Sign in to follow this  
Followers 0
Unregistered - V

К вопросу о курдской государственности.

28 posts in this topic

В одном из своих последних писем, направленных Сулейману Демирелю в апреле 1993 года, тогдашний президент Турции Тургут Озал сказал следующее: «Турецкая Республика стоит перед лицом невиданной доселе опасности. Страшное социальное потрясение способно отрезать часть Турции от остальной нашей территории, и тогда все мы окажемся погребенными под обломками.» (The Independent, Лондон, 13 ноября, 1993). Озал говорил о курдской государственности.

Курды насчитывают от 25, согласно западной, и до 40 миллионов, согласно собственно курдской, статистике. По оценкам международных экспертов, курдское население Турции составляет до 25% населения, Ирана – до 10%, и Ирака – до 23% от общего населения.

Курдский вопрос почти никогда не обсуждался вне контекста проблем курдонаселенных стран. Лишь печально известный Севрский Договор предусматривал создание курдской автономной области, которая должна была стать полностью самостоятельной, если по истечении одного года со дня подписания Договора Лига Наций придет к независимому выводу о жизнеспособности курдского государства. Известно, что мертворожденный Севр так и остался на бумаге, похоронив, таким образом, зыбкую идею курдской государственности на многие десятилетия.

Очевидно, что после тщательного изучения ситуации в Северной Месопотамии - и особенно в свете отказа Турции предоставить союзникам собственную территорию для вторжения в Ирак - англичане и американцы пришли к выводу, что возврат иракского Курдистана под юрисдикцию Ирака не только не возможен, но и противоречит их долговременным интересам. В Государственном Департаменте США и Пентагоне не могут не понимать, что в случае проведения прямых парламентских выборов по классическому принципу «один избиратель-один голос», унитарный Ирак со значительно преобладающим шиитским населением неизбежно - и существенно - усилит позиции шиитского Ирана в регионе.

Израиль является страной, наиболее заинтересованной в создании на территории Ирака шиито-суннито-курдской конфедерации с последующим разделом страны на несколько государств. Это объясняется многочисленными факторами, в том числе предметным пониманием того очевидного обстоятельства, что любой режим, который придет на смену американскому, - исламский или светский - будет проводить антиизраильскую политику, не уступающую в жесткости баасисткому. Дробление Ирака на несколько независимых неспособных договориться и предпочтительно воюющих друг с другом несамодостаточных стран может стать существенным фактором в обеспечении долговременной безопасности Израиля.

Не исключено также, что англичане заинтересованы в создании на территории Ирака единого суннитско-шиитского государства (возможно, без Курдистана), возглавляемого королем–хашемитом (суннитом) и премьер-министром – шиитом. Вспомните знаменитый план Форин Офиса тридцатых годов.

Прежде конкурировавшие и враждовавшие страны региона уже объединились в единый антикурдский фронт. Иран, Турция и Сирия проводят интенсивные трехсторонние консультации с целью недопущения создания курдской автономии на севере Ирака. О важности курдского вопроса для, в частности, сирийцев, свидетельствует тот факт, что для облегчения сирийско-турецкого переговорного процесса Сирия уже отказалась от своих притязаний на турецкий Искендерун.

На мой дилетантский взгляд, курдская государственность уже состоялась. Интересно было бы узнать ваше мнение, - и особенно в свете влияния фактора иракского Курдистана как независимого государства на развитие турецко-армянских отношений.

Прошу высказываться, дамы и господа!

Share this post


Link to post
Share on other sites
На мой дилетантский взгляд, курдская государственность уже состоялась. Интересно было бы узнать ваше мнение, - и особенно в свете влияния фактора иракского Курдистана как независимого государства на развитие турецко-армянских отношений.

Прошу высказываться, дамы и господа!

На мой дилетантский взгляд,курды никогда не были и не смогут быть союзниками армян И даже если у них возникнет государственность , во что я мало верю на развитие армянско-турецких отношений они не повлияют никак. разве что порадуемся что у Турции появилась ещё одна головная боль , ведь 40 милионов курдов не ограничатся одой автономией в Ираке

Share this post


Link to post
Share on other sites

На мой дилетантский взгляд,курды никогда не были и не смогут быть союзниками армян И даже если у них возникнет государственность , во что я мало верю на развитие армянско-турецких отношений они не повлияют никак. разве что порадуемся что у Турции появилась ещё одна головная боль , ведь 40 милионов курдов не ограничатся одой автономией в Ираке

А на мой дилетантский взгляд, если курская государственность распространится также и на Турцию, на место армяно-турецких отношений просто придут армяно-курдские. Вот и все :flower:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дорогой Viraboff,

Давно не общались. Рад снова встретиться.

Думаю, курдской государственности нет, но ее нужно было бы создать.

Проблема в том, что курды ужасно неорганизованы, сами не имеют

понятия чего они желают, нету оформленной коллективной цели и

методов ее достижения.

Конечно, их общая заветная мечта- создать Курдистан, но каждая

группировка имеет свое понимания этого вопроса и методов

достижения цели. Из-за этих противоречий они готовы друг-друга

убивать.

Даже Иракские курды не могут согласится между собой. Неделю

(от силы две) назад в Ираке одна курдская партия взорвала лидера

другой (простите, что без деталей, но если покопаться, можно их найти

в архивах), за то, что вторая сотрудничала с новой иракской администрацией

и пыталась получить пару портфелей в министерстве.

Я за курдами наблюдаю уже долгое время. Они реально относятся к тем

фактором, к которым Турция относится с боязнью. Они реально претендуют

на земли сегоднешнеи Турции. Даже если они создадут свой Курдистан

на земле современного Ирака а не Турции, можно быть уверенными что

новая страна только усилит свои территориальные претензии к соседу

(Турции). Курдская Рабочая Партия же, проживающая на территории

Турции, зная что у них есть куда отступать, будет проводить намного

более наглые акции.

Все это в положительном ретроспекте. Проблема в том, что подобное

государство, если оно появится на карте, будет совершенно не прогнозируемым.

Междуусобные войны, борьба за власть, революции, конфликты

с соседями гарантированы.

Нет никаких гарантий, что у некоторых курдских лидеров желаемая

карта Курдистана не проходит через Армению.

Вот, пожалуй, кратко пара моих наблюдений.

Честь Имею,

Lucifer

Share this post


Link to post
Share on other sites

Война и мир

глазами первого главкома регулярной армии Курдистана

На днях партизанские отряды курдов, сражавшиеся на Северном Ираке, получили официальный статус регулярной армии Курдистана. Главнокомандующий армией, член парламента Курдистана генерал Ростем (Mam Rostem), отдыхающий в Нюрнберге, делится с нашей редакцией своими мыслями о войне, политике, своем народе и его мирном будущем.

Без нас вам жилось бы спокойней

Мы, курды, необычный народ – народ без своей земли и своей страны. И, как все такие народы, мы досаждаем мировому сообществу массой проблем и комплексов. Разумеется, без нас всем жилось бы спокойнее. Люди не знают, чего от нас ждать и с кем нас сравнивать: с ирландскими сепаратистами или же с чеченскими, а может быть, даже с арабскими террористами. Кто они, эти чертовы курды, чего они хотят? Сейчас ваше телевидение сетует на судьбу арабов, которых мы выгоняем из их домов. Еще одно место на этой земле, где арабы нуждаются в срочной защите. Но хочу напомнить, что это наши дома и наша земля, бесплатно доставшиеся им от Саддама во время этнических чисток.

Меньше всего мне хотелось бы заслужить у населения Европы такую репутацию, какая выпала на долю генералов Израиля. Я не эксперт по ближневосточным конфликтам, но нашу историю я знаю хорошо. В конце пятидесятых, когда иракские офицеры свергли монархию, официальный Багдад поднял знамя панарабского национализма и антисемитизма. Тогда багдадское правительство получило активную поддержку со стороны СССР. Власти и их союзники не хотели потерять важнейшие нефтяные месторождения вблизи Киркука и Моссула. Давление на курдов стало расти, многие бежали в Турцию. Новую надежду принесла война Ирака с Ираном. Нам опять сулили свободу, позволили создать свои школы и даже собственное радио. Но сразу после перемирия Саддам вернулся к политике подавления. Ее вершиной стал массовое убийство курдов ядовитым газом и заселение их деревень арабами. Эти и прочие факты вызвали к жизни две курдских политических партии – Демократическую партию Курдистана (ДПК) под руководством Масуда Барсана и Патриотический союз Курдистана, лидером которого стал Ялял Талабани. К партии Талабани принадлежу и я. Хотя многие вещи партии видят по-разному, это не мешает им выступать единым политическим фронтом и иметь общие вооруженные силы.

