HOB

Hazarapet
  • Content count

    1,417
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by HOB

  1. Письмо В.Н.Казимирова докладчику ПАСЕ по Нагорному Карабаху Д.Аткинсону Москва, 3 декабря 2004 года Уважаемый господин Дэвид Аткинсон, Вам пишет посол России Владимир Казимиров в связи с проектами документов ПАСЕ по Нагорному Карабаху (занимался урегулированием карабахского конфликта в самый острый период войны: в 1992-96 гг. был главой посреднической миссии России, полномочным представителем Президента Российской Федерации по Нагорному Карабаху, участником и сопредседателем Минской группы ОБСЕ от России, участвовал в прекращении военных действий и продолжаю следить за Карабахом). 1. Начну с роли России, которая никак не отражена в материалах ПАСЕ. Более того, пункт 6 проекта Резолюции предлагает выразить признательность сопредседателям Минской группы и личному представителю Действующего председателя ОБСЕ за их неустанные усилия, особенно за достижение прекращения огня с 12 мая 1994 года. Общеизвестно, что прекращение огня в Карабахе было достигнуто при посредничестве России, а не ОБСЕ (до 1995 года - СБСЕ). Россия ещё не была тогда сопредседателем Минской группы (Сопредседательство учреждено лишь полгода спустя - в декабре 1994 года). Пост личного представителя Действующего председателя учрежден ещё позднее. Так что ни ОБСЕ, ни Минская группа, ни личный представитель Действующего председателя ОБСЕ не причастны к установлению перемирия (нисколько не хочу умалить заслуг последнего в проведении с тех пор мониторинга режима прекращения огня). Совет Безопасности ООН в своих резолюциях 874 (1993) и 884 (1993) не стеснялся отмечать посреднические усилия России, а Будапештский саммит ОБСЕ (1994) сделал это трижды, выразил признательность за "решающий вклад Российской Федерации". Неужели эксперты, готовившие проекты документов для Докладчика ПАСЕ, не ведают этого или, несмотря на факты, предпочли не отмечать роль России в прекращении кровопролития в Карабахе и присвоили её ОБСЕ? Вряд ли такие неточности нужны ПАСЕ. Этого нельзя делать и потому, что сначала в ОБСЕ пытались даже игнорировать перемирие, достигнутое Россией (Постоянный комитет ровно через неделю, 19 мая 1994 года, принял такой документ, будто ничего не произошло). Справочники ОБСЕ упорно называют прекращение огня неофициальным. Желательно писать историю поаккуратнее, достоверно. 2. Важные международные документы по карабахскому урегулированию всегда готовились на сбалансированной основе, чтобы облегчить сторонам выход на компромиссы. Ни один из них не был столь односторонен - с креном в пользу Азербайджана, как Ваши проекты (ни в ООН, ни в ОБСЕ - возможно, лишь в ОИК, но это объяснимо). Необходимо учитывать особую чувствительность сторон конфликта к каждой детали. Вполне уместна тут клятва Гиппократа - "не навреди" переговорному процессу, ибо каждая сторона наверняка будет использовать любой перекос в своих интересах. Вполне понятны уважительное отношение к Вашему предшественнику - г-ну Терри Дэвису, а также короткий срок Вашей работы над Докладом. Но всё же основным ориентиром должно оставаться максимальное приближение к истине, к объективной оценке конфликта, недопущение перекосов и расхождений с ОБСЕ, занимающейся его урегулированием, что может привнести сумятицу, затруднить её работу. А этого пока не удалось избежать. 3. Одна из главных причин, видимо, в том, что мало учтены предистория конфликта, ход военных действий в 1992-94 гг., процесс урегулирования, отношение сторон конфликта к международным документам и миротворческим инициативам, а всё это повлияло на нынешнюю напряженную ситуацию. Многие проблемы в карабахском конфликте возникли по обоюдной вине сторон (и этнические чистки, и оккупации, и бурный рост числа беженцев и перемещенных лиц), а в Ваших проектах вина за это фактически сдвинута лишь на армянские стороны. Мне вовсе не надо оправдывать их, но необходима непредвзятая оценка линии всех сторон. Тем более, что как раз Азербайджан был основным носителем силового подхода к конфликту и той стороной, которая отвергала и отклоняет шаги, нацеленные на снижение напряженности. 4. Довольно опасны выборочные ссылки на основные международные документы (резолюции Совета Безопасности ООН, решения в системе ОБСЕ). Стороны охотно выхватывают из них лишь выгодное для себя, игнорируя всё остальное и уклоняясь от выполнения своих обязательств по ним. В проекте Резолюции говорится о резолюциях СБ ООН и решениях Хельсинкской дополнительной встречи Совета министров СБСЕ от 24 марта 1992 года, но замалчивается решение Будапештского саммита ОБСЕ от 6 декабря 1994 года - самое высокое и наиболее обстоятельное по переговорам. Будапешт и дополнил, и скорректировал Хельсинки. Два документа отличаются не только уровнем, но и временем их принятия. К марту 1992 года Карабах ещё не знал таких военных действий, как позднее. В документе Хельсинки даже нет понятия "конфликтующая сторона". Там были даны лишь контуры проведения Минской конференции (но Азербайджан выдвинул предварительные условия, чем блокировал её созыв, а затем проигнорировал и все призывы СБ ООН созвать конференцию). Будапештский саммит ОБСЕ прошёл после наиболее острой, военной фазы конфликта: главы 52 государств поручили не Минской группе, а её Сопредседателям провести переговоры между конфликтующими сторонами. На этой фазе мы и находимся - переговоры должны вестись не только между Арменией и Азербайджаном, а между конфликтующими сторонами, включая Нагорный Карабах (неслучайно в Будапеште говорилось не об обеих, а обо всех сторонах - см. пункт 6 Вашего проекта Резолюции). 5. В резолюциях СБ ООН и документах ОБСЕ (например, в заявлении Действующего председателя от 31 марта 1995 года и предложениях сопредседателей Минской группы ОБСЕ в 1997-98 годах) Нагорный Карабах то косвенно, то прямо признается стороной в конфликте (это отрицает только Азербайджан, не желающий - опять же вопреки призывам СБ ООН - входить в прямые контакты с этой стороной). В Ваших проектах Резолюции и Рекомендаций этот вопрос почти обойдён, конфликт сведён лишь к Армении и Азербайджану - это на руку Баку. (А в пункте 18 Доклада Вы верно излагаете эту проблему). В предварительном проекте Резолюции (пункт 9) правильный призыв к Баку установить контакты с представителями политических сил Нагорного Карабаха по статусу "смазан" включением в текст и азербайджанской общины Нагорного Карабаха. Сторона конфликта - Азербайджан, а не азербайджанская община Нагорного Карабаха. Между позициями Азербайджана и азербайджанской общины Нагорного Карабаха нет различий, её интересы отстаивает Баку. Не стоило бы использовать в ПАСЕ и азербайджанскую лексику, нарочито пренебрежительную в отношении армян Нагорного Карабаха - называть общиной его основное население (разве можно сказать "британская община Лондона", "азербайджанская община Баку", "русская община Москвы"?). 6. Проекты содержат ссылки на 4 резолюции СБ ООН, но акцент сделан лишь на требовании вывода оккупирующих сил. Остаётся в стороне весь комплекс требований этих резолюций, а главное - как стороны выполняли их, насколько своевременно и полно? Адекватно толковать эти резолюции можно лишь с учетом той обстановки, когда их принимали, и иерархии требований и призывов по смыслу. Все четыре резолюции приняты в самый разгар военный действий (апрель-ноябрь 1993 года). Поэтому естественно, что их главнейшим, стержневым требованием было прекращение огня, военных действий и враждебных актов. Мне, как никому другому, известны факты того времени. На протяжении этого периода и далее - до мая 1994 года, то есть более года руководство Азербайджана упорно игнорировало главное требование всех 4 резолюций и продолжало ставку на силовое решение конфликта, несколько раз нарушало прекращение огня, уклонялось от договоренностей об этом и от других миротворческих инициатив. Оно пошло на перемирие вовсе не ради выполнения резолюций СБ ООН, а перед угрозой полного поражения на фронте и потери власти. Хватало проблем и с армянами, но те всё же были гибче и конструктивнее. Это имеет самое прямое отношение к тяжким последствиям войны: захваты территорий, нарастание потока переселенцев и на совести руководства Азербайджана, а не только Армении и Нагорного Карабаха. Резолюция 853 требовала безоговорочного вывода оккупирующих сил, но в последующих резолюциях 874 и 884 уже не было этого cлова - не мог же СБ ООН "вознаграждать" одну из сторон за срыв своих резолюций! Красноречивы формулировки резолюции 884. Нельзя не учитывать, что вывод войск стал и был в итоге предметом переговоров между сторонами конфликта. 7. То, что Баку изначально пренебрёг выполнением самого главного требования всех резолюций СБ ООН, не могло не сказаться и на выполнении других требований, в том числе армянскими сторонами, вело к невыполнению этих резолюций в целом. Ваши проекты в основном построены на том, что армяне (те и другие) не выводят оккупационные силы, настаивая сразу на "пакетном" урегулировании. Это верно. Но столь же верно, что руководство Азербайджана фактически не выполнило ни одного требования или призыва четырех резолюций СБ ООН. Не выполняет оно и сейчас целый ряд требований и призывов. Более того, вопреки им, требует, чтобы Турция сохраняла блокаду Армении, регулярно угрожает заново решить конфликт силой, не раз отвергало меры доверия, потворствует антиармянской истерии в Азербайджане, но об этом ни слова. Баку и сейчас явно "опережает" Ереван и Степанакерт по этим негативным проявлениям, а Ваши проекты в лучшем случае ограничиваются призывами к сторонам "на равных". 8. В пункте 3 Вашего Доклада отмечено, что оккупировано 8 районов Азербайджана за пределами Нагорного Карабаха. На самом деле - 7 районов (5 полностью и 2 частично). В проектах говорится лишь об оккупированных землях Азербайджана, но есть и армянские земли под азербайджанской оккупацией (например, Арцвашен или Башкенд). 9. Вызывает сомнения идея создания при ПАСЕ комитета ad-hoc по Нагорному Карабаху. Конечно, это дело ПАСЕ, но стоит ли создавать структуры, параллельные Минской группе ОБСЕ? Ведь стороны так и будут выискивать разницу в позициях двух или более структур, чтобы использовать это, по меньшей мере, в пропаганде, которая сейчас играет вредную роль по "обе стороны баррикад", мешаeт урегулированию. Есть в проекте и ряд положений, не совпадающих с тем, как данные вопросы рассматривались в переговорном процессе в рамках ОБСЕ. Немало замечаний и по ряду пунктов Ваших документов, но не буду входить в детали. Если потребуется, готов сообщить их конкретно по пунктам. 10. В названии Ваших проектов есть некий дубляж, подобие тавтологии. Формула "конфликт, которым занимается Минская конференция ОБСЕ" имела целью устранить спор сторон по названию конфликта (одна сторона не хотела называть его нагорно-карабахским, только армяно-азербайджанским). Если Докладчик называет конфликт нагорно-карабахским, то нет нужды в том "эвфемизме". Тем более что Минской Конференции не было и пока нет. Уважаемый господин Дэвид Аткинсон, Цель этого письма вовсе не в том, чтобы перебросить на Баку вину за нерешённость карабахского конфликта. Но ввиду крена Ваших проектов в одну сторону, мне пришлось показывать, что дело не столь однозначно, намного сложнее - виноватых в нынешнем тупике больше. Уверен, что такая авторитетная организация, как ПАСЕ, могла бы более взвешенно подойти к проблемам урегулирования конфликта в Карабахе. С самыми добрыми пожеланиями Владимир Казимиров. http://www.regnum.ru/news/377666.html
  2. 83 ГОДА НАЗАД Интервью с академиком НАН РА Грачиком СИМОНЯНОМ по поводу очередной годовщины договора, заключенного между Советской Россией и кемалистской Турцией 16 марта 1921 года - Какова была политическая ситуация в Армении и вокруг нее накануне российско-турецкой московской конференции 1921 года? - Воодушевленные прозвучавшими с трибуны Первого съезда народов Востока, состоявшегося в Баку в начале сентября 1920 года, угрозами в адрес государственности армянского народа и призывами уничтожить "империалистическую Армению", кемалистские милитаристы в конце того же месяца, получив политическую поддержку и военно-техническую помощь от Советской России, начали войну против Армении. Армянская армия терпела поражение за поражением, и турки, захватив уже значительные территории Армении, начали наступление на Ереван. Враг намерен был сокрушить новосозданную независимую армянскую республику, уничтожить только-только вырвавшийся из клещей голода и эпидемий народ. В итоге Турция навязала Армении грабительский Александропольский договор. Установление советской власти в Армении спасло остатки армянского народа от угрозы полного физического уничтожения. Итоги турецко-армянской войны 1920 года, то есть захват турками армянских земель, должен был быть "узаконен" на совместной конференции правительственных делегаций РСФСР и Турции, которая должна была состояться в Москве. На конференции должны были получить свое решение и пограничные проблемы между другими закавказскими республиками. Турецкая правительственная делегация, отбывшая в Москву для ведения переговоров, еще была в пути, когда 12 февраля Сталин писал Ленину о том, что Чичерин предъявил туркам "провокационное" требование очистить Ван, Муш и Битлис в пользу Армении. Это требование не может быть нашим, считал Сталин и требовал запретить Чичерину посылать туркам ноты, написанные под диктовку националистически настроенных армян. В свою очередь Н. Нариманов в письме к Ленину от 16 февраля 1921 года требовал на предстоящей конференции вовсе не считаться с Арменией и максимально удовлетворить требования турок относительно армянских земель во имя укрепления Советской власти. "Если хотим Азербайджан удержать за собой, мы должны с ангорцами заключить крепкий союз во что бы то ни стало". Армянская делегация, возглавляемая наркомом иностранных дел Александром Бекзадяном, прибыла в Москву, ничего не зная о плетущемся за спиной Советской Армении заговоре. В этой ситуации для достижения какого-либо результата требовались сверхчеловеческие усилия. Турецкая делегация до начала конференции несколько раз побывала в Наркомате иностранных дел РСФСР, имела встречи с наркомом Г. Чичериным и его заместителем Л. Караханом. Не добившись ожидаемого результата, члены делегации начали лихорадочно искать другие пути. Для них стало большой неожиданностью известие о том, что в открытии конференции и ее работе примет участие Сталин. Хорошо зная позицию Сталина в Армянском вопросе, турки попросили у него аудиенцию. В ночь с 22 на 23 февраля 1921 года они встретились со Сталиным. Али Фуад Джебесой, член делегации и первый посол Турции в Москве, в своей изданной в 1955 году в Стамбуле книге "Московские воспоминания" свидетельствует, что во время встречи они спросили у Сталина, будет ли обсуждаться на конференции Армянский вопрос. Нарком по делам национальностей ответил: "Вопрос Армении вы решили сами. Если еще осталось что-то нерешенное, это тоже решайте сами, но поставьте нас в известность об окончательном сроке". - Как проходила работа конференции? - Конференция делегатов России и Турции начала свою работу 26 февраля 1921 года. От правительства Советской России в ней принимали участие Георгий Чичерин и член Всероссийского ЦИК Джелал-Эддин Коркмасов, от правительства Великого национального собрания Турции - нарком народного хозяйства Юсуф Кемаль бей, нарком просвещения Риза Нур бей, посол Турции в Москве Али Фуад паша. С самого же начала события стали развиваться благоприятно для турецкой делегации, которая в своих требованиях переходила все разумные пределы. Турки заявили, что не желают вести переговоры с возглавляемой Бекзадяном делегацией, несмотря на то, что основным из обсуждавшихся на конференции вопросов был вопрос национальных территорий Армении. Предложение поддержал Сталин, а Чичерин не осмелился возразить. Для смягчения впечатления от столь откровенного цинизма, с согласия сторон, делегация Азербайджана также не приняла участие в конференции, да это ей и не было нужно. Так, конференция четырех государств - России, Турции, Азербайджана и Армении была объявлена российско-турецкой. Это было грубым попранием элементарных норм международного права, беспрецедентным в истории дипломатии. Обсуждались вопросы, относящиеся к отсутствующему на конференции государству, - национальных территорий Советской Армении, судьбы армянского народа, не спрашивая мнения ревкома республики и не имея на это его полномочий. Не было учтено, что в этот момент Армения была независимой советской республикой (СССР еще не был образован, и независимые эти республики при решении внешних вопросов обладали широкой самостоятельностью). В ходе переговоров Чичерин, хотя и довольно робко, продолжал настаивать на своей точке зрения, требуя от турок уступить Армении районы Вана, Битлиса, Муша и территории, захваченные в 1920г. Сталин безоговорочно защищал турок, которые не имели никакого намерения уступать Армении хотя бы пядь земли. В последние дни переговоров Чичерин уже не настаивал на своей точке зрения. - Каковы основные итоги конференции? - 16 марта 1921г. делегации правительств РСФСР и Турции за закрытыми дверями подписали договор "О дружбе и братстве". В договоре Западная Армения конкретно ни разу не была упомянута, так как считалось, что этот вопрос Турция уже окончательно и бесповоротно решила. Первой статьей договора был ратифицирован захват армянских земель во время турецко-армянской войны 1920 года. К Турции отошли вся Карсская область и Сурмалинский уезд, хотя последний и не был занят турецкими войсками. 3-й статьей от Армении был отчужден Нахичеванский край. К нему был присоединен Шарур и была образована автономная территория под протекторатом Азербайджана "при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству", понимая под ним Советскую Армению. Согласно договору от 16 марта 1921 года, Советская Республика Армения утратила более 25 тыс. кв. км своей территории. Причем 19.915 кв. км захватила Турция, а оставшиеся 5.5 тыс. кв. км, то есть Нахичеван-Шарур, достались Азербайджану. О решениях конференции армянской делегации сообщили лишь после ее окончания, как об уже свершившемся факте. Ее руководитель А. Бекзадян, выполняя поручение правительства Армении, выступил от его имени с письменным заявлением, обвинив делегацию России в незаконной и недостойной распродаже армянских территорий. Злополучный договор от 16 марта 1921 года - поразительное свидетельство аморальности и бесчеловечности обеих подписавших его сторон. Опьяненным кровью армянского народа туркам удалось сделать очередной шаг в осуществлении своих пантюркистских планов, а советская власть, родившаяся под лозунгами гуманизма и справедливости, допустила крупную и непростительную ошибку, приведшую к ограблению армянского народа, веками делившего с русским народом горе и радость. Советская дипломатия 16 марта 1921 года пожертвовала провозглашенными ею же принципами, действовала в интересах лишь сиюминутного политического капитала, голого прагматизма. Прошли многие годы и десятилетия, но боль утраты территорий Родины в сердцах армян не ослабела, они не забыли унижения, которым были подвергнуты 16 марта 1921 года. Между тем власти Армении до сих пор не дали официальной политической оценки заключенной в тот день грабительской сделке. А армянский народ давно ждет этой оценки. Беседу вел Д. АРУТЮНЯН http://www.golos.am/2000/march_2004/16/index_march16.html ------------- Текст договора: http://www.genocide.ru/russiat.html
  3. Операция "Кольцо"
