я вышел во двор покурить. Ко мне подошли три парня из нашего двора, и один из них, по имени Игорь, фамилии я его не знаю, проживающий по адресу ул. Низами .., рассказал нам, что в один из дней беспорядков и погромов, точную дату я не помню, он находился у своего товарища и, услышав шум и крики в подъезде, вышел на площадку, чтоб посмотреть, в чем дело, и увидел, что в квартире напротив дверь открыта, там стояла взрослая женщина, голова и лицо которой были в крови, а рядом человек двадцать насиловали голую молодую девушку. Фамилий и имен этой женщины и ее дочери я не знаю. Увидев это, Игорь с испугу зашел обратно в квартиру, а когда все стихло, ушел домой.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Гаспарян Миша Александрович (показания взяты 17 марта 1988 г. в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Гаспарян Миша Александрович, 1946 г. р., уроженец с. Чардахлу Шамхорского р-на Азербайджанской ССР, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал слесарем-монтажником 6 разряда в в/ч 73699 в пос. Насосный Сумгаит).

26-го, 27-го, 28-го февраля 1988 года, мой сосед, который жил с нами на одной лестничной площадке, напротив моей квартиры, стал меня предупреждать, что азербайджанцы убивают армян. Я в первый день не придавал этому значения, но так как он время от времени снова предупреждал, чтоб я был осторожен, и я спросил: «В чем вся причина?» Но он не отвечал и только говорил: «Будь осторожен».

28 февраля 1988 года в воскресенье я был на даче, куда я поехал в 9 часов утра и вернулся где то в 17:15, но автобуса не было. Дача находится на расстоянии 7 км от нашего дома в районе, называемом «Кюрдариси». Я пешком пошел, вместе со мной были еще 2 азербайджанцев, имен которых не знаю, они так же имеют дачу в этом районе. Местных ребят я не знаю. Только один из них живет в 3-м микрорайоне и ему будет около 55 лет. С ними разговаривая о разных бытовых вопросах по-азербайджански, пешком дошел до 8-го микрорайона.

По дороге, в 12-ом микрорайоне мы слышали, как азербайджанцы разных возрастов ругаются в адрес армян, что их, т. е. армян, надо убить, истребить, чтоб искоренить из Сумгаита, чтобы здесь не жили и убирались в Армению. Дойдя до 8-го микрорайона, я оставил этих 2-х азербайджанцев и пошел домой. Эти двое азербайджанцев знали, что я армянин, но они никаких агрессивных действий против меня не предпринимали, а наоборот, укоряли своих, зачем они так поступают в отношении армян. Придя домой, было около 20-ти часов, я увидел, что у нас дома сидят сосед моей сестры, азербайджанцы Агат и невестка сестры. Соседу было 48 лет, а невестке 26 лет. Сестра послала за мной, чтоб узнать, где я. Когда я пришел, они успокоились и ушли. Агат только мне сказал, что «положение в городе серьезное, опасное, зачем ты не дома, так как азербайджанцы убивают армян». Сестра моя Лена жила в нашем микрорайоне. В пределах 20:30 я услышал крики и шум с улицы и из окна увидел, что около 50-60 человек азербайджанцев, начиная с 20-22 лет до 35-40 лет, во дворе избивали армянина 45 лет из соседнего дома. Я в лицо знаю этого армянина, но имени не знал, так как он не из нашего дома.

Я хочу уточнить, что в этот день я не знал, что убивают конкретно армян, а узнал, что он армянской национальности в последующие дни. Свет падал с фонарных столбов, и было видно, что этого человека зверски избивают, у некоторых в руках были железные арматурные прутья, которыми они били его, пинали ногами, а один даже сжег его сигаретой лицо, когда тот от ударов упал на землю. Мы живем на 3-ем этаже, и все это происходило в 10-15 метрах от нашего дома. Среди избивающих знакомых мне людей не было, затрудняюсь их описывать, так как их было очень много, и лица все мелькали, и все били этого человека, кричали, что всех армян надо истребить и громко ругались в адрес армян. Я точно указываю, что избивавшие точно азербайджанцы, так как это чувствовалось из их речи и по разговорам, угрозам и ругани в адрес армян. Я хотел выйти, но было бессмысленно, так как меня одного убили бы. В нашем доме живут только 2 армянские семьи - наша (в 3 подъезде) и вторая – в 7 подъезде: Юра - армянин которого знаю, 40 лет, имеет несовершеннолетних детей. Человека так зверски избивали в течение 15-20 минут, после чего убили. Избитый около двух часов лежал на земле и не шевелился. Я подумал, что он умер. Затем соседи-азербайджанцы его забрали и увезли домой. Мы из дома не вышли и легли спать всей семьей. Утром 29 февраля я встал, чтоб пойти на работу, но проспал и не пошел, кроме этого побоялся, что и меня могут схватить и избить или убить. Я в этот день из дома не выходил. В пределах 19 часов я услышал с улицы шум, крики, ругань в адрес армян и из окна увидел, что из 7 подъезда с этажа из квартиры армянина Юры выбрасывают на улицу их вещи: мебель, постель, одежду, посуду комнаты.

Я, испугавшись, быстро закрыл окно и увидел, что толпа азербайджанцев идет к нашему подъезду. Я понял, что идут к нам, так как выше указал, что кроме Юры в нашем доме вторая армянская семья была моя. Через 1-2 минуты начали ломать дверь в мою квартиру и с ругательствами в адрес матери, жены, дочери всех армян, кричали, чтоб открыли дверь. Дома у меня телефона нет. Я с балкона взял в руки топор, чтоб как-то сопротивляться и защитить жену и двух сыновей (несовершеннолетних). Им удалось сломать дверь и ворваться в мою квартиру. Я в это время с семьей заперся в ванной комнате и услышал из их разговоров, что они, никого не увидев, подумали, что нас дома нет. Они начали ломать все, что было дома и можно было поломать, и через 20-30 минут ушли.

В здании горкома партии мы разместились на полу в коридорах. Утром 1-го марта с. г. в горком партии пришел депутат Верховного Совета Азер. ССР Тагиев - азербайджанец, с кем я работал раньше во 2-м строительном тресте, он был со слезами на глазах. Я подошел к нему, он опознал меня, я спросил: «А ты зачем плачешь?» Он ответил, что эти звери зверски убили Даниляна Николая и жену Седу, т. е армян, которые тогда вместе с нами работали в тресте кровельщиком и мотористкой. Убийцы же были азербайджанцы. Он нам говорил, что не может прямо глядеть нам в глаза, т. к. его соотечественники - азербайджанцы. Он успокаивал армян, говоря, что все будет хорошо, всех убийц, погромщиков поймают, и нам надо снова вернуться в свои дома. Но никто не слушал его, не хотели возвращаться, т. к сюда приходили все новые армянские семьи, рассказывали, что убийства и бесчинства, изнасилования и грабежи продолжаются со стороны азербайджанцев в отношении армян.

Солдаты уже дежурили, оцепили районы горкома, говорили, что введен комендантский час, и солдаты на танках и бронетранспортерах патрулируют. Хочу особо отметить, что солдаты появились где-то с 29-го февраля, но всегда они приходили на помощь очень поздно и не по адресу, т. е. если погромы начались, например, в 11-ом микрорайоне, то солдат почему-то направляли в 12-ый микрорайон. Получалось так, что кто-то сверху преднамеренно направлял солдат не по адресу, но самим фактом отправки солдат хотели пустить пыль в глаза, чтобы нам помочь. Все эти погромы и убийства, насилие продолжались до 2-го марта, после чего только солдаты полностью контролировали положение.

Один из моих односельчан сказал, что подожгли дом односельчанина (с. Чардахлу) Артуша. Рассказывал, что азербайджанцы, ворвавшись в дом, Артуша вместе с женой вывели на улицу, связали и, бросив на них простыни, подожгли. Прибывшие солдаты успели спасти жену, но муж умер. Однако его тело не давали брату, чтобы похоронить. Тело отвезли в морг Сумгаита, а брату удалось по зубам опознать сгоревшее тело Артуша, но сказали, что только через год дадут тело, и брат по этому вопросу выехал в Москву в ЦК. Жену же Артуша, обожженную, везли в Баку – в больницу имени Семашко, и жена через 3-4 дня от полученных ожогов и зверских побоев умерла.

8 марта создали бакинскую комиссию, членов которой не знаю, которая обходила все армянские дома и фиксировала ущерб. У меня дома зафиксировали ущерб на 8500 (восемь тысяч пятьсот) рублей, а через 3 дня сказали, чтоб я из центральной сберкассы Сумгаита получил 850 рублей, но я отказался, т. к. это в десятикратном плане было меньше причиненного мне ущерба.

