Nazel

«Клеймо моей бабушки»

17 posts in this topic

Клеймо моей бабушки

Завершились съемки документального фильма шведского публициста, режиссера Сюзан Харталян «Клеймо моей бабушки». Фильм рассказывает о тысячах армянских женщин, на телах которых были сделаны специальные наколки во время Геноцида армян в Османской Турции 1915г., а также призван разгадать тайну, говоря современными терминами, «татуировок».

Сюзан Харталян еще в 1988 году сняла свой первый документальный фильм о Геноциде армян «Возвращение к Арарату». В своем фильме «Клеймо моей бабушки» она представляет новые факты и ставит вопросы, которые до сих пор никем не были озвучены.

Мы знаем, что многие армянские женщины были похищены курдскими или арабскими племенами. В то же время, многих взяли турецкие семьи. В эти годы армянские женщины и дети, как фрукты, валялись на улице и каждый желающий мог прийти и взять «сколько захочется». Действовал принцип, «бери кого хочешь и сколько хочешь». Такова действительность.Женщины в зависимости от возраста или от того, были ли они «использованы» ранее или нет, имели разную цену. Например, у восьмилетней девочки была одна цена, у 12 летней – другая, у зрелой женщины тоже была своя цена. То есть, это был целый бизнес.

А наколки – это традиция племен. Они помечали женщин, чтобы показать, что это их собственность.

Сколько бы Турция не стала опровергать про геноцид все больше и больше фактов становятся известными которые доказывают геноцид армян.

-Как вы раскрыли тайну женщин, «татуированных» во время Геноцида армян?

- В ходе моих исследований в архиве Лиги наций я нашла странные

фотографии армянских женщин. В основном, это были фотографии молодых

девушек, которые имели наколки. На каждую девушку был заведен

специальный пакет документов, в котором отмечалось ее имя, если она

помнит, и сведения о родителях. Там были записаны их воспоминания и

истории, как их похитили, сколько лет они жили в рабстве и т.д. Эти

архивы заполнены подобными историями.

- Какого возраста были эти девушки?

-Я была потрясена, поскольку некоторым из них было всего 8-12 лет. Но

самое большое потрясение я испытала в тот момент, когда рассматривая

фотографии девушек, я вспомнила, что у моей бабушки были такие же знаки

на руках и на лице.

-То есть, ваша бабушка также была «помеченной»?

-Да. Я не любила свою бабушку. Она была не похожа на других бабушек.

Она не любила физический контакт, не обнимала и не целовала. Мы немножко

ее побаивались, а знаки на руках усиливали наш страх. Мы не понимали,

что это за знаки. Я узнала это только тогда, когда увидела фотографии

этих девушек.

-А для чего делались такие наколки?

-Мы знаем, что многие армянские женщины были похищены курдскими или

арабскими племенами. В то же время, многих взяли турецкие семьи. В эти

годы армянские женщины и дети, как фрукты, валялись на улице и каждый

желающий мог прийти и взять «сколько захочется». Действовал принцип,

«бери кого хочешь и сколько хочешь». Такова действительность. Я даже

слышала истории о том, что женщины в зависимости от возраста или от

того, были ли они «использованы» ранее или нет, имели разную цену.

Например, у восьмилетней девочки была одна цена, у 12 летней – другая, у

зрелой женщины тоже была своя цена. То есть, это был целый бизнес.

А наколки – это традиция племен. Они помечали женщин, чтобы показать, что это их собственность.

-Фактически, каждое племя имело свои знаки?

-Да, у каждого племени были свои особые знаки. То есть, наколка – это

печать собственности. В ходе моих исследований я нашла фотографию

девушки, у которой были такие же знаки, как у моей бабушки. Я

предполагаю, что они были похищены одним и тем же племенем.

Мои исследования привели меня во Фрезно. В 1919 году группа женщин,

собранных из пустынь, добралась со Среднего Востока во Фрезно. Во Фрезно

их было так много, что их называли «синегубыми» (Blue lips). Люди

рассказывали, что «помеченных» армянских женщин во Фрезно было так

много, что это уже не казалось им странным.