Буш не начинал войну,

он ее только закончил

После «войны в заливе», курды не переставали считать дни, оставшиеся до свержения Саддама. В отличие от западного мира, мы не нуждались в доказательствах того, имеет ли этот зверь оружие массового поражения. Почти каждая курдская семья насчитывает минимум одного покойника, отравленного ядовитым газом. Вместо того, чтобы посылать на поиски экспертов ООН, было проще спросить у нас. Бойцы за мир утверждают, что американцы рвались к источникам нефти. Представьте себе концлагерь, на территории которого есть нефтяная скважина. Нужно ставить наличие нефти в упрек тем, кто освободил узников лагеря? Убежден сам и уверяю вас: не будь нефти, американцы все равно не смирились бы с режимом Саддама. Он сам был чудовищем, он создал чудовищную власть, и его подручные ежедневно совершали чудовищные преступления. Для курдов нет вопроса в том, нашли там что-то после войны или не нашли. Нам нечего искать, мы знаем, где эти огромные кладбища, на которых зарыты наши родные и близкие.

Когда мир еще только гадал, нападет ли Америка на Ирак, мы уже знали: готовится война. Пешмерги получали оружие от США, штабы координировали свои усилия, шла сосредоточенная и целенаправленная работа. Тут надо отметить, что уже после первой затрещины, полученной от США, Саддам прекратил открытый геноцид курдского населения. Мы сумели под международной защитой США, Англии и Турции создать свой парламент, восстановить школы и учредить университет. Огромное значение для курдов имело возникновение собственного телеканала, передававшего объективные новости по всему миру. Но все это весело на волоске, единственной гарантией был страх Саддама перед США. Америка, однако, все сильнее попадала под давление мирового сообщества, требовавшего «мирного урегулирования». Получи Саддам такие гарантии, для курдов настал бы просто конец света. Впрочем, не только для курдов...

Для тех моих земляков, кто подобно мне сумел вывезти в Германию свои семьи, антиамериканская позиция Федерального правительства был совершенно непонятна. Никто не хочет войны, но она уже шла в Ираке многие десятилетия. Мы не переставали воевать… Я до сих пор восторгаюсь президентом Бушем, который так смело поставил на карту свою репутацию. Сегодня трудно обрести популярность, начав войну. А потому еще больше я восхищаюсь американским народом, не отказавшим Бушу в доверии. Видимо, люди поняли, что он не начал войну, но наконец ее окончил. Для многих жителей Ирака, и курдов особенно, тут нет предмета ни для сомнений, ни для спора.

Борьба против Саддама –

это борьба против терроризма

Ввод армии в Ирак потребовал от Америки очень сложных и противоречивых усилий в отношении Турции. С одной стороны, многие месяцы США добивались ее активного содействия предстоящим военным действиям. С другой стороны, по нашему настоянию они не могли допустить, чтобы турецкие войска вошли в Северный Ирак. Пока американские дипломаты пытались совершить это чудо, перед курдской армией была поставлена задача подготовить уничтожение террористической группировки «Анзар-эль-Ислам». В те месяцы, когда европейская пресса интенсивно бомбардировала читателей сведениям, что якобы Саддам не контактирует и более того – враждует с исламистскими террористами, мы ползали по скалам и выслеживали склады оружия, укрепленные пункты и тайные тропы соратников Бен-Ладена, окопавшихся в Ираке при поддержке официального режима. Эти банды безжалостных убийц были нужны Саддаму именно на севере страны, где они вырезали и расстреливали целые курдские селения. С удивительной легкостью бандиты пересекала границу Ирана, с такой же легкостью они возвращались в свои стационарные иракские лагеря. Европа в упор не видела эту армию террористов, хотя не заметить ее было сложно даже слепому.

По заданию армии США мы подготовили и передали американской разведке исчерпывающую информацию о бандитах. Помню разговор с высокопоставленным чиновником ЦРУ, который пытался уяснить ориентацию «Анзар-эль-Ислам». Я сказал ему: представьте себе, что Бен-Ладен – отец большой семьи. Если один из сыновей – это «Джихад», который терроризирует население Израиля, то второй, гораздо более жестокий, это «Анзар-эль-Ислам». Этот чиновник все понял, и дальнейшая работа протекала намного проще. Американцы уяснили, что если они нападут на Саддама, силы «Аль-Каиды» в Ираке немедленно примут участие в военных действия на стороне диктатора. А потому за первые 2-3 дня после нападения на Ирак американская ракетная артиллерия первым делом уничтожила лагеря «Анзар-эль-Ислам». Это было полной неожиданность и для «Аль-Каиды», и для Саддама. Такое начало позволило американцам сосредоточится на войне с регулярной армией и не бояться вспышек сопротивления на севере. Остатки террористов были доверены нам, а мы уж с ними разобрались по-свойски. Немецкое телевидение в своих репортажах из Северного Ирака не раз рассказывало о моих бойцах, о кровопролитных боях за Киркук, о схватках за перевал Тшамчамал. Боюсь, из этих репортажей многие так и не поняли, с кем мы, собственно, воевали. Хочу подчеркнуть: мы воевали с террористами, а не с регулярной армией диктатора. Возможно, если бы информация об участии самых кровожадных террористов планеты в этой войне была полнее, то и смысл войны не свелся бы к поискам какого-то секретного оружия. Оружием Саддама был международный терроризм. Его следы не нужно искать, они общеизвестны.

Почему нам не позволили

арестовать Саддама

За время войны отношения курдов и американцев заметно улучшились. Поначалу я ощущал, что они смотрят на нас, как на мятежных туземцев, которых нужно с осторожностью использовать для своих целей. Это прошло. Америка и ее союзники поняли, что на курдов можно положиться: они не коварны, не фанатичны, они мужественны в окопах и искренне стремятся к миру. Кроме того, представители Запада были удивлены демократическими стандартами наших политиков. Они не ждали, что сражающиеся в горах партизаны имеют те же представления о об устройстве современного государства. Напомню еще раз – мусульманами нас сделали насильно, среди курдов и по сей день много христиан. Но это, разумеется, не главное. Главное, что курдские мусульмане не имеют никаких проблем с религией своих христианских земляков. Религия для нас – сугубо личное дело, мне все равно, христианин рядом со мной, мусульманин, иудей или атеист. Традиционная веротерпимость усложняет наше существование в мусульманском мире, но упрощает контакты с Западом. Сейчас я с удовольствием наблюдаю, что западные лидеры перестали бояться слова «курд». Курдов в своих выступлениях упоминает президент Буш, нас упоминает премьер Блэр, это дает нам надежду быть услышанными и понятыми мировым сообществом.

Возможно, мы стали бы еще популярнее, если бы сами задержали Саддама. Но вышло иначе. Я не открою никакой тайны, если скажу, что убежище Саддама нашла моя разведка. Само собой, что сами американцы его не нашли бы никогда. У них нет наших контактов с населением, они хуже знают страну. Другой вопрос, почему мы не арестовали диктатора сами. Формально говоря, потому, что укрытие Саддама находилась вне официальной зоны нашего военного контроля. Горячие головы предлагали взять диктатора в ходе тайной операции. Но я не мог на это согласиться. Прежде всего потому, что обе наши партии хотят открытого и гласного суда над диктатором. Попади же Саддам в руки моих бойцов, я не поставил бы и мелкую монетку за его жизнь: каждый из этих людей имеет очень длинный список близких, убитых по указанию диктатора. Нам обещан демократический, гласный суд над тираном. Большего мы и не хотим. Официально считается, что при нем бесследно пропали 182 тысячи курдов. Это кроме тех сотен тысяч, чьи трупы (или части трупов) удалось найти и захоронить. Родные пропавших надеются, что суд поможет выяснить судьбу этих людей. Да, надежда слабая, но она есть, и это было дополнительным аргументом, чтобы передать Саддама американцам.

Иракский народ оказался не готов к свободе

Что касается политической ситуации в нынешнем Ираке... Скажем так, она и сложная, и очень плохая. Народ нашей страны слишком долго прожил в клетке и не готов к демократическим переменам. Власть сосредотачивается в руках реакционных сил и религиозных фанатиков. В подобной ситуации я не стал бы делать ставку на вывод американских войск в обозримом будущем. Мне кажется, это было бы катастрофой для Ирака, и насколько я могу судить, американцы видят ситуацию так же. Как мы, курды, относимся к американскому присутствию? Конечно же, положительно. Сильно ли помешали американцы Германии? Думаю, не очень. Как в Германии были силы, для которых западная демократия несла гибель, так и в Ираке есть такие же силы. И благодарение богу, что этим силам сейчас приходится плохо. Ваше телевидение показывает толпы, которые требуют вывода американских войск. Надо очень трезво понимать мотивы этих толп. Люди обмануты, они нищи и голодны. Раньше они тайком проклинали Саддама. Теперь его заменила другая власть, против которой можно выступать открыто. Наслаждение публичным протестом, новое и абсолютно незнакомое прежде чувство, пересиливает здравый смысл. Кроме того, с приходом американцев возникло множество политических течений и множество мелких партий. Неясно, с кем вести переговоры и чьи обещания сохранят свой вес до завтрашнего утра. Но вести толпу на улицы готова каждая из них. Хаос, который при Саддаме обуздывался силой оружия и тайной полицией, прорвался наружу.

