Sign in to follow this  
Followers 0
Mamikon

Блестящий Михаил Лорис-Меликов

9 posts in this topic

Как всегда Россию должен был спасать армянин, но Александр /// переоценил свой (?) народ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

«ВИЦЕ-ИМПЕРАТОР» РОССИИ

img2762_33684.jpg

12 декабря 1888 года скончался выдающийся государственный деятель Российской империи и полководец-генерал граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов. Завершающий год жизни был очень тяжелым: от болей неизлечимого недуга он постоянно стонал и совсем упал духом (этот бесстрашный-то военачальник!), страдал от бессонных ночей, и силы его неуклонно убывали. В одной из последних бесед с доктором Белоголовым Михаил Тариелович сказал: «Потеряешь состояние - не беда, потеряешь здоровье - и то даже не беда, а вот когда потеряешь самую энергию жить, тогда пиши совсем пропало». Он умер в Ницце, вдали от родины, от политической жизни, в кругу своих родных и близких. 14 декабря. За неимением армянского священника в Ницце панихиду по усопшему отслужил православный священник в присутствии великой княгини Ольги Федоровны, специально прибывшей из Канн. Траурное шествие началось при залпах 11 орудий перед военнослужащими Ниццского гарнизона.

А 8 февраля следующего года останки графа-генерала Лорис-Меликова были доставлены в Тифлис, где он родился и жил в отроческие годы. Интересно отметить, что перевозка тела покойного пролегла через территорию Османской империи, которой покойный изрядно «насолил» во время российско-турецких войн и проводимой царским самодержавием антиосманской политики. Потому император Александр III, опасаясь каких-либо нежелательных инцидентов со стороны турок, обратился со специальным посланием к султану с просьбой оказать содействие в беспрепятственном прохождении кортежа с гробом «друга его отца» через территорию Турции в Тифлис, подкрепив свою просьбу отправкой российского военного корабля в Стамбул.

По прибытии в Тифлис на гроб Лорис-Меликова было возложено огромное количество венков от различных учреждений и частных лиц. Литургия и отпевание совершились в Ванском соборе. Гроб с телом Лорис-Меликова был помещен в могилу на территории, прилегающей к Ванскому собору, рядом с боевыми соратниками-генералами: Тер-Гукасовым, Алхазовым, Шелковниковым и Лазаревым. В 1956 году в связи со строительными работами на территории Ванского собора останки всех вышеназванных были перезахоронены в подворье церкви Сурб Геворк.

Полководческая доблесть генерала

Чтобы охарактеризовать весь пройденный нелегкий путь этой выдающейся во многих отношениях личности, не хватило бы и целого номера газеты. Потому остановимся, на наш взгляд, на самых важных свершениях, осуществленных государственным и полководческим талантом Лорис-Меликова.

Как военачальник, Михаил Тариелович проявил свои выдающиеся способности, став героем кавказских и русско-турецких войн. Когда добиваешься уважения и признания императора (что подтверждают многочисленные боевые награды генерала), соратников по оружию и мирных сограждан - это одно дело. Совсем другое, когда уважение исходит от вчерашнего противника, неприятеля: так, есть достоверные сведения о почитании храбрости и блистательного умения командовать войсками Лорис-Меликова со стороны крупного горского «авторитета» Хаджи-Мурата. Особенно зауважал его отважный лидер черкесов за победу над 10-тысячным войском имама Шамиля (любимая жена которого, кстати, была армянкой из дагестанского Кизляра). Надо тут добавить, что борьба за лидерство в горско-мусульманской среде шла именно между вышеназванными «полевыми командирами». И Михаил Тариелович использовал ревностное соперничество Шамиля и Хаджи-Мурата, проявив вдобавок к воинским успехам и успехи дипломатические.

В дальнейшем организация ряда побед русских боевых подразделений над турецкими частями стали вершиной его военного искусства. Особо хочется отметить взятие Карса, считавшегося неприступной крепостью, штурм которой начался в ночь с 5 на 6 ноября 1877 года, и уже 7 ноября она пала. А на следующий день состоялся парад войск, который прибыл принимать сам главнокомандующий - великий князь Михаил Николаевич.

За эти и другие феноменальные успехи Лорис-Меликов был награжден высшими наградами Российской империи. Назовем лишь некоторые из них: отважный генерал за годы военной службы удостоен орденов Св. Георгия, Св. Владимира, Св. Анны всех степеней. Целый ряд знаков отличия граф заслужил и на государственно-политической службе (о чем ниже).

Второе лицо на иерархической лестнице России

Наряду с блистательной военной карьерой Михаил Тариелович добился высочайшего и народного признания на гражданском поприще. Он проявил себя мудрым администратором, приверженцем благоразумных реформ. Служа по назначению Александра II-го губернатором Тверской, затем Астраханской, Самарской, Саратовской, а также неспокойной в то время Харьковской области, Михаил Тариелович активно боролся с нищетой, разрухой в провинции, прекратил междуусобные столкновения, беззакония, способствовал поднятию общего благосостояния и образовательного уровня населения, победил эпидемию чумы, добился усмирения террористических элементов, подрывающих устои власти.

Ему также удалось настоять на отмене соляного налога как несправедливого для большой части граждан государства.

За исключительно результативную и преданную службу граф Лорис-Меликов (кстати, будучи от рождения меликом, графского звания самодержцем удостоился в апреле 1878 года) был назначен императором Александром II-ым председателем Верховной распорядительной комиссии или, как иногда называли Михаила Тариеловича, вице-императором, диктатором (но «бархатным») с весьма широкими полномочиями (аналогичными нынешним премьер-министерским), а по совместительству и министром внутренних дел России.

Крупнейшим государственно-политическим актом Лорис-Меликова стал разработанный им проект прогрессивных конституционных преобразований, направленный на разумную либерализацию самодержавной власти и ослабление террористических поползновений.

