Sign in to follow this  
Followers 0
Avshar

Героические женщины в армянской истории

34 posts in this topic

Ya, k svoemu stidu, be osobenni znatok Armianskoi istorii. Xotelos bi uznat' pobol'she o zhenshinah v armianskoi istorii- ved naverniaka bili takie, kotorie imeli vliianie, ili proslavilis kakimi-to delami.

Prosvetite, plz

Edited by Avshar

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень много армянских женщин, которыми гордился и гордится наш народ. Возьмите хотя бы таких великих дочерей армянского народа как Святая дева Рипсимэ и её 32 сподвижницы, без которых Армения бы не стала первой христианской страной.

Share this post


Link to post
Share on other sites

но Жааны Д Арк или царицы Тамары у нас не было......

Share this post


Link to post
Share on other sites
Очень много армянских женщин, которыми гордился и гордится наш народ. Возьмите хотя бы таких великих дочерей армянского народа как Святая дева Рипсимэ и её 32 сподвижницы, без которых Армения бы не стала первой христианской страной.

St. Ripsime was Roman not Armenian, she was however Armenianized.

All I can think of is Theodora Mamikonean

Share this post


Link to post
Share on other sites
но Жааны Д Арк или царицы Тамары у нас не было......

Вообще-то да.

Самое что вспоминается это царицы Eratho и Parandsem. Последняя была великой царицей и в отличие от 'орлеанской девы' личность не полумифическая :) .

Share this post


Link to post
Share on other sites

A eto prosto tak. Poluofftop.

Надир обрушился, как бешеный ураган, изгнал из Персии афганцев, захватил часть Индии и, наконец, обратил свой меч против османов. Его поразительные успехи вдохнули новые силы и новые надежды в армянских меликов Карабаха. Последние начали собственными силами изгонять из своей страны османов.

В это время главнокомандующий турецкой армией Сары-Мустафа-паша со своими главными силами находился в городе Гандзак, а остальные войска рассредоточил в провинциях меликов Карабаха. Мелик Аван, старший среди меликов, воспользовавшись дружеским отношением к нему паши и внешне выражая полную покорность, организовал грандиозный заговор. Все мелики объединились вокруг него. Девизом восстания стал следующий призыв: «Сохраняйте старые семена, способные прорасти, и уничтожайте новые, не обещающие плодов!» Иначе говоря, не трогайте персов и уничтожайте османов. Резня должна была свершиться в первую ночь Великого поста. В эту Варфоломеевскую ночь армяне перебили все османское войско, находившееся в Карабахе и Гандзаке. По причине зимних холодов воины жили в домах армян. Каждый хозяин дома расправился со своим незваным гостем. Сары-Мустафа-паша сумел спастись, сбежав в Ереван. Это достопамятное событие произошло в 1733 году.

Я считаю не лишним описать здесь случай, происшедший в ту ночь в Варанде, в селе Аветараноц. В нем воплощен героизм армянской женщины. Аветараноц — это цитадель меликства Варанды. Здесь расположился один из османских военачальников со своим отрядом. Звали его Сулейман-бек. Прослышав о красоте дочери мелика Хусейна Гаянэ, он задумал завладеть ею. Но не осмеливаясь применить силу, объявил, что хочет жениться на ней. Отец и мать обещали отдать дочь нечестивому мусульманину, но всячески затягивали дело, объясняя это тем, что в соответствии с армянской религией и национальными обычаями прежде необходимо выполнить различные обряды. Так они выигрывали день за днем, пока не наступила назначенная ночь. Началось побоище. Мелика Хусейна в эту ночь не было дома, он должен был действовать в другом месте. Резней в Аветараноце руководила его отважная жена Анна-хатун*. В тот момент, когда она с оружием в руках сражалась с османами на улицах селения, самозваный зять попытался найти спасение в ее доме. На пороге его встретила Гаянэ, также вооруженная. Увидев входящего в дом ненавистного жениха, девушка вонзила кинжал ему в сердце... После этого убийства Гаянэ приняла монашество и вступила в девичью пустынь того же села Аветараноц**.

Память о героических деяниях Анны-хатун и Гаянэ сохранилась лишь в народном предании, память же о мелике Хусейне запечатлена на надгробии, установленном в усыпальнице пустыни Кусаноц***.

__________________________

* Анна-хатун была сестрой владетеля гавара Дизак мелика Авана (Егана), который и организовал всеобщее восстание.

** Во время моего путешествия, в 1881 году, в селении Аветараноц мне посчастливилось увидеть великолепное рукописное Евангелие, переписанное рукой Гаянэ.

*** «Могила сына мелика Шахназара Мелика Хусейна. В лето 1185 (1736 г.)

Свою песню хвалебную

О мелике Хусейне

На надгробии его высекаю.

Был он владыкой всей Варанды

С тридцатью пятью селениями.

И стол его был полон хлеба

И всем подавал он милостыню.

Внешностью был он прекрасен,

Гордостью являлся армянской нации,

В битвах беспощадно убивал персов,

Храбро воевал с османцами проклятыми,

Не платил он дани ни одному царю,

Был мощным оплотом всей страны».

__________________________

Отрывок из:

Раффи

"МЕЛИКСТВА ХАМСЫ"

armenianhouse.org

Share this post


Link to post
Share on other sites

Naira Sahakyan

Naira.jpg

Born in 1970 in Yerevan. She was highly educated and a mother of two children.

In 1989 she took part in the liberation of Shushi.

She was called The Fox of Shushi.

Awarded by medal of Bravery.

Lena Sahakyan

Lena.jpg

The deputy of Chief of Secret Service

Born in 1945 in Kalinino.

She is highly educated and has one child.

In 1988 she took part in national-liberation movement, in 1993 she took part in the liberation of Martakert and Fizuli.

She continues her service now.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ребят нв самом деле все не так уж плохо. Вот на память наши знаменитые дамы (хронологию не соблюдаю).

Анна - византийская принцесса, "Крестная Руси"

Сосе Майрик - Жена Агпйура Сероба, сасунского федаина - героя. Она была значительной фигурой федаинского движения. На моей памяти ее останки торжественно перезахороняли.

Шерелин Саркся - хе-хе

Арсине Ханджян - Жена Атомв Егояна

Сильва Капутикян.

Луси Амара - Оперная дива

Share this post


Link to post
Share on other sites
но Жааны Д Арк или царицы Тамары у нас не было......

De. kez tesnenk, Bibar jan ;)

na tebia vsia nadezhda

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ребят нв самом деле все не так уж плохо. Вот на память наши знаменитые дамы (хронологию не соблюдаю).

Анна - византийская принцесса, "Крестная Руси"

Сосе Майрик - Жена Агпйура Сероба, сасунского федаина - героя. Она была значительной фигурой федаинского движения. На моей памяти ее останки торжественно перезахороняли.

Шерелин Саркся - хе-хе

Арсине Ханджян - Жена Атомв Егояна

Сильва Капутикян.

Луси Амара - Оперная дива

конечно, есть известные армянки, но я имею ввиду исторических личностей, как царица Парандзем

Арсине жена Егояна ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

и вообще величие женщины не в собственном возвышении, а в воспитании детей: будущих героев, достойных матерей. поэтому у нашего народа их множество и самый большой памятник в Армении это Майр Аястан.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Артур!!!!! Ты телепат!!! Я как раз хотел сказать что самая великая женщина в Истории Армении это сама Армения - Майр Айастан. Дорогой ты телепат!!! Вообще это Артем практиковал, но видно ты у него нацчился читать мои "гениальные" мысли! Распект!

У еще можно назвать Луис Симон Манукян - дочь. и продолжательница дела Алека Манукяна - национального Героя Армении.

А так и Сильва Капутикян, и Анна, и Сосе Майрик и Феодора Мамиконян были Историческими личностями.

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.publish.diaspora.ru/magazin/art...enia028_7.shtml

АРМЯНСКИЕ ЦАРИЦЫ - СТРОИТЕЛЬНИЦЫ

Автор:Римма БОЯДЖЯН

Монументальные архитектурные памятники Армении, некоторые из которых и поныне существуют, своим величием и богатством решений и сегодня представляют большую ценность.

По своей значимости армянская архитектура уже давно снискала международное признание и, по мнению авторитетных специалистов Европы, оказала существенное влияние на развитие архитектуры многих стран. Двухтомный труд "Влияние армянской архитектуры на европейскую" австрийского ученого Й. Стржнговского был посвящен именно этой теме.

IX-XIII века были в Армении периодом бурного роста и развития науки, культуры и искусства, в том числе и архитектуры. Многочисленные, высеченные на стенах различных строений надписи и свидетельства историков удостоверяют, что роль армянских женщин в строительстве памятников в различные века была значительной и что особо они отличились в создании строений духовного назначения. Армянские царицы и княгини вкладывали огромные финансовые средства в строительство роскошных монастырей, церквей, в их убранство, создавали материальные предпосылки их жизнедеятельности.

