Ali Garh

Forumjan
  • Content count

    179
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Ali Garh

  1. В рамках национального сбора пожертвований "Телемарафон-2009" в Москве состоялся благотворительный обед-сбор средств 25 октября по приглашению Президента Республики Армения, председателя совета попечителей Всеармянского фонда "Айастан" Сержа Саргсяна в рамках ежегодного национального сбора пожертвований "Телемарафон-2009" в московском отеле "Арарат Парк Хайат" состоялся благотворительный обед-сбор средств, в котором приняли участие порядка 80 армянских предпринимателей проживающих в России. В благотворительном обеде приняли участие также члены совета попечителей Фонда Президент Нагорно-Карабахской Республики Бако Саакян, председатель Национального Собрания Армении Овик Абрамян. Пожертвованные средства будут направлены на программу развития Шуши. Обращаясь к участвующим в мероприятии нашим соотечественникам Серж Саргсян в своем выступлении сказал: "… Как вы знаете, начался ежегодный сбор средств Всеармянского фонда "Айастан", который часто по праву называют также "национальной данью". На этот раз наши пожертвования будут направлены на программы развития города Шуши. Тот Шуши, который был одним из образовательных и культурных центров Восточной Армении, тот Шуши, которым мы всегда гордились, сегодня нуждается в нашей поддержке. В мире, наверное, мало городов, имеющих такую сложную судьбу, как Шуши. В нашем регионе не было такой войны, во время которой серьезно не пострадал бы наш прекрасный город-крепость. Достаточно вспомнить, что в последние двести лет Шуши по крайней мере пятнадцать раз переходил из рук в руки. Этим он в десятки раз дороже для нас. Я призываю вас щедро участвовать в сборе пожертвований, как на протяжении веков подобало нашим филантропам и меценатам. Что бы мы ни дали, не будет больше, чем та кровь, которую отдали ополченцы, вернувшие нам Шуши. Будем же достойны их святого дела! Нас много и мы сильны всеми сынами армянскими. Всеми, кто в этот момент, в буквальном смысле слова, находится в скалах и ремонтирует тоннель Арпа-Севан, чтобы днем раньше доставить Севану воду; кто в далекой Аргентине учит армянских детей танцевать армянские танцы, потому что верит словам Комитаса-Вардапета о том, что "самое мощное средство национального воспитания - армянский танец"; кто в этот момент в Арцахе с оружием в руках охраняет мир и созидательный труд нашего народа; кто вопль от боли Геноцида не может озвучить иначе, чем на иностранном языке и посредством рок-музыки, потому что невозможно еще громче кричать; кто в Турции публикует газеты на армянском и турецком, чтобы высказать слова своей души, и что, подчас, становится равнозначным принесению себя в жертву; кто не устает и не отчаивается, разъясняя всем слоям общественности многих стран, и особенно официальным лицам, что мы жаждем справедливости; кто после военных действий в Ливане ремонтирует армянские школы. Мы сильны теми несовершеннолетними юношами и девушками, которые один за другим звонят и жертвуют деньги для Арцаха. Всеми теми сынами армянскими, будь они камнетесами, меценатами, или архитекторами, которые в этот момент строят новое здание Матенадарана в Ереване или новую больницу - в Арцахе. Теми, кто от Америки до Индии и Австралии каждое Божье воскресение служат армянскую литургию. Теми, кто не принимает нынешнюю политическую линию Армении, и теми - кто принимает. Теми сынами армянскими, кто физически не с нами, но постоянно присутствуют в нашей духовно-культурной, научной и политической жизни. Они наши великие, которые завещали нынешним поколениям богатую цивилизацию, также гордость и ответственность - быть армянами. Мы сильны всеми сынами армянскими, всем армянством". Размер пожертвованных в ходе благотворительного обеда сумм и имена дарителей Всеармянский фонд "Айастан" опубликует в день телемарафона, 26 ноября. дерзай
  2. Азербайджан пригрозил оставить ЕС без газа Азербайджан сообщил Евросоюзу, что может переориентировать поставки газа на азиатские рынки, отказавшись от роли главного энергетического союзника Брюсселя в каспийском регионе. "Туда (в Европу - прим. "Лента.Ру") невозможно доставить газ", - заявил вице-президент Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) Эльшад Насиров. Ранее Насиров уже заявлял, что Баку может перенаправить экспортные потоки газа из Европы в Азию, если ЕС будет тянуть с определением тарифов в рамках газопровода Nabucco, который должен доставить газ из Средней Азии в Европу, минуя Россию. Столь резкие заявления из Баку последовали за срывом переговоров Азербайджана и Турции, которая является крупнейшим потребителем азербайджанского газа и его возможным транзитером в ЕС. Анкара требует, чтобы ГНКАР продолжала продавать ей газ по более низким ценам, что не устраивает Баку. Противоречия двух стран играют на руку Москве, поскольку подрывают позиции проекта Nabucco в каспийском регионе. Турция закупает у ГНКАР топливо по 120 долларов за тысячу кубометров, тогда как за российский газ платит 250 долларов. "Время новостей" писало, что в первом квартале 2010 года Россия, которая ранее подписала контракт с ГНКАР на поставку топлива, будет закупать его по цене в 190 долларов за тысячу кубометров. Хотя объемы закупок и незначительны, однако они могут быть увеличены, если Баку и Москва сочтут это необходимым. Для Nabucco цена в 190 долларов на границе с Азербайджаном слишком высока. В октябре президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что Турция завела переговоры по газу в тупик, а также отказывается платить за газ рыночную цену и выставляет завышенные требования по тарифу на транзит топлива. Алиев также пригрозил продать газ России и Ирану. Баку может присоединиться к проекту газопровода из Туркмении через Узбекистан и Казахстан в Китай, растущая экономика которого требует все больше энергоресурсов. В частности, Туркмения уже решила перенаправить часть экспорта газа в Китай, а также увеличить экспорт в Иран. Запуск Nabucco намечен именно на 2014 год. При этом до сих пор непонятно, за счет каких источников будет наполняться газопровод: Азербайджан до недавнего времени считался единственной страной, которая может дать газ в Nabucco, но мощностей Азербайджана не хватит для того, чтобы заполнить газопровод целиком. Nabucco считается конкурентом "Южного потока", газопровода, который строят "Газпром" и итальянская Eni. Разведанные запасы газа в Азербайджане составляют около 1,5 триллионов кубометров газа. При этом в 2007 году страна добывала лишь 10,3 миллиарда кубометров. дерзай
  3. Я наткнулся на сей шедевр на форуме рассейских „арийцев“.