Всецело одобренный Александром II-ым, проект реформ не осуществился ввиду его скоропостижной трагической гибели. После того, как сменивший отца на царском троне Александр III отверг под давлением реакционной группировки во главе с Победоносцевым данный проект, Михаил Тариелович подал в отставку.

Спустя годы, посол Франции в Петербурге Морис Жорж Палеолог написал в своих воспоминаниях, связанных с событиями тех лет: «Российская империя вернулась, таким образом, на старые традиционные пути, на которых она когда-то нашла славу и благоденствие, но которые 35 лет спустя привели Россию к гибели, а Николая II-го к мученическому венцу».

О некоторых боевых наградах Лорис-Меликова упоминалось выше, и к ним можно добавить еще гражданские регалии (всего графом получено свыше 20-ти высоких знаков отличия - в том числе… турецкий орден Меджиди II степени): Св. Станислава, Св. Андрея Первозванного, звания почетного гражданина Петербурга, Полтавы, Ельца, Харькова (а в последнем из перечисленных городов была также воздвигнута в честь графа Триумфальная арка с надписью золотыми буквами: «Победителю Карса, чумы и всех сердец»).

Вечная память славному сыну России и гордости армян!

ЛЕОНИД НЕРСЕСЯН

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

«ДИКТАТОР СЕРДЦА» И «ВИЦЕ-ИМПЕРАТОР» РОССИИ: ГРАФ М. Т. ЛОРИС-МЕЛИКОВ

«Едва успел оглядеться, вдуматься, научиться, вдруг – бац! – иди управлять уже всем государством. Я имел полномочия объявлять по личному усмотрению высочайшие повеления. Ни один временщик – ни Меншиков, ни Аракчеев – никогда не имели такой всеобъемлющей власти».

Из разговора М. Т. Лорис-Меликова со знаменитым российским юристом и литератором А. Ф. Кони.

«Слава богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был сделан, и весь этот фантастический проект был отвергнут в Совете Министров весьма незначительным меньшинством».

Рецензия нового императора Александра III-го в марте 1881 г. на первой странице доклада министра внутренних дел графа М. Т. Лорис-Меликова императору Александру II-му от 28 января 1881 г. с проектом «Конституции».

ПРОЛОГ

1 марта 1881 г. российский император Александр II, одобрив проект начала широких либеральных реформ, выработанных и представленных на «высочайшее рассмотрение» министром внутренних дел М. Т. Лорис-Меликовым, и назначив их обсуждение на заседании Совета министров 4 марта, заехал после развода караула в Михайловский дворец, а затем направился по Инженерной улице на Екатерининский канал Санкт-Петербурга. Однако там его уже ждала группа заговорщиков – революционеров-народовольцев с бомбами. В результате взрыва первой бомбы пострадал эскорт царя и несколько случайных прохожих. Но взрыв второй бомбы, брошенной Игнатием Гриневицким, оказался роковым для Александра II-го – царь был смертельно ранен. Умирающего царя доставили в Зимний дворец, и через несколько часов он скончался.

Так закончилось двадцатипятилетнее царствование императора Александра II-го, с именем которого связаны изменившие облик России «Великие реформы», но который так и не успел осуществить не менее радикальные реформы всей системы государственного управления, которые, по имени ее автора, впоследствии стали известны под названием «Конституции Лорис-Меликова». Эти конституционные реформы, как полагают некоторые историки, могли бы кардинально изменить весь ход российской истории и даже привести впоследствии к введению в стране конституционной монархии.

Но, как известно, история не признает сослагательного наклонения и, наверное, уже бессмысленно рассуждать, как бы сложилась история Российской империи, а может быть – и всей Европы, если бы не случилась трагедия 1 марта 1881 г. Еще более бессмысленно рассуждать, как бы сложилась дальнейшая судьба и политическая карьера человека, усилиями которого и был подготовлен этот проект конституционных реформ, если император Александр II остался бы жив и реформы воплотились в реальность. Человека, в котором слились качества крупного военачальника, героя войн на Кавказе и государственного деятеля в масштабах всей империи. Но вне зависимости от всего этого, сама история жизни и деятельности графа М. Т. Лорис-Меликова достойна того, чтобы продолжать удивлять историков и служить поразительным примером головокружительной карьеры умного и талантливого человека, храброго генерала и мудрого государственного деятеля.

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ...

Михаил (Микаэл) Тариелович Лорис-Меликов происходил из известного в Тифлисе армянского дворянского рода. По сохранившимся преданиям, род Лорис-Меликовых вел свое происхождение еще с XVI в. от одного из армянских дворян, бежавшего в ходе ирано-турецких войн из Армении в Грузию и поступившего на службу к грузинскому царю Луарсабу I-му. Впоследствии он получил в управление область Лори, а также наследственную должность мелика – пристава этой местности. В 1602 г. предки М. Т. Лорис-Меликова – лорийские мелики Назар и Дай Калантаровы (от слова «калантар», что на персидском означает управляющий) получили от персидского шаха Аббаса фирман, подтверждающий их наследственные права владетелей области Лори. Впоследствии их потомки переселились в Тифлис, где были причислены к дворянству Грузинского (Картли-Кахетинского) царства под именем Лорис-Меликовых, т. е. «меликов Лори». Фамилия Лорис-Меликов является грузифицированным (а впоследствии уже и русифицированным) вариантом от армянского «Лору Мелик».

Будущий военачальник и государственный деятель родился, согласно наиболее распространенной у историков версии, в 1825 г. в семье Тариела Лорис-Меликова – довольно состоятельного армянского дворянина, ведущего (как и многие тогдашние тифлисские армянские дворяне) активную торговую деятельность. Торговая деятельность Тариела Лорис-Меликова была довольно успешной, и в 1820-1830 гг. он смог наладить поставку промышленных и иных товаров в Тифлис даже из немецкого Лейпцига, где впоследствии имелось их семейное торговое представительство. Тариел Лорис-Меликов смог обеспечить своим детям еще в раннем возрасте возможность получить хорошее образование. Юный Михаил (будучи старшим сыном) воспитывался на дому, а впоследствии стал учеником лучшего в Тифлисе пансиона Арзановых и посещал известное армянское училище Нерсисян. С раннего возраста он проявлял особые способности к учебе, особенно к языкам, и кроме армянского, русского и грузинского языков (которыми он владел в совершенстве), также говорил на немецком, французском и турецком языках.