Историки утверждают, что женщины часто покупали и дарили монастырям целые поселения с большими земельными угодьями, фруктовыми садами, водными ресурсами; ценные украшения для их убранства: сосуды из золота и серебра, люстры и ковры, покрывала и занавеси, расшитые золотом.

И на это их подвигли христианская вера, любовь к родине и осознание великой, важной роли, которую выполняли армянские монастыри и церкви в деле развития и распространения армянской культуры и образования.

В своих трудах историографы эпохи с благодарностью перечисляют имена женщин, которые, движимые высокими, благородными чувствами, способствовали развитию архитектурно-строительного искусства в Армении, - например, Степанос Орбелян (XIII век) приводит ряд имен княгинь и цариц, помощь которых в строительстве множества монастырей в Сюнике была весьма велика.

Первый монастырь в стране Сюник воздвигла княгиня Вараздухт еще в начале VI века. Этот монастырь по своей значимости занимал третье место после Татевского и Танаатского. Назван он был в честь Григора Просветителя.

Согласно преданию, на острове Севан существовал языческий храм, который был снесен в 305 году, а на его месте Григор Просветитель установил деревянный крест. Дочь князя Ашота Багратуни, будущего царя Армении, княгиня Мариам, жена князя Сюника Васака Габура, приехав в 874 году на Севан, строит здесь церкви Сурб Аракелоц и Сурб Аствацацин. На церемонии освящения присутствовал Ашот Багратуни и в дар монастырям передал несколько деревень севанского бассейна. Эти построенные княгиней Мариам монастыри считаются крупным средневековым культурным центром, где в специальных мастерских (грчатун) постигалось искусство переписывания древних рукописей. Здесь писались и художественно оформлялись книги и историков, и писателей, осуществлялись переводы с греческого и латинского языков.

После смерти своего мужа, князя Васака Габура, княгиня Мариам строит в честь его церковь Сурб Петрос, дарит ей деревни Шогвага и Гнер.

В 909 году, во время нашествия на Армению эмира Атрпатакана - Юсуфа, многие княжеские семьи, в том числе и княгиня Мариам с сыновьями, покидают свои владения и поселяются на острове озера Севан. Вскоре Мариам с сыновьями Сааком и Васаком переселяется в Гардман, затем в Арцах, где и скончалась. Забальзамировав тело, сыновья похоронили мать по наступлении мира недалеко от деревни Шогвага.

Построенная в начале IX века в Татеве, церковь Сурб Григор была разрушена во время землетрясения. Митрополит Сюникский Тер-Ованес, намереваясь построить на ее месте новый большой собор, который впоследствии должен был стать кафедральным, обращается за материальной помощью к князю Сюника Ашоту и его жене княгине Шушан. Тер-Ованес в 895 году начинает строительство знаменитого Татевского монастыря. Стройка длится 10 лет. Воздвигается собор изумительной красоты, огромных размеров, со вспомогательными помещениями, богатыми, оригинальными барельефами, неповторимой росписью на стенах, эпиграфическими надписями. Княгиня Шушан и дочь князя Сюника Бабкена - Амаспруи принимали активное участие в строительстве, дарили деревни, роскошные предметы убранства, украшения. А в 895-904 гг. Тер-Ованес строит во дворе монастыря и знаменитую Татевскую качающуюся Стелу, которая функционирует до сих пор. С IX века Татевский монастырь был одним из крупнейших центров научной и просветительной мысли Армении.

По утверждению С. Орбеляна, княгиня Шушан финансировала и восстановление монастыря Каркоп, а затем построила роскошную церковь Мариам Аствацацин, которая очень торжественно освещалась. На стенах ее оставлены надписи, свидетельствующие, что княгиней Шушан построено пять церквей.

И сестра основателя Васпураканского царства Гагика Арцруни, жена князя Сюника Смбата - княгиня Софья также известна как строительница. По ее инициативе в 936 году в живописнейшей местности Вайоц дзор строится церковь Гндеванк, куда ею были приглашены первоклассные каменотесы и известнейшие художники. Она делает ценные подарки церкви: деревни, фруктовые сады. И Гндеванк становится одним из культурных очагов средневековья. А на стенах Гндеванка до сих пор сохранились высеченные слова княгини Софьи: "Кольцом без камня было ущелье Вайоц. Построенная мною церковь Гндеванк стала восхитительным камнем, украшающим его".

С большим почтением С. Орбелян пишет и о блистательной царице Шагандухт, жене основателя Сюникского царства Смбата I. В 1000 году она завершает начатое еще мужем строительство церкви Святого Степаноса, которая сооружалась на месте обветшавшей уже церкви Григора Просветителя, обносит защитной стеной, дарит земельные угодья, роскошные вещи для ее убранства.

Большой строительно-благотворительной деятельностью занималась и жена царя Ашота III - Хосровануш. В районе Гугарк она строит один за другим монастыри Санаин и Ахпат, в 966-972 гг. - главный собор монастыря Санаин - Аменапркич, а затем, в 976 г. - церковь Сурб Ншан монастыря Ахпат, архитектором которой был великий зодчий Трдат.

В 1200-1212 гг. княжны Мариам и Русуган осуществили реконструкцию церкви Сурб Ншан, принесли в дар дорогие церковные атрибуты. На стенах сохранились надписи, свидетельствующие об этом.

Историк С. Таронеци (X-XI вв.) свидетельствует, что в 989 году Смбат II предпринимает строительство большой крепостной стены и главной церкви столицы Ани. Строительство поручено высокоталантливому зодчему Трдату (до этого им был построен кафедральный собор Аргина и реконструирован купол собора Святой Софии в Константинополе). После смерти Смбата II стройку продолжает жена Гагика I - царица Катрамиде.

Кафедральный собор был завершен в 1001-1011 гг. Грандиозный красивейший собор с куполами, высокими арками и множеством барельефов занял в столице особое место. Царица Катрамиде не жалеет средств на его убранство: различные сосуды из золота и серебра, люстры из Индии, расшитые золотыми и серебряными нитями покрывала и занавеси - все это она приносит в дар собору.

Собор и по сей день, к сожалению в полуразрушенном состоянии, стоит у подножия горы Арарат.

По достоверным сведениям С. Орбеляна, в конце XI века при постройке в Сюнике Ваганаванка значительные финансовые вложения делает царица Шагандухт, а затем и ее сестра Кайта и брат Сенекерим. Они же в 1086 году строят величественную церковь Святой Марии Богородицы, богатую архитектурными решениями, с расписными колоннами, арками, куполами. К ней были пристроены вспомогательные помещения.

В 1191-1196 гг. Мхитар Гош строит в Новом Гетике церковь Сурб Мариам Аствацацин. Там же строятся и церкви Святого Карапета и Григора Просветителя. Значительное содействие оказали при возведении комплекса князья Закаре и Иване Закаряны, князь Арцаха Вахтанг и его жена Арзу Хатун. Она с помощью своих дочерей соткала огромный, шитый золотом занавес. По свидетельствам современников, присутствующих на освящении церковного комплекса, занавес этот - "божий дар" - представлял собой рукоделие изумительной красоты. Подобные рукотворные изделия впоследствии Арзу Хатун подарила и в монастыри Ахпат, Макараванк, Дадыванк. Она же строит в начале XIII века в Арцахе церковь с центральными куполами, залом с красивыми архитектурными элементами.

Гасан Джалал, князь Арцаха, и его жена княгиня Мамка, одна из самых образованных женщин своего века, по свидетельству историка К. Гандзакеци, в 1233 году завершили строительство Гандзасарского церковного комплекса со всеми вспомогательными строениями.

Однако эпиграфические надписи и свидетельства историков утверждают, что армянские женщины внесли существенный вклад не только в строительство монастырей и церквей, но и в гражданские постройки. Они строили особняки, крепости, мосты, дороги, населенные пункты.

Ванени Закарян, например, в 1192 году строит через реку Дербед известный, представляющий собой сложное архитектурное сооружение Санаинский мост. Рядом устанавливает хачкар в память об умершем муже. Мост этот и поныне функционирует!

В конце XII века начинаются восстановительные работы крепостной стены вокруг г. Ани. Княгини Мамахатун, Шануш, Мамшах, восстановив отдельные участки стены, получили право оставить на ней соответствующие надписи об этом.

Итак, многочисленные свидетельства историков и эпиграфические надписи на стенах архитектурных памятников свидетельствуют о том, что армянские женщины средневековья внесли свой весомый вклад в их строительство. Создавая памятники из патриотических побуждений, любви к родине и народу, к христианской вере, они четко сознавали важность и значение этих сооружений в деле развития культуры и образования. Монастыри и церкви, воздвигнутые ими, стали крупными очагами науки и культуры. Там проводили богослужения, изучали философию и астрономию, логику и математику, поэтику, архитектуру и строительство, искусствоведение и искусство росписи.