  4. Я вообще не понял, хаи в Москве более кндзрот района под общинные постройки найти не ?
  5. Алтайцы-старшие не слабо лоханули алтайцев-младших. 120 баксов за тыщу кубов газа, хе хе
  6. AZERBAIJAN: BAKU WANTS SECURITY GUARANTEES FROM NATO 11/20/09 A senior Azerbaijani official said that Russia’s invasion of North Atlantic Treaty Organization (NATO) aspirant Georgia means that Azerbaijan needs security guarantees from NATO in exchange for its partnership with the Alliance. "A new bilateral agreement must be signed [between NATO and Azerbaijan] that will bind both sides to commitments and will provide security guarantees as events in Georgia have shown that verbal guarantees are not enough," Azerbaijani Deputy Foreign Minister Araz Azimov told a November 19 conference on relations between NATO and its partners, the Kavkazsky Uzel news website reported. Some NATO members are reportedly pushing for fast-track membership for Azerbaijan, which has recently stepped up its official interest in NATO cooperation. The energy-rich state has agreed to increase the number of peacekeeping troops it sends for NATO operations in Afghanistan to 90, and also to provide transit for non-military supplies related to the NATO campaign. дерзай
  7. Эти чудазвоны хотя бы время выбирали адекватно для своих заявлений что ли. Своим баранам ОНЛ-оглы обещает очередной бизимдир в . Через 2-3 дня его же МИД дёргает за рукав НАТО и просит дать Зибилбайджану гарантии безопасности чтобы их снова не поставили под .
  8. Что хуже: 1. Ездить в отпуск в Торкстан 2. Покупать торкстанские печенья в Армении 2. Покупать торкстанские полотенца в Армении 3. Покупать торкстанские стройматериалы в Армении 4. Покупать торкстанские станки/агрегаты в Армении Импорт не есть импорт, не есть импорт. Одно дело купить у турков станок. Другое дело купить торкстанские мороженое с синтетическими подсластителями чтобы потом высрать его в унитазе, пардон май френч. Контраст улавливаете ? Если уж и класть алтайцам-старшим в карман армянские деньги, то хотя бы делать это надо по умному.
  9. Что касается „радикально настроенной зибилбaджанской молодежи“ в Москве, то этим молодым кураёбам уже давно пора закрыть акаунт. По поводу же молодых рассейских патриотов (многие из которых были зачаты после пьяных вечеринок в общагах) разных мастей - скажу что это уже совсем другая песня. Их ведь курирует гебня, а у этих господ свои цели и приоритеты. Если бы была на то необходимисть, всю эту патриотично-даунскую шоблу давным давно сгребли бы в охапку и про них бы больше никто не услышал. Вся фишка в том то и состоит что у их кураторов в этом необходимости нет.
  10. Turkish Officials Admit to Playing Games with Protocols Harut Sassounian With each passing day, the games Turkish officials have been playing with the protocols are becoming more obvious and ridiculous. Throughout the long months of negotiations, I repeatedly warned that Turkish officials were not sincere in their announced intention of opening the border with Armenia and establishing diplomatic relations. By acting as if they were seeking reconciliation with Armenia, Turkish leaders simply wanted to prevent further acknowledgment of the Armenian Genocide by third countries, extract maximum concessions from Armenia on Artsakh (Karabagh), and block future territorial demands from Turkey. Turkey first dragged out the negotiations until right before April 24 to preclude President Obama from keeping his promise on recognizing the Armenian Genocide. The protocols were finally signed on Oct. 10, to ensure that Armenian President Sarkisian went to Turkey to attend the soccer match between the national teams of the two countries. Meanwhile, Turkey’s leaders repeatedly announced that they would not open the border and their parliament would not ratify the protocols until Armenia returned Artsakh to Azerbaijan—even though there was no such requirement in the signed documents. More than a month has now passed since the signing of the protocols in Zurich, but there are no signs that the Turkish Parliament will ratify them anytime soon. Just before signing the protocols, Turkish President Abdullah Gul and Foreign Minister Ahmet Davutoglu traveled to Azerbaijan to pledge once again that they had no intention of opening the border with Armenia until Artsakh was returned to Azerbaijan. As if these outrageous preconditions were not sufficient to shake Armenians’ confidence in the protocols, Turkish officials made no attempt to hide their deceptive designs. The Oct. 5 issue of the Turkish newspaper Hurriyet quoted Foreign Ministry officials in Ankara as stating: “The formation of a joint history commission and re-opening the border are included in the documents. However, they can be put into effect only after a solution is found to the Karabagh issue. Without a solution to the Karabagh conflict, these protocols cannot be transferred to parliament. Even then, parliament would not adopt it. So, relax.” To convince the Azerbaijanis that Turkey had no plans to ratify the protocols, Turkish Foreign Ministry officials boasted about their success in deceiving Europeans on another agreement: “Turkey had to sign a protocol with the European Union on the Cyprus issue. What happened? Did Turkey open its seaports and airports to Cypriot vessels and airplanes, after four years?” We now have solid evidence that these Turkish officials were not making an idle boast when they indicated that signing an agreement means nothing to them. In the Oct. 25 issue of Today’s Zaman, commentator Ercan Yavuz cited dozens of examples of agreements signed—but not ratified—by Turkey after the passage of many years! At present, there are 146 agreements with 95 countries, including Argentina, Azerbaijan, Libya, Slovenia, Sweden, and Syria, awaiting the approval of the parliament’s Foreign Affairs Commission. The oldest—an agreement signed 26 years ago between Iraq and Turkey—is still pending ratification by the Turkish Parliament. Many other important agreements have been signed since 2004, but still not ratified! Given the Turkish record of not taking seriously commitments made on behalf of their country, it should not come as a surprise to anyone that the