  4. Полностью здесь: http://armenianhouse.org/yengibarov/fictio...lastround1.html http://armenianhouse.org/yengibarov/yengibarov-ru.html ========== Леонид Енгибаров. ПОСЛЕДНИЙ РАУНД Несколько слов о Ереване Однажды в Ереван, когда с гор спустилась осень и улицы города стали коричнево-золотистыми, приехал клоун. Не знаю, может быть, он влюбился в длинноногую и смуглую девчонку, а может, это сказка... Но правда, что он уехал с глазами, полными осенних дождей. Горы Выжженная солнцем долина в горах. Желто-серые скалы выше становятся фиолетовыми, искрящимися на солнце драгоценными вершинами. Я и горы. Только горы и я. Мудрые вечные горы, окружающие меня со всех сторон, закрывающие от остального мира, оставившие только голубую льдинку неба и флейту - ручей. Мудрые горы. Дают человеку звенящее одиночество, чтобы он понял: один он никто... Долина Я живу в уютной долине Арарата. Долина эта, как чаша, края которой - горы. Я живу в ладонях земли. Я живу в израненных ладонях АБОВЯНА. Обыкновенное – необыкновенно Весной Ручеек выбился из-под горы и понесся, журча, вниз по лужайке. - Я самый-самый, - запел он, хотя что это такое, еще не знал. Ручеек был молод и мог стать любимым, даже самым-самым. Перед ним был огромный лес, за которым - поле, потом опять лес и опять поле, деревни и города и много еще чего удивительно красивого и трудного на земле, по которой так легко скакать, потому что она покатая, покатая... А чтобы не погибнуть и добраться до прекрасного синего моря, нужно пробиваться через бурелом, выдерживать засуху, поить людей и животных, вертеть мельничные колеса, быть храбрым водопадом, сливаться с другими и идти к Морю... - Нет, - подумал Ручеек, - я самый необыкновенный! И свернул к большой Реке. Он незаметно юркнул в нее и спокойно поплыл вместе с ней к Морю. А она, широкая душа, даже и не заметила... Она тащила корабли, давала свет, стерегла карасей и сомов от рыболовов и кошек. Да мало ли у нее было забот... Так прошли весна, лето, наступил сентябрь, и Река разлилась - впереди показалось Море. Тут Ручеек отскочил в сторону и зазвенел: - Я самый необыкновенный: я пробился к Морю! Но вдруг увидел, что таких «необыкновенных», которые прятались в Реке, очень много... А все почести, мосты и набережные люди отдали Реке, которая делала обыкновенные нужные на земле дела. Обыкновенные. И вообще, обыкновенное - необыкновенно. Нет и Да Я над пропастью между Нет и Да. От твоего Нет я иду к своему Да по тонкому канату, сплетенному из желаний, робости и любви. Он дрожит и качается, а надо мной бездонное Одиночество и Да, которое казалось таким заманчиво близким. Теперь кажется недоступным. Но я иду, балансируя тяжеленным шестом - Гордостью. И старый добрый вальс Надежды, который всегда звучит при исполнении сложных номеров, придает мне силы. Я иду, стараясь не смотреть вниз и не думать, что вдруг, пока я иду к твоему Да, кто-то уже поднялся к тебе, подставив для этого лестницу Благополучия. Мне все труднее и труднее, меня качает ветер отчаяния и когда он становится невыносимым, ты вдруг совершенно неожиданно сама устремляешься ко мне. Я роняю тяжелый шест. Ты обнимаешь меня, и мы падаем, или летим - какая разница - на одну из ярких звезд, что ждут нас включенные в ночной бесконечности августа. - Милый, - говоришь ты, гладя мои волосы, -разве можно было так рисковать, ты мог бы сорваться в ужасное Одиночество. Глупый, зачем все это? - Но ведь ты сама сказала вначале Нет, и мне пришлось смертельно рисковать. - Разве сказала? - удивляешься ты, - я что-то не помню. Тональность Эту правдивую историю мне рассказал слепой музыкант на краковском бульваре. Ах, как часто наша быстротечная жизнь зависит от одного слова, взгляда... Вам, мой дорогой читатель, я думаю, не надо объяснять, кто такая королева Ядвига? Я так и предполагал. Ну, а кто такой шут Алекс, блиставший при лучших дворах Европы? Ладно, ладно, верю. Итак, случилось это в замке королей Ягейло. Что бы вы сделали будучи на месте Алекса, если бы вам, после концерта, на котором вы блистали, самая неприступная красавица, королева Ядвига, сделала ресницами вот так? Этот знак и доныне в моде, но первой, как утверждают историки, им овладела Ядвига (а уж ее придворные историки, без сомнения, самые объективные). Алекс был молод и красив. Не верьте, будто шуты были горбатыми и уродливыми. Ох уж эти мне историки... Нет и еще раз нет. Лучшие клоуны - Алекс же был лучшим из всех -всегда были гибкими и стройными, мимами и акробатами, острыми на язык и быстрыми на удар шпаги. Далеко за полночь кончился бал в старинном замке королей Ягейло. Разошлись по отведенным покоям гости, разъехались ближние соседи. Алекс сделал то же самое, что сделали бы и вы: придерживая у бедра кинжал, он тихо пробрался по анфиладам полутемных комнат в покои королевы. Королева, вся в белом, воздушном (волосы, плечи, свечи, зеркала - это постарайтесь представить себе сами), повернулась на тихие шаги Алекса и... Нет, вы не угадали. Она взволнованно выдохнула: - Охрана! Алекс вздрогнул и быстро исчез, как и появился. На этом кончилась блистательная карьера клоуна Алекса. Королева не могла простить, что он, с его тонким музыкальным слухом, не понял ее, она же сказала: - Ах, рано!.. Да, чуть было не кончилась карьера Алекса, но он был человеком творческим и быстро освоил новую тональность. Это было давно, но ничего в этой истории не выдумано, да и зачем. Лестница Однажды я встретился с лестницей. Это была лестница, ведущая вверх, по которой так часто скатываются вниз. Мы долго беседовали с ней, и я многое понял из ее рассказов. Ошибаются те, кто думает, что главное в жизни человека - дороги. Нет, главное - лестницы, по ним мы поднимаемся и спускаемся (не всегда и не все самостоятельно), по лестницам мы карабкаемся, а иногда счастливо взбегаем, перепрыгивая через две ступеньки к прекрасным мраморным площадкам успеха, порой таким непрочным. Оттуда мы больше видим, и все видят нас. После чего очень важно бывает определить, стоит ли подниматься выше и по какой лестнице, или лучше вызвать лифт и передвигаться то вверх, то вниз, в зависимости от механизма моды, общественного мнения, да мало ли чего, что управляет капризным лифтом. Есть еще любители взбежать, отдав все силы сердца и мозга, на самый верх самых коварных и шатких лестниц, а оттуда съехать по перилам, испытывая наслаждение от оваций за безрассудство и храбрость. Здесь есть опасность не удержаться в конце и шлепнуться, но у того, кто спускается по перилам такой лестницы, дух захватывает и кружится голова. А аплодирующие? Они же собираются не ради падения. Да, главное в нашей жизни - лестницы, потому что ведь в конце любая дорога - это та же лестница, только вначале незаметная. И особенно опасны кривые, когда из-за поворотов не чувствуешь, что опускаешься все ниже и ниже. Вот что рассказала мне старая лестница, ведущая вверх, которая очень страдала, когда по ней скатывались вниз. Не обижайте лестницы! Художнику Дорога - это единственное, что тебе никогда не изменит. Наскучит уют, остынет любовь, и останется только Дорога, и где-то далеко впереди - Надежда, что будет любовь, покой... А сегодня ты снова в Дороге, и с тобой снова Тревожность. И не лги себе: без нее ты не можешь. Любовь и покой - это только мираж, без которого не бывает Дороги. Сердце (В Ереване) К художнику пришла старость. Стало болеть сердце. Художник вышел из дома, поправил длинные пряди седых волос и, прищурив глаза от солнца, пошел к своему другу каменщику. - Здравствуй, Акоп, - сказал художник, - мы дружим с тобой много лет и многое знаем, ты - о камне, я - о человеческом сердце. Людские сердца бывают самые разные. Бывают чистые, как горный хрусталь, бывают драгоценные, излучающие свет, как рубин, бывают твердые, как алмаз, или нежные, как малахит. Я знаю, есть и другие, пустые, как морская галька, или шершавые, как пемза. Скажи, мастер, из какого же камня мое сердце? Каменщик раскурил трубку и ответил: - Твое сердце из туфа. Ты не должен печалиться, что оно не такое твердое, как алмаз. Туф - редкий камень, он дает людям тепло, а болит твое сердце потому, что туф ранимый и все невзгоды оставляют на нем свои следы. Туф - это камень для тебя, для художника. Они еще долго сидели, глядя на город, раскинувшийся перед ними, прекрасный, туфовый, хранящий в своих строениях сердца его создателей - каменщиков и художников. Кабачок Старость В конце длинной дороги Жизни есть маленький кабачок Старость. Там приятно попивать сухое вино, вытянув усталые ноги к каминной решетке. Сюда часто забегают пропустить свой первый стаканчик и набраться мудрости те, у кого вся дорога впереди. И надо следить за собой и не хватить лишнего, чтобы не наболтать, им чего - про ветер и бури, а то они, чего доброго, не выйдут отсюда. Как смешно они сейчас петушатся, не зная, что дорога до этого кабачка страшна, порой опасна. А им сейчас все нипочем. Так думали старики, что сидели в кабачке, согревая кости, ожидая, когда придет дремота, и можно будет снова и снова хоть в мечтах - отправляться в дорогу. Звездный дождь Я подарю тебе звездный дождь. В жизни каждого человека бывают звездные дожди, чистые и удивительные: если не дни, то хоть редкие часы, полные звездного света, или хотя бы минуты, пусть даже мгновения, бывают, обязательно бывают, стоит только вспомнить... Помнишь, когда ты совершила самый гордый поступок... День и час, когда ты увидела человека, ставшего самым любимым... Миг восторга от встречи с искусством... Счастливые минуты смеха, развеявшие горе и боль... И многие-многие, сверкнувшие прозрением мгновения нашей жизни люди называют звездными. Я дарю тебе звездный дождь. Взгляни, его капли я принес тебе в ладонях.
  5. Исторические фальсификации с политической подоплекой Авторы: Михаил МЕЛЬТЮХОВ, кандидат исторических наук, Алла ТЕР-САРКИСЯНЦ, доктор исторических наук, Георгий ТРАПЕЗНИКОВ, доктор исторических наук, профессор, академик МАИ ООН Москва, 1999, ISBN 5-7820-0060-0 Сокращеный вариант данного материала был опубликован 22 июля 1998 года в приложении “Содружество” (N 7) к “Независимой газете”. Текст брошюры сопровожден приложениями – таблицами динамики численности населения АОНК/НКАО, АзССР, АрмССР и Нахичеванской АССР. Также содержится обзор истории Нагорного Арцаха, текст письма руководства НКР Генеральному Секретарю ООН (17.08.1997) с приложением данных о беженцах, перемещенных лицах и занятых в ходе боевых действий территориях в Нагорном Арцахе и Азербайджане. Приводится полный список использованной литературы. Предоставлено Сумгаит.инфо представительством НКР в Москве. Содержание: 1. Введение. Исторический обзор. Фальсификация истории Закавказья 2. Динамика численности населения АОНК/НКАО в 1923-1989 гг. 3. Динамика численности и национального состава населения Азербайджанской ССР, Нахичеванской АССР, Нагорно-Арцахской АО и Армянской ССР в 1959-1979 гг. 4. Письмо Генеральному Секретарю ООН, Кофи Аннану, от и.о. президента НКР Леонарда Петросяна 17 августа 1997 года, с приложением "Данных о беженцах, перемещенных лицах и занятых в ходе боевых действий территориях в Нагорном Арцахе и Азербайджане" 5. Список использованной литературы
  6. ПО ГЛУБИНЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ТРАГЕДИИ СОБЫТИЯ ТРИНАДЦАТИЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ В СЕЛЕ МАРАГА МАРТАКЕРТСКОГО РАЙОНА НАГОРНО-КАРАБАХСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ЗАНИМАЮТ ОСОБОЕ МЕСТО СТЕПАНАКЕРТ, 11.04.05. АРМИНФО. По глубине человеческой трагедии, степени жестокости, количеству лиц, подвергшихся насилию и взятых в заложники, события тринадцатилетней давности в селе Марага Мартакертского района Нагорно-Карабахской Республики занимают особое место. Как сообшает корр.АРМИНФО, 10 апреля 1992 года в результате нападения со стороны частей регулярной армии Азербайджана село было основательно разрушено. По разным данным от 53 до 100 мирных жителей были зверски убиты, в том числе 30 женщин, 20 из которых - преклонного возраста. Их тела были изувечены, обезглавлены, расчленены, сожжены. 53 мирных жителя были взяты в заложники, среди них 9 детей, 29 женщин (около 3 десятков заложников были умершвлены уже в азербайджанском плену). Спустя 2 недели Марага подверглась повторному нападению, население было депортировано, дома разграблены, многие из них сожжены. Депортация жителей сопровождалась актами насилия, издевательствами. Наблюдатели отмечают события в Мараге еще и в том плане, что насилие над мирным населением совершалось в рамках военной операции конкретной воинской частью. Не случайно, многие заложники затем оказались в частных домах у служащих МВД, МО, ОМОН и др. Судьба многих заложников неизвестна до сих пор. Посетившая место трагедии баронесса Керолайн Кокс была потрясена увиденным до глубины души. "Они не из человеческого рода", - так отозвалась баронесса об азербайджанских омоновцах, совершивших резню. Очевидица событий Седа Погосян рассказывает, что за несколько дней до нападения на Марагу со стороны соседнего Тартара (Мирбашир) слышались беспрерывные выстрелы и взрывы снарядов. "Женщины, старики и дети прятались в подвалах и блиндажах. На третий день - 10 апреля 1992 года - азербайджанцы вошли в Марагу. Несколько человек подошли к блиндажу, где находились и я с невесткой Марине и двумя малолетними внуками - 4-х летним Кареном и 2-х летним Вигеном. Азербайджанцы приказали выйти. Первым по ступенькам поднялся старик Саша, за ним Ася и Забел. Как только человек показывался из блиндажа, его тут же убивали. Невестка, оставив детей мне, также поднялась по ступенькам. Азербайджанец, занесший нож для удара, остановился и стал срывать с нее драгоценности. Затем разорвал платье на ней. Она бросилась бежать, азербайджанец за ней. Выход из блиндажа был свободен. Люди кинулись наверх. Их заметили азербайджанцы, занятые грабежом и кинулись убивать - топорами, ножами, косами. Сразу были зарезаны Мася и Рубен Ананяны. Я увидела, как убегает от палачей сестра невестки - Карина." Седу Погосян ударили по голове и выхватили из рук внука Вигена. Она мертвой хваткой вцепилась в Карена, которого также пытались отнять. Ее били по голове, кровь залила глаза, рот. Топором ударили по рукам женщины. Чудом уцелевшая Седа Погосян попала в заложники в азербайджанскую семью. Через 2 года и месяц она была обменена. ----- Интервью с баронессой Кэролайн Кокс.
  7. Об авторе. Карп Иосифович Карапетян долгие годы был одним из руководителей контрразведки КГБ Армениию Публикуемый материал – отрывок из книги воспоминаний чекиста, которая готовится к изданию в Москве. ----------------------------- В тот день я приехал в комитет позже обычного: провожал тещу в аэропорт. Едва вошел в вестибюль, как дежурный сообщил, что меня с утра разыскивает председатель. Я поспешил в приемную. Председателем КГБ Армении тогда работал генерал Георгий Арташесович Бадамянц, опытный чекист и умелый руководитель. Я знал его еще с начала пятидесятых по работе в Риге. В приемной я столкнулся с моим непосредственным начальником и близким другом полковником Оганесом Далаляном. - Не знаешь, почему шеф вызывает? – спросил я, но ответа услышать не успел, помощник открыл дверь в кабинет. Генерал широким жестом указал нам на кресла. - Ты, говорят, хорошо знаком с Замановым? – обратился он ко мне. Полковник Заманов тогда был председателем КГБ Нахичеванской АССР, бывшей армянской территории, сталинскими приспешниками отданной Азербайджану. «Братская» национальная политика азербайджанского руководства привела к массовому оттоку армян с родных мест. И сегодня исконно армянский Нахичеван со своими плодородными землями и субтропическим климатом стал бесспорной азербайджанской территорией. С Замановым я познакомился во время отдыха в санатории в Кисловодске. Так получилось, что я, моя женой Грета Ивановна и Заманов с женой оказались за одним столом в столовой. Мы подружились, и почти все свободное время проводили вместе. Заманов был интересным человеком, остроумным и неглупым. Он часто подтрунивал над моей супругой и ее любовью вкусно поесть. После возвращения с отдыха наша дружеская связь не прерывалась. Несколько раз он по делам приезжал в Ереван, и мы встречались на службе. Бывал он и у меня дома. В свою очередь Заманов неоднократно приглашал и меня с супругой побывать в Нахичеване, но мы не разу не воспользовались его приглашением. Все это я рассказал Бадамянцу. Он одобрительно кивнул и сказал: - Сейчас я соединю вас по спецсвязи и ты скажи, что хочешь с Оником, - генерал повернулся в сторону Далаляна, - посетить Нахичеван. Разумеется, вместе с вами поедут и жены. Я поговорил с Замановым и мы договорились о встрече. Он был, по-видимому, действительно рад моему приезду. - А теперь перейдем к делу, - генерал взял со стола тоненькую папку и передал ее Далаляну: - Вчера меня вызывал первый секретарь ЦК компартии Армении Антон Ервандович Кочинян. Он попросил отправить в Нахичеван опергруппу, чтобы зафиксировать акты вандализма, имевшие место на армянских кладбищах Джуги и некоторых других армянских поселений. Вам нужно сфотографировать оскверненные надгробья, разбитые хачкары и другие, разрушенные азербайджанцами армянские святыни. Здесь карта с указанием интересующих нас мест. Поедете на «Мерседесе». С подарками Заманову и его супруге. Через пару дней, по распоряжению генерала нам выделили находившуюся в гараже КГБ конфискованную у какого-то спекулянта автомашину «Мерседес». Машина была загружена армянскими коньяками, эчмиадзинской кюфтой, зеленью и севанской форелью. Мы вчетвером расположились в просторном салоне и тронулись в путь. Мне было не очень уютно, так как приходилось всю дорогу «присматривать» за огромным тортом, испеченным супругой Далаляна Еленой Ивановной, известным в нашем кругу кондитером. Заманов со свитой встретил нас в Норашене, на армяно-азербайджанской границе. Оттуда мы на нескольких машинах мы продолжили путь, и мне удалось передать торт одному из помощников хозяина. Вечером, после банкета, устроенного в нашу честь, я сообщил Заманову, что Оник Далалян хотел бы воспользоваться случаем и разыскать могилу деда, похороненного по семейному преданию на армянском кладбище в Джуге. Отец Далаляна на самом деле был выходцем из Нахичевани, поэтому моя просьба разрешить нам поездку в погранзону, гда располагается Джуга, не вызвала подозрений. Заманов вызвался сопровождать нас. Мы искали могилу деда среди заброшенных и разрушенных армянских церквей, среди заросших бурьяном армянских могил, среди кладбищ, на которые уже никогда не ступит нога потомков тех, кто здесь покоится. Мы искали могилу среди десятков разграбленных и оскверненных надгробий, среди запачканных и разбитых хачкаров и не могли найти. С большим трудом и с дрожью сердца я сделал первые снимки. В основном мы с Далаляном фотографировали себя, жен и сопровождающих нас азербайджанцев на фоне всей этой картины. Несколько фотографий я попросил сделать азербайджанских коллег, чтобы не вызвать подозрений. Заманов и его подчиненные внимательно следили за нами, даже снимали всю поездку на кинокамеру. Возможно, они нас в чем-то заподозрили, но не помешали доставить отснятые пленки в Ереван. В фотолаборатории комитета умелые специалисты увеличили фон, выделив нужные детали и объекты, изготовили множество фотографий, свидетельствующих о том, что разграбление и уничтожение армянских святынь не досужий вымысел, а факт. Через несколько дней, находясь в Москве, Кочинян положил снимки на стол главному идеологу страны, секретарю ЦК КПСС Михаилу Суслову. Суслов страшно разозлился. Наорал на Кочиняна и обвинил его в разжигании межнациональной розни. Еще через пару лет Кочинян по настоянию того же Суслова был снят со своей должности. Думаю, что среди «преступлений» Кочиняна фигурировали и наши фотографии. http://www.noev-kovcheg.ru/article.asp?n=39&a=26
  8. ЧУДОТВОРЕЦЗамечательный поэт ХХ века Паруйр Севак называл Григора Нарекаци- "солнцем армянской словесности, лезвием меча самосознания у того народа, который почти всегда защищается и почти никогда не атакует.". Поколение за поколением читали, переписывали, комментировали и изучали поэму. Список "Песнопений" хранился чуть ли не в каждом армянском доме.Андрей Полонский-Жизнь и поэзия Григора Нарекаци
  9. Был месяц май. Был Сардарапат, Баш-Апаран, Караклис...28-го мая страна отметит День Первой республики. 85-й. История этого государственного образования охватывает крошечный отрезок армянской истории — с 1918-го до прихода XI Красной армии. Есть что-то глубоко трагическое в этом коротком, как мгновение, сроке, в том состоянии, в котором оказались тогда народ и новообразованное государство, и в том отчаянном героизме, который был проявлен не только для того, чтобы защитить Родину от смертельной опасности, но и чтобы обогреть и накормить сотни тысяч сирот и даже подумать о будущем, большом будущем. Глубоко символично, что после веков пребывания в чужих империях народ выстроил, выстрадал свою новую государственность, свою новую столицу.Историю не переделаешь. Она такова, какова есть. Мы не знаем, “что было бы, если бы”, но факт налицо — залечили ужасающие раны. И вот новый этап армянской государственности. Третья республика. И вновь немало проблем, правда, других, гораздо меньших. А усвоить уроки прошлого мы попросту обязаны... День Первой республики... Был месяц май при Аварайре. На последний месяц весны “пришлась” героическая самооборона Вана в 1915. Через три года все в тот же май бились и побеждали армяне под Сардарапатом и Баш Апараном. Хроника освобождения Шуши и Лачина в майском календаре новейших времен... В жестокой упорной борьбе завоевывал армянский народ свою свободу, независимость и первое через 500 с лишним лет государство. Но известна ли нам истинная суть этих “хрестоматийных событий”? В любом случае без понимания прошлого нет ни настоящего, ни будущего. По крайней мере этого девиза придерживается доктор военных наук, писатель и историк Гайк АЙРАПЕТЯН, который предлагает свое видение и знание тех майских дней. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ 15 мая 1918 года ферик, или главком турецкой армии на Кавказском фронте, нарушив перемирие, двинул войска на Армению. Начав войну, турки преследовали давнюю цель — создание великого Турана. Для этого им необходимо было прорваться в Баку и разгромить бакинских коммунаров. Затем они намеревались с помощью местных мусульман захватить Северный Кавказ и вторгнуться в Среднюю Азию. Попутно же османы рассчитывали окончательно решить “армянский вопрос”, полностью истребив неугодный их аллаху народ. Для достижения своих далеко идущих планов турки еще в феврале направили в Гянджу сотни переодетых офицеров, которые принялись за формирование мусульманских батальонов. Эти соединения должны были ударить по тылам армян через Шамшадин, Каравансарай (Иджеван) и Дилижан. Развернули активную деятельность турецкие агенты и местное духовенство также в восточных районах Грузии, где компактно проживали кавказские татары, то бишь азеры. Сюда срочно перебрасывалось стрелковое оружие и боеприпасы. Конечно же, армянское руководство знало о происках врагов и предпринимало ответные шаги. В составе войск Бакинской Коммуны действовали армянские соединения: стрелковая бригада полковника Амазаспа, отряд Мурада Себастеци, группа полковника Аветисяна. С большим трудом в Баку пробились генерал Ованес Багратуни из Санкт-Петербурга, знаменитый Ханасори Вартан из Арцах(карабах)а, лидер дашнаков Ростом из Тифлиса, хмбапет Сепух из Еревана, несколько полковников из Туркестана. Не без ведома Степана Шаумяна армянские части готовились к наступлению на Гянджу... Этими действиями главком армянской армии спарапет Товмас Назарбекян обеспечивал свой тыл от предательского удара. Однако на главном направлении силы были слишком уж неравные. В живой силе турки превосходили армян в 5 раз, по артиллерии — в 7. Против ударной группы войск “Карс” в составе двух армейских корпусов под командованием Шевки паши армяне могли противопоставить лишь две стрелковые дивизии, группу Андраника и несколько добровольческих формирований. Требование же спарапета о спешном пополнении армии не нашло должного отклика среди политического руководства. Армянский национальный совет, действующий в Тифлисе, был уверен, что турки не нарушат условий Брестского договора. Не в первый раз сила и вероломство врага оказались могущественнее буквы протокола... ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ Итак, 15 мая после мощной артподготовки турецкие войска перешли в решительное наступление в районе Александрополя. Попытка армян укрепиться на Джаджурском перевале не удалась. Противник из Карса вызвал звено аэропланов. Опытные немецкие летчики сбросили сотни авиабомб. Тысячи беженцев, которые с армянскими войсками покидали Александрополь, посеяли панику и среди солдат. Командир дивизии генерал Арешев потерял управление. Обстановка была трагическая, и, казалось, разгром армянских войск неминуем. Шевки паша ликует и отдает приказ “охватить фланги армян курдской конницей, к исходу дня овладеть Караклисом и, не останавливаясь, достичь Дилижана”. В хмелю победы турецкий военачальник прибавил даже к своему имени доблестную приставку “кази”, что значит “непобедимый”. Только вот, как выяснилось уже через несколько дней, слишком рано он так рьяно самотитуловался. С большим трудом спарапету удалось пресечь панику, привести малочисленные части в порядок. Вместо отстраненного генерала Арешева командование этим участком фронта поручается полковнику Атабеку Бей-Мамиконяну. Спешат на зов армянского полководца добровольцы — Япон из Зангезура, Мартирос из Гарни, Манук Сасунци, Серго из Караклиса, 75-летний отставной полковник Григорий Эразов из Тифлиса... Их боевая задача — продержаться пять дней. Они-то и решат судьбу сражения. Замысел спарапета прост — вынудить турок вклиниться в Памбакское ущелье и решительным контрнаступлением отбросить врага на Амамлу (Спитак). Здесь фланговые удары Андраника и Дро должны завершить операцию по разгрому турецкой армии. 21 мая оборона Спитакского перевала по приказу спарапета была возложена на генерала Мовсеса Силикова. Туда же спешно направились дополнительные формирования. Все шло по намеченному плану. Но вмешался местный Национальный совет, который потребовал от генерала Силикова назначить командующим Баш Апаранского участка фронта Дро. Генерал Силиков знал, что армейские командиры — полковники Долуханян, Перекрестов, Силин не особенно-то жалуют военного комиссара. Как назло, прервана радиосвязь со спарапетом. Скрепя сердце генерал соглашается с решением политических деятелей. Дро немедленно выезжает в Баш Апаран... Между тем турки, продолжая наступление, 21 мая занимают железнодорожную станцию и село Сардарапат. Генерал Силиков принимает решение создать ударную группу во главе со своим заместителем полковником Даниель Бек-Пирумовым. Штаб генерала переводится в Эчмиадзин. Удин по национальности, Мовсес Силиков обращается к армянскому народу с призывом “не медлить и явиться для защиты родины”. К бесхитростным словам генерала присоединяет свой клич Арам Манукян: “Все для фронта!” С благословения католикоса Геворга Пятого более 400 священников с крестами и мечами вливаются в ряды ополчения. Ведут священный люд на войну епископы Габриел Овсепян и Завен Арцах(карабах)ский. Большевики, дашнаки, гнчаки, забыв про партийные разногласия, становятся в единый патриотический строй... И ГРЯНУЛ БОЙ Храбро, самоотверженно бьются армяне за свою землю, за свое отечество. Бой у села Хшлаг, что близ Караклиса, один из ярчайших эпизодов той поистине отечественной войны. Когда батарея капитана Тер-Мовсесяна выпустила по туркам последние снаряды, артиллеристы оседлали коней и помчались в атаку. Пехотинцы Гарегина Нжде последовали за ними, а конники полковника Корганова совместно с езидами Усум бея и группой Япона врезались в боевые порядки турок и крошили, рубили... До самого Караклиса доходил победный клич армян. Очевидец и участник боя Япон впоследствии вспоминал: “Смерть храброго капитана ошеломила нас. Нжде, этот стальной человек, плакал как малое дитя...” Престарелый полковник Григорий Эразов вместе с двумя сыновьями и тремя внуками обслуживали два расчета станковых пулеметов. Их перекрестный огонь не позволял туркам обойти правый фланг полка Самарцяна... 27 мая вечером турки захватили армянские позиции на горе Меймех. Ширина фронта достигла 11 километров. Передовые полки турок стараются охватить фланги армян. Спарапет решает ввести в сражение войска Андраника и Дро. Он собственноручно пишет Дро: “На рассвете 28 мая опрокинуть неприятеля, захватить Амамлу и ударить по тылам 5-й и 11-й турецких дивизий в направлении Караклис”. Командующий фронтом полковник Атабек Бей-Мамиконян посылает гонца к Андранику с предписанием: “На рассвете 28 мая нанести фланговый удар в направлении Караклис. Дро ударит с Амамлу на Караклис. Вверенные мне войска нанесут удар в направлении Дилижан — Караклис”. СЕМЬ ЧЕРТЕЙ И ОДНА ВЕДЬМА Рассвет 28 мая. Войска полковника Бей-Мамиконяна заняли исходные позиции. Спарапет с начальником штаба появляются на переднем крае армянских войск — в полной парадной форме. Солдаты и офицеры просят их не подставляться вражеским снайперам. Товмас Назарбекян не соглашается: трус умирает ежесекундно, храбрец же — раз... Однако ожидание грома орудий Андраника и Дро все затягивается. Наконец появляются гонцы от Андраника. На боевом приказе командующего фронтом полковника Бей-Мамиконяна крупными буквами по-армянски написано: “Вардана Мамиконяна знаю, уважаю. Бей-Мамиконяна не признаю — Андраник”... От Дро никаких известий так и не поступило. Лишь потом выяснится, что курьер спарапета расстрелян турками, а боевой приказ генерала вручили Шевке паше... Отлично зная, что армянам помощи ждать неоткуда, турки первыми открыли огонь и бросили в сражение все резервы. Памбакское ущелье превратилось в ад. Пленных брать никто не собирался. На каждого армянина приходилось десять турок и их подручных курдов, но сломить их яростного сопротивления не удалось. В полдень 29 мая турки прекратили огонь. К расположению командного пункта армян направились парламентеры с сообщением, что в Батуми заключено перемирие. Прискакал из Дилижана адъютант генерала Вышинского с пакетом на имя спарапета. Генерал-лейтенант Товмас Назарбекян, прочитав, разразился бранью: “Семь чертей и одна ведьма в зубы этих варжапетов из Национального совета!.. Как всегда, наши судьбы решают посредственности. В связи с заключенным перемирием война закончена. Армения объявлена независимым государством. Поздравляю вас, господа!” ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ Пройдет несколько недель. В Армении есть уже парламент — 80 депутатов. По любому вопросу идут жаркие дебаты. Каждый норовит присвоить майскую победу. Молчат лишь герои — Назарбекян, Силиков... Не выдержал лишь полковник Долуханян. С высокой трибуны парламента и с разрешения спикера Аветика Саакяна он зачитал перевод письма командира 9-й пехотной дивизии Кемаля Эсада паши командиру группы войск “Карс”. “Ваше превосходительство, честь имею доложить следующее. Начатое нами два дня назад наступление в Баш Апаране первоначально не увенчалось успехом, так как гяурам удалось сосредоточить на этом участке значительные силы... К тому же у армян была прекрасная артиллерийская батарея горных орудий, не знаю, кто ею командовал, но бил без промаха. Он, аллахом проклятый, вывел из строя нашу артиллерию и изрядное количество тяжелых пулеметов, а также нанес немалый урон нашей пехоте, которая атаковала Спитакский перевал... Армяне-гяуры, которых в русской армии учили штыковому бою, в рукопашной поистине страшны. Нам пришлось отойти в ущелье. Не понимаю, почему армяне не развили успех и не перешли в контрнаступление. Их командир хоть и храбрый человек, но, видно, не умен. На следующий день я пошел на хитрость. Послал к Дро парламентеров, и они сказали ему, что в Батуми переговоры идут к концу, а значит, мы будем зря проливать кровь. У меня не было уверенности, что Дро мне поверит: армяне, как правило, и хитры, и умны. Но Дро повел себя как последний дурак, тотчас прекратил наступление. У Джевада паши в ущелье Памбака сложилось тяжелое положение, и он просил помощи. Резервов у нас не было. Действуй армяне согласованно, они могли бы взять нас в клещи и уничтожить. Андраник каждую минуту мог бы меня разбить, но, на наше счастье, он ушел в Дсех. Очевидно, между армянами идет грызня. Аллах помогает нам в нашей священной войне против неверных. А так как отряды Андраника и Дро не участвовали в бою, то нам удалось окружить армянские части в Памбакском ущелье. Самое странное, что они еще не сдаются, хотя боеприпасы у них на исходе. В ущелье Памбака идет настоящая резня... Там дерутся даже армянские женщины. Это настоящие фурии. Никакими обещаниями не удается уговорить армян сложить оружие. Я солдат и не могу не отдать должное армянским солдатам. Остаюсь с надеждой, Эсад паша. 25 мая 1918 года, Спитакский перевал”. P.S. ...Когда составляли списки наиболее отличившихся воинов, полковник Бек-Пирумов представил весь списочный состав своего полка. Артиллерийский полковник Христофор Араратов — всех своих артиллеристов, епископы — своих священников — мертвых и живых. Перелистаем и мы пожелтевшие от времени листы объемистой папки. Знакомые незнакомые имена, имена героев... Капитаны Мурадханян, Португалян, Сакеляри... Поручики Овакимян, Аракелян... Унтер-офицеры Багдасарян, Варжапетян... Старик Тагианос Тагианосян, юный Аксель Бакунц... Будущие академики Арарат Гарибян, Григор Капанцян... Будущие генералы и полководцы Артак Вартанян, Иван Баграмян... Весь армянский народ.www.nv.am
  10. "18-го марта мы похоронили отца на верхнем армянском кладбище. Справили поминки. Однако поминать отца на 7-ой день смерти нам уже не пришлось, потому что день 23 марта стал поворотным не только в нашей судьбе, но и в истории всего города." Читать рассказ очевидца событий Много старых фотографий Шуши
  11. Вся новость на сайте Европейского парламента: http://www.europarl.eu.int/news/expert/inf.../default_en.htm
  12. МИРОТВОРЧЕСКИЕ ИГРЫ ВОКРУГ КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА Андрей Арешев, Карен Вртанесян Конец 2005-го и начало 2006 года отмечены настоящим информационным ажиотажем вокруг темы урегулирования арцахского конфликта. Например, новый председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Бельгии Карл де Гухт в ходе своей первой пресс-конференции заявил, что впервые за долгие годы наметились признаки того, что Армения и Азербайджан могут урегулировать арцахский конфликт. «Считаю, что у нас есть 'окно возможности', так как в Азербайджане состоялись выборы, в Армении - конституционный референдум. 'Окна возможностей' в политике очень важны, и мы из нескольких столиц получили сигналы о возможном решении арцахской проблемы», - отметил он. «Соглашение может быть достигнуто именно в ходе февральской встречи Р. Кочаряна и И. Алиева, а само соглашение может быть осуществлено позднее - в 2006 году», - сказал действующий председатель ОБСЕ. О деталях возможного соглашения приходится судить лишь по отдельным намекам как представителей официальных властей Армении, Азербайджана и Нагорно-Арцахской Республики (НКР), так и по заявлениям многочисленных посредников, многолетняя деятельность которых на ниве арцахского урегулирования пока не приносила ощутимых результатов. Однако главное, представляется, все же в другом: формула «территории в обмен на статус», в том или ином варианте обсуждавшаяся в предшествующие годы, плавно перетекает в формулу «территории в обмен на обещания». Иными словами, от армянской стороны требуют отказа от «пояса безопасности» вокруг НКР (сначала – его восточной части, а в перспективе – и всех остальных, включая Кельбаджар и Лачин, соединяющих Арцах с Арменией) и согласия на возвращение азербайджанских беженцев не только в эти районы, но и на собственно территорию НКР (включая Шушу), в обмен на… обещания Баку согласиться на определение статуса Нагорного Арцаха путем референдума по прошествии 15-ти или более лет (сроки называются разные). Причем весь этот период времени Нагорный Арцах должен будет находиться в составе Азербайджана. Известная своей деятельностью в Косово т.н. Международная Кризисная Группа (МКГ) в недавно опубликованном докладе по арцахскому конфликту прямо заявляет, что «окончательный статус Нагорного Арцаха должен быть определен посредством международно признанного референдума с участием всех арцахских армян и азербайджанцев, а до тех пор Арцах останется частью Азербайджана, хотя на практике будет самоуправляемым и пользоваться международно признанным переходным статусом»[1]. Кто же должен решать, когда стороны будут готовы к проведению плебисцита? Директор Кавказского проекта МКГ Сабина Фрейзер убеждена в том, что в этом вопросе посредники должны взять инициативу в свои руки. По ее словам, «сроки референдума должны установить не Армения или Азербайджан, а международное сообщество, которое при обсуждении итогов должно определить, насколько самостоятелен Нагорный Арцах как суверенная единица и насколько арцахские власти готовы обеспечить защиту национальных меньшинств». Эксперты известного аналитического центра Jane’s Information Group взялись говорить чуть ли не от имени властей Армении, сообщив о готовности этих самых властей принять поэтапный вариант нагорно-арцахского конфликта, согласно которому предполагается возвращение Азербайджану «буферных» территорий и возвращение азербайджанских беженцев до определения статуса Нагорного Арцаха. В то же время, согласно радио «Свобода», Азербайджан окончательно признает идею определения статуса Нагорного Арцаха путем референдума. Агентство «Арминфо» сообщает о наличии надежд у экспертов Jane’s Information Group на то, что экономическое сотрудничество и задействование транспортных коммуникаций позволят улучшить отношения между Баку и Ереваном. По данным центра, после этого в зоне конфликта будут размещены международные миротворческие силы для «обеспечения безопасности гражданского населения». Надежды заезжих экспертов на экономическое сотрудничество – вещь, конечно, хорошая, однако, мягко говоря, недостаточная для достижения реально работающих соглашений. Видимо, эти эксперты на замечают (или не хотят замечать) реакцию официального Баку, который, очевидно, воспринимает откровенный нажим посредников на армянскую сторону исключительно как свою дипломатическую победу. «…после возвращения в Арцах не армянского населения и обеспечения их безопасности, станет возможным открытое, демократическое и правовое определение статуса Нагорного Арцаха в рамках международного права и норм и на основе действующей в Азербайджане Конституции», - заявил в одном из последних интервью министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров. Однако в конституции Азербайджана нет положений о каких-либо автономиях, и не видно механизмов, которые побудили бы оную Конституцию изменить (аналогии с прошедшим конституционным референдумом в Армении представляются неуместными). Это подтверждает, например, политолог М. Ахмедоглу, часто выступающий в унисон с официальной точкой зрения. Он, в частности, полагает, что согласие на проведение референдума на территории НК (в обмен на сдачу армянами пояса безопасности) является самой оптимальной тактикой со стороны Азербайджана. По его версии, для проведения подобного референдума сперва необходимо внесение изменений в Конституцию Азербайджана. А для этого также необходимо провести референдум, результат которого несложно предугадать. Одновременно Баку продолжает пропагандистское наступление. В частности, факт создания в Азербайджане министерства оборонной промышленности с огромным по масштабам закавказского региона бюджетом, тем более в условиях того, что страна закупает, а не производит оружие, прямо свидетельствует о той политике, которую намеревается вести это государство. Сами азербайджанские аналитики не скрывают, что накал антиармянской истерии не снижается, более того, переносится даже на исторические памятники, хоть как-то связанные с армянами. Намекая на недавнее разрушение средневекового армянского кладбища в Азербайджане, один из армянских экспертов заметил: «Если азербайджанцы не могут ужиться даже с армянскими камнями, то о каком совместном проживании азербайджанцев и армян может вообще идти речь?» Упоминавшаяся выше Сабина Фрейзер и вовсе выражается со всей, как говорится, большевистской прямотой. По ее мнению, Армения должна быть готова к «возвращению территорий и неопределенности статуса Арцаха». В свою очередь самым большим компромиссом Азербайджана должно стать определение статуса Нагорного Арцаха. «Официальный Баку должен быть готов к любым вариантам». Представляется, однако, что в случае реализации навязываемого арцахцам «проекта» МКГ выбор этих вариантов будет невелик, о чем мы еще скажем. Характерно, что ни в одной из утечек в СМИ о сути предполагаемых договоренностей не упоминалось, что посредники дают какие-либо гарантии относительно сухопутной связи Армении с Нагорным Арцахом. Много говорится о международных миротворцах, однако и тут, если вчитаться повнимательнее, мы ни увидим никакой конкретики. Кроме того, сам термин «миротворчество» в контексте печального (для сербов) опыта ОБСЕ и ООН в Югославии получил негативный оттенок, ассоциирующийся с принуждением, давлением на стороны конфликта. Одно из противоборствующих государств заранее рассматривает миротворцев не более как инструмент решения своих проблем. Так, отвечая на вопрос о будущей роли миротворцев, зав. отделом внешних связей администрации президента Азербайджана Hовруз Мамедов отметил, что их размещение в зоне армяно-азербайджанского конфликта возможно лишь после заключения соглашения по основным принципам урегулирования нагорно-арцахской проблемы. По мнению чиновника, миротворческие силы должны быть размещены в основном на границе Азербайджана и Армении, но не исключено, что в целях предотвращения возможных конфликтов миротворческие силы будут размещены и между армянскими и снова появившимися азербайджанскими населенными пунктами. Горечь дипломатического поражения армянской стороны предполагается подсластить грантом в размере 236 млн. долларов, который США обещали Армении в рамках программы Millenium Challenge Corporation. Однако условия предоставления гранта таковы, что американцы могут в любой момент прекратить выплаты под предлогом недемократичности правящего режима. Таким образом, анализ имеющейся информации о планах арцахского урегулирования позволяет прийти к следующим основным выводам: Достижение любой ценой соглашения между президентами Армении и Азербайджана стало своего рода идеей-фикс для тех, кто говорит и действует от лица «международного сообщества». В этом заключается суть т.н. «пражского процесса». Посредники предлагают Азербайджану максимум того, что он мог бы принять. Одной из целей посредников, явной или неявной, является раздувание разногласий между позициями Степанакерта и Еревана, а также разногласий в армянском обществе, и усложнение наземной связи между Арменией и Арцахом. Территории вокруг НКР, представляющие собой «буфер безопасности», рассматриваются посредниками вне контекста статуса, что неприемлемо для Арцаха с точки зрения безопасности. Для российских интересов худшим вариантом развития событий может быть следующий. Предположим, Ереван и вслед за ним Степанакерт согласятся на добровольную ликвидацию «пояса безопасности» в обмен на «международные гарантии», подкрепленные миротворческим контингентом под эгидой ОБСЕ или государств – участников Минской группы. Кельбаджар, Джебраил, Зангелан, Кубатлу, Физули, Агдам переходят формально под контроль миротворцев, под охраной которых районы вокруг НКР, а затем – Шуша и села вокруг Степанакерта заселяются азербайджанцами. Постепенно, под разными предлогами там восстанавливается и азербайджанское военное присутствие (возможно, в виде полулегальных вооруженных группировок, по образцу ставшего в начале 90-х печально известным т.н. “азербайджанского ОМОНа”), помешать которому с формально-юридической точки зрения будет весьма затруднительно. Линия соприкосновения сторон только на южном участке растягивается с нынешних 20 до 130 км, таким образом, ситуация возвращается к началу конфликта еще советских времен, а арцахские армяне оказываются в условия фактической блокады. Далее, в условиях резкого ослабления позиций армянской стороны, вполне может сложиться ситуация, когда заинтересованные стороны вновь вспомнят о «плане Гоббла», как это уже неоднократно случалось ранее, например, в 1992 и 2000 годах. Выдвигается идея о передаче Арменией в состав Азербайджана Мегринского района в обмен на Лачинский коридор и, возможно, некие компромиссные предложения по статусу Нагорного Арцаха. Армянские власти в таком случае окажутся перед серьезной дилеммой: в случае непринятия данного предложения посредники закрывают глаза на попытки Баку решить проблему военным путем, что чревато в том числе и резким ослаблением позиций властей РА. Согласие же с ухудшением геополитического положения вследствие передачи Мегри в то же время позволит армянам в краткосрочной перспективе сохранить Арцах, а властям — сохранить хоть какое-то лицо. Однако в долгосрочной перспективе надо будет поставить крест на строительстве газопровода из Ирана, окончательно лишиться хотя бы относительных перспектив превращения в транзитную страну и поставить страну в практически полную экономическую зависимость от Турции и Азербайджана. Интересы последнего будут соблюдены в любом случае. Чтобы понять это, достаточно вспомнить, с каким упорством Гейдар Алиев добивался (еще в бытность Первым секретарем ЦК КП Азербайджанской ССР) строительства магистрали Зангелан – Ордубад[2], а также сказанное им в 2002 году бакинским журналистам в порыве откровенности: «Вам не известно о том, какое значение имеет Мегри для Азербайджана… Однажды такой разговор уже имел место. После этого из самых высших кругов, отдельных стран заявили: 'Вы хотите создать тюркский пояс?'. Я спросил: 'А что такое тюркский пояс?'. Мне ответили: 'Турция, Нахчыван на прямую соединяются с Азербайджаном, а оттуда со Средней Азией'. Я спросил: 'А против кого направлен тюркский пояс?'. Мне сказали: 'А разве вы не видите, против кого?'. Но и я не ребенок. Знаю, что это правда. Понимаете?!..»