На Ваш вопрос отвечаю, что из моих близких и родственников никто в Азербайджане не остался, т. к. те зверства, убийства и насилия азербайджанцев к нам, которые мы увидели и почувствовали на себе, после этого остаться - означает осудить себя на верную смерть.

На Ваш вопрос отвечаю, что во время нахождения в горкоме рассказывали, что в …-м микрорайоне азербайджанцы перерезали несколько армянских семей, детей выбрасывали с 4-го, 5-го этажей, грабили имущество и ценности. Невестка моей сестры Стелла, которая сейчас здесь с нами, рассказывала, что в комнате мужа тети – Гавриила Тирдатова, 61 лет, так избили, что он в больнице Семашко скончался, а сын из-за побоев был в той же больнице в очень тяжелом состоянии. Рассказывали также, что армянок раздевали донага и голыми выводили на улицу, и изнасиловали, надругались.

На Ваш следующий вопрос отвечаю, что, будучи в горкоме, там мой одноклассник Размик (который сейчас находится в России, но конкретно местопребывание не знаю) рассказывал (и этой бакинской комиссии написал на бумаге и отдал) о том, что сам Муслим-заде предупредил демонстрантов, чтоб госучреждениям вреда не наносили, а с армянами что хотят, то и делают, и по возможности побыстрее.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Оганян Валерий Шагенович (показания взяты 19 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Оганян Валерий Шагенович, 1949 г. р., уроженец с. Чертас Мартунинского р-на НКАО, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал плотником в продторге г. Сумгаита.

С 26-27 февраля соседи-азербайджанцы говорили и предупреждали меня о том, что азербайджанцы нападают на армян в районе колхозного рынка. Я сначала не придавал этому серьезного значения, не думая, что в условиях советской власти, могут допустить массовые погромы, и думал, что это могут быть вылазки отдельных хулиганов.

29-го утром слышал по сумгаитскому радио, что в городе обстановка нормализуется и если будут какие-то вылазки со стороны бандитов и хулиганов, то просим позвонить по телефонам: 3-21-57, 3-91-31, 3-33-54. Передавали обращение тов. Багирова к армянскому и азербайджанскому населению, в котором он призывал к благоразумию. Услышав обо всем этом, я побоялся выйти на работу.

Вечером, в пределах 17 часов, я со стороны улицы услышал крики и из окна увидел, что в квартале большое количество людей собралось, в возрасте, в основном, 20 лет и выше. Их было около 40-50 человек, они находились на расстоянии 100-150 метров от нашего дома. Они кричали (у них был микрофон): «Армяне, выходите, если армян кто-нибудь будет прятать, то их тоже убьем». Они зашли в дом, перпендикулярный нашему дому, там на третьем этаже жили армяне, и стали из окон выбрасывать их имущество.

Через минут 10-15 я снизу услышал, как ломают дверь в мою квартиру. Погром длился минут 40. Ночью, в пределах 24-х часов я, выглянув из окна соседа, увидел, что на улице остановилась белая «Жигули». Они начали фотографировать трупы убитых из соседнего дома 3-х армян-мужчин и женщины, хотя пол убитых, может быть, и неверно указываю, т. к. было темно. Фотографирующих было четверо и, по-моему, из органов, они оставили трупы и ушли.

Я зашел в свою квартиру вместе с солдатами, было ужаснейшее зрелище: освещение было полностью выведено из строя, солдаты зажгли спички, весь дом был перевернут, мебель, посуда полностью были разбиты, в том числе и сантехника в санузле.

Стекла были побиты, часть вещей выброшена на улицу, сожжена, часть вещей была похищена.

Я вместе с другими армянами обратился к председателю народного контроля, который был там, и сам таковым представился, и спросил: зачем отключены телефоны? 0н же ответил, что якобы это мешает связи с солдатами. Армяне со всех сторон рассказывали, у кого что громили, кого убили, кто потерялся.

В доме, перпендикулярном нашему, убили всю семью из пяти человек: фамилии их - Мелкумян Сергей, около 50 лет, жену, сына 25 лет - Игоря, второго сына, вернувшегося недавно из Афганистана, дочку - незамужнюю - лет около 20. Женщин изнасиловали на глазах родных и их всех убили. По-моему около подстанции лежал труп жены Сергея, притом сожженный. О гибели семьи Мелкумянов рассказали наши соседи-азербайджанцы.

На Ваш вопрос отвечаю, что приехавшие к нам в дом военные рассказывали, что они не были в курсе, где конкретно совершаются погромы, об этом их никто не оповещал, а к нам в квартал они заехали совершенно случайно, по своей инициативе. Зная, что в городе убивают армян, они обходили по очереди кварталы.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Агаджанян Нора Шамирамовна (показания взяты 19 марта в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Агаджанян Нора Шамирамовна, 1929 г. р., уроженка с. Агджакенд Гадрутского р-на НКАО, замужем. Проживала по адресу: г. Сумгаит... Работала продавщицей в тресте Общ-й.

27 февраля я была очевидцем следующих происшествий.

Когда я проходила на работу к 9-ти часам, увидела толпы людей, выкрикивающих: «Смерть армянам!». Меня остановила знакомая и сказала, что азербайджанцы и армяне режут друг друга, уходи домой. После этого я пришла домой и больше сама не выходила. Весь день 27 февраля я наблюдала из дома шествия больших групп, скандирующих: «Смерть армянам!» Все подряд были одеты в одинаковые темные куртки, похожие на форму учащихся ПТУ. У каждого из них была сумка или мешочки, наполненные камнями, которые вынимались и бросались в отдельных лиц. При этом работников милиции не было.

Эти беспорядки продолжались до глубокой ночи. На следующий день с утра, примерно в 10 часов я заметила, что возле магазина «Кавказ» остановились 15 автомашин, крытых брезентами, из который спускались люди в упомянутой выше форме. Из машин спустились примерно 400 человек, возраст которых я не могу указать, так как наблюдала за ними с 12-го этажа. Спустя 15-20 мин. к толпе подъехали два РАФ-ика из которых выбросили металлическую арматуру и уехали. Грузовые автомашины, привозившие людей, уехали в сторону г. Баку.

Толпа, вооружившись металлической арматурой, стала останавливать проезжающие автомашины и сразу сжигала их, за редким исключением. Я слышала звуки разбитого стекла, шум и крик. Лично видела, как на 4-м или 5-м этаже здания магазина «Кавказ» толпа поломала стекла на окнах квартиры армянина по имени Артур, затем выбрасывали через окно домашние вещи – мебель, постельные принадлежности, ковры и другое имущество Артура. Стоявшая внизу группа людей переносила эти вещи на дорогу и сжигала их. Конкретно указать какое-либо лицо среди беснующихся я не могу, среди них знакомых я не видела.

По рассказам Межлумян Карине, группа разбойников разломала их дверь, ударила по голове отца, после чего он потерял сознание. Затем начали избивать ее, и по очереди изнасиловали ее, раздев догола. Сестру Карины другая часть группы увела в другую комнату, однако, что с ней делали, она не знала. Карина говорила, что некоторых из них она опознала, и что по ее делу ведется следствие.

Карине открыла груди, и я увидела следы ожогов от сигарет, местами ее грудь была порезана. После изнасилования ее зверски избили перед домом и оставили в бессознательном состоянии во дворе. Телефоны у нас дома были отключены 27 февраля вечером по неизвестной нам причине. У моей дочери телефон отключили 28 февраля днем. По рассказам армян, у всех телефоны были отключены. Больше конкретных фактов не могу указать, записано правильно с моих слов, в чем расписываюсь.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Бабаян Сергей Размикович (показания взяты 19 марта 1988 г. в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Бабаян Сергей Размикович, 1955 г. р., уроженец г. Сумгаита, женат. Проживал по адресу: гор. Сумгаит...

По поводу событий в Сумгаите могу сказать следующее. 28 марта 1988 года в час дня я пошел в магазин «Спутник». По дороге я увидел огромную массу людей, которые кричали «Смерть армянам!», останавливали проезжающие автомашины, вытаскивали оттуда всех пассажиров. Среди них разъяренная толпа искала армян. Конкретно я видел, как толпа возле магазина остановила троллейбус, и оттуда вытаскивали людей, затем их окружали. Около 19 часов 30 минут я услышал крики в нашем подъезде. Подойдя к двери, услышал, как стучались в дверь соседа Атуллы. Один из разбойников подошел к нашим дверям и постучал. Предчувствуя опасность, я приказал жене выключить телевизор и выйти с детьми на балкон. Затем через балкон я детей перенес в соседний балкон, помог жене перебраться туда, и сам перелез туда.

