Mamikon

Знать и помнить.

98 posts in this topic

Обыкновенный герой

post-31580-1273566981.jpg

Держу в руках папку, полную вырезок из старых газет, писем, документов и отрывков книг о героях Великой Отечественной войны. Это все, что осталось от деда моему другу Эрику Авагимову – хорошему армянину с характерной армянской судьбой – корнями уходит в Зангезур, родился в Тбилиси, живет в Москве. То, как мой друг трепетно хранит память о дедушке, которого никогда не видел, вызывает у меня искреннее уважение и желание побольше узнать о Ваче Авагимове.

На старых фотографиях запечатлен по-военному опрятный молодой человек с грустными армянскими глазами. Это Ваче Авагимов – участник Сталинградской битвы, один из защитников легендарного Дома Павлова. Родился в селе Брнакот в 1913 году. Молодой офицер, с отличием окончивший Тбилисское военное училище, с первых дней участвовал в Великой Отечественной войне и погиб в бою в 29-летнем возрасте.

Читаю статьи из старых газет, переписку фронтовых друзей В. Авагимова с его сыном Юрием - и постепенно герой с фотографии становится почти родным человеком, как лицо из семейного альбома. Вырисовывается портрет сильной и в то же время очень симпатичной личности.

В своих воспоминаниях фронтовые товарищи называют его «отважным сыном армянского народа». Рассказывают о том, как он, политрук батальона, сражался вместе с рядовыми, как часто его можно было видеть в окопах с лопатой и киркой, помогающим солдатам под вражеским огнем. Вспоминают и то, как он бросался в бой и рисковал жизнью часто наперекор командам вышестоящих. В письмах и статьях также упоминается, как много раз В. Авагимов, рискуя жизнью, на себе вытаскивал с поля боя раненых...

В воспоминаниях особо отмечается способность политрука Авагимова зажигать бойцов своим мужеством, поднимать боевой дух и... шутить в самых тяжелых и безвыходных ситуациях. Вот один из случаев. Идут тяжелейшие бои. В командном пункте раздается звонок из штаба. «Сколько вас?» – спрашивает командир. «Нас трое, товарищ командир, - отвечает Авагимов, - я, телефон и пулемет».

Какой порой яркий свет можно оставить за короткую жизнь...

А вот и последний листок в папке. Это официальное письмо, адресованное Евдокии Авагимовой, о том, что ее муж «в боях за Социалистическую Родину, верный военной присяге, проявив геройство и мужество 4 октября 1943 года был убит». Письмо также сообщает, что В. Авагимов награжден медалью «За оборону Сталинграда», орденом Красной Звезды и орденом Великой Отечественной войны I степени.

Таким я узнал деда своего друга – «обыкновенного героя», о котором снимаются фильмы, слагаются песни, пишутся книги. Склоняю голову перед его светлой памятью, а также перед всеми погибшими и ныне живущими дедами, отцами, братьями и сыновьями, которые сражались за Родину, как бы она ни называлась. Жаль только, что людей, защитивших мир дома нашего, мы чтим и благодарим лишь по памятным датам...

Владимир Дарбинян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Памяти родителей-партизан

Как-то мы гуляли с дочкой в парке «Ахтанак». Неожиданно рядом заговорили давно забытым говором - звучал явно белорусский акцент. Я не удержалась и подошла к соседней скамейке, где сидел пожилой человек с мальчиком. Разговорились. Как я и предполагала, гость был из Белоруссии, приехал к дочери, которая замужем за российским офицером. Я рассказала о своих родителях, о том, что они воевали в тех краях. И вдруг слышу в ответ: «У нас в партизанском отряде тоже был армянин - Ванька Погосов. Смелый хлопец - у немцев из-под носа грузовик угнал». Неужели это о моем отце - Иване Сергеевиче Погосове? Так и есть. Представьте мое состояние. Нахлынули воспоминания...

Война застала отца, когда он служил в армии в 1735-м отдельном танковом батальоне в Белоруссии. Первый сокрушительный удар фашисты нанесли именно по этой республике. Многие военные и мирные жители подались тогда в леса, где организовали партизанские отряды. В Брестской области действовал партизанский отряд «Мститель» бригады им. Суворова. До 1944 года разведротой там командовал мой папа.

Однажды они заметили машину, в которой немцы увозили молодежь в Германию. Начался бой, ребят спасли. Так в партизанский отряд попала моя мама - Татьяна Алексеевна Ткачева. Говорят, на юную красавицу заглядывались многие, но командир защищал ее от назойливых ухажеров, никому не давал в обиду. Таня готовила для партизан, обстирывала бойцов, а в трудных ситуациях и сама брала в руки оружие. Впоследствии удостоилась многочисленных медалей.

А о ратном пути отца красноречиво свидетельствуют его награды: орден Отечественной войны I степени, два ордена Красного Знамени, медали «За Победу над Германией», «Партизан ВОВ» (I степени), медаль им. Жукова и многие другие. Все эти награды мы, дети, храним для потомков.

После войны родители осели в городе Барановичи. Отец работал водителем, отстраивал дом. И все-таки его тянуло на Родину. Родом он из села Нижний Гезалдар Мартунийского района. Родился в многодетной семье - двое его братьев так и не вернулись с войны. Наша семья переехала в Армению в 1969 году. Папа работал до выхода на пенсию. За многолетний добросовестный труд Президиумом Верховного Совета Армянской ССР Иван Погосов был награжден медалью «Ветеран труда».

Светлана Погосова

Share this post


Link to post
Share on other sites

В боях за Коростышев

Штрихи к портрету Героя Советского Союза Левона Дарбиняна

post-31580-1273575016.jpg

О Левоне Дарбиняне мне часто рассказывала бабушка - он приходился ей двоюродным братом. И я с юношеских лет бережно и с гордостью нес в своем сознании эту информацию: прославленный воин, полковник, Герой Советского Союза Левон Хнканосович Дарбинян - мой близкий родственник, двоюродный брат моей бабушки.

Они были не только двоюродными братом и сестрой, они были одногодками - родились в одном и том же 1905 году, в одном и том же селе Аластан Ахалкалакского района, в Джавахке. Из рассказов бабушки о Левоне Дарбиняне запомнилось только то, что ему неведомо было чувство страха, что он был сорвиголова, что в мальчишеских драках ему не было равных.

Их жизненные пути-дороги разошлись довольно рано, так что о боевых подвигах своего кузена бабушка узнавала урывками, по чьим-то рассказам. Многое она узнавала от меня - пришел мой черед рассказывать ей о ее двоюродном брате. Благо речь шла об известном человеке, славном воине и полководце, Герое Советского Союза.

Левон Дарбинян учился в школе всего три года - время было не просто смутное, а кошмарное, поганое. Шутка ли сказать - третий класс он закончил в 1916 году. Было не до учебы. В воздухе пахло войной, катастрофой. И она не заставила себя ждать. Но больнее всего она ударила по армянскому народу...

Бабушка много и часто рассказывала об этих годах, о Геноциде. Я был невнимательным слушателем, о чем сейчас горько сожалею. Ее рассказы, а рассказчиком она была отменным, следовало бы записать на магнитофон и беречь как зеницу ока, как реликвию, как свидетельство очевидца тех жестоких лет. Приблизительно в те же самые годы за океаном другая бабушка рассказывала своему внуку Питеру Балакяну, моему хорошему знакомому и всемирно известному писателю, об ужасах Геноцида, и рассказы ее выплеснулись на бумаге в виде поэтических образов, ассоциаций и реминисценций... Но все мы, как известно, задним умом крепки...

Дальнейшая судьба Левона Дарбиняна складывалась следующим образом. В апреле 1921 года 16-летним юношей он принимал участие в освобождении от турецких захватчиков родного Джавахка, который в те годы уже был в составе большевистской Грузии. Несколько лет работал в органах внутренних дел. С 19 лет служил в Красной Армии, стал кадровым военным. В 1927 году окончил Армянскую объединенную военную школу, еще через год - Закавказскую пехотную школу в Тбилиси. В Великой Отечественной войне Левон Дарбинян участвовал с первых же дней. Воевал в составе войск Центрального и Северо-Западного фронтов в качестве командира полка и заместителя командира дивизии. Сражался храбро, о чем свидетельствуют пять полученных ранений.

...Шла последняя неделя переломного 1943 года. 69-я механизированная бригада Левона Дарбиняна вела ожесточенные бои на подступах к городу Коростышеву Житомирской области. Из Житомира надвигались две танковые дивизии гитлеровцев. Необходимо было опередить их - иначе фронт неизбежно будет прорван. Генерал П. Рыбалко поручил провести эту дерзкую операцию полковнику Левону Дарбиняну. Медлить было нельзя. Отчаянное положение усугублялось тем, что противник занимал удобную позицию в лесу, замаскировался и бил прямой наводкой по атакующим «тридцатьчетверкам».

Но выбора не было. Под шквальным огнем танковая бригада полковника Дарбиняна неудержимо продвигалась вперед. Необходимо было добить вражеские «Тигры» до того, как подоспеет помощь. Если не успеть, контроль над ситуацией будет потерян, а сама бригада окажется в кольце окружения. Это был отчаянный рывок на опережение.

Запаниковавшие немцы запросили незамедлительной помощи. В небе со стороны Житомира появились «Юнкерсы». Истребители кружили над территорией, пытаясь определить мишень для бомбардировки. Мгновенно сориентировавшись в ситуации, полковник Дарбинян выхватил у адъютанта ракетницу и бросился к опушке леса, туда, где прятались немцы. В небо взметнулись две зеленые ракеты, высветив позиции гитлеровцев. Через небольшую паузу еще две ракеты указали на лесной массив. Авиация добросовестно перепахала бомбами свои же позиции. Когда «горячая обработка» закончилась и самолеты повернули обратно, бригаде Левона Дарбиняна оставалось только добить изрядно потрепанные и вконец растерявшиеся силы неприятеля.

Ничего не предвещало беды. Связисты уже передавали доклад командира бригады командующему армией, как вдруг прогремел взрыв. Полковник Левон Дарбинян получил тяжелое ранение в ногу. Его спешно отвезли в госпиталь, сделали ампутацию... Но операция не помогла. Спасти жизнь мужественного военачальника не удалось. Его похоронили в парке украинского города Коростышев - города, который во многом обязан своим освобождением армянину Левону Дарбиняну.

Звание Героя Советского Союза Левону Хнканосовичу Дарбиняну было присвоено посмертно 10 января 1944 года. Годы спустя в городе Коростышеве был установлен памятник герою.

Каждый раз - а бывает это, к сожалению, все реже и реже, когда где-то упоминается имя Левона Дарбиняна, я мысленно говорю себе: «Я знаю и помню тебя, Левон Дарбинян. Ты - Герой. И еще - брат моей бабушки».

Гурген Карапетян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Айк Мелконян

post-31580-1277524010.jpg

От приюта до фронта

Айк Мелконян родился в 1911 г. в с. Блурмак (Турция). В 1915 году его род почти сплошь был вырезан турками. На глазах маленького Айка убили отца. Благодаря помощи соседей он и брат Аслан спасаются бегством и оказываются по эту сторону Аракса. Поначалу Айк живет в приюте, потом вместе с братом батрачит в селе Джрвеж. Здесь по удивительному совпадению братья слышат из уст одной женщины песню своей матери, расспрашивают и через несколько лет разлуки находят мать.

В 1927 году юноша поступает в Ереванский педагогический техникум, после окончания переходит на комсомольскую работу, затем служит в армии, после демобилизации с 1935 года избирается секретарем парткома Кироваканского химического завода, затем секретарем горкома, откуда переводится на работу в Ереван, в ЦК КП Армении.

«Вставай, страна огромная...»

Когда началась Великая Отечественная война, Айк Мелконян был секретарем Кировского райкома Еревана и мог остаться в тылу, но коммунист не на словах Мелконян добровольцем пошел в армию.