-Вы сказали, что у сестры бабушки также были наколки, она тоже не говорила об этом?

-Да, младшая сестра бабушки тоже была «заклеймена». Она была в таком же самоотрицании и не говорила об этом. Я постоянно ее спрашивала, почему не говорит об этом? Однажды, когда я снова задала вопрос, она с гневом набросилась на меня: «Чего тебе надо? Рассказать всем, что это сделали турки? Какое это имеет значение сегодня?».

-Татуировки делались насильно? Против воли женщин?

-Естественно. Никто не спрашивал их мнения. Есть множество историй о том, как впоследствии эти женщины, освободившись из рабства, пытались стереть с себя эти знаки. Многие пробовали вывести их химическими растворами, у них были ужасные раны и шрамы на лицах.

Интервью: Астгик Игитян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Share this post


Link to post
Share on other sites

Share this post


Link to post
Share on other sites

Share this post


Link to post
Share on other sites

ete ajn zhamanakva karavarox hay txamardik mi qich tasib unenain kam karoxanain mtacel te inch en anum, hima ajs ore cheinq lini. Ajo, turqere mez mortel en, bajc najek zhamanakakic hay karavarutjane, inch vor ban poxvel e dranc agah eutjan mech te voch? Ardjoq das e exel mer xexch azgi voxbergutjune ajd agah ev enchazurk xeri gloxneri hamar.....??????

Share this post


Link to post
Share on other sites

կառավարողը կարող է անասուն լինել

տղամարդու թասիբը մենակ կառավարող տղամարդուն տրված չէ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фильм «Клеймо моей бабушки» обходит экраны мира, но из Армении пока приглашения нет

Месяц назад в Стокгольме состоялась презентация фильма шведского режиссера Сюзан Харталян «Клеймо моей бабушки». Фильм рассказывает о жестоких судьбах армянских женщин, переживших кошмар Геноцида армян, и раскрывает тайну татуировок на телах и лицах этих женщин. Режиссер, рассказывая историю своей семьи, представляет судьбы тысяч армянских женщин.

В беседе с Ermenihaber.am Сюзан Харталян рассказала о том, как прошел показ фильма, и какие отклики он получил.

«Фильм продолжает свое шествие, и мы уже получили приглашение для участия в различных фестивалях. Большой интерес к фильму есть в США. С середины ноября до середины декабря фильм будет показан в ряде американских городов», - рассказала режиссер.

С.Харталян также проинформировала, что фильм будет показан в шведских школах в рамках антирасистских инициатив ООН.

Представляем комментарии зрителей, которые посмотрели фильм «Клеймо моей бабушки»:

«Это потрясающий и очень важный фильм, которые дает новые знания, порождает сочувствие и толкает на действия». Мария Смаберг, преподаватель университета Лунд.

«Сюзан не боится использовать свою камеру (а также перо) в качестве инструмента раскопок, при помощи которого она извлекает из потерянных эпизодов истину. Мне действительно понравились все 59 минут фильма», - Петрос Афеян, поэт и критик.

«Фильм открывает новую страницу в Геноциде армян. Он рассказывает о судьбах женщин, которые были погребены под табу и преданы забвению. Это очень личная, и в то же время, общечеловеческая история», - Лотта Шулерквист, журналист и писатель.

«Сюзан Харталян создала впечатляющий фильм, который уводит зрителя в теплые пески пустыни Дер Зор. Она смело заставляет себя прямо посмотреть на боль и стыд сотен женщин и детей, ставших жертвами Геноцида армян. Это мощный фильм, и зритель осознает, что единственный путь представления сложной действительности – это рассказать личную историю», - Сесилия Задик, журналист.

«Фильм – интересное путешествие, во время которого мы видим, как по кусочку собирается пазл и нарушается стена молчания. Картина «Клеймо моей бабушки» важна тем, что проливает свет на те аспекты Геноцида, о которых мы мало что знаем», - Горан Ганнер, ученый.

