Sign in to follow this  
Followers 0
HOB

Леонид Енгибаров. “ПОСЛЕДНИЙ РАУНД”.

32 posts in this topic

Полностью здесь:

http://armenianhouse.org/yengibarov/fictio...lastround1.html

http://armenianhouse.org/yengibarov/yengibarov-ru.html

==========

Леонид Енгибаров. ПОСЛЕДНИЙ РАУНД

Несколько слов о Ереване

Однажды в Ереван, когда с гор спустилась осень и улицы города стали коричнево-золотистыми, приехал клоун.

Не знаю, может быть, он влюбился в длинноногую и смуглую девчонку, а может, это сказка...

Но правда, что он уехал с глазами, полными осенних дождей.

Горы

Выжженная солнцем долина в горах. Желто-серые скалы выше становятся фиолетовыми, искрящимися на солнце драгоценными вершинами.

Я и горы. Только горы и я.

Мудрые вечные горы, окружающие меня со всех сторон, закрывающие от остального мира, оставившие только голубую льдинку неба и флейту - ручей. Мудрые горы. Дают человеку звенящее одиночество, чтобы он понял: один он никто...

Долина

Я живу в уютной долине Арарата. Долина эта, как чаша, края которой - горы. Я живу в ладонях земли. Я живу в израненных ладонях АБОВЯНА.

Обыкновенное – необыкновенно

Весной Ручеек выбился из-под горы и понесся, журча, вниз по лужайке.

- Я самый-самый, - запел он, хотя что это такое, еще не знал. Ручеек был молод и мог стать любимым, даже самым-самым. Перед ним был огромный лес, за которым - поле, потом опять лес и опять поле, деревни и города и много еще чего удивительно красивого и трудного на земле, по которой так легко скакать, потому что она покатая, покатая...

А чтобы не погибнуть и добраться до прекрасного синего моря, нужно пробиваться через бурелом, выдерживать засуху, поить людей и животных, вертеть мельничные колеса, быть храбрым водопадом, сливаться с другими и идти к Морю...

- Нет, - подумал Ручеек, - я самый необыкновенный!

И свернул к большой Реке. Он незаметно юркнул в нее и спокойно поплыл вместе с ней к Морю.

А она, широкая душа, даже и не заметила...

Она тащила корабли, давала свет, стерегла карасей и сомов от рыболовов и кошек. Да мало ли у нее было забот...

Так прошли весна, лето, наступил сентябрь, и Река разлилась - впереди показалось Море.

Тут Ручеек отскочил в сторону и зазвенел:

- Я самый необыкновенный: я пробился к Морю! Но вдруг увидел, что таких «необыкновенных», которые прятались в Реке, очень много...

А все почести, мосты и набережные люди отдали Реке, которая делала обыкновенные нужные на земле дела. Обыкновенные.

И вообще, обыкновенное - необыкновенно.

Нет и Да

Я над пропастью между Нет и Да. От твоего Нет я иду к своему Да по тонкому канату, сплетенному из желаний, робости и любви.

Он дрожит и качается, а надо мной бездонное Одиночество и Да, которое казалось таким заманчиво близким. Теперь кажется недоступным.

Но я иду, балансируя тяжеленным шестом - Гордостью. И старый добрый вальс Надежды, который всегда звучит при исполнении сложных номеров, придает мне силы.

Я иду, стараясь не смотреть вниз и не думать, что вдруг, пока я иду к твоему Да, кто-то уже поднялся к тебе, подставив для этого лестницу Благополучия.

Мне все труднее и труднее, меня качает ветер отчаяния и когда он становится невыносимым, ты вдруг совершенно неожиданно сама устремляешься ко мне.

Я роняю тяжелый шест. Ты обнимаешь меня, и мы падаем, или летим - какая разница - на одну из ярких звезд, что ждут нас включенные в ночной бесконечности августа.

- Милый, - говоришь ты, гладя мои волосы, -разве можно было так рисковать, ты мог бы сорваться в ужасное Одиночество. Глупый, зачем все это?

- Но ведь ты сама сказала вначале Нет, и мне пришлось смертельно рисковать.

- Разве сказала? - удивляешься ты, - я что-то не помню.

Тональность

Эту правдивую историю мне рассказал слепой музыкант на краковском бульваре.

Ах, как часто наша быстротечная жизнь зависит от одного слова, взгляда...

Вам, мой дорогой читатель, я думаю, не надо объяснять, кто такая королева Ядвига? Я так и предполагал.

Ну, а кто такой шут Алекс, блиставший при лучших дворах Европы?

Ладно, ладно, верю.

Итак, случилось это в замке королей Ягейло. Что бы вы сделали будучи на месте Алекса, если бы вам, после концерта, на котором вы блистали, самая неприступная красавица, королева Ядвига, сделала ресницами вот так?

Этот знак и доныне в моде, но первой, как утверждают историки, им овладела Ядвига (а уж ее придворные историки, без сомнения, самые объективные).

Алекс был молод и красив. Не верьте, будто шуты были горбатыми и уродливыми. Ох уж эти мне историки...

Нет и еще раз нет.

Лучшие клоуны - Алекс же был лучшим из всех -всегда были гибкими и стройными, мимами и акробатами, острыми на язык и быстрыми на удар шпаги.

Далеко за полночь кончился бал в старинном замке королей Ягейло.

Разошлись по отведенным покоям гости, разъехались ближние соседи.

Алекс сделал то же самое, что сделали бы и вы: придерживая у бедра кинжал, он тихо пробрался по анфиладам полутемных комнат в покои королевы.

Королева, вся в белом, воздушном (волосы, плечи, свечи, зеркала - это постарайтесь представить себе сами), повернулась на тихие шаги Алекса и...

Нет, вы не угадали.

Она взволнованно выдохнула:

- Охрана!

Алекс вздрогнул и быстро исчез, как и появился. На этом кончилась блистательная карьера клоуна Алекса. Королева не могла простить, что он, с его тонким музыкальным слухом, не понял ее, она же сказала:

- Ах, рано!..

Да, чуть было не кончилась карьера Алекса, но он был человеком творческим и быстро освоил новую тональность.