[3] Автора могут упрекнуть в сгущении красок и запугивании российского обывателя угрозой пантюркизма. Хочется заметить, что это совершенно не так. Подобного сценария Армения и Арцах едва избежали в 1992 году, а в 1995-м он во всей своей красе осуществился в Сербской Краине (и в более жестком варианте – в Боснии и Герцеговине, где формирования НАТО всей своей боевой мощью поддержали одну из противоборствующих сторон). Реализация подобных сценариев напрямую угрожает не только Армении, которая может превратиться в некий «закавказский Свазиленд», но и интересам России и Ирана, как геополитическим, так и экономическим. В российских средствах массовой информации проскальзывала информация о конкретных шагах американцев по закреплению своего присутствия близ северных границ с Ираном,[4] что необходимо рассматривать в контексте возрастающего военно-политического давления на это государство, его стратегического окружения. Также очевидно желание Европы и США изолировать Россию по возможности по всем направлениям. Поэтому именно своим стратегическим положением, прежде всего, и интересен «сильным мира сего» закавказский регион. В данном контексте “международное миротворчество”, являющееся послушным инструментом в руках европейских и американских структур, с армянской точки зрения бесперспективно изначально, да и опыт Сербской Краины в Хорватии и Косово (вспомним хотя бы трагические события марта 2004 года) уже должен чему-нибудь научить. Результаты проведенного в Арцахе опроса свидетельствуют о негативном отношении жителей республики к предложениям посредников. Остановимся только на двух вопросах, представляющихся ключевыми на первом этапе предлагаемого «замирения» - о сдаче Азербайджану пояса безопасности и возвращении азербайджанских беженцев (симптоматично, что вопрос о Шаумяне, Геташене и других местностях, из которых армяне были изгнаны в 1998-1992 гг., даже не поднимается) Так вот, на вопрос «как Вы относитесь к предложениям о возвращении Азербайджану подконтрольных Арцаху территорий», положительно не ответил никто. Ответ «согласен, но в обмен на признание НКР», дали 39 из 309 человек. Категорически `против` высказались 217 респондентов. `Нельзя отдавать все районы`, - сказали 53 человека. Причем наиболее категоричными в этом вопросе оказались молодые люди в возрасте до 35 лет - из 149 опрошенных 110 высказались категорически против возврата территорий. А на вопрос «как Вы считаете, к чему может привести возвращение азербайджанских беженцев на территорию Арцаха?» - «к возобновлению военных действий» ответили 153 человека из 309. Опять же, молодые люди в возрасте до 35 лет наиболее категоричны. В том, что это приведет к примирению, уверены всего 12 человек. 105 человек отметили, что возвращение беженцев приведет к изменению демографического баланса и в конечном итоге к исходу армян из Арцаха. И эти опасения, как показывают предыстория и ход арцахского конфликта, имеют под собой самые серьезные опасения. Посредники и сами осознают, что на пути реализации их планов имеются досадные препятствия (не только в виде армян Арцаха, но и в виде самих бакинских властей, не желающих даже ради приличия придержать антиармянскую риторику). Видимо, поэтому сопредседатели и авторы многочисленных докладов время от времени прибегают к шантажу, выступая то с провокационными заявлениями о возможности возобновления войны, то с прогнозами, что если в 2006-м не будет подписано соглашение, то конфликт будет заморожен на долгие годы. А может быть, в настоящий момент, коль скоро оказалась фактически отринутой идея прямых переговоров между Степанакертом и Баку, это и есть наиболее приемлемый вариант? [1] См. напр.: Международная кризисная группа считает вероятным возобновление войны в Нагорном Арцахе. 12 октября 2005 г. // http://www.kavkaz-uzel.ru/printnews/news/id/870242.html [2] См. напр.: К. Рагимов. Дорога Гейдара Алиева. Вышка (Баку). 2000 г. № 44 – 46. [3] Зеркало (Баку). 23 июля 2002 г. [4] Журнал «Евразия сегодня» (2004 № 10), указывая место намеченной дислокации американцев, писал: «Местом для реализации своих обучающих программ они избрали именно зону арцахского конфликта (Физулинский район)… Если США удастся разорвать «русскую цепь» на Кавказе и вслед за Абхазией и Южной Осетией дестабилизировать и зону арцахского конфликта, регион ждет управляемый хаос по американскому сценарию. Неизбежным следствием такого развития событий станет ввод американских миротворческих сил». А по информации Арифа Юнусова, американцы модернизировали взлетно-посадочные полосы 7 аэродромов Азербайджана, сделав их способными принимать в т.ч. тяжелые бомбардировщики. - http://www.novopol.ru/article4661.html Редакция 'Политком.Ру' напоминает, что мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции 23.01.2006 http://politcom.ru/article.php?id=2068
  13. Элия Бар-Озар о Уильяме Сарояне АССИРИАДА В ФОРМЕ РОНДО (отрывок) Армянско-Ассирийская дискуссия Итак, разбрелись ассирийцы, растеклись по всему свету. И вот однажды в далекой экзотической Калифорнии один очень талантливый молодой армянин, который впоследствии стал всемирно известным, познакомился случайно со своим ровесником, парнем ассирийского происхождения. И произошел между ними разговор. Вот что было, и вот о чем они говорили (дело было в Сан-Франциско, 1933 год).”… Я пошел на 3-ю стрит в школу-парикмахерскую, где стригут всего за 15 центов. Парикмахер был молод, высокого роста, со смуглым и серьезным лицом; полные губы, черные глаза с длинными ресницами, большой нос. Я прочел его имя на служебной карточке, лежащей перед зеркалом — Теодор Бадал. Он стал стричь меня. Хороший парикмахер никогда не разговаривает, пока с ним не заговорят первыми, и не важно, чем и как переполнено его сердце. — Это имя, — сказал я, — Бадал… Вы армянин? — Я ассириец, — сказал он. Что ж, неплохо. Ассирийцы вышли из той же части света, что и мы, армяне; у них такие же носы, как у нас, такие же глаза, такие же сердца. У них другой язык. Их разговор непонятен нам, но они во многом похожи на нас. Конечно, было бы еще приятнее, окажись Бадал армянином, но и это неплохо. Мы стали говорить с Бадалом об ассирийском и армянском языках, о древнем мире, о культуре наших народов. — Я не могу читать по-ассирийски, — сказал Теодор Бадал. — Я родился в древней стране, но хочу забыть о ней. В его голосе слышалась усталость, не физическая — душевная. — Почему? — спросил я. — Почему ты хочешь забыть о своей древней стране? Он грустно улыбнулся: — Потому что все наше смыто оттуда. Я привожу точные слова Бадала, моего здесь ничего нет. — Когда-то мы были великим народом, — продолжал Бадал, — но это вчерашний, позавчерашний день. Теперь мы — лишь тема древней истории. Мы создали великую цивилизацию. Ею до сих пор восхищаются. А сейчас в Америке я учусь стричь волосы. Нас смыло с лица земли как расу, мы — конченный народ. Все в прошлом, зачем мне надо учиться читать по-ассирийски? У нас нет писателей, у нас не происходит никаких событий, никаких, одни мелочи жизни… Было однажды событие, это когда Англия натравила на нас мусульман, и началась резня*. Это уже старая история, вы все о ней знаете. ________________ * Имеется в виду начатое по приказу националистических властей (младотурков) поголовное истребление на территории Оттоманской империи в 1915-1916 гг. христианского народа ассирийцев, который в ходе Первой мировой войны стал союзником Англии, России и Франции. Тогда предположительно из общего числа 950 тысяч уцелело около 500 тысяч ассирийцев, рассеявшихся в поисках спасения по всему свету и образовавших мировую диаспору. — (Примеч. автора.) ________________ Слова Бадала очень огорчили меня. Я всегда сострадал моему разгромленному народу. Никогда прежде мне не доводилось слушать ассирийца, на английском языке высказывающего подобные вещи. — История моего народа, — сказал я, — во многом схожа с вашей. Мы тоже древний народ. Мы еще сохраняем свою Церковь. У нас еще есть несколько писателей: Агаронян, Исаакян, некоторые другие, но судьбы наших народов во многом совпадают. — Да, — сказал парикмахер, — я знаю. Мы вмешались в события ради простых вещей — мира, спокойствия, ради наших очагов, не ради завоеваний. Он помолчал, потом добавил: — Конечно, пользы нет в том, чтобы быть разочарованным. Но мы, ассирийцы, прожили свой день, я думаю. — А мы живем с надеждой, — сказал я. Нет такого армянина, который не продолжал бы мечтать о независимой Армении, о счастливом будущем для своего народа. — Мечта? — сказал Бадал. — Что ж, это уже кое-что. Ассирийцы не могут теперь даже мечтать. Как вы думаете, сколько нас всего осталось на земле? — Два или три миллиона, — сказал я. — Семьдесят тысяч*, — сказал Бадал. — Это все. Семьдесят тысяч ассирийцев во всем мире, и мусульмане все еще преследуют нас. В прошлом месяце убито еще семьдесят ассирийцев. Было маленькое, в одну строчку, газетное сообщение: еще семьдесят ассирийцев убито. Мы все скоро будем уничтожены. Мой брат женат на американке. Больше не остается надежды. Мой отец еще как-то читает на родном языке, но он старый человек. Он скоро умрет… ________________ * Мировая диаспора ассирийцев по их оценочным данным насчитывает в настоящее время от 1 млн. до 1,5 млн. человек. — (Примеч. автора.) ________________ Молодым армянином, никому в ту пору не известным, который по бедности своей стригся в дешевейшей парикмахерской, был будущий знаменитый писатель Уильям Сароян. А разговор свой с пессимистически настроенным ассирийским цирюльником он воспроизвел в рассказе “70 тысяч ассирийцев”. Лос-Анджелес — С.-Петербург — Москва 1999-2001 -------------------------------------------------------------------------------- Справка ArmenianHouse: Элия Бар-Озар (Вартанов Илья Лазаревич) родился в 1944г. в Азербайджане в семье ассирийских беженцев из Турции. Детские годы прошли в Сибири, куда были сосланы массы ассирийских семей с Кавказа. Выпускник МГИМО (факультет международной журналистики). Рабочие языки: английский, французский, арабский. Проживает в Лос-Анджелесе и в Москве, печатается в российских и русско-американских периодических и литературных изданиях. Автор книг «Assyrians in the Siberian Exile» (Chicago, 1993); «Американское гражданство: 100 вопросов — 100 ответов» (Чикаго, 1995); «Английский практикум» (Лос-Анджелес, 1997). Член Союза журналистов России и Международной федерации журналистов. Дополнительная информация: Источник: Дружба народов Элия Бар-Озар, “Ассириада”. Дружба народов, Москва, 2001 http://armenianhouse.org/saroyan/also-ru/barozar.html
  14. CУЩЕСТВУЕТ ЛИ НАРОД АЗАРИ ? Гарник Асатрян Доктор филол. наук, профессор В последнее время в связи с развернувшейся в соседней республике массовой истерией по поводу разделенного якобы на две части азербайджанского народа у нас намечается бурный рост интереса к этнической истории населения этой вспублики, а также иранской провинции Азарбайджан, являющейся объектом территориальных притязаний первых. Несколько лет назад в разгар Арцах(карабах)ских событий, мне уже приходилось (вместе с моим покойным другом Николаем Геворгяном) писать об этой проблеме (см. Азербайджан: Принцип присвоения и иранский мир. Ереван: Гителик, 1990), но работа, выпущенная ограниченным тиражом, видимо, не дошла до широкого круга читателей, хотя отдельные ее переложения, как правило, недоброкачественные, там и сям появляются в нашей печати под разными подписями. Интерес к данной тематике, разумеется, вполне естественен и требует широкого освещения хотя бы в лимитированных рамках краткой статьи. Тем более, что территориальные претензии Азербайджана к Ирану предъявляются порою на уровне политического руководства республики (см. неоднократные заявления А. Эльчибея в бытность его президентом и по сей день). Кроме того, в отдельных публикациях, в связи с применением термина "азери, азерийцы" к населению бывшей советской республики, высказываются мнения о том, что, мол, следует отказаться от потребления этого термина, ибо азерийского народа вообще не существует. Вот обстоятельства, побудившие меня еще раз вернуться к данной теме. Этническая история формирования тюркоязычного населения Закавказья (т.е. азербайджанцев), в основном, хорошо известна науке. Не секрет также, что название Азербайджан, азербайджанцы в применении к известной республике и ее населению имеет весьма недавнюю историю. Переименование закавказских областей Арран и Ширван, входивших некогда в состав древней Албании (арм. Алуанк) и заселенных с 16-го века преимущественно тюркскими племенами, произошло 15 сентября 1918 года после оккупации Баку турецкими войсками под командованием Нури-паши и приглашения в город мусаватского правительства. Этим актом предполагалось объединение новообразованной республики с иранской провинцией Азарбайджан с населением, говорящим на сходных тюркских диалектах. Интересен в этом отношении ответ известного русского востоковеда академика В.В.Бартольда одному из студентов Бакинского универ- ситета после серии лекций, прочитанных им в ноябре-декабре 1924 года на восточном факультете этого университета. Вопрос студента: "Под Азербайджаном часто подразумевают персидский Азербайджан, по ту сторону Аракса, с главным городом Тебризом. Имеем ли мы право называть себя Азербайджаном в этом отношении или это есть Ширван?" Ответ академика В.В.Бартолъда: "Ширван никогда не употреблялся в том смысле, чтобы он охватывал территорию теперешней Азербайджанской республики. Ширван - это небольшая часть с главным городом Шемахой, а такие города, как Гандзак(гянджа) и др., никогда в состав Ширвана не входили, и если нужно было бы придумать термин для всех областей, которые объединяет сейчас Азербайджанская республика, то скорее всего можно было бы принять название Арран, но термин Азербайджан избран потому, что когда устанавливалаь Азербайджанская республика, предполагалось, что персидский и этот Азербайджан составят одно целое, так как по составу населения они имеют очень большое сходство. На этом основании было принято название Азербайджан, но, конечно, теперь, когда слово Азербайджан употребляется в двух смыслах - в качестве персидского Азербайджана и особой республики,приходится путаться и спрашивать, какой Азербайджан имеется в виду: Азербайджан персидский или этот Азербайджан" (В.В. Бартольд. Сочинения. Том 2/1, с.703). Об этом в свое время писал также один из лидеров Белого движения генерал А. Деникин: "Все в Азербайджанской республике было искусственным, "ненастоящим", начиная с названия, взятого взаимообразно у одной из провинций Персии. Искусственная территория, обнимавшая лезгинские закаталы, армяно-татарские Бакинскую и Елизаветопольскую губернии и русскую Мугань и объединенная турецкой политикой в качестве форпоста пантбркизма и панисламизмса на Кавказе" (Очерки русской смуты). Пантюркистская идея аннексии Азарбайджана (или на тюркский лад - Азербайджана - с корневым гласным -е- вместо исконного -а-) посредством присоединения его к одноименной республике на севере вдохновила и новых руководителей этой республики после установления советской власти в Закавказье. Однако эта идея получила сокрушительный удар после разгрома так называемого "Демократического движения" и республики, созданной в середине 40-ых годов в иранской провинции Азарбайджан. Попытка создания эфемерной республики в Азарбайджане на почве разжигания антиперсидских настроений среди тюркоязычного населения этой области была полностью инсценирована с благословения центральных властей в Баку тогдашним первым секретарем ЦК КП Азербайджана Мирджафаром Багировым. Этот политический акт, не имевший реальной почвы и основанный лишь на безудержных экспансионистских устремлениях и авантюризме его авторов, не получив, разумеется, поддержки народа, изначально был обречен. Но он принес много бед жителям провинции Азарбайджан и оставил кровавый след в современной истории Ирана. Своеобразный художественный отголосок этого события в советской действительности можно найти у А.И. Солженицына: "... Тогда-то в отчаянии Оленька перепросилась к дряхлому профессору-ирановеду, у него писала и диссертацию, и теперь благополучно кончила бы, если б в газете не всплыл вопрос об Иранском Азербайджане. Так как Оленька не проследила красной нитью извечное тяготение этой провинции к Азербайджану (Советскому - Г.А.) и чуждость ее Ирану (подчеркнуто мною - Г.А.), то диссертацию вернули на переделку (А.И.Солженицын. В круге первом.). Истинные политические цели переименования Аррана, конечно, известны в Иране: иранцы всегда усматривали в этом угрозу своим северным областям. Наличие одноименной государственной единицы к северу от Аракса иранской общественностью воспринимается чрезвычайно болезненно. Оно и по сей день является темой постоянных осуждений и яростной критики иранских авторов, в том числе выходцев из провинции Азарбайджан. Данная проблема довольно остро ставилась, например, в трудах Ахмаде Касрави-Табризи - известного ирано-азарбайджанского ученого. (Кстати, покойный Касрави отличался арменофильскими настроениями и был одним из первых в иранской действительности ученых, привлекающих в своих исследованиях армянские материалы.) Можно упомянуть и некоторых других иранских современных авторов, в том числе выходцев из провинции Азербайджан, работающих в данном направлени: Энаят-олла Реза, Джалал Шагини, Абдол-али Каранг, Йахйа Зока и др. Показательно также, что среди паниранистов и апологетов всеиранского единства в Иране заметное число составляют именно выходцы из Азарбайджана. Недовольство азарбайджанцев (т.е. населения иранской провинции) узурпацией своего этнонима и названия родного края, кроме политического аспекта, имеет и исторические причины. Несмотря на то, что и в подлинном Азарбайджане, и в закавказской республике Азербайджан население говорит в целом на близких тюркских диалектах, тем не менее этническое и культурно-историческое формирование этих двух народов обеих областей шло различными путями: азарбайджанцы Ирана сложились на прочном иранском субстрате, имеющем глубокие культурные традиции и исторические корни. Тюркоязычное же население Аррана формировалось с превалированием одного лишь тюркского этнического элемента, который в Иране почти не влиял на соматическое формирование азарбайджанцев: здесь имела место лишь передача пришлым народом своего языка коренной этнической популяции - явление, имеющее большое количество параллелей и в истории других народов. Мнение о том, что закавказские тюрки сложились якобы путем смешения с индигенным населением, не подкрепляется фактами; скорее всего местное кавказское население было оттеснено пришлыми тюрками в Дагестан. (Это, конечно, отнюдь не означает, что т.н. "кавказские тюрки" этнически полностью однородны. Известно, что в венах значительной части зангезурских и даже нахичеванских тюрок течет армянская кровь. Известно также участие курдов и других ираноязычных народов (талышей, татов и т.д.) в формировании населения нынешней Азербайджанской республики. Эти ассимиляционные процессы, однако, имели место довольно поздно и носили локальный характер и, следовательно, не оставили ощутимый след в этническом обмене и национальных характеристиках наших соседей). Вот в чем причина того, что иранские азарбайджанцы по многим этнографическим параметрам - антропологический тип, культурные традиции, духовный склад и т.д. - существенно отличаются от жителей закавказской республики Азербайджан несмотря на языковое и конфессиональное тождество. Совершенно был прав в этом отношении покойный азербайджанский академик 3ия Буниятов - известный поборник "азербайджанского единства", - признав в своем интервью после поездки в Иран газете "Баку" (21 октября 1989 г.), что "... меня очень удивило, что азербайджанцы на той стороне очень равнодушно относятся к нашей борьбе, связанной с Нагорным Арцах(карабах)ом. О многих вопросах они вообще не имеют понятия... Еще раз почувствовал, что единство языка - это еще не значит единство народа" (подчеркнуто мною - Г.А.). Итак, конкретно, что из себя представляет Азарбайджан и кто такие подлинные азарбайджанцы? Азарбайджан - древняя иранская область на северо-востоке Ирана (северо-западная часть Мидии). Ее название является арабизированной формой от классического новоперсидского Адарбадаган (Адарбайган), восходящего к среднеперсидскому Атурпатакан (арм. Атрпатакан). Оно относится к той категории хоронимов и, соответственно, этнонимов, которые восходят к имени предполагаемого вождя или предка-эпонима, в данном случае, - к имени одного из военачальников Александра Македонского Атропата (Атурпата), впервые в 320 г. до н.э. создавшего в этом регионе крупное независимое государство. Атурпатакан в качестве отдельной провинции впервые выступает в эпоху Сасанидов. Ею от имени монарха управляли марзпаны (сатрапы). Атурпатакан был одним из основных религиозных центров Ирана: здесь, в городе Шизе (ныне - Тахт-е Солейман) находится первый из трех главных "священных огней" страны - Атур-Гуш- насп. В отдельные исторические периоды - после арабского завоевания края (639-643 гг.) и позднее, нашествия тюрков (11-12 вв.) - область Азарбайджан объединялась с Арраном и Ширваном (территория современной Азербайджанской республики) и Арменией, что является причиной расширенного толкования понятия Азарбайджан в некоторых средневековых источниках. Тем не менее арабские неографы всегда четко различают территорию провинции и граничащие с нею на севере Арран и Армению. Они разделяют провинцию на две административные еденицы: восточную - с центром в Мараге и зарадную - с центром в Ардабиле (арм. Артавет), на протяжении долгого воемени являвшегося самым значительным населенным пунктом провинции. В более поздний период, однако, его место занимает Табриз (арм. Давреж). Население Азарбайджана до инфильтрации тюркских племен было исключительно ираноязычным. С середины 12 века тюрки постепенно начинают заселять Азарбайджан и прилегающие к нему с севера области Закавказья, изобилующие пастбищами для их многочисленных стад. В результате уже к началу 16 века эти области, кроме Армении, в значительной степени становятся тюркоязычными. (Наиболее значительной работой по истории, географии средневекового Азарбайджана - Атурбатакана до настоящего времени остается фундаментальный труд немецкого востоковеда Пауля Шварца. См.: P. Schwartz. Iran im Mittelalter nach den arabischen Geographen. Bd. 8. Adarbaigan. Stuttgart, 1934.) С 1502 года Азарбайджан превращается в оплот вновь образовавшегося иранского государства Сафавидов - выходцев из Ардабиля и говоривших на местном иранском наречии азари (на тюркский манер - азери) - древнем языке населения Азарбайджана, сохранившемся вплоть до 16 века и находившемся в близком родстве с прикаспийскими иранскими диалектами - талышским, татским, гилянским, мазандаран ским, заза и т.