Turkish Parliament will not ratify the Armenia-Turkey protocols anytime soon. Of course, by not ratifying the protocols, Turkey would be breaking its written pledge of Aug. 31 to ratify the Protocols in a “timely” manner. Interestingly, Armenian Foreign Minister Edward Nalbandian, in a recent interview with Reuters, asked: “Why sign the protocols if they are not going to be ratified?” The answer is obvious: The Turkish government is interested in creating a positive image for itself in front of the international community by appearing to want “good neighborly relations” with Armenia, without actually taking any concrete steps to do so. Armenia’s officials are sadly mistaken if they believe that Turkey will come under intense international pressure should it not ratify the protocols. Time and again, Turkey has proven its immunity from pressures applied by other countries, including the United States, as was the case on the eve of the Iraq war when Turkey refused to allow U.S. troops to cross its borders to enter Iraq. If pressured from the outside, Turkish leaders will simply blame Armenia, by pointing out that it has not made any concessions on Artsakh, thereby making it impossible for the Turkish Parliament to ratify the protocols. Armenian officials have repeatedly stated that the Artsakh negotiations are unrelated to the protocols and that the Armenian Parliament would not ratify the protocols before Turkey, adding that they would scrap the agreement if Turkey failed to act in a “timely” manner. It remains to be seen whether Armenia will keep its pledge of not making any territorial concessions on Artsakh; and should Turkey refuse to ratify the protocols after the lapse of several months, will Armenia’s leaders have the courage to declare the signed protocols null and void? дерзай
  11. Трудное расставание по зибижански
  12. Dadrian: The Current Turkish-Armenian Protocols Prof. Vahakn Dadrian There are three elements in the new Turkish initiative calling for Attention: 1. The protocol on establishing diplomatic relations stipulates “commitment…for the principles of…territorial integrity and inviolability of frontiers.” It also requires “the mutual recognition of the existing border between the two countries as defined by the relevant treaties of international law.” In other words the stipulation is based on the latter part of the paragraph whose basis is a misconstrued, if not faulty, interpretation of a definition of what it calls “relevant treaties of international law.” The fact is, however, that “international law” was seriously encroached upon by the signing of these “relevant treaties.” Involved are here: 1. The Treaty of Moscow, signed in Moscow on March 16, 1921 between RSFSR (Russian Socialist Federated Soviet Republic) on the one hand, and (Kemalist) Turkey, on the other. The other, no. 2, the Treaty of Kars, was signed some seven months later, i.e., on October 13, 1921, between (Kemalist) Turkey, on the one hand, and the three Soviet Republics of Armenia, Georgia and Azerbaijan, on the other, with the participation of RSFSR. The cardinal fact is that Ankara’s Kemalist Turkey, the signatory of these twin Treaties, at that time, was not a legitimate, functioning government; rather, it was a rebel, improvised governmental set-up in contest with a then legitimately functioning government in Istanbul, then the official capital of the Empire, and ruled by a legitimate Sultan. Consistent with this fact, in a series of governmental as well as court-martial decisions, this legitimate authority on May 24, 1920, issued a death verdict against Mustafa Kemal (Takyimi Vekay-i no. 3864), and 12 days later, June 6, 1920, six of the latter’s cohorts, including Ismet (Inonu), were likewise court-martialed in absentia and were condemned to death. Whether or not Sultan’s government was popular, or its policies were deemed prudent or wise at the time, are issues that are irrelevant here. What is paramount and incontestable, however, is the fact that the Sultan was then the sole legitimate and superordinate authority of the Ottoman Empire — in contrast to the rebel character of the Kemalist government. Accordingly, any agreement, convention or treaty signed with such a government is under international law illegitimate, hence invalid. Thus, from the vantage point of “international law,” the Treaties of Moscow and Kars are bereft of legality and can, therefore, not be treated as legitimate instruments of negotiations. Moreover, the Moscow Treaty is additionally illegitimate by any standard of international law, for the reason that the RSFSR (Soviet Russia) was then not recognized by any nation-state, it then had almost the same status as the revolutionary, rebellious Kemalist regime. (It was only in 1922 when Germany, as the first nation-state, granted de-jure recognition of the Union at Prapallo). As if these legal deficiencies were not enough, Soviet Armenia, on the insistence of the Ankara government’s representatives, was excluded from the negotiations in Moscow that culminated in the Treaty of Moscow on March 16, 1921, these Turkish representatives had adamantly objected to inclusion in these negotiations of any Armenian representative. As a result, the lack of evidence of Armenian participation is one of the most signal features in the protocols of this Treaty. It should be noted in this connection that one of the three Turkish delegates, who prevailed in Moscow for the final drafting of this Treaty, was Colonel, later in the Turkish Republic, Major-General, Sevket Seyfi (Duzgoreu). One of the foremost organizers of the Armenian Genocide, Seyfi distinguished himself in the task of recruitment, mobilization and deployment in the provinces of Special Organization’s killer bands, mostly convicted criminals especially selected and released from the empire’s prisons for this task, they played a major role in the implementation of the genocidal scheme. As to the ensuing Treaty of Kars, again it was the leaders of RSFSR, which assumed responsibility for prevailing upon the three Transcaucasian Soviet Republics to accommodate the Turks, their feeble efforts of some opposition notwithstanding. That treaty in fact