Недавно у курдов произошел первый и серьезный конфликт с американцами: они потребовали, чтобы наша армия сдала оружие и самораспустилась. Логика США в этом вопросе мне понятна: они хотят построить гражданское общество, а партизанам в таком обществе места нет. Поэтому мы выступили со встречным предложением, которое (пусть и после трудной полемики) было принято. Наша армия перешла на легальное положение и получила статус регулярной. Из «дяди Ростана» я превратился в «генерала», а мои «пешмерги» стали солдатами. По-человечески это мало что переменит. Четвертый десяток лет я ем с ними из одного котелка, а нередко сплю под открытым небом рядом с товарищами по оружию. Мой авторитет никогда не поддерживался погонами, и думаю, такого уже никогда не случится.

Журналисты из разных стран спрашивают у меня: зачем курдам своя армия? Не потому ли, что вы больше не нужны Америке и утратили веру в стабильное будущее? Нет, мы хотим оставить эту армию как залог нерушимости своих границ. Сейчас существуют два принципиальных проекта, которые еще обсуждаются. Один – федерализм для всего Ирака, второй – федерализм для Курдистана. Нам все равно, какой из них будет принят. Главное, чтобы это открыло путь к мирным переговорам, к нормальному парламентаризму и приоритету политики перед кланами, религией и танками. Если все обернется именно так, курды с наслаждением забудут об армии и сложат оружие. Но мы пролили слишком много крови и были слишком часто обмануты, чтобы так легко поверить в наступление светлого будущего. Тем более что предпосылок к демократии в Ираке пока катастрофически мало. Россия, как мне кажется, и сегодня не поняла, чем Курдистан отличается от Чечни. Поясню специально для российских политиков: чеченских сепаратистов мы считаем такими же террористами, как и банды «Аль-Каиды». Я понял бы войну за независимость Чечни, но никогда не приму взрывы в метро или на площадях. Чеченцы стали террористами в демократическом окружении. Курды остались демократами в окружении террористов. Пожалуйста, не забывайте об этом никогда.

Николай Варсегов

Война и мир

глазами первого главкома регулярной армии Курдистана

На днях партизанские отряды курдов, сражавшиеся на Северном Ираке, получили официальный статус регулярной армии Курдистана. Главнокомандующий армией, член парламента Курдистана генерал Ростем (Mam Rostem), отдыхающий в Нюрнберге, делится с нашей редакцией своими мыслями о войне, политике, своем народе и его мирном будущем.

Без нас вам жилось бы спокойней

Мы, курды, необычный народ – народ без своей земли и своей страны. И, как все такие народы, мы досаждаем мировому сообществу массой проблем и комплексов. Разумеется, без нас всем жилось бы спокойнее. Люди не знают, чего от нас ждать и с кем нас сравнивать: с ирландскими сепаратистами или же с чеченскими, а может быть, даже с арабскими террористами. Кто они, эти чертовы курды, чего они хотят? Сейчас ваше телевидение сетует на судьбу арабов, которых мы выгоняем из их домов. Еще одно место на этой земле, где арабы нуждаются в срочной защите. Но хочу напомнить, что это наши дома и наша земля, бесплатно доставшиеся им от Саддама во время этнических чисток.

Меньше всего мне хотелось бы заслужить у населения Европы такую репутацию, какая выпала на долю генералов Израиля. Я не эксперт по ближневосточным конфликтам, но нашу историю я знаю хорошо. В конце пятидесятых, когда иракские офицеры свергли монархию, официальный Багдад поднял знамя панарабского национализма и антисемитизма. Тогда багдадское правительство получило активную поддержку со стороны СССР. Власти и их союзники не хотели потерять важнейшие нефтяные месторождения вблизи Киркука и Моссула. Давление на курдов стало расти, многие бежали в Турцию. Новую надежду принесла война Ирака с Ираном. Нам опять сулили свободу, позволили создать свои школы и даже собственное радио. Но сразу после перемирия Саддам вернулся к политике подавления. Ее вершиной стал массовое убийство курдов ядовитым газом и заселение их деревень арабами. Эти и прочие факты вызвали к жизни две курдских политических партии – Демократическую партию Курдистана (ДПК) под руководством Масуда Барсана и Патриотический союз Курдистана, лидером которого стал Ялял Талабани. К партии Талабани принадлежу и я. Хотя многие вещи партии видят по-разному, это не мешает им выступать единым политическим фронтом и иметь общие вооруженные силы.

Буш не начинал войну,

он ее только закончил

После «войны в заливе», курды не переставали считать дни, оставшиеся до свержения Саддама. В отличие от западного мира, мы не нуждались в доказательствах того, имеет ли этот зверь оружие массового поражения. Почти каждая курдская семья насчитывает минимум одного покойника, отравленного ядовитым газом. Вместо того, чтобы посылать на поиски экспертов ООН, было проще спросить у нас. Бойцы за мир утверждают, что американцы рвались к источникам нефти. Представьте себе концлагерь, на территории которого есть нефтяная скважина. Нужно ставить наличие нефти в упрек тем, кто освободил узников лагеря? Убежден сам и уверяю вас: не будь нефти, американцы все равно не смирились бы с режимом Саддама. Он сам был чудовищем, он создал чудовищную власть, и его подручные ежедневно совершали чудовищные преступления. Для курдов нет вопроса в том, нашли там что-то после войны или не нашли. Нам нечего искать, мы знаем, где эти огромные кладбища, на которых зарыты наши родные и близкие.

Когда мир еще только гадал, нападет ли Америка на Ирак, мы уже знали: готовится война. Пешмерги получали оружие от США, штабы координировали свои усилия, шла сосредоточенная и целенаправленная работа. Тут надо отметить, что уже после первой затрещины, полученной от США, Саддам прекратил открытый геноцид курдского населения. Мы сумели под международной защитой США, Англии и Турции создать свой парламент, восстановить школы и учредить университет. Огромное значение для курдов имело возникновение собственного телеканала, передававшего объективные новости по всему миру. Но все это весело на волоске, единственной гарантией был страх Саддама перед США. Америка, однако, все сильнее попадала под давление мирового сообщества, требовавшего «мирного урегулирования». Получи Саддам такие гарантии, для курдов настал бы просто конец света. Впрочем, не только для курдов...

Для тех моих земляков, кто подобно мне сумел вывезти в Германию свои семьи, антиамериканская позиция Федерального правительства был совершенно непонятна. Никто не хочет войны, но она уже шла в Ираке многие десятилетия. Мы не переставали воевать… Я до сих пор восторгаюсь президентом Бушем, который так смело поставил на карту свою репутацию. Сегодня трудно обрести популярность, начав войну. А потому еще больше я восхищаюсь американским народом, не отказавшим Бушу в доверии. Видимо, люди поняли, что он не начал войну, но наконец ее окончил. Для многих жителей Ирака, и курдов особенно, тут нет предмета ни для сомнений, ни для спора.

Борьба против Саддама –

это борьба против терроризма

Ввод армии в Ирак потребовал от Америки очень сложных и противоречивых усилий в отношении Турции. С одной стороны, многие месяцы США добивались ее активного содействия предстоящим военным действиям. С другой стороны, по нашему настоянию они не могли допустить, чтобы турецкие войска вошли в Северный Ирак. Пока американские дипломаты пытались совершить это чудо, перед курдской армией была поставлена задача подготовить уничтожение террористической группировки «Анзар-эль-Ислам». В те месяцы, когда европейская пресса интенсивно бомбардировала читателей сведениям, что якобы Саддам не контактирует и более того – враждует с исламистскими террористами, мы ползали по скалам и выслеживали склады оружия, укрепленные пункты и тайные тропы соратников Бен-Ладена, окопавшихся в Ираке при поддержке официального режима. Эти банды безжалостных убийц были нужны Саддаму именно на севере страны, где они вырезали и расстреливали целые курдские селения. С удивительной легкостью бандиты пересекала границу Ирана, с такой же легкостью они возвращались в свои стационарные иракские лагеря. Европа в упор не видела эту армию террористов, хотя не заметить ее было сложно даже слепому.

По заданию армии США мы подготовили и передали американской разведке исчерпывающую информацию о бандитах. Помню разговор с высокопоставленным чиновником ЦРУ, который пытался уяснить ориентацию «Анзар-эль-Ислам». Я сказал ему: представьте себе, что Бен-Ладен – отец большой семьи. Если один из сыновей – это «Джихад», который терроризирует население Израиля, то второй, гораздо более жестокий, это «Анзар-эль-Ислам». Этот чиновник все понял, и дальнейшая работа протекала намного проще. Американцы уяснили, что если они нападут на Саддама, силы «Аль-Каиды» в Ираке немедленно примут участие в военных действия на стороне диктатора. А потому за первые 2-3 дня после нападения на Ирак американская ракетная артиллерия первым делом уничтожила лагеря «Анзар-эль-Ислам». Это было полной неожиданность и для «Аль-Каиды», и для Саддама. Такое начало позволило американцам сосредоточится на войне с регулярной армией и не бояться вспышек сопротивления на севере. Остатки террористов были доверены нам, а мы уж с ними разобрались по-свойски. Немецкое телевидение в своих репортажах из Северного Ирака не раз рассказывало о моих бойцах, о кровопролитных боях за Киркук, о схватках за перевал Тшамчамал. Боюсь, из этих репортажей многие так и не поняли, с кем мы, собственно, воевали. Хочу подчеркнуть: мы воевали с террористами, а не с регулярной армией диктатора. Возможно, если бы информация об участии самых кровожадных террористов планеты в этой войне была полнее, то и смысл войны не свелся бы к поискам какого-то секретного оружия. Оружием Саддама был международный терроризм. Его следы не нужно искать, они общеизвестны.