Это было давно, но ничего в этой истории не выдумано, да и зачем.

Лестница

Однажды я встретился с лестницей. Это была лестница, ведущая вверх, по которой так часто скатываются вниз. Мы долго беседовали с ней, и я многое понял из ее рассказов.

Ошибаются те, кто думает, что главное в жизни человека - дороги. Нет, главное - лестницы, по ним мы поднимаемся и спускаемся (не всегда и не все самостоятельно), по лестницам мы карабкаемся, а иногда счастливо взбегаем, перепрыгивая через две ступеньки к прекрасным мраморным площадкам успеха, порой таким непрочным. Оттуда мы больше видим, и все видят нас. После чего очень важно бывает определить, стоит ли подниматься выше и по какой лестнице, или лучше вызвать лифт и передвигаться то вверх, то вниз, в зависимости от механизма моды, общественного мнения, да мало ли чего, что управляет капризным лифтом.

Есть еще любители взбежать, отдав все силы сердца и мозга, на самый верх самых коварных и шатких лестниц, а оттуда съехать по перилам, испытывая наслаждение от оваций за безрассудство и храбрость. Здесь есть опасность не удержаться в конце и шлепнуться, но у того, кто спускается по перилам такой лестницы, дух захватывает и кружится голова. А аплодирующие?

Они же собираются не ради падения.

Да, главное в нашей жизни - лестницы, потому что ведь в конце любая дорога - это та же лестница, только вначале незаметная. И особенно опасны кривые, когда из-за поворотов не чувствуешь, что опускаешься все ниже и ниже.

Вот что рассказала мне старая лестница, ведущая вверх, которая очень страдала, когда по ней скатывались вниз.

Не обижайте лестницы!

Художнику

Дорога - это единственное, что тебе никогда не изменит. Наскучит уют, остынет любовь, и останется только Дорога, и где-то далеко впереди - Надежда, что будет любовь, покой... А сегодня ты снова в Дороге, и с тобой снова Тревожность. И не лги себе: без нее ты не можешь. Любовь и покой - это только мираж, без которого не бывает Дороги.

Сердце (В Ереване)

К художнику пришла старость. Стало болеть сердце. Художник вышел из дома, поправил длинные пряди седых волос и, прищурив глаза от солнца, пошел к своему другу каменщику.

- Здравствуй, Акоп, - сказал художник, - мы дружим с тобой много лет и многое знаем, ты - о камне, я - о человеческом сердце. Людские сердца бывают самые разные. Бывают чистые, как горный хрусталь, бывают драгоценные, излучающие свет, как рубин, бывают твердые, как алмаз, или нежные, как малахит. Я знаю, есть и другие, пустые, как морская галька, или шершавые, как пемза. Скажи, мастер, из какого же камня мое сердце?

Каменщик раскурил трубку и ответил:

- Твое сердце из туфа. Ты не должен печалиться, что оно не такое твердое, как алмаз. Туф - редкий камень, он дает людям тепло, а болит твое сердце потому, что туф ранимый и все невзгоды оставляют на нем свои следы. Туф - это камень для тебя, для художника.

Они еще долго сидели, глядя на город, раскинувшийся перед ними, прекрасный, туфовый, хранящий в своих строениях сердца его создателей - каменщиков и художников.

Кабачок Старость

В конце длинной дороги Жизни есть маленький кабачок Старость. Там приятно попивать сухое вино, вытянув усталые ноги к каминной решетке.

Сюда часто забегают пропустить свой первый стаканчик и набраться мудрости те, у кого вся дорога впереди. И надо следить за собой и не хватить лишнего, чтобы не наболтать, им чего - про ветер и бури, а то они, чего доброго, не выйдут отсюда.

Как смешно они сейчас петушатся, не зная, что дорога до этого кабачка страшна, порой опасна.

А им сейчас все нипочем.

Так думали старики, что сидели в кабачке, согревая кости, ожидая, когда придет дремота, и можно будет снова и снова хоть в мечтах - отправляться в дорогу.

Звездный дождь

Я подарю тебе звездный дождь. В жизни каждого человека бывают звездные дожди, чистые и удивительные: если не дни, то хоть редкие часы, полные звездного света, или хотя бы минуты, пусть даже мгновения, бывают, обязательно бывают, стоит только вспомнить...

Помнишь, когда ты совершила самый гордый поступок...

День и час, когда ты увидела человека, ставшего самым любимым...

Миг восторга от встречи с искусством...

Счастливые минуты смеха, развеявшие горе и боль... И многие-многие, сверкнувшие прозрением мгновения нашей жизни люди называют звездными.

Я дарю тебе звездный дождь.

Взгляни, его капли я принес тебе в ладонях.

Share this post


Link to post
Share on other sites
. После чего очень важно бывает определить, стоит ли подниматься выше и по какой лестнице, или лучше вызвать лифт и передвигаться то вверх, то вниз, в зависимости от механизма моды, общественного мнения, да мало ли чего, что управляет капризным лифтом.

Да уж лифтом передвигатся в жизни намного труднее :)Есть риск что голова закружиться. Уж лучше лестницей :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Даа, Нов, знал бы ты сколько всего ( давно заваленного ежедневной мишурой) ты этой темой у меня в душе разбудил- разбередил... :flower: спасибо за тему :flower:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Девчонке, которая умеет летать

Ты только не бойся. С тобой никогда ничего не случится, потому что у тебя два сердца. Если в воздухе на секунду замрет одно, то рядом забьется второе.

Одно из них дала тебе твоя мать.

Она смогла это сделать потому, что девятнадцать лет назад сумела полюбить, полюбить... Ты не смейся, это очень трудно - полюбить.

А второе сердце дал тебе я. Носи в груди мое шальное сердце.

И ничего не бойся.

Они рядом, если замрет на секунду одно, то забьется второе.

Только за меня не волнуйся, мне легко и прекрасно идти по земле, это понятно каждому.

Мое сердце в твоей груди.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Даа, Нов, знал бы ты сколько всего ( давно заваленного ежедневной мишурой) ты этой темой у меня в душе разбудил- разбередил... :flower: спасибо за тему :flower:

Wir джан, я искренне рад, что тебе понравилось. Всегда пожалуйста. :flower:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нет повести печальнее на свете , чем повесть о принцессе Ядвига и шуте Алексе....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Недавно я был на могиле Леонида Енгибарова .