В это же время толпа разбила мою дверь, и я услышал их крики в моей квартире. По голосам можно было определить, что в моей квартире орудуют не менее 20-30 человек. Я стоял на балконе соседа и наблюдал, как выбрасывают наши домашние вещи вниз, услышал звуки разбитого стекла. Стоявшие внизу разбойники мои вещи уносили в сторону. Справившись с моей квартирой, толпа через 10 – 15 минут ушла и направилась к соседнему дому, на втором этаже которого живет армянин, чью жену зовут Сильвой. Толпа долгое время стояла возле их подъезда, видимо сомневалась в том, что они дома. Свет в их квартире не горел. Побыв минут 10, толпа поднялась вверх, спустили мужа с женой во двор, избили мужа, разорвали на жене платье.

При этом из толпы кто-то играл на барабане. Моя соседка Гайгулова Елизавета этим вечером рассказала мне подробности следующего содержания. Сильву толпа увела куда-то, и изнасиловали ее. Дальше толпа пошла к противоположному дому двора, где избили мужчину по имени Эрик и изнасиловали жену Флору. Об этом мне сообщил их сосед, живущий на их площадке. Из дома Эрика я не видел, чтоб выбрасывали вещи, однако этот сосед сказал, что их ограбили. Вслед за этим толпа пошла к соседнему дому, где на 4 этаже живут армяне. Они сказали, что давали показания прокуратуре Арм. ССР о происшедшем. Мужа зовут Рафик, жену – Лариса. Я лично видел, как их вещи горели на улице.

На следующее утро в горисполкоме я встретил двух жен моих товарищей, Игоря и Владимира. Они сказали, что их мужей, золовку, свекра и свекровь убили и сожгли. К 17 часам в горисполком привезли девушку, которую я не знаю, несмотря на то, что ее хорошо знал Габриелян Арик, проживающий в 1-ом микрорайоне, представил мне эту девушку и опознал Меджлумян Карину, которая рассказала, что ее избивали, изнасиловали и голую в бессознательном состоянии оставили во дворе. Она добавила, что в Сумгаите нет советской власти. Никто мер к насильникам- разбойникам не принимает, они не установлены. Мы вместе с Кариной поднялись в особый отдел Военной комендатуры, где Карина дала подробные показания.

Услышав ее рассказ, мы все удивились варварству хулиганов-разбойников. Оказывается, они издевались над всеми членами ее семьи, избили до потери сознания отца, мать, изнасиловали Карину и сестру. Лишь чудом спаслась младшая сестра, представившаяся как азербайджанка. Это все кем-то было организовано. По поведению группы видно было, что они знали адреса армян, ими руководили осведомленные лица. Несмотря на необходимость телефонной связи, кто-то, начиная с 27 февраля, отключил телефоны в квартирах, и по показанной причине именно в квартирах армян. Разбойников снабдили одинаковыми ломиками.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Григорян Альфред Аршакович (показания взяты 18 марта 1988 г. в пансионате "Арарат" с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Григорян Альфред Аршакович, 1930 г. р., уроженец с. Кейвенды Исмаиллинского р-на Азербайджанской ССР, женат. Проживал по адресу: гор. Сумгаит... Работал строителем-ремонтником.

27 февраля около 19:00 часов я со знакомым - товарищем Эдиком возвращался из поселка Новханлы домой, и на улице Мира около торгового центра мы встретились с толпой. Толпу сопровождала машина марки ГАЗ-24, которая ехала против движения, а за ней целая толпа демонстрантов, примерно пять тысяч человек. Впереди демонстрации за машиной они держали транспаранты с надписями «Смерть армянам» на азербайджанском и русском языках, «Ермянисан олмолисэн», что означает «Если ты армянин, то ты должен умереть», еще были надписи «Долой армян из Сумгаита» и другие, наподобие этих, надписи. Легковые машины, двигающиеся по улице Мира, избегая столкновений с демонстрантами, ехали задним ходом, освобождая им дорогу.

Увидев на тротуаре капитана милиции, я подошел к нему и по-азербайджански спросил: «Что здесь происходит?» Он, приняв меня за азербайджанца, ответил, что: «Дорогой, это то, что надо, мы скоро отомстим за Карабах, и скоро все будете довольны». Несколько метров подальше от капитана милиции шли несколько милиционеров, которые не обращали внимание на то, что там творилось, смеялись. Между толпой был маршрутный автобус, который хотел следовать по своему маршруту, но толпа окружила его, и стали насильно заставлять шофера автобуса, чтобы тот пустил их в автобус и требовали, чтобы шофер следовал за толпой. Когда шофер отказался, стали его через окно бить, попытались его вытянуть из машины на улицу и хотели ломать двери и лезть в автобус. По национальности шофер был русским, я его знаю с автобазы по совместной работе, имя его не знаю. Я заступился за шофера, оставив автобус, часть азербайджанцев напала на меня, и началась у нас драка. За меня заступились два знакомых азербайджанца, имен я не знаю. Двое азербайджанцев, заступившись за меня, сказали, что не надо бить своих, после этого они оставили меня в покое, а шофер с автобусом уехал. В этот день, ничего плохого не подозревая, пошел к себе домой.

Я вышел на балкон. С балкона заметил, как к толпе подошел мужчина лет 30-ти и стал их ругать, говоря, почему вернулись, ведь в этом подъезде живут армяне. В это время к ним подошел другой парень, рукой указал на противоположный дом и сказал, что там нашел армян, и все ринулись туда и начали бить стекла противоположного нашему дома. Как я понял, сначала они перепутали и начали бить стекла первого этажа, где проживает азербайджанец. Вышла хозяйка, начала их ругать, потом они уточнили дом армянина, ворвались туда. Я слышал крик соседки, что убили мужа и жену. Из-за темноты я не мог видеть, они убили или нет. К ним подошел другой азербайджанец, показал рядом стоящий дом, сказав, что там живут армяне, все это творилось от меня метров на 20-30. В доме, который показал парень, живет Гриша, он мой товарищ по работе - маляр. Я с балкона видел, как с квартиры Гриши выбрасывают вещи на улицу. Я хотел идти на помощь Грише, но жена не пустила. После я в клубе «СК» встретил Гришу и узнал, что их спрятали соседи-азербайджанцы, и так им удалось спастись. Он сказал также, что из вещей у них ничего не осталось, все поломали и дом ограбили, а соседей, которые их спрятали, избили из-за того, что они не указали место армян. В 4 часа ночи, когда во дворе немного утихло, я не стерпел, вышел с топором во двор.

Я хотел узнать, что случилось с моим родственником Вартаняном Мишей, который проживает в нашем квартале. Я звал Эдика, вместо него пришли его сыновья. А сам Эдик остался охранять свою квартиру. Мы втроем пошли в сторону дома Миши. Дойдя до магазина №110, увидели толпу, которая ринулась к дому, где проживает мой друг по работе - Коля, по национальности армянин. Мы преградили дорогу толпе, и у нас завязалась смертельная драка - трое против пятидесяти человек. Во время драки меня ударили арматурой по голове, искалечили сына Эдика, ударив арматурой по голове, тот потерял сознание.

29 февраля около 10 часов со стороны 12 микрорайона по Бакинской улице в сторону центра города шла большая демонстрация в сопровождении легковых автомашин, которые беспрерывно сигналили. Примерно там было десять тысяч человек в возрасте от 16 до 35 лет. От шума невозможно было слышать, что они кричали. Я бегом пошел в горком партии, по дороге сел на автобус №9 и доехал до улицы Ленина, а оттуда пошел в горком партии. В горкоме партии встретил своих родственников - Вартаняна Ваню, который сказал мне, что бандиты убили его свата Володю и соседей - Арама, Володю и Ишхана. Он также сказал, что все они защищались, и во время этого их убили. В горкоме также я узнал от Ишханяна Артема, что азербайджанцы убили родственников Артема в количестве 5 человек и соседа, а сестра и ребенок успели убежать через балкон. Также я услышал от женщины, что убили ее двух сыновей. Разные люди рассказывали об ужасах и убийствах их знакомых и родных.

После всего этого, что я слышал там и видел собственными глазами, примерно в 11:00 подошел к первому секретарю горкома партии Муслимзаде Д. и просил, чтобы помог мне привезти семью в здание горкома партии, но он не помог мне и никаких мер не предпринял. До 16 час. я не мог вырваться из здания горкома партии, солдаты никого не выпускали. Мне говорили, что опасно ходить в город. Хочу добавить, что в 11 час. утра примерно пятьсот человек с транспарантами, где было написано «Смерть армянам» подошли к зданию горкома партии. Впустив их на площадь, солдаты их окружили. Они кричали, что хотят крови армян.