Почему нам не позволили

арестовать Саддама

За время войны отношения курдов и американцев заметно улучшились. Поначалу я ощущал, что они смотрят на нас, как на мятежных туземцев, которых нужно с осторожностью использовать для своих целей. Это прошло. Америка и ее союзники поняли, что на курдов можно положиться: они не коварны, не фанатичны, они мужественны в окопах и искренне стремятся к миру. Кроме того, представители Запада были удивлены демократическими стандартами наших политиков. Они не ждали, что сражающиеся в горах партизаны имеют те же представления о об устройстве современного государства. Напомню еще раз – мусульманами нас сделали насильно, среди курдов и по сей день много христиан. Но это, разумеется, не главное. Главное, что курдские мусульмане не имеют никаких проблем с религией своих христианских земляков. Религия для нас – сугубо личное дело, мне все равно, христианин рядом со мной, мусульманин, иудей или атеист. Традиционная веротерпимость усложняет наше существование в мусульманском мире, но упрощает контакты с Западом. Сейчас я с удовольствием наблюдаю, что западные лидеры перестали бояться слова «курд». Курдов в своих выступлениях упоминает президент Буш, нас упоминает премьер Блэр, это дает нам надежду быть услышанными и понятыми мировым сообществом.

Возможно, мы стали бы еще популярнее, если бы сами задержали Саддама. Но вышло иначе. Я не открою никакой тайны, если скажу, что убежище Саддама нашла моя разведка. Само собой, что сами американцы его не нашли бы никогда. У них нет наших контактов с населением, они хуже знают страну. Другой вопрос, почему мы не арестовали диктатора сами. Формально говоря, потому, что укрытие Саддама находилась вне официальной зоны нашего военного контроля. Горячие головы предлагали взять диктатора в ходе тайной операции. Но я не мог на это согласиться. Прежде всего потому, что обе наши партии хотят открытого и гласного суда над диктатором. Попади же Саддам в руки моих бойцов, я не поставил бы и мелкую монетку за его жизнь: каждый из этих людей имеет очень длинный список близких, убитых по указанию диктатора. Нам обещан демократический, гласный суд над тираном. Большего мы и не хотим. Официально считается, что при нем бесследно пропали 182 тысячи курдов. Это кроме тех сотен тысяч, чьи трупы (или части трупов) удалось найти и захоронить. Родные пропавших надеются, что суд поможет выяснить судьбу этих людей. Да, надежда слабая, но она есть, и это было дополнительным аргументом, чтобы передать Саддама американцам.

Иракский народ оказался не готов к свободе

Что касается политической ситуации в нынешнем Ираке... Скажем так, она и сложная, и очень плохая. Народ нашей страны слишком долго прожил в клетке и не готов к демократическим переменам. Власть сосредотачивается в руках реакционных сил и религиозных фанатиков. В подобной ситуации я не стал бы делать ставку на вывод американских войск в обозримом будущем. Мне кажется, это было бы катастрофой для Ирака, и насколько я могу судить, американцы видят ситуацию так же. Как мы, курды, относимся к американскому присутствию? Конечно же, положительно. Сильно ли помешали американцы Германии? Думаю, не очень. Как в Германии были силы, для которых западная демократия несла гибель, так и в Ираке есть такие же силы. И благодарение богу, что этим силам сейчас приходится плохо. Ваше телевидение показывает толпы, которые требуют вывода американских войск. Надо очень трезво понимать мотивы этих толп. Люди обмануты, они нищи и голодны. Раньше они тайком проклинали Саддама. Теперь его заменила другая власть, против которой можно выступать открыто. Наслаждение публичным протестом, новое и абсолютно незнакомое прежде чувство, пересиливает здравый смысл. Кроме того, с приходом американцев возникло множество политических течений и множество мелких партий. Неясно, с кем вести переговоры и чьи обещания сохранят свой вес до завтрашнего утра. Но вести толпу на улицы готова каждая из них. Хаос, который при Саддаме обуздывался силой оружия и тайной полицией, прорвался наружу.

Недавно у курдов произошел первый и серьезный конфликт с американцами: они потребовали, чтобы наша армия сдала оружие и самораспустилась. Логика США в этом вопросе мне понятна: они хотят построить гражданское общество, а партизанам в таком обществе места нет. Поэтому мы выступили со встречным предложением, которое (пусть и после трудной полемики) было принято. Наша армия перешла на легальное положение и получила статус регулярной. Из «дяди Ростана» я превратился в «генерала», а мои «пешмерги» стали солдатами. По-человечески это мало что переменит. Четвертый десяток лет я ем с ними из одного котелка, а нередко сплю под открытым небом рядом с товарищами по оружию. Мой авторитет никогда не поддерживался погонами, и думаю, такого уже никогда не случится.

Журналисты из разных стран спрашивают у меня: зачем курдам своя армия? Не потому ли, что вы больше не нужны Америке и утратили веру в стабильное будущее? Нет, мы хотим оставить эту армию как залог нерушимости своих границ. Сейчас существуют два принципиальных проекта, которые еще обсуждаются. Один – федерализм для всего Ирака, второй – федерализм для Курдистана. Нам все равно, какой из них будет принят. Главное, чтобы это открыло путь к мирным переговорам, к нормальному парламентаризму и приоритету политики перед кланами, религией и танками. Если все обернется именно так, курды с наслаждением забудут об армии и сложат оружие. Но мы пролили слишком много крови и были слишком часто обмануты, чтобы так легко поверить в наступление светлого будущего. Тем более что предпосылок к демократии в Ираке пока катастрофически мало. Россия, как мне кажется, и сегодня не поняла, чем Курдистан отличается от Чечни. Поясню специально для российских политиков: чеченских сепаратистов мы считаем такими же террористами, как и банды «Аль-Каиды». Я понял бы войну за независимость Чечни, но никогда не приму взрывы в метро или на площадях. Чеченцы стали террористами в демократическом окружении. Курды остались демократами в окружении террористов. Пожалуйста, не забывайте об этом никогда.

Николай Варсегов

http://www.rg-rb.de/2004/10/rostem.shtml

Share this post


Link to post
Share on other sites
Война и мир

глазами первого главкома регулярной армии Курдистана

На днях партизанские отряды курдов, сражавшиеся на Северном Ираке, получили официальный статус регулярной армии Курдистана. Главнокомандующий армией, член парламента Курдистана генерал Ростем (Mam Rostem), отдыхающий в Нюрнберге, делится с нашей редакцией своими мыслями о войне, политике, своем народе и его мирном будущем.

Не фига себе, генерал который так складно и умело излагает мысли. Браво, дядя Ростом! Прекрасная пиар акция. Интересно, работают на него имидж мейкеры, или это он все сам.

P.S. спасибо Аблертусу за интересную ссылку.

Edited by Lucifer

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не фига себе, генерал который так складно и умело излагает мысли. Браво, дядя Ростом! Прекрасная пиар акция. Интересно, работают на него имидж мейкеры, или это он все сам.

P.S. спасибо Аблертусу за интересную ссылку.

Ты что, это он за чашкой чайа гладко все выложил журналисту. Гавное, не забыл через каждое предложение произнести «хвала Бушу». :rolleyes:

Админстрация высоко оценит речь курдского генерала.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не верит сердце моё, что хорошая это идея или уже свершившийся факт с Курдистаном. Ровно год назад, я рассказывал своим коллегам, кто такие суниты и шииты, и весь остальной мусульманский мир. Мне доказывали, что, шииты не любят сунитов, что одни отравили газом других, что те хорошие, а вот эти плохие. Надо помочь хорошим, чтобы добро, свобода и вся остальная голивудская мура победила. Коллеги мои, седовласые люди, поразили меня своей наивностью с такими анализами и знаниями, о них. Я им рассказал, кто такие турки, персы, арабы, шииты и суниты, и все остальные предтставители этого племени. О моих прогнозах мне напомнил один из них сегодня, и сказал мне, что я был на все 100 % прав, когда предсказывал, что все мусульмане соберутся в один кулак и будут воевать против американцев (после вчерашних новостей в USA идёт полная неразбериха и паника, кто враг - кто друг, сколько это продлиться, сколько это будет стоить и займёт времени, и много других вопросов которые заставляют, среднего американца, действительно, паниковать). Сегодня курды мягко стелятся под всеми, кто им помогает, но завтра они вспомнят, из какого они племени и забудут кто их ядом кормил, а кто помог им вздохнуть полной грудью. Они и Израиль забудут и американцев. У них один Аллах - Акбар и это их гимн, флаг, менталитет, история, культура и всё остальное...... Все другие для них гяуры, и евреи, и христиане, и буддисты, и хара кришни, и ...... все остальные. Я поддерживал бы их, пока они нашего главного врага и обидчика грызут с другой стороны. Чем слабее враг наш, тем лучше для нас. Но поддерживая курдов, палачей армян в начале века, мы можем накликать ещё одну беду для наших потомков. Мы уже знаем наших врагов, знаем их менталитет, на что они способны и чем дышат. Для чего создавать нам, нового, потенциального врага, если просто бросить быстрый взгляд назад, в прошлый век? В вопросах о будущем, полагаться на политический фактор глупо. С таким вопросом, нужно всегда брать во внимание психологический, исторический, культурный факторы. Политика как погода, история - спираль. Нужно умело использовать историчекие факты для предсказания будущего.