В 12-летнем возрасте Лорис-Меликов был отправлен отцом в Москву для продолжения образования в знаменитый Лазаревский институт восточных языков. Это известное в XIX в. высшее учебное заведение было открыто в 1815 г. на средства знаменитого армянского благотворителя И. Л. Лазарева и считалось крупнейшим в России научным и образовательным центром, занимавшимся изучением восточных стран, подготовкой дипломатических кадров и государственных чиновников для работы на восточных и южных окраинах Российской империи. Традиционно значительное количество студентов Лазаревского института составляли молодые выходцы из армянских общин России и Кавказа, в чем также было особо заинтересовано российское правительство, т.к. видело в этом залог постепенной инкорпорации элит народов присоединенных к империи территорий Кавказа в российскую политическую и общественную жизнь. Достаточно сказать, что куратором и почетным попечителем этого учебного заведения являлся сам всесильный А. Х. Бенкендорф – начальник Третьего отделения императорской канцелярии и шеф корпуса жандармов.

Кстати, именно благодаря протекции А. Х. Бенкендорфа Михаил Лорис-Меликов, отчисленный из Института за мелкое хулиганство (он намазал клеем стул одного из своих нелюбимых преподавателей по Лазаревскому институт, за что и был отчислен) вскоре смог поступить в Санкт-Петербурге в школу гвардейских подпоручиков и кавалерийских юнкеров – недавно открытое учебное заведение, в котором обучались молодые офицеры для дальнейшей службы в гвардейских полках российской армии. За несколько лет до того эту военную школу, кстати, успел окончить М. Ю. Лермонтов, и она считалась довольно престижной. Так, волею судьбы, будущий генерал от кавалерии и государственный деятель России, довольно неожиданно для самого себя вступил на военную стезю, которая впоследствии явится для него именно той ареной, на которой он смог в полной мере проявить свои способности и личные качества. В школе Лорис-Меликов учился хорошо и зарекомендовал себя как весьма способный курсант. Именно в эти годы будущий имперский военачальник и познакомился со многим известными в истории России деятелями культуры и искусства, как, например, с будущим великим русским поэтом Н. А. Некрасовым, с которым он познакомился в 1841 г. и вместе с ним проживал в одной квартире, снимаемой совместно с князем Нарышкиным. Как считают некоторые историки и биографы Лорис-Меликова, видимо, в эти годы и именно под влиянием Некрасова у Михаила Тариеловича зародилась особая любовь к поэзии и литературе – качество, весьма нехарактерное для полководцев и военачальников российской армии, служивших на суровом Кавказе.

2 августа 1843 г., в возрасте 18 лет молодой корнет лейб-гвардии М. Т. Лорис-Меликов, окончив военную учебу, получил назначение в Гродненский гусарский полк, в котором прослужил 4 года. Однако служба вдали от родины не очень привлекала молодого офицера, да и карьерный рост на Кавказе, в действующей армии, был бы намного быстрее. В результате, в 1847 г. уже в чине поручика Лорис-Меликов перевелся в действующие части российской армии, в Кавказский корпус. Именно здесь, на Кавказе, вблизи от родных мест и в знакомой обстановке, в многочисленных боях против турок и кавказских горцев (в его послужном списке отмечается, что за период 32-летней службы на Кавказе он участвовал в 180 сражениях и стычках) Лорис-Меликову было суждено золотыми буквами вписать свое имя в летопись российской императорской армии.

СЛУЖБА НА КАВКАЗЕ: ОТ ПОРУЧИКА ДО ГЕНЕРАЛА ОТ КАВАЛЕРИИ

24 июля 1847 г. Лорис-Меликов был назначен офицером для особых поручений при Главнокомандующем Кавказским корпусом М. С. Воронцове. Это был период тяжелых боев царских войск с горцами Северного Кавказа. Особо сложная для русской армии ситуация складывалась в восточной части Северного Кавказа – в Чечне и Дагестане, где они терпели тяжелые потери от горцев во главе с имамом Шамилем. Первые месяцы своей военной службы на Северном Кавказе, с ноября 1847 г. по февраль 1848 г., Лорис-Меликов прослужил в Чеченском отряде генерал-майора Нестерова. С первых же дней своей службы в действующих против горцев частях императорской армии Михаил Тариелович проявил все лучшие качества, необходимые для офицера, в том числе личную храбрость, хладнокровие, знание языков и нравов противника, способность руководить людьми в тяжелые минуты, полководческий талант.