Отметим, что пока неизвестно, когда будет показан в Армении этот фильм, имеющий исключительное значение для нас для армян, поскольку, как отметила в своем слове С. Харталян, она пока не получала никакого официального приглашения посетить Армению.

Источник: Panorama.am

Share this post


Link to post
Share on other sites

Весь фильм.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Весь фильм.

По закону справедливости, турки, как генетическая еденица, должны быть полностью стёрты с лица планеты. И как ни парадоксально, правосудие, рано или поздно свершится. Это невозможно предотвратить. Ничего личного. Это закон.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Մեր մեռելները մեր հաշվի մեջ են,

մեր հաշվի մեջ են ... ու կաշվի մեջ են,

քանզի մենք,իրո՛ք կապված ենք նրանց հիշատակներին,

ինչպես մանուկը իր մորը՝ պորտով:

Մենք նրա՛նց մեջ ենք

ու մե՛ր մեջ՝ նրա՛նք,

մեր բջիջների՛, մեր ոսկըրի՛ մեջ:

Ու երբ գոչում եմ.

-Կոչեմ ապրողա՜ց,

ինձ ձայն են տալիս նրա՛նք,որ երեկ

խեղճ գաղթականի ցուպի փոխարեն իրենց ձեռքն առան

անթաղ-անշիրիմ մի նահատակի ազդր կամ սրունք,

և,Ահարոնի գավազանի պես, ոսկորն այդ ծաղկե՜ց՝

անարգ թշնամուն ապացուցելով,

որ թեպետ մեջեթն ավերակված է,

բայց Ալ Մեհրաբը դեռ մնացել է,

դեռ մնացել է... Արարատի՜ շուրջ...

...

...

...

-ՈՂԲԱՄ ՄԵՌԵԼՈ՜Ց...

-ԲԵԿԱՆԵ՛Մ ՇԱՆԹԵ՜Ր...

-ԿՈՉԵ՛Մ ԱՊՐՈՂԱ՜Ց...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Фильм «Клеймо моей бабушки» поднял большой шум в Турции

Кроме законопроекта, криминализирующего отрицание Геноцида армян, в эти дни в центре внимания турецких СМИ находится фильм Сюзан Харталян «Клеймо моей бабушки» («Татуировки моей бабушки» Grandma’s Tattoos).

После принятия Национальным Собранием Франции законопроекта о криминализации отрицания Геноцида армян, очередной удар Турции нанес арабский канал Al Jazeera, показав фильм Сюзан Харталян «Клеймо моей бабушки». Об этом со ссылкой на турецкие СМИ пишет публикуемое в США издание Asbarez.

12-18 января фильм Харталян транслировал авторитетный арабский телеканал Al-Jazeera. Это фильм о Геноциде армян, в котором показаны события, произошедшие со многими женщинами в 1915 году.

Пройдя длинный путь со своей семьей, Харталян пытается расследовать истинную историю жизни своей умершей бабушки Ханум.

В 12 лет во время резни армян Ханум была изнасилована курдским капитаном. Эта 12-летняя девочка и есть та бабушка с клеймом (татуировками), о которых она потом узнала и с отвращением пыталась «избавиться» от них.

Турецкие СМИ написали, что фильм является «пропагандой», направленной на признание Геноцида армян, и что все в нем представлено «однобоко».

Фильм «Клеймо моей бабушки» рассказывает о тысячах забытых женщин, переживших Геноцид армян 1915 года.

«Бабушка Ханум не была как все. В детстве я запомнила ее как злую женщину. Она презирала физический контакт. Это была бабушка, которая никогда не обнимала, не целовала. И она носила перчатки, которые прятали ее руки и клеймо. Они прятали ее тайну. В детстве я думала, что это были дьявольские знаки, которые пришли из темного мира. Они вызывали во мне страх. Что за татуировки были у нее? Кто сделал их и почему? Но татуировки на руках и лице бабушки были табу, она никогда не говорила об этом», - рассказала Сюзан Хардалян.