3825-88757 forevaaaa

Share this post


Link to post
Share on other sites

Благодарю, Люсифер. Рад Вас видеть! :)

Американцы планируют разместить на территории Курдистана три военные базы. Для них стало очевидным, что военно-воздушная база в Инджирлике Турции себя не оправдала - прежде всего из-за действий турецкого правительства, не позволившего американцам предпринять вторжение в Ирак со своей территории. Этот шаг сильно повысил престиж Турции в глазах арабского мира, но одновременно несколько удалил ее от своего давнего союзника - Израиля.

Я бы считал, что курдская государственность все же состоится благодаря, а не вопреки американцам, которые, создавая военные базы на севере Ирака, обеспечат таким образом безопасность независимого Курдистана - во всяком случае, на первом этапе.

О гражданской войне в Курдистане я беспокоюсь мало. У курдов было время решить свои проблемы за 10+ лет де-факто незавимости. По моим собственным наблюдениям, они сумели создать достаточно эффективную административную систему, доказавшую свою состоятельность и работоспособность во время последней иракской войны.

Об отношениях с Арменией. Очевидно, что Турция всегда будет враждебно относиться к Курдистану. Но это еще не означает - Гаяне здесь абсолютно права - что новообразованное курдское государство автоматически станет союзником Армении в антитурецкой коалиции.

И еще один момент, связанный со сближением позиций Ирана, Сирии и Турции по курдскому вопросу. Какие последствия такое сближение может иметь для Армении? Интересно знать ваше мнение, дамы и господа. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Об отношениях с Арменией. Очевидно, что Турция всегда будет враждебно относиться к Курдистану. Но это еще не означает - Гаяне здесь абсолютно права - что новообразованное курдское государство автоматически станет союзником Армении в антитурецкой коалиции.

С одной стороны создание Курдистана будет подзатыльником для Турции, которая являлась основным стратегическим партнером США в этом регионе, и ослабит позиции турков, которые козыряли этим при каждом удобном случе, что явится немаловажным фактором при решении проблемы с признанием Геноцида.

Армении необходимо с первых же дней образования курдского государства, наладить добрососедские отношени, надеятся, на союз Армения-Курдистан не приходится, но придется сделать все возможное, чтобы в лице курдов мы имели дружеское государство в регионе. То, что это возможно доказывает наличие курдской общины в Армении.

С другой стороны, нельзя забывать уроки полученные в дни Геноцида армян в османской турции, когда курдские племена выполняли приказы турецкого командывания и участвовали в резне 1,5 миллиона армян. Надо также помнить, что много курдов живут в Азербайджане, и имея общую религию, они будут сближатся.

Конечно, политику Курдистана будут определять США, и было бы наивно пологать, что от курдов чтото будет зависеть в ближащие годы, но на будущее надо быть готовыми к любому фокусу с их стороны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кери, если Курдистан состоится де-юре (де-факто он уже состоялся), это будет не просто "подзатыльником Турции", как Вы выразились, но ударом наотмашь.

Я считаю, что создание Курдистана - в наших прямых интересах. И - давайте быть прагматиками. То, что курды участвовали в резне армян - плохо; хуже, если мы откажемся от использования курдского фактора в нашей будущей собственной игре.

Я категорически против болезненных воспоминаний и страданий по поводу прошлого, предпочитая всегда начинать с чистого листа. Если Курдистан может стать нашим реальным союзником - Вардан Осканян должен первым забраться к Барзани вместе с Талабани в постель. И ему должно быть совершенно безразлично, что о нем будут думать.

Мы не можем позволить себе роскоши вспоминать о прошлом и морализировать. У нас есть национальные интересы - все остальное не имеет ровно никакого значения.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Я считаю, что создание Курдистана - в наших прямых интересах.  И - давайте быть прагматиками.

Ой боюсь Viraboff, что твой прагматизм, останется с тобой (кстати очень хорошая черта характера). А вот кто действительно может использовать свой прагматизм, в данном случае-USA. То реальность такова, что Курдистану не бывать в ближайшее время, в первую очередь из-за опасности переноса войны на территории Турции, Сирии, Ирана и где-то даже Армении. Такое развитие событий самоубийство всей Ближневосточной политики USA , скорее как нарушение баланса.

Edited by kinza

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Сколько волка не корми, он всё равно в лес убежит". Я думаю курдов можно использовать на данный момент или как говорят американцы "in real time". Иметь и надеяться на долгий союз между нашими народами, это всё равно что повторять ошибки наших предков. Де-факто Курдистан конечно уже состялся и с этим надо считаться используя этот факт как можно с большим бенефитом для нас. Какие бенефиты мы можем иметь с этого? Единственный плюс, это пощечина нашему главному врагу Турции. Но я не вижу большего и на будущее предпочитаю не открывать свои объятия с братским обниманием. Их ДНК мы не в силе поменять, а риск, с такими друзьями, огромный. Не доверчиво я к ним отношусь, хоть тут они и братаются с нами.....

Share this post


Link to post
Share on other sites
Я категорически против болезненных воспоминаний и страданий по поводу прошлого, предпочитая всегда начинать с чистого листа. Если Курдистан может стать нашим реальным союзником - Вардан Осканян должен первым забраться к Барзани вместе с Талабани в постель. И ему должно быть совершенно безразлично, что о нем будут думать.

Мы не можем позволить себе роскоши вспоминать о прошлом и морализировать. У нас есть национальные интересы - все остальное не имеет ровно никакого значения.

Конечно, не стоит воспрнимать все через призму давних событий, но и забывать уроки истории мы не вправе.

Можно ли положиться на курдов в будущем? Разумеется нет.

Могут ли у нас быть с курдами общие интересы? На определенном этапе да, но надеятся, что в лице Курдистана мы получим надежного союзника, не стоит.

Наладить отношеия с Курдистаном, можно и без жертв со стороны Осканяна.

Но, если уважаемый Вирабов настаивает, то можно командировать парона Осканяна в Курдистан на встречу в постельных тонах, главное, чтобы дело выиграло.

Share this post


Link to post
Share on other sites
но с другой стороны последите за аппетитами курдов , вы заметили что часто на их Картах армянские территории обозначены как территории , которые должны входить в Курдистан .

Саша, армянские в смысле исторически, или современная Республика Армения?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вот самая наглая карта которую видел !

Аппетиты действительно неслабые. Честно говоря, разговаривать с курдами у меня нет большого желания. Самое лучшее, что может произойти, это если в результате гражданской войны Турции сильно ослабеет, а курды вообще будут изгнаны с наших земель. Пусть создают государство в северном Ираке и сирийской пустыне. Хотя на самом деле и эти земли исторически принадлежат ассирийцам.

Кстати, вопрос скорее в тему “история”: кто нибудь знает, откуда вообще взялись курды? С какого времени они упоминаются в ист. документах? Я например читал, что курдский язык возможно произошёл от языка древних мидийцев. А слово “курд” вызывает ассоциации с “churrit”, хотя это наверно случайность.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вообще по моему курдская государственность - абсурд. У курдов никогда не было государства, поскольку этот народ не способен собой управлять. Они ж друг друга загрызут. То есть можно конечно создать такое марионеточное образование, но оно будет недолговечным.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Кстати, вопрос скорее в тему “история”: кто нибудь знает, откуда вообще взялись курды? С какого времени они упоминаются в ист. документах? Я например читал, что курдский язык возможно произошёл от языка древних мидийцев. А слово “курд” вызывает ассоциации с “churrit”, хотя это наверно случайность.

Commonly identified with the ancient Corduene, which was inhabited by the Carduchi (mentioned in Xenophon), the Kurds were conquered by the Arabs in the 7th cent. The region was held by the Seljuk Turks in the 11th cent., by the Mongols from the 13th to 15th cent., and then by the Safavid and Ottoman Empires.

