Sign in to follow this  
Followers 0
Mamikon

НЖДЕ

22 posts in this topic

Ter-Harytunyan Garegin Eghishei

Тер-Арутюнян Гарегин

НЖДЕ

1886 - 1955

Гарегин Нжде (Тер-Арутюнян) родился 1-го января 1886 г. в с.Кзнут Нахичеванского уезда в семье священнослужителя . Начальное образование получил в русской школе Нахичевани и продолжил учёбу в гимназии Тифлиса .

В 1902г. поступил на юридический факультет Петербургского университета . Несмотря на отличные результаты показанные во время учёбы ,через 2 года покидает университет и целостно посвящяет себя служению идеалам национально-освободительного движения . Вступив в 1904 г. в ряды Дашнакцутюн , переходит в Салмаст и ведёт вооружённую борьбу против турецких оккупантов и политическую работу среди армянского населения .

В 1906 г. по рекомендации Ростома и при непосредственной поддержке балканских товарищей, поступает в офицерскую школу Софии и окончив , возвращается на Кавказ . В 1907 г. принимает активное участие в Иранской революции и будучи уже в поле наблюдения секретной полиции Царской России , подвергается преследованию .

В 1909 г. возвращается на Кавказ для организации покупки и дальнейшей транспортировки оружия и боеприпасов для иранской революции , но был арестован царскими властями и находился 3 года в заключении .

В 1912 г., выйдя на свободу ,переходит в снова в Болгарию и вместе с воеводойАндраником

организовывает Армянские добровольческие формирования для участия в Балканской войне

против Турции . В составе Македоно-Одринской воинской группировки принимает участие в1-й Балканской войне , удостаивается вместе с Андраником высших офицерских чинов , наград и звания" герой Балканских народов" и Греции . В 1914 г. получив полную амнистию от царской короны , возвращается на Кавказ и участвует в создании Армянских добровольческих отрядов , полков и батальонов для дальнейшего их участия на Кавказском фронте в 1-й Мировой войне . Командовал различными воинскими частями на разных участках Кавказского фронта . Принимал очень активную деятельность по созданию армии 1-й Республики Армения (1918-1920 ).

26-28 мая организовал и командовал сражением у Каракилисе (Ванадзор) , обеспечив разгром и бегство превосходящих сил турецкой армии . В 1918-20 участвовал в обороне границ и независимости Республики Армения .

После установления сов.власти в Армении не смог смириться с тупой политикой коммунистов , передающих территории Армении мусаватистам Азербайджана и организовал самооборону Сюника и Зангезура , объявив независимой Нагорную Армению .

Благодаря организаторскому таланту и полководческому дару Нжде,силы самообороны Сюника смогли отразить все нападения коммунистов , мусаватистов и кемалистов .Борьба велась до тех пор , пока враги , поняв тщетность своих усилий не отказались от задуманного . Сюник остался неотделимой частью Армении и лишь после этого Нжде покинул страну .

Он поселился в Болгарии и принял активное участие в политической и общественной жизни общины.

В конце 20-х и в начале 30-х г. организовывает народные и патриотические организации в ряде стран Европы и США .Созданная им в Болгарии национальная и народно- патриотическая организация Цегакрон (досл.перев.- религия , вера народа) сплотила вокруг себя патриоточески настроенную армянскую молодёжь и интеллигенцию армянской диаспоры , которая вела свою работу в деле решения Армянского вопроса , связанного с освобождением исторических территорий Армении от турецкой и советской оккупации и возвращением армян на Родину .

Незадолго до вторжения нацистов на территорию СССР и уже после начала 2-й Мировой войны в различных газетных изданиях ряда стран Европы и Германии появились материалы ставящие

под сомнение будущее армянского народа .Посредством прессы , некоторые нацисты призывали

уничтожать "армян как семитов" и что армяне настроенны против "великих идей Рейха".

В частности , подверглись массовым репрессиям армянские общины Румынии,Венгрии и Болгарии .

Нжде не мог оставаться в стороне от новой , назревающей угрозы армянскому народу . Принятые им

меры показали источник новой беды : нити вели в Берлин ...

В Берлине он встречается с Розенбергом и узнаёт , что принятое решение было сделанно под воздействием ведущей двуличную политику Турции , порвавшей отношения с странами Антанты и подписавшей договор с нацистами . Главные лица этой низкой политики становятся ему известны : ярый пантюркист , брат Энвера паши - Нури паша и родственник Розенберга , находящийся в изгнании грузинский националист Александр Никуридзе . По свидетельству американской разведки взамен предоставленной помощи нацистам, турки требовали весь Северный и Южный Кавказ, Татарстан, Крым и все области до Сибири и Урала, страны Средней Азии, Китай и Арабские страны.

То , что армяне были поставлены в один ряд с евреями показало лишь зверское отношение и желание турков к обеим народам уничтожить и не останавливаясь на этом пути ни на чём . Невиданная фальсификация пантюркистов была излита на страницы прессы и печати : вопреки многовековому достоянию истории , свидетельствам антропологов и лингвистов ,армян объявили семитами и подлежащим уничтожению . В протест происходящему выступили известные учёные Германии. Нжде начинает вести свою осторожную и тонкую политику, добившись блестящей победы.

Это была победа не только Нжде - полководца, но и победа Нжде - дипломата, столь искусно оценившего ситуацию и сделавшего единственный и верный шаг, и все для спасения своего народа. Разумеется, делать ставку на терпящий поражение Советский Союз было бессмысленно, и Нжде отводит угрозу от народа именно руками нацистов. Войдя в круги высшего командования и руководства Германии, Нжде смог показать все тайны и

планы пантюркистов, смог уверить, что плохо организованная многочисленная турецкая армия будет лишь обузой для немцев и что её использование обернётся Германии неоправданными затратами. Нжде смог создать антипантюркистский Кавказский блок , союз кавказских народов куда вошли многие представители народов Кавказа . Здесь также был и один из основателей Азербайджанского Легиона - Расулзаде и представители грузинской эмиграции , не разделившие предательской деятельности с Ал. Никуридзе. Нжде смог достичь согласия с Расулзаде, который понял, что Азербайджан будет уничтожен и поглащён пантюркизмом, растворившись в туранизме . Розенберг был доволен этим союзом и подействовал на остальное руководство Германии ,вынесшей своё окончательное решение отдать туркам только Крым . Таким образом Нжде смог

окончательным образом увести угрозу с армянского народа и вместе с блоком спасти Кавказ от

варварской экспансии пантюркистской Турции . Розенберг подготовил и представил план - проект Главного комиссариата Армении , подчеркнув ,что " Главный комиссариат Армении будет разделяющим поясом , препятствующим распространению пантюркизма на Восток " .

Генерал Гарегин Нжде , как и генерал Дро много сделали для спасения и вызволения из лагерей своих соотечественников - военнопленных Сов.армии . Нжде постоянно посещал учебные лагеря , центры и батальоны Армянского Легиона , встречался и беседовал с солдатами и офицерами Легиона.

В 1944г., когда Сов.армия уже вошла в Болгарию , Нжде находился у себя в Софии и отказался бросить и покинуть страну на самолёте . Он остался верным патриотом , считая , что его долг быть со своим народом до конца и не допустить репрессий в отношении армянской общины Болгарии . Нжде прекрасно понимал , что НКВД интересуется им , ему было понятно , что обманутые турками в 20-х годах Советы, не забыли двойную игру пантюркистов, и теперь коммунисты попытаются использовать весь его дар и возможности в назревающей войне с Турцией, также НКВД было прекрасным образом известно об его отказе в довоенный период вести антисоветскую деятельность. В конце октября 1944г. Нжде был арестован СМЕРШ-ем и перевезён в Москву.

Все мысли Нжде оправдались: Советское правительство решило начать войну против Турции, и для этой цели привлекались все те, кто бы мог содействовать этому мероприятию. Но резко изменившаяся политическая ситуация, раздел, и борьба держав за сферы влияния в странах понёсших поражение сделала неосуществлёнными желания и мечты Нжде.

Допросы и следствие было окончено в 1948 г. и после этого, вплоть до 1952 г. он провёл во

Владимирской тюрьме. В 1952-53 г. он провёл в Армении, в Ереванской тюрьме. Говорят что когда его увозили в Сибирь, то все заключенные начали вставать, Армения поводила стоя своего спасителя.

Летом 1953 г. его переводят в Сибирь, тюрьму Тайшета, а оттуда снова во Владимирскую тюрьму. Здесь же, будучи уже тяжелобольным, в конце 1955 г. он скончался.

Брату, Левону Тер-Арутюняну было отказано похоронить Нжде в Армении и из личных вещей были

выданы только одежда и часы. Нжде был похоронен братом, и на огороженной могиле поставлена

табличка: Тер-Арутюнян Гарегин Егишеевич (1886-1955) . 31 августа 1983 г. прах Гарегина Нжде был перевезён на Родину . В 1987 г. мощи великого сына армянского народа нашли своё последнее пристанище и покой во

дворе церкви Спитакавор с.Гладзор .

:flag: :flag: :flag: :flag: :flag: :flag: :flag: :flag: :flag:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кто не знает, рекомендую сайт про него www.nzhdeh.narod.ru

И ещё на сайтах Parabellumа есть интересная информация про него.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Кто не знает, рекомендую сайт про него www.nzhdeh.narod.ru

И ещё на сайтах Parabellumа есть интересная информация про него.

Очень интересный сайт, спасибо Кармир! :girlkiss:

Share this post


Link to post
Share on other sites

U PAYQAR,PAYQAR,PAYQAR YERGECI !!! :flag:

MEC HAY !!! YETE UZUM ENQ MER [email protected] UNENAL AYS AREVI TAK,PARTADIR PETQ E AZGOVIN USUMNASIRENQ NRAN YEV CHISHT HETEVUTYUNNER ANENQ!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тер-Арутюнян Гарегин Егишевич. Нжде

Нжде, выдержки из произведений.

Гар. Нжде 14-ое апреля 1953г. г. Ереван

наша страна, в виду её географического положения, предназначена стать завтра активным стратегическим плацдармом или базой самообороны, причём в обоих случаях первый удар врага будет нанесён по Армении, а нанесёт удар турок, имея союзников и покровителей в лице ряда держав

По провокационным расчётам всевозможными махинациями турки будут травить своих союзников против Армении. Пользуясь случаем, они из кожи выйдут вон, чтобы погубить нашу страну, закрывающую перед

ним путь к Турану. Отмечу и то, что завтрашняя война, сам факт её возникновения, независимо от веса воюющих сторон и того или иного исхода войны, может привести нашему народу непоправимое бедствие.

Турция решительно примет участие в будущей войне, и что она выступает под флагом ООН - это и подобного рода факты дают серьёзные основания беспокоиться и считать, что очень легко может иметь место "Геноцид" в Армении, и что наш народ может быть поголовно уничтожен.

Вот почему зарубежные армяне должны теперь же серьёзно заняться вопросами об исключительном положении нашей страны и народа. Только так можно предотвратить беду. Внешне существовала антитурецко настроенная Европа, всё же имело место резни армян. Ныне, когда

имеется столько протурецких сил, какие могут быть гарантии, что турки, как известные в истории рецидивисты, не повторят своих злодеяний?

Повелительно требует от нас такого поведения наше ближайшее кровавое прошлое, когда половина армянского народа пала жертвой турецкого ятагана.

Людям моего духовного закала не свойственна слабость: мысль о смерти. Мне не раз приходилось повстречаться со смертью - она давно бита, преоделена мною. Убьют ли меня? Что ж. До того постараемся быть полезным свой родине и думать о своём народе. Мы трагически сознаем: кто в данный момент не работает против Турции, он бессознательно работает

для турок. Я не хотел бы жить, если бы не чувствовал, что предстоят ещё задачи, ради которых надо жить. Умереть? -- Что есть легче смерти для старого патриота и солдата. Меня занимает не жизнь и не смерть, а моё последнее желание на свете -- принять участие в гибели феодальной Турции".

La patrie avant to ut!

Родина прежде всего!

***

Гар. Нжде Г. Тер-Арутюнян

"… Меня, как патриота, глубоко изучившего историю своего народа и знакомого с причинами его беспримерных страданий, занимал единственный вопрос: обеспечение физического существования армянского народа. Многовековая история армянского народа, своими кровавыми фактами уже давно доказала, что Армения в условиях Востока благодаря своему географическому расположению не может пользоваться самоуправляющейся независимостью. Как буферное государство, вопреки своей воле, она была бы вынуждена служить военным маршрутом, плацдармом, а часто "яблоком раздора" между пограничными сильными государствами. Подобной стране не помогут и не спасут её гениальнейшая

дипломатия, мудрая политика. Словно, её судьба и роль предопределены наличием соседних завоевателей. Ей не уделено наслаждаться длительным миром, безопасностью, нейтралитетом. Вековая трагедия Армении

обусловлена её характером буферного государства. Восприняв христианство, она сделалось деморкационной линией между двумя мирами - христианством и язычеством.

Америка? Простого анализа политических событий достаточно, чтобы убедиться в том, что Америка отныне стала первой в мире державой, занимающей Турцию и как новая сила, взявшаяся за захваты в

своих империалистических интересах непременно стать несправедливой к армянскому народу. Англия? Альбион, превративший кровь народов в предмет торговли также, по азбучно простым соображениям будет продолжать опираться на мусульман. Создание в Индии Пакистана (открытое покровительство мусульман в Индии) прежде всего указывает на то, что в завтрашней войне мусульманский мир будет на стороне англосаксонских сил. При таком взаимоотношении сил армянский народ может ожидать от англо-американского блока одну лишь несправедливость. Таким образом, обсуждая вещи и явления в их подлинном свете, армянский патриотизм не может не быть против англосаксов, которые политически покровительствуя и укрепляя Турцию, будут де-юре и де-факто уничтожать армянские территориальные требования от Турции. Вот почему я считаю англо-американофильство равноценным туркофильству и предательством к Армянской Родине. Время работает в пользу войны. Турция тоже не принадлежит к числу тех государств, которым дано вести независимую политику. Фиктивная дружба - вот в чём гениален турок. И именно этим свойством ему удаётся непроницаемую, неподкупную Европу продать своей внешней покорностью. иметь пользу от всех и быть врагом для всех - вот он турок, бесчеловечная линия его передаётся в потомственном фольклоре следующим образом: "Встретил змею, ищи кулак гяура и им уничтожь её голову. Кто кого убёт: гяур змею или же змея гяура, это одно и то же, в обоих случаях польза исламу". В этой проклятой стране не нашёлся ни один интеллигент, который не только протест, хотя бы соболезнование выразил бы по поводу армянской резни. чем больше боевая активность одного народа, источника его вдохновения, тем больше воинственнее его

национальное достоинство и чуство самоуважения, столько же патриотичен и мужественен он. В одной из телеграмм, опубликованных в немецкой прессе, было отмечено, что Советская Армения, помимо призывного возраста, выставила против немцев на Кавказком фронте до 300 тысяч добровольцев армян. В связи с этим был поднят вопрос о расовом происхождении армянской национальности и в Берлине приняли решения приравнять армян к евреям. Помимо этого, усиленно функционировали слухи среди немцев, что последние намеренны в союзе с Tурцией прорваться в Закавказье. в группе Дро состоят сыновья бывших бакинских богачей, фамилии которых не называл, и используя этих людей в пользу немцев, Дро обещал им по вступлении германских войск в Баку возвратить все их богатства."Из-за чужих интересов той или иной ориентации, низкого тщеславия, человек не подвергает свою жизнь опасности. Он рискует сознательно умерать лишь в одном случае: когда для него предмет его