После того, как по настоянию Первого секретаря горкома партии отпустили толпу, они сразу же напали на жителей 16-го квартала и двигались в направлении автовокзала. Я видел своими глазами, как они по дороге разбивали витрины магазинов, сжигали автобусы, автомашины и нападали на людей. Я хотел позвонить домой и узнать, как дела. На втором этаже горисполкома я зашел в один из кабинетов, чтобы позвонить домой, в это время зазвонил телефон, я поднял трубку, со мной говорил директор 33-й школы. Он подумал, что я работник горкома и просил, чтобы предприняли меры и послали солдат в школу №33, где были спрятаны 15 армян. Он сообщил также, что школа окружена бандитами, которые пытаются войти в школу и ищут армянских детей. Я, узнал, что этими делами занимается высокий голубоглазый мужчина, который был там. Я ему сообщил просьбу директора 33-й школы, но он никаких мер не предпринял, даже не прореагировал на мое сообщение. В это время я заметил, что навстречу ко мне идет генерал-майор, фамилия которого мне не известна, и сообщил ему, что в школе №33 укрываются 15 армян, которых ждет опасность, и попросил его помочь им. В это время в наш разговор вмешался работник горисполкома, к которому я до этого обращался, сделал мне замечание, мол, какой имеет смысл, что об этом ты говоришь генералу, что он якобы распорядился об их спасении. Я сказал генералу, что он врет, никакого распоряжения со стороны его не было, так как я был рядом с ним. Генерал обругал его, призвал к себе капитана, дал распоряжение, чтобы на бронетранспортере привезли из 33-й школы армян. Через минут 30 я увидел, как на бронетранспортере привезли людей, там были женщины с грудными детьми, мужчины и дети.

Примерно в 18:30 на площади около горкома партии я видел, как солдаты таскали одного азербайджанца 20-22 лет, от злости один из солдат плакал и сказал возле нас стоящему офицеру, что этого подонка он задерживал уже дважды, отдавал милиции, но его оттуда отпускают. В этот раз он поймал его на месте преступления и видел, как убивал людей. Солдаты хотели его прикончить, но офицер не пустил. Хочу дополнить к показаниям, что я убедился, что это была организованная акция, и со стороны правоохранительных органов были созданы все условия для бандитов, чтобы они беспрепятственно убивали армян, грабили и сжигали дома.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Амбарцумян Лариса Гургеновна (показания взяты 17 марта 1988 г. в пансионате "Арарат" с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Амбарцумян Лариса Гургеновна, 1964 г. р., уроженка гор. Сумгаит, член ВЛКСМ, замужем. Проживала по адресу: гор. Сумгаит... Работала экономистом.

В Сумгаите все было спокойно до 26 февраля 1988 г. Как мне стало известно, 26 февраля Сумгаитский автовокзал не работал. В этот день мне позвонила подружка и другие знакомые и сообщили, что по центральным улицам города Сумгаита идет большая толпа демонстрантов с транспарантами и плакатами с надписями «Смерть армянам!»

На следующий день, т. е. 27 февраля 1988 г. в городе транспорт не работал. В этот день позвонила мне сестра, Ишханян Элла, и рассказала, что в парикмахерской, которая недалеко от центрального базара, где в основном работают все армянки, большая толпа азербайджанцев побила стекла и избила армянских женщин. В этот день также мне позвонила родная сестра, Ира Мелкумян, и сказала, что она из боязни не вышла на работу (она работает в парикмахерской). Моя сестра мне также сказала, что она звонила на работу, и ее подруга, азербайджанка Кямаля, ей сказала, чтоб она не выходила на работу, так как ее уже спрашивали и интересовались ею и другими армянками, работающими в парикмахерской. Сестра мне также сказала по телефону, что, когда ее свекор приехал домой на автомашине личного пользования и поднялся наверх, то неизвестные лица через некоторое время разбили во дворе стекла автомашины. Как мне стало известно, в этот день на центральных улица Сумгаита после работы, вечером, вновь появились огромные толпы демонстрантов и выкрикивали: «Смерть армянам!» Также несли транспаранты такого же содержания.

26 февраля 1988 года муж вместе с родителями выехал в Мардакертский район на похороны родственника. Муж приехал 1 марта, а родители мужа 10 марта, так как не было транспорта. Фактически до приезда мужа я оставалась с ребенком, и ко мне пришел отец - Маилян Гурген Темурович, и все эти дни был со мной. В ночь на 28 февраля 1988 года в 4 часа утра ко мне в дверь постучал мой сосед по площадке - Исмет, фамилию не знаю, и сказал, чтобы мы сняли табличку с двери нашей квартиры с указанием нашей фамилии. Исмет в основном говорил с отцом и объяснил это тем, что это опасно для нас. Весь день 28 февраля 1988 г. звонили мне родные и знакомые и сообщали, что будьте осторожны, кругом толпы азербайджанцев нападают на армян и их квартиры, избивают, убивают и грабят.

В ночь на 29 февраля позвонила мне сестра, Элла Ишханян, и сказала: не оставайтесь дома, уйдите к соседям-азербайджанцам, с которыми вы в близких отношениях. Моя сестра мне также сообщила, что она тоже находится у соседей, и в соседних армянских квартирах уничтожили все имущество, сбрасывали с окон, избивали и убивали армян. В этот день мой сосед по площадке Исмет очень многих знакомых армян скрывал в своем доме. Он приглашал меня также к себе, но там было очень много людей, и я поднялась наверх к соседям, чтобы остаться у них, но они не стали держать нас у себя, так как это было обоюдно опасно и для меня и для него.

И сосед Шахбаба отвел нас в поселок Джорат и спрятал там у своих родственников. Я там была со своими двумя детьми и с отцом. Здесь мы пробыли двое суток, а отец 1 марта ушел, чтобы узнать какие-нибудь сведения. На следующий день С-ов Ш. на своей машине меня с детьми отвез к моим родственникам в 41 квартал, где проживает моя сестра Мелкумян Ира. Здесь их семьи не было, и я увидела, что вся квартира была разгромлена, вся мебель была порублена, посуда была перебита, ковры и другие ценные вещи, в том числе, и носильные вещи были унесены. От соседа сестры я узнала, что четверо членов семьи моей сестры убиты, кого именно убили, он не сказал. Семья моей сестры состоит из 3-х человек, но в этот день, как я впоследствии узнала, у них дома в этот день собралось 13 человек родственников ее мужа. После я поехала в 4 м/р-н, где проживал отец. Здесь я увидела, что квартира отца была вся подожжена, внутри было все черное и в копоти, все стекла были перебиты. Сосед сообщил, что отец, сестра и ребенок находятся в горкоме. В сопровождении солдат, которых было очень много, я пошла в горком, где нашла своего отца, сестру, ее ребенка. От сестры я узнала, что 29 февраля в 17 часов вечера, когда они все собрались дома (их было 13 человек), человек триста приехали во двор дома и в микрофон стали кричать: «Смотрите, сейчас мы будем убивать армян!»

Поднялись и стали требовать, чтобы открыли дверь. Когда уже стали ломать дверь, находящиеся там две невестки с детьми перешли через балкон в другой подъезд, но здесь азербайджанцы-соседи не пустили их к себе. Один из них, имени не знаю, пригрозил ножом, чтоб они убрались оттуда, только сосед на пятом этаже спрятал их у себя. Два часа они закрывались в ванной комнате, сюда также приходили убийцы, но хозяин этой квартиры им не открыл дверь, сказав, что армян здесь нет. В течение этих двух часов моя сестра слышала страшные крики и запах жженного.

После того, с помощью милиции количеством 10 человек, которые приехали с оружием, их отвезли в горком. Милиция приехали тогда, когда уже тела убитых родственников мужа моей сестры догорали. Во дворе сестра не знала, что это горел труп ее мужа. Мужа сестры зовут Мелкумян Эдуард Согомонович, 1959 г. рождения. Убит был также отец зятя - Мелкумян Согомон, ему 52-53 года. Убита была мать зятя - Мелкумян Раиса, ей 48 лет. Убит брат зятя - Мелкумян Игорь Согомонович, ему лет 30. Убита сестра зятя - Мелкумян Ирина Согомоновна. Убит дядя зятя, брат его отца - Амбарцумян Миша, ему более 50 лет.