После окончания 4-месячных курсов в Московской академии имени Ленина молодой офицер был назначен комиссаром I-го батальона 123-й бригады 67-й армии, обороняющей Ленинград. Вся страна тогда с замиранием сердца слушала сводки о военных действиях на подступах к северной столице. Попытки фашистов сломить сопротивление ленинградцев к успеху не привели. Наоборот, в январе 1943 года началась долгожданная крупномасштабная операция по прорыву блокады Ленинграда. Приближался час спасения умирающих от голода защитников города.

Главный бой жизни

Части Ленинградского и Волховского фронтов, преодолевая яростное сопротивление гитлеровцев, шли навстречу друг другу. Со стороны ленинградцев в авангарде был I-й батальон 123-й бригады. Его командир Банников получил тяжелое ранение. Взяв на себя командование, Мелконян с товарищами продолжил наступление.

На рассвете 18 января 1943 года Мелконян первым поднялся в рост, увлекая бойцов в атаку. Пулеметный огонь прижал солдат к земле. Мелконян ползком добрался до огневой точки и ликвидировал пулеметчиков гранатами. Батальон ворвался в боевые порядки врага, взяв в плен около 300 солдат и офицеров. Дальнейший ход боя изложим по книге «Прорыв» фронтовых корреспондентов Михайлова и Василевского: «Мелконян бежал дальше. У него было не столько бойцов, сколько отваги. Фрицы не выдержали, дрогнув, попятились к лесу. Но наши продолжали наступать, порой схлестываясь в рукопашном бою. Много черной фашистской крови застыло на штыку Мелконяна. Вместе со связником Анисимовым он достиг леса и наткнулся на лыжников в белых халатах.

- Ура! Наши! - раздалось с двух сторон.

И Мелконян крепко обнял майора Мельникова, волховца».

В памятном акте о прорыве блокады Ленинграда написано и навечно останется в истории, что в 9:30 утра 18 января 1943 года при соединении войск Ленинградского и Волховского фронтов первыми встретились батальоны майоров Мелконяна и Мельникова. Этот документ подписали пятеро, и первой стоит фамилия Мелконяна.

После Победы

Герой Ленинграда участвовал в боях за освобождение Прибалтики и взятие Кенигсберга, а закончил войну осенью 1945-го в Маньчжурии.

Демобилизовавшись, Мелконян занимал различные ответственные посты в Армении. Принимал участие в организации репатриации соотечественников в Армению, избирался первым секретарем Кироваканского горкома партии, работал в ЦК, с 1957 по 1961 г. был министром внутренних дел Армении, затем - управделами в Совете Министров. Скончался в 1979 г.

Все, кто с ним работал, отмечали искренность, взрывной характер и одновременно отходчивость, доброту, ответственность человека, знающего свое дело и преданного ему.

Именем Айка Мелконяна названа улица в Джрвеже, в свое время ему часто писали из Ленинграда, других городов СССР. Сегодняшнее поколение мало что знает о героях Великой Отечественной, 65-летие Победы - лишний повод для того, чтобы с гордостью вспомнить их имена и подвиги.

Асмик Испирян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Разведчик Газарян

post-31580-1277524302.jpg

Судьба отмеряет каждому его век, и каждый из нас, как правило, сожалеет, что распорядился своим временем не так, как мог бы. Григорий Аракелович Газарян прожил 95 лет и один месяц. Прожил достойно, целеустремленно, подчиняя каждый час своей жизни защите Отечества.

Родился он 7 ноября 1908 года в селе Ашан Нагорного Карабаха. Отец - инженер-электрик, мать Мариам была дворянского происхождения, ткала ковры, занималась рукоделием. От нее Григорий и его старший брат Хачатур унаследовали художественный вкус. А еще в семье детей научили отстаивать свои принципы, быть верными делу и стране, жить так, чтобы потом не было стыдно.

Григорий выбрал нелегкую профессию разведчика. Окончил Закавказскую военно-подготовительную школу в Баку, Московскую военно-инженерную школу, затем стал слушателем Военной академии имени Фрунзе (1937 г.). С 1940 по 1942 гг. Казарян выполнял специальное правительственное задание за рубежом.

В 1942 году по личной просьбе Газарян был направлен на фронт и назначен начальником разведки во вновь сформированный 5-й гвардейский корпус, действующий в составе 16-й армии. Задачей разведки было выявление данных о воинских соединениях врага, численности и расположении техники, минных полей... Словом, нужно было выяснить все возможное, чтобы помочь командованию принять правильное решение для прорыва обороны противника.

5-й гвардейский корпус перебрасывали с одного участка фронта на другой. Разведчики, рискуя жизнью, по крупицам собирали сведения. Вместе с ними на переднем крае действовал и Григорий Газарян. Достаточно вспомнить эпизод с пленением командира фашистской дивизии в тылу врага. Разведчики окружили блиндаж, ликвидировали часовых. Газарян первым ворвался на командный пункт, где немецкий генерал был в одиночестве. Несмотря на неожиданность, генерал успел выхватить пистолет. Григорий выбил оружие из его рук. Генерал схватил со стола нож и успел полоснуть разведчика. Но пришедшие на помощь однополчане обезоружили и связали фашиста.

Весной 1944-го корпус передали в 39-ю армию 3-го Белорусского фронта. Готовилась мощная наступательная операция «Багратион» по освобождению Белоруссии. Перед ее началом Газарян был тяжело ранен на передовой разрывом снаряда. Полтора года ведущие нейрохирурги боролись за его жизнь, сделали 5 операций. Ампутации ноги удалось избежать, а в декабре 1945-го Григорий Аракелович на костылях выписался из госпиталя...

Но инвалид войны не собирался отсиживаться дома. Вскоре он стал ведущим преподавателем кафедры разведки в Военной академии имени Фрунзе, где проработал до конца 1956 года. Его лекции, методические разработки, военные игры на картах обогатили учебный процесс в Академии. Однако здоровье не позволило работать дальше, и в 1956 году, в 48 лет, Газарян выходит в отставку, а в 1984 году переезжает в Евпаторию (Крым) для регулярного лечения и восстановления здоровья и вместе с супругой Кларой Михайловной (тоже инвалидом I группы) проживает свои последние годы.

Здесь 7 ноября 2003 года кавалер ордена Ленина, трех орденов Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, орденов Отечественной войны I степени и Богдана Хмельницкого справит свое 95-летие. Его в этот день поздравят руководство города, депутаты, военком. 8 декабря Григорий Аракелович скончался и был похоронен в Евпатории, хотя в последние годы мечтал найти вечный покой на родине или хотя бы там, где разбросало его многочисленную родню.

... Разведчик Газарян никогда не любил распространяться о своих подвигах в легальной и нелегальной деятельности. О том, что он сделал, говорит перечень наград, которых, конечно, было бы еще больше, если бы не тяжелое ранение в июне 1944 года. Судьба не раз сводила разведчика и преподавателя с маршалами и генералами армии - К. Рокоссовским, И. Коневым, А. Василевским, И. Баграмяном, И. Черняховским, писателями И. Эренбургом, А. Фадеевым. Жаль, что мы очень мало знаем о славном пути Григория Газаряна - человека, внесшего достойный вклад в Победу, 65-летие которой отмечается в нынешнем году.

Анна Геворкян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Храбрец и патриот

Памяти отставного полковника сухопутных войск Вооруженных сил США Мурада МУРАДЯНА (Дюка), скончавшегося от лейкемии 30 сентября 2009 г. в Ричмонде

Мурад родился в Провиденсе в семье Пауля и Назли Мурадянов. У него было три сестры: Анна (ныне покойная), Анаит и Беатрис. Мурад женился на своей подруге по университету Лилиан, церемония состоялась в церкви Св. Саака и Месропа в Провиденсе в 1955 г.

Мурад получил разностороннее образование: история искусств, философия, конфликтология, военное дело. Бакалавр и магистр истории искусств, доктор философии, Мурадян получил высшее военное образование и прослужил в сухопутных войсках США в общей сложности 30 лет. Он преподавал историю и международные отношения в Военной академии США (Вест-Пойнт, Нью-Йорк), служил в 3-й пехотной дивизии в Визбурге (Германия), работал в Пентагоне, на Гаваях, в Корее. Он встречался с президентом Кореи и обедал в Синем доме (корейский аналог Белого дома). После выхода в отставку в 1987 году работал в Институте анализа и разрешения конфликтов в качестве члена рабочей группы по Закавказью.

Мурад состоял в комитете по армянским вопросам при губернаторе Вирджинии и работал консультантом в многочисленных организациях, участвующих в разрешении конфликтов на международной арене, будучи лицензированным посредником в палате представителей штата Вирджиния.

Он работал в правлениях многих армяно-американских организаций, в том числе, в Национальной ассоциации армянских исследований (NAASR), а также руководил разработками в Армянской Ассамблее Америки (ААА). Он являлся также членом приходского совета в армянской церкви Св. Марии в Вашингтоне и армянской церкви Св. Джеймса в Ричмонде.

С 1995 г. до самой смерти Мурад состоял членом исполнительного комитета Armenia Tree Project (АТР), который был организован в 1994 г., и сумел за минувшие годы добиться решения многих важных вопросов. Они занимались улучшением ландшафта, экологической инфраструктуры и повышением уровня жизни для тысяч армян, предлагая трудоустройство и организуя посадку деревьев в Армении.

Мурад был приглашенным профессором в сфере изучения конфликтов факультета социологии в Ереванском государственном университете, где работал директором центра конфликтологии. Он много раз посещал Армению в период 1990-2008 гг., в том числе, совершал поездки в Нагорный Карабах в военные годы и в последующем.

Его комментарии в прессе в основном касались таких проблем, как геноциды армян, евреев, американских индейцев, камбоджийцев, африканских народов. В ряде статей он подчеркивал, что Геноцид 1915 г. является одним из важнейших обоснований армянской позиции по обеспечению независимости и безопасности карабахских армян. Его докторская диссертация была посвящена карабахскому конфликту. Позднее он опубликовал книгу 'Новый взгляд на TARC', в которой анализировал проблему армяно-турецкой комиссии по примирению. Он сотрудничал в трех армяно-американских газетах: Armenian Reporter, Armenian Observer и Armenian Mirror-Spectator.

Образцом для подражания для Мурада был Джон Вейн, отсюда и кличка Duke. Как и Джон Вейн, Дюк Мурадян обладал большой личной храбростью и всегда защищал то, что, с его точки зрения, было нравственно и справедливо. Он глубоко любил свою семью и был нежно любим многочисленными членами семьи и друзьями. Поклонник команды Boston Red Sox, Мурад обожал наблюдать, как его любимая команда побеждает New York Yankees.

Супруга Мурада - Лилиан Мурадян пережила его. У них осталось четверо детей, восемь внуков и один правнук. Живы две его сестры - Анаит Бояджян и Беатрис Петриконе и многие другие члены большой семьи, в истории которой сохранится память о храбром полковнике и добром человеке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Памятник комиссару Мелконяну

В центре большинства сел Украины стоят величественные монументы в память о тех, кто погиб на ее священной земле, защищая Отечество от врага. Среди тех, кто завершил тут свой земной путь, представители многих народов и национальностей бывшего СССР. Не исключение - маленькие, уютные Писки Полтавской области. Село на берегу очаровательной речушки Сула в годы минувшей войны оказалось в эпицентре трагических событий. Очень, очень много полегло в здешних местах белорусов и таджиков, латышей и русских, грузин, татар, молдаван...

- Мои земляки свято чтут память о тех тяжелых временах, - говорит местный учитель Алексей Шевченко, - особо же помним мы о комиссаре Агаси Мелконяне…

Комиссар Мелконян воевал в составе Юго-Западного фронта. В Писки он зашел в составе отступающих войск. В ходе боя с фашистами был ранен и пленен. Форма комиссара, стойкость и твердость духа Мелконяна бесили врага, и, чтобы запугать население, немцы казнили его посреди села на глазах у десятков стариков, женщин и детей...