Share this post


Link to post
Share on other sites
Недавно я был на могиле Леонида Енгибарова .

Мне памятник не нравится... шутовской какой-то, совсем не "с осенью в сердце"..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Памятник не видел. А где-нибудь в сети есть фотография?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фото 1

post-25-1088176124.jpg

Edited by SAS

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фото 2

post-25-1088176784.jpg

Edited by SAS

Share this post


Link to post
Share on other sites

աաա

Edited by SAS

Share this post


Link to post
Share on other sites

мне Ереванский больше нравится :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Шар на ладони

В цирке люди делают сложнейшие трюки.

Они летают под куполом, жонглируют десятком предметов и еще стоят на руках, и этому, я утверждаю, особенно трудно и сложно научиться.

И сложно это не только потому, что по ночам у вас будут болеть плечи от бесконечных тренировок, распухать кисти рук и наливаться кровью глаза...

Все это, конечно, тяжело, и все-таки это рано или поздно забывается. Вот только одно никогда не забывается, это когда ты стоишь на двух руках, медленно отрываешь одну руку от пола и понимаешь, что у тебя на ладони лежит земной шар."

Это просто гениально!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мой литературный дебют

Короткие новеллы сейчас в моде. Я и написал свое первое произведение - короткую новеллу. Такую:

«ВСТРЕЧА»

«В это раннее утро она бежала к нему навстречу раскинув руки. Она обняла его и сказала: «Ты мой!».

Над ними цвело солнце».

Я отнес свое произведение в редакцию молодежного журнала «Прыть». Редактор - с бородой, в очках, лет двадцати, долго и внимательно читал мою миниатюру. -«Ну что, старикашечка, неплохо. «Встреча» - это здорово! Просто какая-то повестуха. Но ты понимаешь, старичок, сейчас так не пишут. Сейчас пишут коротко, сжато, как... хм, как... ну, в общем, ты понял. Отсекай все лишнее, не жалей себя. Только главное. И давай, приходи, старичок».

Я пошел домой и стал отсекать. «Начнем», - сказал я себе.

«ВСТРЕЧА»

«В это раннее утро». Стоп. Что значит «раннее», что - утро бывает позднее? Долой! — «Она бежала к нему навстречу, раскинув руки». Стоп. Что значит «к нему»? А к кому же еще, ясно и так. Потом «раскинув руки». Как будто можно на бегу раскинуть еще что-нибудь. Вычеркиваем. Дальше. «Ты мой!» Не могла же она сказать: «Он мой!». А если выбрасываем «ты», то причем здесь «мой»? Кого или что мыть? «Над ними» - нет, мне это нравится! Будто можно, чтобы солнце цвело «под ними».

На утро я принес редактору следующее:

«ВСТРЕЧА»

«В это утро она бежала. Она обняла его. Цвело солнце». - «Дед, неплохо. И название есть, - сказал редактор. - Но есть длинноты, украшения. Понимаешь, цвести могут одуванчики, кактусы, орхидеи, лопухи, а тут солнце! Старайся меньше объяснять, доверяй нашему читателю, старичуля».

Я снова взялся за перо. Ничего не объяснять, что он, дурак, читатель наш, старички-то наши? Вот как:

«ВСТРЕЧА»

«Утро. Она бежала».

Потом я подумал: «она бежала», а он что, стоял, что ли? Коротко. Сильно. Ничего лишнего.

«ВСТРЕЧА»

«Утро».

А? А может так: «Утро» или «УТ». Нет, нужно «у». Я принес редактору рукопись и положил на стол:

«ВСТРЕЧА»

- Дедусь, ты знаешь, это звучит. Но много, много! «У» - это и первый лепет дитя, «У» - и утро страны, «У» - и гудок паровоза, и угроза агрессора - «У». Давай, работай, дедуля.

Я заплакал и пошел домой сокращать «У».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Феноменальному и талантливейшему человеку, ЛЕОНИДУ ЕНГИБАРОВУ 15 марта 2005г. исполнилось бы 70 лет.

Леонид Енгибаров. Клоун с осенью в сердце

Родился в Москве. Девять лет провел на ринге. Заповедь 'ударили по правой щеке, подставь левую' считаю в корне ошибочной. Люблю: море, осень, Винсента Ван-Гога. Боюсь: благополучия

Главное для меня в жизни - чувствовать ответственность за все совершающееся вокруг нас', - писал Леонид Енгибаров в своей автобиографии. В 1972 году артист умер от разрыва сердца. Ему было всего 37.

Леонид Енгибаров родился 15 марта 1935 года в Москве. Его отец (армянин по национальности) работал шеф-поваром в ресторане гостиницы 'Метрополь', мать была домохозяйкой (родом из Тверской губернии). Жила семья Енгибаровых в деревянном одноэтажном домике в Марьиной Роще.

Прежде чем посвятить свою жизнь цирку, Енгибаров перепробовал несколько других профессий. Закончив среднюю школу в 1952 году, он поступил в институт рыбного хозяйства. Однако, проучившись в нем всего полгода, он перевелся в институт физкультуры. В то время он профессионально занимался боксом и к середине 50-х сумел достичь на этом поприще хороших результатов. На первенстве Москвы по боксу в сезоне 1952-1953 годов Енгибаров одержал 9 побед и потерпел одно поражение (от соперника из Львова), В итоге он занял 3-е место в своей весовой категории. Начав в 1952 году с 3-го разряда, он в 1954 году имел уже 1-й разряд по боксу.

В 1955 году в Государственном училище циркового искусства открывается отделение клоунады, и Леонид принимает решение поступить на него. Его принимают. По мнению тех, кто видел Енгибарова в те годы, уже в училище четко определилась его творческая индивидуальность как коверного мастера пантомимы.