Со слов сестры, лица, напавшие на ее семью и родных мужа, были в возрасте от 20 до 40 лет, у всех у них в руках были топоры, арматура, палки, камни. Их было приблизительно человек триста. У меня дома телефон был отключен с 29 февраля 1988 г., а у других, как я узнала по разговорам, были телефоны отключены еще раньше - с 27-28 февраля. Как я узнала, организованные нападения начинали поэтапно. Побоище и избиение начинались в одном квартале, после чего переходили в другие кварталы.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Арутюнян Размик Айказович (показания взяты 18 марта 1988 г. в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Арутюнян Размик Айказович, 1930 г. р., уроженец с. Чардахлу Шамхорского р-на Азербайджанской ССР, женат. Проживал по адресу: гор. Сумгаит... Работал машинистом тепловоза на химической базе г. Сумгаита.

Я с 1954 г. проживаю в гор. Сумгаите, в том же году я женился на армянке, которую звать Марина, которая умерла в 1964 году. Вскоре в 19.. я вновь женился также на армянке, ее звать Арутюнян Роза. У меня 4 детей, все они от первой жены. Супруга моя не работала, она домохозяйка. По улице им. Нариманова в нашем доме кроме нашей семьи проживали еще девять армянских семей. Отношения между соседями у нас были нормальные. По поводу событий в Сумгаите могу сказать следующее.

27 февраля около 10 ч. утра я был дома и услышал, что на площади Ленина напротив здания горкома партии г. Сумгаита какой-то шум и крики. Я вышел на балкон и увидел массу людей, собравшихся на площади, там были люди от 15-и до 40-летнего возраста, и так как мой дом очень близко находится к площади, я слышал их выкрики, они кричали: «Да здравствует азербайджанский народ, смерть армянам!»

В этот день кроме демонстрации и вышеупомянутых выкриков я не видел. На следующий день 28-го февраля, в пределах 13:00 дня я пошел за хлебом. В магазине хлеба не оказалось, и я прождал хлеба около полутора часов. В это время по улице Ленина в сторону моря двигались массы людей. После, как я купил хлеб, хотел было выйти на улицу, и все покупатели вышли тоже на улицу, и в это время у порога продавщица магазина по им. Фирюза схватила меня за руку и, обратившись ко мне, она сказала: «Ты куда идешь, сумасшедший, что ли, тебя же убьют!» В этот момент я стал очевидцем, как первый секретарь горкома коммунистической партии г. Сумгаита - Муслим-заде шел в первых рядах этой многолюдной демонстрации. На вопрос отвечаю, что я не обознался, это был первый секретарь горкома партии. Я вернулся в магазин и прождал, пока пройдет толпа, после чего я пошел домой.

В этот день мы из дому не выходили. На следующий день 29-го февраля в 5 часов утра за нами приехали русские солдаты, которые искали армян, и забрали нас в здание горкома партии. В здании было очень много народу, и все они были армяне. В помещении, где нас разместили, я видел нечто ужасное, т. е. бесчинство и насилия, которому повергались лица армянской национальности. Я видел двух сестер, их фамилии я не знаю, их отца зовут Гриша, которых азербайджанцы вшестером изнасиловали перед глазами их матери. Об этом я услышал от родителей этих девочек, им было в пределах 12 лет. Адреса или имена, а также место работы я не знаю. В здании горкома мы прожили двое суток, а 1-го марта нас на автобусах в сопровождении солдат перевезли в пансионат «Химиков» г. Сумгаита. В период нашего пребывания в здании горкома партии к нам приехали секретарь ЦК КПСС тов. Демичев и первый секретарь ЦК КП Азербайджана тов. Багиров. Они выступили перед нами, обещая обеспечить нашу безопасность.

В пансионате «Химиков» мы были в безопасности, так как пансионат охранялся русскими солдатами, у которых были танки, и они были вооружены.

13-го марта мои две дочери, одна - Рая Согомонян с мужем и с тремя детьми и младшая дочь - Рима Арутюнян на самолете приехали в Ереван, а я с супругой Розой приехали 14-го марта также на самолете.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Агасян Ирина Михайловна (показания взяты 21 марта 1988 г. в пансионате Госплана Арм. ССР в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Агасян Ирина Михайловна, 1965 г. р., уроженка гор. Сумгаит, замужем, член ВЛКСМ. Проживала по адресу: г. Сумгаит... Работала бухгалтером.

С речью выступил первый секретарь ГК партии г. Сумгаита тов. Муслимзаде, который призывал азербайджанцев убивать армян, но не портить государственное имущество, он имел ввиду магазины, витрины и другие государственные объекты. Услышав это от самого первого секретаря горкома партии, мы быстро оттуда ушли, вернулись домой и были предупреждены всеми азербайджанцами, чтобы не выходили из дома. Около 12 час. Дня, переодевшись под азербайджанок, со свекровью мы пошли за мужем на работу, так как телефонной связи не было. Подходя к ателье, мы увидели, что все стекла побиты. Подъехала машина главного инженера ПУБ. Он предупредил нас, чтобы мы ушли, так как толпа бандитов идет к ателье. Около 13 час. мы были уже дома, закрыли двери и никуда из дома не выходили.

В 19 час. с улицы мы услышали шум, когда выглянули в окно, то со стороны улицы Мира к нам направлялась толпа примерно 500 человек, все они были вооружены дубинками, топорами и булыжниками. Толпа направилась к 18 дому, где в основном проживают армяне, в этом доме жил также старший следователь прокуратуры города, имени которого я не знаю, живет на четвертом этаже, он попытался разогнать толпу, выстрелил два раза в воздух из пистолета, но это на них не подействовало, напротив дома стояла автомашина «Жигули» белого цвета, принадлежавшая армянину Христофору, машину облили бензином и подожгли. Толпа, после того как подожгла машину, ворвались в дом и с нашего дома мы наблюдали, как из окон квартир выбрасывали мебель, имущество с четвертого этажа, где проживала Рита, я увидела, как с окна выбросили ее шестилетнего ребенка на улицу. За всем этим наблюдала милиция, которая ничего не предпринимала, милиционеры стояли по 6 или 7 человек, наблюдали за всем этим и смеялись, толпа после того, как разгромила 18 дом, двинулись к нашему дому. Я с детьми укрылась у соседа, муж с другими мужчинами остались у нас дома.

29 февраля я должна была пойти на работу, так как ключи остались у меня, главный инженер нашего завода Паповский приехал за мной и на машине отвез меня на работу, там я отдала ключи, сделала все дела и на служебной машине директора вернулась домой, а по дороге возле трикотажной фабрики в ка….ах группа азербайджанцев издевалась над горевшими мужчиной и женщиной. Дополняю, что по дороге нашу машину хотели остановить, водитель директора нашего завода Мамедов Рафик дал знак толпе, просигналив 3 раза, и поднял руку, те увидели, что азербайджанец - отпустили. В этот день вечером около 18 час. наш район оцепили солдаты, и было сравнительно спокойно.

1 марта мы послали соседа Болдарева Ваню за помощью к солдатам, и на бронемашине нас доставили в клуб «СК». В клубе я встретила тетю Саркисян Эмму, Маню, их квартиру подожгли, а их избили. Встретили мужа друга Гамбарян Сашу, убили его отца 29 февраля, Гамбарян Шурик, его убили ломом, он был музыкантом, бандиты ворвались в дом, зная, что именно в этой квартире проживает Шура, там также встретила тетю Розу, всю избитую, которая рассказала, как 29 февраля группа азербайджанцев ворвалась в их дом, они живут на 4 квартале, зарезали ее мужа Бабаяна Артема, отрезали ему голову и положили на стол, их сын Боря 28 лет раздвинул решетки и успел убежать, избили также невестку, по национальности русская, зовут ее Ира, ограбили их, не заметили спящего ребенка и ушли. С третьего микрорайона я встретила Карину, всю изуродованную, она работает парикмахером по улице Дружба, она была изнасилована, груди ее отрезали, сестру тоже изнасиловали, звать ее Марина, а отца убили. Встретила там же тётю Эмму проживающую на 5 квартале, ее сын Валера дружил с моим мужем, Валеру и другого брата его на глазах у матери зарезали. Встретила также тетю Эллу, которая живет в 4 микрорайоне, дочь ее - Марина Геворкян - моя подруга, увидев, что бандиты ломают дверь, бросилась с 5-го этажа и погибла. В клубе родители Карины, которая тоже работала в парикмахерской педикюрщицей, искали и расспрашивали о своей дочери, которую бандиты раздели догола и на площади Ленина заставляли ее голой танцевать и издевались над ней, но так они не узнали, где находится их дочь и что случилось с ней.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Шахназарян Татьяна Юрьевна (показания взяты 18 марта 1988 г. в с. Арзакан Разданского р-на Армянской ССР).

Шахназарян Татьяна Юрьевна, 1964 г. р., уроженка гор. Сумгаит, не замужем, член ВЛКСМ. Проживала по адресу: г. Сумгаит... Работала машинисткой в ДСК №3.