Share this post


Link to post
Share on other sites

СЛОВО, ЗА КОТОРОЕ ТУРЕЦКИМ ЮНОШАМ ГРОЗИТ ТЮРЬМА

Фрэнк Бруни, «Нью-Йорк Таймс»

БИСМИЛЬ, Турция, 7 апреля. То, что ввергло Байрама А. в неприятности, поставив его перед перспективой целых пяти лет тюрьмы – были не наркотики, не драка и какое-нибудь обыкновенное юношеское безрассудство. Это было слово. Но, произнеся его, в определенном месте и в определенное время, Байрам выявил одну из самых темных черт Турции. В прошлом ноябре, на школьном уроке, его учительница в этой отдаленной, бедной и целиком курдской области на юго-востоке Турции попросила , чтобы он провел для одноклассников общепринятую в Турции присягу- урок преданности, которая включает слова: «счастлив тот, кто называет себя турком». Байрам, которому тогда было 15 лет, отказался. «У меня болит живот» - вспоминает он свой ответ учительнице. Она, однако, настаивала. Тогда он выполнил ее требование, и все слышали, как он произнес: «счастлив тот, кто называет себя курдом!» Преподаватели не просто отстранили его от занятий на три дня, но также обратились в полицию. Теперь Байрам находится под обвинением в «разжигании вражды и ненависти на основе религии, расы, языка или вероисповедных различий» - как гласит обвинительный акт, выдвинутый против него в Суде Государственной Безопасности в Диярбакыре..

http://www.kurdistan.ru/slova.htm

Հետաքրքիր է, թուրքահայ դպրոցականներն էլ են նման երդում տալի՞ս:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Самое лучшее, что может произойти, это если в результате гражданской войны Турции сильно ослабеет, а курды вообще будут изгнаны с наших земель. Пусть создают государство в северном Ираке и сирийской пустыне. Хотя на самом деле и эти земли исторически принадлежат ассирийцам.

Думаю, вероятность, такого развития событий, самая высокая.

Share this post


Link to post
Share on other sites

даааа.... курды какие то жирные и наглые :/ как и турки... гнать их надо на юг!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вопрос мы обсуждали можно посмотреть здесь http://forum.hayastan.com/index.php?showto...=0entry162827

А вообще предлагаю ребятам модерам отдела влить одно целое все темы о курдах - а то больно много их развелось.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ВЕРСИЯ НОВОЙ КОНЦЕПЦИИ В КУРДСКОМ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ.

Курдский фактор приобретает все большее значение в регионе Ближнего Востока, в том числе для американской и иранской политики. В Иране и в Ираке признается существование курдского народа, курдского языка и курдских социально-культурных проблем. В Иране и Ираке, в отличие от Турции территория, преимущественно населенная курдами, называется Курдистаном. В столице Ирана Тегеране имеется множество улиц и объектов, носящих курдские названия.

Курдские общественно-политические круги всегда представляли собой благоприятную среду для деятельности спецслужб различных государств и всевозможных манипуляций. Находясь в весьма сложных политических условиях курдские организации и их деятели вынуждены были принимать во внимание и нередко руководствоваться оценками и мнениями представителей данных государств. Это нередко приводило к ослаблению и дезорганизации курдского национально-освободительного движения, порождало противоречивые тенденции и идеи. На протяжении двух последних десятилетий курдские организации установили относительно доверительные отношения с Сирией и Ираном и сосредоточили свою борьбу с Турцией и Ираком. Это обусловило анти-западнические и анти-израильские настроения курдов, так как США и Израиль рассматривались, как союзники Турции. Такие настроения особенно были распространены в среде Рабочей партии Курдистана, осуществляющей, главным образом, борьбу с Турцией. Курдские организации на Северо-Востоке Ирака, естественно, были более склоны сотрудничать с США и Израилем, как с противниками Садама Хусейна. Эта более, чем приблизительная оценка, тем не менее, отражает стартовую позицию внедрения в курдскую политическую среду некой новой концепции их национально-освободительной борьбы и соответствующей новой внешнеполитической ориентации.

Весной 1998 года Рабочая партия Курдистана и весь курдский народ оказался в достаточно тяжелом положении, в связи с тем, что вооруженное восстание курдов в Юго-восточных районах Турции было довольно быстро разгромлено Турцией, которой пришлось задействовать для этого значительные силы армии. Надежды Абдуллы Оджалана на всенародное восстание курдов в Турции не оправдались. В вооруженной борьбе участвовали не более 25 тыс. вооруженных курдов, которые несмотря на отчаянное сопротивление, не сумели долго противостоять регулярной турецкой армии. (По некоторым оценкам в восстании участвовали не 25 тыс., а гораздо меньшее число вооруженных курдов). Разгром данного движения сыграл большую роль в ослаблении позиций А.Оджалана, его ближайших соратников и Рабочей партии Курдистана. Одновременно нарастало стремление переосмыслить политический курс партии в целом, внешнеполитические и идеологические ориентации.

Однако еще до весны 1998 года в среде Рабочей партии Курдистана нарастали настроения пересмотреть идеологию и внешнеполитические ориентации. Это было обусловлено рядом фактором. Большое значение имело отсутствие реальной поддержки РПК со стороны такой страны, как Россия, где политические круги продолжали придерживаться левых взглядов, а также со стороны ведущих левых и лево-центристских партий европейских стран. Ставка на левую идеологию РПК оказалась совершенно не состоятельной и ограничивало политические возможности не только в отношениях с Западом, но и государствами Ближнего Востока, прежде всего с Ираном. Следует отметить, что радикально-левая идеология РПК никак не соответствовала взглядам даже коммунистических партий Европы и России. Идеологическая парадигма РПК соответствовала лишь взглядам лево-экстремистских группировок на Западе, в Латинской Америке и в некоторых странах Юго-Восточной Азии. Поддержка РПК со стороны некоторых левых организаций в Европе носила, скорее, не политический, а гуманитарный характер. В связи с этим, новые поколения членов РПК стремились и требовали переосмысления политического курса. Важную роль в пересмотре политики РПК играли курдские политические организации в европейских странах, которые распространяли «умеренные» идеи, заключающиеся в необходимости диалога с Турцией. Если другие курдские организации, прежде всего «Демократическая партия Курдистана» и «Патриотический союз Курдистана» (действующие в Ираке), по существу, стали правящими партиями в Северо-восточных регионах Ирака и успешно строили курдскую государственность под эгидой США и Великобритании, РПК продолжала терять свои позиции в курдском обществе.

В данных условиях, в весне 1998 года А.Оджалан, понимая значения брожений в РПК, возлагал надежды на успех в ходе вооруженного восстания в Турции и изменения настроений в курдском обществе. Вместе с тем, еще до данного восстания в среде РПК обсуждались новые политические идеи, заключающиеся в следующем.

Предполагалось параллельное изменение идеологии, проектов создания курдской государственности и внешнеполитических ориентаций. Ключевым условием переосмысления политической деятельности представлялось изменение идеологии РПК, отказ от крайне левых, революционных идей и трансформация РПК в некую умеренно-левую, возможно социал-демократическую или социалистическую партию европейского типа. Это необходимо, прежде всего, для вступления в «стратегический диалог» с ведущими западными государствами, прежде всего с США. Одновременно РПК выдвигает идею «федерализации», то есть создания соответственно турецко-курдской, иранско-курдской, иракско-курдской и сирийско-курдской федерации. Сама по себе данная идея представляется достаточно радикальной и не приемлема для данных государств, чьи элиты придерживаются модели унитарного государства. Однако идея федерализма дает возможность сотрудничать с Западным сообществом и его вмешательству во внутренние дела Турции, Ирана, Ирака и Сирии (в данном случае наиболее актуальная задача ставилась в отношение Турции). США и особенно Европейский Союз не могут рассматривать идею федеративного устройства, как деструктивную и экстремистскую. Исходя из данной задачи выводится цель установления партнерских отношений с США, как с единственной западной державой способной и заинтересованной в активном политическом проектировании в регионе Ближнего Востока, оказывающей большое влияние на Турцию.

По некоторым признакам, сам А.Оджалан (который не отличается гибкостью в принятии политических решений), понимал необходимость изменения политического курса и интересовался возможными перспективами установления новых отношений с США. Вместе с тем, А.Оджалан был связан обязательствами с Сирией и с соратниками по партии, имел имидж экстремиста. Кроме того, Турция никогда не согласилась бы установить с А.Оджаланом обязующих политических отношений. А.Оджалан не имел четко выработанных решений, не имел резервов времени и возможности для выработки нового курса. Его надежды на создание крупного курдского политического центра в России или в Европе обрушились и он был практически выдан Турции. В настоящее время РПК не является, как прежде, сплоченной и единой организацией. По существу сложилась политическая конфедерация в рамках РПК, включающая ряд политических организаций, находящихся в различных странах. Осман Оджалан – нынешний руководитель РПК, дислоцируется со своей командой в Брюсселе и видимо понимает необходимость новой внешнеполитической ориентации и изменений в партийной идеологии. Видимо эти изменения практически произошли, но нынешнее состояние партии, кризисные явления и усиление центро-бежных сил не дают возможности принять официальные решения и проводить соответствующую последовательную политику. Например, в настоящее время в Ливане, при поддержке Сирии создан небольшой, но достаточно активный центр РПК, который в значительной мере дистанцировался от Османа Оджалана, занимается вербовкой боевиков, их подготовкой, выпускает газету и даже предъявляет претензии в правительству Ливана, включающие требования места в парламенте и в правительстве. Лидеры данной группировки достаточно критически относятся к Осману Оджалану и выступают против того, чтобы от Абдулла Оджалана, находящимся в заключении, исходили руководящие указания.