обожания представляет большую ценность, чем его жизнь. А для истинного патриота только его Отчизна и народ стоят больше собственной жизни". Как военный, я не профессионал, а патриот-революционер. А потому, к рукоятке меча я прикладывался только тогда, когда была возможность нанести удар Турции, существование которой я считал и продолжаю считать злом. Кто с Турцией, тот враг моего народа и его прав на свою историческую территорию, враг, с которым меня и сам бог не сможет примирить - вот

формула моего политического поведения. Однажды на мой вопрос, почему он протоколы составляет на двух энземплярах, ответил: "Это моё дело". От овладевшего меня морального возмущения я его назвал шулером. Он вскипел, начал ругаться, угрожать и в своём бешенстве сказал: "Ваше поведение было совершенно иначе, если бы Вы знали, что мы уничтожаем семейство наших противников … так знайте это". Я отказался даже от пенсии, назначенной мне иностранным государством. Имея все возможности жить в роскоши, я жил как человек из народа - почти бедно. Одной из самых больших в мире мерзостей для революционера, воина и патриота я считал бытовой материализм.Покидая Армению, я взял с собой шкуру тигра, убитого моими воинами на армянском берегу Аракса - мое единственное вознаграждение. Кинжал Джавал паши - мой единственный военный трофей. Пусть будет положен со мной в могилу на моей груди,

незнавший поражений, флаг Сюника и старый армянский словарь - единственное моё утешение в изгнании. Вне Армении армянам грозит вырождение. Я прощаю всех, прощаю по двум причинам: во первых, моё

национальное исповедание не позволяет мне испытывать вражду к какому-либо армянину, во-вторых, я глубоко понимаю этих несчастных, которые ещё не преодолели в себе раба и поэтому остаются бессильными и злобными. Низок тот, кто при всех обстоятельствах предпочитает жизнь смерти. Пусть свершится неизбежное. Сегодня я связан с жизнью лишь в той степени, в которой я чувствую себя обязанным служить Армении. Где ты, где, достойный почтения народ Армении, с сердцем властелина, чья душа всегда умеет возвышаться во время опасностей. Меня особенно занимали

настроения нашего молодого поколения, родившегося за пределами родины или с малых лет очутившегося вследствие собитий за рубежом. Научной психологией давно даказано, что народы, пережившие бедствия

и глубоко потрясённые крупными катастрофами, особенно числено мелкие народы, начинают страдать душевным регрессом, который проявляется в различных формах пораженчества. Подвергаясь сильному душевному обессилению, пострадавший от бедствия считает уже потерявшим всё, покидает свою историческую миссию, пассивно и покорно приспосабливается к навязанному ему политической судьбе.

Прежде всего, им овладевает мучительное чувство своей неполноценности, вследствие чего он становится политически пессимистом, а в культурном отношении нетворческим. Духовно он становится анархистом, отрицая всякие ценности, авторитет, власть, делается отвратительным эгоистом,

малодушным и асоциальным, и начинает преследовать лишь одну повседневную цель: свой собственный хлеб и покой. Как "отступник" (пороженец), он покидает свои позиции по всей линии. Борьбу за своё

существование он переносит из внешнего фронта в своё нутро, вследствие чего ещё больше "раскаливается", обессиливает. Таким образом, он передаёт всё забвению, грозящую ему внешнюю опасность врага. Одним словом, он делается неспособным на новую борьбу, усилия, жертвы, сходит с колеса истории и начинает прозябать в своем нетворческом и бессмысленном существовании, вызывая к себе отвращение и жалость нации. Армянское пораженчество выражалось и в болезненной религиозности. Кто так или иначе знаком с армянской историей сейчас же поймет, что Цегакронское Движение как обет похож на обет рыцарей Мамиконянов. Наподобие Мамиконянам Цегакрон также исповедывает бескорыстную преданность нации и решимость храбро умирать за родину. Имелась другая важнейшая причина, подчёркивающая необходимость Цегакронского Движения. Это был политический облик нашего старого

поколения по отношению к Турции. Наши старые партии начали покидать армянский вопрос и мириться с мыслью, что следует отказатся от армянских территорий Турции и найти способ сближения с турками.

Это отречение сделало бы нас как народ презрительными в глазах молодого поколения. Цегакронское Движение было призвано сделаться хозяином территориальных требований армян от Турции.

Лозунг "Лозанна? Никогда!" украшал лицевую сторону первой программы Цегакронских Ухтов. Для нас история армянского вопроса не исчерпывалась благоприятным для турок Лозанским договором. Цегакронские Ухты в противовес старому поколению продолжают оставаться кредиторами по отношению к Турции. Где бы не находился Цегакрон, какое бы социальное положения он не занимал, он продолжает оставаться борцом и подданным Армении.Уже долгие годы с благословения Англии действует патриотизм,

поперек пути которого расположена Армения, которая легко может быть превращена в мост трупов между Анкарой и Баку. смерти. Гайдуков первого периода Дашнакцутюна можно ставить наряду с нашими классическими партиями, не греша перед нашим героическим прошлым. Не меньшим престижем пользовались армянские интеллигентные революционеры - сыны народа, разделявшие его горести. И для них, как и для гайдуков, национальное дело было святым, служение которому они считали

честью и долгом. Своей популярностью и героикой первого периода Дашнакцутюн был обязан именно этим двум категориям революционеров, наличие которых обуславливалось черезвычайной этичностью

(нравственностью) характеров основоположников Дашнакцутюна. Они поистине были великими: они были известны почти военной суровостью своего быта, они прямо смотрели в глаза опасности, они пользовались неоспоримым авторитетом. У них высшим законом было самопожертвование. Все они не имели личной жизни и умирали на посту опасной революционной работы. То, что за рубежом называют армянской пропагандой - это ничто иное, как плачущее хныкание, умоляющее о милосердии, вызывающее среди иностранцев лишь жалость и всевозрастающее презрение.Я защищаю диаметрально противоположный

взгляд, а именно: с точки зрения интересов и будущности нашего народа любое примирение с Турцией поведёт к катастрофическим последствиям...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Кто с Турцией, тот враг моего народа и его прав на свою историческую территорию, враг, с которым меня и сам бог не сможет примирить - вот

формула моего политического поведения.

Генерал Нжде для меня-это армянский Христос двадцатого века- бесстрашный самурай возрадивший дух армянского воина-арийца столь долго дремавшего в запачканных генах нашей рассы. Символ свободы Армении, торжество света и духа, наше пророчество.

Слава Вечному Генералу

P.S.: формула Нжде в приведённой ссылке должна быть аксиомой для каждого Aрмянина

Share this post


Link to post
Share on other sites

Но вернемся к Нжде. Особо мне понравилось предпоследнее предложение.

То, что за рубежом называют армянской пропагандой - это ничто иное, как плачущее хныкание, умоляющее о милосердии, вызывающее среди иностранцев лишь жалость и всевозрастающее презрение.

В этом предложении предельно ясно сформулирована идея, которую я пытался донести в своем топике “Крамольные мысли”. И это относится ко всем резолюциям, воззваниям, маечкам с надписями, митингам, топикам, навязчиво открываемым на нейтральных, а тем более вражеских форумах. Нжде осознавал это абсолютно четко. К сожалению, в наше время это понимание исчезло. Реальная борьба против Турции все более заменяется профанацией, организацией всяческих сусальных, сопливых мероприятий. На форуме со всей серьезностью спорят, каким фонтом нужно писать слово “Геноцид” и что делать с аватарами, будучи уверенными, что это в высшей степени патриотичное занятие. Это и есть “армянская пропаганда”.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нжде великий человек особенно для нашего народа.

его слова:

Относись к себе как к обреченному, который ради защиты своей страны и своегонарода должен быть готов в любое мгновение - принять смерть.

Долгим и серьезным кропотливым трудом убей в себе страх смерти, и ты не останешься без славы, вне истории.

Edited by Dashnak

Share this post


Link to post
Share on other sites

25895.jpg

14-го марта на 45-ом году жизни скончался главнокомандующий Армянской Национальной Армии подполковник Размик Арсенович Василян.

Он был одним из тех, кто единственным средством решения карабахского вопроса и всей борьбы за освобождение считали незамедлительное формирование Национальной Армии. Благодаря им весной 1989г. создалась Армянская Национальная Армия.

Василян не только принимал активное участие в военных действиях, но и используя свой талант подполковника, постоянно регулировал и предотвращал столкновения.

Поместил именно сюда, так как: Имя Размика Василяна достойно быть рядом с Именем Великого Нжде

Share this post


Link to post
Share on other sites

в нижеприведённом возвание Генерала буквально каждая строка достойна цитаты...боль, вера сила и дух Нжде в каждой его мысли.

Вечное оружие национального духа

«Я спрашиваю, как никто еще не спрашивал - куда

мы идем? Есть ли для нас место в истории?

Сознает ли кто-нибудь, что мы остались

совершенно одни, что мы лишены настоящего?

Знает ли кто-нибудь, что если мы вдруг

перестанем существовать ни один атом

во вселенной не сдвинется с места?»

Всякий представитель интеллигенции, несущий в себе чувство Родины, которому знаком глубинный смысл армянской истории, согласится, что Армения Мамиконянов1- часто разделенная, полунезависимая, иногда разоренная - в большей степени являлась Арменией и Родиной, более обязывает нас к почитанию, чем Армения Тиграна Великого или Арташеса2.

В чем же причина этого?

С психологической точки зрения, причиной является то, что, во-первых многие из ценностей, созданных в Тароне3, имеют общеармянское значение, далее - они действительны и непреходящи, и в-третьих это обет Мамиконянов жить во имя бессмертия Армении и армян, бескорыстно действовать и мужественно умереть за них.

Да, почти все духовные инструменты, обеспечившие бессмертие нашего национального духа: светоносный алфавит4, беспримерное мужество, стремление к жертвованию преходящего во имя вечности, генетически закрепленные нравственные ценности, религиозное почитание Родины - все это или почти все дал нам Тарон.

В каком еще уголке армянской земли, армяне так почитали свою Родину, с такой львиной храбростью сражались в битвах, и умели так умирать за свою страну, как в Тароне?

Своим духовным наполнением, а также своей неизмеримой военной значимостью, эта наша историческая область представляет собой особый мир.

Правда, священна любая горсть родной земли, но правда и то, что у каждой страны есть свой самый заветный и самый важный с военной и исторической точки зрения край - там, где накоплено наибольшее количество культурных ценностей, где создавалась история и совершались героические деяния, край без которого родная страна, не только не может быть сильной и независимой, но и не может сохранить свое существование и осуществлять свою самооборону.

Значение Тарона в деле защиты нашей Родины и нашей нации судьбоносно. Пока Тарон оторван от географического тела нашей страны - в опасности остается будущее нашей Родины.

У каждой страны есть свой Тарон

Спросите у народов и они со священным трепетом произнесут имя своего «Тарона».

Еще вчера министр внутренних дел кемалистской Турции Шукри Гайя, в речи, произнесенной во Франции, чтобы подчеркнуть значение Адрианополя для самообороны Турции, заявил - «каждый турок должен чувствовать себя адрианопольцем, прежде всего адрианопольцем». Почему? Потому что пока Адрианополь остается турецким, турок одной ногой остается в Европе, потому что потеряв Адрианополь Турция, может ослабнуть до гибельной степени.

«В первую очередь адрианопольцем» - всего три слова, которые дают безошибочную формулу самообороны родной страны.

Сколько психологической глубины, сколько военно-политической мудрости, и достойного зависти патриотизма есть в этом наставлении турецкого государственного деятеля.

«В первую очередь адрианопольцем» - это значит что туркам надо быть бдительными, ибо рано или поздно во Фракии могут столкнуться друг с другом две судьбы - судьба Турции и какого-либо иностранного государства. Это значит: если турок проиграет в этой точке, он потерпит поражение на всех остальных фронтах. Это значит, что каждый турок должен осознавать себя бойцом, каждое мгновение готовым превратить свою грудь в живой щит, на самом главном для Турции участке фронта.

Откликнувшись на заявление турецкого министра, турецкие студенты в Константинополе5, отвечая на вопросы французского журналиста сказали: «Мы все националисты, крайние националисты; национализм - наша духовная пища, подобная хлебу и воде».

То же по другому поводу: «Главнейшая наша обязанность - умереть ради и Константинополемени, чести и независимости Турции».

Так мыслят, действуют и подготовляются турки. Так организуют они свою национальность перед лицом опасности.

А мы, армяне?

Кто будет отрицать, что Тарон значит для нас в сто раз больше, чем Фракия для Турции.

Не справедливо будет ли, чтобы сегодня армяне были бы больше озабочены Тароном, чем турки Адрианополем? Не ожидаемо ли, чтобы не только таронец, но и каждый армянин, независимо от политических взглядов и иных многообразных обстоятельств, имел бы сегодня самое горячее почитание осененных печатью национального духа ценностей, добродетелей и святынь созданных в Тароне.

Не пришло ли время, чтобы каждый армянин записался бойцом обета Мамиконянов, от которого мы отошли к сожалению, скорее по внутренним, чем по внешним причинам, и именно потому ослабли и были наказаны с нечеловеческой жестокостью.

Сегодня, когда человечество поставило нас перед фактом невозможности жить и творить по армянски, в эти опасные и зыбкие для мира дни, разве не было бы политической мудростью, чтобы армяне, как нация подверженная наибольшей опасности вновь положилась бы на Таронизм - вечное оружие национального духа.

* * *

Мы живем в революционное по преимуществу время - события наших дней судьбоносны.

Давно уже человечество чувствует себя сидящим на вулкане. Старый мир заминирован. Люди - как отдельные личности, так и группы, ощущают сегодня неуверенность и тревогу.

Невиданные до сих пор изменения происходят во всех сферах жизни. Государство, экономика, религия, философия переживают кризис.

Переоценке подвержены все основные жизненные проблемы. Народы, одержимые беспримерным революционным неистовством сокрушают скрижали ложных ценностей, идей, истин, и взамен их пишут новые.

Ход развития истории отныне переломлен и мы вначале крутого поворота.

Полагается новое начало. Начало нового этапа - нового мира и новой истории, создателем которой выступает обновленный человек - человек опасности, героики и судьбы. Повсюду - на Западе и на Востоке, в старом и новом мире, подстегиваемые страхом грядущего дня, духовно омолаживаются народы старые и активизируются молодые. Никогда еще народы так не почитали силу. Каждый старается извлечь свои внутренние скрытые силы, преодолеть внутренние недуги, обуздать и сковать центробежное «Я», зависть и злобу.

Все - победители и побежденные, большие и малые, встают на покорение своей внутренней пустыни, чтобы она исчезла не только с карты их страны, но и из их душ.

Всеобщая тревога еще более подогревается тройной опасностью большевизма, войны и национального вырождения, для борьбы с которой народы уповают на силу и непогрешимость своего национального инстинкта и наследственную систему ценностей.

Повсюду, личности и классы добровольно ограничивают свои индивидуальные права и интересы во имя Родины и нации. И подобное самоограничение, как акт наивысшей жертвенности, не только не унижает и не обезличивает индивидуума, а наоборот в еще большей степени усиливает, обогащает его духовный мир.

Для всех народов, и в частности для тех, кто потерпел поражение и с тяжелыми потерями вышли из войны - для всех, концентрация, организация и активизация собственных сил получает значение национального исповедания. Они предпринимают сверхчеловеческие усилия, чтобы исцелить раны, нанесенные жестокими международными договорами с одной стороны, а с другой готовятся к грядущей угрозе.