Весной 1848 г. Лорис был переведен в Дагестан, в Самурский отряд знаменитого на всем Северном Кавказе генерала Моисея Захаровича Аргутинского-Долгорукого. Выходец из старинного и знаменитого армянского дворянского рода, двоюродный внук армянского католикоса Иосифа Аргутинского-Долгорукого, уроженец Тифлиса, М. З. Аргутинский-Долгорукий, первым из армянских полководцев получивший впоследствии звание генерал-адъютанта императорской российской армии, считался одним из самых талантливых генералов на Северном Кавказе и единственным, кто, будучи командиром одного из отрядов русских войск в Дагестане в 1840-х гг., не потерпел ни одного серьезного поражения от Шамиля. Именно под руководством своего знаменитого земляка Лорис-Меликов отличился в боях при взятии укрепленного аула Гергебиль, в экспедициях Аргутинского на аулы Чох и Салты и других боях и стычках с отрядами горцев Шамиля, за что получил досрочно чин штабс-ротмистра и был награжден своей первой боевой наградой – орденом Св. Анны IV-й степени «за храбрость». В то же время, состоя при главнокомандующем Воронцове, Лорис-Меликов также участвовал с особыми поручениями в стычках и боях в составе других отрядов российских войск в восточной части Северного Кавказа, в том числе выполняя специальные задания командующего Кавказским корпусом. К 1853 г., уже в звании ротмистра, Лорис-Меликов был широко известен на всем Кавказе как один из самых перспективных офицеров, неоднократно поощрялся со стороны командующего Кавказским корпусом и командиров отрядов. Лорис-Меликов участвовал не только в боях, но ему также поручались командованием особые задания, требовавшие специфических качеств и доверия. Например, допрос известного предводителя горцев Хаджи-Мурата, с которым Лорис успел встретиться в боях еще зимой 1851 г. в Большой Чечне. Хаджи-Мурат, который из-за разногласий с Шамилем перешел на сторону русских, впервые был допрошен именно офицером по особым поручениям командующего Кавказским корпусом Лорис-Меликовым, т. к. этому факту российское командование придавало особое значение. Впоследствии именно эти сделанные М. Т. Лорис-Меликовым записи допроса Хаджи-Мурата (опубликованные Михаилом Тариеловичем в литературном виде в 1881 г. в XXX томе журнала «Русская старина» под названием «Записка о Хаджи-Мурате») лягут в основу знаменитой повести Л. Н. Толстого, посвященной известному предводителю горцев Северного Кавказа. К этому времени ротмистр Михаил Тариелович Лорис-Меликов был уже широко известен на всем Кавказе, и главнокомандующий М. С. Воронцов в своем письме военному министру России А. И. Чернышеву характеризовал его как «достойного и очень умного офицера».

С началом Крымской войны 1853-1856 гг. Лорис-Меликов вновь многократно отличился в боях, но теперь уже против турок. В частности, с января 1854 г. уже в звании полковника он возглавил особый летучий конный отряд «охотников» (первоначально насчитывающий примерно 300 человек, в основном армян, а также курдов, грузин и кавказских татар), выполнявший специальные миссии командования. «Охотники» Лорис-Меликова вели разведку, а после осады крепости Карс русскими войсками осуществляли набеги на коммуникации и обозы турок в глубоком вражеском тылу. Этот отряд, лично подчинявшийся Лорису, получил настолько большую известность, что новый главнокомандующий (с конца 1854 г.) генерал-адъютант Н. Н. Муравьев так писал об этом (по образному выражению Муравьева) «иностранном легионе» русской Кавказской армии: «...составлены были из сброда людей всякого звания и состояния, большей частью из армян, как турецкоподанных, так и наших. Были между ними и грузины, и жители наших мусульманских провинций, турецкие греки и даже один русский... они заменяли казаков для дальних разъездов и поисков, отчаянно домогались всякой добычи. Не было более надежных для быстрой пересылки важных бумаг в отдаленные места, что избранные гонцы, движимые молодечеством и каким-то чувством чести, всегда исполняли с верностью». В период Крымской войны Лорис-Меликов отличился не только во время сражений, но одновременно с руководством своими «охотниками» вел также разведывательную деятельность, в том числе агентурную, в тылу противника, как в Карсе, так и в Эрзеруме, Ване и др. местах. Поддерживал также контакты с некоторыми из турецких курдов, из числа которых примерно 1300 человек впоследствии перешли на русскую службу. Роль отряда «охотников» Лориса во время осады Карса была очень важной, т. к. они практически ежедневно устраивали ночные засады, перехватывали донесения и вражеские обозы, т. е. фактически полностью хозяйничали во вражеском тылу.

После взятия Карса Лорис-Меликов был назначен начальником Карсского пашалыка и, тем самым, впервые смог проявить в полной мере не только свои воинские способности и доблесть, но и административный талант. В управлении Карсской области Михаил Тариелович добился больших результатов, при этом его способности правителя и одновременно справедливое отношение к местному населению были отмечены не только российскими властями, но даже турками. В июле 1856 г., уже после заключения Парижского мира и возврата Турции Карской крепости, султан наградил Лорис-Меликова орденом Меджлиса II степени.

С 1858 г. Лорис-Меликов исполнял обязанности начальника войск в Абхазии и инспектора линейных батальонов Кутаисского генерал-губернаторства. По приказу нового наместника на Кавказе А. И. Барятинского Лорис-Меликов в Абхазии осуществил строительство крепости Цебельда, предназначенной для упрочнения русского военно-политического влияния в Абхазии, существенно ограничил в регионе контрабанду оружия, процветавшую веками работорговлю и т. д.

В мае 1860 г. он получил должность военного начальника Южного Дагестана и одновременно градоначальника Дербента, а 28 марта 1863 г. Лорис-Меликов стал начальником Терской области (включающей территории современных Северного Дагестана, Чечни, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии т. е. практически всех тех областей Северного Кавказа, в которых в течение большей части XIX в. шли наиболее упорные бои русских войск с горцами и которые совсем недавно были с таким трудом приведены к покорности). Именно на этой должности Лорис-Меликов в полной мере проявил свои лучшие административные качества в период службы на Кавказе. В этот период Лорис-Меликов, в частности, отличился как один из главных организаторов кампании по массовому выселению горцев северного Кавказа в Турцию (активно начавшуюся в 1865 г.), а с другой стороны – ликвидировал крепостную зависимость горских крестьян от местных феодалов, распространил на регион российскую налоговую, административную и судебную системы, построил первую на Северном Кавказе железную дорогу из Ростова на Владикавказ, а также на свои средства открыл во Владикавказе первое учебное заведение (Ремесленное училище).

Именно на этом посту Лорис-Меликов впервые проявил свой особенный стиль административного и государственного деятеля, совмещавший попытки привлечения представителей общественности и политических элит местного населения (в данном случае – старейшин северокавказских горцев) для совместной работы над реформами и администрированием – с одной стороны, и жесткое отстаивание государственных интересов и подавление всяких попыток к сопротивлению (например, будучи одним из главных организаторов выселения черкесов и чеченцев в Турцию) – с другой.