Когда отшумела война, решили селяне поставить памятник своему - а именно так называли люди расстрелянного офицера - комиссару. Никто не знал его имени, не видел документов, и поэтому на обелиске выбили золотом - Невідомому комісару від вдячних жителів села Піски.

Много лет стоял в таком виде памятник, ибо комиссар Агаси Мелконян считался пропавшим без вести. Было так до 1970 года. Именно в том году неутомимый следопыт, участник сражения в Шумейковой роще Михаил Алексеевич Четвериков, по крупицам собиравший архивные документы, выслушивая очевидцев минувших событий, установил: в Писках погиб комиссар Мелконян.

- Как только об этом узнала жена комиссара, - говорит Алексей Шевченко, - тотчас же приехала в село. С тех пор Роза Оганесовна ежегодно посещала Писки вплоть до своей кончины.

Не забывают о своем родственнике его земляки и поныне. После смерти жены комиссара к нему на могилу стал приезжать родной брат Роберт Мелконян. Правда, Роберт бывал здесь и раньше вместе с Розой Оганесовной. А вот последний раз он привез на могилу внука комиссара Арбиена Мелконяна. Нужно было видеть, как переживал юноша, стоя у могилы дедушки. Он все снимал на видео- и фотокамеры, все пытался запечатлеть, увидеть…

- Дома, в Ереване, я обо всем расскажу родным, близким, - взволнованно уверял Арбиен. - Особенно интересно будет сестренке Армине…Мы обязательно сюда еще приедем…к дедушке…

Сегодня в Писках - в ожидании дорогих гостей. Возможно, кроме полковника в отставке, технического директора московской авиакомпании ООО "ИВВ ФЕМИДА" Роберта Мелконяна сюда, на могилу дедушки и брата, приедут внуки и правнук погибшего воина из Еревана. Добро пожаловать, уважаемые!

Владимир Бесчастный

post-31580-1303754411.txt

На снимке: Роберт и Арбиен Мелконяны и директор местной школы Алексей Шевченко.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Из поколения победителей

Разведчик-артиллерист

post-31580-1305308658.txt

Нора Багдасаровна Сейранян - ветеран ВОВ. Ей 86 лет. В армию была призвана в 1941 году из Гадрутского района Нагорного Карабаха. Прошла всю войну в зенитной артиллерийской бригаде.

"Артиллерия - бог войны, а разведка - глаза и уши армии", - любит повторять она. Красавица, всеобщая любимица и, наконец, разведчица была награждена орденами и медалями, знаками "Отличник-разведчик", "Отличник-артиллерист", благодарностями. Во время войны получила осколочное ранение в голову, но не демобилизовалась, а подлечившись в госпитале, вернулась в строй - ковать Победу.

Пережившие геноцид

После войны Нора Сейранян вышла замуж за военного - выпускника Ленинградской военной академии. Ее жизнь протекала в бесконечных переездах - Россия, Западная Украина, Дальний Восток и, наконец, Азербайджан. Там ее семья и обосновалась окончательно. Инженер-технолог Нора Сейранян, вплоть до выхода на пенсию, работала заведующей ателье в Баку.

"Я сбежала из собственной квартиры, перелезая через балконы соседей. Мы пережили настоящий геноцид и чудом спаслись от озверевшей толпы", - рассказывает о бакинских погромах Нора Багдасаровна.

Отметим, что нажитое за долгие годы добро ее семьи, как и часть медалей и фронтовых фотографий (за исключением двух, с которыми она никогда не расстается), остались и пропали в Баку.

"Я страдаю..."

Инвалид II группы ВОВ Нора Багдасаровна вместе с дочерью - 62 летним инвалидом III группы, вот уже двадцать лет ютится в крохотной комнатушке в богом забытом общежитии на периферии. Условий быта никаких. В здании даже нет питьевой воды (единственный источник воды, откуда жильцы набирают воду, находится в пятистах метрах).

И Нора Багдасаровна два раза в день с двумя ведрами в руках, преодолевая крутые ступеньки трех этажей, идет за водой. К сожалению, это правда, а не вымысел журналиста... "Страдаю", - признается она. Несколько лет назад она перенесла инсульт, плохо слышит и жалуется на головные боли, но вместе с тем держится стоически.

"Я ничего не хочу, столько лет мучаюсь... Что у меня за жизнь? Это разве жизнь? Может быть, если власти узнают обо мне, то распорядятся и мне тоже выделят квартиру?" - задается вопросом она.

Добавим, что, по нашим сведениям, в Ереване проживает всего восемь ветеранов ВОВ, которые нуждаются в жилье.

"Она квартиру не получит, а ты, если доживешь, то, быть может..." - так отреагировал один из чиновников Миграционного агентства Министерства территориального управления, когда дочь Норы Сейранян попыталась у него уточнить детали осуществляемой госпрограммы по обеспечению беженцев квартирами. Правда, чинуша вскоре уволился из данной структуры, но свое черное дело он сделал...

Праздники Дня Победы проходят для Норы Багдасаровны самым обычным образом и ничем особенным не отличаются от других дней. И в этом году, как и в прошлом, вряд ли о ней вспомнят и уж тем более поздравят.

- Из соседей был один фронтовик, мы вместе вспоминали былые времена. Пару лет, как он умер, и вспоминать о войне более не с кем, - сетует она.

"Я помогу"

Есть такая поговорка - не тем богат, что есть, а тем богат, чем поделиться рад. Это про Нору Багдасаровну, которая не сидит без дела. У нее золотые руки, и все соседи за переделкой старой одежды обращаются к ней.

- Если тебе надо будет что-то ушить или дома не с кем оставить детей, то я помогу, - говорит она мне.

От предлагаемой помощи престарелой женщины становится неловко, поскольку сказать ей в ответ нечто подобное я не могу. "Простите нас", - говорю и крепко обнимаю ее на прощание.

Анна Бегларян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Свет погасшей звезды

Документальный рассказ о разведчице Ирине Тевиковне Аракелян-Мамаджановой

Письмо в КГБ СССР

post-31580-1305309246.txt

Я знал Иру Аракелян лично. Перед войной она проживала в одном дворе с нами в семье Владимира Степановича Оголевца. Ира была одноклассницей одной из дочерей Оголевца Инны. Когда во время оккупации мы узнали, что Ира съехала от Оголевцев, потому что стала переводчицей гестапо, я, 10-летний мальчишка, возненавидел ее.

Уже будучи офицером запаса госбезопасности и заслуженным журналистом Украины, мне довелось готовить материалы по письму дочери В. С. Оголевца и подруги Иры Инны Ширшовой, которые обратились в КГБ СССР: "Прошу вас сообщить о судьбе Аракелян И. Т., 1923 года рождения, уроженки г. Еревана. В 1937 году вместе с родителями она переехала на Украину в Полтаву. Вскоре ее родителей репрессировали. С квартиры ее выселили. Жила она или у преподавателя химии Н. А. Алексеевой, или в нашей семье. В сентябре 1941 года мы поступили в педагогический институт. И тут - оккупация. Жить стало неимоверно тяжело и опасно. Моя мама - еврейка. Только сейчас я поняла, что жизнью своей обязана Ире, которая, я уверена, приложила много сил как переводчица гестапо, чтобы спасти меня и многих еще людей. В одной из повестей упоминается, что в гестапо переводчицей работала патриотка, но имя и фамилия там изменены".

Да, той патриоткой была Ира Аракелян. Среди спасенных ею от фашизма была и наша семья. Одна из соседок написала донос в гестапо, что отец воюет против немцев и что нас следует выгнать из дома, а квартиру передать ей. Донос попал к Ире. Зная, что в нашем районе живут честные и порядочные люди, она предложила следователю гестапо Фрюзорге, чтобы он заставил доносчицу принести подтверждение соседей. Так мы были спасены. Соседи не выдали.

Я и сейчас вижу, как красивая чернобровая девушка с длинными косами в розовом платье идет моей родной улицей. Вижу и знаю, что это не изменница, а истинная патриотка, шагнувшая в бессмертие героиня, ибо свет яркой звезды доходит к людям и после того, как звезда погаснет.

Путь в гестапо

18 сентября 1941 года в оккупированную Полтаву пришел "новый порядок". Кушать было нечего. Ира подалась в села, работала на осенней ниве. В ноябре похолодало. Ира возвратилась в Полтаву. Жила в семье В. Оголевца. Ира начала давать частные уроки немецкого языка, который хорошо знала. Как-то проходившие мимо дома Оголевца два немца в штатском спросили у Иры на ломаном русском дорогу и услышали ответ на прекрасном немецком.

Вскоре Иру вызвали в ГФП - тайную полевую полицию. Там, учитывая знание языка и тот факт, что родители девушки были репрессированы, комиссар Тибусек предложил ей работу: переводы донесений агентов, допросов... Так Ира стала переводчицей тайной полиции. Ира не могла воспринимать фашистских издевательств над людьми. "Что делать? Как поступить?" - терзалась она в мыслях. Несколько раз попробовала подсунуть неточный перевод. Не заметили. Иной раз сделала не перевод, а от имени допрашиваемого дала ответ, который позволил тому избежать ареста. Так выработался стиль ее антифашистской деятельности.

В мае 1942 года девушку вызвал новый шеф ГФП гауптман Мерец.

- Мы продвигаемся на Восток, оставляем Полтаву...

- Я бы не хотела уезжать. Тут остаются родные для меня люди.

- Не надо просить, фройляйн. Вы остаетесь. В Полтаве нужны знатоки немецкого языка. Теперь вы становитесь легальной сотрудницей службы безопасности третьего рейха. Поздравляю!

Сердце Иры похолодело: поняла, что теперь все ее знакомые, вся Полтава будет знать, что она - переводчица гестапо. Сколько будет проклятий как изменнице!.. Но возврата нет.

Следователь гестапо Вальтер Фрюзорге был в восторге от этой умной, эрудированной, красивой девушки с хорошо развитым чувством юмора. Вальтер был убежденный идейный нацист. Это сразу поняла Ира. Удивительная аналитичность помогала ей вмиг сконструировать схему, позволяющую действовать всех по ее воле.

Убедившись, что один из наиактивнейших сотрудников гестапо Виктор Каминский - жесточайший садист, враг умный, она искала путь навредить ему. И нашла. Узнав, что Каминский брошен в лагерь военнопленных для раскрытия антифашистской организации, она посетила лагерь, якобы разыскивая своего однокурсника. Увидев агента, она возмущенно крикнула сопровождающему ее охраннику-полицаю:

- Этот господин наш сотрудник. Почему вы его здесь держите?!

Каминский подал знак, отвернулся.

- Ой, - улыбнулась Ира, - я ошиблась. Просто этот очень похож.Но пленные услышали ее слова и на следующий день Каминского нашли задушенным.

Связи с подпольем у Иры не было. Да она и не искала. Практика ее работы свидетельствовала, что среди подпольщиков имеются предатели, а опытные фашистские контрразведчики наводняют подполье десятками провокаторов и доносчиков. Она решила бороться своими методами. Самым распространенным был перевод в пользу задержанного патриота, совет, как действовать. Делала это непосредственно на допросах. Безумность таких действий была кажущейся. Она убедилась, кто из сотрудников гестапо совсем не знает русского языка, кто к ней относится более благосклонно. Ира, тонкий психолог, могла так подать поступки изменников, что те своими руками уничтожали "соратников".

Был такой проходимец Олещенко: доносил, грабил и убивал. Ира знала жестокость, преданность его своим хозяевам, но знала и неимоверную жадность. На этом и сыграла. Она обратила внимание Вальтера Фрюзорге, что в донесениях агента "Яковца" неоднократно сообщалось, что Олещенко во время расстрелов еврейского населения присваивает ценности, которые принадлежат рейху.