События, о которых рассказывается в фильме, являются тайной за семью печатями, которую никто не хочет раскрывать. В фильме о бабушке Ханум рассказывает ее 98-летняя сестра Люсия, которая живет в Голливуде. У нее также, как и у ее сестры, есть татуировки, и она также не хочет рассказывать всю историю.

В дни происходящих в фильме событий Люсия вместе со своей сестрой и матерью жила несколько лет у курдского рода. В фильме также встречаем единственную дочь бабушки – Мари, которая живет в Бейруте, и которая также не знает всей истории жизни своей матери. Бабушка Ханум не рассказала о себе даже своей родной дочери. Это было полнейшим табу. Бабушка не любила прикасаться к кому-то, сама не никого не обнимала и не хотела, чтобы ее касались. Ни с кем из окружающих она не была близка, даже с собственным мужем.

В итоге историю бабушки Ханум рассказывает мать Сюзан: «Бабушке Ханум было 12 лет, когда во время бегства от резни ее, в присутствии сестры и матери, на берегу реки Евфрат изнасиловал курдский капитан корабля.

В фильме зритель также проходит тот же «круг», что совершила бабушка. Перейдя через Евфрат мы доходим до местности Тер-Зор в Сирии, где были сотни армян.

В ходе путешествия по Армении, Ливану, Сирии и США съемочная группа фильма встретилась со многими детьми имеющих татуировки армянских женщин, чья боль была одинакова для всех. Многие из этих женщин были похищены, их держали в рабстве в течение многих лет где-то в Турции. Они также насильно были отмечены татуировками как собственность, так же как клеймят крупный рогатый скот.

Фильм «Клеймо моей бабушки» - история трагической судьбы многих тысяч армянских женщин. Длительность фильма около одного часа, он произведен PeÅ Holmquist, HB PeÅ Holmquist Film (Швеция).

Tert.am

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фильм шведского режиссера армянского происхождения Сюзан Хардалян «Клеймо моей бабушки» («Татуировки моей бабушки») после показов в США, Европе, Ливане и Турции, будет впервые показан и в Армении.

23 апреля фильм будет показан в кинотеатре «Москва» Еревана, 25 апреля в Ванадзоре, 26 – в Гюмри, 28 – в Степанакерте.

На армянских показах будет присутствовать режиссер фильма Сюзан Хардалян.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вчера смотрела фмльм на англиском интересно когда будет перевод на русском .Очень тяжелый фильм долго думала потом а стоило оставаться в живых и терпеть все эти унижения и иметь такую тяжелую жизнь после фактически после рабства она не могла ничего забыть ее жизнь была отравлена и она не жила а сушествовала с болью и горестью и со стыдом каждыи день смотрясь в зеркало вспоминала что было .

Share this post


Link to post
Share on other sites

В возрасте 105 лет ушла из жизни Мария Варданян – женщина, пережившая Геноцид армян в Османской империи и ставшая прототипом героини фильма Сюзан Харталян «Клеймо моей бабушки» (или «Татуировки моей бабушки», «Grandma’s Tattoos»). Об этом сообщает сайт Ermenihaber.am со ссылкой на режиссера фильма.

Отмечается, что М. Варданян родилась в Малатии (ныне территория Турции) в 1905г. «Она была гордой армянкой, сильной женщиной, которая нашла в себе смелость рассказать то, о чем не скажешь и не расскажешь. Рассказала и завещала никогда этого не забывать, ни в коем случае…» – заявила С. Харталян.

Известно, что отца М. Варданян во время Геноцида убили, мать похитили, а сама она пережила страшную жизнь в плену, откуда собственно и метки-тутуировки на ее теле.

Напомним, фильм «Клеймо моей бабушки» был презентован в сентябре 2011г. В нем рассказывается о тысячах армянских женщин, переживших Геноцид армян в Османской империи 1915 года, об их страшном и жестоком жизненном пути и о том, каким образом на их телах и лицах оказались странные «татуировки» – клеймо ужаса и насилия.