materialized as an extension and reconfirmation of the preceding Moscow Treaty thanks to the exertions of the dominant Bolsheviks. It is painful to point out once more the rather treacherous conduct of a certain Budu Mdivani, a Georgian, serving as a communist mediator between the military defeated agonizing Armenians who had welcomed him, and the arrogant, victorious Turks. Instead of serving the interests of his Russian masters in Moscow, he secretly tried to collude with the Turks, urging Kazim Karabekir, their military commander, not to be satisfied with the Arax River as a new frontier between Armenia and Turkey, but rather to push beyond that river deep into Armenia. (Kazim Karabekir, ISTIKAL Harbimiz, the 1969 edition. Istanbul, Turkiye Publishers, p. 952) 2. The protocol no. 2 dealing with the theme of “Development of Relations between Armenian and Turkey” seductively starts as item no. 1 with a promise to “open the common border within 2 months after the entry into force of this Protocol.” Then, under items no. 2 and no. 3 come the two most critical issues preventing the bulk of the Armenian people from considering reconciliation. Through them, the unrepentant heirs of the Great Crime of 1915 are once more seeking to railroad the central issue by way of indirection, covert language and resort to alluring, seductive techniques. The Armenian government should declare unequivocally, if not emphatically, that there is nothing to “examine scientifically” with respect to the matter that covertly but allegorically is called “the historical records.” These records” have been subjected to criminal investigation by a Turkish military Tribunal in the pre-Kemalist, postwar Turkey, 1919-1921. Relying on a vast corpus of authenticated, official Turkish wartime documents, this Tribunal, demonstrated that these “records” were nothing but a repository of incontestable evidence of a gigantic crime, a centrally organized mass murder enacted against the bulk of the Ottoman Empire’s own Armenian citizens. The bill of charges, the key indictment, replete with specific documentary material that constituted the Tribunal’s evidence-inchief renders the resulting series of Verdicts an irrevocable evidence of the comprehensive scale of the wartime extermination. The prosecutors were Turks, the judges were Turks, and equally, if not most important, most of the witnesses were Turks, including the high-ranking military officers. Likewise, the court-martial proceedings were based on Ottoman Turkish domestic penal laws. One would think that a government driven by a sense of Justice would above all tackle these court proceedings in its quest for truth and justice. But, remarkably, there is not only silence about them, but complete silence about the disappearance of the respective trial records following the capture of Istanbul by the Kemalists in the Fall of 1922. The proposal of enlisting commissions to “study” the problem and “formulate recommendations,” has all the sly elements of purposive procrastination, of a gimmick to inject uncertainty, ambivalence, and above all pressure for, ultimate compromise. We see here the use of standards of a “give and take” culture that often determines the outcome of such “commissions” and “sub-commissions,” presumably consisting of people knowledgeable about the Ottoman language. Perhaps the most unusual and, therefore, in a sense, bizarre aspect of this whole protocol, a feature of decades-long official Turkish posture, is the idea that, the Turks, identified with the perpetrator camp, would visit a vis-à-vis those representing the victim of population, and negotiate as co-equals. Underlying this vagary of sheer power play is the fact that Turkey, whether officially or unofficially, is still irrevocably committed to a posture of denial as far as the key element of the crime is concerned, namely, a state-sponsored and state-organized mass murder against her Armenian citizens. Indeed, Articles 300, 309, but especially 301, of Turkey’s current Penal Code, will as long as they are in effect, continue to legitimize and even extol this posture. 3. Given the track record of the Turkish politicians, the heirs of an established and centuries-old Ottoman tradition, it is difficult to resist the temptation to label this entire initiative a clever stratagem to lure the Armenian government into a trap. There is not only a scheme of prolongation of the diplomatic traffic in an atmosphere of continuous uncertainty, as far as a final outcome is concerned (Abdul Hamid skilfully used this tactic when confronting the European Powers, which were pressuring him to finally implement the so-called Armenian Reforms — in Turkish it is called Ovalamak), but also an underlying design to promptly wrest from the government of Armenia, a long-cherished concession: the formal recognition of the existing borders between Armenia and Turkey. Secondly, there is Turkey’s looming goal of joining the European Union. Turkey needs to preserve the appropriate façade of conciliatoriness that is but expected of a candidate worthy of becoming an integral part of a civilized Europe. When reinforced by the possession of significant strategic assets and the leverage of distinct military power, however, such facades can prove very functional. The situation becomes even more enigmatic, if not outright deceptive, when taking into account the pervasive current linkages between the republics of Turkey and Azerbaijan. Knowing the intensity of the latter’s frustrations if not fury, in relation to Armenia, and Turkey’s significant dependence of Azeri oil, not to speak of other kinship ties, are we to believe that the Turkish Republic earnestly and honestly is prepared to cement new ties with Armenia that by definition are bound to hemorrhage its relationship with Azerbaijan? Even though Armenia is, and for the foreseeable future, will remain, more or less isolated, and in some respects even economically handicapped, there is such a thing as the principle of essential national priorities and, consequently, the eternal need for circumspection and exigent vigilance. Professor Dadrian is the director of Genocide research at the Zoryan Institute.