- Если это так, у этого пса сегодня последний день свободы, - отреагировал Фрюзорге.

...Олещенко застали дома на кожаном диване. Увидев прибывших, агент вскочил на ноги:

- Хайль Гитлер! Гутен таг, герр обершарфюрер!

Фрюзорге обратился к Ире:

- Переведите, чтобы немедленно положил на стол золото, драгоценности, присвоенные во время антиеврейских акций.

Ира перевела. Изменник уставился на гестаповца. Тот открыл кобуру. Психологически Ира рассчитала все точно: Олещенко не мог не грабить, а сообщение "Яковца" было всего лишь ее ходом.

- Сейчас, сейчас... - залепетал Оленщенко.

Он полез под диван, достал из чемодана часы, статуэтки, золотые и серебряные вещи. Фрюзорге внимательно осмотрел ценности.

- Все? - спросил удивленно.

Изменник, встретившись с холодным взглядом гестаповца, кинулся к сундуку под образами, стал вытаскивать меховые воротники, оторванные от пальто, костюмы, платья...

Фрюзоге повернулся к Ире:

- Сегодня вы свободны. Отдыхайте. Я еще побеседую с этим дегенератом.

Больше Олещенко не видели и ничего о нем не слышали.

Крах агентов

post-31580-1305310091.jpg

В то утро Ира пошла сразу в кабинет секретаря СД Вольмана.

- Господин Вольман, - обратилась она. - Сделайте отметку: с этого времени я не Аракелян, а Мамаджанова. Я вступила в брак в Вартаном Михайловичем Мамаджановым.Этот брак был необходим Ире, чтобы избежать постоянных ухаживаний и сальных намеков офицеров гестапо.

Проходя коридором, Ира увидела конвоиров, которые сопровождали Клару Кошман, 18-летнюю красавицу, в кабинет Зена Драбнера. Ира знала, что Клара из подпольной группы, руководителей которой Иосифа Баяна и Александра Лимова гестапо никак не могло взять. Девушку допрашивал уже и Вольман, и следователь Габорш. Ире хотелось помочь Кларе. Но как? Хотя...

Ира вспомнила трагическую историю любви Зена Драбнера, рассказанную им. Служа в киевском гестапо, Зен познакомился с украинской девушкой Ольгой, полюбил ее. Об этом узнал его шеф и бросил Ольгу в концлагерь. Зен разыскал девушку и от имени СД написал в концлагерь письмо, чтобы ее немедленно освободили. Письмо Драбнера лежало на столе коменданта концлагеря, когда в его кабинет вошел шеф СД. Он увидел письмо, приказал вывести Ольгу в Бабий Яр и расстрелять, а Драбнера отправить в Полтаву.

Вошел дежурный и передал радиограмму из Киева, из СД. Драбнеру предлагали немедленно туда прибыть. Ира передала телеграмму.

Драбнер, прочитав, нахмурился.

- Это конец. Обстановка на фронте требует демонстрации верности и видимости деятельности. Я на такое весьма подходящий объект.Ира положила руку на грудь следователя.

- Милый Зен. Неужели вам не жаль девушки, которая в вашем кабинете ожидает смерти?

- Она партизанка, Ирен.

- Да какая она партизанка!.. Работала в вашей немецкой фирме. Ей всего 18 лет. Вы рассказывали, что столько же было вашей Ольге...

Взгляды Иры и Зена встретились. Смотрели друг на друга долго и внимательно.

- Вы ведь поедете и можете не возвратиться? Да?

- Могу не возвратиться...

- А эту девушку спокойно отдадут в лапы смерти...

Драбнер еще раз перечитал радиограмму, почти шепотом произнес:

- Она попала к нам случайно. Ошибка доносчика... Наверное, перепутали фамилию... - и зашел в кабинет.

Через несколько минут Клару Кошман повели в тюрьму. Ознакомившись с пакетом СД, ее начальник Вилли Тилин недовольно промычал:

- Какие-то придурки! Вроде нельзя было эту девку выгнать вон прямо из гестапо.

Клару освободили. К сожалению, она решила, что это провокация, направленная на установление ее контактов с руководством подполья. Девушку, которая так и не спряталась, снова арестовали. 17 июня 1943 года Клару вместе с ее товарищами-подпольщиками расстреляли.

post-31580-1305310141.jpg

Как-то Ира зашла в Мелании Яковлевне Бабенко, дворнику школы, с которой всегда была откровенной.

- На фронтах у Гитлера дела швах, совсем швах, - сообщила с улыбкой. - А гестаповцы не успокаиваются. Вот видите список? Принесли доносчики, чтобы арестовали антифашистски настроенных людей. Печь топится?

- Топится.

- Вот и хорошо.

И Ира, порвав список на мелкие кусочки, бросила его в печь. Десятки человек одним этим действием были спасены.

Сентябрь 1943 года. Полтавское гестапо готовилось в эвакуации. Иру вызвало начальство.

- Вот папка. Тут список наших людей. Их надо внести в картотеку.

- Понятно, - взяла папку Ира. - Сделаю.

В списке было 100 агентов. Вечером она посоветовалась с мужем.

- Мы должны передать списки нашим, Вартан. Как?

Мамаджанов повел плечами, встал, прошелся комнатой.

- Может, фотокопии? - спросила Ира. - У тебя частная фотография.

Вартан возразил.

- Нет, нет, Ира, не та техника. Нужна пленка, а мы работаем на стеклянных пластинках. Разве что...

- Что, Вартан?

- Сева Есаулов хорошо знает немецкий. Он мой лаборант. Ни у кого не вызовет подозрения, если он закроется в лаборатории и никого туда пускать не будет.

Ежедневно уходя на обед, Ира брала страничку списка, заносила в лабораторию, Есаулов переписывал его, а возвращаясь в гестапо, Ира клала страничку на место.

Последние три страницы переписать не удалось. Когда Ира зашла к себе в кабинет, в ящике стола их не было. Очевидно, Вольман забрал уже все материалы СД. И тогда она те последние страницы списка просто выкрала. И - исчезла.

Исчезла до 24 сентября 1943 года, когда те списки положила на стол армейской контрразведки. 23 сентября 1943 года в Полтаву вошли освободители, а уже с 24-го гестаповских агентов начали арестовывать.

26 сентября взяли агента под номером 48 из списка - Демьяна Санжаревского. При нем было 10755 украинских карбованцев, 305 немецких марок, русско-немецкий словарь, а еще - неотправленные доносы в адрес полтавсвкого СД. Санжаревский получил 10 лет лишения свободы.

Капитан Ващуркин 17 февраля 1944 года зашел в Покровскую церковь в Кировограде, вызвал дьякона, спросил документы. Тот протянул справку: "Диакон отец Александр Настенко, рукоположенный преосвятейшим Вениамином, епископом Полтавским и Лубенским при Преображенском соборе в г. Полтаве 6 декабря 1942 года".

- А о службе в полиции, отец Александр? - поинтересовался капитан. - О сотрудничестве с гестапо в Полтаве документов нет?

Настенко был осужден к 20 годам каторжных работ. Дмитрий Крайник - к 10. Такая же судьба постигла и сотого агента Ивана Славка.

Прыжок в легенду

В мае 1944 года Ира получила приказ переправиться через линию фронта для выполнения специального задания в Румынии. После неудавшейся попытки пройти через фронтовую зону решено было забросить ее в тыл противника воздушным путем.

7 июля 1944 года самолет взял курс на Бухарест. Над линией фронта попали под обстрел, самолет подбили. Пришлось снова возвратиться. 11 июля 1944 года - это день, когда наши люди последний раз видели Ирину живой. Штурман самолета рассказал о районе прыжка.

- Вот Бакеу, это - дорога. Приземлитесь где-то километров за 15-20 от Бакеу. дальше действуйте самостоятельно...

- Конечно, - улыбнулась Ира. - Выкручусь. Есть даже запасной вариант. В Черновцах я познакомилась с земляком Метеряном. Говорил, что в Бухаресте есть комитет оказания помощи армянам, которые живут в Румынии. Не подставьте только меня под немецкие зенитки.

- Не подставим, красавица, - улыбнулся штурман. - Готовьтесь!

За бортом - июльская ночь. Ира подошла к дверце и бросилась в темень. Штурман увидел раскрытый купол парашюта. Ира улетела в июльскую ночь, в легенду, как звезда во вселенную.

Запоздалая справедливость

Определением военной коллегии Верховного суда СССР приговор отцу Иры Тевику Оганесовичу Аракеляну был отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления. Постановлением президиума Полтавского областного суда приговор в отношении Ириной мамы отменили за отсутствием в ее действиях какого-либо преступления.

Постановлением бюро Полтавского обкома партии Ирина Тевиковна Аракелян-Мамаджанова была утверждена участницей антифашистского подполья в годы Великой Отечественной войны (посмертно).

...С опозданием пришла справедливость, с большим опозданием, но - пришла. Пришла, как свет яркой звезды. Все, кто знал Иру, кто был ее товарищем, могут гордиться тем, что жил рядом с героиней своего времени, славной дочерью армянского народа, отдавшей жизнь в борьбе с фашизмом.

Василий Котляр, заслуженный журналист Украины

Share this post


Link to post
Share on other sites

Полковник Амо Даниелян: фотографии из домашнего альбома

post-31580-1308335769.txt

Фотоальбомы нынче лишены помпезности. Нет в них ни шелковых шнурков, ни медальонов и виньеток. Но хозяева так же бережно хранят фотографии, показывают их гостям и, перелистывая, вспоминают дела "давно минувших дней"… В доме режиссера Ванцетти Даниеляна таких альбомов множество, но в них нет традиционных снимков из семейной жизни. Застывшие перед объективами лица принадлежат легендам XX века – Шолохову, Эренбургу, Ворошилову, Баграмяну, Сарьяну… Однако это не кадры хроники и не снимки из учебников - просто жизнь Амирджана (Амо) Даниеляна, отца Ванцетти, тесно переплелась с историей страны.

Ванцетти Даниелян - рассказчик от Бога. Подчиняясь магии завораживающих историй, ты словно воочию слышишь цоканье копыт, звон шпор, глухой голос вождя всех народов, и трудно понять, что здесь правда, а что легенда, настолько все интересно.

Великую Отечественную Амирджан Даниелян встретил майором. Ровесник XX века, один из самых юных членов Бакинской коммуны, он к началу этой войны уже прошел через горнило гражданской, Халхин-Гола, испанской, финской… Потом была еще и японская, и ни в одной из них Даниелян не был даже ранен, хотя и отличался необыкновенной отвагой, всегда находясь на передовой. Сам он был уверен, что от пуль его защищает жена Нубар, которая ежедневно, невзирая на погоду, босая ходила в церковь и перед иконой Спасителя молилась Богу о сохранении мужа, отца ее четырех детей.

В ходе финской войны Амо Даниелян, наведя за одну ночь со своим отрядом мост на переправу, прорвал на этом отрезке считавшуюся непробиваемой линию Маннергейма. Этот его подвиг и вспомнил начальник тыла Красной Армии генерал армии Хрулев, когда маршал Буденный летом 1941 года не смог своевременно обеспечить строительство стратегической дороги Москва-Куйбышев. И хотя генерал не помнил имени отважного армянина, найти Амо смогли быстро - в те годы среди командиров полка армян было всего двое: танковым командовал Амазасп Бабаджанян, моторизованным - Амо Даниелян. От строительства этой дороги зависела оборона Москвы, и Даниеляна вызвали к Сталину.

Помощник вождя Поскребышев был поражен спокойствием и хладнокровием, с каким молодой майор зашел в сталинский кабинет, переступить порог которого боялись даже очень смелые люди. Услышав звон шпор, Сталин спросил: "Вы что, кавалерист?" - "Так точно, до 39 года служил кавалеристом, теперь моторист". - "А шпоры зачем?" - "Прокладываю в горах Армении военные дороги в сторону Турции. Машинам там не пройти, используем лошадей". - "Дорогу надо построить быстро". - "Я сделаю".