По признанию курдских политических лидеров, арабских политиков и аналитиков, а также иранских функционеров, США в последние годы, с различной интенсивностью, предпринимают усилия по формирования в курдской общественно-политической среде про-американских ориентаций. Перед США стояла весьма сложная задача, так как изначально курды не испытывали доверия к США, как к союзнику Турции. Кроме того, США длительное время 50 – 70 годы, будучи партнером Ирака и Ирана всячески игнорировали курдское национальное движение и права курдов. Американцы понимали, что серьезным ограничителем в установлении тесных отношений с курдами является лево-радикальная идеология основных курдских политических организаций и прежде всего РПК. США и ведущие европейские государства понимали, также, что курдская проблема нуждается хотя бы в частичном решении и Западному сообществу не удастся и далее игнорировать данную проблему, грозящую поставить под сомнение западные демократические принципы. Вместе с тем, Западное сообщество могло вступать в длительные, партнерские отношения только с политическими организациями либерального и демократического типа. Максимум, что могли позволить себе европейцы это отношения с организациями умеренно-левого (социал-демократического) типа. Идея федерализации Турции и Ирака предполагала наличие демократических партнеров, ориентированных на Западное сообщество. Однако влияние такой партии, как РПК в курдской среде не давало надежд на создание организации или ряда организаций нового типа. Необходимо было либо абсорбировать РПК, либо ликвидировать ее. Арест А.Оджалана привел к значительной дезорганизации РПК и создал условия для трансформации данной партии в политически более умеренную. Одновременно США и европейцы приводят Турция к необходимости признания социально-культурных прав курдского народа. Практически процесс федерализации Турции начался и носит весьма противоречивый характер. Одновременно курдский фактор, наряду с армянским является важным рычагом давления на Турцию.

США и Великобритания практически провели успешную длительную операцию по федерализации Ирака, создав на Северо-востоке страны курдского государственного образования, политическими субъектами которого являются ДПК и ПСК, проводящие практически умеренную, прагматическую политику. Однако, следует отметить, что ранее данные две организации Северо-востока Ирака представляли собой радикальные, вооруженные организации. Сохраняя свой статус национально-освободительных организаций ДРК и ПСК осуществляют функции государственных правящих партий.

Практически единственной гарантией существования курдского государственного образования в Ираке является американо-британский альянс, который выступает партнером данных партий. В Северо-восточном Ираке продолжается борьба и конкуренция различных государств и движений за влияние. Иран не позволит исключить его из числа стран-партнеров курдов в Ираке. Иран не может допустить создания в Северо-восточном Ираке враждебного ему государства или военно-политического плацдарма. Иракские курды тесно связаны с Ираном экономически и политически. Курды не могут отказаться, по крайней мере до официального признания курдской государственности в Ираке со стороны Запада, от сотрудничества с Ираном.

Влияние Ирана в этом регионе вовсе не уменьшается, а даже возрастает, что вызвано тем, что курды врядли могут рассчитывать на беспроблемные отношения с Ираком и Турцией и новому государству грозит оказаться в полной коммуникационной блокаде. Поэтому отношения с Ираном останутся важными. Активное развитие в Иране паниранистских движений, рассматривающих курдов, как часть иранского мира, позволяет надеется на установление с Ираном партнерских отношений. Иран – единственное государства, где территория населенная преимущественно курдами официально называется Курдистаном, а курды, рассматриваются, как союзники в рамках общей цивилизации.

В курдо-населенных регионах Ирака происходит довольно ожесточенная борьба, которую ведут ДПК и ПСК с Рабочей партией Курдистана, а также с исламскими политическими и вооруженными организациями ваххабитского и анти-американского направления. Однако на примере курдов Ирака США и Великобритания продемонстрировали способность и реальность осуществления проекта по переориентации курдских движений на Запад, идеи федерализации.

Задача федерализации сама по себе носит вовсе не стандартный или универсальный характер. Данный проект в отдельных государствах будет реализовываться в зависимости от отношений США с данными государствами (то есть, Сирией, Ираком, Турцией ). Данный проект является мощным инструментарием геополитики США и Великобритании. В настоящее время Израиль, как провайдер американских интересов в регионе утратил свое значение и не способен играть роль активного реального фактора. Израиль перешел в «стратегическую оборону» и не собирается решать проблемы американского влияния в регионе. Для данных целей американцам необходим более существенный и динамичный фактор, которым являются курды. Курды населяют стратегически важные и обширные территории, фактически контролируют существующие и перспективные энерго-коммуникации и оказывают влияние практически на все государства Большого Ближнего Востока. Курдам свойственна внутренняя борьба и отсутствие консолидированности, раздробленность их политических организаций и амбициозность политических лидеров. Курды несомненно характеризуются довольно высокой пассионарностью и вместе с тем склонностью к конформизму и компромиссам с различными государствами. Любое созданное на Ближнем Востоке курдское государство будет сохранять длительное время серьезные экономические проблемы, что обусловит его зависимость от США. Поступление вооружений в данные государства также будет проблематичным и также будет зависеть от американцев. При любом истечении обстоятельств, Ирак далеко не сразу согласится с фактом создания курдского государства, что приведет к необходимости долговременного обеспечения гарантий со стороны США и Великобритании.

Курдские политические деятели имеют значительную практику общения с Россией и в последние годы никогда не питали иллюзий относительно возможности содействия со стороны России их движениям. Россия скорее интересовала курдские организации, как страну дислокации их опорных баз, части политических эмигрантов, рентраслирования идей и пропаганды, получения вооружений и пространства для передвижений. После визита руководителя СВР Е.Примакова и руководителя ФСБ С.Степашина в Анкару осенью 1994 года и переговоров с представителями турецких спецслужб накануне проведения операции в Чечне, где Россия взяла обязательства невмешательства в курдские проблемы в Турции, курды окончательно сделали выводы о позиции России. Их подходы к России носят в настоящее время спокойный, уравновешенный и прагматичный характер. По словам официального представителя РПК в СНГ – «от России нужно взять все, что можно, не строя иллюзий». По выражению члена парламента Турецкого Курдистана Ростома Броева – «Деятельность курдов в России более, чем продуктивна, если иметь в виду реалистичность надежд и подходов. Ожидать большего от России сейчас невозможно». В аналитических кругах России и Европы сложилось устойчивое мнение о том, что Россия занимает вполне разумную позицию в отношение курдских проблем. Россия не обладает политическими и материальными ресурсами для абсорбирования основных организаций курдского национального движения и ее действия могли бы стать ущербными в части ее собственной безопасности. Вместе с тем, спецслужбы России умело оказывают влияние и осуществляют контроль над курдскими группировками на территории России, что совместно с некоторым участием российских политиков ГосДумы и политических партий в курдских акциях в Москве способствуют поддержанию ровных отношений с курдами. Эксперты совершенно верно считают, что для России гораздо важнее поддерживать дружественные отношения с Ираном, Ираком, Турцией и Сирией, нежели с курдскими движениями и организациями. Вместе с тем, поддержание отношений с курдами является полезным для России, особенно исходя из перспективы, когда возможно окрепшей и решившей свои военно-политические проблемы России, будет необходимо оказывать давление на Турцию или Иран, а также на США на арене Ближнего Востока.

Известно о существовании специально созданной группы по курдским проблемам, с участием представителей спецслужб США и Турции. Данная группа сотрудничает с спецслужбами Великобритании, Германии, Швеции, Греции, Сирии. Примерно в начале 1998 года ЦРУ ставило задачу снять претензии Турции относительно деятельности в Армении курдских организаций. В связи с данными контактами в Стокгольме известно, что данная американо-турецкая объединенная специальная группа призвана, также, генерировать различные идеи и проекты по курдским проблемам. Нередко выдвигаются самые фантастические и нереальные проекты, относящиеся к организации массовых переселений курдов из отдельных стратегически важных регионов Турции и других стран. В частности, известны три идеи. Первая касается превращения района нефтяного месторождения Киркук в зону, находящуюся под международным контролем. В связи с этим, Турция продвигает перед американцами планы иракского правительства по выселению курдского населения из данной зоны, как дестабилизирующего элемента. США внимательно наблюдают за этим процессом, не выражая своей позиции. Видимо для Турции это является важным моментом в достижении компромиссов с Ираком по ряду вопросов. Другим проектом является выдвижение Турцией идеи о создании курдского национального очага в малонаселенных районах Южного Казахстана, при соответствующем материальном участии США, Турции и других государств-доноров. Возможно этот проект связан, также и стремлением создания в Центральной Азии фактора давления на Россию (хотя это пока трудно объяснить). Наряду с этим, выдвигается идея массового переселения турецких курдов в Северо-восточный Ирак и предоставление этому государственному образованию до 30% доходов от иракской нефти (сейчас доля курдов составляет 13%, что игнорируется правительством Ирака). Предполагалось, что важную посредническую роль в этом проекте может сыграть Швеция, пользующаяся большим авторитетом среди курдов.