Пока Ратенау6 внушал немецкому народу, что его судьбой является «земляничная груша», потерпевшая поражение и униженная Германия выплачивала победителям по четыре миллиона в день. С того дня, однако, как вернувшийся с фронта раненый десятник, взял в свои руки руководство немецкой судьбой, когда народ отождествил собственную судьбу с Родиной и Нацией, с того дня международные отношения изменились - потерпевший поражение стал победителем без войны7.

Венгрия - трагическая жертва Триано8 - не запоздала с введением в школах ревизионизма , как обязательного предмета, который требует пересмотра несправедливых договоров. Триано? - нет, никогда - это стало сегодня политической молитвой каждого венгра.

Далее, лишенная права держать армию родина Краля Марка - Болгария, по отношению к которой победители оказались безжалостно циничны - эта маленькая страна, опираясь на силу своего национального инстинкта, породила на свет трудовою армию - безоружное войско, которое сегодня становится ее боевой силой.

Так ведут себя проигравшие, но национально несломленные народы.

Что же победители?

Послушайте французскую интеллигенцию, представительницу победителей.

«Писатели, перед лицом нависшей над нашей страной опасностью, сожалея, что единение французов еще не стало свершившимся фактом, мы решили прекратить всякие раздоры, чтобы показать народу пример братского сплочения».

«Объединимся во имя возрождения Франции» - говорится в их втором манифесте. «Создадим новую Францию, которая окажется сильнее всех опасностей» - сказано в обращенном к народу третьем манифесте.

Вот пример патриотического образа действий представителей французской мысли - людей, представляющих самые разные идейные и политические течения.

Такова повсюду динамика и психология событий и народов.

Перевернутый до основания, расшатанный до самого фундамента - рушится и перестраивается целый мир - старый мир.

Очевидно, что в связи с проблемой преобладающего повсеместно кризиса - кризис, который так ощутимо затрагивает нашу коллективную судьбу, давно должен был быть поставлен и вопрос Армянского будущего - как должна действовать наша интеллигенция, сегодня и в будущем, для организации самообороны родной страны?

* * *

Перед сражением заранее можно считать проигравшим тот народ, который решительно посмотрев в глаза окружающему миру, не сможет сказать ему - я понимаю тебя.

«Наблюдай за окружающим миром и будь похожим на него» - говорит классическая истина.

Наблюдает армянин, смотрит на раскинувшийся перед ним мир, но, кажется, не видит, не понимает, то, что происходит вокруг него.

На протяжении многих лет, мы вместе с национально мыслящей частью интеллигенции повторяем, что человечество перегруппировывается на основе национального фактора. Народы возвращаются к истокам своего существования, ибо для них уже не вызывает сомнения, что «органическое в истории, представлено расой». Эту спасительную истину, к сожалению, не поняли лишь армяне. Идея нации придает смысл нашему народному существованию, также как и нашей обязанности умереть за родную страну. Этой моралью сильны современные народы. Мы же смертельно ослаблены, потому что нам не хватает этой высокой нравственности. Ужас нашего положения в том, что армяне в своем большинстве еще не понимают условий современного мира. Армянин не понимает, что для народа, имеющего такого соседа и врага, как турки, продолжение старой линии равносильно национальному самоубийству.

Армяне не обладают знанием своей национальной сущности. Стыдно - Франц Верфель10, чужестранец, должен был сказать, что «армяне - народ духа». Да, мы духовный народ, и именно потому, все те учения, которые являются порождением обезличенного духа - социализм, большевизм, космополитизм - остаются чуждыми и недоступными для армянского духа. Одухотворенным было христианство, и в этом причина того, что армяне первыми метнулись в его объятия. Надо понять, что самым могущественным орудием нашего народа всегда был дух.

Каждый истинный герой - в первую очередь является героем духа. Без могущества и силы духа, армянин может быть дерзким смельчаком, по случаю может стать и победителем, но никогда не будет героем. Героями духа были воины Мамиконяны, и в этом тайна того, что в их голосе слышалось тигриное рычание национальной воли и национальной силы, и того, что часто, подобно библейскому Давиду, они, выходя против врага лишь с «тремя камнями», опрокидывали его первым же ударом.

Одухотворен армянский воин и по этой причине он был и остается лучшим партизаном на Востоке, по этой причине он малыми силами, неоднократно противостоя громадным по численности армиям, вел бои в самых трудных условиях: полусытым-полуголодным, при отсутствии минимальных технических средств, без союзников, в одиночестве и часто совершенно отрезанным от мира.

В прошлые века вдохновенность наших воинов вызвала зависть Шапуха11, нашего врага: «Блажен тот, кто командует армянскими бойцами - верным и единодушным войском, от полков и знамен отличия которого исходит пламя».

Людьми духа были все полководцы из рода Мамиконянов, перед волей которых склонялись все трудности и опасности, для которых сама опасность была старым и близким знакомым. Это были люди одухотворенные, и потому они явились в свое время недремлющим инстинктом расы, ее оком, ее путем, ее пророками и законодателями, и, наконец, неповторимыми руководителями и вождями своего народа.

Быть человеком духа - значит быть посланником расы.

Такому и только такому можно доверить армянский народ и его страну.

Сколько потерь и сколько стыда можно было избежать, если бы армяне усвоили и с любовью исповедовали эту истину.

* * *

Армяне еще не имеют представления о том зле, которое называется лжеинтеллигенцией. Армяне неправильно употребляют слово интеллигенция, неправильно понимают его смысл. Для нас интеллигентом является каждый образованный человек. Именно в этом и заключается гибельная ошибка. Учеба, образование, научный багаж - все это необходимо, но не достаточно, чтобы сделать кого-то настоящим представителем интеллигенции. Человек может быть очень эрудированным, но это еще не дает ему право называться интеллигентом.

Истинным интеллигентом является тот, у кого к интеллектуальным способностям добавляется глубоко нравственный облик, высокая идейность, способность к созиданию новых идеалов, форм жизни, духовное мужество, безграничная способность к состраданию и любви к народу в его целостности.

По стечению обстоятельств такой человек может занять место в той или иной политической организации, но его преданность и его дело не могут нести классовый партийный характер. Для него существует нация как целостность, которой он бескорыстно служит. Истинная интеллектуальная элита, роль которой в жизни народа непрерывна, выступает в качестве той духовной силы, без которой невозможно создание национальности, а вместо народа существуют безродные толпы. Сменяющие друг друга поколения интеллигенции, не теряют органическую связь между собой, не отрицают друг друга, но взаимно обогащаются. С этой точки зрения творчество истинной интеллигенции носит непреходящий характер. Армянский народ не лишен истинных представителей интеллигенции, но лишен возможности пользоваться ею. Наша лжеинтеллигенция лучше приспособилась к условиям диаспоры и навязала себя.

Таким образом, наш народ и его истинная интеллигенция остались оторванными друг от друга. Лжеинтеллигенция, против которой ведут борьбу не на жизнь, а на смерть национальные элиты, у нас смогла полностью подчинить себе течение жизни, господствуя единолично и безальтернативно.

Единственной причиной ужасной убогости, плоскости и безобразия сегодняшней армянской действительности является наша лжеинтеллигенция.

Злобное интриганство, борьба за кусок хлеба, паразитирование своим положением, извращение должностных обязанностей, патриотизм лишь на словах - во всем этом можно найти ее душевный отпечаток.

Лишенная национального духа, и потому душевно бесплодная - она бессильна подняться над суетой и мелочностью повседневности. Лишенная творческой способности, она устремляется за целями по большей части незначительными и деструктивными, оставаясь до отвратительного мелочной, злобной и раскольнической. Легче сегодня утолить голод семи шакалов, чем удовлетворить злость антинациональной армянской лжеинтеллигенции. Глубиной веков засвидетельствована жизнеспособность нашей расы, ее жизненный порыв, но при этом лжеинтеллигент остается постоянно унижающимся, раболепствующим перед всем иностранным, пораженцем. Будучи национальным руководителем, он подобен мытарю, увековеченному Библией - ленивый, неверный корыстолюбец. Будучи деятелем - он лишь «книжник», причетник. Будучи учителем - он «ремесленник», бессильный представить учащемуся поколению видения силы и могущества.

Если сегодня наши дети национально обезличиваются - в этом виновна национальная неодухотворенность этого элемента больше, чем чужеродная среда.

Страдая душевной желтухой, эта часть нашей интеллигенции не желает воспользоваться свежим примером нашей национально мыслящей интеллигенции в Америке - цегакронизмом12. «От цегакронизма пахнет гитлеризмом» - злословят они. Извращая, таким образом, явления, они при этом знают, что цегакронизм родился в дни нависшей над нашим нагорьем опасности, когда человечество еще не слышало про гитлеризм. В лице нашего Давидбековского обета13 действовал и побеждал цегакронизм. Они знают, что армянская интеллигенция, Дашнакцутюн14, Сюникский край15 - все обязаны своим спасением16 цегакронизму. Армянский лжеинтеллигент знает это, но все же продолжает злословить: «Цегакронизм подходит лишь для американских условий».

И это в наши дни, когда каждый армянин прекрасно знает, что подрастающее поколение одинаково подвержено опасности в Париже или Тебризе, в Сирии и на Балканах - по всей диаспоре, и чтобы избавиться от чувства своей униженности, оно нуждается в национальной «idee force», в национальном одухотворяющем средстве - в цегакронизме.

Лжеинтеллигенции удалось размазать все высокие представления нашего народа. Очень многое в нашей жизни ею убито и похоронено без погребения. Вот одна из ее жертв - Армянская Церковь, служители которой не настолько невежественны, чтобы не понимать, что церковь, занятая лишь мертвыми обрядами и похоронами, в конце концов должна будет похоронить также свой народ и своего Бога.

А наша школа? - откуда давно сбежали «соколы» - безликая, бескровная, лишенная национальности - армянская школа, где могли бы учиться дети любой национальности. Это учреждение может дать армянскому учащемуся все, кроме чувства Родины, мужества для защиты Родины, и ощущения сладостности смерти за родную страну.

Армянская лжеинтеллигенция остается нераскаянной; исполненные богатырского духа, национальные призывы Алишана и Раффи, Агароняна и Варужана17 прошли мимо нее, высоты героизма остались недоступными для нее. Ей чужда любовь к опасности, она бежит, от воспитывающего героев чувства благородной опасности, и своей трусостью она часто подвергает риску будущее народа. Вчера они были пораженцами - сегодня они еще и проповедники трусости. Для них герой является авантюристом, подлец - деловым человеком, идеалист - глупцом, а трус - благоразумным.

Как граждане они лишены мужества, лишены до крайней степени: их никогда, даже формально, не увидишь на стороне справедливости и чести. Именно потому в сегодняшней армянской действительности низость подстерегает на каждом шагу, лисицы душат львов, а подонки и люмпены распинают Иисуса.

Армянская лжеинтеллигенция лицемерна; ее представитель иногда пачкает бумагу, время от времени безвдохновенно разглагольствует о национальной дисциплине, забывая, однако, отметить, что эту высокую добродетель можно обнаружить лишь там, где присутствует высшая инстанция и высшая воля - воля расы. Якобы мечтая о духовно и физически здоровом поколении, он не хочет признавать, что по настоящему оздоровляет и придает силы всегда национальный дух.

Он еще лепечет о национальном согласии, но не хочет знать, что без высшего и совершенного примирителя, каковым является национальный дух, только могила может навязать согласие сегодняшнему обездуховленному армянству.

Желая, чтобы представители нового поколения оставались армянами, он и пальцем не пошевелит, чтобы армянской оставалась Армения, трусливо избегает того, чтобы задачу воспитания подрастающего поколения поставить в связь с самообороной родной страны, как это делается повсюду. Он знает, но не признает, что сила всякого народа в его молодежи, что единство, возможность сохранения армянства вне Армении, боевую силу, необходимую для самозащиты родной страны - все это и еще больше, нам может дать новое поколение, если конечно старшее поколение сможет превратить задачу самообороны Армении в духовную потребность для молодежи, если дух нации будет бдеть над обоими поколениями, если они будут уповать на него - на подобный Масису18, вечно подверженному внутренне напряженной работе грозных вулканических сил - национальный дух.

* * *

Кто представляет волю армянского народа (есть ли вообще нечто подобное?), кто является ее выразителем, кто направляет ее?

Неуместные вопросы. Гнилой либерализм армянской лжеинтеллигенции давно переродился в анархизм. В диаспоре давно начался процесс распада национальной духовности.

Армянство Диаспоры сегодня не представляет из себя ни общества, ни народа, в духовном измерении это человеческая пыль, а в политическом - лишь тень.

Там где духовные и идейные отношения уступили место повседневному материально-эгоистическому расчету, там с точки зрения науки об обществе не может быть ни общества, ни народа. Есть лишь армянская масса, беспризорная, лишенная идеала и цели - масса и не более. В сегодняшнем своем положении армянство диаспоры может по праву повторить вслед за Нарекаци19: «Мои амбары наполнены пустотой, а в складах ветер. Я похож на тень и мой облик смешон».

Единственной причиной смехотворности сегодняшнего облика лишенного Родины армянина является его лжеинтеллигенция, для которой мир не подвергается изменениям. Чуждый для Востока, фальшивый европеец, а точнее карикатура на глупости и ошибки Запада - таков яркий типаж национально обездуховленного армянского интеллигента. На протяжении многих лет он подделывался под европейца, но не стал западным человеком, не смог овладеть наследственной добродетелью европейца, и не понял, что свойственное европейским нациям чувство героического является не только результатом условий их существования, но и особого высокого философского мировосприятия. Он не понимает, что человеческое существо с радостью страдает, жертвует и умирает ради вечных ценностей, но не ради бумажных глупостей, резолюций и статей.

По своей психологии он остался одной ногой на Востоке, другой на Западе; он остается раздвоенным, и на самом деле не принадлежит ни тому, ни другому.

Еще и сегодня - в самые тревожные для планеты дни, они трусливо избегают всех задач, которые так близко соприкасаются с судьбами нашей Родины и нашего народа, от задач, в которых пульсирует сердце нашего времени.

Самокритика и раскаяние - две добродетели, которые присущи сильным - остаются им незнакомыми.

Она - армянская лжеинтеллигенция - и сегодня не имеет достаточно мужества и патриотизма, чтобы возненавидеть свое несовершенство.

Результат? Результатом стало то, что река армянской жизни скопила столько тины, что ее течение затруднено вплоть до потери русла.

Духовная катастрофа - вот на что обрекаются армяне диаспоры своей лжеинтеллигенцией.

В подобных ситуация гибнет дух народов.

Где же выход?

Кто спасет армянство от неминуемой гибели?

Кто наполнит озоном так давно не освежавшийся небосклон нашей жизни?

Раса и национальных дух - только они.

Наша истинная интеллигенция давно уже бьет в набат, возвещая об опасности. Мы слишком опоздали. Намного раньше надо было выявить ту составляющую нашего национального естества, которая обеспечивала победы сквозь грозы предыдущих столетий, которая сделала возможными периодические национальные возрождения и революцию; безотлагательно следует прояснить эту победоносную черту нашего национального духа и лишь на ней основывать впредь нашу национальную и патриотическую деятельность, вновь оперевшись на нее, только на нее, чтобы суметь удачно противостоять нынешним и грядущим опасностям.

* * *

Дух Тарона является победоносной составляющей нашего национального характера, высшей добродетелью нашей расы, непреходящей стихией армянского духа, его порывом к бессмертию, его тоской по великим свершениям; он определяет благородство его происхождения.

Таронизм есть следование путем Мамиконянов.

Таронизм - мы обращаемся к этому непреходящему оружию национального духа, потому что наученные опытом мировых событий, мы убедились, что в нынешних условиях Армению может сделать жизнеспособной лишь человек с чувством опасности, героического духа и смерти.