Получив от Поскребышева документ: "Требования Даниеляна для всех партийных, советских, военных организаций обязательны. Иосиф Сталин", - Амо Енокович приступил к выполнению задания и уже через 12 дней послал радиограмму Хрулеву: "Прошу правительственную комиссию для приема объекта". Генерал не поверил глазам своим, когда увидел великолепную дорогу, увенчанную художественными арками работы Каро Алабяна. Но когда высказал свое восторженное удивление Сталину, тот лишь ухмыльнулся: "Вы удивляетесь, потому что не видите разницы между казаком и кавказцем, между авторитетом и энтузиазмом".

post-31580-1308335794.jpg

За оперативное выполнение задания Даниеляну было присвоено звание полковника, и Сталин лично положил полковничьи погоны на его плечи. С тех пор Амо Енокович никогда не расставался с ними. "Сталин мне своими руками другие погоны на плечи не поставит", - обосновал он свой отказ от звания генерала, вызвавший удивление и даже раздражение у многих.

Амо Даниелян прошел всю войну – с первого до последнего дня. Был начальником военной автомобильной дороги №1 ставки Верховного главнокомандующего, затем начальником оперативного управления всех автодорог Красной Армии. Он не только строил эти дороги, но и обеспечивал их дальнейшую эксплуатацию. Конец войны Даниелян встретил военным комендантом советской части Вены. Был он офицером бравым, лихим и открытым. Когда в 1942 году его вызвал к себе всесильный Мехлис и, достав маузер, грозно сказал: "Что вы за председатель трибунала, если нет ни одного расстрела", - Даниелян был краток: "Когда идет общее отступление, красноармеец в этом не виноват".

О смелости Амо Даниеляна, не только ратной, но и гражданской, ходили легенды. Ему было 15, когда для Бакинской коммуны прислали коней из Астрахани. Обуздать самого строптивого не удалось никому, и тогда юный Амирджан, взлетев на коня, заставил его подчиниться своей воле. Пораженный храбростью подростка, командир отряда Татевос Амиров уговорил отца мальчика - Енока Даниеляна отпустить сына с ними. Так Амирджан стал кавалеристом, потом связным при Шаумяне. После разгрома коммуны Шаумян поручил Микояну увести из Красноводска и, таким образом, спасти молодых ребят, в том числе четырех своих сыновей и Амо, так он называл Амирджана.

post-31580-1308335817.jpg

Когда арестовали Баграмяна, встать на его защиту не посмел никто, все знали, чем грозит такое заступничество. Знал и Даниелян и тем не менее обратился с письмом к Клименту Ворошилову, с которым его связывали добрые отношения. Недаром маршал подарил ему шашку и маузер. В этом письме Даниелян отважился написать: "Если Баграмян враг народа, то враги народа и мы с вами, Климент Ефремович. И сам Сталин тоже враг народа". Ворошилов показал письмо Сталину, хотя и опасался вспышки гнева вождя, но тот, прочитав, только усмехнулся и велел срочно доставить к нему Баграмяна. Когда его привезли, Сталин спросил: "Кто твой самый близкий друг?" Баграмян долго молчал, перебирая в памяти знакомых, либо уже арестованных, либо погибших, чтобы кого-нибудь случайно не подставить. Сталин, мгновенно усекший причину заминки, дал Баграмяну письмо со словами: "Вот кто твой самый близкий друг. Если ради твоего спасения он отважился на такое письмо, значит ты заслужил такого друга и не можешь быть врагом народа". Позже сам Баграмян, пересказывая эту сцену в сталинском кабинете, признавался, что не смог сдержать слез.

После войны Амо Даниелян работал начальником строительства подземных военных аэродромов для реактивных самолетов под Кенигсбергом, а уйдя в отставку, вернулся на Родину в Ереван. Его ратный труд был отмечен 27 наградами, в том числе орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, а также медалями иностранных государств. Умер он в 65 лет, оставив трех дочерей и единственного сына, того самого Ванцетти, который и поведал нам эти замечательные истории, проиллюстрировав их фотографиями из старого семейного альбома.

Нора Кананова

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Орденоносец той войны

post-31580-1309022098.txt

Тема Великой Отечественной войны, ее герои уходят в историю. Все меньше участников заходит в редакцию. Те, кто приходит, нередко вспоминают уже озвученное и напечатанное, зафиксированное. Но есть громадный пласт, океан информации о войне, который в большинстве безвозвратно утерян. Так часто бывает в жизни, когда один кочевряжится, гордясь полученной стандартной медалью "За победу над Германией" и попадает в прессу, а другой философски молчит, имея в послужном списке не один боевой орден.

Зашедший на днях в редакцию Р. Тороян рассказал об умершем несколько лет назад ветеране войны Карапете Григорьевиче Торосяне. Карапет не любил вспоминать о войне. И те несколько строк, которые в свое время удалось выудить из фронтовика, содержатся в письме в "ГА".

Карапет родился в городе Свазе (Западная Армения) в 1922 году, входя в число тех редчайших армянских семей, которые по недоразумению уцелели от Геноцида. Но жить дальше там семья не осталась, предпочтя переезд в 1924 году в Советскую Армению. А когда наступил 1941-й, пришло время воевать всем. Перечислим награды К. Торосяна, по которым можно расшифровать его боевой путь: медаль "За оборону Москвы", орден Отечественной войны I степени, два ордена Красной Звезды, медали "За взятие Кенигсберга" и "За победу над Германией".

Этим все сказано: от Москвы до Кенигсберга. А большинство подробностей "молчун" Торосян унес с собой. Изредка цедил несколько слов о том, что Сталин, ставя задачу по скорейшему взятию Кенигсберга, вдохновлял первых бойцов, вышедших к Балтийскому морю, высокими наградами. Бойцы фронта, возглавляемого будущим маршалом Иваном Христофоровичем Баграмяном, послали Сталину в доказательство фляжку с морской водой, на что Верховный главнокомандующий отшутился: "Фляжки мало. Подавай все море..."

Торосяну в сложной боевой обстановке доводилось спасать знамя и документы части, освобождать узников концлагеря. Но, повторимся, обо всем этом ветеран, кроме нескольких отрывочных фраз, распространяться не любил.

Теперь уже эпизодов той войны, которую видел своими глазами Карапет Торосян, не восстановишь. Но осталась память о скромном воине Победы, выполнившим свой долг перед Отечеством и искренне не считавшим сделанное героизмом, а просто обязанностью каждого мужчины.

Александр Товмасян

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Я - солдат..."

Год назад ушел из жизни председатель Комитета ветеранов войны РА Грант Григорьевич Оганесян

post-31580-1316099203.txt

Родился он 25 декабря 1918 г. в селе Личк Мартунинского района в семье крестьянина-батрака. Выросший в лишениях, мальчик стремился к знаниям и учился на "отлично". По окончании средней школы в 1936 г. учительствовал в селе Каранлюх Мартунинского района - не хватало кадров. Затем продолжил учебу, окончив заочно в 1938 г. Педагогический институт в Ереване. Потом были военная служба в Ленинградском военном округе, участие в финской войне в качестве замполитрука батареи артполка, короткая передышка в должности директора школы в селе Кзыл-Караба Мартунинского района и Великая Отечественная война, на которую политрук пошел добровольцем.

Он участвовал в тяжелых кровопролитных боях при обороне Севастополя в составе Приморской армии, затем в Керченском сражении на Крымском фронте в составе 390-й стрелковой дивизии Закияна. В грозные дни 1942 г., когда враг стоял на пороге Кавказа, политрук Г. Оганесян воевал на Северном Кавказе, где был представлен к первому ордену - "Красной Звезды".

Затем по приказу командования учился в военно-политическом училище, после окончания которого воевал на II Белорусском фронте. Агитатор 139-го танкового полка старший лейтенант Оганесян участвовал во взятии Данцига, был опять награжден орденом "Красной Звезды", затем во взятии Кенигсберга, прошел с боями по территории Германии.

Приведем лишь одну выдержку из рапортов о представлении его к наградам.

"...29.04.45 г. Г. Оганесян повел за собой десант пехотинцев вперед, прочесал лес, вышел на перекресток дорог. Немцы обратились в бегство, оставив 2 транспортные машины с боеприпасами. В этот же день ему было приказано прикрыть саперным взводом штаб и тыл полка от внезапного нападения противника. Немцы на трех машинах на большой скорости показались внезапно, имея задачу прорваться в г. Нойштерлиц. Г. Оганесян, не дожидаясь бойцов, пошел вперед и выстрелом из пистолета убил водителя, остальные обратились в бегство. Преследуя их, он взял в плен 8 человек.

02.05.45 г. Находясь в составе танковой роты, выполняющей задачу на левом фланге, при наступлении на деревню Досеов повел в атаку группу десанта вперед, обратил немцев в бегство и взял 19 человек в плен. В этот же день при наступлении на город Гутлиц, находясь впереди личного состава, пленил троих немцев".

За мужество, отвагу и героизм Родина наградила своего славного сына тремя орденами "Красной Звезды", двумя - "Отечественной войны" I и II степени, многочисленными медалями.

После войны Г. Оганесян продолжил службу в армии до 1962 г. в Белоруссии и Закавказском военном округе в качестве пропагандиста, спецкора газеты в воинских частях, старшего инструктора политотдела, начальника школы партактива. В 1957 г. окончил Армянский заочный педагогический институт по специальности "история".

Демобилизовавшись, вернулся в Армению, работал в Главном архивном управлении при Совмине Арм. ССР начальником отдела, затем долгое время - заместителем начальника управления, награждался грамотами Верховного Совета и Совмина Армении за проделанную работу в организации и улучшении архивного дела. Будучи членом редколлегии "Банбер Айастани архивнери", редактировал авторские материалы, публиковал статьи и интересные подборки документальных материалов.

post-31580-1316099516.jpg

Работая в различных архивах СССР, Оганесян внес неоценимый вклад в увековечение памяти армян - участников ВОВ. Он первым выявил и привез в Армению большое количество фронтовых документов о воинах-армянах и армянских партизанах, проделав вручную огромную кропотливую работу в Центральном архиве Министерства обороны СССР (ЦАМО СССР), в Центральном музее Военно-морского флота СССР и др.

Часть этих фронтовых документов вошла в сборник "Советская Армения в годы Великой Отечественной войны (1941-1945) (Изд. АН Арм. ССР, Ереван, 1975). К 65-летию Победы вновь по инициативе Г. Оганесяна этот сборник был переиздан (Ереван, Комитет ветеранов войны и Вооруженных сил Армении. 2009 г.).

Г. Оганесян - автор монографий "Через испытания" (Изд. "Айастан", 1978) и "Армянская Кировоградская" (Изд. "Айастан", 1989) об истории 409-й стрелковой дивизии. На основе выявленных им архивных документов был издан также сборник документальных материалов "Боевой путь 409-й Кировоградской Братиславской ордена Богдана Хмельницкого Армянской дивизии" (ч. 1, изд. "Банбер", 1980, ч. II, "Банбер" 1981). Г. Оганесян вместе с А. Мнацаканяном внес большой вклад в создание музея "Майр Айастан".

Наряду с работой Г.Оганесян продолжал журналистскую, писательскую, активную публицистическую и общественную деятельность, уделял огромное внимание военно-патриотическому воспитанию молодежи, выступал с лекциями в обществе "Знание".

С 1964 г. Г. Оганесян активно участвует в работе Комитета ветеранов войны, в 1990-м был избран заместителем председателя, а в 1997 - председателем комитета, на посту которого продолжал активную и многогранную деятельность до последних дней. Он был одним из инициаторов установки памятников маршалу Баграмяну и адмиралу Исакову, а также учреждения медалей их имени.