Edited by Kompot.sys V1.02

Share this post


Link to post
Share on other sites
De. kez tesnenk, Bibar jan ;) na tebia vsia nadezhda

:up: конечно конечно - обещаю держать марку :victory:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Ребят нв самом деле все не так уж плохо. Вот на память наши знаменитые дамы (хронологию не соблюдаю).Анна - византийская принцесса, "Крестная Руси"Сосе Майрик - Жена Агпйура Сероба, сасунского федаина - героя. Она была значительной фигурой федаинского движения. На моей памяти ее останки торжественно перезахороняли.Шерелин Саркся - хе-хеАрсине Ханджян - Жена Атомв ЕгоянаСильва Капутикян.Луси Амара - Оперная дива

Мрут джан - добавь меня в этот список :blush: :cool: :girlkiss:

Share this post


Link to post
Share on other sites

:wow: ваууу а ты откуда знаешь :wow:

:D :p

Share this post


Link to post
Share on other sites

Арис КАЗИНЯН

НАСЛЕДНИЦЫ ПАРАНДЗЕМ

В конечный период существования Советского Союза на арене общественно-политической жизни расползающегося по национальным швам государства появились первые резиденты международных организаций, которые постепенно начали приобщать советских людей к азам цивилизованного поведения. Вероятно, некоторые миссионеры делали это из самых благородных побуждений, ибо, будучи продуктами западного идеологического конвейера, не сомневались в забитости советских людей.

Бескорыстные посланцы цивилизованного мира с риском для жизни объясняли дремучему населению, что такое хорошо и что такое плохо. Изначально этот процесс был достаточно болезненно принят на местах, однако позже, когда уже в независимых республиках сложилась новая система общественных отношений, былое негодование постепенно стерлось в общественной памяти, а прежние скептики сами стали стелиться под разными грантовыми проектами. Без тени смущения они давали пресс-конференции и заявляли, что детей, оказывается, бить нельзя, стариков надо уважать, а женщин срочно вызволять из бесправия и внедрять в политику. Собственно, так и отрабатываются многие гранты.

Вообще процесс последовательной адаптации гендерных постулатов к откровенно чужеродной исторической почве смешон и карикатурен. Феминистское движение является сугубо западным явлением и объективно воспринимается в качестве вполне естественной реакции на те притеснения и преследования, которым подвергалась европейская женщина в течение долгих столетий. Общеизвестно, что особенно в католических обществах она традиционно занимала низкое положение, ее забрасывали камнями, сжигали на кострах, не допускали к творческой деятельности. Лучшие умы Европы на протяжении долгого исторического времени считали своим долгом непременно указать женщине "на ее место и положение". Гордость европейской средневековой мысли Эразм Роттердамский писал:

"Если женщина даже хочет прослыть умной – как она ни бейся, окажется вдвойне дурой, словно бык, которого рассудку вопреки ведут на ристалище, - ибо всякий врожденный порок лишь усугубляется от попыток скрыть его под личиной добродетели".

Ничего подобного ни в Армении, ни в других странах Востока не писалось. За десять столетий до Эразма летописец Егише в своем известном сочинении "О Вардане и войне армянской" описывал страдания "вдов Аварайра":

"Жены нежные страны Армянской, взращенные в ласках и неге на своих подушках и ложах, ныне всегда босые, пешком шли в дома молитвы, неустанно вымаливая, как бы им вытерпеть великие лишения… Многих зим растаяли льдины. Настала весна, и прилетели новые ласточки, увидели их и возрадовались жизнелюбивые люди, но эти никогда не увидели своих любимых. Весенние цветы напоминали благоверных их супругов, и их очи затосковали по желанной красоте их лиц".

Очевидно, что Егише восхищало не столько религиозное подвижничество жен, сколько их верность павшим мужьям.

В течение очень долгого времени в Европе подобного обращения к женщине не существовало. Любое проявление "женской самостоятельности" жестоко и публично каралось, сами они вполне официально назывались либо "ведьмами", либо "блудницами". Армянская царица Парандзем, которая в 368 году с верным ей 11-тысячным гарнизоном больше года выдерживала осаду персов в крепости Артагерс, несомненно, была бы возведена в средневековой Европе на костер, ибо "только покровительство темных сил могло помочь ей так долго выдерживать натиск врага". Другого объяснения просто не существовало.

Армянские царицы же действительно опережали "среднеевропейское время" на целые столетия. Аршамуи – супруга монарха Вагарша II-го, правившего в конце II века, сама кормила детей, и этот пример – кажется, первый в мировой истории. Царица Нушик - жена Артавазда V-го - была прекрасной наездницей и часто побеждала в скачках мужчин. И это в III веке (кстати, почему бы не организовать турнир в ее честь?).

В Европе же отношение к женщине не претерпело существенных изменений даже в новое время. Более того, оно ужесточилось. Гегель писал, что "женщины могут быть образованными, однако для высших наук, философии и некоторых произведений искусства они не созданы. Если женщины находятся во главе государства, то государство находится в опасности".

Не менее известный его соотечественник Шопенгауэр вторил своему предшественнику:

"Женщина Запада, именно "дама", находится в фальшивом положении, ибо женщине, правильно называвшейся у древних sexsuc sequior, отнюдь не пристало быть предметом почитания и обожания, держать выше голову, чем мужчина, и иметь одинаковые с ним права. Поэтому было бы весьма желательно, чтобы и в Европе было опять отведено этому представителю №2 человеческого рода его естественное место и был положен конец дамскому бесчинству, над которым не только смеется вся Азия, но посмеялись бы и Рим, и Греция".

Конечно, нет необходимости и дальше цитировать мысли виднейших умов европейского просвещения, при ознакомлении с которыми еще больше утверждаешься во мнении, что не Азия, а именно Европа была историческим ядром женского притеснения. Достаточно отметить, что в промежутке более двух тысяч лет там не было ни одной единовластной правительницы, оставившей более или менее заметный след в истории (они появились лишь в XVI - XVII вв.: Изабелла в Кастилии, Мария и Елизавета Тюдор в Англии, Мария Стюарт в Шотландии и др.). Соответственно негодование феминисток вполне объяснимо. Они полны решимости покончить с "мужским шовинизмом", с "однополой историей" и доказать, что женщины средневековья стали незаметными и безмолвными благодаря мужчинам, "не пускавшим их на страницы хроник" и "забывавшим о них при составлении правовых кодексов".

Однако какое отношение имеет гендерная политика к Армении, где традиция "женского управления" насчитывает целые столетия? Между прочим, в ближайшие годы (даты несколько разнятся, но это не принципиально) вполне можно было бы отметить 2015-летие восшествия на армянский престол царицы Эрато; показательно, что еще двадцать веков назад в Армении чеканились монеты с женским профилем. Если же говорить об армянских женщинах периода "мрачного средневековья", то совершенно отдельным срезом выступает их деятельность в качестве "первых леди". Подобного термина тогда, конечно, не существовало, однако осуществляемые ими функции действительно впечатляют.

Возведению многих известнейших памятников средневекового армянского зодчества и, что особенно важно, их последующему превращению в просветительские центры и оплоты национально-освободительного движения покровительствовали именно царицы, княгини и княжны. По хроникам С. Таронеци (X-XI вв.) и Ст. Орбеляна (XIII в.), в числе этих духовных и политических центров – Татевский монастырь (княгиня Шушан - жена князя Сюника Ашота, и княжна Амаспруи - дочь князя Бабкена), Гндеванк (княгиня Софья - сестра основателя Васпураканского царства Гагика Арцруни, жена князя Сюника Смбата), Санаин и Ахпат (царица Хосровануш - жена царя Ашота III Багратуни), грандиозный Кафедральный собор в Ани (царица Катрамиде - жена царя Гагика I-го), церкви Сурб Аракелоц и Сурб Аствацацин на Севанском острове (княгиня Мариам - дочь князя Ашота Багратуни, будущего царя Армении, и жена князя Сюника Васака Габура), Гандзасар в Арцахе и многие другие.

О положении женщины в армянском обществе красноречиво свидетельствует и ее востребованность в творческой сфере в эпоху раннего средневековья. Это очень важная деталь, ибо сам факт занятости женщины в созидательных сферах считается индикатором соответствующего уровня развития общественных отношений. Например, первая французская поэтесса - Мария Французская жила во второй половине XII века в Англии, при англо-норманнском дворе (слывшем одним из самых блестящих в Европе) Генриха II-го Плантагенета и Элеоноры Аквитанской. Показательно между тем, что еще четыре столетия до нее в Армении уже созидали поэтессы Хосровдухт Гохтнаци и Саакдухт Сюнеци. В VIII столетии они сочинили множество духовных песен, мелодий и гимнов, почитаемых в народе и исполняемых, кстати, мужчинами. Показательно, что спустя пять веков Мхитар Айриванци вспоминает поэтессу Саакдухт.