д. По преданию, основатель династии Шейх Сафи писал стихи на своем родном языке. Язык азари, или, по выражению арабского историка Масъуди, ал-азарийа, объединял, по-видимому, большое количество диалектов: как утверждает тот же автор, - 70, что, вероятнее всего, преувеличение. Повидимому этот конгломерат диалектов так и не успел превратиться в единый язык и исчез с исторической арены. В такой форме существовал и язык древних кавказских албанцев. Точно в такой системе функционирует и язык нынешних курдов - массив диалектов, довольно разрозненных и порою весьма далеких друг от друга.) Часть этих диалектов островками еще и поныне существуют в Азарбайджане. Наряду с косвенными историческими данными о существовании языка азари, сохранились также прямые текстовые свидетельства в виде отдельных вкраплений (цитаций) и больше десятка стихотворных отрывков, приписываемых тому же Шейху Сафи - родоначальнику Сафавидов. Указанные материалы, хоть и отрывочные, но весьма ценные, вкупе с данными исторической диалектологии позволяют в точности определить место этого исчезнувшего иранского языка в контексте окружающих его близкородственных языков (см.: Г.Асатрян. Заметки об азари - исчезнувшем языке Азарбайджана. - К освещению проблем истории и культуры Кавказской Албании и восточных провинций Армении. Ереван, 1991). Народ, который говорил на этом языке, также назывался азари - термин, являющийся прилагательным с суффиксом -и от азар - усеченной формы от названия провинции - Азарбайджан. Это слово, в конечном счете, можно перевести как "азарбайджанец, азарбайджанский". Оно употребляется и для обозначения тюркских диалектов этого края, а также, вследствие близости к ним диалектов, распространенных на смежных территориях севернее Аракса, - и в отношении этих наречий. Однако в качестве этнонима для населения бывшей советской республики, термин азари (или - азери) раньше не применялся. Такое словоупотребление только недавно вошло в обиход, в том числе и в нашей печати. Так вот, можно ли теперь говорить о существовании народа азари? Мне кажется, ответ должен быть положительным. Ибо демографическая картина провинции Азарбайджан в Иране даже после нашествия тюрков не потерпела существенного изменения: население осталось на месте, произошла лишь замена языка. Большинство путешественников 10-14 в. (Насер Хосроу, Марко Поло, Ибн Баттута) выделяют в рассматриваемой области в основном иранский этнический элемент. Сплошной переход к тюркской речи приобрел массовый характер после 15 века. Таким образом, тюркоязычные обитатели северного Ирана - чистокровные иранцы, в отличие от кавказских "азербайджанцев", являющихся натуральными тюрками. Означает ли сказанное, что Ирану полностью гарантирована лояльность тюркоязычного населения северных областей ? И что пантюркисты - будь то турецкие или закавказские не имеют здесь своих последователей ? Разумеется, нет. Ибо генетические корни, конфессиональная общность, общая история и культурные традиции никогда не были достаточным основанием для политической ориентации того или иного народа. В данном случае даже наличие, как я уже сказал, мощного пантюркистского направления среди наиболее прогрессивной и здравомыслящей части азарбайджанской интеллигенции не является показателем. Турки, а теперь и их собратья в Закавказье, прилагают огромные усилия для распространения пантюркистских идей в Азарбайджане. Турецкие власти в течении долгих лет заманиваюи тюркоязычную молодеж Ирана, на льготных условиях принимают их в учебные заведения, стараясь создать тем самым интеллектуальную базу для развертавания в дальнейшем предполагаемых конкретных действий, направленных на присоединение "двух частей" Азербайджана. В результате ныне в этом регионе сложился значительный слой сеператистски настроенной интеллигенции, которая одновременно выступает и носителем антиармянских настроений. Кроме того, после Исламской революции в силу широкой эмиграции из страны недовольных режимом иранцев на Западе, наряду с иранскими центрами, образовалось немалое число так называемых азербайджанских обществ, которые, будучи первоначально сугубо земляческими организациями, находившимися в оппозиции к офоциальным властям Ирана, со временем приобрели "национальный" характер, став в большинстве своем центрами пантюркистской пропаганды в Европе. Этому способствовали энергичные действия бакинских эмиссаров и - в значительной степени - турецких спецслужб. Словом, как бы то ни было, азарийцы - иранцы по крови, генетически и культурно не имеющие ничего общего с тюркской этнической идеей, при умелой работе пантюркистов потенциально уже во второй раз в этом столетии могут стать жертвой иностранного политического заговора, угрожающего политической целостности Ирана. Но, тем не менее, вероятность того, что стойкость древнего народа, его тысячелетние иранские национальные корни не подчинятся тюркскому наследию, достаточно велика. Азарбайджан - колыбель иранской цивилизации - неотъемлемая часть Ирана, и можно надеяться, никогда не будет отчуждена от него. http://news.artsakhworld.com/Ashot/Asatria...azari/main.html
  15. Ной был азербайджанцем? Подборка стихов молодых азербайджанских поэтов и небольшой комментарий к ним Юсифа Самедоглу, “Сфинксы новой волны”, были опубликованы в “Литературной газете”. Итак, кто же эти сфинксы? “Подобно хазарам, — пишет Самедоглу, — древним предкам сегодняшних азербайджанцев, пытавшимся создать религию будущего из сплетений ислама и христианства, тенгрианства и иудаизма, буддизма и шаманского миропонимания, это поколение поэтов стремится синтезировать “вселенские толкования” в пределах собственных эстетических координат”. Научно. И главное, совершенно очевидно, что поэты “новой волны” — явление в современной поэзии незаурядное. Ну и в самом деле, разве это плохо? Тысячелетний смутный лик Твой азерийский грустный Вскрик... Древний лик... Древний Лик. Ах как хочется быть древним! Тысячелетний лик... азерийский вскрик... А тут еще хазары — древние предки сегодняшних азербайджанцев. Вот тебе и на! Чего не знал — того не знал. Знал о вещем Олеге, который “собирался в поход на неразумных хазаров”, но не знал, что эти хазары и были азербайджанцами. Не знал, что князь Святослав, разгромивший в 965 году Хазарский каганат, оказывается, разгромил предков по отцовской линии Юсифа Самедоглу. Энциклопедический словарь: Хазары — тюркоязычный народ, появившийся в Восточной Европе после гуннского нашествия (в IY веке)”. Европа, гунны, IY век... Да-а... Но если уж очень хочется быть древним? Как быть тогда? Тогда, не озираясь, надо идти на все. Самую обыкновенную нелепость, несусветную чушь надо научиться говорить так, как изрекают давно известные истины, — без дрожи в голосе и без тени сомнения. Как это делает Самедоглу. Хазары — предки. Четко и твердо. К тому же и древние. И если это напечатано в “Литературке”, то другому “исследователю” не стоит рыться в архивах. Достаточно сослаться на такую авторитетную газету. В голове почему-то все время слова Дидро: “Как хорошо было древним, у них не было древностей”. Ну что ж, согласимся: хазары. А может, что-то было еще до хазаров? Самедоглу: “У тех, кто поверхностно знаком с историей нашего поэтического слова, — от эпохи Зардушта (Заратустры) до Низами...” Вот теперь уже Заратустра, корнями в которого уходит азербайджанское поэтическое слово. Энциклопедический словарь: “Заратустра — XY век до нашей эры, пророк и реформатор древней иранской религии, получившей название “зороастризм”. Конечно, лучше согласиться на хазаров. Хазары — это хоть что-то близкое и понятное. А Заратустра? Ведь это же сразу к истории своего поэтического слова прибавить ни много ни мало десять-пятнадцать столетий. Ну а как тут не вспомнить Флита, давно всеми позабытого пародиста: “Был день. Было небо. Был писатель. Была тема. Человек открыл рот. Он высунул язык. Язык был открыт воздуху, людям, жизни. “Неси меня, язык!” — воскликнул человек и понесся по страницам”. Воистину несись. Но куда ты приведешь, язык? Об этом знает только Бог и... Юсиф Самедоглу. “Неси меня, язык!” — воскликнул он, и мысль его родила еще одно откровение. “Не случайно, — пишет он, — в своих поэтических манифестах молодые поэты подчеркивают преемственность, берущую начало от шумерских заклинаний, пророческих откровений Заратустры”. Опять Заратустра. Это не случайно. В этом есть смысл. Ибо, как говорил некто, давно ушедший в небытие, — трижды повторенная ложь почти всегда становится правдой. Но... поговорим о шумерах. Заратустра — это всего-навсего X-YI века до нашей эры. А кто такие шумеры? Энциклопедический словарь: “Шумер — древняя страна в Южном Двуречье (южнее современного Ирака). Около 5 тысяч лет до нашей эры на территории Шумер начали складываться классовое общество и города — государства шумеров. Шумерский язык известен по клинописным текстам с 29-28 веков... до нашей эры. Генетические связи не установлены”. Понимать следует, вероятно, так: шумерский язык генетически не связан ни с одним из существующих сегодня в мире языков, в том числе, конечно, и с азербайджанским. Ну а если хочется быть древним — и теперь уже, как это показано, самым древним на земле, — тогда, естественно, надо говорить о родственных связях с шумерами и о поэзии, которая берет начало от шумерских заклинаний. Ибо шумерская цивилизация — одна из древнейших изо всех, известных человечеству. Шумерская... Или, как следует говорить и понимать сегодня, азербайджанская... Вернемся, однако, к тому, с чего начали. Самедоглу: “У тех, кто поверхностно знаком с историей нашего поэтического слова, — от Зардушта (Заратустры) до Низами...” ...Вспоминаю Гянджу довоенную и выступающего на открытии памятника Низами Александра Фадеева. Он говорил о великом сыне азербайджанского народа, о гении поэтического слова, украсившем своим творчеством мировую средневековую поэзию. И еще я вспоминаю Ереван двадцать лет спустя. Прибывший в столицу Армении иранский шах Мухамед Реза Пехлеви в официальной речи во время одной из торжественных церемоний среди великих персидских поэтов — Саади, Хафиз, Фирдоуси — “не моргнув глазом” и не слишком беспокоясь о последствиях, вдруг назвал имя Низами. Это заявление прозвучало как выстрел, и многие из армян, хорошо знавшие нравы ближайшего соседа, наивно предполагали, что сейчас разразится буря. Но, как это ни странно, обида была проглочена молча. Никто не посмел возразить правителю Ирана. ...Лет тридцать назад мне посчастливилось побывать в Иране. Тегеран, Шираз, Исфаган... Разговоры о корифеях иранской поэзии. И опять же в одном ряду — Хафиз, Низами, Хаям... И никто ни разу не обмолвился, что Низами — сын Азербайджана. И все-таки, кем же он был — Низами? Азербайджанцем или персом? На этот вопрос ответить не так-то просто. Тем более когда в историографии, особенно в той части, которая касается культур тех или иных народов, вопросов их происхождения, царят никем не наказуемые анархия и произвол. Армянские хачкары вдруг становятся азербайджанскими “хачдашами”, около полутора тысяч арцахских церквей, храмов и других памятников армянского зодчества объявляются албанскими (а албанцы — это еще одни из предков азербайджанцев), и даже сам основоположник армянской письменности Месроп Маштоц был, оказывается,.. турком по происхождению!!! В такой ситуации, повторяю, ответить на вопрос, какому народу принадлежит великий поэт, не так-то просто. Сегодня совершенно точно известно, что родился и жил Низами в городке, находящемся на территории нынешнего Азербайджана. Не требует особых доказательств и то, что он писал свои стихи на персидском языке, не предполагая, что более чем через два с половиной века на том месте, где он жил, появится тюркоязычный народ, который спустя еще шесть-семь веков станет переводить его с персидского на чуждый ему тюркский, а его самого объявит азербайджанцем. Жить долго в чужой шкуре, наверное, трудно. Иной раз живое существо вдруг одолевает желание стать самим собой. Волк сбрасывает с себя овечью шкуру. А человек? Человеку трудно. И труднее всего именно тому, кого судьба обделила: не дала того-другого. Тогда он начинает рыскать по свету и норовит хапнуть чужое. И еще доказать миру, что это чужое принадлежит ему. Поэт-переводчик В.Кафаров как о чем-то само собой разумеющемся писал: “Наследие ашигов — наше бесценное достояние, в нем сохранилась родниковая чистота азербайджанского языка. Целые годы провел я, занимаясь переводами наших классиков”. Кто же они, эти азербайджанские классики? Сары-ашиг, Абдулла, молла Джумма и, наконец, Саят-Нова. Ведь надо же: молла Джумма и... Саят-Нова! Великий сын армянского народа, который, по выражению Брюсова, “мощью своего гения превратил ремесло народного певца в высокое призвание поэта”, и... молла. Пытаюсь отыскать его в словаре. Напрасный труд. Там же: “Саят-Нова (Арутюн Саадян) — армянский поэт, крупнейший представитель армянской светской средневековой поэзии. Писал песни на армянском, грузинском, азербайджанском языках”. Это совершенно иное. Не азербайджанский ашуг, а крупнейший армянский поэт. Да, писал он и на азербайджанском. И это делает ему честь. И об этом надо сказать именно так. А не то что — “наш классик”. И ставить его в один ряд с моллой не надо. Ибо Саят-Нова — “это великие дары неба, посылаемые не всем и не часто: это избранники провидения, кладущие благословение на свой век и на свою родину” (В.Брюсов). А родиной Саят-Новы была Армения... Или вот другая попытка “отуречить” то, что свято для каждого армянина. Теперь уже чужими руками... Передо мной московская “Неделя”. Идет рассказ об Айвазовском, в воображении которого Турция, оказывается, занимала “особое место”, картины которого “ценны не только как художественные полотна, но и как важный источник по изучению истории Османской империи”, о человеке, “искренне полюбившем чужую для себя страну”. Как пишут авторы, восхищенный талантом Айвазовского султан Абдул-Гамид наградил его алмазным орденом. И ни слова о том, что Айвазовский — армянин, что, узнав о кровавой резне армян в Турции, он был потрясен до глубины души и заклеймил убийц в картинах “Избиение армян в Трапезунде”, “Турки погружают армян на пароход”, “Турки выгружают армян в Мраморное море”. Ни слова о том, что алмазный орден, полученный им из рук султана-палача, Айвазовский выбросил в море. ...К человеку всегда приходит облегчение, когда он становится самим собой, когда находит в себе силы сбросить наконец натянутую на свое лицо чужую маску. С истинным наслаждением прочел я некогда в “Известиях” заявление бывшего первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Рафика Нишанова: “Если говорить об уважении к своим братьям в нашей многонациональной семье, то зачем надо было приписывать себе Авиценну, когда он в действительности великий таджикский ученый? Разве от того, что он принадлежит нашим братьям, он не принадлежит нам?” Представляю, как долго ждали таджики этого признания. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Отдать бы еще персам их родного Низами. Но возможно ли это? Думаю, нет. Тот, кто завладел сегодня Низами, не откажется от того, что уже присвоил. Он не готов отдать украденную культуру, чужую землю. Мне все кажется, что мир представляется ему безлюдным простором, где он безнаказанно может творить зло, где, как разбойник на большой дороге, топя все в крови и слезах людских, может забирать себе чужое, не свое. Лишь бы создать себе историю, культуру и предстать перед человечеством кем-то стоящим у самой его колыбели. Ах как хочется быть древним! Как-то в Индии проходил фестиваль советской культуры. В “Правде” я прочел рецензию о выступлении азербайджанских артистов. В заметке говорилось о том, с каким восторгом встречают в Индии посланцев Азербайджана. И это объясняется, мол, тем, утверждал автор, что очень много общего есть в культурах “двух древнейших народов мира”. Представляете, как он польстил нашим соседям. Заканчивая эти заметки о некоторых аспектах культуры одного из “древнейших народов земли”, я вряд ли смогу сдержаться, чтобы не привести хоть и длинную, но, с моей точки зрения, весьма любопытную цитату из интервью уже почившего в бозе академика Зия Буниятова — шейха азербайджанской национальной мысли. Даже у него, этого выдающегося фальсификатора-самородка, иной раз, оказывается, пошаливали нервы, когда кто-либо из его братьев по цеху в своих исторических изысканиях доходил до таких открытий, что даже его, Буниятова, вводил в смущение. “Господи, боже мой, — восклицал Буниятов, — До каких же перлов дошли у нас горе-исследователи! Ум отказывается верить. Договорились чуть ли не до того, что Ной был азербайджанцем. Оказывается, лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” существовал еще до Ноя (!), естественно, с азербайджанским авторством! И ведь подобная ересь трактуется серьезно, подается в печатном виде. Что тут скажешь... Впору руками развести”. Воистину впору! http://www.nv.am/lica.htm 29.09.2005
  16. Turkish Crimes Against Inhumanity United Human Rights Council The Greek Holocaust of Thrace, Asia Minor, and Pontos Armenian Genocide The Islands of Imvros & Tenedos The Kurdish Drama A Night of Terror in Constantinople The Persecution of Christian Communities THE GREEK HOLOCAUST OF THRACE, ASIA MINOR AND PONTOS What thou seest, write in a book, and send it unto the seven churches which are in Asia, unto Ephesus and unto Smyrna, and unto Pergamos, and unto Thyatira and unto Sardis and unto Philadelphia and unto Laodicea. (Apoc. I11). The seven churches, the seven torches of light of the Greek-Christian civilization are no longer burning. The land of Asia Minor, an area where for 3000 years Greek civilization flourished is now being trampled by foreign invaders: the Turks. The Turks invaded Asia Minor in two waves: The Seljuks were first at the end of the 11th century and the Ottomans came later, at the beginning of the l3th century. Using indiscriminately force, murder, genocide, and Turcification they managed to hold on to a foreign land expelling or exterminating its natural residents: Greeks, Armenians, Kurds, and Arabs. In the 8th century, the Oguz Turks, a semi-savage nomadic people moved westward from their homeland in Mongolia, and settled in what is today West Turkestan. The Seljuks, a sect of the Oguz Turks, moved further in the direction of Persia and today's Iraq, where they served as mercenaries for the caliphs of Baghdad. From this encounter with the advanced Persian and Arab civilizations, they enriched their poor vocabulary, adopted the Arabic script and became Muslims retaining simultaneously their warring nomad characteristics. Their king, Alp Arslan (1063-1072), unified the various Seljuk factions, invaded Armenia, and sacked its capital of Ani in 1064. After that he and his armies invaded Byzantium and following the critical battle at Manzikert (1071) where the Byzantines were defeated, the Seljuks occupied a large part of the Asia Minor provinces of Byzantium. Previous to the invasion, there was not a single Turk living in these provinces. In this foreign, for the Turks land there were thus established a number of Seljuk controlled emirates. After a short period of time the Byzantines and the Crusaders dissolved nearly all of these emirates, except one whose capital was Iconium. This had been named as the Sultanate of Roum in other words the land of the Romans, as was the official title of the Greek Byzantine Empire, which was a continuation and succession of the Eastern Roman Empire. The raids by Genghis Khan's (1167-1227) Mongols forced another Turkish tribe, led by Suleyman-Shah, to abandon Turkistan and to head towards the west. This group tried to settle in Eastern Asia Minor, but the Armenians and Kurds ousted them. In an attempt to cross the Euphrates river, their leader was drowned and buried there, which ever since has been known as <<Turk-mezari>>, or the <<tomb of the Turk>> A title which is indicative of how alien the Turks were in these areas. The tribe then moved toward the Sultanate of Roum where it settled often assuming the role of border-guards. Suleyman's grandson, Osman, (1259-1326), took over the title of Sultan from the Seljuks and he gave his name to the Turkish people: The Ottomans. The leaders of the Osmanlis quickly realized that since they comprised a minority of conquerors it would be difficult for them to control the occupied lands, and simultaneously to pursue further conquests without taking certain <<special measures>>. Thus, they decided to adopt and apply harsh methods previously unknown to the whole world. Methods, which were never repeated again by another nation on earth. The primary measures taken were as follows: They declared their state a warrior or <<Gazi>> state. In other words, a state that was bound to declare holy war (Jihad) against the non-believers. This way, they were able to bring together all kinds of adventurers, who were willing to fight either for ideological reasons, or for just the spoils of the war. They adopted the inhumane measure of forcibly recruiting young Christian children. In other words, they forcibly took male children of the enslaved Christian families (mainly Greeks. and later also Armenians Bulgarians, Albanians and Serbs), and brought them up in special camps They conditioned them to become fanatic Turks and relentless killers to their own people. These children would grow up to believe that their father was the Sultan and that if they were to die in battle they would go to heaven. Thus, because of this New Army, or