Закончив училище в 1959 году (в его аттестате была всего лишь одна тройка - по технике безопасности), Леонид отправляется в Ереван и поступает в труппу армянского циркового коллектива. Он делает первые самостоятельные шаги на профессиональной цирковой арене. Стоит отметить, что в отличие от большинства тогдашних клоунов, которые веселили зрителей с помощью стандартного набора трюков и хохм, Енгибаров пошел совершенно иным путем и, наверное, впервые стал создавать на арене цирка поэтическую клоунаду. Его репризы не ставили своей основной целью выжать из зрителя как можно больше смеха, а заставляли его думать, размышлять.

Уже с первых своих шагов на арене Енгибаров стал вызывать у публики и коллег по профессии самые противоречивые отзывы. Публика, которая привыкла в цирке развлекаться, а не размышлять, была разочарована таким клоуном. И многие его коллеги вскоре стали советовать ему сменить амплуа 'думающего клоуна'. Стоит отдать должное Енгибарову, он не отрекся от избранного пути и вскоре доказал свою правоту.

Ю. Никулин вспоминал: 'Когда я увидел его в первый раз на манеже, мне он не понравился. Я не понимал, почему вокруг имени Енгибарова такой бум. А спустя три года, вновь увидев его на манеже Московского цирка, я был восхищен. Он потрясающе владел паузой, создавая образ чуть-чуть грустного человека, и каждая его реприза не просто веселила, забавляла зрителя, нет, она еще несла и философский смысл. Енгибаров, не произнося ни слова, говорил со зрителями о любви и ненависти, об уважении к человеку, о трогательном сердце клоуна, об одиночестве и суете. И все это он делал четко, мягко, необычно'.

Что представляли собой миниатюры Енгибарова? Конечно, описывать их - дело неблагодарное, их нужно видеть. Вот описание миниатюры под названием 'Жажда'. В ней героя Енгибарова мучает сильная жажда, и он замечает на высоком постаменте кувшин с водой. Естественно, он пытается до него добраться, однако дается ему это не сразу. Он много раз карабкается на постамент, падает, вновь поднимается, и так несколько раз. Наконец ему удается достать кувшин, он бережно берет его в руки, мысленно уже предвкушая тот момент, когда живительная влага утолит его страдания. И в тот момент, когда он уже готов опорожнить кувшин, внезапно появляется маленькая девочка. Она подходит к нему и, показывая на кувшин; просит отдать его ей. И клоун отдает. А девочка садится в сторонке и начинает поливать водой из кувшина свои песочные куличики, чтобы лучше лепились. Кульминацией этой сценки является то, как реагирует клоун на этот поступок девочки: он начинает... улыбаться. 'Клоун с осенью в душе' - так называли Енгибарова благодарные зрители.

С ростом популярности Енгибарова на него стали обращать внимание и представители других творческих профессий, в том числе и кинематографисты. Отмечу, что еще в 1956 году Леонид появился в крошечном эпизоде фильма 'Коммунист', сыграв одного из бандитов, убивавших главного героя картины (его играл Е. Урбанский). Однако съемки в этом эпизоде были всего лишь развлечением для тогда еще студента ГУЦИ Енгибарова.

Между тем в 1962 году артисту предложили сыграть в кино... самого себя. Режиссеры 'Арменфильма' Г. Малян и Л. Исаакян задумали снять фильм о цирковом клоуне и назвали его 'Путь на арену'. Картина была тепло принята зрителем и подняла популярность Енгибарова еще на одну ступеньку.

А через год после выхода картины на экран к артисту пришла и широкая международная известность. На Международном конкурсе клоунов в Праге в 1964 году Енгибаров получил 1-ю премию - кубок имени Э. Басса. Это был ошеломительный успех для 29-летнего артиста, которого всего лишь несколько лет назад мало кто воспринимал всерьез.

Конец 60-х годов можно считать самым удачным в творческой карьере Енгибарова. Он с успехом гастролирует как по стране, так и за ее пределами (в Румынии, Польше, Чехословакии). Помимо цирка, он выступает с 'Вечерами пантомимы' на эстраде. Кроме этого, он пишет замечательную прозу (сам В. Шукшин называет его прекрасным писателем), которую публикуют журналы: 'Волга' (1969, N 6), 'Москва' (1970, N 8), 'Урал' (1971, N 7) и др. И, наконец, он снимается в кино у таких мастеров, как: С. Параджанов (фильм 'Тени забытых предков', 1964), Р. Быков ('Айболит-66'), В. Шукшин ('Печки-лавочки'), Т. Абуладзе ('Ожерелье для моей любимой', оба - 1972). Тогда же выходят и два фильма, рассказывающие о творчестве талантливого клоуна: 'Знакомьтесь, Леонид Енгибаров' и '2 Леонид 2'.

В 1971 году Енгибаров покинул Союзгосцирк, после того как его партнера Белова не выпустили вместе с ним на зарубежные гастроли. Енгибаров создал эстрадный театр пантомимы и вскоре выпустил в свет спектакль 'Звездный дождь'. Правда, затея с созданием театра далась ему нелегко - в Министерстве культуры встретили это начинание артиста с прохладцей. Когда он изъявил желание назвать свой коллектив 'Театром Енгибарова', ему запретили это делать. 'Какой еще может быть театр? - заявили ему. - Назовите просто - ансамбль'. На первых афишах он так и значился - как ансамбль. Когда в газете 'Советская культура' один из корреспондентов попытался написать восторженную рецензию на этот спектакль, его тут же одернули, сказали: 'Эта тема сейчас нежелательна'.

Между тем популярность Енгибарова у зрителей была огромной, он по праву считался одним из лучших цирковых артистов Советского Союза. В начале 1972 года с ним произошел случай, как нельзя лучше характеризующий отношение к нему простой публики. Леонид приехал в Ереван и пошел в родной для него цирк. В тот момент там уже шло представление, и, чтобы не мешать, Енгибаров тихонечко прошел в директорскую ложу и сел в углу. Однако кто-то из актеров узнал о его присутствии, и вскоре уже весь коллектив был оповещен об этом. Поэтому каждый из выходящих на арену артистов считал своим долгом сделать приветствующий жест в сторону директорской ложи. Это не укрылось и от зрителей, они стали шептаться между собой и все чаще оглядываться в сторону ложи. В конце концов инспектору манежа не оставалось ничего иного, как прервать представление и объявить на весь манеж: 'Дорогие друзья! Сегодня на нашем представлении присутствует клоун Леонид Енгибаров!' Не успело стихнуть эхо этих слов под сводами цирка, как весь зал в едином порыве поднялся со своих мест и разразился оглушительными аплодисментами.