Материал взят из сайта http://www.panorama.am

Share this post


Link to post
Share on other sites

Открытое письмо Сюзанне Хардалян от Одетт Базиль.(Великобритания)

Перевод Louise Kiffer.

Дорогая Сюзанна, я посмотрела Ваш замечательный документальный фильм на канале Аль-Джазира.

Это мощный взрыв, с изображением повседневной жизни, однако в своей простоте оно заосторяет и приковывает внимание, вызывает чувство сочувствия к жертве, жалость к его постоянной и медленной агонии,и вместе с тем отторжение и презрение к зверям, совершившим эти злодения.

Увидев татуировки на лице и пальцах Вашей бабушки, я вспомнила одну армянку, ее звали тикин Назик. Она приехала в Трапизон(где я родилась) со своим мужем и сыном. через несколько лет после Геноцида и имела точно такие отметины на лице. Я уже не помню, были ли татуировки на пальцах.

Она была женщиной необыкновенной красоты, с огромными миндалевидными голубыми глазами, с тонкими нежными чертами, блестящими длинными глазами и с такими же татуировками на лбу и подбородке.

Моя мать была вдовой, и наш дом стал своеобразным клубом для ее друзей, которые приходили к нам каждый день, в то время как я пряталась под столом, чтоб не пропустить ни словечка из их разговоров.

Тикин Назик часто приходила к нам, всегда с платком на подбородке, как бы пряча эти отметины. Гладила меня по голове, напевая печальную колыбельную, а ее голубые глаза наполнялись слезами.

Однажды моя мать спросила ее об этих странных следах. Тикин Назик посмотрела украдкой вокруг, чтоб быть уверенной, что ее никто не услышит и сказала:

-Мы, мои трое братьев, моя мать и мой отец жили в Ване. Мне было 13 лет, когда я с двоюродными братьями и друзьями пошла к роднику, чтоб принести воды в наших маленьких кувшинах. Вдруг на нас набросились всадники. ОДин из них схватил меня, бросил на коня и увез. Я пыталась кричать, но удар по голове заставил меня потерять сознание.

Несколько часов спустя я открыла глаза и увидела, что я была в чужой темной комнате, где четыре человека, девушка, пожилая женщина, уродливый молодой человек, и мулла сидели на ковре возле меня.

Я сразу поняла, что они турки и стала звать маму.

Старуха ударила меня по губам и велела мне замолчать, потому что по всей Турции не осталось ни одного живого армянина, который мог бы услышать мой плач.

Она сказала мне, что мои три брата были убиты,отец и мать были убиты, все армяне мира были убиты ,что я должна выйти замуж за ее сына и стать мусульманкой.

Она подняла мне юбку, показала окровавленное бедро и сказала: "Ты уже его жена".

Мулла схватил и сорвал с моей шеи мой крест и золотую цепочку, отшвырнул в угол с проклятиями и оскорблениями. Он открыл толстую засаленную книгу, долго читал, бормоча странные слова. Потом он коснулся моей головы.

Старуха сказала, что теперь я мусульманка и жена ее сына, девушка- моя золовка. И если я когда-нибудь попытаюсь убежать , они убью меня.

В это время другой мужчина вошел в комнату, с иглами и небольшой баночкой краски на подносе, старая женщина и девочка держала меня за руки, уродливый молодой человек держал меня за лицо, и как кинжалы острые иглы вонзались в мой лоб. Я не знала, что они делают со мной

В своем стыде, отчаянии, боли и смятении мне оставалось только плакать.

Каждый день на рассвете меня сажали в большое ведро и спускали в колодец, чтоб никто не мог услышать моего плача.

И каждую ночь в мою тюрьму в подвале, приходил уродливый мужчина, который был теперь моим мужем , закрывал двери и окна, и насиловал меня, приказав мне молчать.

Только после рождения моего сына Мустафы, мне разрешили посмотреть на себя в зеркало и видеть мое лицо. Я пыталась стереть эти следы, терла мылом и пензой до крови, но моя свекровь мне сказала, что они никогда не пройдут.