Janissaries, (Yeni-ceri in Turkish) the Turks continued to pursue their conquests. They slaughtered systematically millions of Asia Minor's inhabitants, in order to change the ethnic character of the land. It has been estimated that during the seven centuries of Turkish presence in Asia Minor several millions of Greeks, at least two-three million Armenians and hundreds of thousands of Kurds, Syrians, but also Serbs, and Bulgarians in Europe, were systematically massacred. In the 20th century alone, it has been estimated that approximately 1,5 million Armenians and more than 1 million Greeks were exterminated. In this manner, the Turks managed to hold on to Asia Minor, a foreign land for them, where Greek civilizations had flourished for 2.000 years before the appearance of the Turks. The Turks just destroyed these civilizations and unfortunately did not even try to take advantage of its accomplishments. In two previous occasions the Greek people contributed in civilizing their conquerors, as was the case with the Romans and the Franks. One must possess a cultural identity to be able to absorb what is creative and good from other civilizations. Unfortunately, the conquering Turks lacked such an identity. The Turks also failed to administer their subject peoples within the Ottoman Empire. There were no <<laws>> in the civilized sense of the word. The Sultan's word was the law in the capital and arbitrary rule of local representatives was the law in the provinces. The property, honor, and life of the conquered were completely at the mercy of the occasional Turkish official. The only bond that kept the multiethnic empire together was the crude use of force-ultimately the butchery-of the rulers. Slaughter was the rule without concern for innocence or guilt. Under these conditions the Turkish administration was truly detestable to all the subject people who suffered and patiently waited for each opportunity to throw off the Ottoman yoke. The Turks failed to assimilate the various nationalities within their empire. They could not also administer them efficiently, not even control the economy because commerce and industry was left in the hands of the Greeks, Armenians and Jews, while the Turks kept busy with governing and simultaneously exploiting the profits while terrorizing the inhabitants. For the enslaved people to be finally liberated from their rulers there took place a series of revolutions, which led to the establishment of independent states. In 1908 the Young Turk revolution forced the Sultan to grant a constitution to the remnants of the Ottoman Empire. In spite of the apparent liberalism of the formally bourgeois revolution, which was spearheaded by the military without the participation of the people, there continued to develop additional centrifugal tendencies as they did in the times of the Sultan's despotism. For those nations still within the Empire whose fellow nationals had established independent states, e. g. the Greeks- it was natural for them to seek union with their free compatriots. Those peoples still within the Empire that had not attained separate statehood, e.g. the Armenians, and the Kurds, focused all their energies towards the attainment of self-determination and the establishment of autonomous national homelands. The Young Turks sought to rid themselves of troublesome non-Turkish ethnic groups so that they could build a homogeneous Turkish state and so they could avoid further mutilation of Turkish controlled territory in areas where non-Turks were in the majority, such as Eastern Thrace, Western Asia Minor and Pontos, where the Greeks were in the majority, Eastern Asia Minor where the Armenians were in the majority and, Southeastern Asia Minor where the Kurds were in the majority. Thus, the supposedly liberal and constitutionally oriented Young Turks returned to the usual Sultanic abrasiveness and brutality, which now became much more organized and systematic and assumed genocidal proportions. The massacres were premeditated: It was decided that <<the Ottomanisation of all Turkish citizens, which never succeeded through persuasion, had to be done by the force of arms>>, This was stated in the L o n d o n T i m e s on the 3rd of October 1911 summarizing the proceedings of the Council of Union and Progress (The Young Turks). At first, the persecutions took place against the Greeks, made under the pretext of the Balkan Wars (1912-1913). Persecution took the form of lootings, expulsions and murders. After the wars, persecution continued even more intensively, to the point where on the 25 of May 1914 the Ecumenical Patriarchate was forced to declare that the Orthodox Church was <<under attack>>. The Patriarchate, further, in a show of protest and mourning, suspended the activities of Greek churches and Greek schools throughout Turkey. After the declaration of World War I, the Turks found the perfect opportunity to organize more effectively the massacres against ethnic minorities, so that they could finally transform their empire into a homogeneous nation-state. Prominent officers of the Young Turks movement, while serving as members of the government, organized the expulsion of the inhabitants as well as the lootings and massacres that were perpetrated against them. Specifically, Talaat Pasha, minister of the interior, was prominent as the mastermind of the pogroms. However, the entire Turkish state administration participated in the organization and the execution of the extermination program. They began with the genocide of the Armenians, who did not possess a state, which would rush to their aid and followed it up with mass expulsions and massacres of the Greeks. The victims of this period are over 2.5 million people of which 1.5 million were Armenians. In the chronological Index one can see detailed figures regarding the persecution of the Greeks of Asia Minor, Thrace and Pontos. After the end of World War I, the Allies recognized that the Turkish government could not protect the property, honor, and life of the Greeks in the Ottoman Empire. They assigned to Greece the responsibility to administer Eastern Thrace and the Smyrna district. This arrangement was contained in the Treaty of Sevres. Simultaneously, there was established a separate and independent Pontian state. In 1920, Alexander Millerand, president of the Supreme Allied Council stated: <<The Turkish government not only failed in its duty to protect its non-Turkish citizens from the looting, violence and murders, but there are many indications that the Turkish government itself was responsible for directing and organizing the most cruel attacks against the populations, which it was supposed to protect. For these reasons, the Allied powers have decided to liberate from the Turkish yoke all the lands where the majority of the people were non-Turks>>. The Turkish government signed the Treaty of Sevres but Mustafa Kemal refused to recognize it. After 40 long months of war, during which Kemal's forces secured considerable foreign assistance, the Greek military front in Anatolia collapsed. The Turks reoccupied Asia Minor and entered Smyrna on September 8, 1922. In Smyrna, in the meantime, there was an influx of refugees from various parts of Asia Minor. And the conquering Turks set the city on fire and unleashed the last phase of the genocide against the Greeks and Armenians. These were moments of unbelievable horror. The pier turned red by the blood of the victims. The bishop of Smyrna Chrysostomos was publicly ridiculed and then slaughtered. Events were too horrible to even describe. The American Consul in Smyrna, George Horton, gives a detailed and objective picture of the chilling Turkish crimes in his book T h e B l i g h t o f A s i a (Indianapolis: Bobb and Merryl, 1925). The Treaty of Lausanne ended the Greek-Turkish war and imposed the unjust and mandatory exchange of 300,000 Turks from Greece for the 1,400,000 Greeks that survived the holocaust. The Greek refugees of Asia Minor, without being consulted had to give up their ancestral homes to the Turks, after almost 4,000 years of glorious and productive history. Through the unjust actions of massacre and persecution of Greeks and Armenians, the contemporary Turkish state was thus created. It was a state founded on crime, the state about which French prime minister George Clemanceau said on the 25th of June, 1919: <<We do not find even one example in Europe, Asia, or Africa, where the imposition of Turkish sovereignty had not been followed by a decline in material prosperity, and by the impoverishment of its culture. Also there does not exist one example where liberation from Turkish control was not followed by the advancement of material prosperity and an improvement of the cultural level. Whether dealing with Christians or Muslims, the Turk has managed to bring destruction wherever he conquered. The Turk has never been able to develop in peace that which he won through conquest>>. On the 26th of November 1979, the New York Times wrote quite characteristically: <<According to the most recent statistics, the Christian population in Turkey was diminished from (4.500.000) at the beginning of this century to just about 150,000. Of those, the Greeks are no more than 7,000 yet, in 1923 they were as many as 1, 2 million>> (After the massacres of many hundreds of thousands). In the pages, which follow you, will find photographs of the cultural presence of Greeks in Asia Minor and irrefutable photographic evidence of a small sample of the Turkish atrocities, which managed to destroy this splendid civilization and to persecute millions of people. Even though human justice has not yet punished the Turks, we believe that there is a Divine Justice to which the Turks will sooner or later be answerable. THE ARMENIAN GENOCIDE http://www.umd.umich.edu/dept/armenian/facts/genocide.html Most Armenians in America are children or grandchildren of the survivors, although there are still many survivors amongst us. Armenians all over the world commemorate this great tragedy on April 24, because it was on that day in 1915 when 300 Armenian leaders, writers, thinkers and professionals in Constantinople (present day Istanbul) were rounded up, deported and killed. Also on that day in Constantinople, 5,000 of the poorest Armenians were butchered in the streets and in their homes. The Armenian Genocide was masterminded by the Central Committee of the Young Turk Party (Committee for Union and Progress [ittihad ve Terakki Cemiyet, in Turkish]), which was dominated by Mehmed Talât [Pasha], Ismail Enver [Pasha], and Ahmed Djemal [Pasha]. They were a racist group whose ideology was articulated by Zia Gökalp, Dr. Mehmed Nazim, and Dr. Behaeddin Shakir. The Armenian Genocide was directed by a Special Organization (Teshkilati Mahsusa) set up by the Committee of Union and Progress, which created special "butcher battalions," made up of violent criminals released from prison. Some righteous Ottoman officials such as Celal, governor of Aleppo; Mazhar, governor of Ankara; and Reshid, governor of Kastamonu, were dismissed for not complying with the extermination campaign. Any common Turks who protected Armenians were killed. The Armenian Genocide occurred in a systematic fashion, which proves that it was directed by the Young Turk government. First the Armenians in the army were disarmed, placed into labor battalions, and then killed. Then the Armenian political and intellectual leaders were rounded up on April 24, 1915, and then killed. Finally, the remaining Armenians were called from their homes, told they would be relocated, and then marched off to concentration camps in the desert between Jerablus and Deir ez-Zor where they would starve and thirst to death in the burning sun. On the march, often they would be denied food and water, and many were brutalized and killed by their "guards" or by "marauders." The authorities in Trebizond, on the Black Sea coast, did vary this routine: they loaded Armenians on barges and sank them out at sea. The Turkish government today denies that there was an Armenian genocide and claims that Armenians were only removed from the eastern "war zone." The Armenian Genocide, however, occurred all over Anatolia [present-day Turkey], and not just in the so-called "war zone." Deportations and killings occurred in the west, in and around Ismid (Izmit) and Broussa (Bursa); in the center, in and around Angora (Ankara); in the south-west, in and around Konia (Konya) and Adana (which is near the Mediterranean Sea); in the central portion of Anatolia, in and around Diyarbekir (Diyarbakir), Harpout (Harput), Marash, Sivas (Sepastia), Shabin Kara-Hissar (þebin Karahisar), and Ourfa (Urfa); and on the Black Sea coast, in and around Trebizond (Trabzon), all of which are not part of a war zone. Only Erzeroum, Bitlis, and Van in the east were in the war zone. Representatives of the British, French, Russian, German, and Austrian governments—namely all the major Powers, condemned the Armenian Genocide at the time. The first three were foes of the Ottoman Empire, the latter two, allies of the Ottoman Empire. The United States, neutral towards the Ottoman Empire, also condemned the Armenian Genocide and was the chief spokesman in behalf of the Armenians. The American people, via local Protestant missionaries, did the most to save the wretched remnants of the death marches, the orphaned children. Despite Turkish denial, there is no doubt about the Armenian Genocide. For example, German ambassador Count von Wolff-Metternich, Turkey's ally in World War I, wrote his government in 1916 saying: "The Committee [of Union and Progress] demands the annihilation of the last remnants of the Armenians and the [Ottoman] government must bow to its demands." German consuls stationed in Turkey, including Vice Consul Max Erwin von Scheubner-Richner of Erzerum [Erzurum] who was Adolf Hitler's chief political advisor in the 1920s, were eyewitnesses. Hitler said to his generals on the eve of sending his Death's Heads units into Poland, "Go, kill without mercy . . . who today remembers the annihilation of the Armenians." Henry Morgenthau Sr., the neutral American ambassador to the Ottoman Empire, sent a cable to the U.S. State Department in 1915: "Deportation of and excesses against peaceful Armenians is increasing and from harrowing reports of eye witnesses [sic] it appears that a campaign of race extermination is in progress under a pretext of reprisal against rebellion." Morgenthau's successor as Ambassador to Turkey, Abram Elkus, cabled the U.S. State Department in 1916 that the Young Turks were continuing an “ . . . unchecked policy of extermination through starvation, exhaustion, and brutality of treatment hardly surpassed even in Turkish history." Only one Turkish government that of Damad Ferit Pasha has ever recognized the Armenian genocide. In fact, that Turkish government held war crimes trials and condemned to death the major leaders responsible. The Turkish court concluded that the leaders of the Young Turk government were guilty of murder. "This fact has been proven and verified." It maintained that the genocidal scheme was carried out with as much secrecy as possible. That a public facade was maintained of "relocating" the Armenians. That they carried out the killing by a secret network. That the decision to eradicate the Armenians was not a hasty decision, but "the result of extensive and profound deliberations." Ismail Enver Pasha, Ahmed Cemal Pasha, Mehmed Talât Bey, and a host of others were convicted by the Turkish court and condemned to death for "the extermination and destruction of the Armenians." The Permanent People's Tribunal recognized the Armenian Genocide on April 16, 1984. The European Parliament voted to recognize the Armenian Genocide on June 18, 1987. President Bush issued a news release in 1990 calling on all Americans to join with Armenians on April 24 in commemorating "the more than a million Armenian people who were victims." President Clinton issued a news release on April 24, 1994, to commemorate the "tragedy" that befell the Armenians in 1915. The Russian Duma (the lower house of the bicameral Russian legislature) voted on April 20, 1994, to recognize the Armenian Genocide. Israel officially condemned the Armenian Genocide as Israeli Deputy Foreign Minister Yossi Beilin proclaimed on the floor of the Knesset (the Israeli legislature), on April 27, 1994, in answer to the claims of the Turkish Ambassador, that "It was not war. It was most certainly massacre and genocide, something the world must remember." The Armenian genocide is similar to the history of the Holocaust in many respects. Both people adhere to an ancient religion. Both were religious minorities of their respective states. Both have a history of persecution. Both have new democracies. Enemies surround both. Both are talented and creative minorities who have been persecuted out of envy and obscurantism. THE ISLANDS OF IMVROS AND TENEDOS The Greek islands of Imvros and Tenedos were ceded to Turkey by the Treaty of Lauzanne (1923). These islands had been liberated from Ottoman control in 1912 by the Greek Navy. Under Article 14 of the Lausanne treaty, Turkey assumed the legal responsibility of ruling these islands with a special self-governing status, which was to be exercised by local authorities. Under these provisions order would be kept by a police force recruited from the local Greek population that would also have the responsibility of overseeing the Greek educational system. Turkey followed here its usual tactic of never abiding by its international obligations. Numbers speak for themselves. In 1920 the islands of Imvros and Tenedos had a population of approximately 10,000 Greeks. Today only a few hundred Greeks remain. In order to accomplish this drastic result, the Turks took a number of measures: They expropriated the best properties, without compensation, in order to deprive the residents of their means of survival. Greeks who traveled abroad were not allowed to return and their property was confiscated. They forbade the teaching of the Greek language. Imvros was converted into a prison without walls for convicted Turkish felons who terrorized the Greek residents. Using such dreadful measures, the Turks managed to bring decay to the way of life of the Greek inhabitants and they thought that they would enjoy the fruits of their crimes in perpetuity. THE KURDISH DRAMA Kurdistan is today partitioned among its four neighbors. Turkey alone occupies half Kurdistan. The Turkish Kurdistan covers an area of 230.000 km2, represents 30% of the whole area of Turkey and is inhabited by approximately 12 million Kurds. The remaining area of Kurdistan is occupied by Iraq, Iran and a small part by Syria. In Iran, the Kurds have sufficient freedom and a relative autonomy. In Iraq, they have also autonomy, with their own parliament in Erbil, in north Iraq. The only country which, not only does not recognize any human right to the Kurds, but also forbids them to speak their own language, to sing their songs, to have newspapers, books, schools, culture, is Turkey. For this reason, the Kurdish problem is mostly a problem, for the part of Kurdistan, which is enslaved to Turkey The Kurds are a Indo-European people, related to the Persians. They inhabited the lands where they live today, 35 centuries ago. Their language is related to the Persian language and was written since the 7th century B.C. According to the latest scientific research, they are considered descendants of the Medes. Thus, they have absolutely no relation (racial, linguistic, anthropologic) to their Turkish oppressors, who are of Mongolic descent. They also have no relation with the Arabs who are of Semitic descent. The only common characteristic among these three nations is the Moslem religion. The Kurds enter history from the time of their acceptance of Islam after the occupation of their country by the army of Chalifa Omar in 637A. D. Saladin, the heroic opponent of the Crusaders, is the great hero of the Kurds during the middle Ages. Saladin formed a great empire, which survived even after his death, in 1193. The Mongolian attacks of the beginning of the l3th century dissolved the Kurdish states. Because of the separation into many autonomous states and the feudal organization of society, a great part of Kurdistan was later conquered by the Ottoman Empire and the rest was conquered by Persia. There is hardly any parallel in history, to the struggles of the Kurds for their independence. In 1806 Babazade Abdul Rahman organized the first revolt against the Turks in Mosul. Since then, there have been 38 Kurdish revolts and uprisings. The greatest was that which took place in 1925,led by Sheikh Said. It lasted almost 20 months. The totalitarian regime of Kemal crushed the Kurds and drowned their revolt in blood. The Kurds were slaughtered or hanged by thousands. The Turkish newspaper VAKIT, wrote characteristically in 7-5-1925 <<Wherever a Turkish bayonet appears, there is no Kurdish problem>>. This is always the Turkish response to peoples demanding their independence. The Kurdish revolts in Turkey had 1.500.000 victims. There is constantly for 50 years martial law in the eastern Turkish provinces, where the Kurds live, and the district is forbidden to foreigners. The Turkish authorities want to ignore the Kurds, they call them mountainous Turks and they deprive them of any human right. Blood, violence, oppression, have not erased the desire of the Kurdish people to live independent not under this totalitarian enslavement where they are today. The Turkish military regime has recently intensified the oppression and extermination of Kurds. Thousands of them rot in prisons while others live in caves. It would however be wrong to