Таронизм это чувство вечности, предметом которого является национальный дух.

Это также чувство духовной собственности, объектом которого является Родина.

Культ ответственности, могущества и мужества - вот что означает таронизм.

Таронизм это боевой союз истинного интеллигента и одухотворенного таронским духом воина во имя Родины и Нации.

Это значит, что отныне две вещи должны занимать мысль, сердце и усилие армянина: Армения и ее самооборона.

Такое национальное исповедание с необходимостью навязывается нам географическим положением Армении, малочисленностью нашего народа, нынешними и будущими угрозами угрожающими нам.

Его обязывает нам императив бескорыстного служения Родине, подобного одухотворенным Мамиконянам и необходимость воспитания нового поколения, готового погибать за нее.

Нам нужно новое поколение - поколение опасности, которому любо будет смотреть на мир и на явления мира глазами повелевающей собственной судьбой воли.

Вчера - давайте примем это - нас наказал не турок, а наше несовершенство руками турков.

Мы и завтра будем наказаны, если до этого не преодолеем нашу немощь посредством таронизма.

Завтра Родину смогут защитить лишь те, кто до этого духовно вооружится таронизмом, т.е. подобно нашим воинам из рода Мамиконянов, научатся жить и действовать только ради того, за что стоит умирать и умирать лишь за то, за что стоит жить.

Всегда нужно быть готовым с улыбкой на лице исполнить то, что требует Родина.

Стремление и умение умереть за Родину и народ, подобно Мамиконянам - вот, что мы называем таронизмом.

Сегодня все народы проповедуют «таронизм». Или мы с помощью таронизма - этого важнейшего оружия национального духа, должны пройти по останкам подпитывающих слабость армянства ветхих понятий, или Будущее, которое начинает свою сокрушительную атаку против старого мира, завтра пройдет по трупу нашего народа.

«Тарони Арцив20» ## 1,2 1938г

Share this post


Link to post
Share on other sites

Думаю одно из величайших произведений Нжде:

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МАЙКЛУ АРЛЕНУ Письмо увидело свет в "Нор Араксе" в 1930 году. (NN 11, 12, 15-18).

Перевод осуществлен Павлом Ананяном. С сокращениями.

Есть истины, мистер, которые боготворимы во все времена, - Бог, Отчизна, Мать, и о них человеческое существо, если, конечно, его душа не исковеркана, не способно говорить без религиозного трепета. Говоря об Армении без должного, элементарного ее почитания, Вы тем самым совершили тяжкий грех. Неужели Вам до сих пор неизвестно, что об Отчизне лучше ничего не говорить, если не уверен в том, что после твоих слов она не станет еще краше, еще более желанной и боготворимой.

Да, было время, когда Армения была гораздо более велика, чем страна, простирающаяся от моря до моря, когда Удача одаряла нас - победителей - триумфальным венцом. Однако, к великому прискорбию, нет ничего незыблемого под солнцем: наша нация, взметнувшись вверх подобно ослепительному метеору, испытала горечь рокового падения, оставив в небесах истории неизгладимо яркий след. Постепенно теряя свое былое могущество, она под давлением ужасающих обстоятельств поникла под бременем рабства. И вот тогда наши соседи начали "делить одежды" рода нашего. Каковы причины? Да, Армения погубила себя своими же руками: она потерпела крах прежде всего от демона внутренних междоусобиц и только затем - от внешних врагов. Она уничтожила сама себя. В свое время об этом и я произносил слова, преисполненные гнева и ярости. Но к чему нам сейчас тщетно трепать историю? Да, армянский народ не имеет морального права заявлять, что ужасная трагедия потери государственности произошла не по его вине. Итак, я думаю, что этого достаточно о нашем прошлом.

... Вы должны знать, что бессмертие народов обусловлено их неустанным творчеством. И бесспорно то, что все еще живы, животворны Армения и Армянская нация, сумевшие сохранить способность к творчеству под неимоверным игом жесточайших варваров Востока, разумеется, в пределах возможного. Правда и то, что Армянский народ после потери былого величия вынужден был идти по пути наименьшего сопротивления. Более того, были исторические моменты, когда армяне, подобно евреям, сознательно жертвовали своим достоинством во имя сохранения своего существования и спасения национальных ценностей. Однако правда и то, что ни одно столетие не обошлось без взрыва народного возмущения, ибо наш свободолюбивый народ никогда не теряет упования на возврат утраченной славы.

В последний раз, полвека назад, избранная часть армянской интеллигенции посвятила себя не только просветительской деятельности, но и явилась искупителем совершенных нами грехов. Эти избранники, стоявшие у истоков освободительного движения, прекрасно осознавали, что долговечное рабство обессилило национальное самосознание. Но они твердо верили в возрождение нашей нации, в ее духовное обновление. И в течение долгих лет гремел их пророческий голос о новом видении мира, о нравственности рода, о необходимости борьбы за независимость. По всей Армении, во всех ее глубинках звучал боевой клич Революции. Но, увы, действительность оказалась намного более мрачной: армянская душа подверглась гораздо большему, чем думалось, ужасающему опустошению под гнетом столь многочисленных и вероломных врагов. К радости наших недругов, жаждущих стереть с лица земли весь наш род, в первый же год армянского революционного движения его противники начали неистовую пропаганду, насаждавшую плевелы, - смуту и раздор. Это было порождением рабской психологии определенных слоев нашего народа. Эти разрушительные силы не захотели понять - не хотят понять они и сегодня, - что враждовать с родным братом только по той причине, что он принадлежит не к твоей партии, означает лишь одно - обессилить наше сопротивление врагу. Это был все тот же злой демон национального раскола, который веками преследует нас, принимая, подобно оборотню, различные обличия. Зарождающееся движение возрождения нации было сокрушено внутренним вековечным врагом в позорном расколе, в смертной смуте. Видеть и осознавать, как ослепленный армянин кует оружие против родного брата, облегчая тем самым черное дело общего врага, - о! - это горькая участь каждого армянского патриота.

Сегодня также в судьбе армянской нации смертоносную роль играет все тот же внутренний враг. Совершенно ясно - до физической боли ясно, что нынешняя Армения для внешних врагов - это всего лишь "дверь без замка". Знаем также, что определенная часть нашей интеллигенции рабски исповедует эгоистическую мораль, тем самым продолжая свое черное дело убиения нации. Вне сомнений также и то, что для половины армян, живущих на чужбине, если они сегодня же не обновятся духовно, остались считанные дни до духовного самоубийства, которое грядет на смену трагизму медленного умирания, в котором они сейчас пребывают. И тогда продолжающаяся гибельная ассимиляция превратит homo армянина в homunculus. Мы осознаем также и то, что синий геноцид армянских эмигрантов поставил под вопрос существование второй части армянства, которое цепляется за подошвы Арарата.

Вот так, мистер Арлен, - печальна, катастрофична участь сегодняшних армян. И это необходимо осознать. История всегда выявляет перед сынами грехи их отцов.

Итак, что же нам делать? Как бы Вы соизволили откорректировать армянскую психологию и как следствие - нашу всеобщую судьбину, чтобы мы перестали цепляться за пяту Истории? Вашими ославленными строками, каждая буква которых источает презрение? Какая наивность!. .

Вы выступаете как обладающий властью, тем самым становясь смешным, ибо вы пока еще ничем не пожертвовали и никогда не страдали за ваш народ, который вы обзываете моральным банкротом. Непростительно, если вы не знаете до сих пор, что правом и обязанностью говорить о теневых сторонах своего рода обладают лишь те, которые видят, понимают и любят свой народ во всем его величии и падениях...

... Было время, когда все богатство Израиля представляло собой всего лишь пучок травы и пустой короб, говорил с усмешкой Ювенал. А Марцелл вторил ему с издевкой: "Еврей или просит подаяния, или продает спички".

Так жили в веках евреи, пока в один прекрасный день не распространили свою власть над большей частью мира. Они победили, ибо национальное чувство для них - высочайшая ценность, выразителем которого являлись их избранники. Они победили, ибо стремление к личному счастью является для них долгом, однако с одним условием - оно обязано служить благоденствию всей нации. Честолюбие прекрасно, если оно способствует славе Отчизны; благословенна жажда обогащения, если она - не просто цель, а всего лишь средство к окончательному решению Еврейского вопроса. Именно это и стало причиной того, что сегодня евреи стали обладателями несокрушимой силы - союза золота и разума. Итак, только этому народу удалось свое неизбывное горе - вековечное рассеяние по всему свету - превратить, подобно некоему алхимику, в благословение. Сегодня этот народ стал обладателем золота, авторитета и такого могущества, о котором он мог только мечтать в побежденном, утратившем независимость Израиле.

В чем же причина? Она кроется в той неиссякаемой любви - боготворении Сиона, которым и во имя которого продолжает жить на этой Земле род Авраама. Только страстная тоска по родине могла сохранить неугасимый пламень национального чувства в нем, который в конце концов стал самым богатым, мудрым и вечно революционным народом.

Ныне в колесницу его славы впряглись и большевизм и франкмасонство, международные биржи и банки, а также значительная часть мировой прессы. Не скрывающий своей мести человечеству еврейский народ не удовольствовался своей победой. Швырнув две-три новомодные идеи духовно изголодавшемуся миру, он возбудил в народных массах кровавое пламя межклассовой борьбы и, став обладателем 3/4 мирового золотого запаса, угрожает всему миру призраком новых войн и революций. Вот так вековечный страдалец стал мучителем народов.

Итак, вот и ответ на ваш вопрос: "каким образом евреи добились всемирного господства?".

А Армянский народ, который вы хотели бы видеть давно умершим вместе с Ниневией и Вавилоном, он, увы, все еще продолжает оставаться "изгнанником" со дня сотворения мира. Иначе и не могло бы быть. И знаете почему? На это " почему" извольте выслушать еще пару слов. В течение всей нашей истории - вдумайтесь в это - богатейшие армяне не соизволили протянуть братскую руку помощи армянскому интеллигенту. Кроме этого, они никогда и не пытались сблизиться с теми, кто был в силах облегчить участь нашего народа. Одним лишь богатством измирских армян можно было бы купить всю Армению. Ничтожнейшей части этого несметного богатства, которое кемалисты пустили на ветер, должно было бы хватить, чтобы мы, подобно евреям, смогли бы купить сострадание и любовь 3/4 всего человечества. И да будет проклято это исповедание лишь собственного благополучия - источника всех прошлых и грядущих неисчислимых бед нашего рода.

Армяне с золотой мошной не встали на защиту золотому перу своих собратьев, тем самым обрекая их на робкое молчание на международных форумах. Вдумайтесь, господин эстет, если у вас есть, конечно, сердце, поразмыслите об этом, и я уверен, что вы, вместо осуждения собственного народа, обрушите ваши обличения на преступное равнодушие тех армян, которые пресмыкаются перед всем иностранным, и тех богачей-бедолаг, сердце которых, чем больше им улыбается фортуна, тем более ожесточается против своих соотечественников.

Разве не очевидно, что именно армянам должна была быть уготована жалкая участь потерпевших поражение.

Воистину, история народов была бы лишена смысла, если бы их предводители периодически не приподнимали могильный камень с совершенных предками преступных деяний и заблуждений, чтобы попытаться выявить причины греховности народа в настоящем.

Наш род, будучи пленником своих страстей, весьма часто терпел бедствия, что вынуждало ведущих их корабль в океане жизни гневно обличать порочные черты их психологии. О, эти вожди, подобные ветхозаветным пророкам, чье сердце, освященное родовой нравственностью, сжималось от боли за бедствия народа и ликовало от одержанных побед. Они, эти священные сосуды родового духа, одержимые чувством долга, позволяли себе гневно бросать в лицо соотечественникам: "В вашей сущности есть нечто, которое нужно уничтожить, если вы хотите сохраниться как нация".

Вот так, мистер Майкл, только таким и единственным путем обретается право быть обвинителем и судьей порочных черт духовного состояния своего рода.

Прежде чем критиковать армянский народ, нужно иметь мужество и смелость погрузиться в глубины его израненной души, снова и снова причаститься и славы его, и позора - его всеобъемлющей трагедии.

Прежде чем осудить его, нужно самому распяться на Голгофе его страданий. Но для этого нужно быть способным на безграничную любовь и жертвенность. Без этого любая критика лишена самого главного - сострадания. Но когда критикующий не сострадает, он превращается в злорадствующего пошляка. Презрение всегда склонно видеть в каждом явлении не добродетели, а одни лишь недостатки. Воистину, для безошибочной и беспристрастной оценки необходимо обладать огромной любовью. Вы, к сожалению, лишены этого, следовательно у вас нет нравственного права и должной духовной силы, чтобы осуждать свой народ.

Признаю, что жалка участь народа без родины, но разве не отвратителен семижды тот, кто лишен любви и почитания Отчизны? Вы были настолько "мудры", что остереглись окунуть ваше перо в безбрежное море крови и слез армян, и ваше сердце никогда не вынудило вас сказать хотя бы один раз: "Братья мои, будем достойны высокого звания "Армянин"!..

Происхождением своим вы - армянин, и можно было ожидать, что вы также, подобно рыцарям пера иных народов, годами служащим нашему правому делу, ободрите вашим словом художника изгнанников-армян, борющихся за право на жизнь. И вдруг вместо ожидаемого братского слова - тяжкие камни презрения...

Грешно вам!.. Быть писателем, к тому же, армянского происхождения, и вместо того, чтобы плюнуть в лицо своекорыстному человечеству, хладнокровно созерцающему неслыханные бедствия нашего народа, обрушиваться на его жертвы? Как вам не стыдно?

Мы веруем, что после Голгофы есть Воскресение. И праведна наша вера!.. Мы предчувствуем великое будущее Родины-Армении и с трепетом преклоняем колени перед божественным видением ее грядущего. Мы предвкушаем ее счастливое будущее. И семижды горды тем, что родились армянами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не пришло ли время признаться, что история Армении учит нас одному: что армянин отнюдь не учится у своей истории?

Научная психология давно доказала, что народы, особенно малые, видевшие природные катаклизмы и испытавшие бедствия и потрясения, начинают страдать психическим регрессом, который выражается в разных формах пораженчества. Подвергнутый бедствию, душевно сильно истощенный считает все потерянным: отказывается от своей исторической миссии, пассивно и смиренно приспосабливается к навязанной ему политической судьбе. В первую очередь его охватывает мучительное ощущение неполноценности, из-за чего он становится политическим пессимистом, а в плане культуры - перестает творить. Становится душевно зависимым, отрицает все ценности, авторитет и власть. Становится невыносимым эгоистом, малодушным и чуждым обществу и начинает преследовать одну единственную цель - получить свой кусок хлеба и найти покой. Как «отступник» (пораженец), он оставляет свои позиции по всему фронту. Борьбу за свое существование он переносит с внешнего фронта в свой внутренний мир, в результате чего «ломается» еще больше, обессиливается.

Святой, герой, благодетель: они в нашей жизни абсурдны, если одновременно не являются патриотами и храбрецами.

Конечно же, нет наций без подонков, но подонок-армянин останется непревзойденным.

Эгоист противен. Он - враг себе подобным, своему обществу, человечеству. Он получает, не отдавая. Он анархист, поскольку имеет права без обязанностей. Он вор и пиявка, поскольку живет за счет других. Он заперт в своем преступном «я», как улитка в своем панцире: он пренебрегает и надсмехается над всем тем, что не приносит ему сиюминутную выгоду.

Где выгода, где хорошо - там и родина.

Это его собачий девиз.