Поздравляя Г. Г. Оганесяна с 90-летием, председатель координационного совета Союза ветеранских организаций СНГ адмирал флота А. И. Сорокин написал из Москвы: "Ваш жизненный путь - это яркий пример беззаветного служения интересам своей Родины, своего народа. Ветеранская общественность Армении и стран нашего Содружества знают вас как человека чести и долга, подлинного патриота и интернационалиста..."

Сам Оганесян говорил о себе просто: "Я - солдат", скромно умалчивая о личных заслугах и достоинствах. "Человек должен служить своему народу" - таков был девиз Гранта Григорьевича.

"Голос Армении"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Подвиг разведчика Андраника Григоряна

post-31580-1316844809.txt

Каждый год 9 мая благодарные жители Гатчины, а также представители армянской общины Санкт-Петербурга приходят к барельефу отважного разведчика Андрея Григорина и мемориальной доске с именами разведчиков его отряда, погибших в сентябре 1941 года - 70 лет назад.

Недалеко от Санкт-Петербурга расположен старинный, уютный город Гатчина со множеством культурно-исторических достопримечательностей. В летопись города золотыми буквами вписаны подвиги воинов, сражавшихся с фашистами. Улицы, площади, школы, скверы названы именами героев, которые ценой своей жизни обороняли город на Неве. Одна из улиц носит имя бесстрашного разведчика Андрея Григорина.

...Сентябрь, 1941 год, город Красногвардейск, ныне Гатчина. С самого утра немцы под дулом автоматов и лай овчарок погнали жителей в сторону центральной площади. Люди с ужасом смотрели на виселицу, сколоченную ночью, не зная, что станут молчаливыми свидетелями казни советского офицера, командира разведчиков Андрея Григорина и шестерых его однополчан. Через некоторое время появился конвой, который сопровождал пленного красноармейца. Андрей Григорин шел к эшафоту с высоко поднятой головой, без тени страха в глазах. Шел и, наверное, думал о своем сыне и любимой жене. Где они? Что с ними? Последний раз они виделись в Вырице, в доме отца жены, что под Ленинградом. Он мысленно прощался с ними, с родителями, сестрами и братьями, в то время жившими в далеком Закавказье. Дойдя до виселицы, он увидел скованных в кандалы своих товарищей-разведчиков. Казнив командира, немцы застрелили шестерых пленных. Так оборвалась жизнь Андрея Григорина, а по свидетельству о рождении - Андраника Григоряна.

...Андраник Григорян родился в 1906 году в многодетной семье в Азербайджане, в городе Гяндже. Отец Семен был прекрасным садовником, мать Сатеник растила детей. После окончания школы Андраник отправился в Баку, устроился на работу на механическом заводе, вступил в комсомол в частях особого назначения - ловил бандитов, орудующих в молодой республике. От бандитской пули погиб отец, не выдержав горя, умерла и мать.

Удары судьбы не сломили молодого парня. По комсомольской путевке Андраник отправился в Ленинград на учебу в коммунистическом университете, по завершении которой работал на заводе "Вулкан", где его приняли в партию. Он мечтал стать геологом, поступил на работу в институт "Союзникельоловопроект" на должность помощника начальника экспедиции.

В Ленинграде Андраник встретил свою любовь - Галину Николаевну. Она работала воспитателем в детском саду. Скоро у них родился ребенок. Мальчика назвали Георгий в честь прадеда. Но, к сожалению, их радость длилась недолго, ее омрачила война с финнами. Началась Великая Отечественная война.

С первых дней войны на оборонительных рубежах Ленинграда трудились сотни тысяч добровольцев: сооружали доты, рыли траншеи. Из добровольцев формировались боевые отряды, взводы, полки. Среди отважных защитников был и Андраник Григорян, которого стали звать Андрей Григорин.

Немецкая армия "Север" приближалась к Ленинграду с юго- западного направления. В августе-сентябре 1941 года основные военные действия происходили в городе Красногвардейске и в приближенных районах. Немцы здесь сосредоточили восемь дивизий. Андрей Григорин служил в 267-м отдельном пулеметно-артиллерийском батальоне, был командиром разведгруппы. Командование поручило ему (он владел немецким языком) подобрать среди ополченцев нужных ребят и сформировать разведгруппу для постоянного наблюдения за противником, получения информации о его планах и намерениях, проведения диверсионных налетов и т.д. Разведчики отлично справлялись с этой задачей.

Ценой больших потерь немцы шаг за шагом шли вперед и захватывали новые позиции, а однажды им удалось перехитрить наших военных и взять очень важный стратегический объект. Командование вызвало Григорина и, объяснив ситуацию, приказало любой ценой вернуть утраченное. Изучив обстановку и разъяснив каждому разведчику его задачу, командир решил нанести превентивный удар по позициям противника. Нападение разведчиков было столь неожиданным и так хорошо организованным, что немцы все бросили и кинулись кто куда. Благодаря этой успешной операции деревня Малое Замостье снова перешла к нашим. Командование высоко оценило подвиг разведчиков.

Из приказа коменданта Центрального сектора генерал-майора Крылова от 6 сентября 1941 года.

"Боевой подвиг политрука Григорина командование Центрального сектора рассматривает как образец действий боевого командира, достойный подражания. Политрука Григорина и всех находившихся под его командованием храбрецов-бойцов поздравляю с боевым успехом и объявляю благодарность. Возбуждаю ходатайство перед командованием армии о представлении товарища Григорина к правительственной награде". Забегая вперед, скажем, что Григорину не посчастливилось носить заслуженную награду. И только спустя 20 лет орден Отечественной войны I степени передали его сыну Георгию. Лишь спустя годы из рассказов матери, воспоминаний однополчан и собранных скудных архивных материалов ему (сегодня он живет в Санкт-Петербурге) удалось воссоздать светлый образ погибшего отца.

…Под натиском врага наши части начали сдавать позиции. Командование предприняло все меры, чтобы осуществить отступление из Красногвардейска без ощутимых потерь. Андрей Григорин получил приказ - увеличить число разведчиков и обеспечить прикрытие отступления батальона. Задача была не из легких. Почти 36 часов разведчики вели ожесточенные бои, обеспечивая плавный отход наших войск к новому укрепрайону вблизи Пулковских высот.

Григорин, убедившись, что задание выполнено, решил собрать оставшихся в живых ребят и уйти в лес. Но немцы схватили их. О храбрости отважных разведчиков и их предсмертных страданиях ни командование, ни семья Григориных так ничего бы и не узнали, если бы не письмо сандружинницы разведгруппы.

В 1943 году бывшая медсестра Клавдия Федорова написала письмо своим подругам-сандружинницам, рассказав в нем о последних днях и часах разведотряда. Она описала, как разведчики попали в засаду, пытались сопротивляться, но силы были неравны. В день казни командира и его шестерых товарищей она вместе с другими пленными была на площади. Немцы согнали их туда, видимо, из психологических соображений... Потом Клаве удалось бежать из плена. Ей помогли найти адрес родной части, куда отважная разведчица и отправила свое письмо.

А вот еще одно воспоминание, которое характеризует Андрея Григорина как доброго, широкой души, отзывчивого человека.

"Когда я приехал в место расположения группы прикрытия, в ней было 4 человека - политрук Григорин, два пожилых ополченца и молодая девушка-сандружинница. Я доложил о том, что привез. Невольно подумал: что будет с ними, если в город войдут фашисты? Я попросил у командира разрешения остаться. Он спросил: "Что вам было приказано?" Я ответил: "Отвезти боеприпасы и доложить о выполнении приказа". Григорин, подумав, сказал: "Выполняйте приказ". Конечно же, он пожалел меня, 16-летнего. Спас мне жизнь".

Да, бывший ополченец Александр Морозов с чувством благодарности помнит свою незабываемую встречу с прекрасным человеком, храбрым разведчиком Григориным.

…Уходят в историю героические события Великой Отечественной войны. В городе Гатчине и его окрестностях до сих пор можно встретить следы той эпохи. Волею судьбы в этом уютном, старинном русском городе навечно оставил свое сердце сын армянского народа, ленинградец Андрей Григорин – Андраник Григорян…

"Голос Армении"

Share this post


Link to post
Share on other sites
">
" type="application/x-shockwave-flash" wmode="transparent" width="640" height="385">

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дорогие форумчане! Всем вам привет от Валентины Колик (Лесовской) из Израиля.

Уже давно ищу предков со стороны папы. Это очень длинная и запутанная история .Получила из РГВИА Российский государственный военно-исторический архив, фонд 400 (Главный штаб Военного министерства), опись 12, дело 12361 «Об увольнении от службы капитана Лисовского с награждением следующим чином. Началось 11 декабря 1882 года. Кончилось 29 августа 1884 г.». о капитане 154-го пехотного Дербентского полка Николае Николаевиче Лисовском,написавшем Реверс.

"Я, нижеподписавшийся, даю сей реверс в том, что если последует разрешение об увольнении меня от службы с пенсионом, существующими постановлениями определенным, то более о казенном содержании просить нигде не буду.

Жительство по отставке буду иметь Эриванской губернии в г. Александрополь.

Пенсион желаю получать из Александропольского уездного казначейства.

Июля месяца дня 1882 года. Город Кагызман."

Кавалер орденов: Св. Станислава 3 степени, имеет знак отличия Военного ордена 4 степени под № 6907, медали серебряные за покорение Чечни и Дагестана 1857-1859 годов, за покорение Западного Кавказа 1859-1864 гг., светло-бронзовую в память войны 1877-1878 годов и Крест за службу на Кавказе. Был в походах и делах во время Турецкой кампании в 1877 году, с 12 апреля по 15 мая 1877 г. в составе Александропольского отряда под начальством генерал-адъютанта Лорис-Меликова.

Лисовкий Н.Н родился в семье дворян Тифлисской губ. 25.11.1841г

По семейным обстоятельствам он забрал детей , в том числе и Николая (считаюшемся отцом нашего папы) 09.01.1876г.р. и больше о них ничего не известно. Папа был воспитанником дет.дома в пос.Коджори (Грузия)

Мне очень интересна судьба Лисовского Н.Н и его детей после увольнения. Может быть кто-нибудь знает и может мне помочь

Share this post


Link to post
Share on other sites
Дорогие форумчане! Всем вам привет от Валентины Колик (Лесовской) из Израиля.

Уже давно ищу предков со стороны папы. Это очень длинная и запутанная история .Получила из РГВИА Российский государственный военно-исторический архив, фонд 400 (Главный штаб Военного министерства), опись 12, дело 12361 «Об увольнении от службы капитана Лисовского с награждением следующим чином. Началось 11 декабря 1882 года. Кончилось 29 августа 1884 г.». о капитане 154-го пехотного Дербентского полка Николае Николаевиче Лисовском,написавшем Реверс.

"Я, нижеподписавшийся, даю сей реверс в том, что если последует разрешение об увольнении меня от службы с пенсионом, существующими постановлениями определенным, то более о казенном содержании просить нигде не буду.

Жительство по отставке буду иметь Эриванской губернии в г. Александрополь.

Пенсион желаю получать из Александропольского уездного казначейства.

Июля месяца дня 1882 года. Город Кагызман."

Кавалер орденов: Св. Станислава 3 степени, имеет знак отличия Военного ордена 4 степени под № 6907, медали серебряные за покорение Чечни и Дагестана 1857-1859 годов, за покорение Западного Кавказа 1859-1864 гг., светло-бронзовую в память войны 1877-1878 годов и Крест за службу на Кавказе. Был в походах и делах во время Турецкой кампании в 1877 году, с 12 апреля по 15 мая 1877 г. в составе Александропольского отряда под начальством генерал-адъютанта Лорис-Меликова.