Артист был крайне смущен таким вниманием к своей персоне, но ничего поделать с этим уже не мог. Пришлось ему встать и выйти из темного угла на свет. Зрители продолжали горячо аплодировать, он пытался движением рук их унять, но у него, естественно, ничего не получилось. И тогда он, в благодарность за такую любовь, на ходу придумал пантомиму: раскрыв двумя руками свою грудную клетку, достал оттуда сердце, разрезал его на тысячи маленьких кусочков и бросил зрителям. Это было великолепное зрелище, достойное таланта прекрасного артиста.

В июле того же года Енгибаров приехал в Москву. Тот месяц был отмечен небывалой жарой и засухой. В Подмосковье горели торфяные болота, и в отдельные дни воздух был таким, что в нескольких метрах от себя невозможно было увидеть человека. И в один из таких дней - 25 июля - Енгибарову стало плохо, и он попросил свою маму - Антонину Андреевну - вызвать врача. Вскоре тот приехал, диагностировал отравление, выписал какое-то лекарство и покинул дом. Вскоре после его ухода артисту стало еще хуже. Матери вновь пришлось вызывать 'Скорую'. Пока врачи ехали, Леонид мучился от боли и во время одного из приступов внезапно попросил у матери: 'Дай холодного шампанского, мне станет легче!' Видимо, он не знал, что шампанское сужает сосуды. Не знала об этом и его мама. Леонид выпил полбокала и вскоре умер от разрыва сердца. Ему было всего 37 лет.

Когда Л. Енгибарова хоронили, в Москве начался проливной дождь. Казалось, само небо оплакивает потерю этого прекрасного артиста. По словам Ю. Никулина, все входили в зал Центрального дома работников искусств, где проходила гражданская панихида, с мокрыми лицами. А пришли тысячи...

ИЗ АВТОБИОГРАФИИ

Писать начал поневоле. Никто из авторов не хотел со мной работать, пришлось самому стать сценаристом. Понравилось. Теперь с ужасом думаю: а вдруг явится настоящий сценарист..

"Пожар"

В городе был конец апреля; снег на улицах стаял, земля во дворах и скверах просохла. Чувствовалось, что вот-вот начнется... По ночам голые ветки деревьев прислушивались: не началось ли уже? И вдруг в одно тихое светлое утро где-то на подоконнике заброшенного чердака зазеленел маленький листочек. Почти тотчас же зеленое пламя этого листочка перекинулось на черневшие внизу газоны. Пламя, охватив газоны, понеслось дальше. Вскоре запылали салатовым цветом березы, тополя, акации, изумрудный огонь пробежал по кустам сирени. На следующий день полыхал уже весь город. Ветер раскачивал зеленые клубы нежной листвы, и весенний пожар разрастался.

Люди - особенно молодые - все-таки дети. Их предупреждают: не играйте с огнем, - они не слушаются, и в результате во время весенних пожаров многие гибнут, испепеляются. И только те, у кого сердце в старых ожогах, в огонь не лезут. Они знают, что, когда подует северный ветер, холодные дожди погасят разгоревшиеся по весне деревья и город из конца в конец подернется золотым осенним пеплом...

А впрочем, сейчас май, любимая, и, может быть, в этом году для нас не будет осени?

"Яблоня"

Если немного постоять под колоннами Большого театра, примерно в восемь вечера, за полчаса до выхода Плисецкой, потом дойти по улице Горького до памятника Пушкину, спуститься бульварами к Трубной, деликатно не замечая влюбленных, и по кирпичным аллеям скверов, завернутых в мягкую весеннюю зелень, добраться до Марьиной Рощи, тогда за мостом железной дороги, там, где недавно стояли старые домики, можно в вечерних сумерках увидеть белоснежную яблоню - балерину в белоснежной пачке, одну среди ошалевшего от любви и преданности бурьяна, и услышать овацию восхищенного электропоезда - с желтыми глазами-окнами, проносящегося к далекому морю. Наверное, некоторые мне скажут: 'Зачем весь этот долгий путь, когда можно сесть на такси?' Конечно, можно - только там, за мостом, вы ничего не увидите, потому что будет еще светло.

Интервью

Все необычно в гардеробной знаменитого укротителя, облепленной фотографиями его партнеров - черных, как осенняя ночь, желтых, как песок Сахары, полосатых, пятнистых. Необычен и он сам, сорокапятилетний, высокий, с темно-серебристой шевелюрой и карими смешливыми глазами. Я спрашиваю его о том, что может заинтересовать, на мой взгляд, читателей нашего журнала. Он великолепно рассказывает о своей профессии; в каждом маленьком рассказе о его талантливых котятах (так он называет пантер, тигров и львов) - обязательно смешные и забавные происшествия. Он угощает меня армянским вином, потом начинает переодеваться. Снимает роскошный, весь в сверкающих камнях, колет. Под колетом - обыкновенная белая спортивная майка. Он снимает и майку. И я невольно вздрагиваю: все его тело в каких-то неправдоподобных рваных рубцах. Взглянув на меня, он разражается смехом:

- Да нет, это у меня не на работе, это - в сорок третьем, в гестапо. Не обижайте человека

Зря, просто так обижать человека не надо. Потому что это очень опасно. А вдруг он Моцарт? К тому же ещё не успевший ничего написать, даже 'Турецкий марш'. Вы его обидите - он и вовсе ничего не напишет. Не напишет один, потом другой, и на свете будет меньше прекрасной музыки, меньше светлых чувств и мыслей, а значит, и меньше хороших людей. Конечно, иного можно и обидеть, ведь не каждый человек - Моцарт, и всё же не надо: а вдруг...

Не обижайте человека, не надо.

Вы такие же, как он.

Берегите друг друга, люди!

Фильмография

1963 - Путь на арену

1964 - Тени забытых предков

1966 - Айболит-66

1971 - Ожерелье для моей любимой

1972 - Печки-лавочки

(Подготовлено по материалам сайта "sobkor.ru")

post-2778-1111352826.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

По просьбе одного близкого человека ставлю вот этот материал....