Мир был бы другим, если бы не было этого человекоподобного чудовища - эгоиста. Он - первый дезертир, трус, малодушный лжец. Он поднимает цену собственной шкуры, низвергает святыни, отвергает идеалы, родину…

Первый враг лидера - это организованная посредственность в лице власти, избранной невежественной безликой толпой.

Высокие должности без душевного величия похожи на глиняную статую на золотом пьедестале.

Продолжателями дела идеологических лидеров стали посредственные шефы.

Дашнакцутюн стала «шефской» партией и поскольку «шефство», согласно известным психологическим законам, всегда приводит к групповщине, то она потеряла свое идеологическое и организационное единство и сплоченность. Единая Дашнакцутюн перестала существовать: образовались дашнакцутюны (союзы), произошел глубокий раскол.

«Шефство» всегда сопровождается карьеризмом, корыстолюбием и малодушием. «Шефство» далеко не способно отдаться идее полностью, не способно вызвать вдохновение, без которого невозможно какое-либо революционное дело. Оно - враг теоретической совести: характерные черты, без которых руководство превращается в карикатуру на руководство. Такой стала Дашнакцутюн после смерти ее основателей, таким она стала в годы Республики Армения, такая она теперь, когда уже не оправдывает ни одного из своих революционных, боевых и национальных атрибутов.

Гарегин Нжде

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гайк Айрапетян

Нжде и Мясникян

После того как Андраник 25 марта 1919 года покинул Зангезур, край был разделен на две оборонительные части — Капар-Гохт (Капан, Гохтан, Генваз) и Сисиан. Командующим вооруженными силами Капар-Гохта был назначен Гарегин Нжде, который прибыл сюда в августе. Вооруженными силами Сисиана руководил Погос Тер-Давтян, уроженец капанского села Верин Хотанан. Начиная с июня 1919 года мусаватисты предпринимают атаки на Капан, Горис, Сисиан. И каждый раз их поддерживало местное тюркское население. Один из биографов Нжде пишет: «В 1919-20 годах Нжде смог в кровопролитных боях не только спасти от опустошения и разорения десятки армянонаселенных сел Капана, Генваза, но и очистить все эти районы от врагов и обеспечить физическую безопасность армянского крестьянина» (Аво. «Нжде», Бейрут, 1968).

Начавшаяся в сентябре 1920 года армяно-турецкая война закончилась победой турок. По Александропольскому договору 2 декабря 1920 года Турция вновь овладела большей частью Армении. В тот же день был подписан договор между Россией и Арменией, согласно которому Армения была объявлена независимой Социалистической Советской Республикой. «По внешней видимости по всей Армении новая власть была воспринята без очевидного сопротивления. Ее не приняла, не признавала и в течение долгих месяцев продолжала не признавать южная часть Армении — Зенгезур. Во главе не признававших стоял командующий вооруженными силами Зангезура Нжде». (Ал. Хатисян. Возникновение и развитие Республики Армения. Бейрут, 1968).

Тот же Аво, биограф Нжде, отмечает: «16 декабря 1920 года военный комиссар Советской Армении Авис и командующий Дро телеграммой сообщили Нжде о том, что Азербайджан отказался в пользу Армении от Зангезура, Нагорного Карабаха и Нахичевана, и предложили сложить оружие и встать под знамя властей Советской Армении, сблизиться с Россией и Советским Азербайджаном» (Аво. «Нжде». Бейрут, 1963, стр. 154). Нжде, однако, отверг это предложение.

В феврале 1921 года в Армении вспыхнуло антисоветское восстание. Дашнакам удалось временно захватить бразды правления, и это было в дни, когда в Москве решался вопрос армянских земель. Советской Армении на тот период не существовало ни де-факто, ни де-юре. А Советская Россия и не думала признавать пришедшее к власти путем мятежа новое дашнакское правительство. 16 марта 1921 года, по Московскому договору, Карсская область отошла к Турции, вопрос Нахичевана также решился в пользу Азербайджана. Многие исследователи задаются вопросом: что стало бы с этой частью армянских земель, не будь февральских событий? Может, русские большевики были бы намного благосклоннее к Армении, видя у руля своих однопартийцев? Скорее всего, так. Тем более что, например, передача Карсской области Турции вовсе не исходила из стратегических интересов России. Скорее преследовались идеологические цели. Такой вывод можно сделать и в отношении Нахичевана... Советская Россия фактически преподнесла в дар Нахичеван Советскому Азербайджану как своему единомышленнику, наказав Армению как не признающую Советы и «агента мирового империализма».

...После подавления февральского восстания 1921 года в Армению был направлен Александр Мясникян. 4 мая в качестве председателя Ревкома он прибыл в Ереван.

Освободив Ереван, отряды Красной армии вступили в Даралагяз и подошли к границам Зангезура. С прибытием Мясникяна в Армению положение стало складываться по-новому. Если до этого Нжде сражался с азербайджанцами и частями Красной армии, то теперь переговоры проходили между Нжде, с одной стороны, и правительством Армении и командованием Красной армии — с другой. Что это означало? Уже определенно ощущалось, что в вопросе Зангезура Россия ориентируется на Армению. Правительству и вооруженным силам Азербайджана на пути к Зангезуру, кажется, был зажжен красный свет. А это стало возможным благодаря оружию Нжде и дипломатии Мясникяна. Архивные документы убедительно свидетельствуют, что Мясникян во время обсуждения на Кавбюро будущего Карабаха и Зангезура твердо настаивал на воссоединении этих древних армянских территорий с матерью-родиной. И хотя относительно Карабаха желаемого он не добился, вопрос Зангезура решился в пользу Армении. Однако Нжде, видя печальную судьбу Нахичевана и Карабаха, испытывал сомнения. «Большевики хотят на этот раз мирными средствами завоевать Зангезур», — пишет Аво (Аво. «Нжде», Бейрут, 1968, стр. 196). 12 мая 1921 года в селе Каладжук Сисианского района начались переговоры. Представители Советской Армении потребовали сдаться безоговорочно и покинуть Зангезур, а другая сторона настаивала на признании независимости Республики Нагорной Армении.

23 июня 1921 года Мясникян и члены Совнаркома направили телеграмму Нжде, в которой предлагали сложить оружие и присоединиться к Советской Армении, обосновывая тем, что Азербайджан признал Карабах и Зангезур как часть Армянской Советской Республики.

Но Нжде по-прежнему непреклонен. Тогда советские войска переходят в наступление. 2 июля штаб Нжде переместился в Дарбас. Вскоре поступает сообщение о занятии красными частями Гориса. Нжде отступает в Капан и по требованию правительства Республики Нагорной Армении 10 июля 1921 года через Аракс уходит в Иран. Эти сражения дорого обошлись зангезурцам и всему армянскому народу. Они переросли в братоубийственную войну. И слава богу, что в конечном счете Зангезуру выпала нынешняя судьба. В вопросе Зангезура сформировались две четкие точки зрения. Носители первой всю судьбу Зангезура связывают с Нжде, возвеличивая его личность. Приверженцы другой точки зрения представляют Нжде иначе. Но почти нигде не упоминалось, что его целью было сохранение Зангезура. Утверждалось, что он укрепился там для сбора сил с целью свержения советской власти.

Как показывают первоисточники, ни Нжде, ни покинувшее Ереван дашнакское правительство не ставили перед собой подобной задачи. Они отлично понимали, что у них не было таких сил и возможностей.

В сущности, борьба Нжде в Зангезуре делится на два периода. Первый охватывает время с августа 1919 г. до 28 апреля 1920 года - до установления в Азербайджане советской власти. На этом этапе Нжде сражался против азербайджанской армии и ставшими ей опорой азербайджанцами Зангезура. На первом этапе он покрыл себя славой, не допустив азербайджанские войска в Зангезур. Ясно, какой была цель Нжде. Ведь на этом этапе еще существовало дашнакское правительство, о советизации пока и речи не шло, так что именовать Зангезур антисоветской опорой нелепо. Второй этап начинается с 28 апреля 1920 г. и завершается 10 июля 1921 года. На начальной стадии этого этапа стрелка часов работала в пользу Азербайджана. Из идеологических соображений Советская Россия стояла за спиной Азербайджана против дашнакской, «империалистической» Армении. Здесь уже положение Нжде усугубилось. Он вынужден был сражаться на два фронта. Известно, что 3 апреля 1921 года нарком иностранных дел Советского Азербайджана М. Гусейнов ультимативно потребовал от Армении вывести войска из Карабаха и Зангезура. Через день аналогичный ультиматум был получен от представителей РСФСР в Закавказье. Если бы Нжде подчинился этим требованиям, в Зангезур вошли бы азербайджанские войска и таким образом навсегда решался вопрос края. Позиция, занятая Нжде, — его величайшая заслуга перед родиной и армянским народом.

Но именно здесь, рядом с Нжде, можно поставить Мясникяна. Нжде оружием сохранил Зангезур. Но завоеванное оружием закрепляется дипломатически, что уже нужно приписать Мясникяну. Исторические источники свидетельствуют, с какой последовательностью он как в Москве, так и на заседаниях Кавбюро отстаивал задачу объединения Карабаха и Зангезура с Арменией. Усилиями Мясникяна также был решен вопрос «нейтральной полосы» в Лори. Она по договору тоже была признана неделимой частью Советской Армении.

Известна также его позиция: «Мы пришли сюда (в Зангезур) не для разжигания гражданской войны, а для того чтобы повести трудящихся к мирному, спокойному труду без эксплуатации, без войн к коммунизму. Мы постараемся избежать этой войны, которая принесла столько разорения армянскому крестьянству» (Ал. Мясникян. Избранное, стр. 395-396).

Во время обсуждения вопроса Зангезура, когда его спросили, почему он не начинает войны, он ответил: «Надевший дашнакскую шинель крестьянин не та мишень, по которой может спокойно стрелять надевший советскую шинель крестьянин. Что представляет собой армия дашнаков? Крестьяне Зангезура, напуганные нашими перегибами этого года, и армянские беженцы из Турции, которым дашнаки обещали вернуть их в родные места. Как выяснилось, значительная часть дашнакских офицеров — это интеллигенты, не имеющие никакой связи с партией. Они тоже недовольны несправедливым, грубым отношением к ним со стороны Советов» (С. Амирян. Александр Мясникян. Ереван, 1986).

Мясникян стремился избежать кровопролития и в основном достиг цели. И неуместна шумиха — мол, «большевики продали армянские земли». Не думаю, чтобы армянин, независимо от своих политических взглядов, мог, мягко говоря, отказаться хотя бы от пяди своей земли.

Просто Нжде выполнил свою историческую миссию, Мясникян — свою. Если их поставить на один пьедестал, думается, это не будет ошибкой. В данном вопросе новая историография должна сказать свое слово. Нужно говорить о достойных сыновьях армянского народа — Нжде и Мясникяне. Надо по достоинству ценить преданных нации выдающихся деятелей, независимо от их партийной принадлежности и идейных убеждений.

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

post-31580-1253119551.jpg

«К Европе у нас было христианское чувство, и по причине нашего странного мистицизма - нашей национальной болезни - наши собственные настроения мы приписали европейцам и глубоко верили, что все войны они ведут во имя нашего спасения. Этот самообман сделал нас политическими попрошайками, а поскольку мы к тому же были слабы, то и плаксами. Попрошайничество и плаксивость - психология целого периода, наше единственное политическое оружие. Однако плаксивость является доказательством духовной незрелости или трусости. Попрошайничество вообще отвратительно. Попрошайке помогают не только побуждаемые состраданием, но зачастую из брезгливости».

Гарегин Нжде

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Не столь катастрофично нести потери, если при этом наставляешься, приобретаешь опыт, трезвость. Но не быть способным к переоценкам – катастрофа… Мы должны подвергнуть переоценке не только реальную природу событий, но и в особенности субъективные стороны нашей духовной жизни. Действительно, почему проиграл и оказался брошенным своими друзьями армянский народ?

…Мы проиграли, потому что, вместо того чтобы целиком использовать духовные силы нации, стали искать покровителей. Завтра при таких умонастроениях мы исчезнем окончательно».

Нжде

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

«Да, смешно прощение немощного - как и его миротворческий дух. Человечество, и в первую очередь турки, что и говорить, непременно припишут наше прощение и наш мирный дух нашей униженности, а не нашему великодушию. Слабому не дано права быть великодушным. Да он и не может быть таковым. Простив, мы бы вызвали у мира одну только брезгливость. Простив, мы бы только доказали, что были достойны того, что заставили нас пережить турки. Доказали бы и то, что мы действительно недостойные соискатели независимости, довольные собственным положением. Простив, мы подтвердили бы и то, что смертельно больны и останемся таковыми навсегда. А подобные и дерзать не должны возмечтать о независимой Родине, в какие бы географические пределы она не замкнулась.

Хотите простить? Сначала победите!

Говорят, на нашем печальном Востоке униженность служила средством самозащиты».

Гарегин Нжде. «Борьба детей против отцов», София, 1927, (Судьбоносная интеллигенция, стр. 91)

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Родившая льва

levmix.jpg

Последнюю декаду декабря вполне можно назвать декадой Гарегина Нжде: 22 декабря он умер, а 1 января родился (по некоторым данным, 1 февраля).

Женщин нужно знать и ценить по их сыновьям. (Гарегин Нжде)

Впервые я увидел ее фотографию в 1990 году в доме Вазгена Тер-Арутюняна - племянника Гарегина Нжде - среди уложенных в старый сундукообразный чемодан реликвий – одежды, вещей, документов и писем. Она сразу привлекла мое внимание своим обликом - загадочным и обаятельным, хотя и немного строгим, стройной, гордой осанкой, в то же время хранимой в глазах добротой и милосердием... Это была фотография женщины, родившей, вырастившей и воспитавшей легендарного Гарегина Нжде...

По свидетельству родных, имя матери Спарапета было Хатаи. Это личное имя восточного происхождения в прошлых веках употреблялось и среди армян. Однако в анкете Нжде в пункте, касающемся родных, напротив имени матери написано Тируи - вероятно, имя, полученное при крещении, хотя именно так обращались к женам священников.

Тируи Гюльназарян родилась в нахиджеванском селе Кзнут в 50-х годах XIX столетия, в семье видного кзнутца Гюльназара, и была одной из семи его дочерей. Вышла замуж за тер Егише - сына кзнутского сельского священника тер Саака. От их брачного союза родилось четверо детей: две дочери – Анна (Аника) и Цолине (Ановия) и два сына – Левон и Гарегин. В 1888 году, когда старшей, Анне, было одиннадцать лет, а младшему, Гарегину, два года, трагически ушел из жизни отец семейства. По свидетельству Айкануш Григорян, племянницы Гарегина Нжде, Тер-Егише предательски отравили на одной из деревенских свадеб.

Осиротевших детей вырастила мать с помощью их дяди Ефрема. Получить высшее военное образование Гарегину помог его двоюродный брат Цолак – офицер царской армии. Анна вышла замуж в Кзнуте, Цолине-Ановия - в Тифлисе. Тируи жила со старшим сыном Левоном, который работал учителем на родине, в Джуге, потом переехал в Армавир.

В 1920-е годы, когда Нжде был уже за границей, начался большевистский террор, и семью Левона вместе с матерью выслали из Армавира в Сибирь, в Красноярский край. Через три года им разрешили вернуться на Северный Кавказ, но не в Армавир, а во Владикавказ (Орджоникидзе). В дальнейшем им пришлось жить в Ахалцихе, Тифлисе и только после смерти Сталина было разрешено вернуться в Армению.