  13. @ Zinvor Я не понял, а причем здесь Менахем Моисеевич Мендельсон ? У мендельсонов сейчас вообще сок по поводу того что Турция все больше и больше выскaльзывает из их рук. Муниципалии под контролем эрдогановской партии ач у дзах запрещают в ресторанах алкоголь, дружбанят с Сирией, Ахмаденижаду вон гонахлых устроили, Израиль попросили пешком постоять в предверии натовских маневров, армейскую верхушку все больше берут за яйца и т.д. и т.п. Вот такая вот самостоятельная наглость co стороны турок. Талмудисты же не для этого установили там кемалистксий режим ! Похоже на то что турецкий ишак таки вырвался из стойла и понесся по просторам. И гуд лак теперь талмудистам загнать его обратно.
  14. Готовьтесь к очередному раунду поиграванием жопой со стороны турок. Протоколы если и будут рассматриваться кочевным парламентом, то не раньше следующего года. Догадайтесь с трех попыток в каком месяце и почему...
  15. Когда собирается большая компания, отдельно накрывают детский столик. Туда сажают детей до 10 лет. Чтобы не мешали компании взрослых. Вот точно так можно выделить зибижанский столик. Пускай там тискают друг другу про румыно-болгарские корни армян, кражу алтайских музыкальных инструментов, блюд алтайской кухни, элементов кочевной архитектуры, бизимдир, али-байрамлинские хачдаши, традиции толерантности геокчая, кафанские трубы, лачинские концлагеря и т.п. Главное чтобы свой идиотизм они держали сконцентрированно в одном месте и не мусорили в других частях форума.
  16. Ну вот и праздник. Западные алтайцы таки само-пригласислись в минскую группу где их присутствие уместно не более чем на аукционе свиноматок Нижней Саксонии. И все благодаря бездейству долбаёбов профессионалов из мида Армении. Которым невдомек что не прикрытая расово-религиозная солидарность старших алтайских чурок с младшими во вред Армении, ни как не стыкуется с традициями культурной относительности, политкоректности и толерантности так нежно лелеямые в Европе пост-гитлеровской поры. Если кто забыл, они не так давно за обвинения в этноцентризме и шовинизме разбомбили к бениной матери сербов. А в нашем регионе один позавчерашний житель юрты заявляет что у другого позавчерашнего жильца юрты мать де „эрмяни“, так одна чурка другю уже в суд грозится тащить. Видите ли за „оскорбление“. Между тем долбаёбы профессионалы из мида Армении продолжают как ни в чем не бывало и дальше семушка лузгать. (или чем они там ещё занимаются) Можете себе на секунду представить реакцию израильского мида на подобную ситиацию ?
  17. турецкий эротический
  18. И зачем им надо было разводить весь этот мастурбационный спектакль с переговорами/протолоками ? Или эти придурки всерьез расчитывали что какой-то лидер Армении в состоянии дать зибижанцам Гарабах и пирикаратит акупасия ? Туркам со своей стороны для этого надо будет армян только дожать. Поднимите
  19. Гейдар Джамаль ханум эта старая, никем всерьез не воспринимаемая вафлёрша с плохо скрытой на лбу печатью: Имущество ФСБ Российской Федерации.