Лишь в мае 1875 г. Лорис-Меликов по собственной просьбе (из-за болезни и необходимости выезда за границу для лечения) был освобожден от должности начальника Терской области и в качестве оценки своих заслуг перед Российской империей на военной и государственной службе 30 августа 1875 г. был произведен в генералы от кавалерии. Однако уже в конце 1876 г. отпуск Лорис-Меликова за границей был прерван, т. к. императорским указом он был назначен командующим Отдельным Кавказским корпусом в преддверии ожидавшейся новой войны с Турцией. Хотя это назначение было для Лорис-Меликова, да и для многих на Кавказе, довольно неожиданным, тем не менее, как показал весь ход боевых действий на Кавказском фронте русско-турецкой войны 1877-78 гг., оно оказалось на редкость удачным. К тому же из действующих высокопоставленных российских генералов никто, кроме Михаила Тариеловича, не знал настолько хорошо будущий театр военных действий на Кавказском фронте. Как считается, это назначение Лориса состоялось по личной инициативе военного министра России и известного либерального реформатора Д. А. Милютина, хорошо знавшего и ценившего Лорис-Меликова еще со времен своей службы на Кавказе.

С самого начала войны Лорис-Меликов руководил всеми операциями на Кавказском театре военных действий и блестяще проявил себя как умелый, решительный и одновременно заботливый к подчиненным командующий, снискав себе славу и известность не только в России, но и во всей Европе. За взятие крепости Ардаган 5 (17) мая 1877 г. он был удостоен ордена Св. Георгия III-й степени, а за разгром армии Мухтар-паши на Аладжинских высотах 1–3 (13–15) октября 1877 г. – ордена Св. Георгия II-й степени. За взятие Карса 6 (18) ноября Михаил Тариелович получил новую награду – орден Св. Владимира I-й степени. Вершиной его успехов в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг. стала капитуляция Эрзерума 11 (23) февраля 1878г.

По окончании боевых действий 16 апреля 1878г. Лорис-Меликову было пожаловано графское достоинство, и он оказался единственным из генералов российской императорской армии, кто был удостоен этой чести именно за заслуги в этой войне.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ И ИМПЕРСКИЙ «РАСПОРЯДИТЕЛЬ»

Русско-турецкая война 1877-78 гг. сделала прежде малоизвестного кавказского генерала популярным в глазах широкой российской общественности, а предыдущие заслуги Лорис-Меликова на административном поприще открыли для него новые горизонты работы уже в качестве не столько военного, сколько государственного деятеля в масштабах всей империи. Вместе с тем, на фоне активизации народнического движения в России необходима была новая политическая фигура, способная своим авторитетом руководить не только репрессивно-силовыми мерами (зачастую приводившими к контрпродуктивным результатам в борьбе против революционеров), но и влиять на общественное мнение более либеральными и привлекательными шагами по улучшению ситуации в стране.

В январе 1879 г. М. Т.Лорис-Меликов был назначен временным губернатором Астраханской, Самарской и Саратовской губерний с неограниченными полномочиями для борьбы с начавшейся в Нижнем Поволжье эпидемией чумы. Благодаря решительным административным мерам и умелому руководству Лорис-Меликов смог быстро остановить распространение болезни. Вследствие этого в кратчайший срок к его авторитету как способного военачальника, добавилась репутация не только эффективного, но и честного администратора. В результате уже в апреле 1879 г. он был назначен императором Александром II-ым временным харьковским генерал-губернатором с чрезвычайными полномочиями в связи с растущей волной революционного террора (т. к. прежний генерал-губернатор Д. Н. Кропоткин был убит народовольцем Г. Д. Гольденбергом 9 (21) февраля 1879 г.). Лорис-Меликов начал проводить во вверенной ему губернии более гибкую политику против революционеров, пытаясь ограничить масштабы репрессий и привлекая на свою сторону конструктивно настроенную часть либеральной общественности. Именно благодаря этой умеренности в своих политических действиях Лорис-Меликов оказался среди временных генерал-губернаторов единственным, не внесенным народовольцами в список «приговоренных к смерти». Деятельность Михаила Тариеловича на посту харьковского генерал-губернатора не осталась незамеченной и властями...

После взрыва в Зимнем дворце 12 (24) февраля 1880 г. император Александр II, по рекомендации военного министра Д. А. Милютина, назначил Лорис-Меликова главным начальником «Верховной распорядительной комиссии, учреждённой для борьбы с крамолой» с чрезвычайными полномочиями. Ожидалось, что он возглавит непримиримую и жестокую борьбу против революционеров, однако Лорис-Меликов стал действовать иными методами, подтвердив свой образ хотя и строгого, но либерального и конструктивного государственного деятеля. Он обратился к жителям Санкт-Петербурга с особым воззванием, в котором, обещая действовать против революционных настроений без послаблений, в то же время заявлял, что главную силу, способную содействовать успокоению в государстве, он видит в поддержке общества. Такая политика Лорис-Меликова, с первых же шагов на своем посту «верховного распорядителя» подвергавшегося критики со стороны крайне реакционных кругов, получила название «диктатуры сердца», а его самого прозвали «бархатным диктатором».

Назначение Лорис-Меликова стало результатом неэффективности прежних, достаточно жестких силовых и административных методов борьбы с народовольцами. Их арестовывали, некоторых казнили, но покушения на царя с завидным постоянством продолжались, а в общественном мнении авторитет «борцов с общественным строем» был очень высок, примером чему явилось оправдание Веры Засулич. Михаил Тариелович после своего назначения сразу же смягчил политику в отношении народовольцев во всех отношениях. С другой стороны, определенная часть революционеров-народников также увидела в этих действиях нового «бархатного диктатора» империи особую опасность, т. к. посчитала, что мягкие действия Лорис-Меликова (прозванные современниками политикой «лисьего хвоста») содержат угрозу для народнического движения, т. к. способны выбить социальную базу и лишить революционеров общественной поддержки. В результате, в начале марта 1880 г. на жизнь Лорис-Меликова было совершено неудачное покушение Молодецким, который, несмотря на личное ходатайство перед Лорис-Меликовым писателя Гаршина, не был помилован императором Александром II-ым и был в течение суток казнен по приговору военного суда.