Осенью 1937 года Оля, старшая дочь Левона, поехала из Армении во Владикавказ и увезла бабушку погостить в Дилижан. Но через несколько месяцев здоровье Тируи сильно ухудшилось, и 21 февраля 1938 года она скончалась. Родственница Нжде, Лиля Сажумян, свидетельствовала, что Тируи Тер-Арутюнян похоронена в старой части городского кладбища Дилижана. Место ее могилы долгое время оставалось неизвестно, однако в 2001 году, в дни 115-й годовщины со дня рождения Гарегина Нжде, по инициативе земляческого союза "Нахиджеван" и при содействии Тавушской областной администрации и Дилижанской городской администрации в старой части кладбища Дилижана была найдена могила матери Спарапета, которая стала новым местом национального паломничества.

Известно, что Гарегин Нжде в зрелом возрасте с матерью почти не жил, однако, как свидетельствуют его сохранившиеся письма, а также знаменитые произведения "Рождающие львов матери" и "Тюремные записки", светлый образ матери всегда сопровождал его. В частности, в письмах, адресованных брату в последние годы жизни, он всегда просил посетить вместо него могилу матери. В написанных в 1952 году и не дошедших до адресата письмах есть такие строки: "Если еще жива моя любимая мать – поцелуй ее руку, а если умерла – могилу..."; или: "Чувствую, что любимая моя мать умерла, поцелуй за меня ее могилу".

Вот и все, что мы знаем о матери великого Нжде - Тируи–Хатаи Гюльназаровне Тер-Арутюнян-Гюльназарян.

Артак Варданян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гарегин Нжде

Вечное оружие

«Я спрашиваю вас так, как еще никто не спрашивал – куда мы идем? Есть ли для нас место в истории? Знает ли хоть кто-нибудь, что мы остались совсем одни, что у нас нет настоящего. Знает ли хоть кто-нибудь, что, если мы перестанем существовать, в мироздании не поколеблется даже самая малая частица?»

Всякий знакомый с философией армянской истории и обладающий чувством Родины армянский интеллигент признает, что Армения Мамиконянов, пусть зачастую уполовиненная, полузависимая, полусокрушенная – более армянское образование, более – Родина и более – заставляющая почитать себя, чем она была при Тигране Великом или Арташесе.

В чем тайна этого?

Первая из причин этого психологического состояния в том, что многие из созданных Тароном ценностей имеют общеармянский характер, далее – они вечны, и наконец, третья причина в том, что Мамиконяны жили вечными ценностями Армении и армян, бескорыстно служили ей и мужественно умирали за нее как истинные арии.

Да, почти все духовное оружие, завоевывающее для нашего Рода место в вечности – наш светоносный алфавит, бесстрашное арийское мужество, стремление и умение приносить преходящее, временное в жертву вечности, мораль, ставшая нашей жизнью, вера – все это или почти все дано нам Тароном.

В каком уголке Страны армянской армянин так почитал свою землю, так прославился в сражениях, так умел умирать за Родину как в Тароне?

С исторической точки зрения этот наш край не по одному своему духовному содержанию, но и по своей постоянной и неизмеримой стратегической важности действительно представляет непреходящую ценность.

Справедливо, что каждая пядь родной земли священна, однако, правда и то, что во всякой стране есть свой самый заветный и самый важный с военно-стратегической точки зрения край – край, за который более всего пролито народом крови, на котором сосредоточено и создано более всего культурных ценностей, где творилась история и создавались легенды; край, без которого Родина не только не может быть сильной и независимой, но и просто не может существовать, не может защитить себя от врага.

Судьбоносно велико и определяюще значение Тарона для обороны нашей страны и защиты нашего народа.

И пока от географического организма нашей страны оторван Тарон – будущее нашей страны остается в опасности.

У каждой страны есть свой такой край – свой Тарон.

Спросите народы – каждый из них со священным трепетом в голосе назовет свой «Тарон».

Всего лишь вчера министр внутренних дел кемалистской Турции Шюкри Гайа в речи, произнесенной во Фракии, подчеркивая важность Адрианополя для самообороны Турции, объявил: «Каждый турок должен осознавать себя адрианопольцем, адрианопольцем прежде всего». Почему? Потому что пока Адрианополь принадлежит Турции, турок одной ногой стоит в Европе, потеря же Адрианополя поставит под угрозу само существование Турции.

«Адрианополец прежде всего» - вот слова, диктующие нам безошибочную формулу самозащиты Родины.

Какая глубокая психология, какая военно-политическая мудрость заключена в одном этом завете турецкого политического деятеля!

«Адрианополец прежде всего» означает: турок, будь бдителен, будь настороже, ибо рано или поздно на полях Фракии сойдутся в схватке две судьбы – Турции и другого государства. Это означает: потерпит турок поражение во Фракии, значит – потерпит поражение и на всех остальных фронтах. Это значит – каждый турок должен ощущать себя воином, всегда готовым стать грудью, как щитом, на защиту самого важного фронта Турции.

И, откликаясь на заявление турецкого министра, турецкие студенты ответили французскому журналисту в Стамбуле: «Мы все националисты, крайние националисты, национализм – наша духовная пища, такая же необходимая, как хлеб и вода для человеческого организма».

И по другому поводу - то же самое: «Самая святая наша обязанность – умереть во имя Турции, за честь Турции и ее независимость».

Так думает и действует турок, так он организует свою национальную жизнь перед лицом грядущей опасности.

А мы, армяне, что делаем мы?

Кто может отрицать, что Тарон для нас намного важнее, чем Фракия для Турции?

Разве не справедливо, чтобы сегодня армянин был намного более обеспокоен судьбой Таронского края, чем турок – Адрианополя? Разве не следует ожидать, чтобы сегодня не один только таронец, но и всякий армянин, независимо от своих политических и иных убеждений, трепетно и горячо почитал бы национальные ценности, святыни и достоинства, созданные Тароном?

Разве не наступило время каждому из нас стать воином «ордена Мамиконянов», от которого, увы, более по внутренним, чем по внешним причинам постепенно отошел армянин, ослабел всем родом и был бесчеловечно наказан за это; разве не будет проявлением политической мудрости обращение Рода, оказавшегося на краю пропасти забвения и исчезновения – обращение армянина к исповеданию Таронизма – вечному оружию Рода?

***

Наше время – время революционных перемен, сегодняшние события – определяют будущее.

Давно уже человечество чувствует себя сидящим на вулкане. Старый мир заминирован. Человек – и как индивид и как общество – сегодня более чем когда-либо неуверен в будущем, смущен душой.

Сотрясения во всех сферах жизни ужасны. Государство, экономика, религия, философия – в кризисе.

Все в жизни подвергается переоценке. Народы с небывалой революционной яростью разрушают ложные ценности, идеи и истины и вместо них создают новые.

Пути развития истории изменились, и начался крутой поворот.

Начинается новый мир, новая история, творцом которой выступает новый человек – человек судьбы, опасностей, героизма.

Повсюду – на западе и на востоке, в старом и новом свете, в ожидании ужасов грядущего возрождаются, духовно молодеют древние народы, активизируются – молодые. Никогда народы не были столь обессилены. Каждый стремится пробудить свои скрытые силы, победить свою внутреннюю слабость, укротить, обуздать свои центробежные силы, зависть, злобу.

Все – и победители и побежденные, большие и малые – вышли на завоевание внутренней пустыни с тем, чтобы она исчезла не только с карты их стран, но и из их души. Тревожное положение особенно подчеркивает треглавая опасность: большевизм, война, вырождение рода, для успешной борьбы с которой народы могут надеяться только на свой родовой инстинкт и на безошибочность своей природной морали.

Повсюду и личности и классы ограничивают свои индивидуальные права и выгоду во имя Рода и Родины. И подобное самоограничение – высшее проявление жертвенности не унижает, не обезличивает человеческое существо, а наоборот, усиливает, обогащает его духовную жизнь.

Для всех народов – в особенности тех, кто вышел из войны тяжелораненым и с большими потерями и поражениями, необходимость сосредоточения, организации и активизации своих сил приобрела характер родовой религии. Они прилагают нечеловеческие усилия, чтобы, с одной стороны, залечить свои раны, с другой, готовятся во всеоружии встретить грядущую опасность.

Пока Ратенау внушал германскому народу, что отныне его удел - довольствоваться «земляными грушами», Германия как побежденная страна выплачивала победителям 4 миллиона ежедневно; она была унижена. В тот день, однако, когда ответственность за судьбу Германии взял на себя вернувшийся с фронта раненый ефрейтор, когда народ посчитал своею судьбой Род и Родину, в тот день изменились отношения между народами - побежденный стал победителем без объявления войны.

Венгрия – трагическая жертва Трианона – не замедлила ввести в свои школы ревизионизм, как обязательный предмет – требование пересмотра несправедливых договоров. «Трианон? Нет, никогда!» - сегодня этот девиз стал для каждого венгра политической молитвой.

А лишенная права иметь армию родина Краля Марко, Болгария, к которой победители отнеслись особенно жестоко – эта маленькая страна силой своей жизненной морали создала внешне трудовую армию, армию без оружия, которая сегодня превращается в ее боевую силу.

Так поступили побежденные, но не павшие духом.

Что же делают победители?

Послушайте одного из них, французского интеллигента:

«Мы, писатели, перед лицом опасности, нависшей над нашей страной, и страдая от того, что единство нашей страны еще не состоялось, решили прекратить все раздоры, чтобы дать народу пример братского единения».

«Объединимся во имя преображения Франции» - говорит их второй манифест. «Создадим новую Францию, которая будет сильнее всех опасностей», - говорится в их третьем обращении к народу.

Так поступают все патриоты Франции, независимо от их идейных и политических пристрастий

Такова психология – динамика всех народов и событий в любом месте земного шара.

Так был потрясен до основ своих, так разрушается и перестраивается целый мир – старый мир.

Понятно, что в условиях этого тревожного ожидания и перестройки, которая непосредственно затрагивает и нашу судьбу и интересы, давно должен был быть поднят и вопрос Армянского будущего: что должна делать армянская интеллигенция сегодня и завтра для защиты своего народа и своей Родины?

***

Еще до начала сражения заведомо потерпевшим поражение является тот народ, который не может, глядя прямо в глаза миру, заявить: «Я понимаю тебя».

«Наблюдай за миром и уподобляйся ему», - гласит классическая мудрость.

Смотрит армянин, смотрит на мир перед ним, но, кажется, не видит, не понимает того, что происходит вокруг.

Уже годы мы с приобщившейся к Родовым законам частью интеллигенции повторяем: человечество меняется, перегруппировывается на основе Рода. Народы возвращаются к первоисточнику своей сути, ибо для них уже научно неоспоримо: органическим, естественным для истории и в истории является Род. Эта спасительную истину, к сожалению, до сих пор еще не понял один только армянин. Идея Рода делает осмысленным наше право на существование, равно как и нашу обязанность умереть за Родину. Этой моралью сильны сегодня все народы. Мы же бессильны до степени агонии, потому что нам не хватает этой морали. Ужас нашего положения в том, что армянский народ, как целое, все еще не осознает условий нынешнего мира. Оно не понимает, что для народа, имеющего соседом и противником турка, продолжение старого равносильно родовому самоубийству.

Армянство не познало себя как Род. Позорно для нас – чужой, Франц Верфель, должен был сказать: «Армяне - народ духа». Да, мы народ духа и по этой именно причине все те учения, которые порождены обезличенным существом – социализм, большевизм, космополитизм чужды и неприемлемы для армянского духа.

Одухотворено было христианство и именно поэтому армяне приняли его первыми. Мы должны понять – самым могучим оружием нашего народа всегда был и будет дух.

Всякий подлинный герой, прежде всего – герой духа. Без мощи духа армянин может быть упрямым, может по случаю стать победителем, но не героем. Героями духа были воины Мамиконяна и именно поэтому в их кличе слышен рев тигра силы и воли Рода, и они, подобно библейскому Давиду, зачастую выходили на врага лишь с «тремя камнями» и повергали его первым же ударом.

Одухотворен армянский воин и потому он и сегодня лучший партизан Востока, когда он неоднократно небольшими силами давал бой огромным армиям, когда сражался в труднейших условиях – полуголодным, почти без оружия, без соратников, один и зачастую полностью отрезанный от мира.

Века тому назад именно сила духа наших воинов вызывала зависть наших врагов: «Счастлив тот, кому подчиняются армянские полки; это сплоченное, могучее и дисциплинированное войско, их полки и знамена дышат огнем».

Людьми духа были все военачальники мамикониды, перед волей которых отступали все опасности и трудности. Они были сильны духом и по этой именно причине стали в свое время неусыпным инстинктом своего рода, его глазами, его путем, его пророком, его законодателем и, в частности, его несравненным предводителем. Добавим еще одну истину – только человек духа может быть предводителем нашего народа.

Человек духа – человек своего рода. Ему и только ему можно доверить судьбу армянского народа и страны Армянской.

От скольких потерь, скольких обвинений уберегли бы мы Армению, если бы восприняли и следовали этой истине.

***

Армянский народ пока не имеет представления о той беде, имя которой – лжеинтеллигенция. Армянин неправильно употребляет слово интеллигент, неверно понимает его значение. Всякий грамотный человек для него – интеллигент. Именно в этом его роковая ошибка. Учеба, образование, научные знания – все это необoодимо, но не достаточно для того, чтобы сделать человека настоящим интеллигентом. Человек может быть очень ученым, но, тем не менее, не иметь права называться интеллигентом.

Подлинный интеллигент – это человек, который с умственными способностями сочетает прежде всего высокий моральный облик, идейность, способность создавать новые идеалы, ценности, новый образ жизни, чувство святого, сопереживание, духовное мужество, бесконечную способность любить свой народ, страдать и побеждать во имя народа.

Нет слов, что такой интеллигент может найти свое место в той или иной политической организации, однако его преданность, его дело не могут иметь классовый, частный характер. Для него существует народ как единое целое, которому он бескорыстно служит. Настоящий интеллигент, чья роль в жизни народа неоценима – это та духовная сила, без которой нет народа – есть толпа; без которой не создать нацию. Интеллигенция разных поколений органически связана воедино; они не отрицают, а дополняют, обогащают, совершенствуют друг друга. С этой точки зрения творчество настоящей интеллигенции носит печать вечности. Армянский народ не лишен подлинной интеллигенции, но лишен возможности пользоваться ее плодами. Наша лжеинтеллигенция быстрее приспособилась к условиям изгнания и навязывает себя народу.

Наш народ и настоящая интеллигенция, таким образом, оказались и остались оторванными друг от друга. Лжеинтеллигенция же, против которой лучшая часть народов ведет борьбу не на жизнь, а на смерть, у нас захватила общественную жизнь полностью и властвует в ней безраздельно.

Единственной причиной ужасной духовной нищеты, извращения и плоскости современной армянской жизни является наша лжеинтеллигенция.

В изощренности наветов, в драках за кусок хлеба, за место для паразитирования, в осквернении должностей, в извращении речей – во всем этом виден ее порочный след.

В ней нет души Рода, и потому она духовно бескрыла и неспособна подняться над мелочами жизни и обыденной суетой. Неспособная к творчеству, она преследует, как правило, отрицательные и незначительные цели, оставаясь отвратительно мелочной, злобной, сеет смуту. Сегодня легче утолить голод семи шакалов, чем утихомирить злобу бездуховного армянского лжеинтеллигента. Жизнеспособность нашего Рода, его устремлений доказана веками, и, тем не менее, он остается покорствующим, преклоняющимся перед иностранщиной, с пораженческими настроениями. Как национальный чиновник – это увековеченной Библией мытарь, ленивый, неверный, блюдолиз. Как деятель – он писака. Как учитель – он ремесленник душой, неспособный поразить воображение учащегося поколения картинами силы и могущества.