Выработанная историей (и ею же доказанная) черта армянской женщины - это готовность к самопожертвованию. Безымянные девушки, которые в жестоком 1915 году, спасаясь от наступающей по пятам турецкой кавалерии, уносили с собой рукописи Мушского монастыря, кажется, были прямыми потомками героев Аварайра: отплакавшиеся вдовы успели-таки воспитать детей павших героев. Сосе - супруга убитого ядом руководителя армянского гайдукского движения Ахпюр Сероба, продолжила дело жизни своего мужа, как это умели делать армянские княгини эпохи средневековья. В 1899 году она, на манер царицы Парандзем, выдерживала длительную осаду Гелиегузана.

a1.jpg

Сегодня, когда международные посредники пытаются понять характер карабахской войны, задаются ли они вопросом: а сколько женщин-добровольцев участвовало в этой войне со стороны Азербайджана? Ведь ни одной. Более двухсот армянок – врачей, медсестер, педагогов - добровольно воевали на первой линии. Четверть из них не вернулась…

Бакинка Лолита Варданова погибла в окопе, когда делала перевязку раненому ополченцу. Ей было всего 24 года. Такой же срок уготовила судьба Рузанне Есаян, погибшей во время перевозки раненых в Гадрутскую больницу. Многократная чемпионка Армении в стрельбе из лука Нуне Абрамян работала в отделении физиотерапии Ереванского центра посттравматического восстановления. Нуне была уверена в необходимости применения отточенных навыков стрельбы и медицинских знаний на фронте. Погибла в январе 1994 года в возрасте 28 лет. Другая последовательница традиций армянских княгинь - Агавни Тер-Степанян успела сняться даже в двух фильмах - "Товарищ Панджуни" и "Вор". Она была не только актрисой, но и солисткой известных ансамблей "Акунк" и "Зартонк". Ей шел 26-й год. Учительница армянского языка и литературы ереванской школы им. А. Чехова Алла Варданян погибла недалеко от Лачина: ее окружили азеры и потом долго глумились. Разведчицу Нарине Аракелян убили в возрасте 16 лет, разведчицу Наиру Саакян – в 23 года…

Никто из них не имел понятия о гендерной политике, о феминистском движении, о необходимости участия женщин "в важнейших событиях общественно-политической жизни". Они прекрасно знали, что такое граната, но не знали, что такое грант.

В праздничный день 8 Марта наш долг поклониться и преклониться перед памятью наследниц царицы Парандзем. Хочется надеяться, что, вопреки нарастающей гендерной агрессии, армянские женщины останутся такими же красивыми, почитаемыми, верными и достойными, какими их представляет национальная хроника. И пожелать, чтобы у них никогда не было повода вновь проявить свою готовность к самопожертвованию. Их в армянской истории было предостаточно…

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эпизод первый.

1899 год. Сосе Варданян, поддерживая под руку мужа - фидаи Ахбюра Сероба, отравленного и еле стоящего на ногах, подняла его на гору возле села Гялигузан. Находясь рядом с мужем, восемь часов насмерть сражалась с турками. Когда Сероб и старший сын Андраник погибли, она одна продолжала бой.

Народ сложил множество песен о Матушке Сосе, ныне покоящейся на кладбище Ераблур.

Эпизод второй.

Другая Сосе - по фамилии Аракелян - во время Арцахской войны превратила свой дом в казарму. Кормила и поила 30-40 бойцов, латала их одежду. Эту 76-летнюю истинную армянку также называли Матушкой.

Легендой стала и другая армянка - матушка Лена из Геташена. Она на целый год стала матерью для ребят, сражавшихся в отряде Татула, а по окончании операции «Кольцо» сожгла свой дом, чтобы через его порог не ступила нога турка.

Сколько... сколько таких матушек потеряли своих сыновей. Пойдите на Ераблур, там вы их много увидите - скорбящих матерей в черных одеждах.

Сколько... сколько армянских женщин, взяв в руки оружие, сражались в Арцахской войне, сколько их погибло, скольких искалечила эта война - физически и душевно.

Эпизод третий.

У Мари - жены Погоса Нубара паши, было одно платье, с которым она обращалась очень бережно. Заботливо хранила - буквально лелеяла. Некто - очевидец, спросил ее:

- Ханум, почему вы его так бережете, платье-то старое?

- Это единственное мое новое платье.

- Как это? Вы жена паши - и у вас единственное новое платье?!

- Да. Когда в Полис (Стамбул) пришло столько армян-беженцев, столько голодных... это какое каменное у меня должно быть сердце, чтобы шить себе новые платья... Предпочитаю эти деньги тоже отдавать им.

В 1930г. Погос Нубар в Ереване построил глазную клинику Мари Нубар.

Эпизод четвертый.

Две беженки-армянки поделили на две части рукописи «Мушский изборник» из мушкской церкви Сурб Аракелоц, и таким образом спасли эту реликвию от лап и огня турок. Две части разделенной рукописи вновь воссоединились в одно целое лишь через 14 лет после геноцида, уже в Эчмиадзине.

Президенты независимой Армении во время инаугурации приносят присягу, держа руку именно на этом «изборнике».

Хачатур Дадаян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Она знает, как жила

(очерк о Мариетте Калашян)

16%20page%20Marietta2.jpg

«Будь я парнем, обязательно пошла бы на войну!» - подчеркивая героизм собственной натуры, обычно говорю я.

И в такие моменты чувствую себя такой гордой! И отгоняю от себя ту мысль, что вот почему-то другие женщины, тоже матери, оставили дом и семью и пошли на войну.

Мысль эта мешала жить - может быть, я подсознательно чувствовала, что тема эта не в мою пользу. Это длилось до тех пор, пока я не решила встретиться с женщинами-ополченками. Наверное, мне захотелось увидеть в них и себя, найти в них свою неосуществленную, а скорее непосильную для меня мечту. Не знаю. Да и неважно.

И я встретилась с женщиной-азатамартиком Мариеттой Калашян. Выбор был совершенно случайным.

Медсестра. До войны работала - и сейчас работает - в больнице «Эребуни». Потеряла мужа в первые годы Движения. В 1990 году советская армия вошла в Ереван. В Эребуни и в районе вокзала произошли столкновения с населением. Одна из выпущенных солдатами пуль нашла мужа Мариетты - Алешу Джавадяна…

Пуля просто поспешила: еще задолго до этого супруги решили, что поедут в Карабах, и они (каждый на своей работе) записались в формирующийся добровольческий отряд. Это были стихийно возникающие отряды, ибо в воздухе уже явственно пахло войной. Супруги решили ехать в Гадрут - оба они были гадрутские. Собирались взять с собой и детей: они ведь могли учиться и в тамошней школе. Детей было трое: 11-летняя Мэри, 9-летняя Татевик и 6-летний Овик.

Казалось бы, со смертью мужа вопрос об участии Мариетты в войне закрылся. Во всяком случае, так мог решить каждый здравомыслящий человек. Но герой становится героем именно потому, что он не каждый, и ощущает не только то, что и все. А еще, замечу, герой не обязательно должен ходить с выражением гордой величественности на лице и увешанной медалями и множеством блестящих побрякушек грудью, и с многозначительным видом изрекать прописные истины.

Тем не менее мой вопрос был провокационным:

- Мариетта, твоего мужа не стало, ты осталась одна с детьми, но все равно собралась на войну. Случись что с тобой - что было бы с детьми?

- Я смелый человек.

- Но ведь речь не о тебе, а о детях!

Она чуточку тушуется:

- Я была уверена, что Бог не оставит меня.

- Но ведь мог и оставить! - безжалостно напираю я.

- Ну, род у нас большой, не оставили бы детей без призора, - пытается оправдаться Мариетта.

Нет, она не от мира сего - моего, твоего, любого другого обывателя.

…Дочерей она оставила у сестры, сына же взяла с собой и уехала в Гадрут - куда и собиралась отправиться с мужем. Вступила в Эчмиадзинский добровольческий отряд.

Маленький Овик стал «сыном полка», «полковником», «генералом» отряда. Впоследствии Мариетта несколько раз брала с собой в Карабах и дочерей. Жили в окопах. Когда враг переходил в наступление, дети вместе с остальным населением уходили в леса и укрывались в глухой чаще. А мать оставалась на линии огня. Что за детство было у ее детей?..

- Ты чувствовала вину перед детьми? - спрашиваю я.