Вскоре Лорис-Меликов занял пост министра внутренних дел Российской империи, и в его руках оказалась сосредоточена поистине неограниченная власть во всей империи. Для успокоения общественности он добился смещения министра просвещения ретрограда Д. А. Толстого (в апреле 1880 г.), по его же предложению 6 (18) августа 1880 г. были упразднены Третье отделение и сама Верховная распорядительная комиссия. Сфера деятельности МВД под руководством Лорис-Меликова значительно расширилась за счет появления в его структуре Департамента государственной полиции, к которому перешли функции политического сыска, прежде находившиеся в компетенции Третьего отделения. Одновременно Михаил Тариелович стал шефом Отдельного корпуса жандармов. Упразднение данных одиозных учреждений сопровождалось, таким образом, одновременной централизацией полицейских институтов.

На своем новом посту Лорис-Меликов ослабил цензурные ограничения, подготовил меры, улучшившие экономическое положение крестьян: снизил выкупные платежи, содействовал крестьянам в покупке земли, облегчил условия переселения; успел провести отмену соляного налога. Спад волны террора во второй половине 1880 г. привел к укреплению позиций М. Т. Лорис-Меликова, и он был удостоен высшей российской государственной награды – ордена Св. Андрея Первозванного. В определенной степени Михаилу Тариеловичу удалось добиться поддержки и в значительной степени скептически и даже критически настроенной к властям части общественности и интеллигенции страны. Например, великий русский писатель М. Е. Салтыков-Щедрин, после встречи и бесед с «бархатным диктатором» так писал в письме своему не менее знаменитому коллеге по перу А. Н. Островскому: «По цензуре стало теперь легче, да и вообще полегчало. Лорис-Меликов показал мудрость истинного змия библейского: представьте себе, ничего о нем не слыхать, и мы начинаем даже мнить себя в безопасности. Тогда как в прошлом году без ужаса нельзя было подумать о наступлении ночи».

Свои проекты Лорис-Меликов предполагал передать на рассмотрение особой комиссии, в состав которой должны были войти, кроме чиновников, выборные от губернских земств и некоторых городских дум. Этот план, включающий также важнейшие законодательные и организационные изменения, впоследствии стал известен в российской истории под названием «Конституции Лорис-Меликова». Хотя надо признать, что проект Лорис-Меликова настоящей конституцией все же не был, т.к. участие общественных деятелей в процессе обсуждения важнейших вопросов допускалось лишь с совещательным голосом. Тем не менее, как считается многими историками, принятие этой «Конституции» Александром II-ым, по позднейшему признанию многих революционеров, могло бы предотвратить подготовку покушения на императора и катастрофу 1 (13) марта. После Молодецкого, покушавшегося на Лорис-Меликова сразу после его назначения и незамедлительно повешенного, «бархатный диктатор» более полугода никого не казнил, а с февраля 1880 г. по 1 марта 1881 г. не было покушений на царя.

Главным для Лорис-Меликова была либерализация общественного строя России, на которую далеко не сразу согласился и сам император Александр II. Эта идея коренных либеральных реформ полностью соответствовала характеру и политическим взглядам Лорис-Меликова, известного своим афоризмом «сила не в силе, сила в любви» – афоризма, который он постоянно в течение всей своей административной и политической деятельности пытался претворять в реальную практику. 28 января (9 февраля) 1881 г. Лорис-Меликов представил Александру II-му план реализации своей апрельской программы 1880 г., предложив создать временные комиссии (финансовую и административную) для подготовки намеченных реформ. Это фактически означало введение представительных начал в систему управления Российской империей и являлось неким прообразом конституции. Александр II одобрил план и назначил его обсуждение на 4 марта. Однако этот план держался в строгой тайне и обществу известен не был, а убийство императора Александра II-го 1 марта оказалось роковым для либерального проекта реформ Лорис-Меликова, как впрочем, и для его карьеры на высшем государственном посту.

При преемнике убитого царя – новом императоре Александре III-ем в правящих кругах возобладали консерваторы во главе с обер-прокурором Св. Синода К. П. Победоносцевым. 8 (20) марта решение по проекту М. Т. Лорис-Меликова было отложено. 29 апреля (11 мая) Александр III обнародовал Манифест, провозгласивший незыблемость самодержавия, что ознаменовало полный отказ от любых политических преобразований, и в результате 4 (16) мая 1881 г. М. Т. Лорис-Меликов ушел в отставку. После отставки он жил в основном за границей, во Франции (в основном в Ницце) и в Германии (в Висбадене). Иногда приезжал в Санкт-Петербург для формального участия в заседаниях Государственного Совета. Либеральному государственному деятелю такого уровня как Лорис-Меликов, уже было невозможно работать в период торжества консервативной реакции в Российской империи…

ЭПИЛОГ

В Тбилиси, почти на самом берегу Куры, в одном из наиболее известных исторических переулков старого Тифлиса, находится главная армянская церковь – Сурб Геворг. При этой церкви также находится резиденция главы Грузинской епархии Армянской Апостольской Церкви. Сурб Геворг – это не только главный духовный центр армян Грузии: церковь примечательна также тем, что ее дворик является последним пристанищем некоторых выдающихся представителей армянской истории и культуры, выходцев из Тифлиса. Например, там находится могила великого Саят-Нова, именно там, где, согласно преданию, он и был убит во время разорения Тифлиса персидским шахом Ага-Магомед ханом в 1795 г.