Այսօր Լեոնիդ Ենգիբարյանի 72-րդ տարեդարձն է:

«Каждый новый этап в жизни цирка ознаменован появлением большого клоуна. В русском дореволюционном цирке это братья Владимир и Анатолий Дуровы, Иван Радунский и Сергей Альперов.

У истоков советского цирка стояли Виталий Лазаренко и Леон Танти, в 30-е годы – Карандаш, в 50-е – Олег Попов, Юрий Никулин и Андрей Николаев, в 60-е – Леонид Енгибаров.

Можно назвать еще с десяток артистов прошлого и настоящегоб наделенных комедийным даром: в манеже смешны, сильны по трюковой части, располагают обширным репертуаром, иные стали популярны. Однако этим высоким эпитетом – «большой клоун» - их не почтишь.

Почему? Да потому, что нужна сумма таких художественных достоинств, которые образовали бы Мастера с большой буквы.

Какими же признаками характеризуется искусство большого клоуна?

Прежде всего он ни на кого не похож, никому не подражает. Отец русского цирка Аким Никитин, в прошлом замечательный комик, говаривал: «Большим клоуном можно стать, только когда на этой профессии для тебя свет клином сошелся и ты ее ни на какое богатство не променяешь...»

Итак, каков он, большой клоун? Это прежде всего яркая творческая индивидуальность с остро развитым комедийным мышлением, собственным почерком и собственным исполнительским стилем. Большого клоуна, как во времена Анатолия Дурова, так и сегодня, отличает масштабность раздумий, свежесть и разнообразие только ему присущих выразительных средств: красок, приемов и ритмов. Комический дар большого клоуна исключительно действен. Вызывать смех и быть смешным – одна из главных его задач: он хорошо ориентирован в смеховой технике, виртуозно владеет ее хитрыми пружинами и рычагами, до тонкости знает механизм их взаимодействия.

Большой клоун – всегда человек многогранный, живущий в мире высоких чувств и высоких целей. Характеризует его также и причастность к современности, способность тонко чувствовать ее и воплощать в своем искусстве специфическими средствами.

Немаловажная еще одна черта, присущая большому клоуну, - личная притягательность или «манкость», как определил ее Станиславский. В обществе актера, наделенного обаянием, публике, даже если она и не отдает себе в этом отчета, всегда интересно и тепло, как бывает интересно с общительным и содержательным собеседником.

Непременным свойством большого клоуна является также способность самозабвенно трудиться. Каждый номер такого артиста выношен сердцем, рожден в творческих муках, потому и находит кратчайший путь к зрителю.

Выдающийся клоун создает оригинальную маску и оригинальный репертуар, он необычайно взыскателен к себе и никогда не снизойдет до подражания, каким бы заманчивым ни был образец.

Он всегда новатор и потому энергично влияет на содержание клоунады и ее форму. Воздействие его творчества так велико, что весь смеховой жанр получает поступательное движение. Именно таком мастером стал и Леонид Енгибаров.

Несмотря на молодость, дебютант довольно скоро проявил богатство жизненных наблюдений, запасы доброго юмора, обилие удачных находок и, более того – собственную, отличную от других клоунов, эстетическую позицию.

Наблюдать за Енгибаровым на арене было интересно еще и потому, что в его сценическом поведении, в его доверительной непостредственности угадывалась незаурядная личность, тонкий художественный вкус, высокая духовность.

Наделенный от природы острым восприятием жизни, собственным взглядом на мир, свежим и цепким, он способен был видеть в обычном необычное, в будничном – праздничное, в повседневном – прекрасное и забавное и воплощал увиденное в свежих, нештампованных образах. К тому же он обладал сильнейшей, почти магнетической, сценической притягательностью. Вступая в манежное кольцо, клоун действовал с такой эмоциональной отдачей, что сразу же воспламенял сердца зрителей. Способность мгновенно устанавливать контакт с публикой, сближаться с ней и подчинять ее себе у этого артиста была поразительной.

Чуствовалось, что и ему самому было интересно и весело колобродить на арене, дурашливо балагурить и проказничать.

Он был неутомим в поисках новых средств выразительности, постепенно усложняя механизм комического, стремился к многоплановости интермедий. Вся его творческая жизнь – это эксперименты, пробы, раздумья, ошибки и снова пробы и эксперименты. Он проявил себя настоящим разведчиком нехоженных путей в искусстве смешного, смело перешагивал через каноны, нарушал традиции.

Добродушный юмор, тонкая ирония, эксцентрические переосмысления, гармонично сплетенные с национальной орнаментикой смеховой культуры армянского народа, - вот любимые краски этого художника, утвердившего на манеже собственный стиль клоунады...»

Отрывок из книги циркового писателя Р. Славского «Леонид Енгибаров».

Share this post


Link to post
Share on other sites

КТО ОН - КЛОУН ЕНГИБАРОВ?

Без сомнения, это один из величайших армян и украшение XX столетия. Енгибаров совершил революцию в клоунаде и пантомиме, а великий Марсель Марсо преклонялся перед ним, полагая, что ему после Енгибарова на сцене уже нечего делать. В отличие от других клоунов, которые веселили зрителей с помощью стандартного набора трюков, Енгибаров пошел совершенно иным путем и впервые стал создавать на арене цирка поэтическую клоунаду. Его репризы не ставили своей основной целью выжать из зрителя как можно больше смеха, а заставляли его думать, размышлять. Уже с первых своих шагов на арене Енгибаров стал вызывать у публики и коллег по профессии самые противоречивые отзывы. «Думающий клоун, грустный шут» - это было нечто из ряда вон выходящее. Вот что говорил о нем Юрий Никулин: «Когда я увидел его в первый раз на манеже, мне он не понравился. Я не понимал, почему вокруг имени Енгибарова такой бум. А спустя три года, вновь увидев его на манеже Московского цирка, я был восхищен. Он потрясающе владел паузой, создавая образ чуть-чуть грустного человека, и каждая его реприза не просто веселила, забавляла зрителя, нет, она еще несла и философский смысл. Енгибаров, не произнося ни слова, говорил со зрителями о любви и ненависти, об уважении к человеку, о трогательном сердце клоуна, об одиночестве и суете. И все это он делал четко, мягко, необычно».