  20. *ПЕРЕВОД НЕ МОЙ* (А.Г.) Армения-Турция: слишком крутой для "нулевого проблемы с соседями" теория Как правило, искусство успешные политики и дипломатии, основная цель которого заключается в решении проблем, всегда направлена на повышение рейтинга и позиции нации-государства, когда идет кажущееся равновесие, сохранить статус-кво, если кто-то пытается Изменение этого остатка или наносить ущерб контролю и приостановке снижения принес силами вне его контроля за как можно дольше. Вместе с тем цель никогда не ухудшать страны кратко-, средне-и долгосрочную позицию, цели и задачи, - что иногда называют национальным интересам государства. К сожалению на данный момент, кажется, случается, что политика Турции по "нулевой проблемы с соседями", привело к ухудшению его геостратегические позиции на Южном Кавказе и Прикаспийском регионах. С концептуальной точки зрения понятие "нулевого проблемы с соседями" является весьма привлекательным и приветствуя академические теории. Реальность, к сожалению, отличается, так как нет реальных прецедентов в истории международных отношений, для одной страны быстро улучшить отношения и решить ряд значительных проблем в короткие, сжатые сроки. Хотя верно, что мир, особенно на Большом Ближнем Востоке, на протяжении столетий, чтобы выработать еще нерешенные проблемы, которые требуют свежих теоретических подходов. Кроме того, эти новые методы не должны подрывать перелом или испортить то, что работает и была заветная и созданы для предыдущих поколений. В известной русской пословице говорится, лучше иметь меньшую птица в руке, чем большая птица в небе. Primum Non nocere - не навредить. Хотя все в турецкое правительство понимает важность высшим специальным и стратегические отношения с самой большой и самой важной страной в регионе Южного Кавказа, братский Азербайджан - в том числе архитекторов "нулевого проблемы" Теория, кабинет министра Ахмет Давутоглу, который СИТЕС этом тюркских стран неоднократно в своей книге "- кажется, что последняя серия неудач являются результатом неясной связь, недостаточных консультаций, прямо insensitivities и бедными расчетов. Оно не обязательно должно быть так - в конце концов, амбициозных обязательств со стороны турецкого правительства можно было бы четко и гораздо более успешным. В конце концов, в конце цели двух государств, одно и то же - мир, процветание и развитие. "Нулевого проблем Scorecard" политика по-прежнему является разнородным достижений и разочарований неудачи. Руководствуясь новой политики, Турция добилась определенного больших успехов, таких, как резолюция о борьбе с терроризмом РПК, улучшения отношений с арабским миром и исторической Немезиды Ирана, восстановить отношения с США, а также новые, беспрецедентные стратегические отношения с Россией , который принес наводнения важные мегапроектов энергии. Турция также узаконили себя в качестве постоянного актера и приемлемого посредника в этом деле на юге Кавказа. Впрочем, список неудач и потенциальные отказы не менее размышления: можно указать на кипрского вопроса о вступлении в ЕС быть так далеко, как никогда ранее, ухудшения отношений с Грузией, проблемы с Израилем и еврейским лобби, вербовка Все большее число соавторов в антитурецкой резолюции Конгресса США по армянским лобби (например, "бизнес как обычно"). В дополнение к этим, необходимо отметить, разлад с Азербайджаном из-за ухудшения перспективах армянских войск из Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов в связи с армянской расчетом, что он теперь может продлить оккупацию и получить более выгодную сделку Когда земля границу с Турцией является открытым. Такова суть разочарование Азербайджана с символикой открытия границ, пока Армения не принимает обязательства по выводу из Карабаха. Правительство Армении и Диаспоры его просмотра в антагонистических условиях, а Турция quixotically попытки добиться положительного результата суммы. Если гамбит Турции приведет к долгосрочному охлаждению отношений с не только Азербайджана, но и азербайджанский народ, а ассоциации, с остальной частью тюркского мира в Центральной Азии - которые смотрят, как все это играет, и будет делать свою решимость - это было бы эквивалентно Партии справедливости и развития, или АКР, правительство съемки себя в ногу. Это не имеет большого экономического или географическом смысле существенно торговые интересы братской страной, которая воевала на стороне турецкого народа - даже в Галлиполи в 1915 году - и с которыми Турция поддерживает почти $ 3 млрд в рост товарооборота и геополитическое возрождение в связи с Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзурум за гораздо меньше, и по сути враждебные нации лишь около $ 200 млн в товарообороте с мрачными перспективами. Даже если это не является целью турецкого расчетов, как это представляется многим, особенно после таких примерах, как нечувствительность пособия флага сепаратистских Карабахе во время футбольного матча в Ереване, но общественность запрет, и последующее неуважение, азербайджанского флага во время матча в городе Бурса (Следует отметить, что несколько негабаритных турецких флагов присутствовали на Азербайджан-Россия игру в тот же день в Баку). Не следует забывать также беспрецедентные специального приготовления к первой леди Турции армянского президента, который признал вину за самую большую трагедию в Карабах, Ходжалы резню 1992 года, когда сотни мирных жителей азербайджанских были жестоко убиты в одночасье. Реальность многополярного мира является то, что Турция доброй воли и попытаться помочь решить региональные проблемы могут привести к потенциально неловкое неудач, как она это делала по кипрскому вопросу. Ни президент США Барак Обама и его правительство, ни президента Саркисяна в Армении, могут предотвратить или полностью остановить решимость армянского лобби для продвижения их сам смысл своего существования. Кроме того, ЕС бюрократы не смогут убедить все государства-члены, что Турция заслуживает того, чтобы стать полноправным членом этого союза. Армения, тем временем, будет не в состоянии мобилизовать даже 10% от торговых преимуществ с Азербайджаном. Тем не менее, Азербайджан, и, главное, свой народ, может повернуть назад, и с их близкими турецким мостом к другим тюркским народам Центральной Азии. На данный момент, кажется, что турецкое правительство по-прежнему уверена, что это может потянуть гамбит Off, и может опираться на известные слова великого стратега Меттерних: "Дипломатия это искусство избегать появления победы". * Г-жа Адиль Багиров является членом-основателем Азербайджан Турция Исторические фонда исследований (ATAF), со-основатель американской тюркских сеть (USTN), и после защиты докторской диссертации в Московском Государственном Институте Международных Отношений (МГИМО)
  21. В стране где бюджет только парфюмерного базарлыха Мехрибан в 75 раз превышает весь бюджет Армении, перемещенные лица уже как 15 лет продолжают содержаться как скотина двуногая.