Лисовкий Н.Н родился в семье дворян Тифлисской губ. 25.11.1841г

По семейным обстоятельствам он забрал детей , в том числе и Николая (считаюшемся отцом нашего папы) 09.01.1876г.р. и больше о них ничего не известно. Папа был воспитанником дет.дома в пос.Коджори (Грузия)

Мне очень интересна судьба Лисовского Н.Н и его детей после увольнения. Может быть кто-нибудь знает и может мне помочь

может, Вам могут помочь архивы?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо за ответ. Соня Суреновна из Центрального архива ответила,что они не располагают этой информацией или ее трудно найти-не знаю. Всего вам доброго

Share this post


Link to post
Share on other sites

Путь героя

post-31580-1345911156.txt

В нынешнем августе исполнилось 100 лет со дня рождения преданного патриота Отечества, Героя Социалистического Труда, отважного воина и геолога Самвела Матевосяна.

Родился он в 1912 году в бедной многодетной армянской семье в селе Карабах Кагзванского уезда Карсской области, входившей в состав Российской империи. Его семья, как и тысячи других, познала ужас Геноцида и в 1915 году бежала от турецкого ятагана в Россию. Самвелу было всего 4 года, когда, проходя через выжженное армянское село, его дед, показав на груды убитых армян, сказал: "Смотри и запомни, что сделали турки с твоим народом". Это было первое соприкосновение с проявлением фашизма на веку Самвела Матевосяна. Семья обосновалась во Владикавказе, в Северной Осетии, где нашла теплый прием. С детских лет Самвел дружил с ровесниками разных национальностей и, до конца своих дней с гордостью называя себя армянином, оставался убеждённым интернационалистом и не терпел какого-либо проявления ксенофобии и национализма.

После окончания средней школы во Владикавказе Самвел отправился учиться Москву, где в 1936 году окончил Горный институт и получил квалификацию горного инженера. 30-е годы прошлого века были периодом небывалого роста всех отраслей промышленности, в том числе и горнодобывающей. Ему запомнилась встреча с Серго Орджоникидзе, народным комиссаром тяжелой промышленности СССР. На вопрос наркома выпускникам, где они собираются работать после окончания института, Самвел ответил, что намерен вернуться в Армению. Орджоникидзе одобрил его выбор. Портрет наркома до последних дней трудовой деятельности Матевосяна украшал его рабочий кабинет. Поработав в Армении на рудниках Кафана, Матевосян очень скоро проявил талант организатора и был назначен начальником рудника.

Однако не в манере Самвела Минасовича было останавливаться на достигнутом, и в 1939 году он в числе сотен молодых ребят из Зангезура призывается добровольцем для прохождения службы в рядах Советской Армии. Волею судьбы он оказывается в гарнизоне Брестской крепости, защитникам которой пришлось пройти суровые испытания первых, страшных дней войны. В 1940 году Матевосян был принят в ряды Компартии и назначен на должность младшего политрука 84-го стрелкового полка. Бойцы именно этого полка на рассвете 22 июня 1941 года поднялись врукопашную и отбросили немцев с захваченных рубежей. Это было второе соприкосновение с фашизмом. Самвел Матевосян - один из тех, кто возглавил эту первую атаку, о которой написано во многих книгах и учебниках.

Участь защитников крепости была страшной. В первые часы и дни войны погибли тысячи бойцов, в том числе сотни молодых армян. Тем же, кто выжил, достались ужасы фашистского плена и клеймо изменника на долгие годы. Только в 50-е годы благодаря усилиям выдающегося советского писателя, лауреата Ленинской премии Сергея Сергеевича Смирнова, автора книги "Брестская крепость", этим героям были возвращены их добрые имена. Самвел Матевосян в бессознательном состоянии, раненый, попал в плен. Но немного окрепнув, бежал во главе группы из 7 военнопленных и продолжил ратную службу в рядах Красной Армии, с боями дошел до Берлина, где на стенах Рейхстага он написал: "Мы из Бреста… Самвел Матевосян". После войны Самвел Минасович демобилизовался и вернулся в Армению, чтобы продолжить начатое дело - разведку недр и поиск полезных ископаемы

post-31580-1345911718.jpg

Из воспоминаний Роберта Мартиросяна – выпускника Ереванского поитехнического института: "Мы были студентами 3-го курса горного факультета ЕрПИ, когда в 1956 году по производственному, студенческому вопросу были приняты первым секретарем ЦК КП Армении Суреном Акоповичем Товмасяном. В приемной предупредили, что по регламенту у нас всего 15 минут времени, однако поднятый нами вопрос так заинтересовал первого секретаря ЦК, что разговор продлился более 2 часов. Сурен Товмасян начал увлеченно рассказывать о положении дел в отрасли, перспективах развития горного производства и увеличении добычи золота и других ценных металлов. Говорил о Зодском месторождении золота и лично о Самвеле Матевосяне, высоко оценивая его деятельность в должности начальника Зодской геологоразведочной экспедиции".

Вскоре Зодское месторождение, считавшееся до того бесперспективным, было введено в эксплуатацию и пополнило золотой запас Родины. Вместе с Самвелом Матевосяном плечом к плечу работали лучшие геологи Армении - Эрик Мадатян, Гурген Григорян, Азат Габриелян, Роберт Мкртчян, Кашен Арушанян и многие другие. Заслуги коллектива горняков Армении и лично Самвела Матевосяна были высоко оценены руководством республики, и в 1971 году по представлению первого секретаря ЦК КП Армении Антона Ервандовича Кочиняна С. Матевосяну было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот".

Третий страшный удар судьба нанесла Самвелу Матевосяну уже в 1974 году, когда после заслуженного признания его достижений на него обрушился вал клеветы и подлого оговора. Самвел Минасович был исключен из рядов партии, а вскоре лишен звания Героя.

Не будем касаться персоналий этой грязной истории, учитывая, что многих из них уже нет в живых, хочется лишь выразить восхищение силой духа, стойкостью и уверенностью в своей правоте этого человека, преодолевшего уже в преклонном возрасте и эти испытания. Лишь спустя 15 лет, в 1989 году, благодаря личному участию в его судьбе первого секретаря ЦК КП Армении Сурена Гургеновича Арутюняна справедливость восторжествовала. Самвел Матевосян был восстановлен в рядах партии, а вскоре ему было возвращено и звание Героя Социалистического Труда.

Из воспоминаний Нората Тер-Григорьянца: "Я хорошо знал Самвела Матевосяна по рассказам моих родителей и родственников. О его героических поступках мы, молодые ребята, в то время были наслышаны и гордились им. Для нас такие легендарные личности, как Самвел Матевосян, наряду с известными полководцами ВОВ были примером того, как надо любить Родину. Но впервые я встретился с Самвелом Минасовичем в Армении. В тяжелейшие для Армении годы военного противостояния, в разгар карабахского конфликта тогдашние руководители Армении, признав мои профессиональные военные возможности, пригласили меня в республику с целью создания регулярных вооруженных сил. Я, будучи заместителем начальника Главного штаба сухопутных войск Вооруженных сил СССР, после службы в Афганистане был вынужден уволиться и в интересах армянского народа уехал на 4 года в Армению.

Страна была в блокаде, Азербайджанская Республика приступила, подобно Османской Турции, к геноциду армян, живущих в АР и, завершив свои преступления в Сумгаите, Баку и других городах, перешла к изгнанию и уничтожению армян уже в Арцахе. В период создания Вооруженных сил Республики Армения у меня была очередная поездка в район Красносельска, Вардениса и затем ближе к Зоду. Именно здесь наиболее важные высоты были захвачены противником и была угроза перехода границы в сторону Севана войск Эльчибея, который грозился через 48 часов попить воды из озера Севан. Так вот Самвел Матевосян каким-то образом узнал об этой поездке и напросился в попутчики. Когда мы заехали в этот район и люди узнали, что со мной находится Самвел Матевосян, я был поражен, с каким ликованием руководители местной власти, работники, простой люд, даже случайные прохожие встречали его. Я был горд, что он мой родственник, и рад тому, что есть человек, который одним своим присутствием поднял дух народа. В то же время он очень содействовал работе по организации обороны в регионе. Когда я, оставив его у правления, должен был поехать ближе к границе, он дал мне такое напутствие: "Норат-джан, ты в генеральской форме и лампасы твоих брюк являются хорошей мишенью для вон того азербайджанского наблюдателя и стрелка, будь осторожен!"

Я часто с гордостью рассказываю молодым историю человека, который прославил армян в Брестской крепости, а в СССР, став крупнейшим специалистом-геологом, показал пример служения народу не только армянскому, но и народу СССР".

Самвел Минасович Матевосян прожил долгую и насыщенную событиями жизнь. Он скончался в возрасте 90 лет в Москве на руках сына, не дожив всего двух недель до 91-летия. В 90-летний юбилей был награжден Почетной грамотой Президента Российской Федерации.

8 августа 2012 года в Брестской крепости отмечался 100-летний юбилей со дня рождения этого героического человека. В тот день внук Самвела Матевосяна Антон торжественно вручил Звезду Героя и именные часы, полученные в дар от Маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна, на вечное хранение музею мемориального комплекса "Брестская крепость-герой".

Сотни жителей Бреста, представители ветеранских организаций и руководства города и области, при активном участии сотрудников музея и генерального консула РФ в Бресте Н. Н. Матковского, гостей из Армении и Москвы пришли почтить память Самвела Матевосяна. И действительно, по словам директора музея Григория Григорьевича Бысюка: "Эта память нужна не мертвым - она нужна живым ". Эти слова прозвучали на открытии мероприятий, посвященных памяти Самвела Матевосяна в Белоруссии - на территории героической крепости, на месте, где Самвел Матевосян впервые поднял воинов и повёл их в контратаку, ценой жизни защищая страну, границу СССР, изгнав ворвавшихся в крепость фашистов. Так завершилось празднование 100-летнего юбилея нашего дорогого воина, бойца за свободу и независимость нашей великой Родины - Самвела Минасовича Матевосяна.

Мы покидали мемориал "Брестская крепость-герой" с чувством гордости. Мы склоняем голову перед памятью С. М. Матевосяна и памятью всех защитников Родины.

Советник РФ первого класса Роберт Мартиросян; Заслуженный геолог РА Сабир Степанян; генерал-лейтенант ВС СССР и РФ Норат Тер-Григорьянц

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Учитель Григорий Давтян

post-31580-1349762537.txt

В Дилижане излюбленным местом отдыха является парк Давтяна. Так назвали местные жители разбитый когда-то депутатом горсовета Григорием Давтяном цветник на месте городской свалки.

Заслуженного учителя Армянской ССР Григория Давтяна помнят на родине как незаурядного человека, общественного деятеля и умелого руководителя. Он происходит из древнего рода Давтянов, которые в 1766 году переселились из Персии на территорию Северного Карабаха. Там в семье Арменака Давтяна и Зарнишан Пахлеванян и родился на Пасху сын Григорий. Подростком перебрался в Баку и устроился на завод "Электроток". С этого началась его трудовая биография. Он был в числе тех 5000 молодых людей из Закавказья и Средней Азии, кто в тридцатых годах прошлого века поехал в Россию на учебу – костяк национальной интеллигенции. Учебу в Индустриально-педагогическом институте совмещал с работой на строительстве метро и был в числе первых пассажиров на открытии линии Московского метро в 1935 г. В Москве познакомился с Л. Утесовым и Н. Крючковым, даже снялся с ними в фильме "У самого синего моря".

По окончании института его как одного из лучших студентов зачислили в Наркомат просвещения. Позже он был направлен в Кольчугинский индустриальный техникум в качестве преподавателя черчения. Здесь он и встретил свою любовь – юную студентку Анфису Пелевину, происходившую из княжеского рода Ганшиных. Молодые сумели переубедить многочисленную родню Анфисы и поженились.

post-31580-1349762565.jpg

С началом Великой Отечественной Григорий Давтян направляется на фронт командиром роты - о героизме и гибели роты Давтяна писал в своих "Воспоминаниях и размышлениях" сам маршал Жуков. Давтян участвовал в Курской битве, неоднократно был ранен и каждый раз возвращался в строй, был награжден медалями.