В Армении любят праздновать юбилеи, причем празднуют иногда то, чего не следовало бы. В будущем году у Енгибарова круглый юбилей - 75-летие. Если Министерство культуры сообразит и объявит 2010 год годом Енгибарова, то будет хорошо. Действительно великих людей в мире не так много, а среди армян - они вообще редкость. Надо напомнить народу, кем был Леонид Енгибаров. И рассказать о его величии. На государственном уровне.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Владимир Высоцкий

ЕНГИБАРОВУ - ОТ ЗРИТЕЛЕЙ

Шут был вор: он воровал минуты -

Грустные минуты, тут и там, -

Грим, парик, другие атрибуты

Этот шут дарил другим шутам.

В светлом цирке между номерами

Незаметно, тихо, налегке

Появлялся клоун между нами

Иногда в дурацком колпаке.

Зритель наш шутами избалован -

Жаждет смеха он, тряхнув мошной,

И кричит: «Да разве это клоун!

Если клоун - должен быть смешной!»

Вот и мы... Пока мы вслух ворчали:

«Вышел на арену, так смеши!» -

Он у нас тем временем печали

Вынимал тихонько из души.

Мы опять в сомненье - век двадцатый:

Цирк у нас, конечно, мировой, -

Клоун, правда, слишком мрачноватый -

Невеселый клоун, не живой.

Ну а он, как будто в воду канув,

Вдруг при свете, нагло, в две руки

Крал тоску из внутренних карманов

Наших душ, одетых в пиджаки.

Мы потом смеялись обалдело,

Хлопали, ладони раздробя.

Он смешного ничего не делал -

Горе наше брал он на себя.

Только - балагуря, тараторя, -

Все грустнее становился мим:

Потому что груз чужого горя

По привычке он считал своим.

Тяжелы печали, ощутимы -

Шут сгибался в световом кольце, -

Делались все горше пантомимы,

И морщины глубже на лице.

Но тревоги наши и невзгоды

Он горстями выгребал из нас -

Будто обезболивал нам роды, -

А себе - защиты не припас.

Мы теперь без боли хохотали,

Весело по нашим временам:

Ах, как нас прекрасно обокрали -

Взяли то, что так мешало нам!

Время! И, разбив себе колени,

Уходил он, думая свое.

Рыжий воцарился на арене,

Да и за пределами ее.

Злое наше вынес добрый гений

За кулисы - вот нам и смешно.

Вдруг - весь рой украденных мгновений

В нем сосредоточился в одно.

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.

Барабана дробь - и тишина...

Слишком много он взвалил на плечи

Нашего - и сломана спина.

Зрители - и люди между ними -

Думали: вот пьяница упал...

Шут в своей последней пантомиме

Заигрался - и переиграл.

Он застыл - не где-то, не за морем -

Возле нас, как бы прилег, устав, -

Первый клоун захлебнулся горем,

Просто сил своих не рассчитав.

Я шагал вперед неукротимо,

Но успев склониться перед ним.

Этот трюк - уже не пантомима:

Смерть была - царица пантомим!

Этот вор, с коленей срезав путы,

По ночам не угонял коней.

Умер шут. Он воровал минуты -

Грустные минуты у людей.

Многие из нас бахвальства ради

Не давались: проживем и так!

Шут тогда подкрадывался сзади

Тихо и бесшумно - на руках...

Сгинул, канул он - как ветер сдунул!

Или это шутка чудака?..

Только я колпак ему - придумал, -

Этот клоун был без колпака.

1972 г.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Великий поэт движения

16%20page%203.jpg

Леонид Енгибаров был первым среди советских клоунов, который создал на арене цирка поэтическую клоунаду. Его репризы не ставили перед собой цель просто рассмешить зрителя, они заставляли его думать, размышлять. По идее, клоун призван заполнять паузы между номерами, и Енгибарова часто упрекали в том, что он становится главным в программе.

Леонид Енгибаров родился в Москве 15 марта 1935 года. Мать, Антонина Андреевна, была домохозяйкой, отец, Георгий Енгибарян, работал шеф-поваром в ресторане гостиницы «Метрополь». Жила семья Енгибаровых в одноэтажном деревянном домике в Марьиной роще.

Енгибаров не сразу нашел свое истинное призвание. Окончив в 1952 г. школу, он поступает в Институт рыбного хозяйства. Однако очень скоро поняв, что это не его место, становится студентом Института физкультуры (туда его, боксера-разрядника, приняли с великой радостью). Но и это не приносит ему удовлетворения. В цирковое училище Енгибаров пришел в 1955 году, когда ему было двадцать лет,- солидный для этого заведения возраст. Однажды он попал на представление с участием знаменитого Карандаша - и вышел из цирка с твердой решимостью стать клоуном.

О себе: Человек очень часто мечтает приобрести то, чего у него нет. В нашей семье, в пору моего детства, я отличался от всех полным отсутствием юмора, что впоследствии и сказалось при выборе профессии. Хотя, по-моему, клоун - не профессия, это - мировоззрение. Все, что связано со смешными эпизодами в жизни, я запоминаю, хотя эти смешные эпизоды часто бывают и грустными...

Окончив училище в 1959 г., Енгибаров отправляется в Ереван и поступает в труппу армянского циркового коллектива. Там его ждет встреча с родным братом, уже известным в те годы режиссером Рачия Капланяном.

Из воспоминаний дочери Р. Капланяна - Анаит Капланян: В 1958 году папу пригласили в Москву на постановку спектакля. Однажды он пришел домой и сказал, что с ним хочет встретиться его отец, Георгий Енгибарян. Папа отказался от встречи: он был еще младенцем, когда его отец оставил семью, уехал и все эти годы не давал о себе знать. Моя бабушка вышла замуж за Мкртыча Капланяна, который вырастил моего отца и дал ему свою фамилию. Именно в эти годы папа узнал, что у него есть брат по имени Леонид. Помню тот день, когда папа сказал: «Я хочу познакомить вас с моим братом». Перед встречей с дядей мы очень волновались. Наконец, пришел очень скромный, худой молодой человек с грустными глазами. И с этого дня началась дружба двух братьев. У них был и третий брат - Михаил, художник, родившийся от первого брака Георгия Енгибаряна. По-видимому, отец Лени был очень любвеобильным и творческим человеком - он был женат несколько раз, и от каждого брака у него рождались талантливые дети.