Поэтому сегодня наши дети обезличены; в них нет чувства Рода, чувства армянина – виновата в этом, даже больше чем чуждое нам окружение, неспособность этих людей проникнуться духом Рода.

Страдающая духовной малярией эта часть нашего общества не захотела воспользоваться свежим примером нашей американской интеллигенции, озабоченной сохранением Рода – верой Цегакрон, Религией Рода. Она злословила: «От этой Веры несет гитлеризмом». Она заявляла так, зная, что Вера эта зародилась в дни страшной опасности, нависшей над нашим родным Нагорьем, когда человечество еще и не слышало о гитлеризме. В лице нашего Давид-бекова ордена сохранения рода в 1920 г. действовала и победила Вера Рода. Она знает, что и армянская интеллигенция, и АРФ Дашнакцутюн, и Сюникский край своим спасением обязаны Цегакрону – Вере Рода. Армянский лжеинтеллигент знает это, и, тем не менее, злословит: «Вера Рода подходит только американской среде».

И это в наши дни, когда каждый армянин великолепно знает, что наше подрастающее поколение одинаково подвержено опасности и в Париже, и в Тегеране, и в Сирии, и на Балканах – во всех наших колониях, где он, для избавления от чувства унижения, нуждается в родовой idee force, в родовом бальзаме – Вере Рода.

Лжеинтеллигенту удалось принизить все высокие стремления нашего народа. Он многое убил и похоронил в нашей не знающей погребений жизни. Вот лишь одна из его жертв – Армянская церковь, служители которой не настолько невежественны для осознания истины – церковь с давно устаревшим, мертвым каноном, занимающаяся лишь погребением мертвых, закончит погребением своего народа и своего Бога.

А наша школа, из которой давно уже улетели соколы – безличная, бескровная, безродная армянская школа, которой все равно – дети какого народа учатся в ней, в которой могут учиться дети всякого народа. Это заведение может дать поколению армян, в нем обучающемуся, все – все, кроме Родины, мужества защищать Родину и сладости умереть в Ее защиту.

Неумолим армянский лжеинтеллигент: пропали втуне все полные благородства и рыцарства призывы Алишана и Раффи, Агароняна и Варужана во славу Рода, для него так и остались недоступны вершины героизма. Он не полюбил опасность, бежал от благородной опасности, воспитывающей героев и своей трусостью часто подвергал опасности будущее своего народа. Вчера он был пораженцем, сегодня – еще и проповедником трусости. Герой для него – авантюрист, идеалист – недоумок, трус – трезвомыслящий, подлец – человек дела.

Как гражданин - он низок, низок до омерзения; его при всем желании даже чисто формально невозможно представить рядом со справедливыми и лучшими людьми. Поэтому в сегодняшней армянской действительности на каждом шагу притаилась низость, поэтому лисы раздирают льва, и чернь распинает Иисуса. Коварна наша лжеинтеллигенция: ничтоже сумнящеся, она иногда марает бумагу, выступает с речами о нации, не думая о том, что это достояние возможно видеть только там, где наличествуют высший авторитет и воля – воля Рода! Кажется, вроде мечтает о здоровом душой и телом поколении, но не хочет признать, что Род – вечный целитель и умножитель силы поколений.

Он лепечет что-то насчет внутреннего единства и согласия, не понимая, что без высшего судьи – Рода, одна лишь могила способна привести к согласию и единству сегодняшнее армянство, чьи духовные силы иссякли.

Он хочет сохранить в новом поколении армянское самосознание, но пальцем о палец не ударит, чтобы сохранить Армению для армян, и, вместе с тем, трусливо избегает решения вопроса воспитания нового поколения - в духе самозащиты, защиты Родины, как это делается повсюду. Он знает, но не признается, что сила каждого народа – в его молодежи. Единство, согласие, возможность спасти живущих вне Армении армян от ассимиляции, боевой дух и силы, необходимые для защиты Родины – все это, и еще многое сверх того, нам даст новое поколение, если, конечно же, старшее поколение сможет превратить дело самозащиты Армении в духовную потребность для нового поколения. Если над обоими поколениями будет властвовать Род, если оба свяжут свое будущее с Родом – с нашим Родом, подобно Масису с вечно «кипящим внутри кратером вулкана».

***

Кто воплощает сегодня волю армян (и существует ли она вообще?) , кто является ее выразителем, кто ее ведет вперед?

Бессмысленные вопросы. Гнилой либерализм армянской лжеинтеллигенции давно уже пришел к безвластию. В армянских колониях давно уже начался процесс распада воли Рода.

Армянская диаспора сегодня не общество и не народ, но в смысле духовном – людская пыль, в политическом смысле – бледная тень.

Там, где духовные и идейные отношения уступили место обыденным материально-эгоистическим отношениям, там не может существовать ни общества, ни народа в политическом смысле этого слова. То, что есть, всего лишь масса людей, считающих себя армянами, масса без идей, без вождей, без знания пути развития, и не более того. В своем нынешнем состоянии армянская диаспора вполне может сказать о себе словами Нарекаци: «Амбары мои полны пустоты и в складах моих – ветер; подобен я жалкой тени и облик мой – смешон».

Причина сегодняшнего смешного облика армян, потерявших Родину – их лжеинтеллигенция, для которой в мире ничего не происходит, не изменяется. Чужеродный азиат, фальшивый европеец, точнее – карикатура на глупости и ошибки Запада – вот подчеркнутый тип бездуховного безродного армянского интеллигента. Годами он подражал и копировал Европу, но не стал европейцем, не приобрел биологической морали европейца и так и не понял, что присущее европейским народам чувство героизма появилось вследствие не только природных условий их жизни, но есть результат высокого философского миропостижения. Он не понимает, что Человек с радостью страдает, жертвует, умирает во имя вечных ценностей, а не ради глупостей, постановлений и статей, стоящих ровно столько, сколько бумага, на которой они написаны.

По психологии своей он остается одной ногой на Востоке, другой – на Западе, а если быть точным – ни тут, ни там; он половинчат, а если быть точным – ни то, ни это. Даже и сегодня – в самые тяжелые дни земли, он трусливо бежит всех тех вопросов, которые прямо и непосредственно касаются судьбы Рода и Родины, вопросов, в которых бьется сердце времени.

Самокритика и сожаление – эти два достоинства сильных – ему все еще незнакомы.

У нее – армянской лжеинтеллигенции – даже и сегодня нет патриотизма и мужества признать свои слабости.

Последствия? Последствием стало то, что река армянской жизни сегодня набрала столько ила, что ее течение в прежнем русле уже невозможно.

Духовная катастрофа – вот на что обречены армяне диаспоры своей бездуховной лжеинтеллигенцией.

В такой ситуации умирает дух народов.

Где же выход?

Кто спасет армянский дух от неминуемой гибели? Кто наполнит озоном наш небосвод, так давно уже нуждающийся в свежем воздухе? Род, один лишь только Род!

Наша настоящая интеллигенция давно уже бьет в набат. Мы уже очень опоздали. Незамедлительно следует уточнить ту черту нашего национального характера, с которой мы побеждали бури и опасности прошлых веков, что неоднократно делало возможным наше национальное возрождение и преобразование; необходимо незамедлительно восстановить эту победную черту духа нашего Рода и отныне и впредь на ней, только на ней строить наше армянское будущее, строить Родину и опираться впредь только и только на нее - дабы успешно противостоять настоящим и грядущим опасностям.

***

Таронизм – вот победная черта нашего национального характера, высшее достоинство нашего Рода, вечный протест армянского духа – его стремление к бессмертию, к вершинам славы, к духовному величию.

Таронизм – путь, начертанный Мамиконянами.

Таронизм – к этому вечному оружию Рода обращаемся мы, потому что мир убедил нас, что в современных условиях только человек, не боящийся опасностей и смерти, только герой может сохранить Армении жизнь.

Таронизм – чувство вечности, чей священный предмет – Род.

Это значит – чувство идеальной собственности, чей предмет – Родина.

Вера обязательства, могущества и мужества – вот что такое Таронизм.

Таронизм – соратничество настоящего интеллигента и проникнутого таронизмом Воина во имя Рода и Родины.

Это значит – отныне лишь две вещи должны занимать мысль армянина, его сердце и десницу – Армения и ее защита.

Это родовое исповедание императивно диктуют нам географическое положение Армении, немногочисленность нашего народа, сегодняшняя и завтрашняя угрозы нашему существованию.

Таронизм диктует нам также настоятельную необходимость воспитания нового поколения, готового бескорыстно и без остатка служить Родине как Мамиконяны, и, как и они, героически умереть за нее.

Нам нужно новое поколение – готовое к опасностям, любящее видеть мир глазами воли, умеющими приказывать судьбе.

Вчера – мы это поняли – нас наказал не турок, а наша слабость руками турка.

Мы будем наказаны и завтра – если до этого своим Таронизмом не победим нашу слабость.

Защищать Родину завтра смогут лишь те, кто до этого часа уже будут вооружены Таронизмом – те, кто у наших пламенных мамиконяновских воинов научатся жить и действовать только ради того, за что стоит умереть, и умирать за то, ради чего стоит жить.

Всегда быть готовыми с улыбкой делать то, чего потребует Родина.

Хотеть умирать за Род и Родину и уметь умирать за них как Мамиконяны – вот что мы называем Таронизмом.

Сегодня «таронизм» проповедуют все народы мира. Таронизм – с этим первым и главным оружием Рода мы или пройдем по трупам старых представлений, питающих бессилие армянина, или то Новое, что начало свою разрушительную атаку на старый мир, завтра пройдет по трупу нашего народа.

«Тарони арцив», №№1-2, 1938, София.

Перевод с армянского - Раздан Мадоян

Share this post


Link to post
Share on other sites

Поэт, оратор, воин

К 125-летию со дня рождения Гарегина Нжде (1.01.1886 – 21.12.1955)

19 июля 1913 года газета «Киевская мысль» публикует очерк своего военного корреспондента Льва Троцкого об армянской добровольческой роте, принимавшей участие в первой Балканской войне против Турции за освобождение Македонии и Фракии.

post-31580-1284403568.jpg

Из горьких раздумий Нжде:

«Минули годы… Положение народа нашего сегодня куда тяжелее, безнадежнее. Сегодня народу нашему запрещено даже «Дзахорд орер» ашуга Дживани петь. А ведь дни пошли и впрямь безрадостные. Сегодня Абовян сказал бы: «Землю имеем отторженную, жизнь – омертвевшую»… Горе тому, кто под стать мусульманину не будет по семь раз на дню фанатично творить намаз перед ликом Сталина! Горе тем, кто не научился гнуть шею и опускаться по-верблюжьи на колени перед Берией, кавказским наместником красного царя! Горе Армении, коли осмелится она возмечтать о своих землях – Карабахе, Ахалкалаки и Нахичеване! Этому исчадию ада большевику, что грузину, что татарину (азербайджанцу. – Г. М.), по душе лишь слабая, обессилевшая, бесхозная Армения без будущего».

1937 г., София

1920 год, вторая половина декабря. Отбившись от частей XI Красной Армии, Зангезур остался один на один с грозными вызовами времени.

Зима выдалась на редкость снежной, завалив все дороги и горные тропы. К тому же часто свирепствовал буран. Мать-природа словно давала Гарегину Нжде передышку, которая пришлась как нельзя кстати.

С востока Зангезур был обложен мусульманскими селами равнинной части края, за которыми стоял осовеченный Карабах, а за ним – советский Азербайджан, с запада дышали угрозами Нахичеван, захваченный Красной Армией, и кемалистская «революционная» Турция. Ставшая советской, с севера нависала искромсанная Армения: Александропольский уезд все еще был в руках турок, а большую часть Лори, так называемую «нейтральную зону», занимали войска меньшевистской Грузии. На юге, по емкому выражению Нжде, была «переменчивых настроений Персия».

Пребывая в раздумьях, Гарегин Нжде, при содействии Зангезурского временного Крестьянского союза, рассылает телефонограммы во все районы, требуя созвать на местах сходки, в которых должны принять участие выборные от всех сельских общин.

25 декабря в Татевский монастырь съехались 102 делегата из 69 сельских общин, 15 представителей от районов и сам Нжде. И эти 118 человек провозгласили в крае временное самоуправление, объявив о создании Автономной Республики Сюник с центром в Горисе – «пока не возникнут политические предпосылки для воссоединения с матерью-Родиной – Арменией».

27 декабря всезангезурский съезд избрал председателем правительства Гедеона Тер-Минасяна, а спарапетом – главнокомандующим вооруженными силами – Гарегина Нжде, фактически правящего краем, границы которого оставались в пределах прежнего Зангезурского уезда. Съезд также определил форму правления в Автономной Республике – конституционную. Он же постановил: делегаты съезда и составляют высший законодательный орган власти – парламент.

Из дневниковых записей Нжде:

«Этот исторический съезд неукоснительно подтверждает тот факт, что советские войска вошли в Зангезур вопреки воле его народа: политика советского командования оказалась куда более разорительной и варварской, нежели набеги Ленк-Темура; орды турок в Армению привели Россия и Азербайджан, принудив ее признать под стенами Александрополя советские порядки».

Тотчас по завершении съезда во всех церквах, школах, воинских частях, на фронтах, чуть ли не под каждым городским и сельским кровом зазвучали «Семь наказов» Гарегина Нжде сюникцам:

«1. Без Сюника и Арцаха, географических составных позвоночного хребта Армении, трудно представить себе само бытие и целостность Родины;

2. На склонах гор, в горах твое спасение. В этих храмах своих, при святом кресте, воздвигни по утесу – поклоняться и чтить, дабы не ослабло спасительное поклонение твое к родным горам;

3. Спарта! Страна твоя может восстать новой Спартой на печальном Востоке. Иди к этому, ты можешь, и ты станешь;

4. Никогда не складывай оружия! Пусть прежде соседи твои перекуют мечи свои и стрелы на орала;

5. Чтоб не осталось на земле твоей ни одного обездоленного. Слезы несчастных и малодушие слабых подмывают основы любого отечества;

6. Один народ, как одна семья. Среди прочих народов, возможно, ты один не имеешь права на разобщенность;

7. Будь сильным, стань еще сильней, всегда будь сильным! Народы, в конечном счете, обладают не тем, что им выпадает, что выпрашивают они, а лишь тем, чего они достойны и чего они могут добиться своими силами».

Как бы предчувствуя ход грозовых событий, по наущению товарищей из Еревана, народный комиссар по военным и морским делам РСФСР, председатель Реввоенсовета Республики Лев Троцкий 4 января 1921 года требует, чтобы Дро (Драстамат Канаян), командующий вооруженными силами Советской Армении, незамедлительно прибыл в Москву за новым назначением. Военный министр Армении Авис Нуриджанян и его окружение опасались мятежных настроений среди бывших офицеров дашнакской армии, которых Дро принял на службу. Не исключено, что не доверяли они и самому командующему. Троцкий указал Дро и маршрут движения в Москву – через Баку.

На основании секретного циркуляра того же Троцкого, с полного одобрения Ревкома Армении, 17 января начались повальные аресты офицеров запаса, служивших в армии Первой Республики. 500 из 1400 арестованных офицеров были отправлены в Азербайджан и уже оттуда в концентрационный лагерь под Рязанью, где почти всех ликвидируют. Руководил той операцией армянин Георгий Атарбеков, прибывший из Баку и поставленный уполномоченным ВЧК по Армянской ССР (имя этого свирепого палача все еще носит одна из улиц Москвы).