  22. Арутюн Хачатрян является редактором и независимым журналистом из Еревана. Армянское правительство пытается систематизировать давние экономические связи обширной армянской диаспоры со своей родиной. Краеугольным камнем этой инициативы стало создание Всеармянского банка, который призван стать экономическим локомотивом развития страны. Банк еще не создан, однако ряд ереванских экспертов уже со скептицизмом отзываются о способности банка обеспечить достижение заявленных целей по причине недостаточной ясности концепции. На данный момент за пределами Республики Армения проживает вдвое больше армян, чем в самой стране, население которой составляет порядка 3,2 млн. человек. С 1991 года все президентские администрации Армении пытались поставить экономический потенциал диаспоры на службу Армении в финансировании становления ее государственной инфраструктуры. Администрация Сержа Саргсяна надеется, что создание Всеармянского банка может повысить эффективность использования инвестиций диаспоры. Банк будет решать двойную задачу формирования человеческого капитала армянства и "обеспечения роста конкурентоспособности всего армянства на мировом рынке". Капитализация нового банка. который должен открыть свои двери в январе 2010 года, составит 5 млрд. драмов (около 12,9 млн. долларов), что составляет минимальные требования по капитализации для армянских банков. По словам правительства, оно вложит в банк 20 процентов данной суммы, остальную часть первоначального капитала составят частные источники. Планируется, что Всеармянский банк не будет конкурировать с другими армянскими банками. Но поскольку программа его деятельности все еще находится в разработке, эта идея также еще полностью не проработана. Согласно существующим планам, в банке будет создан совет управляющих, обязанности которого еще предстоит определить. Кроме того, пока неизвестно, каким образом банк будет привлекать инвестиции. Похоже, предполагается, что армянские диаспоры должны счесть своим патриотическим долгом вкладывать деньги во Всеармянский банк. Правда, по словам ряда экспертов, для стимулирования инвестиций необходимо нечто большее, чем один патриотизм. Как полагает председатель ереванского исследовательского центра "Экономика и ценности" Манук Ергнян, хотя патриотично настроенные представители армянской диаспоры и могут согласиться на меньшую прибыль, вложения в банк "должны быть сравнимы по доходности с теми, что имеются в странах их постоянного проживания". В бизнес-плане банка это должно быть учтено, добавил он. Определенным препятствием также является тот факт, что Армения на данный момент не является в целом страной, привлекательной для инвестиций. За первые пять месяцев 2009 года экономика страны сократилась почти на 16 процентов. Согласно последнему прогнозу Международного валютного фонда, спад национальной экономики в этом году составит 15 процентов. Профессор Ереванского госуниверситета Баграт Асатрян, в прошлом председатель Центробанка, полагает, что создание Всеармянского банка может негативно сказаться на общеэкономических интересах страны. "Зачем создавать привилегии для одного армянского банка вместо того, чтобы оздоровить весь инвестиционный климат в стране?" – вопрошает он. Помимо создания банка, администрация президента Сержа Саргсяна стремится укрепить связи государства с общинами диаспоры, расширяя ереванское министерство диаспоры. В 2010 году общий госбюджет страны должен сократиться примерно на 10 процентов по причине негативного влияния мирового экономического кризиса, но ассигнования министерству диаспоры предполагается увеличить более чем вдвое до 630 тыс. долларов. Министерство в составе из 100 сотрудников было создано в октябре 2008 года, главным направлением деятельности этого ведомства стало развитие публичной дипломатии с представителями армянской диаспоры. Детальные планы относительно того, на что будут пущены дополнительные бюджетные средства, пока не разглашались. Правда, в последнее время представители министерства возвестили об эффективности реализуемых ими программ обмена. Так, например, в этом году в рамках проекта под названием "Ари тун" (Вернись домой) министерство организовало двухнедельное проживание в армянских семьях 350 молодых представителей армянской диаспоры из 35 стран. По словам официального представителя министерства Тиграна Арутюняна, в следующем году это количество будет увеличено почти вдвое, составив 600 человек. Кроме того, недавно министерство провело две конференции для этнических армянских архитекторов и юристов, на очереди съезд кардиологов. Ряд экспертов задаются вопросом, не повредят ли меры администрации Саргсяна по примирению с Турцией на предпринимаемых ею шагах по укреплению связей между Ереваном и представителями диаспоры. Несмотря на частые сообщения в прессе об организуемых диаспорой акциях протеста против сближения между Арменией и Турцией, представитель министерства Арутюнян подчеркивает, что "интерес армян-иностранцев к своей родине ничуть не упал". дерзай
  23. Hundreds protest in Turkey over violence at Jerusalem shrine Some 500 pro-Islamic Turks held an anti-Israel protest in Istanbul on Monday over violence at a Jerusalem holy site claimed by both Arabs and Jews. The protesters marched toward the heavily guarded Israeli Consulate and burned an Israeli flag, chanting, "We will protect Al-Aqsa mosque." Muslims regard Al-Aqsa as Islam's third-holiest site. Relations between Israel and Turkey – a key Muslim ally – have soured since Israel's war against Islamic militants in Gaza at the beginning of this year. Earlier this month, Turkey canceled a military exercise in which Israeli pilots were planned to participate. Tensions deepened after Turkey's state-run TV aired a drama series that portrays Israeli soldiers as cruel and repressive. дерзай