- Я всегда чувствую вину. Правда, в те годы и в Армении жизнь не была медом. А вообще-то мне всегда казалось, что я в каком-то долгу перед детьми, что-то сделала не так, что могла бы растить их не так, как растила… Будь у них отец, наверное, они жили бы лучше. Я во всем должна им.

Я поняла: в ней очень сильно развито чувство долга, если только этот долг - не за счет Родины. Это - философия, давно ставшая для этой женщины нормой, образом жизни. Вопрос долга перед Родиной в их семье просто не обсуждается: он признан изначально и безоговорочно. И детьми тоже.

Спрашиваю:

- Мариетта, что дала тебе война, или что она забрала у тебя? А если бы ты не пошла на войну?..

- Тогда, наверное, я сильно, очень сильно переживала бы, что не смогла помочь своему народу.

Нет, это не лицемерие. Оно в этой женщине напрочь отсутствует. Преодолевая смущение, она отвечает на мои вопросы, заглядывая в самые сокровенные глубины своей души и рассказывая о том, что принадлежит только ей. При этом она не любит разглагольствовать о себе - не было в этом никакой необходимости ни раньше, ни сейчас. Каждый человек живет по-своему. У нее вот жизнь сложилась так. И никто не имеет права бестактно вмешиваться в ее жизнь.

Но ведь есть такие, и немало их, кто злословит: чего, мол, поперлись, кто вас просил? Не иначе как ради собственной выгоды. Как она относится к подобным разговорам? Мариетта просто взорвалась: «Да кто же это ради собственного удовольствия?! А если бы все мы разом отказались, что тогда? В 20-м году турок дошел до Сардарапата, мог дойти и до Еревана, верно? А сейчас не то же самое? Да, я пошла на войну, и что - разбогатела? Разжилась чем-то? Посмотрите сами, с каким трудом поднимаю детей - в трех местах работаю, чтобы концы с концами свести». Потом постепенно успокаивается: «Все, что ни делала, делала ради своего народа, и все равно этого мало, можно было сделать намного больше…».

- Что же еще? - спрашиваю удивленно.

- Как «что»? Сделала бы что-нибудь, скажем, для детдома, помогла бы бедным. Смотрите, сколько бомжей вокруг - они что, не люди, почему они должны жить так? Они часто собираются у больницы. Еду, которую приносим, чтобы поесть в перерыв, им отдаем…

А бес все подзуживает меня хоть на чем-то поймать ее.

- Ну ладно, а разве тебе не было страшно?

- К смерти мы, в общем-то, относились с юмором. Даже в шутку составляли списки: первым погибнешь ты, потом ты, потом ты… Но как-то раз я действительно перепугалась. Это было в Мардакерте, враг наступал со всех сторон. Мы оказались в окружении, без надежды на спасение. Со мной был только сын, девочки остались в Ереване. Мне было очень тревожно, и я написала письмо…

Письмо это до сих пор хранится у нее дома. А заканчивается оно словами: «С Мецшенского фронта, от мамы-солдата». Письмо длинное, обстоятельное - Мариетта разъясняла, убеждала, что идет война, что времена трудные, но надо выстоять. Обнадеживала детей. Сама была в полном отчаянии, но детей обнадеживала. И я поняла: обнадеживая детей, она и сама преисполнилась надеждой. Это письмо она адресовала самой себе.

- Я от отчаяния написала это письмо, - несколько раз, словно оправдываясь, повторила Мариетта.

Нет, Мариетта, ты не просто женщина, ты настоящая женщина - нежная и хрупкая, как бы ни пыталась диктовать свое война. И не надо скрываться за созданным тобою же образом. Я уверена, убеждена, что даже на жестоком поле битвы твоим оружием, а может быть, еще и броней, была и твоя женственность.

За два часа беседы я так и не смогла вытянуть из нее никаких подробностей боевых эпизодов с ее участием. Она предпочитала рассказывать о боевых друзьях. Мол, был с нами один парень, эчмиадзинский, Мехаком звали, какой был парень!.. Именно про таких и говорят - орел! Или: заместитель нашего командира - 25-летний Араик, в Афганистане воевал… И рассказывала об их подвигах.

- Мариетта, рассказывай о себе!

- А обо мне пусть мои боевые товарищи расскажут, - вывернулась она.

Так что я узнала о ее делах? Дежурную информацию, не более - создавали полевые госпитали, вытаскивали раненых с поля боя, доставляли в госпитали, делали операции… И еще: при них всегда было оружие - могли получить ранение, попасть в плен…

P. S. Вот и все о Мариетте. Теперь наклевывается еще один разговор: о том, счастлива ли она? Да и вообще, кто более счастлив - мы или она? Мы со своей мягонькой жизнью, которая так и не прошла через подлинные испытания? И с трудом обретает целостность наше «я».

Мариетта уже решила для себя этот вопрос. Она уже обрела целостность. Чтобы понять это, достаточно увидеть лучащееся светлой радостью лицо и твердую улыбку. Она знает, как жила.

Гоар Сардарян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роберт Баблоян

О женщине армянской

«Я люблю этих смелых людей…

…Терпеливых седых матерей, –

Вот Армении подлинный образ…»

Пролог

О женщине сказано много. О ней и поныне говорят. Она и сама о себе говорит: иногда с трибуны, иногда трудом, но чаще всего молча – тем общепонятным и общепринятым языком, который принято называть обаянием. Не под этим ли обаянием с незапамятных времен рождались шедевры Шекспира, музыка Моцарта, поэмы Пушкина? Не его ли волшебное колдовство на всю жизнь сохраняет в нас чарующую любовь к женщине: нашей матери, сестре, подруге?

post-31580-1252054656.jpg

«Армянка», работа московского живописца Г. Рушаняна

Так я думал и написал сорок лет назад в одной московской газете о женщине. О женщине вообще.

Начало

Сегодня, накануне 8 марта, я подумал об армянской женщине. По-моему, армянская женщина – вдвойне женщина. Рожденная и созревшая на стыке Европы и Азии, она вобрала в себя трезвость и практичность Запада и эмоциональность и верноподданность Востока. И это, наверное, не случайность, когда с древнейших времен мудрые русские цари (Владимир, Иван Грозный и т. д.) брали в жены армянскую женщину. Да и не цари – тоже: сплошь и рядом (Ботвинник, Пиотровский, Сахаров и т. д.)… Брали! Плохое слово; нет, доверяли себя армянке.

К месту вспомнить, что и армянские цари не чурались представительниц других народов. В книге Айка Хачатряна «Армянские королевы» (Ереван, «Амарас», 1998 г.) приводятся данные, что из 150 жен армянских царей, начиная с IХ века до н. э. и по ХIV в. н. э.) только 103 из них были армянки. Для любопытных скажу, кем были по национальности остальные жены. Одна ассирийка, две аланки (осетинки), 4 грузинки, 6 персиянок, 6 римлянок, 8 парфянок, 9 гречанок, 10 француженок и… одна монголка.

Сегодня, оглядываясь в далекое прошлое нашего, рассеянного почти по всему миру, народа, мы не очень много встречаем имен великих творцов-армянок. То ли и в действительности их было не много, то ли о них не удосуживались писать (то ли мне в руки не попались такие сведения).

Сегодня, оглядываясь в недалекое прошлое нашего народа (скажем, в годы Советской власти), мы находим уже не мало знаменитых наших единокровных сестер, пусть даже порою с непривычным фамильным окончанием. Это и творцы – писатели, художники, ученые, и исполнители – артисты, музыканты и т. п.

Трудно, да и не правомочно мне выстроить рейтинговую лестницу и называть их в строгой последовательности, как это было принято с фамилиями членов Политбюро ЦК КПСС.

Армянки-творцы

На вершине литературного Парнаса, наверное, мы видим таких гигантов-мастеров слова, как Мариэтта Шагинян и Сильва Капутикян. Среди 94 писателей, перечисленных в «Библиографическом указателе Армянской Литературы» (Ереван, 1972 г.) женщины составляют октет. Это: Рипсимэ Погосян, Маро Маркарян, Аракс, Ахавни, Анаит Саинян, Анжела Степанян, Анаид Секоян и, конечно, уже названная мною Сильва Барунаковна Капутикян.

Не берусь перечислять имена всех сегодняшних наших творцов: мастеров пера и мысли. Может, даже не всех я знаю, но не могу не упомянуть имена моих русскоязычных московских коллег, чей труд и талант уже давно для многих российских людей стали воротами в армянскую художественную литературу как в оригинальном виде, так и в переводческом жанре. Это прекрасные поэты Сэда Вермишева, Алла Тер-Акопян, Нина Габриелян, Анаит Баяндур и др.