Следует отметить, что перед Турцией стоит важная задача не допустить создания условий для превращения курдских политических организаций и возможных курдских государственных организаций в партнеров и тем более в стратегических союзников США в регионе. Это вынуждает Турцию форсировать формирование турецко-израильского блока, как безальтернативного стратегического союзника США в регионе, а также принимать целый ряд требований США в геостратегической и геоэкономической сферах. Для Турции является весьма тяжелым курдский фактор, как инструментарий политики ЕвроСоюза и ведущих европейских государств. Полноценное использование данного фактора американцами приведет к расчленению турецкого государства, чего не могут не понимать турецкие политики, отличающиеся предельной предметностью мышления.

Таким образом, США, пользуясь крайне тяжелым и порой безвыходным положением курдских политических организаций, практически во всех странах Ближнего Востока, отсутствием реальным влиянием на курдов со стороны ЕвроСоюза и России, поставили целью создания в регионе сильного геополитического фактора в лице курдских государственных образований на основе федерализации. В связи с этим, осуществляются меры по трансформации ведущих политических партий и организаций курдов в организации либерального и демократического характера, в целях превращения их в политических партнеров и представления их, как субъектов политической власти в курдских регионах. Не получив должной поддержки ни от одной из стран региона, курды вполне переосмыслили свою внешнеполитическую ориентацию, и несмотря на наличие некоторых традиционных политических лозунгов и тезисов, курдские организации в Ираке практически стали партнерами США и Великобритании, а Рабочая партия Курдистана находится в процессе переориентации в отношение США. Попытки Франции и Германии усилить влияние Европейского Союза на курдов уже не могут заинтересовать искушенных в политической борьбе курдских лидеров. Курдские организации попытаются сохранить отношения с Ираном, с Сирией и в европейскими структурами, но практически интегрируются в американо-британскую политику в регионе Ближнего Востока.

К концу 2001 – началу 2002 года в Иракском Курдистане сложилась политическая ситуация, когда под протекторатом США и Великобритании создано курдское квази-государство. Иракский Курдистан постепенно трансформируется из периферийного региона Ближнего Востока и становится одним из ключевых точек напряженности, политических манипуляций и активного политического проектирования. Местная администрация – региональное правительство Иракского Курдистана пытается проводить определенную политику, включающую ряд задач: включить Иракский Курдистан в качестве активного партнера в американо-британский проект подавления международного терроризма; расширение анти-иракской пропаганды; вывод проблемы Иракского Курдистана на международную арену; демонстрация данного государственного образования, как потенциально-демократического, лояльного Западному сообществу; отмежевание от экстремистских, террористических организаций. Иракские курды и их две ведущие политические организации «Патриотический союз Курдистана» и «Демократическая партия Курдистана» связывают перспективу создания национального государства с политикой и интересами США и Великобритании. Ранее, особенно после неудачного восстания курдов в Юго-восточных районах Турции весной 1998 года, основные политические силы курдского народа пришли к выводу о целесообразности на данном историческом этапе требования автономии, на основе федералистских отношений в рамках Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Вместе с тем, курды пришли также к выводу, что их союзником и партнером в части данного проекта могут быть практически только США, а также Великобритания и Израиль. При этом следует принять во внимание, что иракские курды и их политические организации традиционно были тесно связаны с Ираном и получали помощь от этой страны в своей борьбе против режима Садама Хусейна. Эти обязующие связи продолжаются и сейчас, в связи с чем возрастает двойственность политики иракских курдов. Но в целом после событий «11 сентября», местная курдская администрация – региональное правительство Иракского Курдистана все более занимает про-американскую политику, даже выражая симпатии Израилю, предвидя военную операцию анти-террористической коалиции против Ирака. В частности довольно часто в курдской прессе Ирак подвергается критике за поддержку вооруженной деятельности палестинцев и арабов в целом против Израиля, прежде всего интифады.

В связи с данной позицией администрации Иракского Курдистана, строится политика в отношение возникшей не так давно в этот регионе исламской радикальной организации «Джунд аль-Ислам», являющейся носителем ваххабитской идеологии и созданной, при непосредством участии, Бен Ладеном. Отношение регионального правительства к данной группировке отражают курдские СМИ – «Пока в Ираке занимаются демонстрациями и оказыванием помощи палестинцам,на севере, в иракском Курдистане, процветает терроризм.

В последнее время Осама Бин Ладен привлекает к себе много внимания, как ни странно, в Курдистане. В основном, это происходит из-за активной деятельности исламской организации под названием «Джунд аль Ислам». «Курдистан Ньюзлайн» от 24 сентября назвала эту организацию «группой наемников Бин Ладена», которые недавно появились в регионе «под командованием Абу Абдуллы аш-Шафии, по слухам, уроженца Египта или Сирии». Предполагается, что «их цель - навести террор в Курдистане, чтобы подорвать авторитет местных политических лидеров, светских партий и религиозных организаций». «Курдистан Ньюзлайн» приводит также версию, по которой «Джунд аль-Ислам» работает на иракское правительство, которое, «конечно, заинтересовано в деморализации курдского народа и ограничении влияния курдких авторитетов».

По свидетельствам жителей Курдистана, группа состоит из 400-500 вооруженных воинов. Ими руководит аш-Шафии и несколько арабов из Афганистана, которые занимаются подготовкой террористов, финансированием их актов и исламской пропагандой. «Курдистан Ньюзлайн» сообщает, что эти «арабы из Афганистана» считают своей миссией нанимать, обучать исламских наемных убийц. Они проходят курс учений и тренировок в специальных лагерях Осамы Бин Ладена возле города Кандахар в Афганистане. Известно, что большинство наемников прибывают в «Джунд аль-Ислам» из других экстремистских групп таких, например, как «Исламское движение Курдистана». «Джунд аль-Ислам» разделена на шесть подразделений. Ее генштаб находился осенью 2001 года в Бийяре, в области Хаураман возле Халибче. В их распоряжении имеются «катюши», артиллерия, противотанковые пулеметы и личное оружие. Они уже получили на организацию 600, 000 долларов от Бин Ладена. По материалам «Курдистан Ньюзлайн» считается, что эта группа работает на иракское правительство. Ее якобы подослал Саддам Хуссейн, чтобы она посеяла хаос во внутренних органах региона и, таким образом предоставила возможность Ираку вновь обрести контроль над Курдистаном. Неизвестно, насколько эта версия является правдой, но имеются доказательства того, что «Джунд аль-Ислам» находится в тесной связи с иракской разведкой. Эта группа занимается террористической деятельностью в Курдистане. 23 сентября Патриотическое Объединение Курдистана (ПОК) сообщило, что члены «Джунд аль-Ислам» похитили врача, д-ра Ребуара Саида для оказания помощи раненному боевику этой организации.»

Несмотря на поддержку США и Великобритании (а также возможно Израиля ), иракские курды, имеющие наилучшие исторические шансы приобрести государственную независимость, продолжают оставаться в определенной международной изоляции, из-за договоренностей США с Турцией – главной заинтересованной стороны в части международной изоляции курдов. В данной противоречивой ситуации политические (особенно внешнеполитические) ресурсы курдов весьма ограничены и курдские организации стремятся к приобщению к основным международным процессам. Подобно тому, как Азербайджан прилагает усилия для обвинений Армении в причастности к терроризму, политические организации Иракского Курдистана прилагают отчаянные усилия для обвинений правящего режима Ирака к международному терроризму и в создании угрозы для Иракского Курдистана со стороны радикальных исламских группировок.

Следует отметить, что в регионе имеется опыт трех моделей решения курдской проблемы. Турция пытается вообще не признавать существование курдов, как самостоятельного этноса. И даже после принятия Турцией обязательств перед «ЕвроСоюзом» по вопросам курдской культуры, образования и языка, курды признаются всего лишь этнографической группой. Результатом явилась долголетняя война в восточных вилайетах Турции. В Ираке в 70-тых годах была создана территориально-административная автономия курдов, что также не привело к решению проблемы. В Иране существует провинция Курдистан, где преимущественно проживают курды. Однако провинция является лишь территориально-административной единицей без признаков автономии. Иран отстаивает модель универсального государства, в котором признается существование этносов, их религии, культуры и языка. В Иране существуют проблемы курдов и они порой приводят к напряженности, но в Иране не ведется война между правительством и курдами.

Не вызывает сомнений то, что в более отдаленной перспективе США и Великобритания все более будет связывать с курдами свою политику и интересы в регионе.

http://www.kurdistan.ru/versia.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0