Несколько поодаль от могилы Саят-Новы, под сенью небольших деревьев находятся могилы выдающихся армянских генералов российской армии XIX в. – Лазарева и Шелковникова. И совсем отдельно находится могильная плита, под которой покоится прах генерала от кавалерии графа Михаила Тариеловича Лорис-Меликова, – человека, который не только вошел в историю Армении и всего Кавказа, но чье имя золотыми буквами вписано также в военную и политическую летопись России. Его поразительная биография, головокружительная и одновременно заслуженная карьера военачальника, а впоследствии – крупнейшего государственного деятеля своей эпохи до сих пор удивляет историков и исследователей жизни этого удивительного армянина, достигшего вершин политической карьеры в масштабах всей Российской империи.

Родившийся в Тифлисе, получивший образование в столице, блистательно прослуживший на Кавказе и в двух войнах против турок, достигший высот государственной службы в империи, автор «Конституции», способной создать основы конституционного устройства России и, возможно, изменить весь ход ее истории, либеральный политик и выдающийся военно-административный деятель, М. Т. Лорис-Меликов умер после продолжительной болезни 12 (24) декабря 1888 г. в Ницце и был впоследствии похоронен в своем родном Тифлисе. Кстати, кортеж с телом Лорис-Меликова был доставлен из Франции в Тифлис через территорию Османской империи, и с этим фактом связана довольно трогательная история. Император Александр III, помня о том отношении, которое имелось в Турции к Лорис-Меликову после русско-турецкой войны 1877-78 гг. (что, естественно, объяснялось той значительной ролью, которую сыграл тогдашний командующий Кавказским корпусом в блистательных победах русских над турецкими войсками), и опасаясь каких либо нежелательных инцидентов со стороны турок, обратился со специальным посланием к султану, с просьбой оказать содействие в беспрепятственном прохождении кортежа с гробом «друга его отца» (т. е. покойного императора Александра II-го) через территорию Турции в Тифлис, подкрепив свою просьбу посылкой российского военного корабля в Стамбул.

«По политическим своим воззрениям Лорис-Меликов был умеренный постепеновец, последовательный либерал, строго убежденный защитник органического прогресса, с одинаковым несочувствием относившийся ко всем явлениям, задерживающим нормальный рост и правильное развитие народов, с какой бы стороны эти явления ни обнаруживались… Он стоял за возможно широкое распространение народного образования, за нестесняемость науки, за расширение и большую самостоятельность самоуправления и за привлечение выборных от общества к обсуждению законодательных вопросов в качестве совещательных членов…» – писал в своих воспоминаниях доктор Н. А. Белоголовый, подружившийся с Лорис-Меликовым уже во время его проживания за границей. Именно это удивительное сочетание либерально-прогрессивных взглядов, с одной стороны, и присущие боевому генералу жесткость и последовательность в выполнении своего долга – вот те качества, которые являются определяющими, характеризующими уникальную личность М. Т. Лорис-Меликова, человека, которого можно со всем основанием назвать, наверное, самым выдающимся и талантливым политическим и военным деятелем - армянином не только в XIX в., но и в течение многих предыдущих столетий армянской истории.

Сергей Минасян, кандидат исторических наук, руководитель департамента политических исследований института Кавказа

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ի դեպ. եթե չեմ սխալվում, Լոռիս Մելիքովը թաղված է Թիֆլիսի Սբ. Գեւորգ եկեղեցու բակում, Սայաթ-Նովայից քիչ հեռու:

Հետաքրքիր է, նա ռուս ուղղափառություն ընդունած եղե՞լ է: Եթե ոչ, ապա, հավանաբար նա երբեւե ամենաբարձր պաշտոնի հասած հայ-լուսավորչականն է:

(Անաստաս Միկոյանին հայ-լուսավորչական դժվար է համարել, զի աթեիստ էր):

:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лорис-Меликов, Михаил Тариелович

Служа на Кавказе, выделился во время восточной войны 1853 - 1856 годов; в 1852 г. назначен начальником Терской области. В войну с Турцией 1877 - 1878 годов Лорис-Меликов, в чине генерала от кавалерии и звании генерал-адъютанта, командовал отдельным корпусом на турецкой границе; взял штурмом Ардаган, потом Карс и начал осаду Эрзерума; сумел даже во время военных действий на турецкой территории убедить местное население принимать русские кредитные бумажки, на которые и вел всю войну, чем сэкономил значительную сумму. По заключении мира получил титул графа (1878). В январе 1879 г., в видах борьбы с чумою, появившеюся в Ветлянке, назначен временным астраханским, саратовским и самарским генерал-губернатором. Благодаря его энергичным мерам чума не получила распространения. В апреле 1879 г. Лорис-Меликов назначен харьковским генерал-губернатором. Здесь он старался действовать не только репрессивными мерами, но и уступками общественному мнению. После взрыва в Зимнем дворце назначен (12 февраля 1880 г.) главным начальником Верховной распорядительной комиссии, учрежденной для борьбы с крамолой. Начальнику комиссии были даны чрезвычайные полномочия: ему были подчинены все высшие учреждения в государстве, в том числе 3-е отделение Собственной Его Величества канцелярии и корпус жандармов. Таким образом, Лорис-Меликов явился как бы диктатором (диктатура сердца). Он обратился к жителям столицы с особым воззванием, в котором, обещая действовать против крамолы без послаблений, в то же время заявлял, что главную силу, могущую содействовать возобновлению правильности течения государственной жизни, он видит в поддержке общества. 20 февраля на жизнь Лорис-Меликова совершено неудачное покушение Молодецким, который, несмотря на личное ходатайство перед Лорис-Меликовым В. Гаршина , был в 24 часа казнен по приговору военного суда. В апреле 1880 г. Лорис-Меликов настоял на увольнении особенно ненавистного обществу министра народного просвещения Д. Толстого . Были освобождены довольно многие лица из административной ссылки, хотя в то же время аресты и ссылки не прекращались. Режим печати стал несколько свободнее. Временное затишье в деятельности революционной партии создало иллюзию, что Верховная распорядительная комиссия сделала свое дело, и 6 августа она была закрыта. Одновременно упразднено 3-е отделение, но заменено департаментом полиции, в составе министерства внутренних дел. Корпус жандармов тоже подчинен министерству внутренних дел. Лорис-Меликов занял пост министра внутренних дел. В качестве министра Лорис-Меликов продолжал прежнюю политику, заключавшуюся в некотором ослаблении гнета цензуры, в подготовлении мер, имевших в виду улучшение экономического положения народа, в сочувственном отношении к органам самоуправления. Он проектировал понижение выкупных платежей, содействие крестьянам в покупке земли, облегчение условий переселения; успел провести отмену соляного налога. В видах выяснения народных нужд были предприняты сенаторские ревизии. Материал, собранный ревизиями, и свои проекты, Лорис-Меликов предполагал передать на рассмотрение особой комиссии, в состав которой должны были войти, кроме чиновников, выборные от губернских земств и некоторых городских дум. Этот план впоследствии стал известен под именем конституции Лорис-Меликова, хотя конституцией он не был, так как участие общественных деятелей допускалось лишь для вполне определенной задачи и только с совещательным голосом. Убедив в этом императора Александра II , Лорис-Меликов добился 17 февраля 1881 г. согласия на этот план, исполнение которого, по позднейшему признанию Кравчинского и многих других революционеров, могло бы предотвратить катастрофу 1 марта; но он держался в строгой тайне, и обществу известен не был. Убийство императора Александра II оказалось роковым для проекта Лорис-Меликова и для его карьеры. На заседании во дворце, где Победоносцев разоблачал конституционные стремления Лорис-Меликова, его проект был отвергнут императором Александром III . Несмотря на усиленные репрессии, между прочим и против печати, принятые после 1 марта, Лорис-Меликов в консервативных к ругах считался носителем идеи либерализма и виновником катастрофы 1 марта.