В области изобразительного искусства я с благоговением хочу назвать имена таких талантливых армянок-скульпторов ХХ века, как Арцвик Урарту, Мариам Акопян, Тереза Мирзоян. Стены многих музеев мира украшают полотна признанных живописцев-армянок: Наны Гюликехвян, сестер Ерануи и Мариам Асламазян; знакомых мне не только по их произведениям, моих современниц: Лавини Бажбек-Меликян, Арминэ Каленц, Кнарик Оганесян, Рузанна Кехян и, конечно, волшебная сказочница из Тбилиси – Гаянэ Хачатрян.

Пусть простят мне те наши армянские художницы из разных городов Армении и мира, имена которых я не назвал. Газетные рамки не позволяют это сделать. А работы и имена иных художниц, возможно, еще не дошли до моего Глаза и Уха.

Армянки-исполнительницы

Надо сказать, что в многотомной Армянской энциклопедии имена армянских женщин – музыкантов и артистов намного больше, чем в сфере изобразительного искусства. Не трудно заметить, что, если на русских, или, особенно, грузинских застольях песня, как правило, звучит в коллективном исполнении, то у нас, у армян, чаще всего солирует женщина. И не случайно, что на Олимп этого жанра искусства поднялись такие певицы с мировым именем, как Айкануш Даниелян, Тамара Ханум, Гоар Гаспарян, Зара Долуханова, Лусинэ Закарян. Наверное, нет среди моих сверстников, перешагнувших за полстолетия, кто не плакал от удовольствия, слушая пение таких всенародных любимцев, как Татевик Сазандарян, Арев Багдасарян, Араксия Гюльзадян.

Голос наших соотечественниц заслуженно громко – и в прямом и в переносном смысле – звучал и звучит и за горами Кавказскими. Лили Чукасзян, Лусин Амара, Шер (Шерилин Саркисян) – все из США, Сильвия Вартан и Рози Армен из Франции, сестры Лисициан… из Москвы.

Кто из нас не восторгался высоким исполнительским мастерством пианисток Светланы Навасардян и Марии Гамбарян, виолончелистки Медеи Абрамян, скрипачки Зои Петросян, великолепного главного дирижера Московского армянского камерного хора Нелли Андриасян? Не могу не назвать имена и двух талантливых театральных режиссерев Москвы, это – Светлана Врагова (театр «Модерн») и Жанна Агасян (театр-студия «Галатея»).

В этой маленькой газетной заметке я не упоминаю имена выдающихся ученых-армянок. Возможно, мы к ним со временем вернемся персонально. Назову только одно имя – Сиран Тиграновна Арцруни, открывшая и подарившая науке новый минерал «арцрунид», увековечивший имя своего древнего царского рода.

Немного истории

Как известно, на ранних этапах развития человечества ведущую роль играла женщина, что и позволило назвать этот период (с 40 тысячелетия до н. э. и до V-VI вв. н. э.) матриархатом. Надо сказать, что матриархат был характерен для начального развития многих стран мира. Думаю, для Армении – тоже. Представляете, более 40 тысяч лет в Древнем Мире нами – мужчинами – рулила женщина?! А вдруг история повторится!?

Вспомним, что Армянский пантеон имеет, скажем так, и своих национальных богинь. Богиня Анаит считалась «славой и спасительницей нашего народа», «матерью всех добродетелей». Еще Страбон писал, что «в особом почете культ Анаитиды у армян, которые в честь этой богини построили святилища в разных местах…»

Анаит отождествлялась с греческой богиней Артемидой (Дианой), а греческая Афродита – с армянской богиней любви – Астхик. (Бронзовая скульптура головы богини Анаит нынче хранится в Британском музее Лондона).

Эпилог

Сопоставляя процентное соотношение великих представителей нашего народа – мужчин и женщин – я на миг призадумался: «А почему так мало выдающихся женщин в армянской истории? И так относительно много гениев-мужчин с мировой известностью?» Ответ нашелся не сразу. Но нашелся! Оказывается, самая значительная миссия армянских женщин – рожать этих гениев! А чем это не великое дело?!

И все-таки хочу повториться. Армянская женщина – вдвойне женщина. Рожденная и созревшая на стыке Европы и Азии, она вобрала в себя трезвость и практичность Запада и эмоциональность и верноподданность Востока.

…Заменив одно слово («российская» на «армянская») в известной оде Ломоносова хочу закончить свою статью так:

«Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов («Ньютонов» – Р. Б.)

Армянская земля рождать».

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Женщины в дни самообороны Вана

В апреле 1915-го турки, осуществляя чудовищный план уничтожения армян Западной Армении, повсеместно приступили к грабежам, погромам и убийствам. В ряде местностей они получили решительный отпор. Одним из успешных центров самообороны армян являлся Ван, бои в котором продолжались около месяца.

7 апреля турецкие солдаты по наущению наместника Ванского вилайета Джевдет бея обстреляли армянских женщин, шедших по дороге от с. Шушанц к Айгестану (квартал в Ване). Это был сигнал к общему нападению. Против превосходящих сил врага (12 тыс. солдат регулярных войск, множество разбойничьих банд, 12 орудий, корабли озера Ван) защитники Вана располагали полутора тысячью бойцов, имевших 505 винтовок, 750 маузеров и ограниченный запас патронов. Рядом со своими отцами, мужьями и братьями храбро сражалось женское население Вана и окрестных сел.

Союз армянских женщин (руководители Саломе Джрбашян, Анна Терлемезян, Заруи Шалджян) готовил для бойцов одежду, ухаживал за ранеными. Они участвовали и в боевых действиях. Дерзкую, отважную вылазку совершила 17-летняя Искуи Амбарцумян. В одну из передышек между боями нужно было разведать, остались ли турки на позициях в саду "Шахбендер". Пока мужчины прикидывали, кого послать в разведку, миниатюрная веснушчатая смуглянка сняла с себя маузер, сказав, что пусть хоть маузер уцелеет, если с ней что-то случится. Минуты тянулись невыносимо, потом послышалась стрельба, и павшие духом из-за девушки бойцы увидели ее саму, живую и невредимую. Искуи удостоверилась, что турки оставили позицию, и армяне тут же заняли ее, укрепив свои боевые порядки. Искуи была награждена орденом "Почетный крест".

При захвате здания полицейского управления бойцам помогла мать шестерых детей Ахавни Варпетян. Своим матерям и сестрам помогали отважные подростки Вана: Бабкен Исаджанян, Мартирос Гюлогян, Аслан Асланян, Арам Товмасян (будущий писатель Лер Камсар) и др.

Стремясь сломить оборону ванцев, Джевдет привлек к штурму курдов, обещая им богатую добычу. Но защитники выстояли. В начале мая передовые части русской армии и отряды армянских добровольцев приблизились к Вану. Туркам пришлось снять осаду и убраться.

Ванская самооборона спасла от неминуемой гибели десятки тысяч васпураканцев. Потомки многих из них живут сегодня в Армении, помнят о подвиге предков, в честь которых в Аштаракском районе воздвигнут памятник.

Голос Армении

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

post-31580-1269108363.jpg

Покушение на Абдул-Гамида II готовилось долго и тщательно.

Взять на себя исполнение этого задания вызвалась молодая дашнакцаканка Рубина Арешян (Оганджанян).

Комитет АРФ в Полисе постановил провести покушение в пятницу 21 июля 1905 года.

Но, по странной случайности, султан задержался из-за разговора с шейх-уль-исламом и опоздал.

Карета взорвалась в то время, когда султан еще не достиг ее.

kamavor.livejournal.com

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эрминэ – царица «амазонок»

post-31580-1272182811.jpg

... Эту книгу на армянском языке о преступлении без наказания я читал больше года. И дело не в солидной дистанции в 1100 страниц энциклопедического формата. Эта книга о Геноциде армян, и ее невозможно читать залпом - опасно для психики. Автор – корнями из Западной Армении, 35 лет записывал рассказы уцелевших, перелопатил гору книг на эту тему и назвал свою «Армянин бессмертен», издав в 1988 году в Лос-Анджелесе. Но мне она попала в 2009-м. По этой книге, по ее главной сюжетной линии надо снять фильм. Автор не выдумывал сюжета, а выстроил его по рассказам, в том числе и одной из своих родственниц, одной из «тех» девушек из Западной Армении, о которых мы ничего не знаем.

Прежде чем подойти к 1915 году, расположу на бумаге несколько фактов, которые в перспективе стоило бы врезать в пролог фильма на фоне географической карты. «Армянское летосчисление начинается с 2492 г. до н. э.». «Территория Армянского нагорья составляет около 380 тыс. кв. км». «Первые набеги турок-сельджуков на Армению произошли в XI веке, в дальнейшем завоеванная страна была разделена между Османской и Персидской империями». «В Османской империи под страхом смерти армянам и другим христианам запрещалось иметь оружие». «В годы Первой мировой войны мужское армянское население Турции до 50 лет (это не менее 80-90 тыс. человек) было призвано в армию, использовано в строительных работах и расстреляно». «В армянских семьях остались безоружные мужчины старше 50 лет и младше 18, женщины, дети, старики».