После войны он по приглашению директора Никопольского металлургического техникума переехал с семьей в украинский город Никополь. Здесь продолжил преподавательскую деятельность. А кабинет черчения, который он оформил, неоднократно признавался лучшим в области, за что его премировали.

В Армению Давтян с семьей возвратился в 1961 г., преподавал в институтах и техникумах черчение и начертательную геометрию. Вскоре специалиста заприметили и пригласили работать в Комитет по высшему и среднему специальному образованию. В районе планировалось открыть радиотехнический техникум, он предложил для нового учебного заведения город Дилижан.

Таким образом, именно по инициативе Давтяна в Дилижане был открыт радиотехнический техникум лесхоза. Давтян руководил строительством нового здания техникума и открыл филиал Политехнического института. В 1969 г. по собственному желанию ушел с директорской должности. Через год возглавил Дилижанский парк, инвентарь для которого привозил из далекого Ейска. Неоднократно избирался в городские органы местного самоуправления, был начальником пионерских лагерей. И на всех постах он выкладывался от души, проявлял творческий подход.

Григорий Давтян умер 19 января 1984 г. и похоронен в Папанино рядом с женой, скончавшейся в сентябре 1980 г.

В настоящее время потомки Г. Давтяна не имеют собственности в Дилижане. Принадлежащий ему дом был снесен при строительстве железной дороги, а квартиру в многоэтажке, которую выделили семье, после смерти главы семьи государство отобрало безвозмездно.

Род Давтянов продолжают два сына. Владимир работал в тресте №2 в Дилижане и впоследствии главным инженером по технике безопасности в "Ерхимстрое". Лев окончил техникум связи в Ереване, Радиотехнический институт в Таганроге и Институт патентоведения в Ереване, работал в разных отраслях. Оба брата на пенсии. Их дети – Олег, Карине, Гаяне и Нарине по праву гордятся своей принадлежностью к древнему роду Давтянов.

Марта Ахназарян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Один из первых советских армянских генералов

К 110-летию со дня рождения Баграта Арушаняна

post-31580-1362155387.txt

Баграт Исаакович Арушанян родился 27февраля 1903 г. в селе Веришен Горисского уезда Эриванской губернии. В 1920 г. Арушаняна призвали в армию Республики Армения. После вхождения Армении в состав СССР с ноября 1923 г. начал службу в Красной армии, занимал различные должности в Армянской горно-стрелковой дивизии Кавказской краснознаменной армии. В 1936 г. окончил Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе и продолжил службу в Киевском военном округе. Участник советско-финской войны 1939-1940 гг., генерал-майор Б. И. Арушанян в июле 1940-го назначается начальником штаба 12-й армии Киевского военного округа.

Из воспоминаний И. Х. Баграмяна, с сентября 1940 г. начальника оперативного отдела штаба 12-й армии: "С Багратом Исааковичем мы давние знакомые. В двадцатых годах довольно долго я командовал Ленинаканским кавалерийским полком Армянской стрелковой дивизии. Арушанян в то время был начальником полковой школы в 1-ом стрелковом полку. Баграт, несмотря на молодость, по достоинству считался одним из самых перспективных командиров. Рос он быстро, командовал полком, дивизией, отличился в боях на Карельском перешейке. И вот Арушанян уже начальник штаба армии важнейшего приграничного округа. Это очень способный, умный человек, и такой стремительный взлет не вскружил ему голову..."

"А было и такое, - вспоминал позже Б. Арушанян. - Прямые проводные линии были перерезаны. Связь базировалась только на радио и обходных каналах, которые работали с большими перебоями. Помню, мне однажды удалось связаться с начальником оперативного отдела штаба фронта Баграмяном. Пользуясь тем, что оба владели армянским языком, непонятным для фашистов, мы попытались обменяться информацией об обстановке. Однако это удалось наполовину, поскольку связисты где-то на линии, услышав незнакомую речь, приняли нас за противника и поспешили отключить связь".

С началом Великой Отечественной войны 12-я армия была включена в состав Юго-Западного фронта. В эти трудные первые месяцы поражений и потерь начальник штаба 12-й армии Б. И. Арушанян с группой солдат и офицеров смогли вырваться из окружения и вывести 11 тысяч человек и 1015 автомашин с военным имуществом.

В ноябре 1942 г. Арушанян становится начальником штаба 56-й армии, которая участвовала в ростовской оборонительной и наступательной операции 1941 года, затем вела наступательные и оборонительные бои в районе Таганрога и на ростовском направлении. Б. Арушанян, как и многие солдаты и офицеры, побывавшие в окружении, не избежал преследований органами НКВД - он пребывал под арестом.

Этот тягчайший период в жизни генерала завершился освобождением в связи с прекращением дела, и после окончания ускоренного курса военной академии ГШ имени К. Е. Ворошилова в конце декабря 1943 года он был назначен заместителем командующего 4-й ударной армией 1-го Прибалтийского фронта, участвовал в Невельской, Полоцкой, Режицко-Двинской наступательных операциях, будучи в подчинении у прославленного полководца И. Х. Баграмяна. Впоследствии командовал корпусом в составе частей 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов. За образцовое выполнение заданий командования при овладении городом и крепостью Пиллау 11-й гвардейский стрелковый корпус был награжден орденом Суворова II степени.

Баграт Исаакович Арушанян – видный советский военный деятель, генерал-лейтенант. Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова II степени, Кутузова II степени и многими медалями.

После войны с января 1946 г. по сентябрь 1951 г. Б. И. Арушанян – старший преподаватель военной академии ГШ им. К. Е. Ворошилова. С сентября 1951 г. в отставке. 19 октября 1994 года Баграт Исаакович Арушанян скончался в Москве на 91-м году жизни. Имя достойного сына армянского народа, уроженца исторического Зангезура останется в благодарной памяти соотечественников.

Михаил Степанян, заместитель председателя Объединения ветеранов РА, полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Джеймс Келешян

post-31580-1362220001.jpg

Участник Второй мировой войны, кавалер французского Ордена Почетного легиона Джеймс Келешян родился в Западной Филадельфии в 1922 году. Получил образование автомеханика, когда началась война с Германией и Японией. Он поступил в военно-воздушные силы США, а не в пехоту, потому что, как он однажды высказался, хотел спать в кровати, а не в окопе. Келешян был одним из шести стрелков бомбардировщика “B-24 Liberator”. Его экипаж выполнил 50 бомбардировочных миссий над оккупированными странами на юге Европы, во время которых самолет лишь одиножды получил повреждение фюзеляжа. После 50-й воздушной миссии в мае 1944 года Келешян прекратил летать. И до конца жизни счастливо спал в кровати.

post-31580-1362220036.jpg

Ровно год назад во время церемонии в посольстве Франции в Вашингтоне Келешян наряду с 23 другими американцами стал кавалером Ордена Почетного легиона Франции. Старейший во Франции участник Второй мировой войны скончался в больнице Брин-Мора в Пенсильвании в возрасте 90 лет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Он ушел в неполные 46

К 110-летию генерал-лейтенанта Г. А. Тер-Гаспаряна

post-31580-1381381722.txt

Среди военачальников времен Великой Отечественной войны есть имена тех, кто известен не столь широкому кругу людей, несмотря на заметный вклад в победу над врагом. К ним принадлежит и генерал-лейтенант Геворг Андреевич Тер-Гаспарян.

Родился он 10 октября 1903 года в семье служащего в Нахиджеване. Окончив городскую школу, юноша в 1920 году вступил в ряды Красной Армии. Далее было Ереванское военное училище им. Александра Мясникяна и Армянская горнострелковая дивизия, где Тер-Гаспарян служил до 1935 года.

В 1938 году он с отличием заканчивает в Москве Академию им. Фрунзе и назначается начальником штаба одной из дивизий на Дальнем Востоке, где принимает непосредственное участие в столкновениях с японскими войсками у озера Хасан.

55-я Курская стрелковая дивизия им. К. Е. Ворошилова, начальником штаба которой был подполковник Тер-Гаспарян, участвовала в Великой Отечественной войне с первых дней. Боевое крещение дивизия приняла на Слуцком направлении в Беларуси 24 июня 1941 года. После того как 25 июня погиб командир дивизии полковник Д. И. Иванюк, в командование вступил начальник штаба Тер-Гаспарян (официально назначен командиром дивизии 14 июля 1941 года), награжденный к тому времени орденом Красного Знамени.

55-я стрелковая дивизия действовала в составе 4-й и 13-й армий Западного, затем Центрального, Брянского и Юго-Западного фронтов. 2 октября 1941 года полковник Тер-Гаспарян назначается уже командиром 227-й стрелковой дивизии.

В 1942 году дивизия Тер-Гаспаряна участвовала в Харьковской операции. За успешные действия в боях летом 1942 года Тер-Гаспаряну было присвоено звание генерал-майора, и он был выдвинут на должность начальника штаба 60-й армии Центрального фронта, которой командовал тогда еще генерал-лейтенант И. Д. Черняховский. Прорвав вражескую оборону южнее Севска Брянской области, армия повела стремительное наступление, уничтожив 13634 солдат и офицеров противника, большое количество техники и вооружения, освободив сотни населенных пунктов, а также города Глухов, Рыльск, Путивль, Конотоп, Бахмач, Нежин… Успешным действиям армии способствовала слаженная работа штаба армии, возглавляемая генерал-майором Тер-Гаспаряном, который обеспечил проведение в жизнь решений командования армии и умелое взаимодействие всех родов войск.

В составе 60-й армии генерал-майор Тер-Гаспарян принимал самое активное участие в Киевской, Житомирско-Бердичевской, Ровно-Луцкой, Проскуровско-Черновицкой и Львовско-Сандомирской наступательных операциях, в ходе которых были освобождены сотни городов и населенных пунктов Правобережной Украины.

В январе 1943 года Тер-Гаспарян становится начальником штаба одной из армий Воронежского фронта, участвует в уничтожении крупной немецкой группировки, в форсировании реки Десны, за что получает орден Суворова 2-й степени. 17 октября за форсирование Днепра выше Киева он награждается орденом Суворова 1-й степени. К окончанию войны армия прошла путь по освобождению Киева, Белоруссии и Прибалтики до Нижней Силезии, форсировав Вислу, Западный Буг, Одер.

В 1945 году, после победоносного окончания войны генерал-майор Г. Тер-Гаспарян был назначен начальником штаба - первым заместителем командующего войсками Киевского военного округа, одного из первых (1862г.) военных округов в России.

11 мая 1949 года по представлению командующего Киевским военным округом А. А. Гречко ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта. В аттестации командующего округом отмечалось, что "Тер-Гаспарян имеет достаточную оперативно-тактическую подготовку, опыт в руководстве штабами в масштабе армии-округа,.. правильно организовывает взаимодействие между родами войск,.. исполнительный, энергичный, инициативный и волевой генерал. Заслуженно пользуется авторитетом среди личного состава округа". Геворг Андреевич Тер-Гаспарян был направлен на учебу в Военную академию Генерального штаба Советской Армии, но состояние здоровья не позволило закончить учебу. После тяжелой и продолжительной болезни 31 августа 1949 г. перестало биться сердце боевого генерала Геворга Тер-Гаспаряна, одного из активных участников освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков. Генерал-лейтенант Тер-Гаспарян был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Родина достойно оценила заслуги известного военачальника, наградив его орденами Ленина, Суворова 1-й и 2-й степеней, Богдана Хмельницкого, двумя - Красного Знамени, многочисленными медалями. Геворг Андреевич трижды избирался депутатом Верховного Совета Украины, а также депутатом Киевского городского совета.

Имя нашего соотечественника генерал-лейтенанта Геворга Андреевича Тер-Гаспаряна занимает достойное место в списке военачальников Великой Отечественной.

Михаил Степанян, полковник, заместитель председателя Объединения ветеранов РА

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now