29 апреля был опубликован манифест о верности началам самодержавия, написанный Победоносцевым, и 7 мая Лорис-Меликов вышел в отставку, вместе с Д. Милютиным и Абазой . Это было концом относительно либерального периода и началом долгого периода крайней реакции. Последние годы жизни Лорис-Меликов провел за границей и умер в Ницце. Напечатал: "О кавказских правителях с 1776 г. до конца XVIII столетия, по делам ставропольского архива" ("Русский Архив", 1873); "Записка о Хаджи-Мурате" ("Русская Старина", 1881, т. XXX); "О судоходстве на Кубани" ("Новое Время", 1882); "Записка о состоянии Терской области" ("Русская Старина", 1889, № 8). Очень ценные воспоминания о нем и характеристику его см. у Н.А. Белоголового в "Воспоминаниях" (М., 1897) и А.Ф. Кони в "Голосе Минувшего" (1914, № 1).

post-32470-1241686629.jpg

Edited by Risha

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вай!.. Простите меня, то-то я удивилась!

Не видела этой темы. :)

Выходит, зря старалась..

Share this post


Link to post
Share on other sites

post-31580-1317204047.jpg

Предки военачальника, дипломата, политика и реформатора Микаела Тариеловича Лорис-Меликова происходили из старинного рода лорийских меликов (князей). В 12 лет Микаел поступил в Лазаревский институт в Москве, через 5 лет – в школу кавалерийских юнкеров; в чине поручика был переведен на Кавказ, где служил 32 года, принимал участие в 180 сражениях с горцами и турками.

В 1877 году Лорис–Меликов назначается командующим отдельным корпусом Кавказской армии, которая приняла участие в войне с турками. Тогда в рядах российской армии сражалось много армян, они были и в командном составе – И. Лазарев, Б. Шелковников, И. Лорис–Меликов и другие прославленные военачальники.

5 ноября 1877 года Карс был взят штурмом, и в этой акции действия М. Т. Лорис–Меликова вызывали удивление знатоков военного дела в Европе. Турецкая армия была разбита наголову, город Эрзерум сдался без боя, к России была присоединена территория в 17 тыс. кв. км. Лорис–Меликов был непосредственным руководителем военных операций, блистал своим полководческим талантом. Вынужденный действовать со сравнительно меньшими силами, он стремился к глубокому пониманию и оценке обстановки. Отличаясь бесстрашием, он проявлял осторожность, заботясь о солдатах в бою и походах, тщательно взвешивал идею, прежде чем претворять ее в жизнь. Будучи хладнокровным и мужественным воином, он не отступал перед препятствиями. Благодаря своему дипломатическому таланту он нередко добивался успехов путем переговоров. В Российской военной энциклопедии 1913 года его полководческому таланту дана высокая оценка. До 1880 года Микаел Тариелович временно исполнял должность наместника Кавказа. В годы правления Лорис–Меликова велось строительство дорог, школ, гимназий в Грозном, Кизляре, Владикавказе и других городах, он многое сделал для восстановления мира и улучшения жизни народов Кавказа.

В те годы ситуация в России была таковой, что, несмотря на отмену крепостного права в 1861 году, половинчатые шаги самодержавия не способствовали развитию страны и улучшению работы государственной машины. И именно граф Лорис–Меликов взял на себя смелость продолжить политику реформ, даровать народу свободы, совместимые с сохранением монархической власти. В этом его поддержал император Александр II, уверенный в его способностях, честности и деятельной воле. Речь шла о возможности введения в систему управления выборного начала по образцу европейских стран. Однако в России произошло событие, оказавшее роковое воздействие на дальнейшую историю страны. 1 марта 1881 г. император Александр II стал жертвой покушения и погиб накануне публикации Манифеста, провозглашающего ограничение самодержавия народным представительством. Новый царь отказался от политического завещания императора Александра II. Граф Лорис–Меликов, чье здоровье было подорвано, ушел в отставку в 1881 году и через несколько лет скончался в Ницце. По мнению ряда российских историков, реализация реформ Лорис-Меликова могла бы спасти Россию от кровавой диктатуры большевизма.

«Ноев Ковчег»

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0