Эти два главных геноцидовлекущих фактора (без оружия и большинства мужчин призывного возраста) я особо подчеркиваю для тех (в том числе именующих себя историками), кто пытается свести основные причины Геноцида к разрозненности нации, а отдельные кретины особо напирают на предательство. Пусть такие приведут мне хоть полпримера из мировой истории, когда какой-либо народ (без оружия и мужчин) сумел победить регулярные вооруженные силы страны, поставившие задачу истребления своих же граждан, но не той, которая нужна, национальности. Не было такого и, надеюсь, необходимости в таких испытаниях у других наций не будет. Хотя...

Однако к сюжету. К той Первой мировой войне, в которой армяне возложили на алтарь победы большую половину нации и, находясь в стане победителя и располагая железными гарантиями-обещаниями победившей «бригады», были вознаграждены за муки, верность союзникам и христианству дальнейшим катастрофическим сокращением ареала проживания до 29,8 тыс. кв. км.

Итак, апрель 1915 года, мужчин и оружия практически нет, а турки пожаловали в армянские города и села. И началась «депортация» населения, перемещение сотен тысяч людей в аравийские пустыни. О том, как это происходило и к каким демографическим потерям привело, написано достаточно книг. Есть и фильмы. Но называть все это хоть в какой-то степени адекватным действительности будет явным преувеличением. Мы, армяне, беспомощный и бесхитростный народ, когда надо связно рассказать о том, как жестоко и несправедливо поступили с нами все. Не только турки.

Автор книги отслеживает судьбу Западной Армении и Киликии с 1915 по 1921г., начиная с эпизода, ниточки, разматывающей клубок сюжета. Нагрянувшие в безоружные армянские поселения доблестные турецкие воины отбирают из «депортируемых» очередную крупную партию красивых армянок и уединяются с ними в огромной пещере, чтобы попировать, пожирая армянские припасы, запиваемые добрым армянским вином.

Пир. Обжорство. Начавшаяся оргия. Небеса благосклонно взирают на происходящее. И только один армянский юноша, удравший от «депортации» и разыскивающий свою возлюбленную в попытке спасти ее, подбирается в сумерках к пещере с двумя часовыми у входа. Турки по справедливости «угощают» своих часовых двумя красивыми девушками из пещеры. И когда часовые, потеряв бдительность, пытаются обуздать «гяурок», Артин одного за другим без шума убивает обоих. Спасенные девушки, Эрминэ и Астхик, по плану Артина возвращаются вместе с ним, переодетым, в пещеру, тайно объясняют пленницам, что надо вдоволь напоить турок вином, танцевать и по сигналу – выстрелу Артина – напасть на насильников, которых было в 3-4 раза меньше, чем жертв. План срабатывает. Девушки, некоторые ценой жизни, дружным натиском убивают опьяневших аскеров, обретают свободу и выбирают своей предводительницей Эрминэ. По ее записям, в ту ночь были освобождены 173 образованные девушки, имевшие даже дипломы Кембриджа, Гарварда, Оксфорда, и 448 – попроще. И Эрминэ в победный час говорит:

- Еще не испытав поцелуя армянина, мы все осквернены турками. Мы никогда этого им не простим. Мы будем мстить за своих отцов, мужей, братьев, детей. Кто не хочет – свободен в своем выборе. А мы будем биться за наших мужчин. И если нам суждено умереть за родную землю, постараемся прихватить на тот свет побольше турок. Армянин – бессмертен!

Казалось бы, идея девушек выглядит бредовой, а автор – голливудским сценаристом. Но девушки коротко обрезают волосы, часть из них, умеющих стрелять из пистолета, облачается в одежды аскеров, основную массу девушек в тех же истерзанных одеяниях помещают в середину колонны (в качестве захваченной добычи) из 80-90 «турок», и отряд Эрминэ и Артина пускается в путь. За первой удачей следует вторая - победа над 30 турецкими всадниками, которых отряд Эрминэ «угощает», но не дает насладиться пленницами. Так на 29-й странице книги завязывается сюжет с точкой на стр. 1139.

Несогласных – на месте

Отряд движется по Западной Армении, сторонясь больших поселений и пытаясь помочь своим там, где это возможно. Следуя маршрутом мстительниц, автор попутно вкрапливает в текст сведения об армянской истории, деятелях политики и культуры, о судьбе больших армянских городов и сел. Их участь была в те годы незавидной.

Те из армян, которые, не веря протокольным обещаниям турок, отказывались выполнять приказ о «депортации», объявлялись властями восставшими и уничтожались на месте. В ряде населенных пунктов армяне проявили образцы героизма, обороняясь припрятанными скудными боеприпасами против регулярной армии с артиллерией. Некоторым из них (Ван, Мусалер и др.) удалось спастись благодаря помощи союзников. Основная часть оказалась неготовой к военному отпору (ни мужчин, ни стволов) и, оставив все нажитое, пустилась в путь.

Согласных – на медленном караванном огне

«Депортированные» шли пешком. В первые же дни турки убили редких уцелевших мужчин, пытавшихся заступиться за честь жен и дочерей. А потом начался настоящий ад. Не тот бутафорский, которым пугают священники. Взятые припасы продовольствия быстро кончились, охрана практически не кормила массу людей, на каждом шагу нападали банды курдов, чеченцев, черкесов и прочего сброда.

Красивые женщины проклинали судьбу за то, что родились красивыми. В отличие от некрасивых им выпала гораздо худшая доля. Их мучили долго и изощренно. А в итоге все равно убивали. Младенцев просто убивали, чтобы не мешали насильникам. Женщины часто сами, обезумев от пережитого, не зная, чем кормить детей, оставляли их в пути под кустиком, за камнем, чтобы меньше мучились и чтобы не видеть смерть своих детей. Многие топились в реках. Одна река Евфрат поглотила десятки тысяч тел армян и вышла из берегов. Но никому не было до этого дела. Турки целенаправленно зачищали территорию от аборигенов в масштабах и темпах, доселе человечеству неизвестных.

Значительно позже Гитлер осуществил Холокост. Некоторые еврейские политики с высокомерной миной заявляют, что Холокост – явление исключительное и нельзя с ним сравнивать Геноцид армян. Не собираясь спорить с ними относительно «голубизны» крови избранных или неизбранных народов, замечу, что согласен с ними. Конечно, эти события резко отличаются по своей политической сути. Холокост был истреблением народа не на его исторической родине, а в других государственных образованиях (Германия, Польша, СССР и т.д.) под идеологическими знаменами расизма и в угоду экономической потребности избавления от еврейского капитала. Геноцид армян был истреблением аборигенов на их же территории, хранящей тысячелетние признаки армянской государственности – с тем, чтобы окончательно застолбить захваченную землю за насильником. И просвещенное человечество до сих пор с большим уважением относится к деяниям «благородных турок», чья история, по недавнему выражению Эрдогана, «чиста и светла, как солнце, ибо наши солдаты всегда уважали дедовские законы чести и не отнимали жизни невинных людей. Даже на поле боя». А к мавзолею людоеда Ататюрка, продолжившего геноцид армян и греков до 1922 года, главы цивилизованных европейских государств благоговейно возлагают венки.

«Дедовские законы чести» глазами отряда Эрминэ

Что может сделать горстка отчаянных мстительниц? На несколько сотен девушек приходилось с десяток юношей. Девушки учатся и делают успехи в стрельбе из пистолетов. Ружья, а уж тем более отнятые сабли им не по плечу, нападения на регулярные части – не под силу. Да и вместе в таком количестве держаться нельзя, заметно, и поэтому они делятся на дружины поменьше и, поддерживая через гонцов связь, приходят на помощь небольшим осажденным деревням и угоняемым в пустыни смерти караванам. В книге есть десятки эпизодов об освобождении соотечественников, о героизме и предательстве, победах и поражениях. В одном из сражений окруженный головной отряд почти начисто гибнет. Эрминэ уносит конь, она чудом спасается и возрождает отряд. Девушки, перезимовав, продолжают свой путь, не понимая, почему так безжалостно, под корень вырезается народ, который способствовал развитию и благоденствию всей страны.

На каком-то отрезке книги я почувствовал, что не могу больше читать. Нет больше нервов и сил переживать жестокость одних по отношению к другим. Но потом подумал, что автору было гораздо труднее записывать все эти истории из уст очевидцев. Я продолжил читать и выписывать способы умерщвления, варьируемые изобретательными турками и курдами. Я поражался их безудержной фантазии, таланту причинять гяурам физическую и моральную боль. Я убедился, что жалкое выражение «зверство» – всего лишь поклеп на бессловесных хищников. Тут явно нужно другое определение. Вот Рафаел Лемкин изобрел, назвал убийства армян 1915 года «арменоцидом», выводя из этого «геноцид». А дальше не пошел, хотя надо было охарактеризовать осуществленное действо по имени организаторов и исполнителей, назвать вещи своими именами, то есть «тюркством» и «курдством». Почему жертву указывают по имени, а об именном патенте палачей скромно умалчивают? Хотите несколько примеров «тюркства»? Извольте, если нервы выдержат.