believe that violence against the Kurds was less intense under the so-called democratic regime of Turkey. Policy is one and the same for any Turkish regime: The policy of extermination of every minority. The Treaty of Sevres, which has not been officially annulled, mentions an autonomous, independent Kurdistan. The Kurds have the right to free themselves from Turkish yoke. Kurdish independence must become a reality. Give your help to that end. In the pages that follow you will see photographs of the drama and the struggle of the Kurdish people. THE NIGHT OF TERROR IN CONSTANTINOPLE Under the terms of the agreement regarding the exchange of populations in the 1923 Treaty of Lausanne, the Greek population of Constantinople-a thriving community-and the Muslim community residing in Western Thrace were exempted from the exchange process. In the beginning of the 20th century there were 300,000 Greeks residing in Constantinople. They had managed to survive there despite centuries of oppression and persecution under the Ottoman yoke. But the Turks were determined to expel all Greeks from their ancient home using all available means. Thus, the Turks systematically used the following measures in order to accomplish their objective: a) In May 1941, large numbers of young men ranging in age from 18-38. Were conscripted into the Turkish army from the Greek and Armenian communities The Turkish intention was to exterminate these young men through the well-known method of <<forced-labor battalions>>. If this extermination plan was not successful it was due to protests from the Western allies and the defeat of the Germans in Stalingrad in December 1942. Seeing the tides of war shifting, the Turkish authorities permitted the discharge of these soldiers. b) On 11 November 1942, the Turkish government passed a law regarding taxation of property of non-Muslims, known as the VA RLIK VE RGISI. Through this! Non-Muslim citizens had to submit, without the right to appeal, to the discretion and arbitrary judgment of the tax clerks. The tax clerks, in turn, were instructed to appraise property at amounts many times over the actual value of each property. Then, if the individual concerned was unable to make payments of the enormous tax share (quota), the property was seized and the unfortunate owners were exiled to ACKALE, in Anatolia. As a result (of the use) of these harsh and inhuman measures, by 1955 only 25,000 people were left, rather than the 450,000 that should have been their number given a normal rate of growth in 35 years. On the night of the 6th September 1955, and using the Cyprus situation as a pretext, the Turks dealt the coupdegrace to the remaining inhabitants. The whole story of this pogrom is as follows: On Saturday the 3rd of September 1955, the wife of the Turkish Consul in Thessaloniki asked for, and received, from a photographer in Thessaloniki supposedly for a keepsake a series of photographs and films of the Turkish Consulate and the neighboring home where Kemal Ataturk was born. The very next day she and her family left for Turkey. At ten past midnight on the 6th of September 1955, in the garden of the Consulate, between the two buildings, dynamite exploded resulting in broken windows in both buildings. The Greek authorities rushed immediately to the scene. They established that two more explosive devices had been positioned in the Consulate yard and that within the building there was only one Turkish guard. In the investigation that followed it was determined that the explosives were placed there by the guard and his accomplice, a Turkish student at the Law School of the University of Thessaloniki, Oktai Egin Faik, who had brought the dynamite from Turkey a few days earlier. On the 6th of September, Turkish newspapers using forged versions of the photos of the Turkish consul's wife and even before the explosion took place in Greece, depicted Kemal's birthplace as totally destroyed. By the evening, newspapers all over Turkey knew of the alleged destruction of Kemal's home setting off waves of anger among the Turkish populace. The Turkish authorities then transported large groups of people in trains and military vehicles from Anatolia to Constantinople. The attack by the angry mobs began at 5: 50 P.M on the 6th of September 1955 and ended at 02: 00 A.M on the 7th of September 1955. The police calmly assisted and even guided the mobs, in their relentless path of destruction. At 00: 20 A.M on the 7th of September 1955 martial law was finally declared, at 02: 00 A.M curfew began and at 02: 30 A.M the authorities had restored a semblance of order. Screaming slogans <<Today your property, tomorrow your lives>> the mobs had perpetrated terrible crimes. Those who guided them knew that by terrorizing the last Greek residents of Constantinople they would compel them to desert their homeland, once and for all. Simultaneously by destroying monuments, which were proof of the glorious Greek past of Constantinople, they would eradicate even future reminders of the Greek presence. The results of the vandalisms were: The Theological School of Halki, the Marasleios School, The Monestary of Valoukli, the Zappeio School for Girls and many other sites, suffered great damage. Of the 83 Greek Orthodox churches in the <<Polis>> 59 were burned and most others suffered serious damage to the icons and ancient paintings of great value. The tombs of Patriarchs were destroyed, Christian cemeteries and ossuaries were defiled; 3,000 homes were looted and destroyed; 4348 Greek stores were looted and destroyed; 200 Greek women were raped; Hundreds of Greeks were ill-treated or tortured, such as the old Bishop of Derkon Iakovos; the metropolitan of Ilioupolis Yennadios, whose beard was cut off and who was then dragged through the streets so that he would die shortly thereafter from ill-treatment; and Bishop Pamphilou Yennadios that was thrown into the burned ruins of Valoukli; 15 Greeks were murdered and among them a 90 year old monk at the Valoukli Monastery, Chrys. Mantas, who was burned alive. Many others in the monastery were seriously wounded. After the pogrom a great portion of the Greek population left Constantinople to save their lives. On the 20th of September, 1975, in a special 35 page Survey section of the influential English magazine, The Economist, it was written: <<Turkish charges that the Moslem population in Western Thrace is harried by the Greek authorities are gross exaggerations. In 1923 there were 300,000 Greeks living in Constantinople and 110,000 Turks living in Thrace. Today, there are 15,000 Greeks living in Istanbul and 120,000 Turks in Thrace. The Greeks ask, with some justification, which country has been putting the pressure on which minority>>. (Survey-15). It is important for us to realize that today, 1982; only 4,000 Greeks still remain in Constantinople. In the pages to follow you will find irrefutable photographic evidence of a typical sample of Turkish cruelty, which managed to destroy the Hellenic population of Constantinople. THE PERSECUTIONS OF CHRISTIAN COMMUNITIES Of Nestorians and Syrian orthodox of South East Turkey. A-NESTORIANS. This race lives in the Hakkari province near the border of Turkey with Iran and Iraq. They are considered descendants of ancient Assyrians. They are Christian monophysites (Nestorians). In the years 1915-1918 they allied with the Armenians and placed their hopes of independence on the Russians. In 1918 the Nestorian patriarch was murdered. In order to avoid persecutions and massacres by the Turks, many Nestorians fled to Iraq. In 1920, the Nestorians were organized and armed by the British to form the so-called Assyrian troops, who tried to re-conquer their motherland, but failed. In 1932, the British mandate of Iraq came to an end. The Nestorian community had difficulties with the Iraqi government and was forced to flee Iraq and go to Syria, Lebanon (where they live near the city of ZALEH) Cyprus and the United States. At present, a small number of Nestorians live in S.E. Turkey, where they have almost no human rights at all. B-SYRIAN-ORTHODOX. In S.E. Turkey, north of the Syrian Turkish border, in the region of the towns of Mardin and Midyat lived many centuries ago, thousands of people belonging to the Semitic race, speaking ancient Syrian (Aramaic) which was spoken in Palestine on the time when Christ was born, members of the monophysite church of the Jacobites (from the bishop Jacob Baradai). These people claim to descend from Asour and Aram, children of Sim, and that their ascendants belonged to the early Christians. These are the geographic, political, ethnological and religious characteristics of the so-called Syrian-orthodox. After undergoing the Byzantine, Arab, and Latin rule (of the Crusaders) and a period of semi independence, the Syrian-orthodox were under the Ottoman Empire, in the l6th century. Because of religious difference, they had self-government with their own laws, courts of justice, and political (clerical) authority. After the Ottoman Empire was dissolved, they were not assigned to Syria, as should have been the case, since, being of Semitic origin, they are related to the Arab-Syrians. Instead, they remained within the Turkish border. After Ataturk's westernization and his attempt to turn the state into a Turkish state, their self-government was abolished and persecutions began. Some years ago, they had been fiercely persecuted because Turkish hatred, which in 1915 slaughtered the Armenians, did not always make distinction between the Christians of Anatolia. Thus, because of this <<mistake>> tens of thousands of Syrian Orthodox were slaughtered at the same time with the Armenians, as an extension of the Armenian genocide. Today in Mardin-Midyat, live approximately 30.000 Syrian Orthodox, though 20 years ago; there lived 100.000 and 70 years ago, 200.000. Until 1978, there were 50 churches and 10 monasteries, most of which have ancient gospels in manuscript. The most important of these is the Mar Gabriel, where is the seat of a bishop, and where the ancient Syrian language is taught, and the ancient art of manuscript is practiced. In the Mar Yakoub monastery there is an imposing church if the 5th century and around it churches of the 3rd and 4th centuries, carved in the rock. The Deir UI Zafaran monastery once had 100 monks and was the seat of the Syrian-orthodox patriarch, who in 1954 was established in Damascus. In this monastery was taught the ancient Syrian language. In 1978, the Turkish ministry of education decreed this teaching illegal and sent away the teachers in order to obtain the Turcification of this minority. At present, especially since 1974, there are continuously organized suppressions of the Syrian-Orthodox minority. These suppressions are manifested with deliberate actions, such as attacks, kidnappings, murders burglaries, destruction of vineyards, and crops, thefts, forced weddings accompanied by forced acceptance of Islam. All these persecutions have forced many Syrian-Orthodox to emigrate. These persecutions are known and approved b the Turkish authorities in violation of the articles 37-45 of the Treaty of Lausanne, which stipulate the protection of minorities and the non-distinction among Turkish civilians, concerning their civil rights. More distinctly, the provisions of the articles a) 38 § 1, b) 38 § 2, c) 39 § 3, d) 40 and e) 42 § 5 of the Treaty of Lausanne, stipulate that the Turkish government undertakes the obligation to provide respectively: Total protection of life and freedom, The possibility to exercise in freedom any faith, or dogma Equal civilian rights to every Turkish citizen irrespectively of difference of religion Equal rights for the installation of philanthropic, social institutions and schools for education and Protection of churches, synagogues cemeteries and other religious institutions of the minorities. None of all these stipulations and obligations that Turkey has undertaken under the Treaty of Lausanne has been respected by any Turkish government (democratic or fascist) of any political color. The minorities in Turkey have no human rights. A very interesting research conducted by a Committee of the World Council of Churches (Avenue d Anderghem 23, Bruxelles) in 1979 reveals that the Turkish government is keeping no obligation. The guarantor Powers of the Treaty of Lausanne. i.e. Britain France, Italy and Japan, are thus obliged, according to article 44 § 2, to attract the attention to these violations that take place and to ask the Turkish government to change its attitude, and respect human rights and its signature on the Treaty. Otherwise, if the Treaty of Lausanne is abolished, the Treaty of Sevres must be applied. http://www.unitedhumanrights.org/Turkish.php#genocide
  17. Вся статья здесь
  18. “Правительство Азербайджана постановило для присоединения Карабаха и Зангезура к Азербайджану отпустить 200 миллионов рублей”. Далее: “До сих пор еще не обезоружены 90 процентов зангезурских деревень. Это печально. Но более печально то, что до сих пор не обезглавлено (не оставлено без вождей) зангезурское армянство. Его интеллигенция и военные главари до сих пор остаются в деревнях. Работайте день и ночь. Постарайтесь, чтобы все видные и нужные армяне были арестованы. Оставьте человеколюбие – этим нельзя создать государство, завоевать страны... В богатых вояками местах с целью ослабления армян убейте одного русского воина и обвините в этом армян. Знаете, что сделают русские! Не оставляйте в Зангезуре ни порядочных людей, ни богатства, чтобы это проклятое племя не могло подняться на ноги”. Асад Караев первая директива была спущена 19 июля 1920 года вторая двумя днями позже – 21 июня. Aрхив - ЦПА ИМЛ, ф.64, оп. ед. хр.10.
  19. Джеймс Руперт снимал для The Washington Post в 1992 году, в НКР. Смотреть
  20. 15 лет назад в эти дни операция "Кольцо" была в самом разгаре, сопровождаемая бойней, террором и мародерством. Доклад Правозащитного центра общества "Мемориал" **** "Один кадр забыть нельзя - пожилая армянка со слезами на глазах благодарит азербайджанских омоновцев и советских солдат за то, что .они дают ей возможность наконец-то покинуть село, выехать и потушить навсегда родовой очаг. Думаю, любому нормальному человеку ясно, что люди плачут вовсе не от счастья, покидая родину, обрекая себя на неизвестность. Но топорно сделанный пропагандистский фильм призван убеждать, что слезы этой женщины, а также сотен армян, покидающих сегодня насиженные места, - от великой радости..." **** "На вооружение ОМОН переданы: автоматы АКМ 7, 62 мм - 3500 шт. автоматы АК 5, 45 мм - 2000 шт. пулеметы РПК 7, 62 мм - 120 шт. пулеметы ротные ПК 7, 62 мм - 90 шт. винтовки снайперские СВД - 60 шт. пистолеты Макарова 9 мм - 4000 шт. пистолеты Стечкина 9 мм - 350 шт. По всем видам выдано по 2, 5 боекомплекта на ствол. Имеется бронетехника: БТР 60-ПБ и БТР-70 - 15 шт. БРДМ-1, БРДМ-2 - 6 шт. БТР-152 - 11 шт. танки Т-54 - 18 шт. Генеральный прокурор Азербайджана Исмет Гаимов, выразив благодарность внутренним войскам, отметил, что "им следует действовать энергичнее и смелее, с большей поступательностью" "Почему в Азербайджане нет боевиков?". Газета "Коммерсантъ", 20.05.1991
  21. "Туча в горах" Журнал "Аврора", № 10, 1988. Вся статья "..Кеворков — беспринципный руководитель, которого не беспокоило ничто, кроме собственной карьеры, — был удобен. Для начальства умел быть беспрекословным, вовремя подливал елею, «поддерживал» и «одобрял», а когда давали команду — «обличал». Только два штриха, красноречиво демонстрирующих характер «братской» национальной политики в НКАО, осуществляемой этим руководителем-вельможей. Свою деятельность в партийной организации области он начал в 1973 году с пленума обкома по национальному вопросу, после которого в Шуше, древней столице Нагорного Карабаха, стали исчезать афиши, названия, вывески на армянском языке. Там же несколько лет назад с благословения бывших руководителей Азербайджанской ССР с помощью милиции был разрушен памятник воинам-армянам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Все началось с демонстраций армянского населения в Степанакерте, затем — в Ереване. Кончилось Сумгаитом. " "— Возраст убийц можешь сказать? Как они выглядели? — Возраст — от 16 до 35. Все незнакомые. Одеты по-разному. Некоторые даже в галстуках. Один даже в белой рубашке и галстуке. Когда нас выводили, он на пианино играл..." "«В Али стрелял милиционер-азербайджанец. Брат умер мгновенно: выстрел был в упор, пуля прошла насквозь, попала в сердце. Между ним и офицером произошел спор. Потом Али схватился за Ульви Вахрамова, своего приятеля, и сказал: «Держи меня, в меня стреляли». И упал. Ульви видел милиционера, который стрелял. Он его не знает, но он хорошо знает другого офицера — агдамского, который сразу посадил стрелявшего в машину и уехал. " "Именно здесь я в полной мере ощутил, сколь напряжена еще была обстановка в Степанакерте в конце апреля, сколь накалены были страсти между армянским и азербайджанским населением НКАО и сколько проблем здесь еще ждет своего решения. Сюда меня буквально затащили студенты азербайджанского и армянского секторов — будущие историки, попросив стать своеобразным арбитром в их диалоге за «круглым столом». Разговор получился трудным, даже тяжелым. Были моменты, когда я жалел, что согласился в нем участвовать. Скажу честно, кончился он всеобщим гвалтом, когда его участники, разбившись на кучки, даже пары, молотили друг друга словами-ударами, словно боксеры в ближнем бою. Но, как отметил один из его участников, это был первый за последние два месяца разговор, в котором обе стороны высказали свою точку зрения. « — ...28 апреля было торжественное собрание, посвященное Дню рождения республики. Впереди Первомай, затем — День установления Советской власти. Наш уважаемый декан доклад делал. О чем он должен был говорить в такой день? О дружбе, конечно, о нормализации учебного процесса. А что в докладе было? В первую очередь о Сумгаите. Тенденциозно, в националистическом духе. Вот почему студенты-азербайджанцы начали шуметь и мы, опытные преподаватели, возражали. — Мы должны критиковать негативные явления всегда, где бы они ни были. Кое-кто в праздник хотел скрыть правду, показать, что у нас все здорово. Если душа болит за наше общество, дружбу, надо говорить правду. Раньше мы только кричали здравицы в честь дружбы. К чему это привело? Правда очищает. Надо с классовой позиции оценивать историю народа. Самед Вургун, Исаакян, Кулузаде, Туманян — прекрасные люди. Писатели — и армянские, и азербайджанские... Но были и нехорошие люди. В 20-е годы они себя проявили Я всегда говорю: нет плохих народов, есть плохие люди. — Джейхун, скажи, хоть одного азербайджанца в Степанакерте обидели? Почему же вы месяц не приходили на занятия? — А почему вы ходили на демонстрации? Лично меня оскорбила одна армянка 22 февраля. — А в институте тебе кто-нибудь сказал плохое? — Нет. Но в городе... — Надо было прийти к друзьям в институт. — Джейхун, ты осуждаешь события в Сумгаите? — Надо разобраться почему это произошло? — «Это произошло»!... Убили людей, ни в чем не повинных. Как ты к этому относишься? — Это хулиганство на почве социально-экономических проблем. Но, посмотрите, где лучше экономическое положение: в Степанакерте или в Сумгаите? «Позиция» об этом четко сказала. — Но ты все-таки скажи, осуждаешь ты убийц в Сумгаите? Разве армяне виноваты, что азербайджанцы в Сумгаите плохо живут? — Я всегда против убийства. — Нет, ты конкретно скажи. — Я там не был. Правительство Азербайджана просило вас прекратить демонстрации и выйти на работу... — Тебя, азербайджанца, не интересует, почему мы, армяне, не можем изучать историю своего народа? — Я об этом не думал. Я хочу знать, из-за чего произошли забастовки здесь и в Ереване? Из-за социально-экономической отсталости? — Это не главное. Студенты Москвы не ходят в таких костюмах, как ты и я. Сейчас экономические проблемы не главное. Нам дадут полмиллиарда рублей. Откуда их возьмут? Разве богатство нашей страны безразмерно? В «Прожекторе перестройки» говорилось, что в некоторых городах РСФСР люди годами не видят мяса. А ведь мы от них деньги не берем... — И такой вопрос. Почему наше общежитие отдали сумгаитским армянам? Пусть они квартирантами живут. Министерство, высшего образования это общежитие для нас построило. — Правильно: когда сумгаитцы приехали, по решению облисполкома часть нового общежития отдали им. Но у нас есть старое общежитие. Его освободили для студентов. Почему вы там не хотите жить? Временно. — Это несправедливо. — У меня вопрос. Вы — азербайджанцы — принимаете передачу «Позиция»? — Да. — Значит, вы согласны с исторической справкой: Нагорный Карабах стал в 1923 году составной частью Азербайджана из-за сложностей в международном положении нашей страны? — До двадцатого года Шуша была центром Карабаха. Почти два века тут было Карабахское ханство... — Шуша была центром не только азербайджанским, но и армянским тоже. Мои предки из Шуши. Они погибли в 1918 году в результате резни. Тут родился дважды Герой Советского Союза Нельсон Степанян. Как вы чтите его память? Во что вы превратили памятники в парке имени 26 бакинских комиссаров? Почему в селе Ванк ваши колхозники держат баранов в христианском храме? Это исторический памятник, чудо древности!.. — У нас тоже есть мечеть, которая разваливается. В этом руководство республики виновато, а не народ. — Когда в Сумгаите шел погром, 28-го, вечером, по азербайджанскому телевидению показывали концерт: азербайджанские песни исполняли армянские артисты. Трагедия в том, что мой коллега из азербайджанского сектора не подошел ко мне и не сказал: «Держись, Олег! Прими соболезнования». Азербайджанский народ не имеет к этому позору никакого отношения. Трагедия в том, что азербайджанское правительство не выразило соболезнование пострадавшим, не осудило должным образом резню."