Она сказала: "Мы выжигаем наш скот раскаленным железом, выжигаем турецкий флаг на на руках и лицах наших женщин, чтоб показать всем, что они турчанки и мусульманки.

Позже, когда моему сыну Мосику было 5 лет(так она называла Мустафу, чтоб звучало по-армянски), моя свекровь разрешила мне выходить уверенная в том, что я смрилась с мыслью о том, что в мире больше нет ни одного армянина. Однако выходить я могла лишь при условии, если мой сын оставался у свекрови, а меня сопровождала золовка.

И вот однажды, когда я и золовка прогуливались вдоль стены сада, я услышала армянскую речь. Прежде чем она успела схватить меня, я бросилась к ним, спросить, армяне ли они и сказать имя моего отца и братьев. Когда золовка схватила меня, они успели спросить имя моего мужа.

В тот вечер, мои братья пришли к моему мужу, чтобы спасти меня. Мой муж выстрелил в моего брата Вардана, и мои братья убили моего мужа, но прежде чем они смогли связаться со мной свекровь спустилась в подвал в мою тюрьму и сказала, что если я уйду с ними, я больше никогда не увижу своего сына.

Она также сказала мне,что ни один армянин не примет меня в свой дом, потому что теперь я был мусульманкой, женой мусульманина и матерью мусульманина, потому что Мосик был обрезан сразу после рождения.

Я не могла бросить своего сына. Не могла, Я должна была остаться. Ради своего сына.

В ту же ночь, снова пришли молла, свекровь, золовка и деверь, жестоко избили меня и заставили меня выйти замуж за деверя. Они сказали мне, что Мустафа нужен отец.

На следующий день мой муж усыпил меня с помощью своей матери и, пока я спала, он положил меня и Мосика в машину, которая привезла нас в Иран.

Долгое молчание. Моя мама тоже плачет.

Потом тикин Назик сказала:

-Турки убили моего отца и мою мать, всю мою семью. Можно сказать, что мне повезло, что я осталась жива. Но я не жива. Я тоже умерла. Мертва в душе.

Они убили во мне все невинное, чистое, красивое, полное надежд.

Они лишили меня веры и религии, собственного достоиства, уважения к себе, уничтожили личность во мне, отняли свободу, счастье, любовь и поддержку моей семьи, мои мечты и мои силы. Они меня использовали, как туалетную бумагу по своему усмотрению, заставили меня чувстврвать никому не нужной женщиной.

Они меня отметили, как скот, чтоб напоминать каждый день в течение всей моей жизни, что они сделали со мной, в кого я превратилась.

Она рыдала, спрятав лицо,прерывисто дыша, плечи тряслись ... и вдруг она подняла голову и закричала: " Почему? Почему? Почему??"

Моя мама не знала ответа, я тоже, но вы, дорогая Сюзанна, когда Вы пришли к могилам армян в Турции, когда Вы с содроганием прикасались к костям и останкам жертв, когда Вы говорили с Вашими гидами, когда Вы занимались исследованием(тем немногим, что Вы могли сделать), узнали Вы:"ПОЧЕМУ?" Спросили ли вы у турков: "ПОЧЕМУ?"

Сегодня, конечно, слишком поздно для тикин Назик получить ответ, каким бы он ни был, но хочется надеяться, что скоро, очень скоро, турки объяснят почему, будут вынуждены признать, что сотворили их предки, попросят прощения, ибо сейчас не только мы спрашиваем :"ПОЧЕМУ?", поднялся весь мир, весь мир показывает перстом на Турцию и спрашивает:"Почему?"

Несколько лет спустя тикин Назик умерла, ее сын Мосик вернулся в Швейцарию, где он учился.Он стал блестящим бизнесменом, купил магазин швейцарских часов, открыл ювелирный магазин в Тегеране и женился на армянке из прекрасной семьи.

По иронии судьбы и странному стечению обстоятельств мое обручальное кольцо и мои часы были куплены в его магазине в 1959 году.

Share this post


Link to post
Share on other sites
original.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now