27 февраля 1988 года, я пошла на день рождения к своей подруге Аванесян Марине, которая проживает в 3-ем микрорайоне. После дня рождения, часа в четыре я ушла домой. В автобусе я от азербайджанских ребят услышала, что вечером в 9 часов возле горкома партии будет митинг.

28 февраля в 3 часа дня я с папой пошла в магазин за хлебом. И слышу, как один совсем посторонний мужчина рассказывал, что вечером 27 февраля избивали армян, автобусы останавливали, спрашивали: «Есть ли армяне?», если да, то «пускай выходят», двое армян вышли, так как они не знали, в чем дело, их, конечно, избили и сказали, чтобы освободили свои квартиры. Мы все сидели дома, вышел только папа. Папа пришел в 19 часов вечера и сказал, что на улице творится один ужас. Всех армян убивают, избивают, он слышал крики женщин, звавших на помощь, плач, как банда азербайджанцев выбрасывала вещи через балкон, сжигала и кричала: «Смерть армянам!»

Наутро 29 февраля мы все ушли на работу. На работе меня спрашивали, как я умудрилась пойти на работу. И отправляли меня обратно домой, но было уже поздно. Потому что транспорт уже не работал. Наши ребята поехали посмотреть, можно ли проехать, приехали и сказали, что возле автовокзала опять горят машины и проехать невозможно, банды азербайджанцев опять проверяют машины и права. У армян спрашивали, чтобы они говорили слово «фындых», если кто скажет вместо «ф» букву «п», то он армянин, и еще чтобы произносили какие-то молитвы.

Рядом с нашим домом есть ателье и магазин для автозапчастей, в ателье в основном работают армяне. Я увидела разбитые стекла и спросила у работников магазина автозапчастей, что тут случилось. Они рассказали, как группа азербайджанцев разбила стекла ателье и хотела войти в наш микрорайон, но они, сказав, что здесь армяне не проживают, их не пустили. Работники магазина были азербайджанцы.

1 марта днем в горкоме объявили, что в клубе «СК» (это напротив горкома) свободно, чтобы все перешли туда, так как в горкоме создан штаб и комиссия. Все перешли в клуб «СК», потому что в горкоме места даже стоять не было. В клубе «СК» мы побыли неделю. И там же я встретила маму Аванесян Марины, которая работала со мной, и от нее узнала, что Марину и сестру Жанну бандиты-азербайджанцы ударили ножом, а отца избили. Все имущество они сожгли и выбросили через балкон. После того, как ушли бандиты, Марину, Жанну и отца увезли в г. Баку в больницу.

Там же я увидела незнакомую девушку, которая еле ходила. Она рассказала, что случилось с ней. Вошли к ним домой человек 40 азербайджанцев. Избили отца, сестру, брата, а у матери спросили, где находится золото и деньги, она им показала, они ударили ей по голове ломом. А ее раздели и вывели на улицу, и стали ее избивать, когда она потеряла сознание, она упала, а они стояли рядом, думали, что она умерла, но когда она пришла в себя, она приподняла голову. Они увидели, что она еще жива, пришли, продолжали избивать дальше, она опять потеряла сознание и упала, бандиты ушли. Ее взяли соседи, одели и увезли в больницу, но в больнице ни какую помощь ей не оказали, так как она была армянка. Видела мужчин, женщин, избитых, с синяками под глазом, у одной девушки зарубили по кускам бабушку.

За этот период с 27 по 29 февраля со стороны властей г. Сумгаита никакой помощи не было оказано. Поэтому эти банды спокойно бесчинствовали, убивали и грабили армян.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Аракелян Лариса Сократовна (показания взяты 18 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Аракелян Лариса Сократовна, 1956 г. р., уроженка с. Нижний Чайлу Мардакертского р-на НКАО, не замужем. Проживала по адресу: г. Сумгаит... Работала мастером мужской верхней одежды в ателье.

27 февраля примерно в 17 часов 30 минут мы у себя в ателье услышали шум, доносившийся с площади Ленина. После работы я и три моих сослуживца пошли на площадь, чтобы посмотреть, что за шум. На площади Ленина мы увидели большую толпу народа, которая кричала. На следующее утро, когда я шла на работу, то увидела в газетном киоске, который находится напротив нашего ателье, вставляют стекла взамен разбитых, а сам киоск был пустым.

В это время мы услышали шум со стороны площади Ленина и Искендеров вышел на улицу посмотреть, в чем дело. Когда он пришел, сказал, чтобы мы побыстрее собирались и уходили через двор. Мы вышли во двор и поднялись к одной из наших работниц, которая проживала в том же доме, где находится ателье на четвертом этаже. Из окна увидели, как толпа избивала одного молодого парня, потом он вырвался и забежал во двор, а за ним побежали несколько человек. Избивавшие его были в возрасте от 16 до 20 лет.

Во дворце культуры мы встретили односельчанина моего отца Егиша, который был избит, голова у него была забинтована, а на лице была кровь. Он со слезами на глазах рассказывал нам, что к ним в дом ворвались, все в доме переломали, забрали ценные вещи, его самого зверски избили. Он очень переживал за своего сына, которого потерял и не знал, что с ним случилось.

Там же я видела двух сестер, которые жили в третьем микрорайоне, и которых я знаю в лицо, но их имен не знаю. У одной из них лицо было в синяках, один глаз был залит кровью, а щека была такой, как будто с нее содрали кожу. Что с ней случилось, я не спрашивала, потому что она была в таком состоянии, что я не решилась. Товарищ моего брата по имени Энгельс рассказал нам, что его мать убили ударом по голове, отца избили, и он находится в больнице в Баку.

16 марта приехали в Ереван, а наши родители и младший брат остались в Сумгаите. Там же остались и брат моего отца с семьей. Ни о родителях, ни о семье дяди мы никаких известий не имеем.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Джанумов Артем Михайлович (показания взяты 19 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Джанумов Артем Михайлович, 1956 г. р., уроженец гор. Баку Азербайджанской ССР, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал печатником офсетной печати.

27 февраля 1988 г. в 2 часа ночи я возвращался с работы домой, шел один по улице Нариманова. Напротив фирменного магазина «Лада» я увидел газетный киоск, все стекла которого были разбиты. На остановке 2 микрорайона (2, З маршруты троллейбусов и 6, 9, 24 маршруты автобусов) моему взору предстала разбитая кооперативная точка по изготовлению гипсовых изделий, в которой работал мастер-инвалид Толик, фамилии не знаю, по национальности армянин. Были выбиты все стекла, валялась груда сухого гипса.

О судьбе Толика я ничего не знаю. На улице Дружбы напротив парикмахерской видел разбитый газетный киоск, в парикмахерской было выбито витринное стекло.

Уточняю, все это я видел в ночь с 27 на 28 февраля 1988 г. Я был в полном недоумении и не понимал, в чем дело. 28 февраля 1988 г. в пределах 22 часов мы всей семьей находились дома, когда раздался телефонный звонок. Трубку взяла мама, какой-то незнакомый голос на азербайджанском языке потребовал к телефону сыновей, то есть меня и брата. Мама ответила, что нас дома нет. Тогда потребовали отца, мать ответила, что он спит. Потребовали разбудить и позвать к телефону. Мама, уступив их настойчивости, позвала отца. Этот же незнакомый голос обругал отца хулиганскими выражениями сексуального содержания и потребовал на азербайджанском языке: «Армяне, одевайтесь и спускайтесь во двор, сейчас придем по вашу душу». Мы все, возмущенные и перепуганные, спустились на 4 этаж к соседу-азербайджанцу, его зовут Зохраб. Мы ему рассказали о происшедшем, а он сказал нам, что, возвращаясь из Баку, в районе автовокзала видел, как разъяренная толпа останавливает автобусы, требует, чтобы армяне вышли, бьют стекла в автобусе.

До 3 часов ночи мы были у Зохраба, потом поднялись к себе. Я в окно увидел, что в торце нашего дома горит сапожная будка мастера-армянина по имени Альберт, фамилию не помню, о его судьбе ничего не знаю. Я позвонил 01 и сообщил о пожаре, женщина мне ответила, что в пожарной части об этом знают, но нет толку приезжать, тушить будку нет смысла, она сама догорит.

Я снова пошел к Зохрабу и рассказал о пожаре, минут через 15 пришли мои родные. Мы пробыли у Зохраба еще немного и ушли к себе. 29 февраля 1988 г. вся наша семья находилась в нашей квартире, за исключением брата Армена.