  22. Нет, не бывает в жизни случайностей. Журнал "Экосфера" www.armchorus.ru За несколько последних лет россияне имели возможность свободно посещать крупнейшие культурные центры мира, воочию видеть и слышать легендарные оперные театры, оркестры, прославленных солистов и непосредственно познакомиться с европейским академическим музыкальным искусством - традиционным всемирным эталоном. Слов нет. Безусловно, оно по-прежнему достойно своей славы. Но невольно происходит сравнение наших прежних представлений о нём и реальности. Процессы в области культуры в западноевропейских странах и России идут разными путями. Совершенно иное отношение и участие в них культурного слоя. И, что, пожалуй, самое существенное - принципиально различное отношение и толкование самого понятия национальной культуры. Те же государства имеют несравнимо большие финансовые возможности нежели Россия. Тут сравнение будет просто неуместно. Но вот, что бросается в глаза. Количество профессиональных исполнительских коллективов у нас больше чем во всех европейских странах вместе взятых, причём не в пресловутом соотношении "на душу населения", а в абсолютных цифрах. Нечто аналогичное наблюдается во многих других сферах культуры. Вот это да !.. Процветающая Европа... И Россия, переживающая небывалую ломку и кризис. Действительность доказывает, что у каждого народа не только своя культура, но и своё отношение, разная степень "заинтересованности" в ней. Думается, очень трудно объяснить внимание к нам западноевропейцев чисто экзотическим интересом к бывшему идеологическому противнику или, якобы, попыткой установления культурного диалога и реального сближения самосознания народов. Хотя существование подобных элементов в общей тенденции отрицать было бы неверно. Главное, пожалуй, другое. Наша культура не только жива. Она является национальной по самому высокому определению. Она - духовная составляющая судьбы наших народов. С её помощью приходит осознание и покаяние, искупление и прощение. Она помогает братским народам наперекор политике отчуждения не потерять друг друга и не перейти к враждебности, сквозь туманную пелену безнадёжности прорубает дорогу в будущее, которое будет осознано каждым народом как своё будущее, в котором продолжится его сущность и судьба. Она помогает вновь обрести "истоки" и память как каждому из нас, так и каждому народу, определить свою принадлежность. Без неё мы потеряем своё "я", а сейчас это опасно как никогда. В этом отношении весьма поучителен пример народов Кавказа, как народов древних и испивших за свою жизнь не одну смертельно горькую чашу. Они будут отстаивать, сохранят и не уступят ни при каких обстоятельствах их родной язык, обычаи (то есть национальную психологию), национальное искусство - всё то, что называется национальной культурой. История их научила, что опасность исчезновения (которая, кстати, может произойти очень мирно и во вполне "дружелюбной" обстановке) связана не с потерей государственности или благосостояния, а с потерей национальной культуры, которая и является сущностью каждого народа. Хочу остановиться на одном, как мне кажется, совершенно поразительном примере, связанным с судьбой одного из кавказских народов. Однажды я случайно попала на концерт хора, о котором раньше ничего не знала и не слышала, хотя, как мне стало позже известно ему - Московскому армянскому камерному хору - исполнилось уже девять лет. Для меня это было тем более странно, так как по роду своей деятельности я стараюсь постоянно держать в поле зрения всю концертную жизнь Москвы. Московскому музыканту есть с чем сравнивать - Россия всегда гордилась богатейшей культурой хорового пения, крупнейшими в мировом масштабе мастерами хора как старой светской и церковной школы, так и новой - советской. Поэтому инициаторы создания в одном из крупнейших современных мировых музыкальных центров профессионального хора, представляющего иную национальную культуру должны были оказаться или очень смелыми людьми, или же действительно располагающими соответствующим духовным потенциалом для решения подобной сверхзадачи. Просвещённым людям не нужно рассказывать о глубочайшей древности и богатстве армянской культуры, появившейся ещё в довавилонские времена. Интерес к истории и культуре Армении в Европе и в России был всегда очень высок и по причине особой исторической судьбы армянского народа, особых свойств его национальной культуры - её, если так можно выразиться, интенсивно выраженного национального характера, умения быть открытой достижениям общечеловеческой цивилизации и одновременно не ассимилироваться под её натиском, "национализировать" новые элементы. При глобальных сменах эпох, таких как, например, возникновение и утверждение эллинизма или христианства сохранить основные составные национальной культуры и продолжить её развитие в иных, в том числе неблагоприятных условиях. Музыка V века, как и вся средневековая армянская духовная музыка, явление уникальное. Тем более, что известны некоторые её авторы. Один из них крупнейший просветитель раннехристианского периода - Месроп Маштоц, создатель новой армянской письменности, первый переводчик Святого Писания на армянский язык. Когда я слушала его псалмы впервые на концерте этого хора, то была потрясёна первозданной силой духа христианства, его глубиной, суровой самоотречённостью, динамизмом медитации. Невольно возникла прямая параллель с григорианским хоралом, органной музыкой И.С.Баха. Лично у меня возникло впечатление, что армянская раннехристианская духовная музыка отличается от григорианского хорала большей степенью участия человеческой сущности в диалоге с Небом, мужеством лицезрения Его и самого себя. Немецкие и итальянские учёные ещё 20 лет тому назад выступили со свидетельствами проникновения элементов христианского культа с Ближнего Востока - колыбели христианской цивилизации - в Европу и последующем влиянии их на формирование всей материальной культуры христианства. Истоки хорального пения, по их мнению, следует искать прежде всего в армянских раннехристианских песнопениях. И это совсем не удивительно так как Армения начала первого тысячелетия была на Ближнем Востоке крупнейшей христианской державой (кстати, первой в истории страной, принявшей христианство как государственную религию в 301 г.), где первоначально сошлись культуры арамейской, греческой, ассирийской и иудейской христианских общин. Во 2-4 веках Армения оказалась одним из перекрёстков возникающей новой цивилизации. Ей пришлось пережить болезненный процесс восприятия новой культуры и найти в себе творческие и духовные силы преобразовать её как часть собственной национальной культуры. Сам Месроп Маштоц как и его соратники: Саак Партев, Корюн и другие посвятили свои жизни исполнению этой миссии. Они создали фундамент здания, творцом которого стал в последствии национальный гений. Все эти исторические события, как бы, записаны и отражены в этой музыке. Исполнить её - означает исполнить заложенную в ней программу, сделать реальными происходящее в ней. Это под силу только подлинно духовному исполнителю, имитация духовности (то есть духовная и творческая несостоятельность) становиться в этом случае очевидной с первых звуков. Художественный руководитель и дирижёр хора - Нелли Аркадьевна Андриасян не просто опытный мастер и большой художник. Родившись в России и всю жизнь проживая в ней, далеко не в совершенстве владея армянским языком, она сохранила в генетической памяти связь культурных эпох, пережитых армянским народом и оказалась в центре судьбоносных национальных процессов и явилась продолжателем миссии апостолов армянской культуры. В Армении среди выдающихся исполнителей были два великих музыканта - продолжателей комитасовской культуры - Лусине Закарян и Заре Саакянц. Творчество Андриасян в армянской духовной музыке не повтор и не продолжение сделанного ими. После Лусине Закарян и Заре Саакянца, "возжёгших лампаду" высшей духовности и воплотивших её в армянской культуре (в чём настоящий исполнитель является соавтором с композитором), соответствующее "поле" деятельности исчерпано. У меня возникло ощущение, что Андриасян осуществляет в историческом и глобальном масштабе последующее действие - "направляет" этот мощнейший духовный заряд в центр общечеловеческого восприятия. Её исполнение возвращает нас к абсолютным изначальным истинам - истокам человеческого духовного начала - бесконечности и вечности, отрывает наш взгляд от земли и открывает окружающий нас мир духовного космоса. Особенно сильно это чувствуется в исполнении произведений Комитаса. При явно не человеческой природе энергетики, которая выстраивается звуками, музыкальные образы оказывается совершенно открытыми и доступными для диалога и глубочайшей медитации. Нелли Аркадьевна является одной из первых в СССР исполнителей русской духовной музыки, ученицей великих русских хоровых мастеров - А.Свешникова и В.Степанова, соратницей А.Юрлова и творческой поклонницей выдающегося церковного дирижёра-регента В.Комарова, исполнительский стиль которых качественно отличается остротой, глубиной и искренностью переживаемого в противовес современному, для которого всё более характерным становится внешняя "внушительность", почти полностью лишённая контакта с глубинным содержанием и не радующая слушателя как внутренними, так и внешними красками и заменяющая тончайшую и богатейшую палитру, которую настоящему художнику предоставляет русская духовная музыка примитивным динамическим набором, механическим - вертикальным ансамблем, даже не предполагающим существование ансамблевой полифонии. Стиль исполнения Андриасян русской духовной классики: Д.Бортнянский, М.Березовский, А.Архангельский, С.Рахманинов и др. полностью отличается от "традиционного", защитники которого весьма агрессивно отстаивают, как им представляется, его чистоту и истинность. Принципиальное различие заключается в том, что в интерпретации Андриасян русская духовная музыка выступает не столько как памятник национального искусства, сколько как "живой материал" решения духовных проблем современной России. Это требует колоссальной смелости в переосмыслении творческих задач, абсолютной творческой и духовной самостоятельности, умения видеть с иных сторон временного пространства, в динамике жизненных процессов теперь активно эксплуатируемую тему. Такое переосмысление под силу только мощной творческой личности, большёму художнику, талант которого совершает неповторимые открытия во всех областях, в которых волей Создателя ему суждено быть. Здесь также помогает опыт древней армянской культуры, который учит, что при смене исторических эпох задача продолжения национальной культуры решается не с помощью её консервации, а нахождением новых форм её существования, перевоплощением её сущности в новые "носители". И именно это осуществляет по воле Божьей для армянской и для российской культуры талант Нелли Аркадьевны Андриасян. Признаться, меня мучил вопрос: результаты проведённого мною анализа и эмоциональное впечатление от услышанного, которые, впрочем, вместе со мной разделяют многие мои коллеги ни в коей мере не соответствуют степени известности этого хора. Как это знакомо, не правда ли? Величайшие открытия и таланты, погребённые заживо, которые, смогли бы решить труднейшие проблемы России, да и не только её, но почему-то оказывающихся открытыми только узким кругом знатоков. Да, это проверенный и верный приём: для того, чтобы эффективно бороться с творцом нужно его старательно и последовательно не замечать. Уж в чём как ни в этом у нас накопился громадный опыт. Для меня это чудовищно не только с моральной точки зрения. Ведь творчество Андриасян не дешёвая профанация решения национальных проблем и национального возрождения - это и есть самое настоящее решение: когда творческое открытие таланта, сущностью своей связанного с судьбой народа и Родины открывает новый горизонт, который, поможет и другим в решении той же проблемы. Андриасян творит не только для армянского народа, а для всех нас, решая задачу, стоящую очень остро для всего человечества. Надо найти в себе силы оказаться достойными воспринять этот дар Создателя, который не оставляет нас в часы тяжёлых испытаний и посылает нам своих гонцов, готовых своим земным подвигом открыть те двери, которые бессильна открыть наша собственная рука. Музыковед Алефтина Христодарова http://www.armchorus.ru/PressaN8.html
  23. 27-29 февраля 1988г. Армянские погромы в Сумгаите
  24. Чьи интересы лоббирует Международная кризисная группа ПОД ЛИЧИНОЙ ПОСРЕДНИКОВ? ОГОВОРКА ПЕРВАЯ: все представленные ниже факты взяты из открытых интернет-ресурсов. ОГОВОРКА ВТОРАЯ: в силу ограниченности газетной площади мы не приводим ссылки на первоисточники информации, однако редакция готова представить эти электронные адреса любой заинтересованной стороне. ОГОВОРКА ТРЕТЬЯ: в данной статье приводятся лишь наиболее красноречивые данные, однако в нашем распоряжении имеется интересная информация и о других членах Исполкома Международной кризисной группы. Итак, Международная кризисная группа (International Crisis Group). Это название внезапно запестрело в сообщениях о ходе урегулирования нагорно-карабахского конфликта во второй половине прошлого года. Представители группы с самого начала повели себя как-то очень круто и уверенно, за короткий срок весьма своеобразно "разобравшись" в многолетнем кровавом конфликте и представив доклад со своими рекомендациями. На этом, однако, не успокоились, более того, заявления представителей МКГ приобретают все более и более императивный, категоричный и даже провокационный характер, вызывая вполне понятное раздражение и неприятие со стороны людей, десятки лет живущих в условиях неурегулированного конфликта и перенесших ради его справедливого разрешения немыслимые испытания, страдания и жертвы. Что же такое Международная кризисная группа, позволяющая себе сегодня выступать фактически от имени правительства Армении и давать весьма сомнительные рецепты урегулирования конфликта? Сведения об организации можно почерпнуть из ее интернет-сайта. Оттуда же, со страницы www. crisisgroup. org, ведут весьма любопытные ниточки к людям, стоящим за этой организацией и, по сути дела, определяющим ее стратегию и тактику, впоследствии лишь озвучиваемые фрейзерами и делетрозами. Впрочем, хватит риторики, перейдем к фактам. В составе Исполкома МКГ значится 59 человек. Вот сведения, которые удалось добыть в недрах интернета в отношении некоторых его руководителей и весьма влиятельных членов. МОРТОН АБРАМОВИЦ, один из основателей МКГ: бывший помощник госсекретаря США, бывший посол США в Турции. Цитата из статьи в "Хюрриет", озаглавленной "Турецкие солдаты сохраняют мир на Кипре": "В качестве члена Международной кризисной группы Мортон Абрамовиц посетил Анкару. В ходе визита он заявил: "Пока турецкие солдаты остаются на Кипре, насилие там исключается". ЗБИГНЕВ БЖЕЗИНСКИ, тот самый бывший советник по вопросам нацбезопасности президента США, кроме всего прочего, еще и член Почетного Совета консультантов Американо-азербайджанской торговой палаты (ААСС) - организации, созданной под крылышком Американо-турецкого совета (American Turkish Council). Именно Бжезински, как известно, посещал Азербайджан в качестве эмиссара президента США по вопросам строительства трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан. СТЕФЕН СОЛАРЦ, тоже один из основателей и вице-президент МКГ. Один из самых влиятельных лоббистов в США, активно лоббирует турецкие интересы. Цитата с сайта Армянского Национального Комитета Америки (ANKA): "Продолжая усилия по отрицанию (имеется в виду Геноцид армян. - М. Г.), турецкое правительство наняло бывших конгрессменов в качестве лоббистов своих интересов. (...) Стефену Соларцу было заплачено 400 000 долларов". Цель: резкая активизация деятельности оппозиции Конгресса против официального признания США Геноцида армян. Еще одна цитата - из журнала "Тайм-Европа": "... Турецкое посольство в Вашингтоне подписало контракт на $1,8 млн с тремя топ-лоббистами". В их числе журнал называет и Соларца. Цель: "приложить все усилия к тому, чтобы Турция производила хорошее впечатление". Стефен Соларц к тому же - член Американо-турецкого совета. А еще - владелец роскошного дома в Турции, на берегу Средиземного моря. По свидетельству ANKA, любит шаловливо называть себя "конгрессменом из Стамбула". Деталь: З. Бжезински и С. Соларц являются сопредседателями "Американского комитета для мира в Чечне" - организации, поддерживающей чеченских боевиков. В членах Исполкома МКГ и ЭРСИН АРИОГЛУ, депутат парламента Турции. Без комментария. УТА ЗАПФ - председатель подкомитета Бундестага Германии по демилитаризации, контролю и нераспространению оружия. Член Христианско-демократической партии Германии, активная сторонница и лоббистка принятия Турции в члены ЕС, неоднократно участвовала и выступала с пламенными речами на организованных турками конференциях. В бюллетене берлинского офиса "Ассоциации турецких производителей и бизнесменов" (лоббирующей интересы турецкого бизнеса в Европе) за октябрь 2003 - январь 2004гг. говорится об активных контактах с этой фрау, судя по ее дальнейшей деятельности - весьма успешных. Была основным докладчиком на организованной Турцией в Анталье конференции "Отношения Турции с Германией и Европейский Союз" и ряде других форумов. Является председателем Германо-турецкой парламентской группы. Среди членов Исполкома МКГ - ряд ярых сторонников вступления Турции в ЕС. В их числе, например, член Европарламента, член организованной в октябре 2005г. "независимой" комиссии ЕС по Турции ЭММА БОНИНО, на личном сайте которой есть специальный раздел, посвященный ее активной лоббистской деятельности за принятие Турции в ЕС (девиз: "Турция в ЕС - Сейчас!"), журналист и писатель англичанин УИЛЬЯМ ШОУКРОСС - его имя упоминается рядом с именами тех, кто развязывал войну в Ираке. В Исполкоме вообще немало известных международных "ястребов" - людей, провоцирующих и лоббирующих военные конфликты. Кроме английского журналиста, это, например, КЕННЕТ АДЕЛЬМАН, также являющийся членом уже упомянутого "Американского комитета для мира в Чечне". Несколько странно для организации, позиционирующей себя в качестве миротворческой, не так ли? А также: члены уже упомянутой "независимой" комиссии ЕС по Турции, активные протурецкие лоббисты ПАТ КОКС, БРОНИСЛАВ ГЕРЕМЕК, а также председатель этой самой комиссии МАРТТИ АХТИСААРИ. Еще одно имя: ДЖОРДЖ МИТЧЕЛЛ - почетный председатель МКГ, замешан, согласно публикациям в западных СМИ, в международной афере по попытке приватизации Государственной нефтяной компании Азербайджана (нашумевшее "дело Виктора Кожены"). КАРЛА ХИЛЛЗ - директор корпорации "Шеврон" с 1993г. , ее ведущий директор - с 2004г. Напомним: нефтяная компания "Шеврон" - большой друг Азербайджана. А еще "Шеврон-Тексако" - один из спонсоров МКГ. В Армении представителем Международной кризисной группы является бывший пресс-секретарь Левона Тер-Петросяна. И напоследок: в прошлом году в списке многочисленных спонсоров МКГ появилось министерство иностранных дел Турции. Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок данной публикации, думаю, ясен всем. Еще есть вопросы? http://golos.am/2000/january_2006/26/st01.html
  25. Armen Chakmakian / Армен Чакмакян Вот немного о музыканте. Второй альбом от TruArt Records Основатель независимой компании звукозаписи TruArt Records, американский пианист и клавишник армянского происхождения Армен Чакмакян (Armen Chakmakian) объявил о втором релизе в истории фирмы. Это альбом инструментальной музыки «Caravans», который может оказаться весьма интересным для поклонников world music, new age и джаза. Для записи этого альбома, 12 треков которого во многом развивают идеи, заложенные дебютным диском «Ceremonies», Чакмакяну удалось собрать весьма представительную команду. С ним работали бас-гитарист Дуг Ланн (Doug Lunn), гитарист Энди Абад (Andy Abad), ранее игравший с Чакмакяном в известном коллективе Shadowfax, скрипач и исполнитель на арабской лютне уд Джон Билезикян (John Bilezikjian), аккомпанировавший в разное время таким мастерам, как Леонард Коэн, Пласидо Доминго и Офра Газа, перкуссионист Андре Арутюнян (Andre Harutyunyan) и барабанщик Мартин Флорес (Martin Flores). Armen Chakmakian. Ceremonies Церемонии - комбинация современного мягкого джаза и Нью-Эйджа, основанная на армянских традиционных мелодиях. Армен Чакмакян, музыкант получивший премию ГРЭММИ, создал гобелен ярких звуков в своем сольном альбоме. Участие знаменитого Дживана Гаспаряна и его дудука, помимо других традиционных и современных инструментов, помогло автору очень удачно и красиво интерпретировать оригинальную музыку его родины. видеоклип Ceremonies(Судя по всему клип снимали в пустыне Дер-Зор, где нашли свою могилу тысячи армян в 1915 году.) видеоклип Fire Dance Official website or Chakmakian Как купить/скачать/найти 1. Ceremonies и Caravans продаются в магазине Дисклэнд, в частности в одном из них, который расположен на проспекте Маштоца. 2. Также на Озон.ру 3. Весь альбом Ceremonies можно скачать отсюда.