Отряды Эрминэ, Асмик, Нанар, Варсеник и других воительниц шли по Армении. И видели...

Подкованных священников с отрезанными языками, прибитых гвоздями к стенам церквей в фигуре распятого Христа.

Кресты, выжженные раскаленными шампурами на телах висящих головой вниз обнаженных девушек. Их отрезанными грудями курды кормили своих собак.

Отказавшихся покориться девушек, которым в назидание другим глубоко забивали колы во влагалище и оставляли умирать.

Несчастных юношей, переодевшихся, чтобы спастись, в женскую одежду, турки, ухмыляясь, привечали словами: «Ах, ты женщиной хочешь стать? Сейчас, сейчас...»

Детей с выколотыми и вложенными в уши глазами.

Детей, которым отрезали одну руку и одну ногу или обе. Или отрезали одно ухо и выкалывали один глаз. А потом отпускали жить.

Последнее – не фантазия автора. Таких детей было потом много собрано в американском сиротском приюте в Мараше. Прибавлю, что на стариков и старух обращали меньше внимания, потому что и так «сдохнут» от такой «жизни». А главное – не родят армянина.

Продолжить примеры проявления «дедовских законов чести» или хватит? Загадаю все же одну турецкую загадку. Насилуя девушек, турки часто откусывали им соски, а потом нанизывали их, засушенные, на нитку. Я все не мог понять, зачем. Решил, что коллекция собиралась для похвальбы о том, со сколькими пленницами изволил соблюсти «дедовские законы чести» герой в турецком понимании слова. За эту версию говорил и пример Махмуд-бея, у которого на ниточке скопилось 500 сосков. Но, оказывается, дело в другом. Как простодушно признается через несколько страниц другой турок: «Вдруг она спасется из моих рук, вдруг родит потом мальчика для мести... Нет уж. Без сосков она его вскормить не сможет».

Вы слышите, господа возлагатели венков к мавзолею Ататюрка, одного из главных творцов «чистой и светлой» турецкой истории? А я ведь не объяснил еще, как удобно снимается скальп с головы захваченной в плен и четвертованной потом мстительницы. Волосы ведь густые, крепкие, дергать по надрезу сподручно... Я не рассказал еще многого из того, что запомнил намертво и припомню кое-кому на том свете. Но приведу все же еще один эпизод. Специально для...

...четы Клинтон

Ну вот, скажут читатели со стажем. То Ваник Смбатович мать Билла Клинтона не так помянул. Теперь этот ополоумевший от ужасов книги туда же. Спешу заверить, что не чокнулся и дочитал книгу вовсе не в статусе мазохиста, а чтобы через годы мысленно до конца пройти путь армянских амазонок поневоле. Кстати, старик Геродот географически разместил амазонок именно в наших краях, на полуострове Малая Азия, и, может быть, они покровительствовали с небес своим армянским сестрам.

А многоуважаемым Хиллари и Биллу я просто предлагаю напрячь на пару минут воображение и поразмыслить со мной. Ведь есть же у вас, супругов, дорогое для обоих существо. Ну, конечно же, это ваша дочь Челси. И хотя она (17 февраля 1980 г.р.) до сих пор не одарила вас внуком, представим, что в этом году родит. Зря она, что ли, обручилась 1 декабря 2009 года с Марком Мезвински. И вот у вас родилась внучка, белокурая, красивая, вся в деда с бабулей, и вы в ней души не чаете и задыхаетесь от нежности.

Но дальше я поступлю с вами не в голливудских традициях. Я вас всей семьей заброшу в 1915 год армянами в маленькую деревушку. Марка тут же заберут в турецкую армию, дадут в руки лопату и через месяц прикончат выстрелом в затылок. А в вашу деревню нагрянут доблестные турки, реквизируют для начала несколько баранов, одни начнут их резать и свежевать, другие зажгут костры на площади, поставят воду кипятить. И начнут попутно требовать у знати золота, прежде всего с семьи старосты Клинтона. Дед Билл честно скажет, что все давно отобрали, и осталась только еда. Его оборвут, проверят на прочность кнутом, а потом не мудрствуя лукаво возьмут и кинут внучку в кипящий котел. Бабушка и дочь потеряют сознание, дед, обжигаясь, достанет внучку, она еще будет дышать. А турки спросят: «Ну что, вспомнил, где золото?»

Прочитав в книге этот эпизод (с другими именами), я еще раз убедился, что «зверство» – пустое слово. А «тюркство» забывать – значит творить грех по отношению к брошенной в котел малютке.

Я не стану, уважаемый Билл, напоминать, что потом произошло на ваших глазах с вашей супругой и дочерью. Просто спрошу: вы когда-нибудь простите все это убийцам или ухмыляющимся в усы Давутоглу, нераскаявшимся потомкам убийц? Нет? Тогда уж как-нибудь подскажите супружнице, чтобы она не спешила толкать армян в объятия турок. Мы лучше вас и вашей супруги знаем цену этим объятиям и цену обещаниям высокопоставленной иностранной публики из завсегдатаев мавзолея Ататюрка. Турецкая Республика так же истребляла армян, как и Османская Турция, а сегодня продолжает многолетнюю блокаду. Без покаяния государства-агрессора дружить с ним и безнравственно, и опасно. Право прощать принадлежит не обидчику, а обиженному, и только когда обидчик действительно раскаялся.

Эрминэ – царица «амазонок»

Я дочитал эту книгу, полную множества невероятных переходов от спасения к гибели. Мужчин в отряде амазонок по-прежнему насчитывалось единицы, и они гибли первыми, защищая девушек. Артин весь путь прошел рядом с Эрминэ, и ее сердце принадлежало ему. Но Артин, узнав о гибели невесты, влюбился потом в освобожденную из гарема бея турчанку Салби. Она также воевала рядом с армянками, мстя тем, кто убил ее родителей, бедных крестьян, и умыкнул красавицу в гарем.

Один из отрядов мстительниц под началом Варсеник (128 девушек) сражался в мужской одежде в Сардарапатской битве в полку Погосбека Пирумяна и 32 из них погибли. А Эрминэ дала последний бой у греческой Смирны (Измир), защищая греков и армян. Потом она, Артин, Салби, Нвард и многие другие оказались в Греции, не прижились там и еще в 1922 году приехали в Советскую Армению. Конечно, Араратская долина никогда не заменит Алашкертскую или Мушскую. Но это тоже была Армения, и неудивительно, что Артин и другие уцелевшие мужчины Западной Армении потом ушли воевать с Гитлером.

Мученицы и героини Страны Армянской

Прочитав книгу Арутюна Джахацпаняна «Армянин бессмертен», я еще раз возблагодарил судьбу за то, что принадлежу к армянскому племени, а не какому-то иному, тем более тому, что проживает ныне за Араксом. Конечно, далеко не все армяне ангелы, но при всех наших недостатках, просчетах и исторических ошибках мы никогда не зарились на чужое и не убивали чужих женщин и детей. Если бы мы, подобно многим нашим соседям, умели это делать, то давно бы вышли за пределы Армянского нагорья. Правда, тогда название нашего народа вызывало бы у других иные ассоциации.

Нам часто сносили верхушку, и армянское дерево разрасталось не ввысь, а вширь, давая много кустов. Не все мужчины проживали полагающийся век. Большинство сильных и строптивых гибло или покидало землю. И их порой заменяли женщины, как это сделали Эрминэ и ее подруги.

О них обязательно нужно снять достойный фильм. Пусть с военной точки зрения борьба амазонок – всего лишь капелька крови турецких вояк, заплативших мстительницам за океан крови невинно убиенных армян, ассирийцев, греков. Но они доказали, что вооруженное армянство (даже женского пола) – это сила. Я могу даже предположить, кого можно снять в роли воительниц. Но сначала надо разобраться с автором. Надеюсь, он жив и здоров, хотя и в солидных летах, живет, точнее, жил в Лос-Анджелесе. Окружен родными и близкими, которые наверняка собираются по знаменательным поводам, скорбят 24 апреля. Откликнитесь, Арутюн Джахацпанян. Вы со своими героинями давно, в очередной раз доказали миру, что армянин бессмертен. А еще мир точно знает, что память о добрых и злых делах живет вечно.

P. S. Рисунок из книги – замечательная идея скульптурной композиции где-нибудь в Цицернакаберде (стр.1120).

Александр Товмасян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0