Мой товарищ-азербайджанец по имени Низами, фамилию не помню, 29 февраля 1988 г. позвонил и сказал, чтобы я никуда из дома не выходил, а какие продукты если нужны, то он меня обеспечит. После чего рассказал, что 28 февраля был убит в 4 микрорайоне армянин по имени Миша, которого я хорошо знал, поскольку он на своей автомашине марки УАЗ часто приезжал за газетами в нашу типографию. Низами рассказал также, что автомашину марки ГАЗ-21 с номером 15-9 АГ, принадлежавшую армянину Юре, бесчинствующие варвары превратили в металлолом, жене Юры переломали руки, дочь Карину раздели догола, а все имущество уничтожили.

3 марта 1988г. в г. Сумгаите в автобусе я разговорился с армянином по имени Женя и с Артемом, фамилий не знаю, оба проживают в 45 квартале. Они рассказали про семью Авакяна Саши, жителя того же квартала, которого у него же на квартире избили, волоком с 4-го этажа спустили во двор, где ударили топором или ножом и оставили лежать перед подъездом. А жену, голую, заставили пройти перед толпой через весь двор на улицу Дружбы, отвели к чайхане, что возле остановки напротив 2 микрорайона, по пути тыкали в неё ножами, палками, какими-то прутьями. В последствии эта женщина умерла, но где и когда, ребята не знали. Квартира Саши Авакяна полностью разгромлена, а сам Саша тронулся рассудком.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Даллакян Раиса Мнацакановна (показания взяты 17 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Даллакян Раиса Мнацакановна, 1933 г. р., уроженка гор. Баку Азербайджанской ССР, замужем. Прживала по адресу: г. Сумгаит... Работала учительницей английского языка в средней школе.

27 февраля 1988 г. в пределах 22 час. 30мин. я, муж, его брат Борис и жена последнего Эмма проходили по площади им. Ленина. Я увидела огромную толпу, возможно несколько тысяч человек, какой-то мужчина говорил в громкоговоритель призывы такого содержания: "Не оставляйте ни одного армянина, конец армянам".Толпа хором поддерживала эти призывы,выкрикивая те же слова.Эти призывы и выкрики были на азербайджанском языке. Мужчину говорившего в громкоговоритель лозунги, призывавшие к вандализму в отношении армян, я не смогу опознать, так как видела его издалека.

Около автовокзала, когда мы подошли туда, я увидела,что большая группа людей, встав в ряд, перекрыла проезжую часть дороги, из этой группы раздавались многочисленные выкрики на азербайджанском языке и в угрожающем тоне: "Армяне, выходите!". Из подъехавшего автобуса вышли люди - мужчины и женщины.Толпа окружила некоторых из них и начала зверски избивать, били руками и ногами, свалив на землю, закидывали камнями. Я и супруг, конечно, не могли оказать какую-либо помощь этим несчастным. Мы быстро ушли с этого места, чтобы не быть подвергнутыми избиениям. Поясняю, что деверь с женой уже с площади направились к себе домой. Более 27 февраля 1988г. я бесчинств и насилий не видела. В ночь с 27 на 28 февраля 1988г. я и муж ночевали у себя дома.

28 февраля 1988 г. в 5час. 30 мин. утра мужу позвонил его начальник, по национальности азербайджанец, его имени и фамилии я не знаю. Последний сказал Ашоту - мужу, чтобы он не выходил на работу, мой супруг автоводитель, и всегда почти работает по воскресеньям. Я и супруг поняли, что это предупреждение его начальника связано с бесчинствами против армян. В тот же день в пределах 9 час. мне домой позвонила учительница школы 13, где я работаю уже 22 года, и сказала, чтобы я никому не открывала дверь в квартиру и не выходила на улицу, сняла бы табличку с двери с нашей армянской фамилией.

Я, сильно испугавшись, сняла с двери табличку, а муж это место покрасил, чтобы не было видно. Около 11 час. 30 мин., возможно, немного раньше, к нам домой пришли учителя-азербайджанцы нашей школы. Они тоже сказали, чтобы мы не открывали дверь, не выходили на улицу, и чтобы я в понедельник 29 февраля не пошла на работу, они возмущались происходящим и пытались успокоить меня и мужа. Через час-полтора они ушли. В пределах 16-17 часов того же дня я услышала рев и выкрики, я не разобрала, что кричали, потому что стоял беспорядочный дикий рев. В это время к нам пришли наши соседи Борис и Людмила Авагяны с тремя детьми. Я и муж вместе с ними поднялись с шестого на восьмой этаж к соседям Шапошниковым, в их квартире я подошла к окну и увидела, что толпа людей, их было очень много, в каком-то трансе, возбужденная до предела, с криками, свистом и гиканьем вошла во двор нашего дома. В какое-то мгновение я сумела разобрать, что кричат: "Смерть армянам, армяне, выходите".

Толпа преимущественно состояла из молодых людей, на вид им было от 17-18 до 35 лет, лица я близко, естественно, увидеть не могла, потому что смотрела с восьмого этажа. Толпа подошла к мотороллеру с коляской, принадлежавшему семье Саркисянов, проживающих в доме напротив, они подняли мотороллер, перевернули, бросили на землю, облили его какой-то жидкостью из бутылок и подожгли, после чего пришли в восторг от совершенного, кричали "Ура!" и размахивали руками. Мотороллер горел, как факел. В это время из дома, в котором проживают Саркисяны, вышел молодой мужчина и подошел к толпе. Толпа набросилась на него и начала жестоко избивать, этого мужчину били руками, ногами, железными прутьями, похожими на куски арматуры. Он лежал на земле, а толпа расправлялась с ним таким образом. Через несколько минут из дома Саркисянов и из того же подъезда вышла женщина со светлыми волосами. Часть толпы набросилась на эту женщину и, повалив ее на землю, стала бить руками, ногами и железными прутьями. Так продолжалось минут 10, потом толпа, оставив избиваемых, направилась в один из подъездов дома Саркисянов. В это время я увидела, что мужчина и женщина, подвергнутые варварскому избиению, лежат неподвижно на земле. Я от ужаса закрыла глаза и больше не смогла смотреть на эту сцену.

Когда я через две-три минуты посмотрела в окно, то увидела, что из дома Саркисянов с разных этажей, из окон, балконов летят во двор холодильники, телевизоры, различная мебель, постель. Все это прямо во дворе поджигалось и горело. Я отчетливо расслышала выкрики: "Армяне, вон из квартир, убивайте армян". Погромы продолжались весь вечер 28 февраля до 2-3 часов ночи, а потом утихло. Вечером 28 февраля я видела из квартиры соседей Шапошниковых по лестничной клетке, как на улице толпа поджигает и переворачивает легковые автомобили различных марок, были перевернуты и сожжены 5-6 машин. Соседку Шапошниковых зовут Фатма, она сама меня и мужа пригласила к себе домой, ее муж - майор милиции, их фамилий я не знаю. Ночь с 28 на 29 февраля я и муж ночевали на квартире у Фатмы. Утром 29-го я и супруг пришли в свою квартиру, где все было в сохранности. В пределах 11час. 30 мин. 29 февраля 1988 г. вновь у нашего здания стали слышны крики и призывы на азербайджанском языке об уничтожении армян и их изгнании. Я увидела из окна нашей квартиры, как мужчина, на вид лет 40, в светлом плаще или демисезонном пальто давал указания в громкоговоритель, я отчетливо услышала его призыв: "Теперь пойдём в 41-й квартал". Этот мужчина направился в сторону 41-го квартала, а толпа пошла за ним. Призыв мужчины был сказан на азербайджанском языке.

Я и супруг, сильно напуганные, пошли к нашим соседям-азербайджанцам на 10 этаж. Они обещали нас спрятать, весь день 29 февраля я и муж пробыли у них, там же и ночевали. Утром 1 марта 1988 г. я и супруг вернулись в свою квартиру примерно в 9 часов. Спустя час-полтора к нам пришла Фатма и сказала, чтобы мы были через 5 минут готовы к отъезду, за нами придут работники милиции и спасут от погромов и насилий. Прошло несколько минут, к нам пришли двое из милиции в гражданском, мы сели в машину, называемую "Черный ворон", вместе с 10 армянами, и нас привезли в дом культуры завода синтетического каучука. Здесь было столько армян,что иголке некуда было упасть.