Из воспоминаний директора армянского цирка Соса Петросяна: Енгибаров доказал всему миру, что клоун в цирке не второстепенный артист, как считалось раньше, а главный. Никто в цирке так не работал над собой, как он. Артисты очень любили его, часто сбегались на его репетиции. Он был гениальным мастером импровизации, одну и ту же репризу каждый раз представлял по-новому. А cамое главное - его репризы, отличающиеся какой-то особой поэтичностью, включали в себя сложнейшие трюки всех цирковых жанров. Будучи клоуном, он был великолепным жонглером, акробатом, иллюзионистом.

Из воспоминаний Юрия Никулина: Когда я впервые увидел его на манеже, мне он не понравился. Я не мог понять, почему вокруг имени Енгибарова такой ажиотаж. Но спустя три года, вновь увидев его на манеже московского цирка, я был восхищен. Он потрясающе владел паузой. Каждая его реприза не только веселила, забавляла зрителя, она несла и философский смысл. Не произнося ни слова, Енгибаров говорил со зрителями о любви и ненависти, об уважении к человеку, о трогательном сердце клоуна, об одиночестве и суете.

Великий Марсель Марсо называл его «гением пантомимы», «великим поэтом движения». «Однажды Марсель Марсо был в Ереване, - вспоминает Анаит Капланян. - Мы вместе с ним были приглашены на представление Лени. После окончания Марсо сказал папе: «До сих пор я считал себя первым, с сегодняшнего дня я - второй».

С ростом популярности на Енгибарова стали обращать внимание кинематографисты. В 1963 г. режиссеры Г. Малян и Л. Исаакян сняли фильм «Путь на арену», где Енгибаров сыграл самого себя. А через год к артисту пришла уже международная известность: в 1964 г. на Международном конкурсе клоунов в Праге Енгибаров был признан лучшим клоуном Европы и получил первую премию - кубок Э. Басса.

Что же происходило в эти годы в его личной жизни?

«В Чехословакии Леня познакомился с чешской журналисткой Ярмилой, - рассказывает Анаит Капланян. - У них завязался роман, но жениться на ней он не собирался. Единственное, чего хотела Ярмила,- родить от Лени ребенка. Девочку назвали Барбарой. В 1977 г. Ярмила погибла в автокатастрофе. Ей было всего 39 лет. Мой отец очень хотел, чтобы Барбара переехала в Ереван к нам в семью. Она приехала на несколько месяцев, но навсегда остаться не захотела и уехала обратно».

Общительный на сцене, Леонид был довольно замкнут дома и в кругу друзей. Его связывали дружеские отношения с Роланом Быковым, Юрием Беловым, Олегом Стриженовым, Василием Шукшиным. Но самым верным другом Енгибарова была его мама.

Конец 60-х - начало 70-х гг. можно считать самым удачным периодом в творческой жизни Енгибарова. Он с успехом гастролирует по стране и за ее пределами. Выступает с «Вечерами пантомимы» на эстраде, пишет великолепную прозу, снимается в кино. В 1971 г. удостаивается звания народного артиста Армянской ССР. У него были толпы поклонников. Его боготворили женщины. Но вот с чиновниками у него были сложные отношения - с ними Енгибаров был дерзким и неуправляемым.

«У него было очень сильно развито чувство собственного достоинства, - вспоминает Сос Петросян. - В 1971 г. мы выступали в Баку. Председателю объединения Союзгосцирка Ф. Бардиану представление очень понравилось, и он сообщил нам о возможной поездке армянского циркового коллектива в Швецию, Данию и Финляндию, но при этом выдвинул условие: Енгибаров должен изменить свою программу и включить в нее чисто русские элементы. Но Енгибаров отказался».

Обстановка вокруг имени Енгибарова из благожелательной постепенно превращается в напряженную. И в 1971 г. он покидает Союзгосцирк. В том же году в Театре эстрады он представляет зрителю моноспектакль «Звездный дождь». Из интервью программе «Маяк», которое он дал в день премьеры, эти его слова были вырезаны: «Этот день я считаю последним в моей прежней жизни и первым в жизни актера и сценариста. Да, я ушел из цирка, но меня там не понимали. Оформить выезд за границу - проблема, а я никуда сбегать не собираюсь. Добиться денег на реквизит - неразрешимая задача. В чем только меня не обвиняют, в чем только не подозревают! Не женат, значит - развратник. Покупает охапки роз, значит - транжира...»

Сос Петросян: «Енгибаров был очень щедрым человеком, особенно в отношении женщин. Зарплату он получал неплохую, но на следующий же день мог оказаться без денег. Бывало, понравится женщина, и он тут же купит ей цветы или дорогой подарок».

Между тем, несмотря ни на что, популярность Енгибарова у зрителей оставалась огромной. «Клоун с осенью в сердце» - так любя называли его поклонники. И он по-прежнему и по праву считался одним из лучших цирковых артистов Советского Союза.

В июле 1972 г. Енгибаров был в Москве. Этот месяц запомнился небывалой жарой и засухой. В Подмосковье горели торфяники, Москва была жутко задымленной. Воздух был таким, что трудно было дышать. В один из таких дней, 25 июля, Леонид довольно рано пришел домой. Жаловался матери на недомогание, начал что-то читать, потом вдруг схватился за сердце... Антонина Андреевна вызвала «скорую». Врач поставила диагноз «отравление», выписала лекарство и уехала. После ее ухода ему стало хуже. Снова вызвали «скорую». Врач сделал укол, но было уже поздно...

Леонид Енгибаров скончался от обширного инфаркта, оставив массу недоделанных дел. Ему было всего 37.

Наира Осян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Надгробный памятник на Ваганьковском кладбище Москвы.

post-36-1247480454_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Памятник Енгибаряну в Ереване

post-36-1247481092_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0