В те же дни Ленин и Троцкий дают указание Революционному военному совету Кавказского фронта – Зангезур занять к началу весны любой ценой. В своем письме в Москву председатель Кавказского бюро ЦК РКП(б), член РВС фронта Серго Орджоникидзе пишет: «Начинать военные действия против Зангезура из пределов Азербайджана не представляется возможным: все горные проходы из Армении и Азербайджана туда завалены глубокими снегами».

И тут большевикам пришлось пустить в ход дипломатию.

22 января командир бригады XI Красной Армии Семенов направляет письмо правительству Сюника: «Руководствуясь нашими идеями, я предлагаю вам прекратить всякого рода военные действия, наладить с нами связь и найти взаимопонимание».

С ответом Нжде медлить не стал: «Предлагаю конкретные меры: выпустить из тюрем членов революционных социалистических партий, очистить от кемалистов захваченные ими территории, отказаться от проведения в Зангезуре тайной работы по разложению народных масс. Переговоры возможны только при соблюдении выдвинутых нами условий».

Даже получив ультимативный ответ, большевики не оставляют усилий: в Зангезур едет депутация от командования XI Красной Армии и Реввоенсовета Армении с предложением лично Нжде и крестьянству края признать Советскую Армению и прекратить сопротивление.

Из дневниковых записей Нжде:

«2 февраля в два часа пополудни я должен был принять главу делегации Григора Варданяна. Но не смог. Меня ждали на митинге с речью перед отрядами, прибывшими из Татева и других селений. Глядя в горящие верой в справедливость глаза полуголодных моих, почти разутых и раздетых солдат, я начал: «Эти рядящиеся в тогу коммунизма большевики, успевшие поставить на грань крайней нищеты народ Зангезура, вынужденно признавая вашу силу, подсылают к нам делегатов с сомнительными предложениями. Не по той ли причине, что прокемалистские контрреволюционные банды, захватив большую часть Армении, лелеют надежду прихватить и остальную?! Спрашивается, а кто их привел в Армению, этих кемалистов?..»

Вечером того же дня Варданян вручает Нжде письмо от Дро, датированное 21 января.

Из дневниковых записей Нжде:

«Дро, как под диктовку, повторяет требования командования Красной Армии: прекратить повстанческие бои в Карабахе, объявить Сюник советским. И – с чего бы это?! – принять на себя командование 11-й Красной Армией, если того я пожелаю. Далее из письма следует, что в скором времени в Москве пройдет конференция с участием России, Турции и Армении по определению границ. Послание свое Дро заключает словами: «Пока Зангезур не признает Советскую Армению, дело это с места не сдвинется». Дро осмелел настолько, что за воссоединение с Советской Арменией великодушно предлагает мне и моему ближайшему окружению… амнистию, Бог весть за какие прегрешения. На «щедрое» предложение Дро я ответил: «Первым делом придется выпустить из тюрем всю армянскую интеллигенцию; Сюник и Карабах присоединить к Армении; убрать турок хотя бы из Шарура и Александрополя. По выполнении всех трех моих требований обещаю уйти за границу и открыть двери края Сюняц перед советскими властями».

А буквально за три дня до этого председатель Ревкома Армении Саркис Касьян телеграммой шлет приказ военному комиссару Даралагяза, исторического Вайоц Дзора, и уездному ревкому: «Пока нами не занят Зангезур и Даралагяз остается тылом, проводите у себя более чем мягкую политику. Арестовывайте только тех, кто открыто ведет пропаганду против нас. Не смейте хватать первых встречных и реквизировать их имущество».

Из дневниковых записей Нжде:

«Вот каков язык касьяновской психологии. Какова власть, таков и приказ. Он запрещает «аресты» и «конфискацию» не вообще и навсегда, а лишь потому, что подобные действия он не находит полезными и целесообразными в данный момент».

Меж тем 4 февраля в Ереване состоялась тайная встреча находившегося под домашним арестом последнего премьер-министра (с 28 ноября по 2 декабря 1920 г.) Первой Республики Врацяна с Атарбековым.

Из дневниковых записей Нжде:

«Врацян внушил ему, что «вопрос с Зангезуром надобно решить мирным путем и с этой целью следует направить туда депутацию. При этом он выражает готовность войти в ее состав. На что Атарбеков предлагает Врацяну: «Лучше бы все представить так, будто вы тайком сбежали от армянских большевиков, а уже там скажете, что гарантом любых соглашений между Ревкомом Армении и Зангезуром выступаю я, Атарбеков, как полномочный представитель Всероссийских Советов».

Вот как мыслила и действовала ЧеКа! Надо поспешить, надо упредить действия этого дьявольского ума Атарбекова, иначе он, арестовав офицеров, может поголовно истребить и нашу интеллигенцию. Чтобы пробить спасительную дорогу этим несчастным из Еревана в Сюник, я двинул свои войска на Вайоц Дзор».

В ночь с 13 на 14 февраля отряды Нжде ворвались в пределы Даралагяза. Войдя в уездный центр Кешишкенд (ныне – Ехегнадзор), они внезапно атаковали размещенное там подразделение 24-й дивизии Красной Армии.

Из дневниковых записей Нжде:

«15 февраля мне вручили письмо, адресованное «гражданам Нжде и Тер-Минасяну», от командира 11-й Красной Армии Геккера: «Для уточнения условий и вынесения положений по присоединению Зангезура к Армении, прошу кого-нибудь из вас прибыть в Шуши, где я вас буду встречать». Между строк Геккер упоминает и о сотрудничестве Ленина с Кемалем: «На самом деле в Зангезуре имело место постыдное событие, за которое хвалить себя мы не посмеем. Речь о турецком полке, который мы пропустили к Кемалю через Зангезур… Кто бы мог подумать, что это даст повод к печальным последствиям или недоразумениям, что местное население и этот полк поднимут друг на друга оружие, да к тому же прикрываясь Красной Армией?!» Смехотворно утверждение Геккера о том, что инцидент, связанный с турецким полком, Баку посчитал сведением счетов».

Ответа на письмо свое Геккер так и не получил.

В Горисе от имени главного штаба спарапета Сюника было оглашено: «16 февраля войска Зангезура и местные повстанцы без потерь заняли весь Вайоц Дзор. Большевики сопротивления оказать не успели. В плен попали 405 красноармейцев и более 20 деятелей из армян-большевиков».

Прорыв частей Нжде в Даралагяз под началом горисца Япона (Ованеса Пароняна) послужил своеобразным сигналом к восстанию и в других местах – Баш Гярни, Аштараке, Эчмиадзине, Апаране, Ахте… К утру 18 февраля повстанцы заняли Ереван. Красноармейцы, захватив 8 вагонов с зерном и несколько вагонов с боеприпасами и снарядами для орудий, оставили столицу. В тот же день был сформирован «Комитет спасения Родины» во главе с Врацяном (к слову, название «Комитету» дал Нжде). Врацян возлагал большие надежды на помощь из Грузии.

Увы, 25 февраля власть меньшевиков пала: советской стала и Грузия.

27 февраля ликующий Кешишкенд привечал Гарегина Нжде, своего спасителя. Съезд крестьян уезда, состоявшийся там 2 марта, принял решение о присоединении Даралагяза к Автономному Сюнику.

И развивались события столь стремительно, что 5 марта даралагязский отряд Нжде вступил в город Нор Баязет (ныне – Гавар), очистив его от большевиков. 400 красноармейцев сдались без боя.

Уже к 8 марта в Сюник влилась и большая часть Нагорного Карабаха: летучая сотня карабахца Тевана Степаняна при поддержке горисского отряда Тер-Петросяна отбила ее у красноармейцев.

Тем временем дела «Комитета» шли из рук вон плохо. К тому же, придя в себя, в середине марта части Красной Армии стали теснить повстанцев. Дошло до того, что Врацян 18 марта обратился за помощью… к правительству Турции. Однако кемалисты всего два дня назад, то есть 16 марта, подписавшие в Москве договор с РСФСР, не захотели портить отношения с ней. Восставшие остались в полной изоляции.

На подписание Московского договора, по настоянию представителей Великого Национального собрания Турции, от Армении никого не пригласили. К этому черному делу руку приложили и Ленин с Троцким. По договору к Турции отходили южная часть бывшей Батумской области, бывшие Карсская область и Сурмалинский уезд Эриванской губернии с горой Арарат, с 1878 года входившие в Российскую империю. А еще под протекторат Азербайджанской ССР передавался бывший Нахичеванский уезд Эриванской губернии. При этом в статье о принадлежности Нахичевана была особая оговорка: «без права передачи третьей стороне», под которой, видимо, подразумевалась Персия.

2 апреля красные вошли в Ереван. В горы Автономного Сюника хлынули восемь тысяч беженцев и четыре тысячи активных участников восстания.

26 апреля Нжде обращается к шаху Ирана Ахмад-хану с просьбой принять на «земле гостеприимной Персии пятьсот человек интеллигентов: профессоров, инженеров, техников, учителей, врачей и юристов, оставшихся по милости большевиков без продуктов питания».

Татевская обитель становится пристанищем интеллигентов-скитальцев, бредущих к берегам Аракса. За отсутствием мостовой переправы их сажали на келаки, хлипкие плотики из козьих бурдюков, стянутых веревками. Одно неверное движение, и они могли перевернуться… И мучения эти длились целых два месяца, пока все 6598 человек не ступили на персидский берег.

26 же апреля парламент Автономного Сюника в Татеве созывает 2-й чрезвычайный съезд, и тот объявляет Сюникскую Республику независимым государством, в которое, кроме Зангезура, входят Вайоц Дзор, Нагорный Карабах и Гохтан, под названием Лернаайастан – Республика Нагорная Армения. 95 делегатов от 64 сел и составили парламент новой республики.

Нжде становится премьер-министром, министром иностранных дел и вооруженных сил Лернаайастана. Съезд объявляет Нжде, полковника Первой Республики, зораваром, то есть полководцем, и награждает его железным орденом «Орел Хуступа», учрежденным в честь неприступной горы в Капане.

Первым руку помощи Лернаайастану протягивает архиепископ Нерсес Мелик-Тангян (уроженец сисианского села Брнакот), глава епархии Армянской Церкви в Атрпатакане и Васпуракане. Из Персии в молодую республику идут продовольствие и оружие. Ко всему этому архиепископ передает еще две тысячи золотых иранских туманов.

Из дневниковых записей Нжде:

«Не успело назначенное мною правительство вернуться из Татева в Горис, как мне уже сообщили, что прибывшая из Еревана делегация желает вступить в переговоры с моим правительством.

Все эти дни советские газеты только и писали о том, что представители Ревкома Армении имеют полномочия ознакомить нас с двумя известными посланиями Ленина. В одном из них объявлялась амнистия всем противникам Советской власти, в другом содержалось предложение Зангезуру слиться с Советской Арменией».

Переговоры начались 12 мая в сисианском селе Каладжуг. Большевики настаивали, чтобы Нжде безоговорочно сдал Зангезур и оставил пределы края. Нжде внес встречное требование – признать независимость Республики Нагорная Армения.

Общего языка стороны не нашли.

28 мая Зангезур отмечал третью годовщину создания Первой Республики. Принял участие в торжествах и прибывший из Персии Врацян.

Из дневниковых записей Нжде:

«На рассвете с песнями и музыкой в столицу края Сюняц стали стекаться с гор народные дружины и многотысячная масса народу. К полудню в Горисе, над братской могилой павших от рук большевиков, вскинулся лес сабель, штыков и трехцветных знамен Сюника на древках… Зазвучали страстные речи. Были слезы печали и радости.

В тот день и простой солдат, и командир, и женщина, и мужчина, обуреваемы были тягостными мыслями о том, что «было бы ладно, если бы склады боеприпасов наши не пустовали. Мы, сражавшиеся за свободу и одолевшие врага, остались на сегодня даже без хлеба»… Сюник был горд, что выстоял и победил, но и печалился, что не может воспользоваться плодами своих побед».

1 июня в Горисе состоялось совместное заседание «Комитета спасения Родины» и Республики Нагорная Армения, на котором последнюю переименовали в Республику Армения. В премьер-министры выдвинули Врацяна, в военные министры – Нжде. Врацян убыл в Персию для сбора средств в помощь новой республике, да так оттуда и не вернулся.

Из дневниковых записей Нжде:

«Москва вряд ли переварит еще одну Армению. Приспичит, и большевики без колебания вновь призовут на помощь кемалистов».

Вторя этим настроениям, официальная советская пресса во всеуслышание заявляет о том, что Зангезур остается за Советской Арменией.

Из дневниковых записей Нжде:

«А вот и красноречивый документ, содержащий сделанные нам уступки со стороны Мясникяна (Александр Мясникян в начале мая был утвержден в должности предревкома, а с 21 мая – предсовнаркома Армянской ССР):

«13 июня 1921 г. Сим правительство Армянской Советской Социалистической Республики обращается к властям Зангезура – положить конец сопротивлению и признать единственно законную власть правительства Советской Армении». Декларация сулит нам «объединение и слияние всех земель нашей отчизны». Как видим, нам дают куда больше, нежели мы ожидали. Выходит, не зря пущено было в ход армянское оружие. «Ты вправе сам управлять на своей земле», – сказали карабахцу, лишив его в то же время права на присоединение с Арменией».

Мясникян делает еще одну попытку воздействовать на Нжде, теперь уже через архиепископа Мелик-Тангяна. Что до Нжде, то он ждет от Советской власти прежде всего правовых гарантий воссоединения Зангезура с Арменией. Давая понять, что от своего он не отступит, Нжде 15–17 июня подминает под себя Вайоц Дзор, куда к тому времени уже успели войти части армии Советской Армении. При этом Нжде предвидит, что без хлеба и оружия долго ему не продержаться.

Утратив контроль над Даралагязом, Мясникян и Геккер, теперь уже командующий Отдельной Кавказской армией, 20 июня поручают штабу армии разработать оперативный план окончательного захвата Зангезура. И Ереванская группировка Отдельной Кавказской армии тремя колоннами двинулась на Лернаайастан, последний бастион свободы на Кавказе, противостоящий империи Советов: от Веди к Кешишкенду, от Нахичевана к Ангехакоту и от Ордубада на Мегри. 26 июня не устоял перед ее натиском Вайоц Дзор. 30-го красные вошли в Сисиан. 2 июля пал центр края – Горис, 4-го – Татев, а затем и Капан.

Решалась в те дни и судьба Карабаха…

Убедившись воочию, что в Зангезур вошли и армянские части, что во всей этой лавине нет ни войск Азербайджана, ни кемалистов, Нжде, окончательно уверовав в то, что Мясникян и впрямь сдержал слово и Зангезур войдет в состав Армянской ССР, принимает, наконец, едва ли не самое трудное решение – покинуть родимый край.

Из дневниковых записей Нжде:

«Лично мне делать здесь больше нечего. Мне остается лишь сказать своему народу, что я непременно вернусь, если Азербайджан посмеет протянуть хищную лапу свою к Сюнику и урвать хоть что-то…

12 июля, утро. Передо мной река Аракс. Через час-другой буду на том берегу, на земле Персии. Не могу знать, доведется ли вернуться в родные края?! Прощай, мой героический народ!..

Покидая Армению, я взял с собой шкуру тигра, убитого моими воинами на армянском берегу Аракса – мое единственное вознаграждение. Кинжал Завал-паши – мой единственный военный трофей. Пусть положат в могилу мне на грудь не знавший поражений флаг Сюника и старый армянский словарь – единственное мое утешение в изгнании».

На плотик-келак Нжде и хмбапет Хнко запрыгнули последними… Видавший виды дневник выпал из кармана плаща Великого Армянина, и быстрые воды Аракса понесли его, чтобы спустя много лет прибить к берегу нашей памяти.

Гамлет Мирзоян

Edited by Pandukht

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0