В клубе ко мне подошла выпускница нашей школы Межлумян Карина, 1965 г. рождения, еле ходила, лицо в синяках, и рассказала мне, что ее и сестру Люду Межлумян в их же квартире изнасиловали азербайджанцы - 17 человек, причём перед этим они спорили, кто будет первым, и какой-то мужчина 40 лет первым изнасиловал ее. Карина сказала,что 7 человек изнасиловавших она сможет опознать. Карина открыла грудь, и я увидела,что грудь разрезана в виде креста. Она сказала, что никуда не уедет из г. Сумгаита, пока все преступники не будут строго наказаны. Карина рассказала также, что во время насилий и издевательств над ней пострадали также ее родители, которых избили, а имущество уничтожили. Здесь же в клубе я встретила Гамбаряна Сашу, моего бывшего ученика, который сказал,что его отца убили, у меня не хватило сил спросить, как это произошло, видела также ученицу 4-го класса нашей школы Адамян Рузанну. Она сказала, что ее отец убит, а дедушка тяжело ранен.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Бабаян Рубен Акопович (показания взяты 19 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Бабаян Рубен Акопович, 1941 г. р., уроженец с. Чайлу Мардакертского р-на НКАО, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал инженером на Сумгаитском суперфосфатном заводе.

По рассказам соседей я узнал, что в городе происходят сильные волнения, погромы на армянские жилища, а также массовые избиения армян. В воскресенье 28 февраля в 16 часов с улицы доносился шум демонстрации, но я опять-таки не придавал серьезного значения происходящему. Примерно в 16 часов к нам постучались азербайджанцы-соседи и тревожно говорили нам, что оставаться дома опасно, советовали пойти скрыться у них дома. Я из окна видел, как многочисленные толпы демонстрантов приближались к нашему кварталу. Видел, как со двора №13 увели машину марки "Жигули" белого цвета, на ул. Мира перевернули эту машину и сожгли. В дальнейшем я узнал, что машина принадлежала армянину. Из окна видел как разъяренная толпа, примерно 200 и более человек с криками "изгоняйте, убивайте армян" ворвались в дом №16. Я видел, как они били камнями стекла квартир, врывались в квартиры и выбрасывали все имущество армянских семей из дома №16 на улицу и устраивали погромы.

После этого толпы демонстрантов двинулись к нашему дому. Демонстранты сняли свой список жильцов армян нашего дома. Я не знаю, откуда они знали эти данные. Это было примерно к 21 часу. Мы эту ночь ночевали в доме у Мамедовых. Утром 29 февраля в 8 часов увидели в нашем дворе солдат. Толпа демонстрантов бушевала вокруг нашего дома. Ударили камнями в солдат. Я видел, как в одного солдата попали камнем в голову и из головы пошла кровь. У солдат в руках были только дубинки и щиты, они были беспомощны перед разъяренной толпой, но не убегали.

Отмечу, что в нашем доме телефон не работал, а телефоны соседей-азербайджанцев работали. На следующий день я попросил представителя этой семьи, Колю, пойти к нам домой и узнать в каком состоянии наша квартира. Я до ухода из своего дома успел сорвать вывеску с входной двери с моей фамилией.

От Коли узнал, что дом наш, вернее нашу квартиру разгромили, поломали немецкую и югославскую мебель, цветной телевизор и прочие дорогостоящие вещи. Все, что возможно было ограбить, они увели с собой.

В ночь на 2 марта военные нас увели в клуб СК горисполкома, и там мы прожили пять дней под охраной. Там я узнал, что убили топором моего двоюродного брата Гамбаряна Шуру Александровича, примерно 55-ти лет, музыканта по образованию. Там же я встретил жену Шуры, которая рассказала, как ворвались в их квартиру и убили топором мужа, а ее избили до полусмерти. Она была вся в синяках и еле-еле разговаривала. Там же я встретил свояка своего старшего брата, Мишу с его женой Лидой. В их квартиру также ворвались головорезы, избили всю семью до полусмерти. Распороли ножом одежду Лиды, хотели на ее глазах изнасиловать 20-летнюю дочь. К счастью в этот момент в их дом ворвалась группа соседей и спасла их.

13 марта 1988 года я бездомный, без имущества и без одежды со своей семьей перебрался в Армению и в настоящее время проживаю в пансионате в пос. Агверан.

На вопрос отвечаю, что толпа демонстрантов была из представителей разного возраста: были и молодые и пожилые.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свидетельствует Асирян Маил Манучарович (показания взяты 17 марта 1988 г. в пос. Агверан Разданского р-на Армянской ССР).

Асирян Маил Манучарович, 1924 г. р., уроженец с. Емишчан Мартунинского р-на НКАО, женат. Проживал по адресу: г. Сумгаит... Работал электросварщиком в тресте №1 СУ-12 г. Сумгаита.

27 февраля в субботу моя соседка Пономарева Валя, вернувшись домой с работы в ночную смену, пришла к нам домой и предупредила, чтобы из дому не выходили. Она рассказала, что видела, как разъяренная толпа азербайджанцев остановила заводской автобус, потребовала у армян сойти с автобуса. Потом начали бить армян и перевернули автобус. Aзербайджанцы устроили демонстрацию и решили бить армян. Они бешеной толпой бросились на его киоск и разбили все имущество киоска.

Отмечу, что в этот день мой другой сын Манвел вернулся с работы примерно к 15 часам и сообщил нам, что азербайджанское население толпами бродит по городу, разъяренные, ищут армян, чтобы избить нас и устроить резню.

Анатолий рассказывал, что демонстранты, вернее часть демонстрантов, пошли к памятнику 26-ти комиссаров и разбили памятник С. Шаумяна.

Выглянув из окна, увидели, что толпа азербайджанцев пришла в наш район и, разбившись на группы численностью примерно 100-150 чел. каждая группа, подходили к домам и уточняли, живут ли там армяне. В руках у них были палки, железная арматура, ломы и камни.

В нашем подъезде живут две армянские семьи. На входной двери у меня с наружной стороны прикреплена моя фамилия, и я боялся, что азербайджанцы войдут в подъезд и ворвутся в мой дом. Примерно минут через 10-15 на первом этаже начался пожар.

Горел дом армянина Рафика. Впоследствии я узнал, что азербайджанцы зашли в этот дом, разбив стекла балкона, и там учинили пожар, из дому ограбили все драгоценности, а ковер сожгли на улице. Домочадцы успели скрыться в подвале через балкон. Пожарная машина не приезжала. Отмечу, что с 27 февраля 1988 г. у жильцов-армян нашего дома все телефоны были отключены, а, как ни странно, у жильцов-азербайджанцев телефоны работали. В этот день к дому милиция не приезжала, и толпа ушла от нашего дома к другому дому, чтобы продолжить погромы. Они разъяренные выкрикивали: ''Режьте, убивайте армян!''

Вопрос: Не могли вы от соседей, у которых работали телефоны, позвонить в милицию и просить помощь?

Ответ: Лично я 26 и 27 февраля в милицию не звонил, думал, что соседи позвонят. Кроме того, весь этот погром носил настолько массовый характер, что мы думали, милиция наверняка знает об этом.

28 февраля примерно к 3 часам ночи легли спать. Минут через 10-15 моя жена Мариам крикнула, что в доме вспыхнул пожар. Мы все вскочили с постели и увидели, что через входную дверь на линолеум пола залит бензин, который горел. Горел коридор нашей квартиры. Открыв входную дверь, увидел, что на лестничной площадке, у двери стояла капроновая канистра с бензином. Эта канистра до сих пор у меня дома. Мне не удалось уяснить, кто учинил пожар. Примерно в 4 часа ночи я зашел к соседу, который живет на третьем этаже, и от него позвонил 02 в милицию, сообщив, что дома у меня учинили пожар. Из милиции записали мои данные, адрес и, узнав, что пожар мы потушили, по телефону мне ответили, что им уже незачем приходить. Я не узнал, кто со мной говорил, но в дальнейшем из милиции к нам домой не приходили.

В понедельник утром, 29 февраля, я решил пойти на работу.

Я начал рассказывать о том, что ночью неизвестные мне лица учинили у меня дома пожар. Услышав мой рассказ, они все начали смеяться и говорить, что моли своего бога, что жив остался. Мне стало обидно за их отношение. В это время ко мне подошел из другой бригады, точнее из плотницкой бригады ''Астрахань'', азербайджанец лет 25-ти, имя его не знаю, но при встрече могу опознать. Он с издевкой подошел ко мне и по-азербайджански сказал, что на его долю из армян достался я, и что он должен убить меня за то, что я армянин. Он ткнул ногой в меня, нарываясь на драку. Все остальные молча смотрели. Оттуда я прямо пошел в милицию 8-ого микрорайона и в дежурной части II-го отделения сообщил собравшимся там незнакомым мне работникам милиции, что над нами, армянами, повсюду издеваются, угрожают убийством и сжигают наши дома. Там надо мной начали смеяться и сказали, что я пошел бы домой, заперся и молил бы бога, что остался жив и много не болтал бы.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0