  24. Мирный план Баку будет пропагандировать организация беженцев из Нагорного Карабаха Шахин Аббасов является независимым бакинским корреспондентом и членом правления Института "Открытое Общество" – Азербайджан. По мнению аналитиков, азербайджанские перемещенные лица из Нагорного Карабаха призваны стать для Баку рычагом воздействия на Армению в затянувшихся переговорах о мирном урегулировании конфликта вокруг этой спорной территории. "Миру, наконец, пора услышать голос 65-тысячной азербайджанской общины Нагорного Карабаха", – заявил на состоявшемся в июле в Баку учредительном съезде глава Байрам Сафаров. Два десятилетия назад тысячи азербайджанских перемещенных лиц из Нагорного Карабаха покинули родные места, рассеявшись по территории Азербайджана, но с тех пор эта группа населения не имела официальной организации, которая бы представляла их интересы. Причины, почему организация перемещенных лиц создается именно сейчас – в обстановке накалившихся страстей в связи с вступлением Армении и Турции в диалог, призванный покончить с десятилетиями вражды – остаются неясными. Турция и Азербайджан связывают особые стратегические отношения. Представители организации перемещенных лиц, официально именуемой Азербайджанской общиной Нагорного Карабаха, не объяснили причин выбора момента для дебюта своей организации. По их словам, они планируют создать ряд зарубежных филиалов, проводить международные мероприятия и создавать фильмы о вооруженной фазе конфликта с Арменией вокруг Нагорного Карабаха 1988-1994 годов. В подробности своих планов они не вдавались. Официально азербайджанское правительство не имеет отношения к данной организации. Но 2,5 миллиона долларов, выделенных из бюджета на ремонт штаб-квартиры организации в Баку, ясно говорят о том, что организация создается с благословения властей. На июльском учредительном съезде организации присутствовали порядка 200 правительственных чиновников, депутатов, представителей международных организаций и дипломатов. Налет официальности ощущается и в составе избранного на съезде правления из 22 человек, в которое вошли президент Славянского университета Баку, директор Государственной филармонии и президент Бакинской музыкальной академии. Руководитель бакинского центра политических исследований "Атлас" Эльхан Шахиноглу полагает, что правительство надеется использовать сообщество в целях укрепления своих дипломатических позиций в процессе нагорно-карабахского мирного урегулирования. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики "Взгляд на Евразию"]. "Если … Армения будет настаивать на подключении к переговорам карабахских армян,… то Баку приведет тогда на них свое азербайджанское сообщество", – говорит аналитик. Ереван утверждает, что может наилучшим образом представлять интересы спорной территории. Президент Армении Серж Саргсян является уроженцем Карабаха. Правительство же непризнанной республики давно выступает за свое подключение к переговорам, чему активно противится Азербайджан. [Для получения дополнительной информации см. архив рубрики "Взгляд на Евразию"]. В 1990-х годах в мирных переговорах принимал участие назначенный властями представитель азербайджанской общины Нагорного Карабаха – покойный Низами Бахманов, в прошлом глава исполнительной власти карабахского города Шуша. Но повторение этой роли маловероятно. "Нагорный Карабах является азербайджанской территорией и азербайджанское государство само ведет переговоры с Арменией", – заявил в начале года глава внешнеполитического ведомства страны Эльмар Мамедъяров. По его словам, "общины" – и азербайджанская, и армянская – "могут подключиться к процессу", когда будет подписан мирный договор и внимание переключится на организационные аспекты на местах. Другой аналитик – политический обозреватель русскоязычной газеты "Зеркало" Рауф Миркадыров – усматривает возможность внутриполитического использования организации беженцев. "В случае выработки в ближайшей перспективе какого-либо политического соглашения по урегулированию нагорно-карабахского конфликта он вызовет много критики и в Азербайджане, и в Армении, – отмечает он. – В этом случае для государства будет очень важна поддержка позиции властей со стороны азербайджанцев [из числа перемещенных лиц]". Шахиноглу оспаривает эту позицию. На его взгляд, карабахские беженцы до этого никогда не играли особой роли в азербайджанской внутренней политике. Мало что говорит о наличии каких-либо расхождений между властями и Азербайджанской общиной Нагорного Карабаха. Позиция организации по вопросу мирного урегулирования конфликта "полностью совпадает с позицией президента Ильхама Алиева", неоднократно подчеркивал на июльском съезде ее председатель Байрам Сафаров. Разъясняя в сентябрьском интервью EurasiaNet данный аспект, Сафаров подчеркнул, что азербайджанская граница с Арменией "может быть открыта лишь после освобождения оккупированных территорий [окружающих Нагорный Карабах земель, удерживаемых армянскими войсками – Прим. ред.] и возвращения беженцев". "Это единодушное мнение всех представителей азербайджанской общины Нагорного Карабаха", – добавил он. Этот взгляд разделяет и радикальная Организация освобождения Карабаха, отрицающая любой компромисс с Арменией. По словам проправительственных политиков, они надеются, что организация перемещенных лиц будет содействовать подкреплению позиции Баку. "Община теперь должна рассказать международной общественности правду о карабахском конфликте", – полагает независимый депутат и уроженец Карабаха Бахтияр Алиев. Одним из главных пунктов данной информационной кампании станет, вероятно, стремление перемещенных лиц вернуться в Карабах. Организация решительно возражает против любого соглашения с Арменией, не включающего соответствующих положений, отмечают аналитики. Карабахские беженцы, с которыми беседовал корреспондент EurasiaNet, разделяют это мнение. По их словам, они надеются, что организация азербайджанской общины поможет лучше представлять их интересы в процессе продвижения мирных переговоров. "Когда мирное соглашение будет подписано, возникнет множество технических аспектов, включая вопрос безопасности, известных азербайджанскому населению Нагорного Карабаха лучше, чем кому-либо еще", – говорит 50-летний учитель истории из города Шуша по имени Исфендияр Рзаев, ныне проживающей со своей семьей из пяти человек в бакинском детском садике. Перспектива возвращения в Карабах представляется пока довольно отдаленной. Но карабахские беженцы не теряют надежды. "Семьи не должны жить в детском саду, – говорит учитель истории Рзаев. – Мы хотим вернуться в Шушу". дерзай